Юрий Николаевич Рерих – «Истинный сподвижник своего отца»

А.А. Лебеденко,
заместитель руководителя ОНЦ КМ МЦР,
кандидат педагогических наук,
кандидат философских наук, Москва

Полезно замечать, что во время особо тяжких

стечений созвездий появляются сильные духи.

Можно проследить в истории, как планомерно посылаются

мощные помощники Мира Огненного, чтобы принимать

на себя тяготы Мира и заложить магниты будущего.

Учение Живой Этики. Мир Огненный.

Лучшие среди людей – это собиратели и накопители

энергий пространственного Огня, отлагающегося

в форме устойчивых кристаллических образований,

это люди, творящие великое дело на благо планеты

и всего человечества в целом.

Этими энергиями живет и питается человечество.

Эволюция движется ими... На планете таких сознательных

тружеников Света мало, но тем ценней каждый

вносящий энергии свои в это великое Общее Дело.

Грани Агни Йоги.

 

На страницах «путевого дневника» ближайшего духовного ученика Н.К. Рериха – Бориса Николаевича Абрамова – от 25 мая 1960 года сделана запись: «Померк свет над (советской. – А.Л.) столицей, и одним служителем Общего Блага стало вдруг меньше» [1,с.90]. Так был воспринят и расценен Иерархией Света факт внезапного ухода из жизни профессора Юрия Николаевича Рериха, крупнейшего ученого-востоковеда, путешественника и археолога, историка и мыслителя, собирателя высокого искусства, истинного сотрудника эволюции, аристократа духа, глубокого патриота

России, удивительно обаятельного, отзывчивого и утонченного человека. Подобно космическому Прометею, его огненное сердце жертвенно стремилось к служению Истине и Великому творческому началу жизни.

При всей значительности своего происхождения и положения, которого он достиг в научном мире в области востоковедения, Юрий Николаевич остался в памяти коллег удивительно «простым в обхождении, со всеми приветливым и очень скромным – истинно интеллигентным человеком высочайшей культуры» [2,с.44] духа.

Юрий Николаевич – единственный из семьи Рерихов, кому удалось жить и трудиться на благо советской Родины в российских пределах. Эволюционный труд русского ученого стал поистине титаническим и спасительным как для России, так и для всего человечества в целом. С глубокой убежденностью и в преемственном продолжении мысли своих родителей Юрий Николаевич постоянно утверждал для ближайших сотрудников: «Все лучшее притянуто к магниту России» [3,с.69].

Воспитанное в семье с детских лет ярое стремление к познанию и дух первооткрывательства закономерно привели молодого ученого к личному участию в переломных для пространства Знания эволюционных событиях. Эти планетарные события были тесно связаны с открытием Рерихами для науки древнейшей Культуры Азиатского континента – колыбели «отважных кочевых племен» [4,с.9]. Именно кочевники Центральной Азии из древних времен сохранили связь с Высшим и стали достойными носителями великого культурного понятия Шамбала, «где земной мир соприкасается с высшим состоянием сознания» [5,с.118].

На экспедиционных маршрутах, организованных и возглавляемых Николаем Константиновичем Рерихом, Юрий Николаевич стоически выполнял свой долг исследователя в самых тяжелых путевых условиях, проявив мужество и стойкость. В письме К.Н.Муромцевой от 24 марта 1933 года Е.И.Рерих отмечает: «Юрий очень возмужал умственно. Большая радость слушать его зрелые и широкие суждения. Работает и поразительно много успевает сделать, это, конечно, благодаря замечательной систематичности в работе, которую он унаследовал от отца» [6,с.386].

Как же все это складывалось в характере молодого ученого и с чего начиналось? В чем истоки подвига Юрия Николаевича?

Со школьных лет под мощным направляющим влиянием родителей проявилось влечение Юрия к Востоку, к его истории и культуре. В доме у Рерихов бывали многие из тех, кто принадлежал к элите русской интеллигенции, в том числе и видные ученые-востоковеды: египтолог Б.А.Тураев, монголист А.Д.Руднев и др. В семье часто велись разговоры о восточных мотивах в русской литературе, музыке, театре и живописи, о востоковедении как важнейшей составной части культуры России, разгорались дискуссии по проблеме синтеза культурных традиций Востока и Запада. Рассматривая глубинные истоки устремления юного Ю.Н. Рериха к познанию Востока, следует принять во внимание и то важное обстоятельство, что русское востоковедение со всеми его многочисленными отраслями находилось в конце XIX – начале XX веков на пике своего развития. И в будущем Юрий Николаевич Рерих, как исследователь-востоковед, путешественник и как гражданин, смог внести в это мощное научное русло лучшие качества ученого-подвижника и продолжил блестящие традиции, присущие русским ученым-путешественникам – «стоическое терпение, самоотверженность, мужество, трезвый расчет и точный учет обстоятельств, призванных обеспечить успех задуманного предприятия, максимально возможная подготовленность к нему» [7,с.3].

В начале 30-х годов прошлого века, получив блестящее филологическое образование в области востоковедения и необходимые навыки и знания военного дела, ученый «становится неразлучным и незаменимым сотрудником и помощником отца во всех его начинаниях» [8,с.8]. Кроме всего прочего старший сын «активно помогал Николаю Константиновичу по проведению в жизнь Интернационального Пакта охраны культурных ценностей и всеми силами работал на улучшение отношений и взаимопонимание между народами Востока и Запада» [8,с.8]. Обширная научная деятельность Юрия Николаевича требовала от него доблести, мужества, внутренней дисциплины, умения постоять за истину, а порой, на экспедиционных маршрутах – мастерски руководить охраной каравана и искусно владеть оружием. В то же время вся его исключительно насыщенная многообразием познания жизнь «была освещена горячим желанием послужить Великому Делу Мира» [8,с.8]. Формой такого служения Ю.Н. Рерих выбирает науку. Ей он отводит одну из приоритетных ролей в эволюционном изменении сознания человечества. В беседе с латышским поэтом, философом и общественным деятелем Р.Я.Рудзитисом о будущем науки он убедительно высказывает эту мысль. Раньше «была эпоха веры, поклонения. Ныне у современного человека – единственно знание. Все дело теперь за наукой – особенно физикой, математикой, биологией и психологией. Наука должна дать ответ на тонкие явления» [9,с.138].

За неполных три последних года жизни на Родине, с августа 1957 года по 21 мая 1960 года, светлый «образ человека, отдавшего каждый момент своей жизни любимой науке, всегда старавшегося все сделать как можно лучше, как можно привлекательнее и посвятившего себя служению ближним» [8,с.7], родителям и «Стране Лучшей» [10], навечно запечатлелся яркой звездой сияющего света как на страницах истории отечественного востоковедения, так и на небосклоне всемирной культуры.

Святослав Николаевич считал, что брат ушел из физического мира «на подъеме своих возможностей <...> и на гребне волны» [11,с.23] жизни в России, и ушел лишь в теле, ибо в духе все мы нераздельны. Объединение сознаний всегда происходит лишь в духе и сердце, посредством огненной мысли и сокровенного чувства единства. Дух невидим и невесом и не имеет формы. Юрий Николаевич ушел «туда, где драгоценная мощь его духа найдет лучшее применение на земле, ибо оттуда он может обращаться с Высшим в каждом» [12,с.76] из нас. Бытие духа, который вечен и неразрушим, утверждается поверх плотных иллюзий физического и Тонкого миров. Такая ступень жизни духа утверждается в Огненном Мире. По сути, все мы принадлежим Огню, и Свет нашего духа происходит от Единого Огня. В этом и проявляются беспредельные космические возможности развития могущества нашего духа в Вечном Пламени Жизни [13; 801, 814].

Юрий Николаевич «ушел, потому что пришло его время, и миссию выполнил он» [14; 248] достойно и сполна, несмотря на столь краткие физические сроки, отведенные судьбой, сжавшей линию его земной жизни в неполных 58 лет в напряженно натянутый канат, по сей день удерживающий Землю и ее человечество от падения в бездну мрака невежества в XX веке и в настоящее время.

Отмечая незаурядные научные способности своего брата, совершенную красоту его внутреннего мира, Святослав Рерих писал: «Юрий Николаевич – это образ истинного, вдохновенного ученого-мыслителя, человека исключительной духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самосовершенствовании личности» [8,с.8]. Ведь один из удивительнейших даров эволюции, сужденных людям на пути самосовершенствования, – это их психическая энергия. Ее благодатные возможности, когда такая огненная мощь признается, начинают расти в носителе и развиваться неисчерпаемо. И сила этой благодати, по мысли профессора В.А.Вераксо [9,с.138], мощно проявлялась в Ю.Н. Рерихе как невероятное обаяние и обожание собеседниками его физического облика [15,с.64]. Эти благодатные влияния личности Юрия Николаевича «были подобны действию мощного магнита на опилки. Его советы не проходили мимо, они мобилизовывали волю к выполнению. Сказанное Ю[рием] Николаевичем] нельзя было не выполнить, ибо он говорил и советовал только то, что непосредственно относилось к собеседнику» [12,с.76], затрагивало струны его души.

Таким образом, воспитанная психическая энергия ваятелей космической жизни, рыцарей эволюции, подобных профессору Ю.Н. Рериху, поистине Дар Огненный. Эволюционные импульсы его духа, тесно связанные нитями преемственности с идеями Культуры Николая Константиновича, сознательно и светоносно применяемые в духовном творчестве ученого, стали преображающей силой, которая существенно изменила культурную жизнь советского народа, России и в целом человечества на планете Земля.

Три прекраснейшие духовные жемчужины подарили Рерихи человечеству, щедро обогатив мировую культуру величайшими философскими, научными и трудовыми подвигами. Наиважнейшие из них:

1. Многолетняя работа Е.И.Рерих над созданием, осмыслением, оформлением и изданием в 1920-1937 гг. фундаментального философского труда Живая Этика [16].

2. Осуществление академиком Н.К. Рерихом в 1923-1928 гг. Центрально-Азиатской экспедиции и создание в Индии, по ее научным результатам, Гималайского Института научных исследований «Урусвати».

3. Многолетняя подготовка Николаем Константиновичем проекта «особого охранения святынь народных» [17,с.133-134], увенчавшаяся подписанием в 1935 году представителями 20 стран.

4. Латинской Америки и США Пакта Рериха – международного договора «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников» [18].

Эти переломные для научного знания исторические события, тесно связанные и с именем профессора Юрия Николаевича Рериха, Л.В.Шапошникова [19] называет творческими импульсами космической эволюции, так как энергетическая причина планетарной деятельности семьи Рерихов коренится, по мнению Людмилы Васильевны, в Высшем мире [20,с.22]. Именно благодаря такому высшему сотрудничеству Рерихов с Махатмами Востока «Эволюция планеты получила мощный импульс» [21,с.267] к ее продвижению в духовное будущее человечества. Рерихами широко и убедительно были провозглашены новые идеи и прообразы тех форм жизни, в которые выльется судьба планеты в наступающей Новой Эпохе – эпохе человека духовного. Признание нового космического миропонимания потребует от человечества времени и борьбы, но без проведения в жизнь идей и философии Живой Этики эволюции Земли грозит катастрофа.

Благодаря этим творческим импульсам, воспринятым Рерихами из Высшего мира и претворенным каждым из членов семьи в формы знаний и образцы высокой культуры, эволюция планетарного человечества существенно продвинулась в будущее.

Эти эволюционные действия Рерихов изменили в благоприятную сторону энергетику самой планеты и качественно повлияли на расширение сознания, прежде всего, у лучших представителей человечества Земли. Их сердца сознательно откликнулись на эволюционные идеи Красоты, Культуры, охраны сокровищ искусства и объединились под стягами Знамени Мира.

Мы обращаемся к жизни и творчеству Ю.Н. Рериха еще и по другой причине. Он был одним из четверых в Великой семье, в пространстве которой под руководством Великих Учителей Востока была создана’философия Живой Этики. Рерихи не только передали человечеству новое знание, но и применили его в жизни каждого дня, таким образом, опытом своих сердец они обогатили Сокровищницу древней мудрости Вселенной, и особенно важно и необходимо исследовать жизнь каждого из семьи Рерихов с этих позиций.

Следует подчеркнуть, что с самого раннего возраста совместные проекты родителей, их понимание Культуры как «почитанияСвета», высокие идеи общего блага и приоритет Красоты во всех делах семьи с особым энтузиазмом воспринимались Юрием Николаевичем для практической реализации таких подходов в жизни каждого дня. Уже на первых порах своей исследовательской деятельности юноша применяет заповеданные родителями новые методы познания, в частности чувствознание и интуитивное восприятие хода исторического процесса, что в будущем плодотворно отразится на его научной жизнедеятельности, и прежде всего в руководстве Гималайским Институтом научных исследований «Урусвати».

Итак, высокие семейные традиции непреклонно вели юношу к зрелым нравственным решениям и к необходимости принять для себя внутренний устав жизни, которому Юрий Николаевич неизменно следовал всю жизнь. Эти правила внутренней жизни выкристаллизовались в глубинах его духа в нерушимый кодекс чести, достойный возраста зрелого мужа, ибо имели целью улучшить себя и помочь другим.

Так, уже в возрасте 19 лет Ю.Н. Рерих, В.А.Перцов и В.В.Диксон (члены Кэмбриджского кружка) написали семь книг «замечательной красоты» [22,с.30] о возможных путях духовного восхождения человека [23]. Об этих фактах мы узнаем из переписки Юрия Николаевича с семьей и секретарем отца, Владимиром Анатольевичем Шибаевым, которого он в июне 1921 года подробно извещает из Нью-Йорка и при этом высылает упомянутые им философские работы молодежного кружка [22,с.30, 35]. Следует подчеркнуть, что на протяжении всей последующей жизни Ю.Н. Рерих проявлял самый широкий интерес как к философской культуре народов Западной Европы, так и древнейшей культуре народов Азии и Востока, к их философии, истории и литературе.

Примерно в эти же юношеские годы Юрий Николаевич получает через Елену Ивановну Указ Владыки относительно Николая Константиновича: «Поручаю Юрию считать Рериха поэтом явлений духа» [6,с.34].

С этого времени девятнадцатилетний юноша полностью посвятил себя делам Николая Константиновича, который был для него не только любимым отцом, но и Учителем жизни, как и матушка. Не случайно свою экспедиционную книгу «По тропам Срединной Азии», научную, но в которой в то же время красочно, как в литературном произведении описана совместно осуществленная Центрально-Азиатская миссия, Юрий Николаевич посвящает «Матери и Отцу, которые направляли (его. – А.Л.) на стезе науки и с самого детства вдохновляли в поисках новых открытий и новых знаний» [4,с.11].

Родителей, Юрия и его брата Святослава вели по жизни одни и те же Учителя, захватывали одни и те же духовные устремления. Глубинными нитями семья была связана с древними культурными традициями народов Востока. Отметив в этом факте некую закономерность, Л.Н.Гумилев писал: «Не случайно Николай Константинович Рерих, начавший свою художественную деятельность с огромного интереса к сюжетам древней Руси, почувствовал, что для объяснений их ему одного только местного русского материала недостаточно. Культурные связи увели его в Монголию и дальше в Тибет, потому что там были люди, которые были связаны с нашими русскими славянскими предками неразрывными узами любви и вражды, случайных столкновений и обмена невестами. Там была другая часть, другая половина великой середины нашего континента...» [24]. Так языком сердечной интуиции исследователь запечатлел тайну, давно свершившуюся в судьбе Рерихов. В «Гранях Агни Йоги» о Николае Константиновиче сказано: «Жил жизнью и интересами всей планеты и принимал участие в движениях и начинаниях, предуказанных Нами» [21; 770].

Многолетнее участие Юрия Николаевича в научных и общественных начинаниях отца, в частности в организации музеев на Родине в России, затем в Америке и Индии помогли ученому спустя многие годы продвигать идею научно-культурного центра имени Н.К. Рериха в Советском Союзе. Уже в 1957 году в первые месяцы пребывания в СССР Юрий Николаевич пишет брату в Индию: «Хорошо, что думаете о культурном центре имени нашего Пасика, где обе страны могли бы работать на общей ниве Культуры» [25,с.312]. Цивилизация Запада в эти годы была для него абсолютно выхолощенной и пустой, духовные ценности, родники будущего он интуитивно предвидел и выявлял в культуре народов Центральной Азии, Индии и России. Глубоко осознавая разницу между ужасами эпохи варварства материальной цивилизации [22,с.29, 197, 198] и духовной культурой, Юрий Николаевич остается неизменным последователем отца, всегда выдвигая «вопрос сохранения культурных ценностей на первый план» [25,с.97].

Вслед за родителями, будучи по жизни приверженцем восточной системы познания, Ю.Н. Рерих всеми силами стремится широко распространять на Родине знания, которые принес человечеству Николай Константинович, и прежде всего в его научном, художественном и литературном творчестве.

Дело в том, что искусство в лоне восточной традиции методологически воспринимается как вид познавательной деятельности. Поэтому, исследуя планетарные пути накопления человечеством знаний через разные виды его деятельности, Юрий Рерих как ученый допускает важнейшую гипотезу в области гносеологии: «Существует путь науки, а есть и другой путь. Этот другой путь был у человечества до того, как оно стало двигаться к цивилизации. И по мере движения к ней второй путь был забыт. Он остался где-то на Востоке, у тех, кто не причастен к цивилизации» [26,с.17].

И в этой связи совершенно не случайно для молодого исследователя было то, что уже в первой своей монографии «Тибетская живопись» (1925), связанной с изучением изобразительной культуры народов Азии и феномена мысли их азийского мировосприятия, Юрий Николаевич ставит проблему познания в науке через искусство. Именно искусство и в научном методе Николая Константиновича идет «впереди всех других человеческих способов проникновения в тайны природы» [27,с.84]. Благодаря привитой в детские годы любви, прежде всего к русской и следом мировой культуре, и широкой преемственности идей отца, Юрий Николаевич шел в познании «впереди науки, точного знания и даже впереди философии <...> открывая свои горизонты» [27,с.84] в сферах беспредельного знания. Ведь, по мысли ученого, «пространство человеческих знаний непрестанно расширяется, и как по волшебству появляются все новые горизонты» [28,с.45] беспредельных возможностей человеческого разума.

О великом научном таланте Ю.Н. Рериха директор Института тибетологии в Индии Нирмал Синг писал: «Лингвист, исследователь, археолог, критик-искусствовед, историк, мыслитель и знаток культуры, он не знал границ в области познания; для него не существовало границ между древним и современным, между Востоком и Западом или между различными отраслями науки...» [29,с.114]. Научная деятельность у Ю.Н. Рериха всегда сочеталась с изучением высокого искусства. Он, как и его отец, постоянно обращался к проблеме охраны культурных ценностей всех народов. Позже ученики и последователи назовут Юрия Николаевича «рыцарем культуры», но Культуры в тех границах понимания, в каких она была унаследована им от отца. В том, что Культура есть почитание Света. В том, что Культура есть сердце человечества и она несет в сути своей определяющий потенциал космической эволюции.

В этом русле научные исследования и путь жизни Юрия Николаевича были достаточно прямолинейны и неизмеримо широки по многогранности реализации своей миссии – быть «сотрудником и помощником отца во всех его начинаниях» [8,с.8].

С раннего возраста у Юрия проявилось горячее желание помогать отцу во всех его художественных, научных и общественных делах. Возможно, все это впервые пробуждалось и складывалось в духе будущего ученого уже летом 1902 года в селе Окуловка Новгородской губернии, где он родился и где его родители в это время проводили археологические раскопки, изучая истоки древнерусской культуры.

С шестилетнего возраста сын испытывал на себе нежные и пронзительно провидческие взгляды-вопросы отца: «Выйдет ли Юрик – работником?» [30,с.199]. Все это касалось будущей миссии старшего сына. Возможно, трех-четырехлетний ребенок почувствовал ее еще в годы самостоятельного освоения письма и чтения, а затем выразил в своей первой детской поэме, которая начиналась словами: «“Наконец я народилси”. А затем рассказывалось о каком-то путешествии на верблюдах» [31,с.435].

Иногда невидимая рука судьбы накладывала на зеркало детской души необычные впечатления. Следует, к примеру, вспомнить «случай, о котором рассказывал Юрий, когда он, будучи еще совсем мальчиком, заснул в кабинете отца и, проснувшись, увидел, как в кабинет сквозь стену вошел человек в восточном одеянии и имел долгую беседу с его отцом» [32; 468]. Возможно, такие встречи, предназначенные судьбой свыше, пробуждали в сердце отрока небесные импульсы к свершению будущей миссии, достойной воина духа. Интересно, что семейная творческая атмосфера, широкий круг ученых и деятелей культуры, общавшихся с Рерихами, поддержка родителями в детях высоких устремлений к знанию нашли отражен ие в детском воображении Юрика в виде мечты «иметь черкеску, без папахи, но с кинжалом, и кушаком, и сапогами» [30,с.411].

По складу своего характера Ю.Н. Рерих был щедро наделен от природы благородными качествами доблестного воина. Причем внешняя сторона жизни Юрия Николаевича всей сокровенной глубины внутренней не отражала. Внешний вид интеллигентного человека был по жизни для ученого лишь формой, доспехом и оружием воина света. Потому писать о нем можно и должно, касаясь той или другой стороны личности, но никогда не проникнуть в то, что скрыто от глаз постороннего. Замечено Учителем в книге Иерархия: «Человечество облекает архата в суровую оболочку, но материя люцида сияет Любовью.<...> Скажем: идя к высшим мирам, архат беспределен во всех проявлениях. Возносясь, архат возносит все высшие и тончайшие энергии с собою. Мы можем Наши истинные лики показать только близким» [33; 3, 12].

«Ю[рий] Николаевич] – по воспоминаниям современников – внешне незаметный, но какой внутренне мощный, значительный при сердечном касании. Даже немного страшный, обжигающий. Взор – мягкий, но не взор добряка. Он добр добротой требовательной, добротой долга перед человечеством, перед планетой, перед Учителем, перед Космосом» [12,с.83]. Он всегда был готов поделиться светом знания, но лишь в пределах понимания вопрошающего и дозволенного временем. Огненная печать крепка на устах подвижника. По этой причине все благородные попытки человечества описать жизнь Архатов редко полны и достаточно совершенны. Возможно, лишь стоящие на той же ступени лестницы жизни, как и они, могут коснуться сокровенного, да и то лишь в пределах, допущенных Учителем Света.

Вспоминая брата, С.Н.Рерих подметил исключительную проявленность миссии Юрия Николаевича уже с детских лет жизни. «Редко бывает, когда человек с самых ранних лет уже знал бы свой дальнейший Путь. Путь, который развивался и углублялся на протяжении всей жизни» [8,с.7]. Глубокий интерес к человеку, неутолимая жажда знаний Юрия, магнит благородных традиций и культурная деятельность своих родителей уже в раннем возрасте пробудили в сознании юноши понимание суровой ответственности, великого смысла жизни и выкристаллизовали конкретные интересы, цели и задачи для его будущей науки: «Юрий Николаевич уже в пятнадцать лет хорошо знал, чего он хочет и у кого ему следует заниматься [34,с.15]. Именно в этом возрасте он начал заниматься египтологией с академиком Б.А.Тураевым [35] и монгольским языком и историей монголов с профессором А.Д.Рудневым.

Семнадцатилетним юношей Юрий поступил на индо-иранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете, где начал заниматься персидским языком и санскритом у профессора Денисона Росса. «На двадцать первом году своей жизни он имел уже звание магистра индийской филологии» [34,с.15].

Знание многих языков и неутомимое стремление к пониманию местных диалектов постоянно жило в его сердце, что позволяло Юрию Николаевичу находить драгоценные зерна истины там, где вчера они еще отвергалась официальной наукой. Знания Юрий Николаевич искал в университетах и академиях, искал в разных странах и у разных людей. Больше всего его влекли архаические рукописи древних учений. В их символах он предчувствовал много необычного и неисследованного как для культуры человечества, так и для его любимой науки [15,с.67].

С детства Юрий серьезно изучал воинское дело и нашел возможность в свое время окончить специальную Офицерскую школу в Париже, а во время экспедиций отца профессионально организовывать военную охрану караванов. Кстати сказать, военным делом он интересовался на протяжении всей своей жизни. Далее в последние годы ее он прекрасно знал оружие и военное искусство, в чем убедились ученые Института востоковедения АН СССР, когда в день экзамена по военному делу «Ю.Н. Рерих пришел раньше всех и первым пошел отвечать. И буквально поверг в ступор экзаменатора, продемонстрировав такие знания военного дела, о которых никто и не подозревал» [36,с.48]. Поэтому, когда в первые дни Великой Отечественной войны он подал заявление из Индии на имя советского посла в Лондоне И.М.Майского о готовности вступить добровольцем в ряды Красной Армии и выступить на защиту Родины, то это было заявление, прежде всего, профессионала, знающего всю специфику и тонкости воинской службы. Из этого факта следует заключить, что его порыв защитника был продиктован в то грозное время 1941 года не только патриотическим чувством, но и долгом воина.

Все эти вехи интересов Юрия Николаевича складывались естественно, с внутренним убеждением необходимости труда на благо Родины, затем они были подтверждены неизбежной суровостью самой жизни и вескими словами старшего Рериха. «Каждый из нас четверых в своей области накопил немало знаний и опыта. Но для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много, где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений. Ни на миг мы не отклонялись от русских путей. Именно русские могут идти по нашим азийским тропам. И Юрий, и Святослав умеют сказать о ценностях народных. Умеют доброжелательно направить молодое мышление к светлым путям будущего. Юрий – в науке, Святослав – в искусстве прочно укрепились» [27,с.25].

Спустя многие годы, когда за плечами Юрия Николаевича был многотрудный опыт Центрально-Азиатской экспедиции и он уже занимал должность директора Гималайского Института научных исследований «Урусвати», книгами молодого ученого, глубоко постигшего истоки архаичных знаний Востока и Средней Азии, зачитывался и восхищался передовой научный мир востоковедов. В связи с этим Е.И.Рерих в письме к американским сотрудникам от 4 апреля 1934г. отметила: «Радуется сердце мое о моем мощном Ю[ханчике]. Истинный сподвижник своего отца, доверяйте его знанию и силе. Он – прирожденный вождь и явит спасение и мощь там, где указано» [37,с.57]. А спустя месяц Елена Ивановна напоминает Юрию, сопровождающему отца в деловой поездке в Америку, о миссии относительно Николая Константиновича. Нежно и ласково мать просит его: «Юханчик мой, храни Пасика» [37,с.114]. Следует отметить, что именно в это самое время, весной 1934 года, Н.К. и Ю.Н. Рерихи находились в Америке, а затем и в Европе по делам, связанным с планированием очередной крупной экспедиции, предпринятой учеными во Внутреннюю Монголию, Маньчжурию и Китай, а также и в связи с подготовкой Пакта Рериха, решением множества острых вопросов по деятельности общественных организаций имени Рериха и сотрудничества их учеников. Обратим внимание, что Ю.Н. Рерих в составе Маньчжурской экспедиции (1934-1935 гг.) был помощником руководителя экспедиционного отряда, его правой рукой, а также отдельно взял на себя ответственность «за медицинские исследования» [22,с.271] в этом научном проекте. Последний факт неожиданно высвечивает для нас еще одну интересную информацию – о компетентности Ю.Н. Рериха и в области медицины, о чем ранее исследователями и биографами не отмечалось.

Отзываясь на печальные вести о состоянии дел в советском востоковедении, Н.К. Рерих в письме к художнику Игорю Эммануиловичу Грабарю от 2 апреля 1947 года с грустью пишет: «Как нужен Юрий [Родине. – А.Л.] – индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками – небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии. На днях он читал нам свой последний труд: “Задачи тибетоведения”, основанный на новых данных. Огромно значение тибетской исторической литературы. Индию, Китай, Монголию, Афган, Непал, Бутан – словом, все восточные страны нельзя полностью изучать, не ознакомившись с историческими источниками Тибета – великое перепутье, еще недавно совершенно забытое. Да, наша Родина пойдет по новым путям, вооруженная новым знанием.

Ты пишешь, что Академия Наук издает теперь множество трудов -радостно слышать!Долго ли под спудом будут труды Юрия – “История Средней Азии”, “История Тибета”, “Тибетский словарь”, исследования о наречьях, об искусстве, о нашей экспедиции, о зверином стиле, о Гесэре и многие сообщения, сделанные в Азиатском обществе? Чего ради весь этот ценный материал, накопленный в течение четверти века, должен лежать под спудом, а не радовать нашу Родину? Азиатское Общество сейчас издает большой труд Юрия (1200 страниц), но по-английски. Когда же по-русски? Я как патриот негодую. Все для Родины!» [27,с.533].

Высоко оценивая вклад старшего сына в мировую культуру, Н.К. Рерих посвящает Юрию Николаевичу несколько картин: «Звезда героя» (1936), «Гессар-хан» (1941) и другие. Именно дух героя, воина, неудержимое устремление в будущее отмечает отец в сыне, который все эти годы так мечтал приложить многие знания на Родине [27,с.329]. Тема героев и подвижников, которая нашла отражение на многих полотнах Николая Рериха, является очень важной с эволюционной точки зрения. «Устремление в будущее и пребывание в нем разрушают власть текущего момента над сознанием. Велика эта власть, и освободиться от нее необходимо для полетов. Эта мысль запечатлена в картине “Гессар-хан”. Стрела мысли, направленная мощной рукой в будущее, не символ, но прободение пространства в сферы грядущего и проникновение сознания в них.

В Сферах Высоких, где оформлено будущее человечества и намечено космическое течение его эволюции, огненная действительность уявлена в формах, и сочетание сознания с ними вводит его в космический эволюционный поток и в пророческих прозрениях позволяет видеть то, что уже существует в Сферах Надземного Мира. Прозрение в будущее ставит человека лицом к лицу с реальностью Высшего Мира» [32; 283]. Таким образом, энергетика героев и подвижников, благотворно продвигающая человечество в космическую эпоху Всеединства, является фундаментальной составляющей русла его эволюции.

На картине Н.К. Рериха «Звезда героя» мы видим человека, устремившего взгляд на небо. Он ждет знак, который дадут ему звезды, о том, что наступило время для свершения нового подвига. Таким знаком для героя стал полет кометы. В Индии Елена Ивановна говорила Юрию Николаевичу, что если он поедет в Россию, то проживет там не более 3-х лет, а если останется в Индии, проживет дольше. Мать спросила его: «Поедешь?» Сын ответил: «Поеду». Юрий Николаевич устремил себя на руководящую мысль о действенной помощи человечеству.

Космогоническая индусская сказка сообщает: «Жило ужасное чудовище, пожиравшее людей. Однажды чудовище преследовало намеченную жертву. Человек, спасаясь, нырнул в озеро, чудовище прыгнуло за ним. Ища спасения, пловец скакнул на спину чудовища и крепко схватился за торчащий гребень. Чудовище не могло опрокинуться на спину, ибо брюхо его не было защищено. Оно устремилось бешеным бегом, ожидая, когда человек изнурится. Но человек думал, что он своим отчаянным положением спасает человечество, и в этой мировой мечте силы его напряглись без устали.

Чудовище между тем так ускорило бег, что искры летели огненным хвостом. И в пламени чудовище стало подниматься над Землею. Мировая мысль человека подняла даже врага.

Когда люди видят комету, они благодарят отважного, устремленного вечно.

Мысли людские мчатся и дают новые силы всаднику чудовища. Белые, желтые, красные и черные люди устремляют мысли к тому, кто давно стал огненным» [38; 137].

Юрий Николаевич очень любил слово «подвиг». В сути этого эволюционного явления лежит самопожертвование героя.

Существует теснейшая энергетическая связь между Культурой и подвигом. «Культура – почитание Света», а подвиг – действенное служение Красоте Высшего Мира. Вся жизнь Юрия Николаевича, всем сердцем отдавшегося Учению и Служению [37,с.122], была подвигом на ниве Культуры.

Живя в середине XX века, Юрий Николаевич Рерих являл собой яркий образец ученого будущего, ученого новой энергетики, нового сознания и Новой Эпохи. Так же, как и родители, он владел мощью синтетического творчества, методологией одухотворенной науки и успешно трудился во многих ее областях. Кроме того, в своей исследовательской работе Юрий Николаевич умело сочетал различные методы научного познания. Он владел и теми методами познания, которые признавались современной материалистической наукой, и теми, которые она пока отрицает.

Радуясь достижениям старшего сына в тибетологии и знанием культуры народов Востока и Азии, Елена Ивановна в письмах к Святославу и его жене Девике Рани осенью 1953 года отмечает: «Уважение к Юх[анчику] продолжает расти. Он окружен учениками. На днях приезжают два буддиста из Японии специально повидать его. Студент из Калькутты в восторге от своих занятий и достигнутых успехов с Юханчиком. Годы Университета не дали ему того, что он приобрел за несколько уроков и бесед с Юрием. Репутация Юрия как необыкновенного ученого и талантливого знатока Востока твердо установилась и в Европе, среди тамошних ученых. Постоянно получает запросы и приглашения от европейских ученых <...> Наш Юханчик полон сил и желания скорее приложить свои способности на общую пользу» [39,с.325].

И еще: «Юханчик становится центром внимания и главным Авторитетом по Тибетологии за пределами Индии. Все чаще приходят письма от разных проф[ессоров] из Европы с просьбою дать им разъяснения непонятных им текстов, и благодарность их трогательна. Присылают в дар прекрасные издания. Все выражают желание познакомиться с ним и направляют свои стопы в наш Калимпонг. Так, сюда едет проф[ессор] Штейн из Парижа, и уже приехал англ[ичанин] Снелльгров, и собирается приехать проф[ессор] из Мюнхена Хоффман. Так действует магнит знания. Юханчик доволен своими последними учениками: одной очень серьезной, дельной японкой из Калькутты, и одним индусом, тоже из Калькуттского Университета. Все говорят, что два-три месяца занятий их с Юрием дали им несравненно больше, нежели два года в Университете» [39,с.341].

Обобщим тезисно те значительные подвиги земной деятельности из «жизни плененного Ангела Света» [12,с.76], которые ученый-подвижник, успел осуществить на Родине за неполных три года.

После долгой вынужденной разлуки Юрий Николаевич Рерих все-таки смог возвратиться на Родину в 1957 году, когда в стране произошли политические изменения, связанные с «хрущевской оттепелью». Его пригласил Н.С.Хрущев, с которым он имел возможность встретиться в Дели на выставке картин Н.К. Рериха. По возвращении на Родину Ю.Н. Рериху сразу же присвоили звание профессора, а вскоре выдали диплом доктора филологических наук и назначили заведующим сектором философии и истории религии Института востоковедения АН СССР, где он и проработал с августа 1957 года до 21 мая 1960 года. «Конечно, такой ученый – с мировым именем – безусловно, достоин звания академика. Но для этого надо было прочитать, – вспоминает его ученица В.С.Дылыкова [40], – все его труды, оценить их глубину и значение для науки» [2,с.44]. Когда Юрий Николаевич умер, ему не было еще 58 лет. Для ученого, и особенно такого масштаба, это период расцвета и творческих свершений, реализации накопленного научного потенциала. Притом, что «эрудиция Юрия Николаевича была настолько глубокой, всеохватывающей, что рядом с ним никого нельзя было поставить. Просто никого. Его приезд был огромным событием для наших востоковедов» [2,с.44], – отмечает В.С.Дылыкова. Он мог бы сделать еще очень многое для мировой науки и в целом дать мощный импульс для эволюционного продвижения всего человечества к созидательному единству. Но этому не суждено было случиться.

За неполные три года жизни в Советском Союзе ученый сделал невозможное – возродил отечественную школу тибетологии и монголоведения, вокруг которой образовался круг талантливых учеников, продолживших его дело, впервые в стране он ввел преподавание ведийского языка – языка самых древних индийских священных текстов и буддийского гибридного санскрита [26,с.14-15]. Следует подчеркнуть, что Юрий Николаевич единственный из ученых, кто в своем классическом труде «Тибетский язык» [41], изданном на английском и в собственном переводе на русском языках, описал все диалекты тибетского языка, дал указания по грамматике, множество текстов и комментарии. К исследованию основ тибетского языка ученый подошел исходя из закономерностей строения санскрита и пали.

Важно отметить, что большую часть трудов Ю.Н. Рерих посвящает своей любимой области в науке – тибетологии. Эта любовь неизменно приводила его, как только появлялась возможность, в Монголию, к ее богатейшим тибетским, а также монгольским фондам, сокровища которых позволили ученому развивать далее его изыскания в области тибетско-монгольских и русско-монгольских культурных связей.

С территории России Юрий Николаевич в своей жизни трижды пересекал границу монгольского государства с научными целями. Первый раз он вступил на монгольскую землю в 1926 году с экспедицией отца, академика живописи и археолога Н.К. Рериха. Николай Константинович с величайшим благоговением относился к Монголии, хорошо знал ее историю и традиции. «Его привлекает кочевой мир наших южных степей, обогативший нашу историю не только воинской славой, но и явившийся проводником культурных влияний, шедших из далекой Индии и Китая. В 1904 году он пишет поэму “Чингис-хан”, посвященную прошлому Монголии» [42]. Художник посвятил этой древней степной стране много картин и, оказавшись в Монголии в период с сентября 1926 года по апрель 1927 года, во время известной Центрально-Азиатской художественно-археологической экспедиции, чувствовал необычайное творческое вдохновение в ходе проводившихся научных исследований истории, языка, культуры монгольского народа. Рерихи верили в будущее Монголии, ставшей родиной великого Чингис-хана, которого Юрий Николаевич, по воспоминаниям его ученика Ш.Биры, любил называть «Монгольским Прометеем» [43,с.388].

Затем, спустя почти тридцать лет, ученый посещает степную страну' в 1958 году. Юрий Николаевич был командирован от ИВ АН СССР в Монгольскую народную республику (МНР) с 20 июля по 2 августа по приглашению монгольского руководства для научных консультаций и в связи с предстоящим съездом монголоведов [44]. В этой поездке Юрия Николаевича сопровождал аспирант Института востоковедения монгол Ш.Бира, который прилично знал русский, английский и турецкий языки. Это помогало Юрию Николаевичу практиковать со своим учеником монгольский язык и совместно проводить исследования по проблеме исторических хроник, написанных монгольскими ламами на тибетском языке. По воспоминаниям профессора Ш.Биры, его Учитель очень интересовался историей и культурой монгольского государства, его столицей и часто повторял: «Любовь к Монголии у меня в крови» [43,с.388].

Третий, и последний раз в своей жизни, Юрий Николаевич пересек границу Монголии со стороны Родины в составе делегации от СССР из пяти человек для участия в первом Международном конгрессе монголоведов-филологов, проходившем в Улан-Баторе с 1 по 9 сентября 1959 года, и выступил с докладом «Монгольские заимствования в тибетском языке» [45,с.344-352]. Юрий Николаевич на этом Конгрессе был одним из немногих зарубежных участников, кто сделали свой доклад на монгольском языке. Выступление Рериха вызвало оживленный интерес и для многих монголов запомнилось на всю жизнь.

Юрий Николаевич был очень рад, что все его прежние научные рекомендации монгольские коллеги учли, и мечтал создать тибетологическую школу в Улан-Баторе, при этом говорил: «Если вы хотите поднять монгольский престиж за рубежом, нужно выходить на международную арену, в научный мир, там сильные школы» [46]. В этом была одна из причин активной поддержки и содействия со стороны профессора Ю.Н. Рериха Ученого Комитета Монголии в подготовке и проведении в столице МНР первого Международного конгресса монголоведов-филологов. После завершения работы конгресса ученый пишет обзор «Первый Международный съезд монголоведов-филологов» и подчеркивает, что съезд, «несомненно, был важным этапом в истории монголистики» [47,с.357]. Таким образом, монгольские коллеги вполне справедливы в утверждении, «что Юрий Николаевич стоял у истоков международного сотрудничества монголоведов, которое впоследствии переросло в ныне действующую Международную Ассоциацию Монголоведения с центром в Улан-Баторе» [43,с.390]. Следует отметить, что ученый готовился вновь приехать в Монголию летом 1960 года, но этого ему не удалось осуществить, так как в мае того года он внезапно скончался.

Обширный научный потенциал знаний и человеческий духовный магнит Юрия Николаевича неизменно привлекали внимание монголов к ученому, и он становился желанным собеседником самых разных людей. Об этом свидетельствуют его многочисленные беседы с монгольскими учеными, деятелями культуры и политиками МНР, а также любезная готовность обсуждать с ними острые проблемы научных исследований, перспективы развития монголоведения, консультации коллег и вечерние занятия по фонетике тибетского языка с работниками тибетского отделения Монгольского государственного университета [44,с.89—96]. При этом Ю.Н. Рерих посещал научные и религиозные центры, встречался с членами правительства, учеными и успел даже побывать в юрте своего ученика III.Биры, в которой он летом жил с семьей в местности Яргайт, к северу от Улан-Батора. Среди близких монголов Юрий Николаевич высказывал пожелание «приезжать в Монголию каждое лето на отдых, подышать чистым горным воздухом» [43,с.388]. Глубокое знание Монголии, проблем монгольской культуры и просвещения позволили Ю.Н. Рериху прозорливо выделить главные моменты в своих рекомендациях для дальнейшего развития монголоведения. Внимательно вчитываясь в Отчет о его пребывании в МНР в 1958 году, отметим для себя следующее: Ю.Н. Рерих считал важнейшим делом приложить взаимные усилия коллег для публикации каталогов и рукописей тибетских фондов в Монголии, предложил расширить востоковедческую работу в Государственном университете МНР и рекомендовал за счет богатого археологического материала расширить экспозицию Государственного центрального музея, относящуюся к эпохе образования кочевых государств в Центральной и Восточной Азии, а также расширить экспозицию в отделе народного искусства [44,с.89-96].

Следует подчеркнуть, что все пожелания Юрия Николаевича сбываются. Равно как и происходит сегодня спасение уникального и ценнейшего памятника монгольской и китайской архитектуры – монастыря Амар-Баясгалант-хийд на р. Ивэн-голе.

Обладая чрезвычайно обширными знаниями и богатейшим опытом в области индологии и тибетологии, Ю.Н. Рерих высказал несколько научных гипотез, связанных с взаимным обогащением культур, языка и литератур Монголии и Тибета. Следует назвать такие его работы, как «Сказание о царе Кэсаре Лингском», «Тибетские заимствованные слова в монгольском языке», «Монгольские заимствования в тибетском языке», «Монголо-тибетские отношения в XII и XIV вв.», «Кункхьен Чойджи одсер и происхождение монгольской письменности» и многие другие [48].

За короткий срок сотрудничества с монголами и напряженной работы в Институте востоковедения АН СССР в Москве Юрий Рерих опубликовал и подготовил к печати огромное количество статей и книг. Библиография основных его работ, написанных им в последние годы жизни, занимает четыре страницы печатного текста [49,с.249-252]. Особо следует отметить многолетний рукописный труд Ю.Н. Рериха «История Средней Азии» [50]. Этот труд, над которым ученый работал еще в Индии и планировал завершить и издать на Родине, был издан Международным Центром Рерихов в 3-х томах в 2004, 2007 и 2009 гг.

Кроме того, востоковеды России с благодарностью вспоминают Юрия Николаевича за редакцию и подготовку к изданию уникального труда «Тибетская историческая литература» [51] профессора Андрея Ивановича Вострикова, расстрелянного в 1937 году [52]. Рукопись сохранила вдова А.И.Вострикова. Она привезла ее и передала лично Ю.Н. Рериху. После перевода книги на английский язык монография А.И.Вострикова стала ценнейшим справочным материалом по всем направлениям тибетологии для ученых-тибетологов всего мира.

Также под руководством Ю.Н. Рериха была возобновлена серия научных трудов и источников по буддийской философии и культуре – «Библиотека Буддика», издание которой на многие годы было прервано. В этой серии вышло два издания: книга А.И.Вострикова о тибетской исторической литературе и «Дхаммапада», перевод с языка пали, с большой вступительной статьей и комментариями

В.Н.Топорова.

Тибетолог В.С.Дылыкова в своих воспоминаниях о наставнике и Учителе, «какими во все времена были святые люди» [2,с.53], пишет: «За короткий срок Юрий Николаевич успел сделать необычайно многое для науки. Он, можно сказать, “повернул колесо” отечественной тибетологии» [2,с.45].

«Он вообще не знал свободного времени-, работал в институте, учил, писал, переводил, общался с самым широким кругом лиц, устраивал дела своих коллег, ездил в издательства, работал как ответственный редактор с другими редакторами, готовил сборники, одновременно давал там свои статьи. Причем это былинеотдельные статьи “по случаю”, а целый поток научных публикаций по Тибету, Монголии, Индии и на другие темы <...> это была работа “на износ”» [2,с.49].

«Юрий Николаевич Рерих – очень светлый человек. Для меня, – пишет Вилена Санджеевна, – он был и остается Учителем, настоящим наставником <...> Он зажег светильник, который все эти годы горел тихим, ровным пламенем и горит до сих пор. Его короткая, но такая яркая деятельность в Отечестве дала мощный сдвиг развитию нашей тибетологии. И это действительно огромная заслуга Юрия Николаевича, уже не говоря про индологию и буддологию, которым он тоже посвятил всю свою жизнь» [2,с.53-54].

Таким образом, за столь короткое время он ярко представил отечественное научное направление востоковедения, которое вывело Советский Союз на передовые рубежи мировой ориенталистики.

Проводя огромную научную работу в Институте востоковедения АН СССР, Юрий Николаевич также стремился осуществить давнюю и заветную мечту всей семьи – создать на Родине, в Москве, Музей имени Николая Константиновича Рериха. В письме друзьям в Ленинград Юрий Николаевич писал: «Будет большим праздником вернуть творчество Николая Константиновича Родной Земле» [53,с.55]. (К сожалению, после ухода Ю.Н. Рериха из жизни все правительственные обещания о создании Музея Н.К. Рериха на Родине остались не выполненными.)

Огромными трудами Ю.Н. Рериха и его друзей были организованы выставки картин Н.К. Рериха в Москве на Кузнецком Мосту и в Третьяковской галерее, в Ленинграде в Русском музее, а затем в Киеве, Риге, Тбилиси и других городах. Также благодаря усилиям Юрия Николаевича в 1960 году в журнале «Октябрь» впервые публикуется большая подборка «Листов Дневника» Н.К. Рериха. В результате его напряженной организационной работы советский народ открыл для себя великое имя Николая Константиновича Рериха – мыслителя, художника, ученого, путешественника и общественного деятеля. Впервые для Родины «Держава Рериха» так широко и глубоко была представлена в изобразительном искусстве и «долго замалчиваемое имя зазвучало большим аккордом» [53,с.55].

Следует подчеркнуть, что в эти годы Юрий Николаевич как ученый, с его особым обаянием и утонченным чувством восприятия в жизни Прекрасного, стал уникальным духовно-нравственным, научным и культурным магнитом для очень многих людей. И к этому гиганту духа, как метеорные пылинки, устремились изголодавшиеся по духовной пище разные люди: П.Ф.Беликов, В.А.Вераксо, В.С.Дылыкова, Р.Я.Рудзитис, Л.Р.Цесюлевич, Б.А.Смирнов-Русецкий, чета Арендт, чета Черноволенко и многие другие известные деятели науки и культуры.

Творческое наследие семьи Рерихов, художественное, философское, научное и литературное близко по духу народам Центральной Азии и Индии, их утонченному мировосприятию и героическому эпосу, запечатленному в древних архаических источниках. Обращаясь к роду Рерихов, следует отметить, что «прабабушка Юрия со стороны Е[лены] Ивановны] была монголкой (Елъчанинова), вторая – татаркой. Обе были очень воинственными. Эта черта передалась и последующим поколениям» [9,с.27]. Возможно, поэтому Елена Ивановна Рерих и хотела видеть в своих детях героический энтузиазм и часто говорила им и своим корреспондентам: «Мое самое любимое слово – “дух воинствующий”» [9,с.27]. И даже в более зрелые годы жизни своих детей Елена Ивановна все так же напоминала им о великом значении героизма в судьбе человечества. В частности, в письме к Юрию в период пребывания его с Николаем Констановичем на маршруте Маньчжурской экспедиции в июне 1934 года она с любовью пишет сыну: «Юханчик мой, так верю в твой героизм, в твою дружную работу с нашим Пасиком» [37,с.181].

Отечественная научная школа гордится такими выдающимися востоковедами, как академики В.П.Васильев, Б.Я.Владимирцов,

С.Ф.Ольденбург, Ф.И.Щербацкой, профессор А.И.Востриков и другие. Сегодня мы вправе в этот ряд блестящих ученых поставить имя профессора Юрия Николаевича Рериха, выдающегося ученого-востоковеда, Человека с большой буквы, рыцаря науки, которой он посвятил всю свою жизнь. «В стенах Института востоковедения АН СССР усилиями Ю.Н. Рериха была, по существу, создана “рериховская школа” индологов и тибетологов, отличающаяся своеобразием направления исследований и особым почерком в работе» [7,с.5].

Ю.Н. Рерих один из первых ученых-европейцев XX века стал факелоносцем восточной мысли и культуры и более, чем кто-либо другой из ученых востоковедов, способствовал восприятию древней мудрости народов Центральной Азии и Индии научной общественностью Запада и Советского Союза, а сегодня учеными России. Обладая широким философским мировосприятием, всесторонним знанием древней восточной мысли, которую он блестяще выражал в современных научных понятиях и терминах, Юрий Николаевич Рерих останется в нашей памяти выдающимся ученым и гуманистом, рыцарем культуры и революционером научной мысли, человеком духовных прозрений и борцом за культурное возрождение человечества.

На Родине, в любимой Рерихами России, Юрий Николаевич оставил ближайшим ученикам наставления для нелегкого и долгого пути труда – пути внутреннего очищения и преображения. Своим потомкам, с любовью зрелого наставника, в памятке ученикам и служителям Общего Блага, включающей в себя 21 совет, он заповедал.

  1. «1. Надо забыть все прошлое, не надо думать о причиненных тебе обидах. Лишь бы можно было сотрудничать. Также и народ должен забыть о своих прошлых обидах. Будущее светло, надо все принести ему.
  2. Надо перекинуть мост в будущее, не надо оглядываться назад. Если ты совершил ошибку, подумай, как. надо было поступить, и в следующий раз так и поступай.
  3. Не надо жалеть прошлого. Изменяются отношения, изменяется и аура.
  4. Каждый день для развития мышления надо брать какой-нибудь вопрос и рассматривать его со всех сторон и сопоставлять с другими вопросами. Советовать это и другим.
  5. Надо изучать психическую энергию, – наблюдая за ее выявлениями. Записывать.
  6. Надо следить, чтобы каждое действие, даже малейшее, было сознательно. Если я беру книгу или протягиваю руку, чтобы это происходило сознательно.
  7. Надо построить свой внутренний Устав и правила поведения, чтобы знать, чем руководствоваться.
  8. Живая Этика – норма поведения, приложенная к жизни.
  9. Выберем себе несколько раз в день время для молчания духа, в безмолвии открой сердце Указу Владыки. Иногда своими желаниями мы заграждаем голос Учителя.
  10. Если случайно является новая мысль, новое построение, переживание, надо записывать, потом конкретно явится ответ в жизни. Особенно внимательным надо быть к повторным мыслям.
  11. Вечером надо подумать, что сегодня сделал по Учению. Не то, что уже по твоей натуре согласно с Учением, но то, что ты по Учению совершил наперекор своей натуре.
  12. Самое главное – выдержка во всем. Мы много хорошего начинаем, но не заканчиваем.
  13. Когда человек начинает заниматься Учением, происходит будто сгущение теней. У каждого выявляются сильнее его плохие качества. Так же, когда вспахивают землю, появляются сорняки. Происходит переоценка. Потому надо знать свой Путь и обрести терпение.
  14. Самая сердечная беседа – это с глазу на глаз. Так любят беседовать на Востоке. Не надо читать вместе, но отдельно, – потом делиться.
  15. Требовать, приказывать другому не надо, но высказывать так, чтобы другой понял. Найти такую форму, которую другой принял бы.
  16. Убедить личным примером. Зажечь других можешь, если сам горишь.
  17. Важно подобрать слова, чтобы не увеличить самость другого, а то вместо помощи можно ухудшить дело.
  18. Кто руководит, должен иметь чуткость, чтобы видеть, хватит ли у другого огня и сил для дальнейшего развития. Каждый приходящий приносит свою ношу – карму. Прежде, чем приобщить, надо узнать, кто он.
  19. Что же делать? Принимая во внимание теперешние условия и возможности, стараться говорить на понятном языке. Надо путем науки, искусства, морали воздействовать на окружающее и поднимать энтузиазм и героизм. Надо во всем и всегда поддерживать энтузиазм, если он направлен на Общее Благо.
  20. Западные философы говорят высокие слова, но живут обыденной жизнью. А от того Запад не преуспевает. Напротив, Восток сразу применяет в жизни.
  21. Вряд ли западным путем можно освободиться от своих ошибок. Запад советует раскаяние, но это цепь. Восток же не думает об ошибках, но сразу, всем существом, старается жить так, как надо» [54,с.71].

 

Литература и примечания

  1. Грани Агни Йоги. 1960 г. Новосибирск: Предприятие «Алгим»; Издательство «ППК “Полиграфист”», 1993.
  2. Дылыкова В.С. Он «повернул колесо» отечественной тибетологии // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  3. Рудзите И.Р. Юрий Николаевич Рерих и религиозные основы культуры // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  4. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. М.: МЦР, Мастер-Банк. 2012.
  5. Рерих Н.К. Сердце Азии. Алматы, 2007.
  6. Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 1999.
  7. Ларичев В.Е. Ю.Н. Рерих – путешественник, исследователь-востоковед, гражданин // Рериховские чтения. Репринт. Новосибирск, 1983.
  8. Рерих С.Н. Слово о брате // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  9. Рудзитис Р.Я. Встречи с Юрием Рерихом. Мн.: УП «Лотаць», 2002.
  10. Так называла Россию Елена Ивановна Рерих.
  11. См.: Беликов П.Ф. Величайший победитель в битве // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  12. Восемь встреч с Учителем // Мир Огненный. 1997. № 12.
  13. Грани Агни Йоги. 1970 г. Новосибирск: Предприятие «Алгим»; Издательство «Цэрис», 1997.
  14. Грани Агни Йоги. 1961 г. Новосибирск: Издательство «ППК “Полиграфист”»; Предприятие «Алгим», 1994.
  15. Вераксо В.А. Восемь встреч с Учителем // Мир Огненный. 1998. № 17.
  16. В соответствии с библиотечно-библиографической классификацией РФ (ББК – 2012) все философские работы Рерихов, включая книги Живой Этики, или Агни Йоги, которые являются неотъемлемой частью их философского наследия, отныне введены в раздел «История философии» пункт «Космизм. В.И.Вернадский, Н.К. и Е.И. Рерихи, А.Л.Чижевский и др.».
  17. Рерих Н.К. Чутким сердцам // Знамя Мира. М.: МЦР, 1995.
  18. 15 апреля 1935 года в Вашингтоне в Белом Доме был подписан Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников. В присутствии президента Франклина Рузвельта представители США й 20 стран Латинской Америки подписали международный договор, который вошел в мировую историю под названием Пакт Рериха. Пакт установил особое Знамя с его объединяющей идеей единствг! народов на основе их общей эволюции и в целях сбережения, охранения и защиты всех культурных сокровищ во время войны и, что наиболее важно, достойное сохранение в мирное время. На Знамени был изображен особый Знак, Знак Триединости, предложенный русским художником, ученым, мыслителем и общественным деятелем Н.К. Рерихом. В центре белого полотнища Знамени в амарантовом круге три соединенные между собой амарантовые сферы, как символ Вечности и Единства Мира.
  19. Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха; первый вице-президент Международного Центра Рерихов; заслуженный деятель искусств РФ; член Союза писателей СССР, России; исследователь и популяризатор творчества семьи Рерихов; академик РАЕН и РАКЦ.
  20. Шапошникова Л.В. Живая Этика как творческий импульс Космической эволюции // Культура и время. 2011. №4.
  21. Грани Агни Йоги. 1971 г. Новосибирск: Предприятие «Алгим»; Издательство «Цэрис», 1997.
  22. Рерих Ю.Н. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 2002.
  23. Работы Ю.Н. Рериха, В.А.Перцова, В.В.Диксона: «Книга Золотого сверкания», «Знание добра», «Книга полуночной тайны», «Пение отреченного», «Тропа страдания», «Милосердие премудрости», «Созвучие струн мирового песнопения» (Письмо Ю.Н. Рериха семье от 23 января 1921 года).
  24. Гумилев Л.Н. Ю.Н. Рерих как историк Центральной Азии. Доклад на заседании Восточной комиссии ВГО СССР, посвященной памяти Ю.Н. Рериха. 20.XII.60 (рукопись автора).
  25. Рерих Ю.Н. Письма. Т. 2. М.: МЦР, 2002.
  26. Елизаренкова Т.Я. Человек и ученый // Ю.Н. Рерих: Материалы юбилейной конференции. М.: МЦР, 1994.
  27. Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 1996.
  28. Рерих Ю.Н. Расцвет ориентализма // Юрий Рерих. Статьи. Воспоминания. Одесса: Издание Одесского дома-музея имени Н.К. Рериха, 2012.
  29. См.: Кашкалда В.Я. Подвиг пламенного воина // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  30. Рерих Н.К. Лада. Письма к Елене Ивановне Рерих. М.: РАССАНТА, Государственный музей Востока, 2011.
  31. Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. Т. 1. М., МЦР, 1995.
  32. Грани Агни Йоги. 1972 г. Новосибирск: Издательство «Цэрис», 1998.
  33. Учение Живой Этики. Иерархия.
  34. Беликов П. Ф. Величайший победитель в битве // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  35. Памяти своего учителя Юрий Николаевич посвятил одну из первых работ: Roerich G.N. Un grand orientaliste: Boris Touraev // La vie des peuples, № 44. Paris, 1922.
  36. Елизаренкова Т.Я. Жаль, что это продолжалось только три года! // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. Сборник. Новосибирск.: СибРО, 1994.
  37. Рерих Е.И. Письма. Т. 2. М.: МЦР, 2000.
  38. Учение Живой Этики. Община.
  39. Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2009.
  40. Дылыкова-Парфионович Вилена Санджеевна (р. 1938), синолог, тибетолог, кандидат филологических наук. Живет и трудится в Москве.
  41. Рерих Ю.Н. Тибетский язык / АН СССР. Ин-т народов Азии. Языки заруб. Востока и Африки. М.: Изд-во вост, лит., 1961.
  42. Рерих Ю.Н. Слово о Н.К. Рерихе // Культура и время. 2012. №4,с.28. Речь, произнесенная Ю.Н. Рерихом на открытии выставки картин отца в 1958 году.
  43. Шагдарын Бира. Воспоминания об Учителе // Рерихи и Монголия: Сборник статей / Отв. ред. Ш.Бира. Улан-Батор: Содпресс, 2011.
  44. Отчет Ю.Н. Рериха о поездке в МНР в 1958 году опубликован в Бюллетене РАН РФ за 1993 год.
  45. Рерих Ю.Н. Монгольские заимствования в тибетском языке / Рерихи и Монголия. Сб. ст. / Отв. ред. Ш.Бира. Улан-Батор: Содпресс, 2011.
  46. Бира Ш. Мы с первого дня полюбили друг друга. Воспоминания об учителе Ю.Н. Рерихе //www.legendtour.ru/rus/mongolia/text/text_17.shtml
  47. Рерих Ю.Н. Первый Международный съезд монголоведов-филологов / Рерихи и Монголия: Сб. ст. / Отв. ред. Ш.Бира. Улан-Батор: Содпресс, 2011.
  48. Рерихи и Монголия: Сб. ст. / Отв. ред. Ш.Бира. Улан-Батор: Содпресс, 2011.
  49. Библиография основных трудов Ю.Н. Рериха // Народы Азии и Африки. №4. 1962.
  50. Рерих Ю.Н. История Средней Азии: В 3 т. Т.1. М.: МЦР; Благотворительный фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2004; – Т.2. М.: МЦР, 2007; – Т.З. М.: МЦР, 2009.
  51. Востриков А.И. Тибетская историческая литература. М., 1962 (Bibliotheca Buddhica. XXXII / АН СССР. Институт народов Азии).
  52. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР (Ст. 58-10, 11 УК РСФСР) 26 сентября 1937 г. Прах ученого захоронен на территории Донского монастыря в Москве. Реабилитирован в 1956 г.
  53. Митусова Л.С. Из воспоминаний // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  54. Рерих Ю.Н. Памятка другу и члену общества // Мир Огненный. 1998. № 17.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 147