Востоковеды Ю.Н. Рерих и Н.Ф. Катанов:
их вклад в изучение истории и культуры народов Азии

В.Н. Тугужекова,
директор Хакасского научно-исследовательского института языка,
литературы и истории, доктор исторических наук, профессор, Абакан

 

В 2012 году научная общественность России отмечает юбилеи двух известных ученых и мыслителей российской науки, образования и культуры, это 110-летие со дня рождения Юрия Николаевича Рериха и 150-летие со дня рождения Николая Федоровича Катанова.

Научная деятельность этих двух ученых весьма разнообразна. В письме к И.Э.Грабарю от 2 апреля 1947 года Николай Константинович Рерих писал: «Как нужен Юрий – индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками – небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии...» [1,с.5].

Эти слова в полной мере относятся и к Н.Ф.Катанову. Известный российский тюрколог Г.И.Исхаков писал: «Если ученые тюркологи-востоковеды О.Бётлингк, А.М.Кастрен, В.В.Радлов, И.Н.Березин и другие заложили фундамент востоковедения в России, то профессор Н.Ф.Катанов своим самоотверженным трудом, путем тщательного изучения и многолетних исследований языка, культуры народов Востока обогатил эту науку новыми данными в области лингвистики, истории, археологии и этнографии и тем самым встал вряд крупнейших ученых мира» [2,с.70].

В востоковедении Н.Ф.Катанов известен как ученый-энциклопедист. Широк диапазон интересов ученого – язык, литература, фольклор, история, археология, этнография, нумизматика, музееведение. .. Область его научных интересов соприкасалась не только с историей и культурой тюркоязычных народов, но и славянских, угро-финских, китайского, японского, арабского, персидского, индийского народов. Он владел почти всеми европейскими языками, многими восточными языками, зная также древние и мертвые классические языки, свободно читал тюркские руны, шумерскую клинопись, египетские и китайские иероглифы, санскритское письмо, арабскую вязь, древнеуйгурскую и арамейскую графику. Биографы Н.Ф.Катанова сообщают, что в своих трудах он использовал данные 114 языков разных народов мира [3,с.21].

Юрий Николаевич Рерих является одним из крупнейших востоковедов, лингвистов и энциклопедистов XX века, чье имя известно во многих странах мира. Он в совершенстве владел более чем 30 европейскими и азиатскими языками и диалектами, блестяще знал культуру Востока, его религию и философию.

Знание диалектов и наречий Индии и Тибета позволили ему свободно общаться с представителями азиатских народов, постигать их культурные традиции и добиваться в диалоге внутреннего понимания. Это сближало судьбы Рериха и Катанова как ученых-исследователей.

Они оба с молодости стали участниками важных для науки экспедиций. После окончания Петербургского университета Академия Наук молодого ученого Н.Ф.Катанова направляет в сложную и длительную экспедицию в Сибирь и Восточный Туркестан (1888— 1892 гг.)

Эта экспедиция по значимости и объему собранных общегеографических, лингвистических и историко-этнографических материалов стоит в одном ряду с известными путешествиями в Среднюю Азию, Монголию, Сибирь и Восточный Туркестан, осуществленными во второй половине XIX – начале XX в. Как известно, среди участников этих масштабных по научной и культурной значимости экспедиций были Ч.Ч.Валиханов, Г.Н.Потанин, Н.М.Пржевальский, братья Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло, В.И.Роборовский, В.В.Радлов, П.И.Лерх, В.А.Обручев, П.К.Козлов, Г.Н.Цыбиков, Н.И.Веселовский, В.В.Бартольд, В.А.Жуковский, К.Г.Залеман и другие. В период своего путешествия и в дальнейшем Н.Ф.Катанов постоянно обращался к этим и другим опубликованным материалам, посвященным географии, истории, этнографии и культуре народов Центральной Азии [4,с.11].

В декабре 1888 года Николай Катанов выехал из Санкт-Петербурга в Сибирь. 19 января 1889 года он прибыл в Красноярск, позднее – в Минусинск и Аскиз.

Первая его экспедиция была совершена в Урянхайский край. Из г. Минусинска он выехал 7 марта 1889 года. Подробный маршрут своего путешествия «с целью исследования быта и языка Урянхайцев» И.Ф.Катанов описал в своем письме В.В.Радлову. Основными пунктами своих экспедиционных разъездов он избрал четырнадцать торговых заведений русских купцов, расположенных в бассейне рек Турана, Улуг-кема и Бом-кемчика. Всего во время путешествия было пройдено около 700 верст. В этот период были собраны тувинские песни, загадки, сказки, поверья и шаманские молитвы [5,с.34].

Из поездки по территории Тувы он вернулся в Аскиз 27 августа 1889 г. В своем письме от 15 сентября 1889 года И.Ф.Катанов написал В.В.Радлову: «Дневник путешествия, со включением в него сказок, песен, загадок и шаманских молитв, со включением также описания обычаев Урянхайского народа и рисунков клейм родовых (тамги) и рисунков на предметах домашнего обихода имею представить в скором времени для напечатания Императорскому Русскому Географическому обществу» [6,с.10].

Основным итогом комплексных исследований Тувы стала рукопись Н.Ф.Катанова «Очерки Урянхайской земли», которая имеет неоценимое значение в истории этнографии Тувы. Кстати, изданной тувинскими учеными в 2011 г. [7]

После этой экспедиции, находясь в Аскизе и Минусинске в сентябре – декабре 1889 года, И.Ф.Катанов занимался перепиской и переводами собранных тувинских текстов. Кроме того, он записывал сказки (нымах), песни (тахпах) и загадки (тапчац нымах) «минусинских татар» – хакасов.

Определяя итоги и новые задачи дальнейшей работы, Н.Ф.Катанов писал своему наставнику В.В.Радлову 26 декабря 1889 года из Аскиза: «Недели через три я выеду для исследования карагасов, обитающих в Канской и Нижнеудинской тайгах; в настоящее время я собрал богатый материал по части наречий и обычаев абаканских татар (сагайцев, качинцев и бельтиров)» [6,с.25].

Следующая этнографическая экспедиция в Восточные Саяны была предпринята в январе – феврале 1890 года и посвящена полевому лингвистическому и этнографическому исследованию карагасов (тофаларов). Основной путь пролегал через Канский округ (верховья р. Агул) в направлении г. Нижнеудинска.

Из Верховьев р. Бирюсы Нижнеудинского округа в письме В.В.Радлову от 18 февраля 1890 года Н.Ф.Катанов сообщал о проделанной работе: «Записал уже многое; между прочим: название костей карагасских; названия 12 месяцев года; названия рек и речек; названия деревьев; предания о происхождении 5 карагасских костей; обычаи племени: при рождении, женитьбе и похоронах, обряд посвящения горному и водяному духу коней и оленей; о жизни шаманов; о количестве племени Карагасов и количестве содержимых ими оленей и проч.» [6,с.26].

Итоги этого периода экспедиции были опубликованы в статье Н.Ф.Катанова «Поездка к карагасам в 1890 году».

Весна 1890 года – февраль 1891 года были связаны с проживанием в Аскизе и Минусинске и с интенсивной работой по обработке разнообразных материалов, собранных Кагановым в предшествующие периоды экспедиций. Кроме того, летом 1890 года Н.Ф.Катанов посетил восемь китайских центров (Хотан, Кашгар, Ак-су, Кучар, Каракаш, Бая, Логучен и Старый Турфан), где знакомился с языком тюркского населения Восточного Туркестана.

В следующий период путешествия с февраля по ноябрь 1891 года в центре полевых исследований Н.Ф.Катанова находились тюркоязычные народы (уйгуры, казахи и другие этносы) Восточного Семиречья (Тарбагатай). Наиболее важным итогом экспедиций 1890-1891 годов стал сбор огромного массива фольклорных материалов: «исторические рассказы о войнах в Вост. Туркестане, песни, распеваемые в главные мусульманские праздники, песни эротические, толкования снов, загадки и пословицы», а также «языка Казак-киргизов, состоящих в ведении Тарбагатайского хебей-амбаня, живущего <...> в г. Дурбулъджине» [5,с.35]. Оригинальные тюркские тексты, собранные во время экспедиции, записывались и впоследствии публиковались Н.Ф.Катановым в принятой академической транскрипции этого периода.

Обобщенные материалы экспедиции, собранные в восточных районах Семиреченской области и г. Чугучаке с 24 февраля по 19 октября 1891 года, изложены Н.Катановым в отчете, направленном Русскому географическому обществу.

С 13 мая по 7 ноября 1891 года Н.Ф.Катанов также жил в г. Чугучак (Китай) с тем, чтобы «подготовиться к путешествию по Китаю» [5,с.37].

Наиболее протяженными по времени и значимыми по итогам научной экспедиции стали комплексные исследования основных тюркских этносов Синьцзяня.

Эта последняя экспедиция была проведена с ноября 1891 г. по март 1892 года в Хамийском оазисе и завершилась в марте – мае 1892 года в Турфане. Специальный паспорт на китайском, русском и маньчжурском языках для продвижения в Хами и Турфан был получен в октябре 1891 года при содействии российских консулов.

В целом на китайской территории Восточного Туркестана Н.Ф.Катанов находился восемнадцать месяцев.

Он закончил свое путешествие по китайскому Восточному Туркестану, прибыв в мае 1892 года в г. Джаркент Семиреченской области. С февраля 1891-го по май 1892 года им было собрано 120 сказок, 90 рассказов, свыше 500 четверостиший, 153 песни, более 600 пословиц, около 70 поверий, 38 загадок, свыше 900 толкований снов и много других материалов.

Он собрал большую коллекцию денежных знаков, главным образом старокитайских (XIII-XVI вв.), которую потом передал в дар Азиатскому музею Академии наук.

Завершающим этапом масштабного научного путешествия Н.Ф.Катанова стали июнь – декабрь 1892 года, когда он проживал вс.Аскиз и г. Минусинске. Здесь Н.Ф.Катанов совершал поездки в Минусинском округе Енисейской губернии, изучая языки и этнографию тюркоязычных групп Минусинской котловины и предгорий Западных Саян – бельтиров, сагайцев, койбалов и качинцев. В основном он записал «шаманские рассказы и молитвы бельтиров, каларов, сагайцев и качинцев» [5,с.39-40].

Следует особо отметить, что в целом во время путешествия 1889-1892 гг. в центре комплексного исследования Н.Ф.Катанова были хакасы [8,с.126]. К сожалению, до сегодняшнего дня большая часть материалов первой экспедиции Н.Ф.Катанова не опубликована. В 1926 году жена Катанова – Александра Ивановна – продала вторую библиотеку Н.Ф.Катанова Турции. Сейчас в Стамбульском университете находится библиотека Н.Ф.Катанова, в том числе в 1914 году проданная самим Н.Ф.Катановым. Всего там более 7 тысяч книг. Кроме этого Александра Ивановна отправила часть рукописей мужа немецкому профессору Бангу. В 1933 году в Германии ученик профессора Банга К.Н.Менгес опубликовал часть этих материалов.

Из последующих экспедиций Н.Ф.Катанова опубликованы отчеты о поездке в Минусинский округ Енисейской губернии, совершенных в 1896 году и летом 1899 г., 1909 г.

Подводя итоги экспедиции 1896 года, Н.Ф.Катанов писал: «Приведенными материалами и исчерпываются результаты моей лингвистическо-этнографической поездки, совершенной с 15 мая по 1 сентября 1896 года по поручению историко-филологического факультета Императорского Казанского университета, в долине р. Абакана к тюркским племенам койбалов, белътиров, сагайцев и качинцев» [9,с.104].

Ценность этого отчета Н.Ф.Катанова непревзойденна. В нем приведен этнический состав хакасов, сложившийся к XIX веку, народные предания о происхождении отдельных родов (сеоков), численный состав ряда групп, их верования. Все племена хакасов, как считал Н.Ф.Катанов, исповедовали одновременно христианство и шаманство. Тогда на землях хакасов в Абакане, Аскизе, Усть-Абаканске, в Синявине и Усть-Фыркале существовали действующие церкви.

В Аскизе церковь была построена в 1771 году, остальные – в XIX веке. Хотя, как отмечал Н.Ф.Катанов, начало распространения христианства среди минусинских инородцев (хакасов) относится к первой четверти XVIII века.

В работах Н.Ф.Катанова, изданных по итогам экспедиций, затронуты различные стороны этнической жизни хакасов, их обряды, обычаи, верования, язык.

По итогам экспедиции 1896 года Н.Ф.Катанов писал: «Мною описаны следующие обычаи: наречение имени младенцу, свадьба и погребение, кроме этого описано гадание о потере на жженой бараньей лопатке...» [9,с.12].

Последнюю поездку в родные места Н.Ф.Катанов совершил летом 1909 года, однако до конца своей жизни сохранил любовь и преданность к изучению истории и культуры своего народа.

Научный вклад Н.Ф.Катанова в изучении истории и культуры народов Востока неоценим, он связан с комплексным исследованием языков, традиционных и новых форм экономической и социальной жизни, быта, фольклора и духовной жизни тюркских народов Сибири и Восточного Туркестана.

Как уже отмечалось выше, Н.Ф.Катанова и Ю.Н. Рериха объединяет участие в экспедициях. Это участие Ю.Н. Рерих в знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции в 1925-1928 гг. Итоги этой экспедиции были обобщены в его монографию «По тропам Срединной Азии» (1931). Позднее в 1934-1935 гг. Юрий Николаевич вместе с Н.К. Рерихом совершили еще одну экспедицию в Маньчжурию, Западный Китай и Внутреннюю Монголию, которую Николай Константинович называл «Монгольской», поскольку она захватила и эти монгольские районы.

В 1935-1939 годах Ю.Н. Рерих пишет другой фундаментальный труд – «История Средней Азии».

В книге содержится научное обобщение его исторических концепций по проблемам кочевой цивилизации. Следует подчеркнуть, что из востоковедов Ю.Н. Рерих одним из первых ввел понятие «кочевая цивилизация», которое актуально и сегодня.

Увлечение Ю.Н. Рериха историей Средней Азии возникло еще в годы учебы, а первое прямое соприкосновение с ней – во время Центрально-Азиатской экспедиции, которая проходила в регионе, который «характеризуется континентальным климатом и с незапамятных времен является обителью кочевых племен и народов. Влияние сходного природного окружения создает похожие условия жизни, и можно говорить о единой великой кочевой Центральной Азии» [10,с.236-237]. За особую приверженность к номадистике ученики Ю.Н. Рериха назвали его «рыцарем кочевой цивилизации» [11,с.114].

Ю.Н. Рерих утверждал, что Центральная Азия – колыбель человечества, место встречи многих азиатских цивилизаций. Здесь решались исторические судьбы больших и малых народов. Хотелось бы подчеркнуть, что Юрий Николаевич включает в понятие Средней Азии степные пространства Задонья и Юга России, степной пояс Южной Сибири, Кавказ, Иран, Афганистан и Северо-Запад Индии. Он пишет, что они этнически и исторически были сродственны среднеазиатскому миру.

Обследование кочевых погребений в Китайском Туркестане, на Алтае, в Западной Монголии и Тибете позволило обнаружить следы «звериного стиля» у кочевых племен не только Северного, но и Центрального Тибета и тем самым продвинуть южную границу его распространения значительно южнее Тянь-Шаня, к северным склонам Трансгималаев. И здесь Юрий Рерих замечает: «Находки нескольких “звериных” мотивов, хорошо известных из скифо-сибирских курганов, еще раз подчеркнули древнюю связь, когда-то существовавшую между Тибетом, и богатым кочевым миром Внутренней Азии и которая многократно упоминается в исторических хрониках Китая» [12,с.31].

«Через всю Центральную Азию тянется пояс степных и горных пастбищ – колыбели могущественных кочевнических союзов. До недавнего времени считалось, что южная граница пояса курганных погребений проходит вдоль Тянь-Шаня и нескольких параллельных хребтов Монгольского Алтая, проникая далеко в глубь пустыни Гоби» [12,с.30], – писал Ю.Н. Рерих в исследовании «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета». Все эти погребения, разбросанные по отрогам горных хребтов и Тарбагатая и Джаира, по северным отрогам Тянь-Шаня, Джунгарским степям и далее, в то время оставались неисследованными.

На этом древнем кочевом пути Юрий Рерих обратил внимание на мегалитические каменные сооружения типа менгиров и кромлехов, которые с очевидностью свидетельствовали о древнейшем заселении горной страны. Эти находки подвигли семью Рерихов на еще более неожиданное для того времени предположение о едином Евразийском культурном пространстве.

Подчеркивая историческую роль кочевых племен Центральной Азии и южнорусских степей и их влияние на древние очаги культуры Средиземноморья и Дальнего Востока, Ю.Н. Рерих ставит вопрос о создании специального направления в востоковедении – науки о кочевниках, чье историческое прошлое учеными в этот период не исследовалось. Кочевниковедению, этой новой исторической дисциплине надлежало в будущем восстановить картину кочевого мира – важнейшего звена между культурами Древнего Китая, Индии и бассейна Средиземного моря. Сейчас этим направлением занимается институт буддологии, монголоведения и тибетологии СО РАН в Бурятии.

Ю.Н. Рерих отмечает, что «за последние десятилетия (1920-1940 годы) много сделано в области археологии степного пояса Западной Сибири, Казахстана, Кыргызстана, Алтая и Минусинского края» [13,с.91], и ссылается, в частности, на работы Александра Натановича Бернштама (1910-1956).

Через археологические открытия можно четко проследить связь южнорусской курганной культуры с западносибирскими культурами, казахов и кыргызов: они имеют много общих черт как в способе погребения (деревянные срубы и погребальные камеры, скорченное положение костяка), так и в керамике и в остальном инвентаре погребений. Это вполне закономерно, поскольку в середине III тысячелетия до н.э. в степных районах Центральной Азии развилась так называемая андроновская культура (XIV-XV веков до н.э.) (по названию д. Андроново около Ачинска). Степи этих регионов явились, по-видимому, центральной областью ее распространения.

Также это степи Казахстана и Западной Сибири и простиравшиеся далеко на восток в пределах Минусинского края. Эта культура развивалась на основе более древней афанасьевской культуры, которая широко представлена на Енисее. Первая раннеметаллическая культура – афанасьевская – возникла в середине III тысячелетия до н. э. Впервые раскопки этой культуры были проведены у горы Афанасьевой на Енисее близ села Батени. То есть Хакасия с середины III тысячелетия до н. э. была древнейшей земледельческой культурой в Северной Азии.

Юрий Николаевич Рерих пишет, что на смену андроновской культуре в Минусинском крае явилась карасукская культура, получившая свое название по р. Карасук, левому притоку Енисея. С.А.Теплоухов относит эту культуру к 1000 году до н.э. В Минусинских степях на основе карасукской культуры в начале I тысячелетия до н.э., согласно классификации С.А.Теплоуха, появилась богатая и оригинальная минусинская курганная культура поздней бронзы. Ю.Н. Рерих пишет, что «мы еще незнаем, какому народу принадлежали погребения курганной культуры» [13,с.92,93]. Это – скифо-сибирская культура. В Туве – это уюкская культура (Оржак-1, Оржак-2), в Хакасии – тагарская, а в Горном Алтае – пазырыкская.

Кочевое искусство оказало значительное влияние на соседние страны оседлой культуры. Кочевники неоднократно подчиняли себе соседние культурные страны, основывали династии, и вместе с их приходом к власти в стране появлялась мода на кочевое искусство.

О высоком и своеобразном искусстве кочевников свидетельствуют археологические открытия в Пазырыкском кургане на р. Ян-Улаган (Восточный Алтай). Здесь Ю.Н. Рерих использует изыскания ученого М.П.Грязнова, это раскопки 1929 года. Его пристальный интерес вызвала северная, нетронутая часть могилы, заключавшая в себе женское погребение. В ней обнаружены десять прекрасно сохранившихся золотисто-рыжих жеребцов с соответствующим конским снаряжением. Кони Пазырыкского кургана оказались принадлежащими к высокорослой сухопарой породе скакунов, напоминающих пекинских коней. Гривы и челки были коротко, по-степному, подстрижены, все кони имели знаки собственности (тавро) – надрезы на ушах. Прекрасно сохранилось конское снаряжение. Седла и ремни конского убора богато украшены стилизованными изображениями зверей. Узды пазырыкских коней покрыты вырезанными из кедра бляхами и изображениями из кожи. Псалии изготовлены в форме скачущих оленей и горных козлов. Бляхи, пряжки и псалии отделаны листовым золотом или посеребрены [13,с.133—134]. Современные исследования в Горном Алтае, Туве и Хакасии продолжают исследования, начатые Ю.Н. Рерихом.

В 1957 году Юрий Николаевич вернулся, наконец, в Россию, на свою историческую родину. Став ведущим сотрудником Института востоковедения АН в Москве, он, но уже в других условиях, вновь окунулся в изучение Востока, которому никогда не изменял даже в самые трудные для него и всей семьи Рерихов годы. Благодаря энциклопедическим познаниям в области востоковедения, о чем свидетельствовали его постоянные, регулярные публикации по различным проблемам истории буддизма в Индии, Тибете, Монголии и Китае, Юрий Николаевич сделал многое для возрождения традиций отечественного востоковедения. Он охотно делился своими знаниями с творческой молодежью, связавшей свою судьбу с изучением упомянутых стран через освоение восточных языков, в том числе санскрита. Особым вниманием Юрия Николаевича пользовались китаисты, с которыми он познакомился во время Маньчжурской экспедиции.

Неоценим научный вклад как Ю.Н. Рериха в изучение истории и культуры народов Индии, Монголии, Китая, Тибета, так и нашего земляка Н.Ф.Катанова – в изучение истории и культуры, быта, обычаев и традиций, духовной жизни тюркских народов Сибири, Синьцзяна, Поволжья и Приуралья.

Оба этих замечательных исследователя, великолепных ученых оказали огромное влияние на развитие мирового и отечественного востоковедения.

 

Литература

  1. Михайлова Н.Г., Книжник Т.О. «...Он был больше, чем ученый» // Рерих Ю.Н. Письма. Т. 1. 1919-1935. М„ 2002.
  2. Исхаков Г.И. Тюркологическая деятельность профессора Казанского Университета Николая Федоровича Катанова (1862-1922 гг.) // Проблемы тюркологии и истории Востоковедения. Казань, 1964.
  3. Доможаков Н.Г. Николай Федорович Катанов. Абакан, 1958.
  4. Валеев Р.М., Тугужекова В.Н. Профессор Н.Ф.Катанов и его вклад в изучение этнографии и фольклора тюркских народов Центральной Азии // Новые исследования Тувы. Электронный журнал. № 1. 2011.
  5. Валеев Р.М., Тугужекова В.Н. и др. Н.Ф.Катанов и гуманитарные науки на рубеже веков: очерки истории российской тюркологии. Казань-Абакан, 2008-2009.
  6. Письмо Н.Ф. Катанова из Сибири и Восточного Туркестана. СПб, 1893.
  7. Катанов Н.Ф. Очерки Урянхайской земли. Дневник путешествия, исполненного в 1889 г. по поручению Императорской Академии Наук и Императорского Русского Географического общества / А.К. Кужугет. Кызыл, 2011.
  8. Патачаков К.М. Катанов как хакасовед // Ученые записки ХакНИИЯЛИ. Выпуск X. Серия филологическая. Абакан, 1964.
  9. Катанов Н.Ф. Отчет о поездке, совершенной с 15 мая по 1 сентября 1896 года в Минусинский округ Енисейской губернии. Казань, 1897.
  10. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Статьи, лекции, переводы. Самара, 1999.
  11. Воропаева В.А. В поисках единого культурного пространства. (Ю.Н. Рерих и российские исследователи истории Востока. Бишкек, 2010.
  12. Рерих Ю.Н. Звериный стиль у кочевников Северного Тибета // Тибет и Центральная Азия. Статьи, лекции, переводы. Самара, 1999.
  13. Рерих Ю.Н. История Средней Азии. Т. 1. М., 2004.

 

Метки: Тугужекова В.Н.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 32