1
«ЭПОХА ПРОСВЕЩЕНИЯ»

«Эпоха «просвещения» есть такая эпоха в жизни каждого народа, когда ограниченный и самонадеянный человеческий разум ставит себя выше тайн бытия, тайн жизни, тех божественных тайн жизни, из которых исходит, как из своих истоков, вся человеческая культура и жизнь всех народов земли. И вот, в эпоху «просвещения» начинается постановка человеческого разума вне этих непосредственных тайн жизни и над ними».

Н.А.Бердяев. Смысл истории. М., 1990, стр. 7.

Расцвет «Эпохи просвещения» в России начался с 1917 г. Марксистский исторический материализм со временем стал единственной теорией, с помощью которой объяснялся исторический процесс. Все, что выходило за рамки исторического материализма, или сокращенно – истмата, отсекалось, запрещалось и изгонялось. Проникая глубоко в интеллектуальные и духовные поры «просвещенного» общества, истмат надолго остановил ход осмысливания реального исторического процесса.

Известный русский писатель Дмитрий Мережковский в своей удивительно интересной статье «Большевизм и человечество» [1] назвал подобные системы мышления плоскими и двухмерными. После революции, справедливо утверждает писатель, духовная интеллектуальная жизнь страны была загнана в плоское пространство, «от трех измерений к двум измерениям, от стереометрии к планиметрии, от глубины к поверхности и ко всеобщей плоскости».

«Идет вечная борьба между этими двумя возможностями, – пишет Мережковский, – углублением и нивелированием. Плоские борются против глубоких, чтобы их истребить или сделать себе подобными. В этой борьбе на стороне плоских больше преимущества, ибо глубокие могут только медленно передвигаться, преодолевая разнообразные препятствия; глубокие поднимаются на вершины и падают в пропасти, но плоские маневрируют с поразительной легкостью, не встречая никаких препятствий на своем пути; они скользят по гладкой поверхности или ползут, подобно распластанным насекомым, они всюду проникают и проходят в любые щели. Слишком часто, увы, у глубоких бывают разногласия: ведь они не равны между собой и глубоко индивидуальны, они стремятся к свободе, между тем, как плоские едины в своей стадности в силу безличия и стремления к абсолютному равенству. Глубокие страдают и душевно, и физически, но плоские испытывают лишь телесные страдания, ибо им не дано постичь глубин души». И еще: «Главным преимуществом плоских над глубокими является ложь. Гладкая поверхность иногда представляется нам глубокой только потому, что она отражает глубину. Плоские пользуются этим оптическим обманом, чтобы в своих плоских зеркалах отражать неведомые им глубины искусства, науки, философии и даже религии». Проникая в суть духовного процесса, происходившего в России, Мережковский приходит к выводу, с которым нельзя не согласиться – «большевикам удалось основать первое царство плоских».

За время тоталитарного режима в России материя одержала победу над духом, что и нашло свое отражение во всех областях жизни страны, и, в первую очередь, в развитии мысли. Извечный спор о первичности «курицы или яйца» был решен в пользу материи. Лишь материя способна к эволюции, утверждали государственные российские философы и полностью исключали из эволюции такое мощное природно-энергетическое начало, каковым являлся и является дух. Термин «эволюция» чаще всего – было сказано в «Философском Энциклопедическом Словаре» – применяется для обозначения многоаспектного развития биологических объектов, регулируемого естественным отбором. «В применении к социальным системам эволюция рассматривается «как аспект истории, связанный с выделением тех или иных целостных социальных комплексов» [2] Таким образом, эволюция, по утверждению авторов словаря, всего лишь один аспект истории.

«Исторический материализм – составная часть марксистско-ленинской философии и одновременно общая социологическая теория, наука об общих и специфических законах функционирования, развития общественно-экономических формаций. Как философская концепция исторического процесса, исторический материализм представляет собой распространение принципов философского диалектического материализма на область общественных явлений» [3].

Это распространение принципов диамата на общественные явления воспринималось как революционный переворот, совершенный Марксом и Энгельсом в философии. Суть этого переворота состояла в том, что в качестве основы теории познания в истмате считалась только общественная практика. «Точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания» [4]. Отсюда вытекало и другое основное положение: «Фундаментальным понятием исторического материализма является понятие деятельности и прежде всего производственной деятельности людей» [5]. Таким образом искусственно обрывались все так называемые «вредные связи», участвующие в историческом процессе, и все многообразие его сводилось лишь к производственной деятельности. Как известно, эта деятельность рассматривалась К.Марксом и Ф.Энгельсом как основная причина всего исторического процесса и его особенностей. Способ производственной деятельности определял марксистскую схему исторических эпох или формаций, в рамки которых, как в прокрустово ложе, было втиснуто сложное и противоречивое историческое развитие человечества. «Хаос и произвол, – писал по этому поводу Ленин, – царившие до сих пор во взглядах на историю и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией» [6]. Совершенно иную оценку марксистской теории истории дал крупнейший русский философ и современник Ленина Н.А.Бердяев. «В концепции экономического материализма исторический процесс оказывается окончательно лишенным души. Души, внутренней тайны, внутренней таинственной жизни нет больше ни в чем. Заподазривание святынь приводит к тому, что единственной подлинной реальностью исторического процесса оказывается процесс материального экономического производства, и те экономические формы, которые из него рождаются, являются единственно онтологическими, подлинными, первичными и реальными. Все остальное является лишь вторичным, лишь рефлексом, надстройкой. Вся жизнь религиозная, вся духовная культура, вся человеческая культура, все искусство, вся человеческая жизнь есть лишь отражение, рефлекс, а не подлинная реальность» [7].

Преувеличение экономического фактора в историческом процессе привело к гипертрофированному представлению о роли так называемых классов и классовой борьбы в истории человечества. Догматические и искаженные положения, связанные с основными моментами исторического процесса, способствовали появлению надуманных и не соответствовавших исторической реальности «законов истории». «Человечество за всю свою многовековую культуру, – писал один из крупнейших русских ученых А.Л.Чижевский, – сопутствуемую постепенным развитием точных наук, не уяснило себе ни одного закона, по которому должно протекать то или иное событие» [8].

Чижевский был глубоко прав в своих размышлениях, ибо законы исторического процесса надо было искать не там, где искали их марксистские теоретики, они были сокрыты там, где исторический процесс взаимодействовал с природой и последняя практически определяла его энергетику.

В переломном XX веке сложилось новое научное мировоззрение и возник тот научный «взрыв», который оказал влияние на весь последующий ход науки и мировой мысли. Понимая нереальность марксистских построений в области диалектического материализма и тесно связанного с ним истмата, великий Вернадский в 1928 г писал: «Трудно сказать, удастся ли им долгое время, оставаясь живыми, стоять на базе научных достижений старого времени при той коренной ломке, какой подвергается научная картина Космоса» [9].

Гениальный русский ученый, проникая в глубины Мироздания, уже предугадал иные подходы к проблемам исторического процесса. «Если ход научного знания, – утверждал он, – будет идти с той же быстротой, скоро философские концепции Фомы Аквинского, Гегеля, Маркса и Энгельса одинаково окажутся устарелыми и далекими от современности и не смогут никакими поправками быть сохранены живыми» [10].

Время и жизнь подтвердили правоту ученого.


[1] См. "Независимая газета", 23.06.93.

[2] Философский Энциклопедический Словарь, М., 1989. С. 754 (в дальнейшем ФЭС).

[3] ФЭС. С. 233.

[4] В.И.Ленин. Полное собрание сочинений, Т.18. С. 145.

[5] ФЭС. С. 234.

[6] В.И.Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 26. С. 55.

[7] Н.А.Бердяев. Смысл истории М., 1990. С. 10.

[8] А.Л.Чижевский. Физические факторы исторического процесса. Калуга, 1924. С. 5.

[9] "Коммунист", 1988, № 18. С. 70.

[10] Там же. С. 70–71.

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 165