ПРИМЕЧАНИЯ

Стр. 60. Очерк «Искусство Тибета» представляет собой самостоятельную часть экспедиционных дневников Н.К. Рериха, примыкающую к ранее изданным «Алтай-Гималаи». Русский текст взят из архива П.Ф. Беликова и использован в качестве основы. Между русским и английским (N.Roerich. Shambhala. New York, 1978) текстами есть существенные различия. В ряд английских изданий очерка в составе сборника «Шамбала» Рерих позже внес отдельные поправки и добавления, которые оказались необходимы для иностранного читателя.

Следующие фрагменты русского текста отсутствуют в английском издании:

На стр. 62. Фраза: «Теперь же, когда в Тибете укоренились невежество, лицемерие, подозрительность и ложь, то эти свойства прежде всего отразились на качестве творчества и труда».

На стр. 62-63. От слов: «Также условно ограничены...», кончая словами: «...пока она не истлеет на теле». И от слов: «Дикость Тибета...» до слов: «...можно назвать вполне тибетским созданием?».

На стр. 64. От слов: «Современное искусство в Тибете...» до слов: «...он останется почти беспомощным».

Фраза: «Тибетские же иконописатели не проявляют заботы о лучшем качестве работы».

На стр. 64-65. От слов: «При всей своей заносчивости...» до слов: «...и творческих достижений».

На стр. 65. От слов: «Можно умиленно улыбаться...» до слов: «...забитого интеллекта».

От слов: «Законами основ...» до слов: «... идет лишь тьма».

От слов: «Не замечается признаков...» до слов: «...разбуженного океана».

На стр. 65-66. От слов: «Тогда творческая энергия...» до слов: «...выстраданные формы».

На стр. 66-67. От слов: «Пройдут всего немногие годы...» до конца очерка.

Значительная часть изъятий, сделанных Н. К. Рерихом в английском издании «Шамбалы», относится к критике Тибета.

В то же время в английском издании есть авторские добавления, которые отсутствуют в русском тексте. Вставки приводятся в привязке к соответствующим местам этого текста:

Стр. 62. Между словами: «...тибетские храмы неубедительны» и «И сами тибетцы подчеркнут вам...» (в англ. изд. стр. 68) добавлена фраза: «Те, кто жил, как орлы, на героических скалах, ушли».

Стр. 63-64. Между словами: «...в Тибете не делают...» и «Современное искусство в Тибете стало...» в англ. изд. на стр. 70‑74 добавлен следующий текст:

«Авторитеты говорят, что лучшие китайско-тибетские предметы следует искать в Китае. И это так. Опять же, непало-тибетские изображения могут быть легко и просто приписаны Непалу и Индии.

Коллекционер, однажды услышавший мое мнение о том, что оригинального тибетского искусства не существует, забеспокоился и спросил меня, действительно ли не имеет смысла коллекционировать это искусство. На это я ответил: «Конечно, это имеет смысл. Несомненно, вы любите и цените эти произведения не из-за Тибета как такового. Будь это китайская или непальская рука, которая делала их, важно ли это для вас? Вы интересуетесь результатами мастерства. И поставите ли вы предмет в китайский отдел вашей коллекции или в индийско-непальский, это не повлияет на особенности мастерства и не уменьшит ценность иконографической символики».

В результате наблюдается очень любопытный факт, что к востоку от Лхасы Китай в определенных отношениях начинается сразу; тогда как к западу чувствуется влияние Непала, хотя даже в некоторых монастырях Ладака мы заметили танки сравнительно недавние и явно китайские по значению и выразительности. Также ощущается влияние Китая в Сиккиме. В монастырях можно часто встретить типично китайские изображения, сделанные золотом на черном фоне, и статуэтки китайских драконов и львов. В сиккимских монастырях можно иногда наблюдать обычай, который, конечно, заслуживает всяческой похвалы. Ни один из священных предметов не продается, и все они вносятся в специальные инвентарные списки, существование которых свидетельствует об определенной степени культурного самосознания. В Тибете и в западных провинциях Китая это правило, к сожалению, еще не применяется.

Интересный пример западного влияния мы видели в Тибете, где мы нашли специфическую монету, отчеканенную в Юнане, с изображением королевы Виктории в китайских одеждах. Широкое признание серебряных индийских рупий, воспроизводящих эту странную имитацию, обязано той уникальной привлекательности, которую имя королевы Виктории приобрело на просторах Азии.

После упоминания об изобразительных искусствах, таких, как живопись, скульптура, работы по дереву и металлу, нельзя не рассказать также о положении тибетской архитектуры. Об архитектуре Тибета можно сказать то же самое, что и о других видах искусства: ее основа – китайская. В старинных постройках можно заметить прочность и определенный размах фантазии. Когда смотришь на них, невольно приходит мысль, что было бы нетрудно снабдить эти монументальные многоэтажные строения и их эффектные балконы, террасы и карнизы новейшими достижениями американских небоскребов. Но это поразительное декоративное качество можно обнаружить только в древних постройках, где большие архитектурные планы организованы в прекрасные пропорции, искусно выполненные многоцветными украшениями. Однако новые дома, потеряв конструктивную грандиозность, также теряют отточенное мастерство. Как часто случается, неверно направленное соперничество «цивилизации» разрушает наиболее характерные части, и тибетский дом сегодня походит больше на неуклюжую, очень плохо построенную коробку.

Что касается храмов, нужно сказать, что добровольные взносы стали редкими, и если в старых храмах видна работа по золоту, прекрасные резные украшения, то в более поздних храмах можно найти только глиняные изображения с поддельной позолотой и бедную резьбу по дереву.

Еще можно увидеть керамику в танагрском стиле, которая в своих пропорциях весьма напоминает старинные амфоры. Вид неуклюжей тяжелой современной тибетской керамики имеет мало общего с этими прекрасными, изысканными линиями. Такие формы были, конечно, созданы в прошлом под влиянием различных философий.

То же самое становится ясным, когда вы сравниваете новые мечи с древними или когда сравниваете теперешние головные уборы с фамильными, унаследованными от бабушек.

Среди художественных ручных изделий и украшений бусы «дзи» занимают особое место. Они считаются священными предметами, и с ними связаны многие легенды и поверья. Одни говорят, что эти камни имеют естественное происхождение, как оникс. Другие говорят, что они найдены в экскрементах журавлей, а также в помете яков. Говорят также, что они обнаруживаются во время полевых работ и выскакивают из травы с особым щелкающим звуком. И люди добавляют, что если одна «дзи» выпрыгнула, то около этого места обычно находят и другие бусы.

Ввиду священных свойств «дзи» цена на них поднялась до тысячи пятисот рупий в зависимости от их особенностей. Удлиненная бусинка с одним белым глазом стоит дорого, но еще больше стоит «дзи» с девятью глазами. По странной причине семиглазый «дзи» полностью неизвестен.

Естественно, ввиду великой ценности «дзи», которая приносит здоровье, богатство, удачу, появилось много подделок в Китае. Но тибетцы и сиккимцы легко отличают их от настоящих. Между прочим, это не очень трудно: в наши дни «дзи» намного грубее и острее в линиях и не имеет той особой прозрачности, которая так типична для старых «дзи».

В связи с определенным линейным узором минеральное происхождение «дзи» совершенно невозможно. Конечно, они – это ручная работа старых времен. Рассказ о том, что «дзи» находят во время полевых работ и обычно несколько «дзи» вместе, приводит к такому же заключению. Только один вопрос остается нерешенным: откуда «дзи» занесли в Тибет и какому народу они принадлежат?

Как обычно бывает во многих странах, предметы, принесенные в страну иностранцами, считаются небесного происхождения, и им придается священное значение.

Возможно, раскопки древних погребений в Тибете смогли бы разрешить этот вопрос, который почти не затронут в литературе, но которому придается такое значение в самом Тибете. Только беспрецедентно высокие цены и специально выполненные подделки указывают на то внимание местного населения, которое уделяется бусам «дзи».

Стр. 65. Между словами: «...сужденного Майтрейи» и «Не замечается признаков...» в англ. изд., стр. 76, добавлена фраза: «Придет возрождение Тибета».

На этой же странице между словами: «...полных паразитами» и «В Тибете опять запрещено...» добавлена фраза: «В Лхасе временно запрещено электрическое освещение на улицах. Запрещены кинофильмы».

Стр. 78. Оригинальный текст «Вождя» был написан Н.К. Рерихом в 1904 году и опубликован в «Собрании сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 281‑286).

В английском издании вышеупомянутый текст был назван «Чингис-хан. Песня». В данном выпуске на русском языке, соответствующем самому первому изданию, сохранен оригинальный былинный стиль, специфику которого не передает английский перевод. Кроме того, в рассматриваемом английском издании (стр. 100) отсутствует последняя строфа, включенная в настоящее издание.

Стр. 80. «Лакшми-победительница» публикуется по оригинальному тексту книги: «Н.К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 303‑306).

Первоначальная транскрипция имени – «Лаухми», содержащаяся в оригинальном тексте, заменена более правильной – «Лакшми», которая появилась в английском издании «Шамбалы» в 1930 году (Shambhala the Resplendent. New York, 1930).

Стр. 82. Последняя фраза: «И из Космоса она зажигает новый огонь» появилась в английском издании «Шамбалы» (N. Roerich. Shambhala. New York, 1978, стр. 105).

Стр. 82. «Граница царства» публикуется по книге: «Н.К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 328‑330).

Стр. 83. Абзац от слов: «Ликовали люди» до «...не спокоен под землей» добавлен из английского издания (стр. 103).

Стр. 84. Основой для очерка «Клады захороненные» (англ. изд. стр. 109‑115) послужила приводимая ниже публикация «Клады», вошедшая в книгу: «Н.К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 318‑320).

Клады

От Красной Пожни пойдешь на зимний восход, будет тебе могилка-бугор. От бугра на левую руку иди до Ржавого ручья, а по ручью до серого камня. На камне конский след стесан. Как камень минуешь, так и иди до малой мшаги, а туда пять стволов золота Литвою опущено.

В Лосином бору, на просеке, сосна рогатая не рублена. Оставлена неспроста. На сосне зарубки. От зарубок ступай прямиком через моховое болото. За болотом будет каменистое место, а два камня будут больше других. Стань промеж них в середину и отсчитай на весенний закат сорок шагов. Там золота бочонок схоронен еще при Грозном царе.

Или еще лучше. На Пересне от Княжего Броду иди на весенний закат. А пройдя три сотни шагов, оберни в полгруди, да иди тридцать шагов вправо. А будет тут ров старый, а за рвом пневое дерево, и тут клад положен большой. Золотые крестовики и всякий золотой снаряд, и положен клад в татарское разорение.

Тоже хороший клад. На Городище церковь, за нею старое кладбище. Среди могил курганчик. Под ним, говорят, старый ход под землею, и ведет ход в пещерку, а в ней богатства большие. И на этот клад запись в Софийском соборе положена, и владыка новгородский раз в год дает читать ее пришлым людям.

Самое трудное скажу. Этот клад хоронен со смертным зароком. Коли сумеешь обойти, коли противу страха пойдешь, – твое счастье.

За Великой Гривою в Червонный ключ опущено разбойными людьми много золота; плитою закрыто, и вода спущена. Коли сумеешь воду от земли отвести, да успеешь плиту откопать, – твое счастье большое.

Много кладов везде захоронено. Говорю – не болтаю. Дедами еще положены верные записи.

Намедни чинился у меня важный человек. Он говорил, а я услыхал: «В подземной Руси, – сказал, – много добра схоронено. Русь берегите».

Сановитый был человек.

Про всякого человека клад захоронен. Только надо уметь клады брать. Неверному человеку клад не дастся. Пьяному клад не взять. Со скоромными мыслями к кладу не приступай. Клад себе цену знает. Не подумай испортить клад. Клады жалеть надо. Хоронили клады не с глупым словом, а с молитвою либо с заклятием.

А пойдешь клад брать, иди смирно, зря не болтай, на людях не гуляй. Свою думу думай. Будут тебе страхи. А ты страхов не бойся. Покажется что, а ты не заглядывайся. Криков не слушай. Иди себе бережно, не оступайся, потому брать клад – великое дело.

Над кладом работай быстро. Не оглядывайся, а пуще всего не отдыхай. Коли захочешь голос показать, пой тропарь богородичный. Никаких товарищей для кладов никогда себе не бери.

А, на счастье, возьмешь клад, – никому про него не болтай. Никак не докажи клад людям сразу. Глаз людской тяжелый, клад от людей отвык, – иначе опять в землю уйдет. И самому тебе не достанется, и другому его уж труднее взять. Много кладов сами люди попортили, по своему безобразию.

– А где же твой клад, кузнец? Отчего ты свой клад не взял?

– И про меня клад схоронен. Сам знаю, когда за кладом пойду.

Больше о кладах ничего не сказал черный кузнец.

Стр. 90. Очерк «Заповедь Гайятри» публикуется по русскому изданию: «Рерих. Петроград, 1916» (стр. 185‑190).

В английском издании очерк называется «Гайятри».

Вместо слова «камень любви» на стр. 90 русского текста в английском (стр. 123) читаем – «камень знания».

Стр. 93. Очерк «Сон» печатается по русскому изданию: «Рерих. Петроград, 1916» (стр. 191‑193). В английском издании очерк называется «Сны».

Вместо слова «многоглавый» (на стр. 93 русского текста) в английском (стр. 130) написано «двухголовый».

Стр. 93. После слов «за неведомых молился» в английском издании (стр. 131) добавлена фраза: «Чудное известие! Сам Прокопий Праведный пришел!»

В английском издании (стр. 131) после слов: «к океану небесному» добавлено: «сияющему, но...».

Стр. 94. Очерк «Города пустынные» публикуется по русскому изданию: «Н.К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 324‑327).

Стр. 96. Сказание «Лют Великан» печатается по русскому изданию: «Н.К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, изд-во Сытина, Москва, 1914» (стр. 296‑299).

Стр. 97. В английском издании (стр. 137) вместо слов «с сестрою гулял» – «с сестрою весело танцевал».

Стр. 98. Очерк «Звезда Матери Мира» печатается по русскому изданию: «Н.К. Рерих. Пути Благословения». Нью-Йорк, 1924» (стр. 142‑151).

Стр. 98. Вместо слов: «давно запечатленные строки» в английском издании (стр. 140) написано: «эоны назад».

Стр. 99. Вместо слова «революции» в английском издании (стр. 142) написано: «бунта».

Стр. 99-100. Фрагмент от слов: «Master Institute» до слов: «встречаем грядущее» изъят из английского текста.

Стр. 104. Cловами – «Просто, Красиво и Бесстрашно» – заканчивается очерк в английском издании (стр. 149). Фрагмент от слов: «иногда вы спросите» до слов «находчивости и непобедимости» в него не вошел.

«Похвала врагам» печатается по изданию на русском языке: «Н.К. Рерих. Пути Благословения. Нью-Йорк, 1924» (стр. 137‑141).

Стр. 136. Стихирь печатается по русскому изданию «Сердца Азии» в книге: «Н.К. Рерих. Избранное. М., 1979» (стр. 177).

Напев воспроизводится по этому же изданию, стр. 177‑178.

Стр. 144. Очерк «Свет пустыни» публикуется по изданию на русском языке: «Н. К. Рерих. Держава Света. Нью-Йорк, 1931» (стр. 242‑269).

Стр. 170. Очерк «Царь Соломон» публикуется по изданию на русском языке: «Н.К. Рерих. Твердыня пламенная. Париж, 1933» (стр. 233‑236).

Текст с самого начала этой страницы и до слов: «До сих пор по просторам Азии...» взят из английского издания (стр. 272).

Стр. 172. Текст от слов: «На горе Мориа» и до слов: «Песнь песней» отсутствует в рассматриваемом английском издании.

Стр. 173. Очерк «Великая Матерь», кроме первого абзаца до слов: «Радж-Раджесвари – Всемогущая Матерь», взятого из английского издания (стр. 278), печатается по книге на русском языке: «Н.К. Рерих. Твердыня пламенная. Париж, 1933» (стр. 237‑243).

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 410