Н.К. Рерих

ИНДИЯ (1945)

Королевское азиатское общество в Бенгале обратилось к Юрию с предложением сделать во время юбилейных празднеств доклад о сношениях Индии и России. Именно Юрий может сказать авторитетно на эту тему. У него собран богатейший материал. Как истинный историк он умеет говорить беспристрастно, а это сейчас редко встречается. Кроме обширного научного, имеется литературный и художественный материал, доказывающий, как издавна открыто было русское сердце к красоте Индии.

Переводы Жуковского «Наль и Дамаянти», «Бог и баядера», Бальмонта – «Асвагоша», «Сакунтала», Балтрушайтиса – «Бхагават Гита» и «Гитанджали» Тагора, «Садхана» и другие произведения поэта широко читались в русских просторах. Мои «Лакшми Победительница», «Девассари», «Гайатри» появились в московских «Весах» и в других изданиях. «Индийский путь» оказался как бы предвестником волны внимания к Индии.

По Руси восторженно читалось «Провозвестие Рамакришны» и пламенные книги Вивекананды. Во время построения буддийского храма и мечети (доказавших широту воззрения народа русского) возникла мысль о перевозке в Питер древнего индусского храма. Этот эпизод должен быть отмечен. Из своей последней поездки в Индию Щербатский вернулся с идеей перевезти древний индусский храм. Вместе с мечетью и буддийским храмом такое прекрасное привхождение было бы и своевременно и замечательно. Мы схватились за предложение Щербатского.

В скромной квартире сестер Шнейдер (племянниц Минаева) в составе комитета буддийского храма мы обсуждали, как привести в исполнение мысль Щербатского. Местные расходы были не так велики, и наша трудовая складчина могла их осилить. Но вопрос транспорта был много труднее. Следовало послать архитектора, который бы тщательно промерил и перенумеровал все части храма. Затем в разобранном виде поезда доставили бы храм в Бомбей, где все было бы погружено на пароход Добровольного флота для прямой доставки в Питер. Список расходов стал сильно возрастать. Флот не соглашался даром доставить такой тяжелый груз. Завязалась бесконечная волокита, денежная помощь не явилась, и нам горестно пришлось сложить оружие. А жаль, безмерно жаль – ведь индусский храм в Питере был бы таким прекрасным знаком дружбы. Почему быть лишь в Баку Храму большого огня?

В Калькуттском музее одиноко висит большая картина Верещагина из серии «Индия – Гималаи». Где все прочие? Вот две маленькие книжки жены Верещагина об их гималайско-индусских поездках. Написаны довольно примитивно, но и за то спасибо. Как нужен инвентарь русских произведений – иначе летопись русского искусства будет неполной. Вот после выставки в Сен-Луи восемьсот русских картин канули в бездну, а где они? Много русских прошло по Индии. Сталь, Голубев, Авинов, Ростовцев, и только в забытых журналах имеются их заметки. И теперь бывали Вавилов, Щербиновский, Ульянишев, Перов – многие, но и эти путники прошли почти без следа.

Давно хотелось иметь индусский музей в Питере. Помню, с грустью мы узнали, что Виктор Голубев подарил свои индийские собрания в музей Гимэ и в музей Чернуски. Мы надеялись, что он уделит хотя бы часть для нашего Музея императорского Общества поощрения художеств. Впрочем, где этот музей? И еще мечтали мы послать стипендиатов нашей Школы в Индию, но тут помешала война.

Где-то по русским просторам странствует книга «Основы буддизма» Наталии Рокотовой (псевдоним Е.И.). Читались с радостью книги об Индии Рагозиной. Теперь, как говорят, на Руси книги поглощаются читателями. Хочет знать русский народ и в широком познавании приобретает великую мощь. О друзьях, о братьях хочет узнавать народ. Если кто может помочь такому доброму познаванию, пусть сделает безотлагательно. Хотелось иметь в Индии русскую выставку, о чем я писал Потемкину, Грабарю, Щусеву, – не знаю, дошли ли письма? Почта трудна. Святослав выхлопотал у здешнего правительства разрешение на русскую фильмовую выставку здесь. И такое ознакомление желательно.

В труде разрозненных сведений трудно понять, где нечто обособленное и где осколок целого ряда событий. Афанасий Тверитянин был в Индии и ценно запечатлел свое странствие. Но ведь таких, наверно, было много, но следы их завалены грозными обвалами. Множество костей белеют на караванных путях. Индусские селения на Волге, но почему на одной Волге? Ведь жил индусский раджа в Яблоницах под Питером.

Монах оставил свои записи о Гималаях, но таких хождений было много, и немало странников устремлялись в Беловодье. Вот недавно Сураварди был причастен Московскому Художественному театру, но и в иных местах могли быть друзья-сотрудники. Цыганка ворожит «Кала пани», помня свой исход из далекой Индии. Сибиряк повествует об Иосифе, царевиче индийском. Веды – ведать. Дом – дома. Дым – дхума. Дэва – Див. Лель – чудный пастух. Лал – красный, прекрасный. Открыто прекрасное сокровище народов.

1945

Н.К. Рерих. Из литературного наследия. М.,1974

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 273