2
В ПОИСКАХ ТОЧЕК ОПОРЫ

"Однако, как бы ни были удачны возражения, сделанные нам, как бы ни были они убедительны и даже подкреплены соответствующими доводами, мы все же имеем полное основание думать, что никакая диалектика, как бы талантлива она ни была, не в состоянии умалить выводов, базирующихся на фактах, числовых отношениях и на новейших завоеваниях науки. Эти завоевания, повторяем здесь еще раз, требуют точного и лишенного всяких метафизических предпосылок объяснения всех явлений природы, включая в них и человека с его многообразною душевною деятельностью".

А.Л.Чижевский

В провинциальном и захолустном городе Калуге, где лошади цокали подковами по допотопной мостовой, а в домах не было электричества и жители с наступлением сумерек зажигали керосиновые лампы, двое пока неизвестных никому ученых обосновывали космическое мировоззрение, как бы опровергая незыблемый марксистский постулат, что бытие определяет сознание. Это были К.Э.Циолковский и А.Л.Чижевский.

Революция перевернула социально-экономический уклад России, растревожила патриархальную страну и оказала влияние на судьбы мира. Но то, чем занимались упомянутые ученые, имело и для самой России и для мира значение более глубокое и долгодействующее, чем все, что происходило в это время в стране. Их работа была связана со сложными проблемами Мироздания и, в первую очередь, с концепцией энергетического единства Вселенной, планеты и человека. В маленьком русском городке, который, казалось, был отрезан от всего мира, формировалось одно из важнейших направлений нового мышления XX века. Но Циолковский и Чижевский не были единственными, кто занимался такими научными исследованиями.

«Мы мысленно не сознаем еще вполне, жизненно не делаем еще всех следствий из того удивительного, небывалого времени, в которое человечество вступило в XX в., – писал В.И.Вернадский. – Мы живем на переломе, в исключительно важную, по существу новую эпоху человечества, его истории на нашей планете» [1].

Эту новую эпоху он называл ноосферой. «Ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотни миллионов, может быть, миллиарды лет, процессом, создавшим Homo Sapiens Saber, не есть кратковременное и преходящее геологическое явление» [2]. «Взрыв» научной мысли в XX веке был важнейшим вкладом этого века в ноосферу, ее качественным «скачком».

Крупнейшие ученые мира и России писали о необходимости новой науки, «более совершенной, чем современная, более терпимой к новым идеям и новым завоеваниям человеческого гения» [3]. Обладая, кроме научной информации, и высокоразвитой интуицией, они как бы синхронно пришли к выводу, что исторический процесс не есть смена «способов производства» и форм «классовой борьбы», а есть природный процесс, связанный с Космосом и подверженный всестороннему влиянию сил его.

«Исторический процесс – проявление всемирной истории человечества – выявляемый перед нами в одном, но основном своем следствии – как природное, огромного геологического значения явление» [4]. Это слова Вернадского. Он склонялся к тому, что жизнь, как таковая, является «космическим выражением реальности, каким является пространство – время, материя и энергия» [5]. Для него и тех, кто шел с ним в одном и том же русле научных изысканий, все более и более становилось ясным, что «научно понять – значит установить явление в рамки научной реальности Космоса» [6]. Это утверждение великого ученого имеет глубоко философский, методологический характер и имеет непосредственное отношение к иному определению эволюции человека, нежели только как к биологическому объекту. Такая постановка вопроса – установление явления «в рамки научной реальности Космоса» – совершенно по другому освещает и суть исторического процесса, увязывая его непосредственно с Космосом и влиянием последнего на судьбы человека. Созвучно мыслям великих ученых звучал голос Н.К.Рериха – художника и ученого: «…Лучшие умы обращаются к факторам взаимодействия космических сил с судьбами земных народов» [7].

К 20-м годам XX столетия сложилось два определенно выраженных направления в осмысливании исторического процесса. Одно – рассматривавшее этот процесс как изолированное явление, на развитие и изменение которого влияет лишь «способ производства», и другое – утверждавшее, что исторический процесс есть широкое природное явление, поле воздействия космических сил, под чьим влиянием и развивается этот процесс.

Беспрерывно размышляя о проблемах Космоса, учитель гимназии Циолковский создал целую философскую систему, ничего общего не имевшую ни с официальным диаматом, ни с истматом. Мысли чудаковатого глухого учителя не воспринимались в ученом мире. Свои провидческие труды он публиковал на скудное школьное жалованье, а потом и вовсе потерял такую возможность. Его идеи долго находились под запретом, о них никто не говорил и не писал. Циолковского не признавали как философа, а его имя было известно лишь в связи с разработкой космических ракет. Да и сейчас немногие знают, что калужский учитель был мыслителем планетарного масштаба. Пугая и удивляя ортодоксальных материалистов, он писал и говорил об одушевленном Космосе, о разумных силах в нем, о необоримой воле Вселенной, об иерархии высокоразвитых существ и, наконец, о будущем человечества, чья материя, пройдя через ступени космической эволюции, обретет качества света и лучистой энергии!

Циолковский утверждал, что человек несет в себе волю Вселенной. Согласованность воли индивидуума с волей Вселенной зависит от уровня сознания и развития этого индивидуума. И чем выше это развитие, тем созвучней воля человека и воля Вселенной. «Воля человека, – писал он, – и всяких других существ – высших и низших – есть только проявление воли Вселенной. Голос человека, его мысли, открытия, понятия, истины и заблуждения – есть только голос Вселенной» [8]. Он как бы слушал эту Вселенную, опираясь на свое внутреннее знание, о чем-то догадывался, что-то предчувствовал. В то же самое время в неведомом пространстве рождались мысли и понятия о Космической воле, к которым чутко прислушивалась женщина, чье имя тогда никому еще не было известно. «Намагничивание духом даст решение Космической Воли» [9]. И еще: «Космическая Воля присуща каждому продвижению в Беспредельность» [10]. Многое в этом совпадало с размышлениями Циолковского.

Но что представляет собой с научной точки зрения эта Воля Космоса или Воля Вселенной, еще никому не было известно.

Так или иначе в земной мысли XX века шел таинственный процесс, порожденный энергией Космической эволюции, закономерности которой хотя и были связаны с человеком и его историей, но в сравнении с ними несли более сильный элемент доминанты и причинности.

В те же самые дни А.Л.Чижевский вычерчивал кривые линии влияния космических сил на человека и улавливал в них проявления каких-то загадочных космических ритмов. Картина, возникавшая в результате исследований, поражала ученого. «И вот, при виде всех этих дружно вздымающихся и дружно падающих кривых наше воображение представляет себе животрепещущую динамику космотеллурической среды в виде безграничного океана, покрытого рядами нарастающих и рушащихся волн, среди которых жизнь и поведение отдельного организма уподобляются незаметной и безвольной щепке, повинующейся в своем поведении, как и в настоящем океане, всем капризам окружающей его физической стихии» [11].

Старые представления о взаимодействиях с Космосом рушились. Возникала странная картина единства того, что происходило в нем, с теми процессами, которые шли на земле. Ученый видел это единство и в вычерченных им кривых угадывал богатство взаимодействия несоотносимых величин – Космоса и человека. Он писал о великой электромагнитной жизни Вселенной, закладывая первые кирпичи в фундамент энергетического мировоззрения XX века. «Эта жизнь, – отмечал он, – имеет свой пульс, свои периоды и ритмы. Наука будущего должна будет решить вопрос, где зарождаются и откуда исходят эти ритмы» [12]. В пространстве возникала информация о неясной структуре, называемой Космическим Магнитом, и влиянии его ритмов на все сущее во Вселенной, в том числе на основной источник энергии в нашей Системе – Солнце. И поэтому Чижевский начал свои исследования ритмов Вселенной с него. Он стремился определить взаимодействие активности Солнца, связанной с пятнообразованием, с земной жизнью и ее ритмами. И почти синхронно с этой работой ученого из неведомого пространства в мир шла информация: «…Солнечные пятна оказывают влияние на самые различные стороны сущего» [13]. И еще: «Огонь солнца и огонь духа – наши творческие силы. Теплота солнца и теплота сердца – наши жизнедатели» [14]. Тогда еще неизвестные никому информаторы называли Солнце Сердцем нашей Системы. «Великолепие полярных сияний, – писал Чижевский, – цветение розы, творческая работа, мысль – все это проявление лучистой энергии Солнца» [15]. В 1924 году в Калуге вышла его книга «Физические факторы исторического процесса». Наверно, я не ошибусь, если скажу, что это была одна из первых работ, в которой научно объяснялась связь человека с Космосом и влияние последнего на исторический процесс. Книга осталась незамеченной. Ибо то, что в ней содержалось, не отвечало ни официальной философии истории, ни идеологическим потребностям формирующегося тоталитарного режима в России.

«…Состояние Солнца, первоисточника всякого движения и всякого дыхания на земле, – писал ученый, – находится в известной зависимости от общего состояния электромагнитной жизни мира вообще и, в частности, от положения других небесных тел. Не связывает ли это изумительно тонкими, но в то же время величественными связями, интеллектуальное развитие человечества с жизнедеятельностью всей Вселенной?» [16]. И далее: «Став на такую точку зрения, следует уже apriori допустить, что важнейшие события в человеческих сообществах, охватывающие при участии народных масс целые страны, протекают одновременно с какими-то колебаниями или изменениями сил окружающей природы» [17].

В ходе своих изысканий и исследований Чижевский пришел к выводу, что исторический процесс носит природный характер и не основывается лишь на способе производства или какой-либо иной человеческой деятельности, как таковой. «Теперь мы можем сказать, – утверждал Чижевский, – что в науках о природе идея о единстве и связанности всех явлений в мире и чувство мира как неделимого целого никогда не достигали той ясности и глубины, какой они мало-помалу достигают в наши дни. Но наука о живом организме и его проявлениях пока еще чужда расцвету этой универсальной идеи единства всего живого со всем мирозданием» [18].

Эта идея «единства всего живого со всем мирозданием» свидетельствовала о том, что законы, по которым возникает и развивается все живое и мироздание, также едины и приложимы, в том числе, и к историческому процессу.

«Космический закон отражает явления всего мира форм» [19], – говорили те, пока неизвестные, кто вместе с учеными осмысливали новую модель Вселенной. «Нерушим закон явленный Космосом. При творчестве утверждается закон всех энергий» [20].

Как ни странно и даже опасно это ни звучало, было ясно, что точки опоры исторического процесса, его причины, закономерности и ритмы надо было искать не на Земле, а в Космосе, в самой энергетической структуре Мироздания. Чижевский пришел к выводу, что «силы внешней природы связывают или освобождают заложенную потенциально в человеке духовную сущность и принуждают интеллект действовать или коснеть» [21]. В отличие от марксистских философов, считавших дух человека чем-то «невещественным», Чижевский рассматривал последний как силу природы. Это противоречило официальной науке, но, несмотря на все это, ученый продолжал свои исследования и смог довести их до конца. Ему удалось, используя огромный исторический материал, установить ритмы взаимодействия Космоса и земного исторического процесса. Эти ритмы или циклы, проявлявшиеся одинаково в жизни народов, не связанных единым пространством, носили всеобщий характер. Каждый такой цикл, равнявшийся приблизительно 11 годам, имел свои внутренние ритмы или периоды исторической деятельности человека. Период составлял 4 года. Первый из них, считал ученый, носит, как правило, пассивный характер. Силы народов разрознены, настроение миролюбивое. Историческая активность «сопровождается обычно отсутствием желания какой бы то ни было борьбы за идею или право, а потому влечет за собой легкую капитуляцию, сдачу в плен, бросание оружия, бегство с поля битвы и пр.» [22].

Во второй – закладывается основа для исторического развития, предрешающего ход третьего периода, который протекает в условиях наибольшей активности Солнца и в силу этого характеризуется, как «разрешающий всемирно исторические проблемы человечества и основополагающий новые исторические эпохи» [23]. Речь идет не о регулярной смене исторических эпох каждые 11 лет, а лишь о реализации важнейших событий в третьем периоде. «Если бы мы пожелали дать сравнительно-историческую характеристику этого периода, нам пришлось бы повторить главнейшие события всемирной истории: все они, как показали произведенные сопоставления деятельности Солнца и человека, происходили в эпохи напряжения активности первого. В этом периоде имели место величайшие революции и величайшие столкновения народов, начинавшие новые эры в жизни человечества и оправдывающие этим странную формулу Гераклита Темного: «Polemis panton est pater kai basileus» – «война отец и царь всего». Параллелизм деятельности двух удаленных одно от другого веществ – солнечной и мозговой материи – с особенною яркостью и наглядностью проявляется именно в течение данного периода» [24]. В период максимальной солнечной активности произошла Великая Французская революция (1789–1794 г.г.), Российская революция 1917 г., Английская революция 1648 г., великие переселения народов I тысячелетия до н. э. и многие другие события, изменявшие и облик стран и психологию людей их населявших.

В четвертый период массовая возбудимость спадает под влиянием затухающей активности Солнца. И хотя в это время завершаются крупные события, которые начинались в предыдущем периоде, общий психологический настрой меняется, «постепенно армии превращаются в непослушное стадо и быстро редеют; солдаты разбегаются толпами, стремясь домой, и общее воинственное настроение в массах сменяется миролюбивым. Вожди, полководцы, ораторы теряют те силы, которые в предшествующий период сковывали массы и принуждали их к повиновению. Массы уже с трудом подчиняются внушению» [25].

Возможно, в картине, возникшей перед нашими глазами с помощью таланта Чижевского, и есть какие-то неточности, какое-то упрощение и не учтены какие-то энергетические факторы, тем не менее принципиальная схема взаимодействия Космоса с историческим процессом научно подтверждена.

«Из сказанного следует заключить, – подводит итоги своих необычных исследований Чижевский, – что есть некоторая внеземная сила, воздействующая извне на развитие событий в человеческих сообществах. Одновременность колебаний солнечной и человеческой деятельности служит лучшим указанием на эту силу» [26]. Иными словами, наше взаимодействие с Солнцем есть только один из примеров широкого влияния космических сил на земного человека.

«Но можно надеяться, – писал Чижевский, – что важные для человека общественные науки, благодаря успехам биофизики, вскоре получат возможность устанавливать свои положения о человеческих взаимоотношениях путем применения точных дисциплин. Это будет важный шаг вперед по пути к обнаружению закономерности в социальной эволюции человечества, законы которой, без сомнения, не являются исключением из общих принципов природы» [27]. Официальная историческая наука, стоявшая на совершенно противоположных позициях, естественно в таком шаге не нуждалась. Слова же, сказанные уникальным ученым – «Теперь истории отводится место не рядом с природою, а в ней самой, как об этом говорил еще Карл Риттер. Поэтому для изучения истории, по нашему мнению, необходимо будет создать другие методы, чем те, которые были приняты доныне» [28] – звучали крамольно и антимарксистски. Как бы предчувствуя свою судьбу и судьбу своих исследований, он написал в конце своей книги: «Но у тех, кто во имя науки готов претерпеть все лишения и беды, годами голодая и ходя в лохмотьях, есть одно великое утешение, одна великая радость, стоящая всех благ и всех удовольствий земли, делающая их независимыми от людской пошлости и людских суждений и возвышавшая их, они ближе всего стоят к познанию сокровенных законов, управляющих могущественной жизнедеятельностью природы» [29].

Истина пробивает себе путь на земле в страданиях и борьбе, и не каждому это под силу. Но, как сказал Тейяр де Шарден, человек есть «эволюция, осознавшая саму себя» [30]. Процесс этого осознания труден и сложен, и пути его реализации разнообразны. Путь науки один из них. Без осознания эволюции, как таковой, нельзя осмыслить ни одно явление на земле, в том числе и исторический процесс, который является частью этой эволюции, рычагом ее действия в нашем физическом мире.


[1] В.И.Вернадский. Научная мысль как планетное явление. М., 1977, кн. 2. С. 23.

[2] Там же. С. 33.

[3] А.Л.Чижевский. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976. С. 116.

[4] В.И.Вернадский. Научная мысль как планетное явление, кн. 2. С. 32.

[5] Там же. С. 113.

[6] Там же, кн. 2. С. 31.

[7] Н.К.Рерих. Держава Света. Нью-Йорк, 1931. С. 80.

[8] К.Э.Циолковский. Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы. Калуга. 1928. С. 14.

[9] Беспредельность, 473.

[10] Беспредельность, 507.

[11] А.Л.Чижевский. Земное эхо солнечных бурь. С. 34.

[12] Там же. С. 30.

[13] Агни Йога, 504.

[14] Беспредельность, 79.

[15] А.Л.Чижевский. Земное эхо солнечных бурь. С. 28.

[16] А.Л.Чижевский. Физические факторы исторического процесса. С. 9.

[17] А.Л.Чижевский. Физические факторы исторического процесса. С. 9.

[18] А.Л.Чижевский. Земное эхо солнечных бурь. С. 24.

[19] Беспредельность, 112.

[20] Там же, 147.

[21] А.Л.Чижевский. Физические факторы исторического процесса. С. 21.

[22] Там же. С. 35.

[23] Там же. С. 38.

[24] А.Л.Чижевский. Физические факторы исторического процесса. С. 38.

[25] Там же. С. 48.

[26] Там же. С. 62.

[27] Там же. С. 61.

[28] Там же. С. 62.

[29] Там же. С. 69.

[30] Тейяр де Шарден. Феномен человека. М., 1987. С. 176.

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 184