• Главная
  • Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века. 2003
  • Том 3
  • Лесков Л.В. Универсальное космологическое поле

Универсальное космологическое поле

Л.В. Лесков,
доктор физико-математических наук,
профессор МГУ,
Москва

Лучше держаться такой гипотезы, которая

со временем может оказаться неверною, чем

никакой. Гипотеза облегчает описание истины,

как плуг земледельца облегчает выращивание растений.

Д.И.Менделеев

 

БАЗОВЫЕ ПОСТУЛАТЫ

Сформулируем в качестве исходного утверждения гипотезу о тернарной структуре Вселенной. Эту гипотезу удобно представить в виде четырех постулатов:

1. Топология Вселенной подобна имеющей, как известно, только одну сторону поверхности Мебиуса, образованной из двух автономных слоев реальности – четырехмерного мира Эйнштейна – Минковского, содержащего все материальные объекты, и семантического топоса.

2. Физическим референтом семантического топоса служат фундаментальные протоструктуры квантового вакуума, для обозначения которых будем использовать термин мэон.

3. Все объекты материального мира, от элементарных частиц и до мозга человека, обладают свойством консциенции – способностью информационного взаимодействия с семантическим топосом мэона и друг с другом.

4. Физическим референтом, обеспечивающим свойство консциенции, является поле кручения четырехмерного пространства-времени, или торсионное полеMaeon (греч.) – отсутствие бытия, ничто, потенциально несущее в себе в непроявленном виде все сущее.

Conscientia (лат.) - сознание.

Torsion (англ.) - кручение, вращение.

Этой гипотезе можно придать и иную, более компактную форму: существует триада «семантически насыщенные структуры мэон – торсионное поле – процессоры систем живой и неживой природы». У человека функции такого процессора выполняет мозг.

Поскольку эта гипотеза касается механизмов функционирования сознания, ее можно положить в основу мэон-биокомпьютерной концепции. А смысл этой концепции в том, что сознание человека, носителем которого является мозг, выполняет функции оператора информации. На вход этого оператора информация поступает в импульсном режиме, характерном для торсионных волн, которые служат для ее переноса от внешних источников.

Обобщая эти формулировки, можно выдвинуть гипотезу о существовании универсального космологического поля, физическая природа которого заключается в кручении пространства, а функции состоят в связывании всех материальных объектов живой и неживой природы между собой и с семантическими протоструктурами квантового вакуума. Если выразить существо этой фундаментальной гипотезы совсем коротко, то оно состоит в утверждении, что в нашем мире все связано со всем.

Такой взгляд на природу реальности сам по себе не является новым. Античная философия была пронизана идеями о высших космических силах, которые управляют всем происходящим в подлунном мире. С этой точки зрения человек представлялся чем-то вроде киногероя, который появлялся на экране бытия, исполнял роль, предписанную ему неведомым режиссером, а потом исчезал неизвестно куда. А.Ф.Лосев называл это мировосприятие фаталистически-героическим космологизмом.

Такие же идеи характерны для буддизма и других восточных философско-этических учений. О роли Высших сил в человеческой истории немало говорится в Живой Этике (14 книг этого Учения были изданы МЦР в 1994–1997 гг.).

Что касается семантического пространства как автономного слоя реальности, то эту концепцию предложил В.В.Налимов [15], использовавший в качестве ее основы учение Платона об эйдосах. Оставалось сделать последний шаг и показать, что если этот семантический топос действительно существует, то его физическим носителем почти наверняка служат наиболее фундаментальные структуры квантового вакуума.

Рассмотрим научные предпосылки, которые могут служить основой для превращения этой гипотезы в физическую теорию.

 

МЭОН-БИОКОМПЬЮТЕРНАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Согласно гипотезе Налимова, изначально все возможные смыслы располагаются вдоль числовой оси семантического пространства – линейного континуума Контора. В исходном состоянии все смыслы никак не проявлены, иными словами, имеют одинаковый статистический вес и, следовательно, образуют семантический вакуум.

Появление на этом фоне текста происходит путем взвешивания смыслов. Эту функцию осуществляет оператор информации – человеческий мозг, в структурах памяти которого имеется фильтр, формирующий функцию распределения смыслов. Математически эту операцию Налимов записывает с помощью формулы Байеса.

Понять, что представляет собой этот фильтр, можно, если вспомнить теорию фреймов М.Минского [21]. С точки зрения этой теории, понимание смысла нового сообщения осуществляется путем его сопоставления с фреймами – близкими по значению семантическими матрицами, хранящимися в памяти оператора. В итоге осуществления этой функции на выходе получается новый текст. Фильтр, формирование которого требует немалого труда, оказывается своеобразным окном, сквозь которое оператору удается усвоить какую-то часть смыслов, закодированных в семантическом топосе. Однако из-за несовершенства фильтра полученный текст нередко оказывается содержательно неточным, а иногда и просто ошибочным – ситуация житейски хорошо знакомая.

Идеи, близкие к концепции семантического пространства, недавно высказал Р.Пенроуз [16]. По его мнению, наряду с обычным миром существует мир математических понятий Платона, доступ в который носит неалгоритмический, интуитивный характер. Возникающие в результате таких контактов в сознании ментальные образы затем предстоит либо отвергнуть как ошибочные, либо перевести на вербальный уровень путем алгоритмической интеллектуальной обработки.

Интересно, что к разгадыванию тайн семантической насыщенности мэона удалось близко подойти русским философам. «Ничто как Нечто, или maeon, – писал Н.А.Бердяев, – обозначает собой изначальное, источное бытие в его неподвижной глубине. В этом понимании небытие, как еще небытие или пока-небытие – является той мэональной тьмою, в которой таится, однако же, все подобно тому, как дневным светом изводится тьма» [3].

Близкие рассуждения можно найти и у А.Ф.Лосева. «Эйдосы, – писал он, – имеют свою пустоту и пространство, в котором они существуют один подле другого и при помощи которого отличаются друг от друга. Это эйдетическое пространство и есть мэон» [14].

Будучи удобными для философского осмысливания проблемы, подобные высказывания мало пригодны для построения физической теории. Однако, используя их, можно уточнить априорные требования, которым должен удовлетворять реальный физический объект, который мог бы обладать специфическими свойствами, присущими семантическому топосу.

Очевидно, во-первых, это должна быть всепроникающая и абсолютно вездесущая структура, для которой не может быть никаких барьеров во всех уголках Вселенной. Во-вторых, это должна быть стабильная структура, способная хранить в неизменном виде пакеты информации. В-третьих и в-четвертых, она должна обладать свойствами нелокальности и атемпоральности, так как в противном случае она не сможет играть роль универсального космологического топоса. Пятое требование состоит в максимально высокой информационной емкости. И, наконец, последнее, шестое требование – возможность оперативного и неэнергоемкого взаимодействия с информационным каналом, обеспечивающим функцию консциенции.

Очевидно, это весьма жесткие требования. Чтобы понять физические принципы, на основании которых может функционировать подобная структура, рассмотрим современные теоретические представления о явлении кручения физического пространства.

 

ТЕОРИЯ КРУЧЕНИЯ ПРОСТРАНСТВА

Первую теоретическую модель кручения пространства, сформулированную в явном виде, предложил в 1922 году французский математик Эли Картан [10]. Он рассмотрел наряду с изменением кривизны пространства также и его закрученность. Фактически это означало введение торсионной поправки к гравитационному полю, создаваемому массивными телами. Однако величина этого торсионного поля, существование которого предсказывалось теорией Картана, должна была быть настолько малой, что какие-либо надежды зарегистрировать его экспериментально отсутствовали.

Это предсказание теории Картана, на долгие годы смутившее многих физиков, как было показано позднее, оказалось следствием допущенного им просчета. Дело в том, что в тензоре кручения (выражение Картана для описания кручения) не содержалось угловой системы координат. Иными словами, это не позволяло учитывать эффект вращения пространства. Впервые на это указал Г.И.Шипов. Серьезность этой ошибки стала особенно заметна после того, как в 1925 году Д.Уленбек и С.Гаудсмит открыли у электрона и других элементарных частиц механический момент, который они назвали спиномSpin (англ.) – волчок, верчение.. И тогда стало ясно, что обладающие им частицы также могут быть источником торсионных полей.

На рубеже 1980-х годов коррективная теория торсионных взаимодействий была развита Г.И.Шиповым [19]. Записав уравнения общей теории относительности (ОТО) с использованием угловой системы координат (коэффициентов кручения Г.Риччи), Г.И.Шипов построил теорию физического вакуума. Пространство событий, описываемое этой теорией, имеет 10 измерений: к четырем известным трансляционным координатам в пространстве Эйнштейна-Минковского Г.И.Шипов добавил шесть угловых координат. Геометрия такого пространства характеризуется не только кривизной, но и кручением, а естественным проявлением его физических свойств оказываются торсионные поля.

Эта теория не накладывает каких-либо ограничений на величину константы спин-торсионных взаимодействий. Позднее Г.И.Шипов теоретически и Р.Н.Кузьмин экспериментально пришли к выводу, что величина этой константы должна лежать в пределах 10-3–10-4, то есть она примерно на порядок меньше значения константы электромагнитных взаимодействий.

 

ФИТОННЫЕ АНСАМБЛИ КВАНТОВОГО ВАКУУМА

В 1980 году А.Е.Акимов [4] предложил оригинальную интерпретацию следствий из релятивистского квантового уравнения, которое было записано П.Дираком в 1928 году. Одно из них состоит в том, что наряду с электроном существует и его античастица – позитрон, который обладает такими же, как электрон, свойствами, за исключением заряда, который у него не отрицательный, а положительный. У протона тоже есть своя античастица – антипротон, обладающий отрицательным зарядом.

Другое следствие из теории Дирака в том, что, встречаясь, античастицы аннигилируют, взаимно уничтожаются. При этом их масса превращается в два гамма-кванта жесткого излучения, что происходит в полном соответствии с законом эквивалентности массы и энергии, открытым Хевисайдом и использованным Эйнштейном.

Продолжая логику открытий Дирака, Акимов предположил, что аннигиляция пары электрон-позитрон или других частиц с их античастицами выражается в образовании волнового пакета – их свертки, обладающей нулевыми значениями массы, заряда и спина. Обращение в ноль массы и заряда у такой свертки очевидно. Спин же у них должен быть разных знаков: +Ѕ и –Ѕ. Этот волновой пакет Акимов назвал фитоном.

Ансамбль фитонов, которые в невозмущенном состоянии никак не проявляют себя, очевидно, следует рассматривать как одну из структурных систем квантового вакуума. Заметим, что если образующие фитон частицы являются фермионами с полуцелым спином (+1/2Ѕ или –1/2Ѕ), то фитон, спин которого равен нулю, оказывается бозоном. А это означает, что ансамбль виртуальных квазичастиц – фитонов, может обладать минимальной энергией, так как принцип запрета Паули на бозоны не распространяется.

Состояние фитонного ансамбля меняется, если он оказывается в поле действия возмущающих факторов. Если в роли этого фактора выступает электрический заряд, то это приводит к зарядовой поляризации фитонного ансамбля, что можно интерпретировать как возникновение электромагнитного поля. Аналогичным образом воздействие массы на фитоны приводит к возникновению гравитационного поля.

Если в качестве еще одного возмущающего фактора использовать вращающийся объект, например детскую игрушку – волчок (причем лучше, если он будет не вполне симметричен по азимуту), то возникнет поперечная спиновая поляризация фитонного ансамбля. А это и будет означать возникновение торсионного поля.

 

КАК ФИТОННЫЙ ВАКУУМ ПРОЯВЛЯЕТ СЕБЯ

Свойства торсионного поля удивительны и парадоксальны. Во-первых, эти поля носят информационный характер и не связаны с переносом энергии. Отсюда и из принципа неопределенности Гейзенберга следует еще одна отличительная особенность торсионных полей: они обладают свойствами нелокальности и атемпоральности.

Нелокальность означает, что поперечная спиновая поляризация фитонов возникает спонтанно и синхронно вдоль имеющего значительную протяженность пространства. Понимать это свойство следует как мгновенную информационную телепортацию, на которую не распространяется запрет теории относительности на сверхсветовые скорости. В силу тех же особенностей спонтанной продольной информационной телепортации на нее не распространяется и зависимость интенсивности сигнала от квадрата расстояния до источника возмущения, характерная для электромагнитного и гравитационного полей.

Свойство атемпоральности, следующее из того же принципа Гейзенберга, еще более парадоксально. Оно означает, что информационное спиновое возмущение фитонного вакуума продолжает сохраняться продолжительное время и после того, как прекратит свое действие вызвавший его появление возмущающий фактор. Это свойство проявляется на практике как информационный фантом.

Информационная телепортация и информационный фантом – это третье и четвертое свойства торсионных полей. Отсутствие их зависимости от квадрата расстояния можно считать пятым свойством.

Поскольку торсионные излучения не связаны с переносом энергии, а их носитель – квантовый вакуум – абсолютно вездесущая и всепроникающая среда, они обладают исключительно высокой проникающей способностью. Есть основания думать, что кванты торсионного поля – это нейтрино низкой энергии.

Но если это так, то возникает вопрос: могут ли торсионные поля рассматриваться в качестве эффективных переносчиков информации? Эта проблема действительно оказалась бы очень серьезной, если бы не еще одно, шестое свойство торсионных полей: одновременно с их возникновением в зависимости от условий возбуждения могут появляться и электромагнитные поля. Поэтому есть основания говорить о существовании комбинированного вида фундаментальных взаимодействий – электроторсионных. Их регистрация не представляет принципиальных трудностей, хотя технически может быть и непростым делом.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СТРУКТУРА ФИТОННОГО ВАКУУМА

Согласно современным космологическим моделям, в процессе Большого Взрыва на ранних стадиях возникновения Вселенной и после завершения этапа инфляционного раздувания ее температура была достаточно велика, чтобы началась одновременная спонтанная генерация вещества и антивещества. Однако вследствие эффекта аннигиляции они должны были сразу же превращаться в фитонные ансамбли с одновременным испусканием квантов жесткого гамма-излучения.

Решить вопрос, куда в таком случае делось антивещество и почему все материальные объекты во Вселенной состоят только из вещества, современная космология пока не может. Известно, однако, одно важное замечание, которое по этим вопросам сделал А.Д.Сахаров. Он указал, что, по-видимому, скорости рождения частиц и античастиц должны немного различаться, а процессы разбаланса их концентрации должны протекать быстрее, чем взаимная аннигиляция.

Этот небольшой перевес в пользу протонов и электронов мог быть обусловлен случайными нелинейными эффектами на ранних стадиях эволюции Вселенной. В результате почти все вещество вместе с возникшим на этой стадии антивеществом оказалось связанным в форме фитонного вакуума. И лишь из оставшейся небольшой части вещества возникли галактики, звезды и планеты, на некоторых из которых миллиарды лет спустя зародилась разумная жизнь.

Что же касается гамма-квантов, возникших в процессах аннигиляции, то они сохранились до нашего времени в виде фонового реликтового излучения с температурой около 3°К. Число таких реликтовых фотонов в миллиард раз превосходит число протонов, из которых состоят все материальные объекты Вселенной. Этот факт, во-первых, позволяет понять причину отсутствия антивещества, а во-вторых, служит прямым экспериментальным подтверждением фитонной модели квантового вакуума.

Будучи бозонным ансамблем, фитонная квантово-вакуумная система представляет собой энергетически вырожденную структуру. Это дает основание уподобить внутренние структурные элементы лептонов – преоны – свободному электронному газу в кристаллической решетке металлов и полупроводников. То же самое можно сказать о преонах, входящих в состав кварков, из которых, в свою очередь, построены протоны. Вообще говоря, преоны в силу эффекта конфайнмента, обусловленным метацветовыми и тому подобными силами, не могут выйти за границы лептонов (электронов, позитронов, фитонов) и кварков. Но в силу вырожденного характера бозонного вакуума фитонов это ограничение может быть снято.

Принимая это предположение, мы получаем возможность считать квазисвободный газ виртуальных преонов именно той фундаментальной квантово-вакуумной протоструктурой, которой можно было бы приписать функции семантического топоса мэона. Не составляет труда удостовериться, что эта преоновая система удовлетворяет всем шести априорным требованиям, которым, как было показано выше, должна удовлетворять физическая структура, способная принять на себя функции семантически насыщенного мэона. А потому мы вправе принять этот вывод в качестве рабочей гипотезы для дальнейшего анализа.

 

ОТ ТЕОРИИ К ЭКСПЕРИМЕНТАМ И ПРАКТИКЕ

Любая, даже самая красивая теория может приобрести научную и практическую ценность только после того, как ее предсказания получат экспериментальное подтверждение. В этом отношении судьба торсионной физики не лишена элементов драматизма. Видимо, под влиянием классической работы Э.Картана, поддержанной к тому же самим Эйнштейном, некоторые российские ученые выступили с осуждением энтузиастов, вопреки предсказаниям старых теорий приступивших к проведению экспериментов. Особенно отличился на этом поприще академик из Новосибирска Э.П.Кругляков, книги которого, посвященные «лженауке», буквально насыщены заклинаниями против «торсионных войн».

Время подвело окончательный итог этим спорам. В различных научных центрах разными группами специалистов проведено несколько десятков удачных экспериментов. На базе некоторых из них разработаны промышленные технологии, получившие практическое применение в заводских условиях. В списке литературы в конце статьи можно найти ссылки на книги, в которых содержатся обзоры этих экспериментов. Серьезные монографии, посвященные проблемам торсионной физики, изданы также в США и Англии (Эрвин Ласло [20], Кит Вейклэм [22]).

Сложнее обстоит дело с другой стороной проблемы – способностью человека воспринимать сигналы универсального космологического поля. Некоторые специалисты считают, что специальных органов чувств, способных непосредственно воспринимать торсионные излучения, заведомо нет у человека и, скорее всего, у остальных представителей мира живой природы. Быть может, надежду получить когда-нибудь такой орган выражал в своих стихах Николай Гумилев:

Как некогда в разросшихся хвощах

Ревела от сознания бессилья

Тварь скользкая, почуя на плечах

Еще не появившиеся крылья, –

Так, век за веком – скоро ли, Господь? –

Под скальпелем природы и искусства

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства

[23, с. 182].

Дело, однако, в том, что специальный орган для восприятия торсионных полей не нужен, природа не допустила здесь никаких просчетов, и какие-либо «усилия искусства» не требуются. Торсионные поля воздействуют на спиновые структуры атомов, меняя их ориентацию. По мнению А.Е.Акимова и В.Н.Бинги [2], воздействие торсионных полей может быть опосредовано клетками головного мозга. При воздействии внешних торсионных полей в клеточных констелляциях головного мозга создаются упорядоченные спиновые структуры, которые индуцируют биохимические процессы, порождающие возникновение в сознании тех или иных ментальных образов.

Если мозг человека способен выполнять функции приемника спин-торсионных взаимодействий, то не видно никаких причин отказать ему в способности генерировать торсионные излучения. Если соответствующие способности у человека развиты, то он в состоянии осуществлять обратную связь с семантическими структурами мэона и обмен информацией с другими операторами, минуя обычные органы чувств.

Однако в этих рассуждениях больше пока теории. Какое подтверждение находят эти соображения на опыте? Во-первых, это интуиция – духовное видение, инсайд, спонтанное озарение, способность постижения истины непосредственно, без помощи опыта и рефлексии, минуя стандартные алгоритмические процедуры. Известны многочисленные свидетельства ученых, музыкантов, поэтов, художников и других творческих личностей о том, как, улавливая поступающие откуда-то извне семантические импульсы, они порой осмысливают возникающие перед ними ментальные образы будущих творений и придают им затем вербальную форму.

Хорошо изучивший этот эффект С.Гроф [6] пишет о двух формах такого интуитивного восприятия. Первую, по его словам, можно определить как ощущение Абсолюта, подобного источнику света невообразимой яркости, вторую – как соприкосновение с Ничто, с насыщенной Пустотой, в то же время несущей в себе абсолютную полноту. Результаты исследований Грофа можно интерпретировать как процесс установления неалгоритмического контакта между мозгом – оператором информации – и семантически насыщенными структурами мэона.

Второй феномен, о котором целесообразно говорить, обращаясь к данным опыта, – это комплекс явлений экстрасенсорного восприятия (ЭСВ), которые изучает в т.ч. трансперсональная психология. К таким явлениям относятся телепатия, психокинез, проскопия, дистантные биоинформационные контакты, а также более экзотические эффекты полтергейста, левитации, биоэнергетики, возникновения «двойников» и др.

Известно большое количество публикаций, в которых категорически отрицается сама возможность этих явлений. Этому способствует большое количество шарлатанов, которые во все времена умело дурачили излишне доверчивую публику. Однако к настоящему времени опубликованы результаты, в основном в России и США, обстоятельных исследований эффектов ЭСВ, выполненных авторитетными учеными с использованием современной контрольно-измерительной техники. В США это опыты Р.Джана и С.Грофа, в нашей стране Г.Н.Дульнева, А.П.Дуброва, А.Ю.Смирнова. Немало интересных результатов получено А.Е.Акимовым, А.Г.Ли, А.Н.Петровым, В.П.Казначеевым. Серьезный интерес к этим проблемам проявляли академики Н.П.Бехтерева, Ю.В.Гуляев, Ю.Б.Кобзарев. Явления ЭСВ – непосредственное подтверждение гипотезы универсального космологического поля.

Подводя итоги анализу этой гипотезы, которому посвящена эта статья, приведу высказывания по этой проблеме нескольких авторитетных ученых.

«Сознание человека оказывается особым состоянием этого поля. Расширяя эту мысль, мы вводим понятие о Семантической Вселенной и о Природе как о ее проявленности. Ее непроявленной потенциальностью оказывается Семантический вакуум, включающий в себя древние представления о Ничто, Нирване, Свершении Времен», – пишет профессор В.В.Налимов [15].

«Те типы мозговых процессов, на базе которых возникает функционирование сознания, вряд ли могут быть идентифицированы с тем, что доныне именовалось нейронными событиями», – говорит лауреат Нобелевской премии американский нейрофизиолог Р.Сперри [18].

«В потенции, или в Небытии, все уже есть, и человек призван лишь выявлять и угадывать то, что есть» – это свидетельство члена-корреспондента РАН С.П.Курдюмова и профессора Е.Н.Князевой [12].

«Вселенная, описываемая теорией с передачей сигнала по вакууму, значительно более взаимосвязана, чем мир теории относительности Эйнштейна. Открытие этого поля означает фундаментальный сдвиг в картине мира», – подводит итог президент Института системных исследований Э.Ласло [20].

 

ЛИТЕРАТУРА

[1] Акимов А.Е., Шипов Г.И. Торсионные поля и их технологические проявления // Сознание и физическая реальность. Т. 1. 1996. №1/2.

[2] Акимов А.Е., Бинги В.Н. О физике и психофизике. Сознание и физический мир. М., 1995.

[3] Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993.

[4] Бехтерева Н.П. О мозге человека. СПб., 1999.

[5] Горизонты науки и технологий XXI века. Под ред. А.Е.Акимова. М., 2000.

[6] Гроф С. Космическая игра. М., 2002.

[7] Джан Р., Данн Б. Границы возможного. Роль сознания в физическом мире. М., 1995.

[8] Дубров А.П., Ли А.Г. Современные проблемы парапсихологии. М., 1998.

[9] Дульнев Г.Н. Энергоинформационный обмен в природе. СПб., 2000.

[10] Картан Э. Избранные труды. М., 1998.

[11] Кобзарев Ю.Б. На пороге магической физики // Гипотезы и прогнозы. Международный ежегодник. М., 1991. №24.

[12] Курдюмов С.П., Князева Е.Н. Основания синергетики. СПб., 2002.

[13] Лесков Л.В. Нелинейная Вселенная – новый дом для человечества. М., 2003.

[14] Лосев А.Ф. Бытие. Имя. Космос. М., 1993.

[15] Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. М., 1995.

[16] Пенроуз Р. Новый ум короля. М., 2003.

[17] Петров А.Н. Ключ к сверхсознанию. М., 1999.

[18] Сперри Р. Перспектива менталистской революции // Мозг и разум. М., 1994.

[19] Шипов Г.И. Теория физического вакуума. М., 1997.

[20] Laszlo E. The Whispering pond. A Personal Guide to the Emerging Vision of Science. Rockport M.A., 1996.

[21] Minsky M. The Society of Mind. Simon and Shuster, 1965.

[22] Wakelam K. Morphism of the Void. Malburry Books, 1999.

[23] Гумилев Н.С. Шестое чувство / Там шепчутся белые ночи мои. Л.: Детская литература, 1991.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 436