Вклад Юрия Николаевича Рериха в изучение Калачакры

Марга Куцарова,
руководитель филиала МЦР в Болгарии, председатель Национального
общества имени Рерихов в Болгарии – коллективного члена МЦР,
аспирант Софийского университета имени Святого
Климента Охридского, Болгария

 

Система Калачакры буддизма Ваджраяны (тантрического буддизма) появилась в Индии, согласно тибетским источникам, во второй половине X века и затем в XI веке распространилась в Тибете. Она оказала огромное влияние на развитие тибетского буддизма. Согласно традиции Калачакры, это учение было преподано Буддой королю Шамбалы Сучандре в Индии, в ступе Дханья-катака [1] (вблизи современной деревни Амаравати, штат Андхра-Прадеш). Король Сучандра и его преемники, короли Шамбалы, хранили учение Калачакры в течение многих веков и передали его ищущим знания в Индии в конце X – начале XI в. [2].

Юрий Николаевич Рерих внес неоценимый вклад в исследование системы Калачакры. До него Калачакру исследовали основатель тибетологии Александр Чома де Кёрёш [3] (1784-1842) и Альберт Грюнведель (1856-1935). Чома де Кёрёш впервые обратил внимание европейских исследователей на учение, принесенное из Шамбалы. Его заметки о Калачакре [4] в течение почти века оставались единственным источником знания на Западе об этой буддийской системе. Грюнведель перевел сочинение знаменитого Таши-ламы III (VI) Палдена Еше «Путь в Шамбалу» [5], сделав этот трактат доступным для европейцев.

В 1932 году в журнале Гималайского Института научных исследований «Урусвати» Ю.Н. Рерих опубликовал свою работу «К изучению Калачакры. I» [6]. В статье он указал на значение этой системы буддизма Ваджраяны, тем самым привлекая к ней внимание научного мира. Он подчеркивал, что «важность системы Калачакры в религиозной жизни Тибета очевидна из наличия многочисленной литературы, посвященной системе, и того мощного влияния, которое она оказала своим учением на буддийский мир Центральной Азии» [7,с.23].

Юрий Рерих впервые систематизировал и представил научному миру богатство посвященной Калачакре тибетской литературы, включающей в себя тибетские исторические труды класса чойнчжун (истории религий или доктрин), комментаторские труды по учению Калачакры, а также класс сочинений, посвященных описанию пути в Царство Шамбалы. Кроме того, он сделал обзор работ своих предшественников в исследовании Калачакры и привел примеры упоминания о Шамбале в западной литературе с XVII по XIX век.

В этой же работе Ю.Н. Рерих предложил методологию изучения «Калачакра-тантры», а следовательно, и всех тантр класса annutara-yoga-tantra (тантры наивысшей йоги), что имеет чрезвычайно важное значение для научного изучения буддизма Ваджраяны в целом.

Работа Ю.Н. Рериха «К изучению Калачакры. I» была опубликована в тот период, когда западная наука и крупные западные буддологи оценивали буддизм Ваджраяны, частью которого является и Калачакра, отрицательно. Исторически сложилось так, что европейская наука в своих исследованиях прикоснулась сначала к буддизму Тхеравады (Хинаяны). Как следствие утвердилось ошибочное мнение о том, что именно Хинаяна является аутентичным учением Будды и тождественна раннему буддизму. Это видение было распространено в европейской буддологии с конца XIX века примерно до середины XX века, и соответственно Махаяна рассматривалась как вторичное развитие или даже дегенерация буддизма [8]. Что касается тантрического буддизма Ваджраяны [9], то его вообще считали чем-то отвратительным. Например, в конце XIX века Т. Рис Дейвиде писал, что буддийские тантры являются «жалкими по своей форме, так же как они отвратительны и унизительны по содержанию» [Цит. по: 10, р. 29]. Бендал в 1903 году считал, что «в литературе Тантр проявляется распад, бессилие и слабоумие буддизма», а потому для него они являлись «непристойной карикатурой учений <...> раннего буддизма» [Цит. по: 10, р. 29-30]. Винтерниц писал о «Гухяса-маджа-тантре» – тантре из класса наивысших йог, – что «в целом мы находим в ней ту же отталкивающую смесь мистицизма, оккультной псевдонауки, магии и эротики, так же как и в большинстве других буддийских тантр» [Цит. по: 10, р. 30].

В 1934 году во втором издании работы Л. Остина Уоддела «Буддизм Тибета» [11], Кембридж, о «Калачакра-тантре» было сказано: «В северной Индии, Кашмире и Непале тантрическая фаза развилась в чудовищной и полидемонической доктрине, Калачакре, с ее демоническими Буддами, которая включила в себя практику Мантраяны и назвалась Ваджраяной, или “Молниеносной колесницей” <...>. И этим демоническим Буддам, носящим имена Калачакры, Херуки, Ачалы, Ваджра-вайрабхи и т.д., при всем том, что они кровожадны и жестоки, приписывается мощь, которая не уступает мощи небесных Будд; и их можно расположить к себе только постоянным поклонением им и их женским энергиям посредством подношений, жертвоприношений, магических кругов, специальных мантр-заклинаний и т.п.» [Цит. по: 10, р. 27].

Современные исследователи видят две основные причины такого глубокого заблуждения западной науки, длившегося вплоть до середины XX века. Прежде всего – это неправильная методология, выразившаяся в буквальном, дословном понимании буддийских тантр, что приводило европейских ученых в смущение [10, р. 30-42; 12].

Новая методология исследования этой буддийской системы, предложенная Ю.Н. Рерихом в работе «К изучению Калачакры», имела поэтому чрезвычайно важное значение. Он впервые обратил внимание коллег на то, что «обширная литература по системе Калачакра написана в тантристском стиле, изобилует специальными тантристскими терминами и аллегорическими выражениями, тайное значение которых известно только посвященным» [7,с.24]. Он указал, что именно трудный для понимания характер системы, ее глубокий символизм явился одной из важнейших причин [13], которая помешала западным ученым постичь ее доктрину. Отмечая, что, согласно традиции этого учения, первые комментарии к «Калачакра-тантре» были созданы в Шамбале и на них основывались все последующие комментарии, написанные буддийскими иерархами в Индии, Тибете и Монголии, Юрий Рерих подчеркивает, что все эти комментарии «имеют огромное значение для правильного понимания доктрины» [6, р. 12]. Поэтому «Калачакра-тантру» нельзя понять, если читать ее текст буквально, пренебрегая толкованиями традиционных комментариев.

Это четкое методологическое положение было воспринято наукой не сразу. Некоторые ученые считали, что приоритет должно иметь буквальное понимание буддийских тантр, вне зависимости от их традиционных толкований. Другие ученые, в том числе и такие крупные авторитеты в исследовании индо-тибетского буддизма, как Снелгроув, противопоставляли друг другу тантры и их комментарии как в отношении их смысла, так и в отношении их целей и предназначения. Но постепенно, к концу 1980-х годов, западная наука пришла к ясному выводу о существовании особого языка и семантики буддийских тантр, без знания которых совершенно невозможно понять их смысл, и ключ к этому языку можно найти только в системе традиционных комментариев [10, р. 33-42; 14]. Методологический подход, предложенный Юрием Николаевичем, был полностью воспринят современной востоковедческой наукой спустя полвека [15].

Юрий Николаевич в труде «К изучению Калачакры», опираясь на наблюдения, сделанные им во время Центрально-Азиатской экспедиции, дал очень ценную информацию о том, как организовано обучение системе Калачакры в тибетских и монгольских монастырях. И сведения о том, что «монахи-ученики тантристских дацанов отличаются аскетическим образом жизни и суровостью послушничества» [6, р. 11], были чрезвычайно важны для постепенного преодоления предрассудков, которые явились другой важной причиной неправильного понимания буддийских тантр европейской наукой.

В 1987 году крупный буддолог Джон Ньюман написал: «Очень жаль, что журнал, в котором была опубликована статья Рериха “К изучению Калачакры. Г, журнал “Урусвати” Гималайского научно-исследовательского института при Музее Николая Рериха, имел такое ограниченное распространение. <...> Если бы информация, которая содержится в этой статье, была известна более широкому кругу, она могла бы предотвратить появление некоторых безосновательных спекуляций, слишком характерных для последующих западных работ по Калачакре» [10, р. 143].

Хотя Институт «Урусвати» обменивался изданиями с 285 институтами, университетами, музеями, библиотеками (в крупных библиотеках университетов США журнал можно найти и в настоящее время), научными обществами по всему миру [16,с.32], из-за его консервации в конце 1930-х годов приобрести это издание было нелегко уже в 1950-е годы [17]. И все же ученые, которые внесли существенный вклад в изучение тибетского буддизма в XX веке, такие как Джузеппе Туччи и Гельмут Хоффман, безусловно, были знакомы с работой Юрия Николаевича о Калачакре, были в курсе его научных изысканий, обменивались с ним научными публикациями. Об этом можно судить по опубликованному эпистолярному наследию Юрия Рериха [18].

В работе «К изучению Калачакры. I» Юрий Николаевич указал, что «цель настоящих исследований – дать переводы некоторых текстов тибетских исторических сочинений, касающихся доктрины Калачакры и царства Шамбалы, и тем самым проложить путь к переводу и подробному комментированию Калачакра-мулатантры и других текстов, вошедших в Канджур и Танджур» [6, р. 12]. Таким образом, эта статья должна была стать первой в целой серии работ по Калачакре, которые он намеревался выполнить и опубликовать в журнале Института «Урусвати». Сформулированная Ю.Н. Рерихом цель, по сути, является указанием пути, который наука должна пройти для научного изучения Калачакры. Потому эта статья, без сомнения, была программной. Сначала историческое исследование распространения системы Калачакры в Индии, Тибете, изучение комментариев буддийских ученых к этой системе и «путеводителей» по ней, и только затем – перевод самой «Калачакра-тантры» и ее комментариев. Нужно сказать, что наука в целом прошла именно этот путь, хотя и с немалыми задержками, а может быть, и потерями.

Исследования истории Калачакры начал сам Юрий Рерих. Во второй части статьи «К изучению Калачакры. I» он дал перевод с тибетского на английский части комментария к «Калачакра-тантре», сделанного в 1434 г. Кайдупом Гэлэг-пэлсангом, учеником Цонкапы. В этом отрывке повествуется об истории распространения Калачакры в Индии и Тибете. Здесь же следует указать монументальный перевод Ю.Н. Рериха «Голубых анналов» (1478) (в русском переводе – «Синяя летопись» [19]) Гой-лоцавы Шоннупэла, десятая глава которых полностью посвящена распространению Калачакры в Индии и Тибете [20]. Далай-лама V и ряд других тибетских иерархов считали Шоннупэла, автора «Голубых анналов», «ученым, которому нет равных среди историков». По словам Ю.Н. Рериха, «Голубые анналы» вместе с «Историей буддизма» Будона (1322) разделяют славу основных источников для всех более поздних исторических компиляций в Тибете [19,с.12]. Эти две работы Юрия Николаевича – «К изучению Калачакры. I» и перевод «Голубых анналов» – в настоящее время неизменно присутствуют в библиографиях всех значительных научных исследований в области Калачакры.

Юрий Рерих внес важные уточнения в два ключевых момента истории Калачакры в Тибете – о первом и последнем проповедниках данной системы, пришедших из Индии в эту высокогорную страну.

В начале XX века западные ученые, в частности Грюнведель, считали, что система Калачакры была введена в Тибет Атишей. Юрий Николаевич, читавший их работы, в своей книге «По тропам Срединной Азии» (1931) тоже придерживается этой версии [21, р. 156, 158]. Но уже через год в работе «К изучению Калачакры. I», опираясь на тибетские источники, он пишет, что первым, кто начал распространять доктрину Калачакры в начале XI века в Тибете, был Соманатха, а Атиша приехал на пятнадцать лет позже, и его биографии не содержат сведений о том, что он проповедовал Калачакру [6, р. 22]. Ученый снова напишет об этом в фундаментальной работе «История Средней Азии» в главе посвященной Тибету [22,с.306].

Очерк Юрия Рериха «Ванаратна – последний из великих пандитов» [23] создан на основе жизнеописания Ванаратны в десятой главе «Голубых анналов». Ванаратна – последний из великих индийских учителей буддизма, который пришел из Индии в Тибет в 1426 году и тоже проповедовал Калачакру. Достоинства этого индийского учителя и ученого были так высоки, что, по словам Шоннупэла, «он стал нашим высшим и единственным прибежищем». Жизнеописания Ванаратны свидетельствуют о том, что, несмотря на мусульманские нашествия в северной Индии в начале XIII века и разрушения крупных буддийских центров, таких как Наланда, Одантапури, Викрамашила и других, система Калачакры все еще была распространена в Индии в XV веке. «Принято считать, – пишет Ю.Н. Рерих, – что с постепенным уходом буддизма из северной Индии и установлением мусульманского господства индийские пандиты были вынуждены бежать в страны по ту сторону Гималаев. Однако глубокое изучение тибетских исторических хроник свидетельствует, что древние культурные связи переживали эти изменения и что ученые из Индии и Непала продолжали посещать Тибет. Одним из самых известных среди них был ученый Ванаратна (Nags-kyi rin-chen), который, подобно многим его предшественникам, пришел в Тибет через восточную Бенгалию» [23,с.47].

Перевод «Жизнеописания Дхармасвамина (Чаг-лоцавы Чой-жепэла), тибетского монаха-паломника» [24], сделанный Ю.Рерихом, был опубликован впервые на английском в Патне в 1960 году. Юрий Николаевич выбрал эту рукопись для перевода не случайно. Великий университет-монастырь Наланда, а также Викрамашила, Раджагриха, Одантапури имели важное значение в распространении и утверждении в Индии буддизма Махаяны и Ваджраяны, в том числе системы Калачакры. «Чаг-лоцава, – отмечает Ю.Н. Рерих, – был свидетелем мусульманских вторжений в Тирхут (Тирабхукти) и Магадху и видел последние дни великого монастыря-вихары Наланды» [24,с.316]. Множество исторических сведений, сообщаемых в этой рукописи от первого лица участником событий, свидетельствуют о том, как высоко ценилось знание в буддийском мире XIII века, о том, что тибетцы считали очень важным получение образования в Индии – до самого конца существования упомянутых крупных индийских буддийских университетов-монастырей. В этом источнике можно найти важную информацию в поиске ответа на вопрос о причинах ухода буддизма из Индии.

После возвращения в СССР Юрий Николаевич начал работу по возрождению знаменитой серии «Bibliotheca Buddhica». В этом издании, главным редактором которого был Ю.Н. Рерих, опубликована работа «Тибетская историческая литература» [25] Андрея Ивановича Вострикова, расстрелянного в СССР в 1937 году. В 1970 году этот труд Вострикова был опубликован в Индии на английском языке. Именно благодаря Юрию Николаевичу научному миру стал доступен этот уникальный и на сей день труд, где впервые дано представление о масштабе тибетской исторической литературы, которая до этого момента была очень мало известна. Конечно, предмет «Тибетской исторической литературы» гораздо шире, чем исследования, посвященные собственно истории Калачакры. Но там немало сведений о литературе по Калачакре, которые дополняют статью Ю.Н. Рериха «К изучению Калачакры. I». Юрий Николаевич и Андрей Иванович практически работали параллельно, не имея между собой контакта, – Ю.Н. Рерих опубликовал свою программную статью в 1932-м, а А.И.Востриков закончил работу над «Тибетской исторической литературой» в 1936 году. Они оба имели значительный опыт полевых исследований: Юрий Николаевич – в Центральной Азии и в Индии, Андрей Иванович – в Бурятии.

В предисловии к «Тибетской исторической литературе», написанном супругой Вострикова Ниной Павловной, сказано: «В последние годы жизни профессор А.И.Востриков занимался исследованием и переводом древнейшего санскритского философского памятника “Калачакра”. Он подготовил к печати сводный текст “Калачакры” по двум рукописям <...>и тибетский перевод, но не успел закончить перевод на русский язык и комментарии к нему» [25,с.6]. В данное время у нас нет возможности найти информацию о судьбе рукописи не законченного Востриковым перевода на русский язык Калачакры – вероятно, она была безвозвратно утеряна.

Как говорилось выше, цель своих исследований Калачакры Юрий Николаевич видел в том, чтобы проложить путь к научному переводу «Калачакра-тантры» и ее важнейших традиционных комментариев к ним. Для выполнения этой цели в статье «К изучению Калачакры» фактически была намечена программа исторических исследований по проблематике Шамбалы, переводов тибетских работ по истории и доктрине Калачакры и опубликование тибетской рукописи о Шамбале из фонда Института «Урусвати». Многое из запланированного Юрием Николаевичем осталось невыполненным, он ушел из жизни на пике творческого подъема. Рерих прекрасно владел тибетским, монгольским и санскритским языками, глубоко знал тибетскую и индийскую культуры и, что самое важное, обладал пониманием самой системы Калачакры. Он и, пожалуй, только Андрей Иванович Востриков имели в то время лучшие возможности для перевода «Калачакра-тантры» и ее важнейшего комментария – «Вималапрабхи» [26]. Потому без преувеличения можно сказать, что уничтожение традиций российского востоковедения сталинскими репрессиями, жертвой которых стал Востриков, а также ранняя смерть Юрия Рериха в 1960 году явились серьезным ударом не только для российской, но для мировой буддологии.

В результате перевод первой главы «Калачакра-тантры» и ее комментария из «Вималапрабхи» был осуществлен Джоном Ньюманом [10, р. 213-655] спустя почти тридцать лет после смерти Юрия Рериха – в 1987 году. Перевод второй главы и ее комментария был сделан в 1995 году Весной Уоллес [27], предварительный перевод третьей главы – в 1997 году Дженсин Андресен [28], перевод четвертой главы – Весной Уоллес в 2009 году [29], перевод пятой главы тантры и ее комментария – в 1997 году Джеймсом Хертцелом [30, р. 1057-1395].

Несомненно, имеет важное значение для изучения системы Калачакры и книга «По тропам Срединной Азии. Пять лет исследований Центрально-Азиатской экспедиции Рериха», опубликованная Издательством Йельского университета в 1931 году. Здесь Ю.Н. Рерих сообщает о важнейшем значении системы Калачакры в буддийском мире Средней Азии того времени и о центральной роли в ее изучении монастыря Ташилумпо и его главы Таши-ламы (Панчен-Ринпоче), а также о возрастающем влиянии этой буддийской тантрической системы. Юрий Николаевич пишет: «Вскоре после бегства [из Тибета] нынешнего Таши-ламы в 1923 году распространение этого учения получило новый мощный импульс – Его Святейшеством [Таши-ламой] были основаны многочисленные факультеты Калачакры в монастырях Внутренней Монголии и буддистского Китая. Подобное движение наблюдается даже в далекой Бурятии, где большинство монастырей открывают специальные факультеты Калачакры, в которых служит особый штат лам» [31,с.235].

В этой же книге Ю.Н. Рерихом впервые были даны сведения о том, что Калачакра связана не только с буддизмом, но и с традицией бон в Тибете. Так, в построенном в начале XX столетия тибетском монастыре Шаругён Юрий Николаевич увидел фрески с бонской формой Калачакры. Настоятель монастыря сообщил ему, что существует ряд текстов бонской Калачакры. «Было бы небезынтересно, – пишет Ю.Н. Рерих, – сравнить их с буддийской системой Калачакры» [31,с.507].

Прикасаясь к исторической литературе Тибета, нельзя не поразиться высоким уровнем научной работы тибетских историков, которым свойственны и критичность, и точность, и рациональность. С другой стороны, именно тибетские ученые пишут в своих исторических работах о Шамбале. В десятой главе «Голубых анналов» прослеживается нить преемственности учителей Калачакры, от бодхисаттв из Шамбалы до учителей XV века. Можно привести немало подобных сведений из исторической литературы Тибета. Вероятно, собственно характер этой литературы обуславливает особенности подхода современных востоковедов, специализирующихся на изучении Калачакры, – внимательность, вдумчивость и уважительное отношение к тибетской литературе в целом и к ее части, которая касается Шамбалы. Это достижение современной науки в немалой степени является следствием огромной работы по переводу и систематизированию трудов тибетских историков, выполненной российскими учеными – Ю.Н. Рерихом, А.И.Востриковым, а также Е.Е.Обермиллером, который перевел часть «Истории буддизма» Будона в 1931-1932 годах. Перевод «Голубых анналов», сделанный Юрием Рерихом, Джон Ньюман в 1987 году оценил как отличный, как неоценимую помощь при изучении оригинального тибетского текста [10, р. 144].

Юрий Николаевич Рерих внес еще один важный вклад в исследования темы Шамбалы. В работе «К изучению Калачакры» он пишет: «Вся проблематика системы Калачакры тесно связана с проблематикой царства Шамбалы, мистического региона, из которого система Калачакры была введена в Индию во второй половине X века» [6, р. 12]. Это замечание по сути означает, что к изучению текстов о Шамбале в тибетской литературе применима та же методология, что и к изучению «Калачакра-тантры», и традиционные комментарии буддийских иерархов к таким текстам очень важны для понимания самого явления Шамбалы.

Сегодня на значение методологии при изучении темы Шамбалы в буддийской культуре указывает и другой крупный востоковед, исследователь рериховского наследия Людмила Васильевна Шапошникова. Российские ученые Лев Гумилев и Бронислав Кузнецов опубликовали в конце 1960-х годов исследование древней тибетской карты Шамбалы традиции бон, в котором они определили место Шамбалы на территории нескольких стран – Ирана, Вавилона, Финикии и Египта, а время создания карты определили как IV в. до н.э. [32]. Людмила Васильевна посетила бонский монастырь Доланджи в Индии, который опубликовал эту карту Шамбалы. Настоятель монастыря Римпоче Тенсинг читал для нее карту. Настоятель указал совсем другой географический регион – Тибет, поскольку на карте им были узнаны гора Кайлас, озеро Манасаровар, хребет Тангла. Людмила Васильевна отмечает: «Подходы к анализу карты у Гумилева и Римпоче Тенсинга были разными. И не потому, что один был известным ученым, а другой настоятелем монастыря, но потому, что Римпоче Тенсинг владел не только современной суммой западных знаний, но и традиционными представлениями Востока, которые, по его мнению, и воспроизводила исследуемая карта» [33,с.150].

Относительно подхода к изучению темы Шамбалы Юрий Николаевич сформулировал еще одно чрезвычайно важное положение: «Шамбала теперь рассматривается не только как оплот сокровенного буддийского учения, но и как ведущий принцип наступающей кальпы, или космической эры. Говорят, что просвещенные настоятели монастырей и медитирующие ламы поддерживают постоянную связь с этим тайным братством, которое руководит судьбами буддистского мира. Западным наблюдателям свойственно преуменьшать значение этого имени или относить многотомную литературу о Шамбале и еще более обширную устную традицию лишь к области фольклора и мифологоии; но те, кто изучал эту литературу, кто изучал народный буддизм, – те знают, какой необычайной силой обладает это имя среди народных масс буддистской высокогорной Азии. <...> В прошлом великие имена в буддийской иерархии Монголии и Тибета посвятили учению Калачакры и Шамбале целые тома. <...> В наши дни необычайно расширилась устная традиция, иногда в виде пророчеств, песен, намтаров (преданий), ламьигов (рассказов о странствиях), и бесчисленные сказители поют эпические песни о грядущей войне Шамбалы, которая ознаменует собой уничтожение зла. <...> Не будем спешить с выводами, пока не будет переведена и должным образом прокомментирована вся обширная литература по Калачакре, пока не будет изучена широчайшая устная буддийская традиция и не выявлены ее источники» [31,с.235-237]. Юрий Николаевич считает, что изучение Шамбалы требует целостного подхода, который основывается на глубоком и всестороннем усвоении значения и смысла всего учения Калачакры. Недостаточно исследовать определенные тексты из «Калачакра-тантры» и ее комментария «Вималапрабхи», касающиеся Шамбалы или же описания пути в Шамбалу и искать географическое нахождение этого места. Нужно раскрыть суть Шамбалы, определив принадлежащее ей место среди космопространственных идей всей системы Калачакры. В приведенном отрывке есть и мысль о том, что наука не должна втискивать Шамбалу и Калачакру в прокрустово ложе ныне существующих рамок научных представлений о мире, наука должна быть готова раздвигать и расширять эти рамки, не отрицая то, что в настоящее время не вмещается в них.

К сожалению, методологические указания Юрия Рериха по исследованию проблемы Шамбалы в целом не восприняты современной наукой – ни в отношении приоритета традиционных толкований, ни в отношении необходимости целостного подхода. Исследования тех немногих значительных ученых XX века, которые считают Шамбалу исторической реальностью [34] – Хоффмана, Ньюмана, Гумилева и Кузнецова, Дамдисурэна и других, – вызывают глубокое уважение как вниманием к этой теме, так и серьезным отношением к ней. Тем не менее результаты их исследований очень часто взаимно исключают друг друга, а также порой противоречат традиционным толкованиям. Но есть и такие ученые, их пока единицы, чьи работы соответствуют методологическим положениям Юрия Николаевича, и результаты их работ заслуживают особого внимания. Это Людмила Васильевна Шапошникова и один из крупнейших современных буддологов Роберт Турман. Турман находит гармоничное место царства Шамбалы в целостной системе Калачакры [35]. Л.В.Шапошникова, индолог и ученый-космист, раскрывает суть понятия Шамбалы на основе методологии Живой Этики и целостного комплекса знаний, которые содержатся в этой философской системе. Людмила Васильевна – пока единственный ученый, который исследовал богатейший материал об устной буддийской традиции, связанной с Шамбалой (песни, легенды, предания), собранный во время Центрально-Азиатской экспедиции Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерихами [36,с.364-435].

Результаты исследований Л.В.Шапошниковой и Роберта Турмана созвучны. Их можно очень сжато обобщить следующим образом. Калачакра – это учение об эволюции человека и человечества, осуществляющейся под руководством высшего ведущего просветленного сознания. Будда Калачакры и Шамбала являются опорой эволюции, оптимизирующим эволюционным фактором. Поэтому Шамбала – это реальность эволюции, и вопрос о Шамбале – это вопрос об эволюции, в которой высшее ведет низшее. Следовательно, понимание Шамбалы неразрывно с пониманием эволюционного процесса на Земле и его связи с эволюцией Космоса. И значение подхода таких ученых, как Юрий Рерих, Людмила Шапошникова и Роберт Турман, к изучению понятия Шамбалы и Калачакры в будущем будет только расти.

Своей научной работой, посвященной Калачакре, Юрий Николаевич Рерих дал мощный импульс, способствующий выходу современной ему науки на верный путь исследований в этой области, заложил прочный базис для всех последующих изысканий. В его время, пожалуй, не было другого ученого, которому бы это было под силу.

В последние два десятилетия научные исследования учения Калачакры немало продвинулись вперед. Вряд ли это было бы возможно без подвижнического научного труда Юрия Николаевича Рериха.

 

Литература и примечания

  1. Дханья-катака ступа была значительным центром буддизма Махаяны, где зародились многие его школы. Согласно традиции Калачакры, именно в Дханья-катаке появился и буддизм Ваджраяны.
  2. В «Калачакра-тантре» и в ее самом авторитетном комментарии, созданном в Шамбале, «Вималапрабхе», есть ссылка на хронологический расчет. Основываясь на нем, многие тибетские ученые называли датой начала распространения Калачакры в Индии 1027 год. С этим не согласен крупный тибетский историк Гой-лоцава Шоннупэл: на основе ряда данных он в «Голубых анналах», созданных им в 1476-1478 годах, пишет, что система Калачакры была введена в Индию гораздо раньше. Александр Чома де Кёрёш, Ю.Н. Рерих, Гельмут Хоффман считали начальным периодом распространения Калачакры в Индии вторую половину X века. Ряд других современных ученых полагают, что Калачакра начала распространяться в Индии в XI веке. Грёнвольд и Шух думают, что это был 1027 год, Джакомелла Орофино – 1026 год, Джон Ньюман – 1012-1013 или 1027-й.
  3. О замечательном венгерском ученом А. Чома де Кёрёше см.: Шапошникова Л.В. Жизнь и смерть Чома де Кёрёша // Л.В. Шапошникова. Держава Рерихов. М., 2006.с.467-481.
  4. Csoma de Koros Alexander. Note on the Origin of the Kala-Chakra and Adi-Buddha Systems. Journal of the Asiatic Society of Bengal 2. 1833. P. 57-59; Csoma de Koros Alexander. A Grammar of the Tibetan Language in English. Calcutta: Asiatic Society of Bengal, 1834.
  5. В настоящее время перевод Грюнведеля в значительной мере следует считать устаревшим, поскольку в 1985 г. был сделан более серьезный перевод Эдвина Маршала Бернбаума отдельных частей текста. См.: Bernbaum Edwin Marshall. The Mythic Journey and Its Symbolism: A Study of the Development of Buddhist Guidebooks to Sambhala in Relation to Their Antecedents in Hindu Mythology. (Ann Arbor, MI: University Microfilms International, 1986). [University of California – Berkeley Ph.D. Dissertation, 1985]. Перевод с тибетского на русский язык ряда фрагментов этого текста дан А.М. Стрелковым в его диссертации «Легенда о Шамбале по тибетоязычным буддийским источникам XVIII – начала XX вв.» (Сибирское отделение РАН, Бурятский научный центр, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии, Улан-Удэ, 2003).
  6. Roerich Georges de. Studies in the Kalacakra. 1.// Journal of Urusvati Himalayan Research Institute of Roerich Museum. Vol. II. 1932. P. 11-22.
  7. Рерих Ю.Н. К изучению Калачакры // Муллин Гленн. Практика Калачакры. М.: Беловодье, 2002.
  8. См.: Newman J.R. The Outer Wheel of Time: Vajrayana Buddhist Cosmology in the Kalacakra Tantra. Ph.D. Dissertation, University of Wisconsin. Madison, 1987. P. 28-29; Торчинов E.A. Введение в буддизм. Раздел 3: Школы и направления буддизма. Хинаяна и Махаяна. Электронный ресурс: http:// buddhism, org.ru/buddhism J)3.html#.UfYwM6iQ19M.
  9. Современная наука считает, что как Хинаяна, так и Махаяна и Ваджраяна являются аутентичными буддистскими традициями. Сама же традиция Ваджраяны рассматривает себя как часть Махаяны.
  10. Newman J.R. The Outer Wheel of Time... Диссертация Джона Ньюмана доступна на сайте: vajrayana.faithweb.com/rich_text_4.html.
  11. Waddel L. Austine. The Buddhism of Tibet, or Lamaism. Cambridge: W. Heffer & Sons. Second edition, 1934.
  12. Об истории исследований тантризма в востоковедении см. также: Hartzell James Francis. Tantric Yoga. A Study of the Vedic Precursors, Historical Evolution, Literatures, Doctrines, and Practices of the 11th Century Kasmiri Saivite and Buddhist Unexcelled Tantric Yogas. Ph.D. Dissertation, Columbia University, 1997. P. 35-70. Науке известны и христианские источники, которые тоже не допускают дословного понимания. Так, российский востоковед Е.Торчинов приводит для сравнения фразу из псалма 136 «На реках вавилонских»: «Блажен муж, еже разбиет младенцы твоя о камень», где под «вавилонскими младенцами» православная церковь понимает грехи.
  13. Другая причина, о которой пишет Ю.Н. Рерих, – трудность в приобретении в то время текстов Калачакры и комментариев к ним.
  14. Wallace Vesna А. . The Inner Kalacakratantra. A Buddhist Tantric View of the Individual. Oxford University Press, 2001. P. 3-4. Весна Уоллес, один из лучших современных переводчиков «Калачакра-тантры», отмечает в своем предисловии к переводу второй главы и ее комментария «Вималапрабхи»: «...эту главу нельзя адекватно понять саму по себе, без внимательного изучения других глав тантры и ее важнейшего санскритского комментария “Вималапрабхи”. В процессе перевода комментария “Вималапрабха” я поняла, что он довольно часто имеет неясный смысл без аннотаций и комментариев традиционных тибетских ученых в области “Калачакра-тантры”. Это вынудило меня расширить область моего исследования. Таким образом, я перевела аннотации Будона и иногда наводила справки в комментарии Кайдупа. Этого также оказалось недостаточно. Из-за грамматических аномалий и встречающихся иногда терминов, не засвидетельствованных в каких-либо других буддийских санскритских источниках, я прибегла к тибетским и монгольским переводам тантры, чтобы выяснить эти моменты». См.: The Kalacakratantra. The Chapter on the Individual together with the Vimalaprabha. Translated from Sanskrit, Tibetan, and Mongolian by Vesna A. Wallace. Published by the American Institute of Buddhist Studies at Columbia University. New York, 2004. P. ix-x.
  15. Рассматривая работы Юрия Николаевича Рериха в области Калачакры, Джон Ньюман в докторской диссертации «The Outer Wheel of Time: Vajrayana Buddhist Cosmology in the Kalacakra Tantra» вполне обоснованно обращает внимание (с. 141-144) на вклад Рериха в исследование истории Калачакры. Важнейший вклад Ю.Н. Рериха в развитие методологии исследований Калачакры Ньюманом не отмечен. Однако вклад Юрия Николаевича именно в этой области очевиден, ибо вывод Джона Ньюмана 1987 года в конце четвертой главы «Методология исследования буддизма Ваджраяны» его диссертации совпадает с написанным Ю.Н. Рерихом в 1932 году. Тем не менее среди современных западных ученых Джон Ньюман в наибольшей степени оценил вклад Юрия Николаевича Рериха в исследование Калачакры. См.: Newman J. R. The Outer Wheel of Time... P. 30-42, 141-144.
  16. Лавренова О.А. Институт Гималайских исследований «Урусвати»: вехи науки будущего // Культура и время. 2007. № 3.
  17. См.: Письмо Ю.Н. Рериха Г. Хоффману от 27 декабря 1955 г. // Рерих Ю.Н. Письма. В 2 т. Т. 2. 1936-1960. М., 2002.с.275: «Три выпуска журнала Института Гималайских исследований уже не достать. К сожалению, лишнего экземпляра у меня с собой нет. Если Вы очень этого хотите, я могу попросить продавцов поискать для Вас один комплект»; Письмо Ю.Н. Рериха Г. Хоффману от 6 июля 1956 года // Там же.с.292: «Я выслал Вам три номера журнала Института Гималайских исследований».
  18. См.: Письма Ю.Н. Рериха Г. Хоффману от 27 декабря 1955 г. и от 6 июля 1956 года И Рерих Ю.Н. Письма. Т. 2.с.275, 292, а также: Письмо Ю.Н. Рериха Дж. Туччи от 27 октября 1931 года // Рерих Ю.Н. Письма. В 2 т. Т. 1. 1919-1935. М„ 2002.с.157-158, и др.
  19. Синяя летопись // Пер. с тибетского Ю.Н. Рериха; Пер. с англ. О.В.Альбедиля и Е.Ю. Харьковой. СПб: Евразия, 2001.
  20. Roerich G. N., tr. Blue Annals. Calcutta: Motilal Banarsidass, 1949.
  21. Roerich, George N. Trails to Inmost Asia. Five Years of Exploration with the Roerich Central Asian Expedition. Yale University Press, 1931.
  22. Рерих Ю.Н. История Средней Азии. В 3 т. Т. 2. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2007.
  23. Рерих Ю.Н. Ванаратна – последний из великих пандитов // Рерих Ю.Н. Буддизм и культурное единство Азии. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2002.с.47-49.
  24. Жизнеописание Дхармасвамина (Чаг-лоцавы Чойжепэла), тибетского монаха-паломника И Рерих Ю. Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции, переводы. Самара: Агни, 1999.
  25. Востриков A.M. Тибетская историческая литература. Москва: Издательство восточной литературы, 1962. (Bibliotheca Buddhica. XXXII).
  26. Дж. Ньюман указывает, что Грюнведель подготовил критическое издание «Калачакра-тантры» на санскрите и тибетском вместе с отдельными переводами и комментариями на немецком, которые были предназначены для издания в Bibliotheca Buddhica, но так и не увидели свет. Однако Ньюман отмечает, что ранние переводы Грюнведеля строф «Калачакра-тантры» (1924) показывают, что их перевод совершенно оторван по смыслу от объяснений, содержащихся в авторитетнейшем комментарии «Вималапрабха» и в других комментаторских сочинениях традиции Калачакры. Качество перевода 1924 г. оставляло желать лучшего, поэтому, по мнению Ньюмана, хорошо, что перевод Грюнведеля не был опубликован в Bibliotheca Buddhica. См.: Newman J. R. The Outer Wheel of Time.... P. 140-141. Дженсин Андресен пишет: «Говорят, что Хоффман перевел “Калачакра-тантру” полностью, хотя он ни разу не позволил другим ученым увидеть его работу» {Andresen Jensine. Kalacakra. Textual and Ritual Perspectives. PhD. Dissertation. Harvard University. Cambridge, Massachusetts, 1997. P. 47, note 113).
  27. Перевод был сделан В. Уоллес в 1995 г. как часть ее докторской диссертации в Калифорнийском университете, Беркли. В 2004 перевод издан: Wallace Vesna A., tr. The Kalacakratantra. The Chapter on the Individual together with the Vimalaprabha. Translated from Sanskrit, Tibetan, and Mongolian. Published by the American Institute of Buddhist Studies at Columbia University. New York, 2004.
  28. Andresen Jensine. Kalacakra. Textual and Ritual Perspectives. PhD. Dissertation. Harvard University. Cambridge, Massachusetts, 1997. Appendix A.
  29. Wallace Vesna A., tr. The Kalacakratantra: The Chapter on Sadhana together with the Vimalaprabha. Tanjur Translation Initiative, Treasury of Buddhist Sciences Series. New York: American Institute of Buddhist Studies at Columbia University, со-published with the Columbia University’s Center for Buddhist Studies and Tibet House. (Annotated translation from Sanskrit, Tibetan, and Mongolian, together with a critical edition of the Mongolian text), 2009.
  30. Hartzell James Francis. Tantric Yoga. A Study of the Vedic Precursors, Historical Evolution, Literatures, Doctrines, and Practices of the 11th Century Kasmiri Saivite and Buddhist Unexcelled Tantric Yogas. Ph.D. Dissertation, Columbia University, 1997.
  31. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2012.
  32. Гумилев Л.Н., Кузнецов Б.И. Две традиции древнетибетской картографии // Вестник ЛГУ № 24. 1969.
  33. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн. 3. Вселенная Мастера. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005.
  34. Постановка вопроса о Шамбале как о реальности, в том числе как исторической реальности, значительна тем, что при таком понимании заимствование сюжетов эпосов и легенд о Шамбале из индуистской в буддийскую и из буддийской в бонскую традицию нельзя рассматривать как первичный и самый важный источник для возникновения понятия Шамбалы в соответствующих культурах. Первичным следует признать непосредственное отражение этой исторической реальности в упомянутых традициях Индии и Тибета. Эдвин Бернбаум и А.М.Стрелков исследовали соотношение представлений о Шамбале в индуизме и буддизме, что очень важно; но, не придерживаясь понимания исторической реальности Шамбалы, они пришли к предположению о том, что индуистские представления о Шамбале явились исходным материалом, который затем был заимствован, перекодирован и обогащен буддистами. См.: Bernbaum Edwin Marshall. The Mythic Journey and Its Symbolism, 1986; Стрелков A.M. Легенда о Шамбале по тибетоязычным буддийским источникам XVIII – начала XX вв., 2003.
  35. Robert A.F. Thurman. Introductory remarks // The Kalacakratantra. The Chapter on the Individual together with the Vimalaprabha I Translated fro Sanskrit, Tibetan, and Mongolian by Vesna A. Wallace. New York: American Institute of Buddhist Studies at Columbia University, 2004. P. xvii-xxiii.
  36. См.: Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн. 1. Мастер. М.: МЦР, 2006.

 

Метки: Куцарова Марга

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 48