Юрий и Святослав Рерихи как профессионалы музейного дела
(на материалах переписки 1955-1959 годов из фондов МЦР)

Ю.В. Патлань,
заведующая сектором отдела архивов Национального центра
народной культуры «Музей Ивана Гончара», Украина

 

Музейное дело и музееведение в значительной мере обращено в прошлое, но работает на будущее. И сейчас музейное сообщество ведет активные поиски новых форм и методов работы.

Любой музей включает в себя собрание музейных предметов, часть из которых экспонируется, архивы (мемориальный архив основателей, научный архив и архив делопроизводства), мемориальную и научную библиотеки и т.д. Однако даже музейные специалисты порой концентрируют внимание только на музейных предметах, чаще – на библиотеках. А ценнейшие архивные собрания остаются до определенного времени закрытыми, не разобранными, неоцененными. Однако именно архивы и архивные документы являются полем сложнейшей борьбы идей и мощным оружием в обществе, провозгласившем себя не культурным, а «информационным».

Но музей – прежде всего часть пространства высокой культуры с ее особыми вибрациями, научное учреждение особого рода, а не только копилка информации и досуговый центр. Поэтому всех, кто опирается на Культуру, тревожит забвение наших собственных традиций музейного дела и музееведения. Крайне нужны исследования наследия знаменитых музейщиков, примеры их жизненного подвижничества и путей решения многих задач неотложной защиты материального и нематериального культурного наследия.

Таким примером является вся семья Рерихов, работа каждого из них в сфере музейного дела и собирательства, а также работа Международного Центра Рерихов по их концепциям.

Здесь уделено огромное внимание архивной работе. Последовательная и неуклонная публикация материалов архива Рерихов в строго определенном порядке – одно из важнейших направлений деятельности МЦР. Так, давно открыты для изучения, но, на наш взгляд, недостаточно осознаются и используются в работе, в том числе музейщиков и музееведов, уникальные документы семьи Рерихов, прежде всего их целостное и редкое по объему и сохранности эпистолярное наследие Елены Ивановны, Юрия и Святослава Рерихов. Именно переписка всегда особо сложна для описания и изучения: она обращена к разным лицам, затрагивает широкий круг проблем и порой фрагментарна. Архив Рерихов в МЦР, а также издания на его основе уникальны: здесь максимально целостно и полно представлено эпистолярное наследие всей семьи.

Во время изучения писем Юрия и Святослава Рериха нас заинтересовал крайне актуальный сейчас аспект совместной стратегической и тактической работы братьев Рерихов как потомственных музейщиков-профессионалов. Они руководствовались и блестяще воплощали в своей научной и художественной, в том числе музейной, деятельности новое осознание Культуры как особой тонковибрационной энергии Красоты, зная ее Источник. Кроме Международного Центра Рерихов мало где и кто подчеркивает, что особая практика музейного дела на основе единой концепции всей культурной работы семьи Рерихов была воплощена – с большей или меньшей полнотой реализации – Юрием Николаевичем в Москве и Святославом Николаевичем в Индии и Москве. На наш взгляд, это именно то, чего очень недостает ряду музеев в системе Министерства культуры либо управлений культуры, работающих по старинке. Это практика Музея имени Н.К. Рериха в Москве – живого своей идеей, независимого музея. Именно этот новый живой музей и ищут музейные профессионалы разных стран в своем пространстве Культуры, и ищут по большей части на ощупь, не обращаясь к наследию и идеям семьи Рерихов, не расматривая их как музееведов – теоретиков и практиков музейного дела.

Но ведь именно о таком живом музее Н.К. Рерих мечтал еще в конце XIX – начале XX века. Он следовал традиции российского музееведения. Из этих идей ученого-археолога, собирателя-коллекционера и художника, на основании собраний старины создающего собственные живописные полотна как новые музейные предметы, возникла и идея Пакта Рериха, и музеи, созданные старшими Рерихами.

Пакт Рериха и унаследованные от родителей навыки музейного строительства использовали Юрий и Святослав Рерихи для увековечивания памяти Рерихов-старших, для сохранения и популяризации их наследия. О борьбе Юрия Николаевича Рериха с чиновниками Министерства культуры на основании широкого анализа архивных документов подробно раскрывает Д.Ю.Ревякин в книге «Гибнущее наследие». Это уникальное издание Международного Центра Рерихов впервые открывает широкому читателю те детали этой нелегкой борьбы, которые ранее старательно замалчивались [1].

Мы же хотим остановиться на более широкой панораме охранительной и музейной деятельности младших Рерихов после ухода из жизни их отца и матери. Это создание, охранение и планирование развития мемориальных мест и некрополей Н.К. Рериха в Кулу и Е.И.Рерих в Калимпонге как залога будущего культурного строительства и основы музеев. Так, Святослав Рерих писал о Кулу: «Кто-то должен там будет жить и развивать место» [2,с.67]; о памятниках как о культурных магнитах: «Оба их памятника теперь стоят, соединяя восток и запад Могущественной Цепи» (Гималаев. – Ю.Н.) [2,с.94].

Юрий и Святослав Рерих разработали и воплотили целый ряд творческих проектов – музеев и экспозиций произведений отца не только в Индии и России, но и в США, и в странах Европы. Все Рерихи обладали уникальным качеством – синтезом «музейного» мышления. Оно было рождено пониманием энергетических законов мироздания и, как следствие – роли выдающейся личности в истории культуры, а также роли музейного предмета и документа как энергетических магнитов для будущих поколений (от общих концепций до практического «досмотреть, чтобы все висело хорошо, а не на складе лежало» [2,с.155]. Таким мышлением спонтанно обладают художники-собиратели, которых ведет энергия собственного устремления и энергетика коллекций, Рерихи же знали основы и знали План. Это было трудное и безотлагательное творчество с полным знанием целей. Значительное место в переписке братьев занимал уход за местом кремации матери в Калимпонге и возведение ступы, обсуждение надписей на ней, указание о подготовке памятного сборника или «Мемориального тома». «Надо строить, надо теперь быстро создавать новые Пути и новые начинания. Время подходит» [2,с.76]. Столь же стремительно Юрий Николаевич делал все для включения в первый в СССР фильм о Рерихе эпизода о месте кремации отца в Кулу и Камня на нем. [2,с.125].

В августе 1957 года Юрий Николаевич возвращается в СССР. Он неотложно приступает к созданию Музея Николая Рериха. Поэтому его первая задача – организация памятной выставки отца как первой ступени к организации в дальнейшем Музея Н.К. Рериха в Москве с филиалом на Алтае, в Барнауле. И это не просто «выставка», а целый комплекс действий и достижений: издание статей, монографий, репродукций работ, создание цветного фильма, подготовка каталогов, активизация взаимодействий с музеями и мемориальными местами, чтение лекций, выступления на телевидении. И все, что произошло с ним самим и с рериховским наследием в СССР, было порождено конфликтом двух представлений о музее. Того живого музея, которым жил, который носил в себе Юрий Николаевич, материальную часть которого он привез, и советского казенно-министерского представления о музее как «обслуге» внешних идеологических схем. Но Юрий Николаевич не был один на этом пути и в этой борьбе. Все действия и все новые возможности он обсуждал с братом, все решения рождались в великом сотрудничестве и содружестве.

Так, об организации выставки отца Святослав Рерих уже в мае 1957 г. беседует в Дели с О.Л.Орестовым и А.В.Кокориным: «Непременно нужно большую выставку картин <...> устроить в Москве» [2,с.98]. В ноябре Святослав Николаевич посылает брату рекомендации о реставрации поврежденных картин, поясняет их значение, говоря о синтезе как вершине достижений: «Его синтез и упрощение форм были результатом исключительного знания и понимания сущности им передаваемого. <...> Он внес новое понимание, и Его Искусство – истинно Искусство будущего, ибо он создал новый Мир красок» [2,с.103].

Письма свидетельствуют, что братья планировали эту выставку к 10-летию ухода Н.К. Рериха, то есть к декабрю 1957 г. Святослав Николаевич писал брату: «Всегда должны пройти десять лет, прежде чем великий Художник снова оценивается после смерти. Так и будет. Десятилетие не далеко. Когда подходят сроки, все само складывается, и до срока ничего нельзя сделать». [2,с.68]. В это же время Юрий Николаевич пишет о судьбе картин в Югославии, об архиве Парижского общества Рерихов, поддерживает думы брата о «культурном центре имени нашего Пасика, где обе страны могли бы работать на общей ниве Культуры», отмечает; «Следовало бы и наш Наггар привести в жизнь <...> Продолжаю двигать выставку <...> Все же надеемся, что выставка не замедлит состояться» [3,с.312]. Как видно, речь идет о безотлагательном создании (возобновлении) целой сети культурно-музейных центров, связанных с именем Рериха, в разных странах. И помимо картин – важнейшей является судьба архивов.

Но сроки выставки постоянно переносят. Так, просмотр картин в Третьяковке был 24 февраля, открытие назначено уже на 15 марта [3,с.313]. Письма показывают, что выбор и этой даты был не случаен, напоминая о дате подписания Пакта Рериха – 15 апреля. Темы Пакта Рериха в связи с выставкой вновь касается Святослав Николаевич в письме 4 марта 1958 г., подчеркивая: «На выставке важно выявить подлинный Лик Николая Константиновича как основоположника Пакта охраны Культурных ценностей <...>. Я считаю, на поприще Мира это является одним из крупнейших вкладов, как и Красный Крест» [2,с.111]. Мысль Святослава Рериха охватывает весь мир – Москву, Дели, Париж, Прагу... Он беспокоится о рамках для этюдов для выставки, о картинах в Праге и снова пишет брату в начале марта: «Очень радостно было слышать о выставке. На днях я просматривал Пакт и должен сказать, что это была действительно Гениальная Идея, ибо это тот основной подход к Миру, который даст наиболее положительные результаты. Надо Имя Пасика представить так, как оно есть в действительности – одного из величайших деятелей на поприще культуры» [2,с.113-114].

Открытие первой выставки Н.К. Рериха в Москве 12 апреля 1958 года, накануне очередной годовщины подписания Пакта, стоило Юрию Николаевичу огромных усилий, но, как и предполагал Святослав Рерих, позволило говорить именно об этом важнейшем аспекте деятельности отца. А спустя три года этот день обрел новый смысл, став днем выхода человека в космос. Так, в музейной деятельности памятные даты приобретают совершенно особое значение, и в переписке Рерихов дан не только пример неуклонного соблюдения сроков, но и механизм взаимодействия строителя с привносимой ими особой силой ритма и соприсутствия во времени в непрерывной работе каждого дня: «Да, все в свои сроки, но <...> надо строить все время и всюду, не думая ни о каких сроках, а они сами подойдут. Ибо ясно, что то, что нужно, приходит особым образом поверх наших разумений. «На Бога надейся, а сам не плошай». [2,с.71].

В письме С.А.Мухину Святослав Рерих подчеркивает, что для всесторонней оценки творчества отца необходимо собрать и сопоставить гигантское наследие, «широко раскинутое по всему миру» [2,с.11]. И хотя это дело будущего, но именно такое неотложное собирательство становится миссией Юрия и Святослава Рерихов – в России и Индии. Так, уже для первой выставки в Москве взяты не только работы Н.К. Рериха, привезенные Юрием Николаевичем из Индии, но и картины из музеев Риги, Ленинграда и Горького, из частных собраний. Это собрание картин Н.К. Рериха в одном экспозиционном пространстве сразу же позволило привлечь внимание и музейщиков, и посетителей выставки к мемориальным местам, датам и фактам деятельности как самих Рерихов, так и основанных ими организаций. Узнав о том, что открытие выставки после многих проволочек наконец-то состоялось, Святослав Николаевич пишет брату о значении собрания картин отца: «Очень радостно сознавать, что картины Пасика опять собраны и несут свое замечательное провозвестие, Провозвестие Красоты и лучших достижений человеческого Гения» [2,с.115]. Здесь же Святослав сообщает брату, что коллекции птиц, шкур и растений в Кулу в полном порядке.

Становится понятно, что Святослав Николаевич тщательнейшим образом направлял поисковую и собирательскую работу сотрудников и организаций Америки и ряда стран Европы, организовывал новые музеи и центры в Индии, в Кулу и Бангалоре, согласно давним устремлениям родителей. Организация музейного культурного центра в Кулу была начата им еще в 1948-1949 годах, о чем свидетельствуют письма З.Фосдик и Д.Халлу [4,с.337, 348]. Спустя 10 лет Святослав Николаевич постоянно советуется об этом с братом Юрием, как, например, в письме от 14 августа 1958 г. Из этого письма становится ясно, что Святослав Николаевич неотступно воплощал замыслы отца и матери: «Думаю все, как бы лучше осуществить музей в Кулу. <...> Это мог бы быть исключительный центр, так, как это и думал Ник[олай] Константинович] и Масик...» [2,с.143]. Причем этот музей в Индии тесно связан со становлением музея в СССР. В письме от 29 сентября 1958 г. Святослав Николаевич подчеркивал, что в нем должны быть сведены воедино ВСЕ работы Н.К. Рериха: «Очень хотелось бы видеть музей в Союзе, куда вошли бы все работы Пасика, посвященный его деятельности как объединителя стран на культурном поприще, Работника и Борца за Мир» [2,с.148]. Святослав Николаевич советуется с братом по вопросу создания музея Николая Константиновича в Кулу, размышляет о необходимости постройки для этого отдельного дома недалеко от места кремации отца, чтобы сохранить мемориальный характер существующего дома Рерихов в долине. В Нью-Йорке снова создается Музей Николая Рериха.

Юрий Николаевич целенаправленно опирается в своей работе на музейные и частные собрания и памятные места Рерихов в России, вовлекая их в процесс возвращения имени и наследия Н.К. Рериха в культурное пространство Родины (это Третьяковская галерея, квартира Рериха на Мойке, где в то время располагались ателье художников, Музей МХТ и др.). Мемориальные места, коллекции и памятки предполагалось визуализировать и в спешно выпускаемом фильме о Николае Рерихе, который был готов уже в октябре 1958 г. Таким образом часть из них заново обретала утраченный мемориальный характер и музейный статус, который сохранен и закреплен за ними ныне. Юрий Николаевич писал брату: «Будет заснят в Русском музее в Ленинграде. Заснимут пейзажи “Извары”. Покажут города, которые Пасик посетил в 1903-1904 гг., Академию Художеств, Общество] Поощрения Худ[ожеств] и т.д. <...> Требуется также хороший снимок с Камня на месте сожжения с надписью. Подготовляется монография – 30 цветных репродукций со статьей, серия открыток» [3,с.315].

Все названные места, города и собрания, в которые вдохнула вторую жизнь совместная работа братьев Рерихов, сейчас выступают действующими энергетическими магнитами в пространстве России и тех республик, ныне стран, где планировалась выставка. Это: Россия – Москва, Ленинград, Нижний Новгород; Украина – Киев, Львов; Латвия – Рига, Литва – Вильнюс, Эстония – Таллинн, Беларусь – Минск; Грузия – Тбилиси; Узбекистан – Ташкент. Но тогда она состоялась только в Москве, Ленинграде, Риге, Киеве, Тбилиси, в целом с апреля 1958 до марта 1959 гг. В 1990-х годах интерес к передвижным выставкам как современной и актуальной форме выставочной работы и коммуникации в музейном сообществе был возрожден именно передвижными выставками картин Рерихов, проводимыми МЦР. Сейчас же передвижные выставки считают «новой» формой работы современного музея. Так, Национальный центр народной культуры «Музей Ивана Гончара» в 2010-2011 гг. получил грант на проведение передвижной планшетной выставки «Дерзновение одной жизни» к 100-летию И.М.Гончара, которая прошла в ряде городов Украины.

Огромную роль сыграла подготовка братьями каталога к выставке Н.К. Рериха, альбома репродукций и ряда статей о Николае Константиновиче в советской печати, а также содействие Рерихов искусствоведам в написании монографий. Юрий Николаевич просит брата написать отзыв о живописи отца: «Скорейше напиши мне свои замечания о живописной технике Пасика. Один искусствовед пишет монографию, и твои замечания о технике (масло, особенно темпера) будут очень ценны» [3,с.321]. Продумывалось все до мелочей. Юрий «поднял вопрос о выпуске отдельных репродукций» [3,с.321], Святослав Николаевич советует выпустить некоторое количество экземпляров монографии об Отце с английским и французским текстом, рассчитывая на спрос в Индии. Творческий замысел Рерихов вдохновлял и направлял и первые советские статьи о творчестве Н.К. Рериха, о его выставке. Эти публикации иногда сопровождал идеологический редакционный комментарий об «односторонности искусства Рериха, об ошибочности его эстетических идей», как, например, статью Н.Дмитриевой в журнале «Искусство» в августе 1958 г., которую Юрий Рерих в письме к брату назвал «хорошей» [3,с.320].

Именно такие документы, становясь архивными, позволяют оценить титанический объем созидательной работы Ю.Н. и С.Н. Рерихов. Ее цель – создание Музея Николая Рериха в Москве с филиалом на Алтае (Барнаул), и в то же время – возрождение всех рериховских мемориальных мест, музейных собраний и коллекций, сохранение наследия, чтобы, по словам Святослава Рериха, «все Его Главное Творчество было бы собрано на Родине. Для будущего изучения этого богатейшего вклада в сокровищницу национального и мирового Искусства» [2,с.150]. И одновременно – формирование нового круга его почитателей, актуализация идей Пакта Рериха на всем пространстве Советского Союза с массой невосполнимых человеческих и предметных утрат. Уже тогда Рерихи мысленно формировали, строили в своих письмах страну Культуры. И страна эта была «державой нового типа, превыше всего ставящей культуру и мирный созидательный труд...» [3,с.316].

Действительность внесла жесткие коррективы в это эволюционное действие Рерихов, но путь к такой державе нового типа лежал через советские музеи и музейщиков, на чей профессиональный отклик и помощь в создании нового общественного мнения рассчитывали Рерихи. Юрий Николаевич писал брату: «Страна замечательно откликнулась. Раз семь читал доклады в местных музеях – дважды в Третьяковке. Говорят о Музее» [3,с.317]. Семь музейных докладов Ю.Н. Рериха об искусстве своего отца – это очень много; невольно вспоминается принцип преподавания: чтобы ученики могли качественно осознать материал, нужно, чтобы во время урока учитель повторил его не менее семи раз в различных контекстах, – так нас учили на уроках педагогического мастерства.

Помешало реализации плана сопротивление чиновников, считающих себя вправе руководить культурой, понимая и ее как рамочную идеологию. Но даже во время сложнейшего противостояния по вопросу создания Музея Рериха Юрий Николаевич мыслил как музейщик-профессионал и пытался прежде всего уберечь коллекцию от раздробления, найти подходящее помещение как для постоянного экспонирования всех картин, так и, очевидно, для архива и библиотеки при будущем Музее. В его действиях не было ничего случайного и хаотического, он выполнял волю родителей, опираясь на полное одобрение и всю возможную помощь брата. Вся семья Рерихов в своей культурной работе была единым целым.

Трактуя с идеологических позиций и принижая до служебной особую роль музеев и их ценностей, ощущая инаковость концепции Культуры, которую несло творчество Н.К. Рериха, чиновничество воспротивилось созданию персонального Музея Н.К. Рериха и проведению самой выставки. Последствия этого «чиновничьего музееведения» ощущаются до сих пор во многих процессах и событиях, касающихся сохранения и защиты наследия Рерихов и сохранения памяток культуры в целом. Однако Святослав Николаевич Рерих учел опыт борьбы с чиновниками: и Юрия Николаевича, и свой собственный, а план создания в Москве культурного центра им. Н.К. Рериха, который обсуждался братьями еще в конце 1957 года, был им реализован с созданием независимого общественного очага культуры – Международного Центра Рерихов (прежде – Советского Фонда Рерихов, СФР).

Таким образом, можно заключить, что как сам Николай Константинович Рерих, создавший Пакт Рериха, так и воспитанные на уникальных музейных традициях семьи его сыновья Юрий и Святослав являются выдающимися теоретиками и практиками музейного дела. Ими создан ряд музейных культурных центров, которые выполняли и выполняют свое назначение и после ухода из жизни основателей. Показательно, что при разборе мемориального архива Ивана Гончара, основателя центра народной культуры «Музей Ивана Гончара», ушедшего из жизни в 1993 году, был найден лист из альбома с изображением Знака Знамени Мира и краткими сведениями о Пакте. Это свидетельствует, что инициативы Н.К. Рериха по охране памятников интересны и нужны всем музейным собирателям в их непосредственной ежедневной работе.

Кроме того, планы Рерихов об основании общественного Центра-Музея имени Н.К. Рериха в Москве в настоящее время реализованы. Переписка Юрия и Святослава Рерихов позволяет выявить те пути и способы организации музейного дела, которые применяли Рерихи, и применять их в современном практическом музееведении. Эти пути доказали свою жизнестойкость и актуальность. Концепция музейных центров, предложенная и реализованная Рерихами, включает в себя стационарную постоянную экспозицию и тематические выставки, передвижные выставки, предполагая постоянное экспонирование музейных предметов.

Крайне важно одновременное с экспонированием изучение и издание архивных материалов, монографий, каталогов, открыток, существование автономных научных центров и библиотек, не зависимых от чиновничьих структур и предписаний. Рериховские музеи и организации успешно практиковали это еще в 1920-х годах, традиционное же музееведение и музейное дело открывает для себя эти механизмы только теперь, зачастую фрагментарно и со многими культурными потерями. Так, например, постоянные экспозиции и временные выставки, подготовленные без одновременного издания каталогов, буклетов, открыток – событие кратковременное, и историкам культуры и искусства приходится полагаться лишь на устные свидетельства их организаторов и участников. А это значительно обедняет наши знания о богатстве и направлениях культурной жизни даже самого ближайшего прошлого. То же самое можно сказать и о собраниях музейных предметов, которые не экспонируются, а лишь хранятся в фондах – знания о них и их роль для исследователей и общества сведена к минимуму. Роль своевременной же фотографической и письменной фиксации, подготовки изданий очень ярко видна на примере борьбы за сохранение и музеефикацию мемориальной квартиры самого Ю.Н. Рериха на Ленинском проспекте в Москве, – только документы позволили реконструировать состав коллекций Ю.Н. Рериха и очертить круг поиска того, что утрачено в настоящее время.

На наш взгляд, музейное сообщество должно заново обратиться к творческому наследию Рерихов и рассматривать всю семью как выдающихся музеологов, теоретиков и практиков музейного дела, собирателей уникальных коллекций. Рерихи знали и понимали механизмы музейной работы, поэтому и их творческое наследие может быть полезно прежде всего профессионалам музейного дела. Ярким примером независимого культурного центра и музея, созданного на этих основаниях, является Международный Центр-Музей им. Н.К. Рериха.

 

Литература

  1. Ревякин Д.Ю. Гибнущее наследие: московская квартира Ю.Н. Рериха. Каталог, фотохроника, архивные документы. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2010.
  2. Рерих С.Н. Письма. Т. 2. М: МЦР, Мастер-Банк, 2005.
  3. Рерих Ю.Н. Письма. Т. 2. М: МЦР, Мастер-Банк, 2002.
  4. Рерих С.Н. Письма. Т. 1. М: МЦР, Мастер-Банк, 2004.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 123