Мысли к 110-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха

К.А. Молчанова,
деятель культуры, председатель Эстонского общества Рериха,
Член Международного Совета Рериховских организаций
им. С.Н.Рериха, Эстонская Республика

 

Дорогие друзья и уважаемые участники конференции!

О Юрии Николаевиче Рерихе следует говорить, прежде всего, как о выдающемся ученом, который является гордостью русской науки. Я же хочу и могу рассказать о духовном величии Юрия Николаевича на примере его общения со мной, с человеком далеким от науки, а также далеким и от модной в наши дни экстрасенсорики.

Своими воспоминаниями о Юрии Николаевиче Рерихе я уже делилась неоднократно как в частных беседах, так и на конференциях здесь, в Международном Центре Рерихов, посвященных 90-летию и 100-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха. Теперь прошло еще десять лет. И новым поколениям, думаю, также интересно услышать живое слово свидетеля-современника.

За эти годы в нашей жизни многое изменилось. Я тоже меняюсь – сознание расширяется. И на расстоянии десятилетий прекрасный миг необычного для меня духовного общения с Юрием Николаевичем объясняю себе уже иначе. Во мне живет и отчетливо сохраняется в памяти яркий образ этого необычного Человека.

Как известно, Ю.Н. Рерих был энциклопедически образованным ученым. Но это был также человек исключительно высокой внутренней культуры и для многих человек непостижимо загадочный.

Поколения советских людей находились в плену материалистического и атеистического мировоззрения. Сейчас тоже многие считают, что материя первична, сознание вторично, что бытие определяет сознание, что сознание воспринимает жизнь человеческую только через три измерения. И не было места рассуждениям о еще одном измерении – духовном. Как тогда, так и теперь у большинства людей смысл жизни продолжает определяться только достижением материального благополучия.

Однако меня такой подход к жизни не устраивал. Всегда хотелось других взаимоотношений между людьми – искренних, сердечных. Хотелось любви и уважения человека к человеку, Красоты во взаимоотношениях.

Вот с таким настроением, с вопросами о смысле и о ценностях жизни я и отправилась к Юрию Николаевичу, как к члену Великой Семьи, давшей миру Учение Живой Этики.

Задавать вопросы не пришлось. Юрий Николаевич предложил сесть, ласково посмотрел мне в глаза и все объяснил божественной улыбкой. Вот так, безмолвно, сразу ответил на все вопросы! До сих пор вижу его глаза, излучающие настолько сильную любовь и настолько мощный сердечный зов, что я впала в забвение, а глаза Юрия Николаевича трансформировались в белый пространственный Свет.

Не помню, сколько находилась в таком счастливом состоянии, когда внутренний голос сказал: «Нельзя так долго сидеть и отнимать время у великого человека!» Когда очнулась, увидела тот же душевный взор. Но вдруг глаза Юрия Николаевича наполнились щемящей суровостью, и я опять надолго забылась. Очнувшись же, встала и сказала себе, что пора уходить, и все-таки продолжала молча и неподвижно стоять. Наконец, так же молча, пошла к выходу, а за мной спутница и Юрий Николаевич.

Пережив такое невероятное событие, я стала мечтать о новой встрече с Юрием Николаевичем. Однако в дальнейшем такое возвышенное состояние никогда не повторилось. Юрий Николаевич ответил на незаданные вопросы, дал прочувствовать божественный уровень Любви, побывать на таком высоком уровне и одновременно вселил в душу суровое чувство ответственности. Только со временем, спустя много лет я поняла, в чем заключается ответственность. Человек должен сам развивать в себе устремление к Высшему, к Прекрасному во всем, не возлагаясь ни на кого!

Это было в июле 1959 года, а в мае следующего года я смогла несколько раз побывать в гостях у Юрия Николаевича. Однако подобных – безмолвных бесед уже не происходило. Тем не менее он удивил меня другой своей загадочной способностью, когда на открытии выставки картин Святослава Рериха нашел меня дважды в плотной толпе.

Официальное открытие первой в СССР выставки художника Святослава Рериха в мае 1960 года состоялось в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве. Речи произносились на подиуме в фойе, а традиционное перерезание ленточки в другом месте – на входе в первый зал выставки.

Фойе было полно народу, как в общественном транспорте в часы пик. И вдруг передо мной, затерявшейся в плотной толпе, возник Юрий Николаевич. Рядом с ним был генерал-лейтенант медицинской службы и Президент Всесоюзного географического общества Евгений Никанорович Павловский. Юрий Николаевич сказал, что проведет нас на выставку через последний зал. Вот там они оставили меня в огромном зале одну наедине с большими картинами Святослава Николаевича Рериха, отражающими природу и быт южной Индии.

Завороженная, стояла я неподвижно в центре зала и не заметила, как зал наполнился людьми. Опять стало очень тесно. И вот снова возник Юрий Николаевич! Он спросил, познакомилась ли я с его братом. Пораженная всем увиденным, я, конечно, и не помышляла о знакомстве. Тогда Юрий Николаевич пригласил меня в гости на завтра и сказал, что сам познакомит с братом и его женой Девикой Рани.

И вот я пришла заранее, чтобы попросить автограф Юрия Николаевича на книгу «Дхаммапада», которую купила утром и которая только что поступила в продажу. Сборник изречений из Буддийского канона в переводе с языка пали под редакцией Ю.Н. Рериха. Это маленькие размышления на темы, всегда волнующие человека. Например: «Хорошо сказанное слово человека, который ему не следует, столь же бесплодно, как и прекрасный цветок с приятной окраской, но лишенный аромата». И наоборот: «Хорошо сказанное слово человека, следующего ему, плодоносно, как цветок с приятной окраской и благоухающий». Или: «Если бы кто-нибудь в битве тысячекратно победил тысячу людей, а другой победил бы себя одного, то именно тот другой – величайший победитель в битве».

Главной задачей для Юрия Николаевича по возвращении на Родину была необходимость вернуть России творчество Отца Николая Константиновича Рериха. Господствовавшая тогда идеология не позволяла говорить о философском наследии, о космическом мышлении, о Живой Этике. Поэтому Юрий Николаевич начал с организации художественных выставок. Он стал хлопотать также о создании государственного музея Николая Рериха.

Юрий Николаевич был востребован как ученый-востоковед и как участник научно-художественной экспедиции по Центральной Азии. Его постоянно приглашали выступать с лекциями на разные темы, с докладами в музеях, библиотеках, в Географическом обществе, в университетах, по радио.

И вот однажды после завершения лекции о буддизме к нему подошел один из слушателей и сердечно, с крепким рукопожатием поблагодарил за предельно ясное изложение материалистической философии – философии марксизма! В то же время руководство и партийное бюро в Институте «прорабатывали» Юрия Николаевича, обвиняли в апологетике буддизма и «непонимании» марксизма.

Люди старшего поколения, с которыми я тогда была знакома, относились к Юрию Николаевичу с благоговением. Это П.Ф.Беликов в Эстонии, поэт Р.Я.Рудзитис, врач Г.Ф.Лукин – председатель и секретарь запрещенного с приходом советской власти Латвийского общества Рериха и все их друзья, скульптор А.А.Арендт в Москве и еще многие другие наши единомышленники.

Однако Юрий Николаевич стал высоким идеалом, нравственной опорой и для тех, с кем мне не довелось быть знакомой. Опубликованные воспоминания этих людей также говорят о совершенных человеческих качествах Юрия Николаевича. Например, Т.Я.Елизаренкова рассказывает о необычных явлениях, которые происходили во время занятий Юрия Николаевича с аспирантами [с. 14-19].

Как видим, Юрий Николаевич Рерих был человеком, в котором сочетались широкие возможности человеческого духа и интеллекта. Он был не только выдающимся ученым, но и человеком огромного сердца, великим гуманистом. Он любил людей и владел скрытыми силами человеческого организма.

В Учении Живой Этики есть указания на то, чтобы каждый человек развивал и воспитывал в себе психическую энергию, всеначальную и всепроникающую. Для этого надо обращать внимание на свойства или качества этой тончайшей энергии. Их много, например: сокровенность, непрерывность, неисчерпаемость, делимость, распознание, стремительность. Психическая энергия накапливается, если человек совершенствуется, питая душу, сердце всем возвышенным и утонченным. Если это происходит, то сущность наша постепенно обогащается ее благородными качествами и становится более совершенной. Создается глубинная культура духа.

Так наше эволюционное развитие связано именно с развитием утонченного состояния человека, называемого духовностью. И чем выше сознание, тем сильнее психическая энергия и тем человек духовнее. Личность Юрия Николаевича Рериха этому свидетель. Его духовное развитие намного опережает наше и говорит о неисчерпаемых возможностях человеческого организма.

Хочу также обратить внимание на глаза Юрия Николаевича. Верхние веки имели не свойственный западному человеку разрез, загнутый резко вверх, точно такой, как на изображениях Будды. Вы видите в зале одно из них. И если сейчас мы все вместе всмотримся в этот Великий Лик, то сможем понять свое эволюционное будущее.

Ю.Н. Рерих общался с учеными и высокочтимыми ламами Востока, учился у них. Поэтому призываю молодое поколение ученых заниматься изучением не только научных востоковедческих трудов Юрия Николаевича Рериха. Накопленный им невероятный объем как научных, так и духовных знаний является синтезом, умением видеть целое. Вникая не только в научные труды Юрия Николаевича, но одновременно осмысляя его отношение к жизни, станет возможным по достоинству оценить благородство и подвиг жизни Великого Ученого и Великого Человека Юрия Николаевича Рериха.

 

Литература

1. Ю.Н. Рерих. Материалы юбилейной конференции. М.: МЦР, 1994.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 109