Живая Этика и Буддийская Виная (опыт сопоставления)

Александр Федотов,
доктор филологических наук,
профессор Софийского университета «Святой Климент Охридски»,
София, Болгария

Вопрос о том, к какой философской, религиозной или иной историко-культурной традиции мысли принадлежит Живая Этика, и о том, какие идеи и социокультурные процессы повлияли на её формирование, поднимался учёными многократно. При этом философская типологизация Живой Этики остаётся одной из самых сложных проблем, которая пока не решена однозначно, ибо соотнесение её с какой-либо исторической или социальной традицией, кроме интеркультурной традиции духовного гнозиса, всегда будет условным.

Как известно, кросскультурный антропокосмический гностицизм нельзя редуцировать или свести к одной единственной национальной культуре с её неизбежными стереотипами и инерциальными тенденциями. Живая Этика стремится преодолеть подобные стереотипы и освободить культурное пространство для формирования интегрального космического мировоззрения гуманистического содержания.

Так же бесперспективно типологизировать Живую Этику на основе сугубо религиозных традиций, поскольку по своей сути она является не религиозным учением, а скорее может быть определена как ориентированная на практику этико-философская система или, как предпочитали называть её основатели, духовное «Учение Жизни». Конечно, Живая Этика имеет явные восточные корни, что практически никем не оспаривается. Более того, учёные сходятся во мнении, что её философский каркас составляют идеи, разработанные в индийских и тибетских учениях, среди которых краеугольное место отводится йоге, буддизму, санкхье, веданте и некоторым другим системам. В целом же можно сказать, что Агни Йога очень похожа на изначальный буддизм до его религиозной инверсии, то есть Агни Йога близка морально-этическим поискам Будды Гаутамы, которые впоследствии вошли в буддийский канон в виде раздела, названного Виная (в переводе с пали, санскрита – дисциплина, правила). Это свод правил и распорядка буддийской монашеской общины (сангхи), зафиксированный в канонических сочинениях.

В основе Винаи лежит система правил патимоккхи (пали), или пратимокши (санскрит). По мере возникновения новых направлений буддизма образовались различные варианты Винаи, соответствующие этим направлениям.

Известно, что Елена Ивановна Рерих проявляла интерес к Востоку с детских лет. Так, среди самых первых книг, прочитанных ею, были два тома старинного сочинения «Путешествия по Центральной Азии и по Дальнему Востоку». Елена Ивановна рано познакомилась с природой, этнографией и жизнью Дальнего Востока и Центральной Азии, что, конечно же, оставило, как нам кажется, очень глубокий след в её сознании.

Как известно, с 1920 по 1923 год Рерихи живут в Америке, где в 1921 году в Нью-Йорке открылся Институт объединённых искусств, главную цель которого основатели видели в сближении народов через культуру и искусство. Почти одновременно с ним в Чикаго было учреждено объединение молодых художников «Cor Ardens» («Пылающее сердце»), а в 1922 году возник международный культурный центр «Corona Mundi» («Венец Мира»). В ноябре 1923 года распахнул свои двери Нью-Йоркский музей Николая Рериха, содержащий богатейшую коллекцию картин художника. Уезжая в 1923 году из США, Рерихи оставили там активную, плодотворно работающую группу учеников и сотрудников [1, с. 20]. В Америке же Елена Ивановна приступает к регулярным записям своих бесед с духовными учителями Востока (первая запись книги «Зов», открывшей серию «Живая Этика», была сделана ещё в Лондоне 24 марта 1920 года).

Первоначально эти записи преимущественно носили характер личных указаний, касавшихся членов семьи; в них давались советы и наставления, которые необходимо было усвоить, вступая на нелёгкий путь самосовершенствования и духовного развития. Следующие книги Живой Этики носили уже более общий характер, затрагивая вопросы духовной эволюции человечества в целом. Их появление имело прямое отношение к тем процессам, что происходили в науке, культуре, политической и духовной жизни ХХ столетия – многие выдающиеся учёные и философы того времени (например, В.И.Вернадский, А.Л.Чижевский, К.Э.Циолковский) уже предчувствовали грядущие изменения в истории человечества и возможность его прорыва на новую эволюционную ступень [1, с. 22].

В том же ХХ столетии, насыщенном самыми разнообразными историческими событиями, которые в значительной степени определили судьбу всего человечества, люди обрели весьма широкую свободу личного выбора; перед ними открылись невиданные перспективы в области прогресса и совершенствования всего общества. Увы, всё тот же ХХ век продемонстрировал, что отступление от нравственно-этических норм, от принципов гуманизма и ненасилия ведет к взаимному уничтожению и, более того, может привести к гибели всей человеческой цивилизации. Дабы избежать такого духовного и физического уничтожения, требуется осознать уникальность земной цивилизации, изменить свой образ жизни, видение мира, методы решения существующих проблем и конфликтов. Живая Этика явилась именно тем новым учением, которое помогает людям осознать имеющиеся в мире и социуме проблемы, осмыслить их и принять правильные решения в отношении будущего всей нашей планеты.

Именно в этом плане мы обнаруживаем удивительное сходство между Живой Этикой и буддийской Винаей. Как это ни странно, оба учения обращены прежде всего к земным, реальным условиям жизни каждого человека. Эти учения призывают людей жить в соответствии с Космическими законами, демонстрируют пути духовного преображения жизни, очерчивают возможности расширения сознания и обретения высоких нравственных ориентиров.

Буддийская Виная и Живая Этика рассматривают человека как часть Космоса. Именно человек стоит в центре мироздания, поэтому и Виная, и Живая Этика уделяют столь пристальное внимание развитию культуры мышления, так как мысль – это та энергия, которая способна объять всё космическое пространство и воздействовать на окружающих. Подобно тому как буддийский адепт, верный последователь учения Будды Гаутамы, может развивать и формировать своё сознание, человек, согласно Живой Этике, несёт непосредственную ответственность за качество своего мышления, от чего зависит не только его душевное и физическое здоровье, но и состояние всей планеты в целом.

Длительное общение семьи Рерихов с индийскими мыслителями (Махатмами) стало, на наш взгляд, гарантией их чрезвычайно углублённого проникновения в сокровенные восточные учения, чему, безусловно, способствовало то обстоятельство, что Елена Ивановна и Николай Константинович впитали в себя лучшие этические идеалы русской религиозной и философской мысли. Можно смело сказать, что семья Рерихов самым достойным образом представляла культурные и культурологические традиции русского космизма. Именно таким путем рождалось новое интегральное космическое мировоззрение, известное как «Учение Жизни». Интеграционная природа Живой Этики, свойственная и буддийской Винае, проистекает, помимо всего прочего, и из идеи Махатм о воплощении религиозного синтеза и всечеловеческого братства независимо от расовых, политических и религиозных различий.

Так, например, общаясь с семьёй Рерихов, Махатмы призывали своих учеников «явить единение религий, наций и жизнь вечную». Эта идея получила развёрнутое отражение в книгах Живой Этики. Исходный тезис Махатм был прост и понятен – все религиозные учения есть различные по форме, но единые по сути своей пути к духовной Истине и Высшей Реальности. Этическая идеология Живой Этики, так же как и буддийская этика, признаёт и поддерживает все духовные пути, не противопоставляя их друг другу. Вспомним, например, знаменитую притчу о встрече Будды и бедной старушки, поклонявшейся и почитавшей Индру [2].

По мнению современных учёных, Живая Этика формировалась на пересечении различных культурных традиций мысли как в историко-географическом, так и в мировоззренческом смыслах. Она впитала в себя буддийскую философскую метафизику и йогическую психотехнику, западный научный рационализм и эмпиризм, этические ценности религиозных учений и космические устремления русской культуры. Повторюсь: в этом смысле новый философский гнозис Живой Этики следует рассматривать как синтетическое и в значительной степени феноменальное явление этической и познавательной мысли, занимающее совершенно особое место в духовной культуре современного общества.

Название Учения говорит само за себя – все книги Живой Этики обращены прежде всего к земным, реальным условиям жизни каждого человека. Призывая людей жить в соответствии с Космическими законами, они открывают беспредельные возможности духовного преображения жизни, расширения сознания и обретения высоких нравственных ориентиров и идеалов.

Помимо нашего плотного физического мира, Живая Этика рассматривает миры иного состояния материи – Мир тонкий и Мир Огненный (мир духотворчества), которые находятся в непрерывном взаимодействии друг с другом. Каждый человек, независимо от того, осознаёт он это или нет, постоянно соприкасается с этими мирами, и их влияние необходимо учитывать при осмыслении любого события земной жизни. Сознательное принятие связи между мирами является одним из условий нашего дальнейшего эволюционного продвижения [3, с. 159].

Рассматривая человека как часть Космоса, Живая Этика особое внимание уделяет развитию культуры мышления, поскольку мысль – это энергия, способная насыщать пространство и воздействовать на окружающих. Непосредственно сам человек ответственен за качество своего мышления, считают Учителя, ведь от этого зависит не только его душевное и физическое здоровье, но и состояние всей планеты в целом [3, с. 159].

Итак, основываясь на древнейших знаниях Востока и достижениях современной науки Запада, Живая Этика представляет собой стройную философскую систему, не отвергающую великие традиции прошлого [3, с. 159].

История создания этого Учения предоставляет нам немало доказательств близости Живой Этики и буддийской Винаи. Как известно, книги Живой Этики стали издаваться с 1924 года, а идеи этого Учения составляют основу художественного и литературного творчества Николая Константиновича Рериха. На его полотнах оживают древние восточные легенды, рождаются образы Великих Мудрецов, подвижников и святых. Язык живописи, стирающий границы между материальным и духовным, по-своему отображает Великие законы Космоса, существование миров иных состояний материи, иных измерений и их взаимодействие с нашим плотным миром.

Как известно, 2 декабря 1923 года семья Рерихов прибывает в Индию, уже давно привлекавшую их своими богатыми духовными и культурными традициями. Елена Ивановна принимает участие в Центрально-Азиатской экспедиции (1923–1928), организованной Николаем Константиновичем с целью изучения археологических памятников и особенностей различных национальных культур.

В 1926 году, во время пребывания в Улан-Баторе, выходит её книга «Основы буддизма», трактующая фундаментальные философские понятия учения Будды, такие как перевоплощение, закон кармы, нирвана и другие, а также его глубочайшую морально-этическую, нравственную сторону, или Винаю. Эта книга является своеобразной духовной нитью, связывающей глубокие познания Елены Ивановны в области буддийской этики с Живой Этикой.

Помимо всего прочего Елену Ивановну интересовало, как новое учение будет воспринято читателями, или, говоря современным языком, рецепция Живой Этики. Именно поэтому она много времени уделяла письмам тем, кто занимался изучением Живой Этики. Простым и доступным языком она объясняла своим корреспондентам проблемы, затронутые в книгах Учения: о законах Космоса, эволюции планеты и человечества, взаимосвязи материи и духа. Она рассказывала о трудностях пути самосовершенствования, поиска людьми собственного места в мироздании, объясняла действие космических законов и т.д. [3, с. 166].

Будучи человеком исключительно высокой нравственности и разделяя морально-этические принципы многих восточных религиозно-философских систем, в том числе и Винаи, Елена Ивановна, переписываясь с самыми разными людьми, всегда оставалась при этом доброжелательной, а её письма были преисполнены духом терпимости [3, с. 166].

Первое издание двухтомника «Письма Елены Рерих» вышло в Риге в 1940 году. Это было лишь малой частью её огромного эпистолярного наследия, которое, надеемся, увидит свет в полном объёме. Так, следуя заветам Великих Учителей, Елена Ивановна сама стала таким Учителем для многих её почитателей. Так из слушающих и слышащих рождаются те, за которыми следуют тысячи и тысячи единомышленников.

Мне хотелось бы закончить статью словами из книги Елены Ивановны Рерих «Основы буддизма». Полагаю, любые комментарии излишни.

«Философию буддизма можно назвать анализом отдельных элементов, вступающих в сочетание при образовании определенного индивидуального потока. Индивидуальный поток слагается и питается бесчисленными проявлениями человека на земле, в других планах и других мирах. Впитывая все особенности каждого проявления, поток этот растёт возможностями, видоизменяется, оставаясь вечно самодовлеющим. Истинная индивидуальность, истинное бессмертие заключается в осознании своего истинного Я, сложенного бесчисленными сочетаниями человеческих проявлений.

“Все заботы о личности тщетны; чувство личности есть мираж, все несчастья, постигающие её, прейдут. Они исчезнут, как кошмар, когда спящий проснётся”.

Человек в буддизме не несчастный пигмей, каким он является в представлении западного мышления, но владыка миров. Будучи частью и отображением Космоса, он, подобно ему, безграничен в своих возможностях» [4, с. 154-155].

 

Литература и примечания

[1] Книжник Т.О. Ведущая // Духовное созерцание. 1999. № 1.

[2] В притче речь идёт о встрече Будды и старушки, которая, не зная, кто перед ней стоит, сказала, что всю жизнь поклоняется Индре и почитает его как главное божество. На её вопрос, что делать дальше, чтобы достичь просветления, Будда ответил, что нужно, как и прежде, поклоняться Индре, и таким образом она обретёт спасение. Иными словами, неважно, каким путём ты идешь к спасению, рано или поздно ты его достигнешь, если настроен на это.

[3] Книжник Т.О. Зал Живой Этики // Музей имени Н.К.Рериха: Путеводитель. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2006.

[4] Рокотова Наталия. Основы буддизма. Рига-Москва: Угунс, 2002.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 355