Н.К. Рерих

СЧАСТЬЕ

Радиостанция в Дели просила дать беседу о счастье. Что есть счас­тье? Счастье – это радость, а радость – в красоте. Она есть очаг всех твор­ческих сил человека. Не в золоте счастье. Многие примеры, как глубоко несчастны бывают богачи. Не в золоте красота жизни. В золоте – роскошь. Но ведь роскошь – обычно антипод красоты.

Так же, как благодать, счастье – пугливая птичка. Легко отогнать вол­ну счастья. Легко не почуять, откуда повеяло благодатное дуновение. В рутине каждодневного труда нелегко распознать крыло счастья. Осудить ли тех, кому вообще о счастье не приходилось слышать? Всем утеснен­ным, всем огорченным в желчи и неприязни даже само слово о счастье по­кажется насмешкой.

Скажут "счастье" катается в блестящих моторах. "Счастье" упивает­ся и нажирается в раззолоченных палатах. "Счастье" имеет власть при­теснять, умалять, неправедничать и ломаться над слабым. "Счастье", как мрачный призрак, нависает и поганит каждый вздох и улыбку о прекрас­ном. Сказали ли в школах об этом размалеванном вампире, который в оби­ходе называется "счастьем" мещанским?

О жертвенности не сказали. Зато показали и воспели всю ложную по­золоту прозябания. Да, показали и ухмылялись, называя наслаждение достижением. Много подделок, но особенно страшна подделка счастья. Как осуждать тянущихся к наслаждению, когда им не говорили о жертвенности и о красоте подвига? А подвиги старых времен поставлены бы­ли под усмешку.

Больно видеть, как невежество топчет лучшие цветы. Мало утешения в том, что вандализм происходит по незнанию. Миллионы лет человечес­кой жизни дали множество достижений. Почему не отринуть их? Целе­сообразность учит бережности. Соизмеримость напоминает о гармонии, ритме. Они – путь к счастью.

Не опасайтесь говорить о красоте. Необходима поливка Сада Прек­расного. Засуха погубит все живое. Но если даже пустыни могут ожить под заботливою рукою, то и обиход может зацвести редчайшими цветами. Семья, вдохновенная искусством, будет прочным оплотом государства. Целые страны живы хотя бы воспоминанием о своих творческих продви­жениях. Даже далекое достижение не ржавеет и спасает народ от разло­жения. Никто не дерзнет сказать, что о красоте творчества уже достаточ­но сказано и сделано. Совершенствование, познавание, любование – бес­предельны. Велик магнит счастья.

Хороша радость о прекрасных произведениях. Подъемы счастья воз­никают и преображают все окружающее. Первая ступень будет собирате­льство: "мои вещи", "моя радость". Но затем образуется и следующая сту­пень, когда условие самости уже отойдет. Почему вещь "моя"? Надолго ли? Пусть она несет радость всем. При таком мышлении зародится и тре­тья ступень, возникнет расширение сознания. Вот где истинная, нестес­ненная радость: "Взлеты счастья!"

"Когда говорим о сердце, говорим о прекрасном". "Сердце несет в себе красоту бытия. Сердце как творческий магнит несет в себе огнен­ные энергии. Можно ли без этих максим касаться области радости и счас­тья? Чувствознанием утверждается радость. Не возрадуется человек бе­зобразию, если пылает его сердце. Вдохновительно, что говоря о счастье, должно утверждать и радость и сердце – талисманы против отчаяния, скуки, падения, разложения. "Пусть сознание влечется в самый Прекрасный Сад".

"Час утверждения красоты в жизни пришел. Пришел в восстании на­родов. Пришел в грозе и молнии".

Счастье – в гармонии, в равновесии. Но это равновесие зиждется на ритме. И солнце работает взрывами. Так же и эволюция полна взрывных революций. Сложны ритмы мироздания. Трудно расширенному созна­нию, когда оно окунется в беспредельность.

Недаром малые по своему размеру сознания чувствуют себя по-сво­ему более счастливыми. Но счастье беспредельно, и оно знает неизбеж­ность творческих полетов. Да совершится скорей!

Не легок путь к счастью, к равновесию энергий. И хорошо, что эти твердыни одолеваются в трудах. Велико мгновенное озарение, но нужно уметь охранить этот огненный цветок, чтобы он преобразил всю жизнь. Пусть светит всему кругозору. Не страшны тогда ужасы и призраки. В счастье искореняется страх. Учат ли о том, как надо искоренять страх? Мужество есть щит счастья. Но такой щит должен быть выкован в огне подвига. В любом обиходе, в каждом труде может коваться доспех подви­га. Мудро произнесено "герои труда". Битва за лучшее будущее не толь­ко на полях сражений. Неутомимость, терпение, достижение лучшего ка­чества испытывается в жизни каждого дня. Подвиг человечности нарас­тает в трудах.

Счастье – в сознательном труде. Песнь труда есть великое созвучие всех" взыскующих.

Многи препоны в потоках жизни. Многи опасные камни и стремнины. У счастья много врагов. Всякие злобы, уныния, зависти, клеветы, сомне­ния, мало ли что выползает и грызет корни счастья. Среди мрачных вра­гов будет и чрезмерная механизация нашего века. Механизация может глушить народное творчество. Механизация может разрушать культуру. Даже цивилизация может страдать от непомерной механизации.

Вот усиленно развивают передачу энергии без проводов. На первый взгляд польза несомненна и для телевизии, и для радио, и во многих но­вейших изобретениях. Но кто же знает, насколько можно нагнетать прос­транство насильно уловленными энергиями? Уже знаем, как переполня­ется пространство противными радиопередачами. Сбиваются токи и глохнут в непомерном напряжении. Доколе?

Конечно, беспроволочная передача энергии помогает осознать поза­бытые силы человека. Энергия мысли до сих пор лишь частично призна­ется, а для невежд остается в пределах какого-то колдовства. Беспоря­дочное, хаотическое мышление тоже будет в рядах врагов счастья. Учат ли в школах о значении мысли? Или же эта великая наука остается в чис­ле запрещенных познаний? Доколе?

Натолкавшись и наблуждавшись, опять придут к красоте. Старая по­говорка "Красота спасет мир" опять живет. Можно ли в дни Армагеддо­на говорить о красоте? Можно и должно. В красоте – не сантимент, но ре­альность, мощная, подымающая, ведущая. В глубинах сознания нечто уже было известно, но нужна была искра, чтобы заработала машина. Блеснет искра, осияет блеском прекрасным, и умаявшийся труженик опять вос­станет, полный сил и желаний. Захочет и совершит. А препоны и труднос­ти окажутся возможностями.

Но не блеснет красота подслеповатому глазу. Нужно захотеть уви­деть красивое. Без красивости, но в величии самой красоты. Счастье в том, что красота неиссякаема. Во всяком обиходе красота может блес­нуть и претворить любую жизнь. Нет запретов для нее. Нет затворов пре­секающих. На крыльях красоты обновляются силы, и взор владеет прос­транством.

Счастье - в радости. Радость - в красоте.

1941

 

Метки: МРБ

Печать

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter