Сикким. Страна небесных ступеней

«Называли Сикким страною молний. Конечно. и молнии здесь бывают, но не проще ли назвать: “Страна небесных ступеней”. Лучшего преддверия к тайнам будущего трудно придумать. Неисследованная, малопроникаемая страна скал и цветов».

Н.К. Рерих

 

Клубы тумана то сгущались и становились синими, то слабели и меркли. Похожие на волны призрачного моря, они передвигались, вздымаясь и сникая. Ветер, бушевавший где-то наверху, рвал их в клочья и разбрасывал по небу. Но они, казалось, вновь возвращались, чтобы принять участие в каком-то таинственном, невидимом глазу волшебстве. И волшебство это, подчиненное странным своим закономерностям, меняло формы призрачного моря, разгоняло синие свивы тумана и вызывало откуда-то мираж с резкими, непохожими на волны, очертаниями. Мираж наливался светом, становился все определеннее и вдруг в какое-то мгновение завершился тем, ради чего было затеяно это горнее таинство. В пол неба, увенчанный сверкающими пиками, встал хребет Канченджанги. Он вознесся над предгорьями и долиной во всей своей непостижимой фантастике искрящихся снегов, графически резких очертаний вершин и синих разломов склонов, стекающих от этих снегов в бесконечность предгорий. Клубы тумана иссякли, сползли куда-то вниз и обессиленными волнами бились о подножие гигантского восьмитысячника. Именно такой я увидела в первый раз священную Гору пяти сокровищ.

В Сиккиме Рерих писал Канченджангу. Священная гора возникала на его полотнах то в золоте раннего рассвета, то в пурпуре буйного заката, то голубела в лучах полуденного солнца. Он рисовал ее с разных точек. Казалось, что Гора пяти сокровищ загипнотизировала его, и он не в состоянии от нее оторваться. Канченджанга прошла фоном по полотнам его знаменитой сиккимской серии «Его страна». Серия повествовала о духовном восхождении человека и мудрости Великих душ. «Нигде нет такого сверкания, такой духовной насыщенности, как среди этих драгоценных снегов. Нигде нет такого определительного слова, как в Сиккиме. ... Сюда шли великие отшельники, ибо где же в два перехода можно подняться от тропической растительности до вечного снега. Все стадии напряжения сознания здесь».

В Сиккиме, у Канченджанги, начиналась Центрально-азиатская экспедиция Н.К.Рериха и здесь же она завершилась, когда экспедиционный караван, пройдя неведомые Трансгималаи, спустился через перевал Сепо-ла к Гангтоку. Тогда Гангток был столицей горного королевства. Королевство перестало существовать в 1975 году, превратившись волею своего народа в один из штатов Индии.

Я приехала в Гангток в апреле 1980 года. Вид города разочаровал меня. Громоздились друг на друга каменные коробки домов, ревели тяжелые грузовики, пахло выхлопными газами, разогретой пылью и машинным маслом. Потом я обнаружила и другой Гангток, который существовал рядом с современным. Там были тихие улицы, ярко раскрашенные дома с узорными рамами окон и резными наличниками. Между домами на зеленых лужайках росли ромашки и васильки. В ухоженных двориках цвели розы. На перекрестках узких улиц стояли легкие павильончики с изогнутыми китайскими крышами. В густых кронах деревьев пели птицы с ярким опереньем. Синий дымок благовоний поднимался над курильницами и звонили, раскачиваемые ветром серебряные колокольчики старинных святилищ. Можно было предположить, что Рерихи застали именно такой Гангток.

В Сиккиме они посетили самые известные старинные монастыри. Николай Константинович внимательно приглядывался ко всему, что видел и приходил иногда к самым неожиданным заключениям. «За воротами Пемаянцзе стоят стражи трехсотлетних деревьев. Сказочный лес царя Берендея. А улочка домов лам, как берендейская слобода, раскрашена и оснащена крылечками цветными и лесенками». И еще: «Вот они мои милые новгородские и ярославские дверки. Вот она прекрасная фресковая живопись. Вот они цветные орнаменты, обвившие все наличники оконцев и дверей».

Старинные монастыри Сиккима Пемаянцзе, Ташидинг, Сангачелинг стояли на невысоких горах. От Гангтока к ним шла дорога по руслу Рангита. До Пемаянцзе я ехала на машине. Дальше только пешком. Монастыри Сиккима были мало похожи на ладакские. В них не было их массивности и суровости. Монастырские здания были легки, изящны и напоминали яркие игрушечные домики. На солнце горели краски росписей, глаз отдыхал на тонкой резьбе затейливых оконных переплетов.

На вершине горы, где стоял монастырь Пемаянцзе, свободно и просторно гуляли ветры от снегов Канченджанги. Ветры раскачивали кроны деревьев и приминали ковры свежих трав и ярких цветов.

К знаменитому Ташидингу от одноименного поселка вели ряды пирамидальных ступ, сложенных из грубых камней. Рядом с ними шагали менгиры, высеченные из серого гранита. Ступы и менгиры были чем-то похожи друг на друга. Подобные менгиры Центрально-азиатская экспедиция обнаружила за Канченджангой, в районе Трансгималаев. «За Канченджангой, – писал Николай Константинович, – находятся менгиры великого солнечного культа. За Канченджангой находится место возникновения священной свастики, знака огня. Теперь в эпоху Агни Йоги элемент огня снова овладевает духом и все сокровища земли чтятся». Я прошла поселок лам и увидела два буддийских храма. Около одного из них появился настоятель Ташидинга и приветливо поздоровался. От него я узнала легенду о том, как был основан монастырь. Это произошло в XVII веке, когда здесь появился лама, пришедший из тайного места, которое находилось где-то за Канченджангой. Настоятель открыл тяжелую дверь, и я вошла в старинный храм. То, что я увидела, уже было описано Рерихом. Описание это было ярким и образным. «Точно старые знамена битвы духа спускаются с резных балясин ряды танок. Множество картин сияет сложным многообразием. По черному фону мчатся золотые и пурпурные всадники. Золотые нити облаков и строений свиваются в свиток неисчерпаемого воображения. Отшельники укрощают стихии. Учителя совершают путь трудный. Посрамлены темные силы. Толпы народа и оправданного, и грешного теснятся к тронам Благих. По белым хатыкам – шарфам пустыни – минуют стремнины жизни. И сам Благословенный Татхагата в кругу избранных архатов посылает благословение приходящим, не убоявшимся великого пути. Не забудем этот ковчег драгоценных знамен».

В Сикким, лежавший на пересечении трех стран – Непала, Тибета и Индии, – буддизм проник поздно. Столь позднее проникновение можно объяснить и историческими и географическими условиями. Поэтому и основной пласт сиккимского фольклора сохранил древнюю традицию. Влиянию буддийской доктрины эта традиция подверглась незначительно. Мифы и легенды Сиккима повествуют о древних верованиях, о поклонении силам природы, о могущественных богах. Наиболее почитаемым из них был бог Канченджанга, олицетворявший Гору пяти сокровищ. Теперь уже укрощенный грозный бог занял свое место в пантеоне ламаистских божеств Сиккима. Но до сих пор в Сиккиме воздвигают святилища-менгиры в честь этого бога. Его чтут как хранителя сокровищ и тайн священной Канченджанги. Легенды о Горе пяти сокровищ и сейчас являются самыми значительными в фольклоре Сиккима.

«У подножия Гималаев существует много пещер, и говорят, что из этих пещер подземные ходы идут глубоко под Канченджангой. Некоторые даже видели каменную дверь, которая никогда не открывалась, потому, что срок еще не наступил. Глубокие проходы ведут к Прекрасной долине. Вы можете понять происхождение и реальность таких легенд, когда познакомитесь с несомненными образованиями в природе Гималаев, когда вы лично убедитесь, как близко существуют ледники и богатая растительность».

Весна в Сиккиме

Весна в Сиккиме

Сикким. Рододендрон

Сикким. Рододендрон

Сикким. Гангток. Окно Королевского монастыря

Сикким. Гангток. Окно Королевского монастыря

Сикким. Гангток. Колонна в храме Королевского монастыря

Сикким. Гангток. Колонна в храме Королевского монастыря

Сикким. Монастырь Ташидинг

Сикким. Монастырь Ташидинг

Сикким. Вход в монастырь Пемаянцзе

Сикким. Вход в монастырь Пемаянцзе

Сикким. Рингу Тулку – настоятель монастыря, проводник и спутник Л.В.Шапошниковой

Сикким. Рингу Тулку – настоятель монастыря, проводник и спутник Л.В.Шапошниковой

Сикким. Монастырь Румтек. Ритуальный танец с мечами

Сикким. Монастырь Румтек. Ритуальный танец с мечами

Сикким. Монастырь Румтек. Церемония, завершающая сакральные танцы

Сикким. Монастырь Румтек. Церемония, завершающая сакральные танцы

Сикким. Гангток. Юноша-лепча

Сикким. Гангток. Юноша-лепча

Сикким. Девушка-тибетка

Сикким. Девушка-тибетка

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 78