Н.К. Рерих

СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Люди часто говорят о явной несправедливости и в то же время упус­каются из вида знаки справедливости. Конечно, несправедливость очень очевидна и ощутительна, а справедливость проявляется настолько кос­венно, что узкое мышление с трудом может сопоставить разные, как бы несвязанные явления. Действительно, пути справедливости бывают го­раздо неожиданнее, нежели проявления несправедливые. Такая неожи­данность, конечно, только кажущаяся. Истина протекает логическими путями, но объем действий ее превышает человеческий горизонт.

Человек совершает какую-то явную гнусную несправедливость. Пос­торонние зрители наблюдают, что извратитель истины не только продол­жает существовать, но кажется даже отмеченным и как бы поощренным. Человеческим мерилам трудно осознать, что эти призрачные отличия лишь пути к эшафоту. Сам преступник продолжает радоваться, думая в низости своей, что его преступные проделки вполне удались и возмездие невозможно. Но сказано: "Мне отмщение и Аз воздам".

Может пройти некоторое и даже значительное время, и около прес­тупника, будет ли он личностью или сообществом, или народом, начнут аккумулироваться какие-то странные, совсем непредвиденные, неучи­тываемые обстоятельства. Те самые отличия и, казалось бы, удачи начи­нают обращаться в странные неприятности. Конечно, преступное мышле­ние не обращает внимания на эти маленькие вспышки. В опьянении раз­гульного самохвальства темные не могут сопоставить и учитывать какие-то, как бы совсем несвязанные, дальние зарницы.

Происходят необыкновенно поучительные психологические момен­ты, которые могут дать мыслителю необычайные выводы. Но для этих вы­водов ведь нужно не только сосредоточиться, но прежде всего нужно иметь чистое мышление. А ведь этим свойством темные преступники не отличаются. Можно видеть, как даже тогда, когда на них уже начинает ва­литься нечто очень тяжкое, они все еще остаются далекими от распозна­вания истинных причин.

Неопытные люди спросят, почему справедливость иногда бывает как бы замедлена. И этот вопрос лишь покажет, что вопрошатель не вышел за пределы обыденности. Ведь это нам здесь, в наших условиях, представля­ются сроки или краткими, или длинными. Существуют же и другие более высокие и тонкие мерила. Когда человеческому мышлению удается уло­вить эти тонкие процессы соответствий, сочетаний и последствий, тогда особый трепет возникает. Трепет осознания знаков справедливости. Древ­няя мудрость говорит: "Лучше быть обиженным, нежели быть обидчи­ком".

В этом сказано знание законов последствий. А сроки процесса незем­ными мерами познаваемы.

Только оглядываясь назад, юрист-философ может взвешивать и со­поставлять в восхищении.

Nil admirari. Римляне выражали этим не только пресыщенную холод­ность, но и сознание соответствий. Ведь не удивляться же справедливос­ти.

Можно восхищаться этими высокими законами, которые в стройности что-то привлекают, что-то отталкивают и, в конечном итоге, все-таки по­лучается огонь справедливости прекрасный. Преступник обжигается этим огнем. Именно обжигается, т.е. себя обжигает. Он сам к огню приб­лижается. Он не может уже отклониться от пути справедливости.

Народ верит, что убийца привлекается к месту убийства. В этом ска­зывается глубокая народная мудрость. Преступник привлекается не то­лько к физическому месту, но он самововлекается в орбиту безысходнос­ти. В отупении преступник долго будет воображать, что он избегает опас­ных для себя положений. Ему будет казаться, что именно ему удалось не только уйти от возмездия, но даже и получить несомненную выгоду от со­вершенного темного дела.

"Бог наказать захочет – ум отнимет". Именно затемнение ума сопут­ствует злым делам. Напрасно думать, что дела ненависти и злобы остаю­тся без возмездия. Страшные последствия навлекают на себя злотворцы. И каждое зло, как щербина разжавленная, выедается в судьбе сотворив­шего. Выедается тем более, что так называемое раскаяние приходит очень редко. Наоборот, черствое отупение будет пытаться самооправдать злодеяние.

Говорят, что в одном государстве древнем были созваны мудрецы-философы для особых наблюдений путей справедливости. Может быть это только легенда для подчеркивания значения этих путей и непрелож­ности справедливости, а может быть это было и в самом деле. Ведь сре­ди древних культур мы встречаем акты необычайно высокого мышления. Среди предмета "Живой Этики" слово о путях справедливости дол­жно быть очень веским. Оно научит молодежь от школьных лет оценивать всю непрактичность злых дел.

1935

Публикуется впервые

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 472