• Главная
  • Ю.Н. Рерих
  • Ю.Н. Рерих. Письма. Том I

Юрий Николаевич Рерих
ПИСЬМА. ТОМ I (1919 – 1935)

Юрий Николаевич Рерих.  Письма Том I (1919-1935 гг.). – М.: Международный Центр Рерихов, 2002, 352 с., с илл.

Полное собрание писем выдающегося русского востоковеда и лингвиста Юрия Николаевича Рериха за 1919-1935 гг. из архива Международного Центра Рерихов. Большинство писем адресовано Е.И. Рерих и С.Н. Рериху, коллегам-востоковедам, сотрудникам Музея Николая Рериха в Нью-Йорке и Министерства земледелия США.

Книга иллюстрирована редкими фотографиями из архива МЦР, а также рисунками самого Юрия Николаевича.

 

ISBN 5-86988-104-8

© Международный Центр Рерихов, 2002

Скачать книгу в формате: .docx .epub


ЧИТАТЬ ON-LINE

СОДЕРЖАНИЕ:

Иллюстрации

«...Он был больше, чем ученый»

Ю.Н. Рерих. Письма

 

«...ОН БЫЛ БОЛЬШЕ, ЧЕМ УЧЕНЫЙ»

«Как нужен Юрий – индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками – небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии... Да, наша Родина пойдет по новым путям, вооруженная новым знанием».

Письмо Н.К. Рериха И.Э.Грабарю
от 2 апреля 1947 г.

Вы держите в руках двухтомник впервые изданных писем Юрия Николаевича Рериха – старшего сына Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов, выдающегося русского ученого-востоковеда и лингвиста, энциклопедиста XX века, достойного продолжателя традиций русской ориенталистики. Эти бесценные материалы были переданы Международному Центру Рерихов Святославом Николаевичем Рерихом в 1990 году в числе прочих ценных вещей, картин и документов семьи и отражают более чем сорокалетний период жизни Юрия Николаевича, от студенческих лет и до самого его ухода из жизни в мае 1960 года.

Так случилось, что у нас на Родине о Юрии Николаевиче известно не так уж много в отличие от остальных членов замечательной семьи Рерихов – художника, ученого и путешественника Н.К. Рериха, философа и писателя Е.И. Рерих, художника и общественного деятеля С.Н. Рериха. Отчасти потому, что избранный им жизненный путь не был связан с публичностью, – занятия историей и филологией требовали углубленности и сосредоточенности, уединенности. Отчасти – из-за свойственной нам, русским, манеры пренебрежительно относиться к своим талантливым сородичам и умалять их заслуги. Однако труды Юрия Николаевича Рериха по тибетологии, индологии и монголоведению, опубликованные в разных странах и на разных языках мира, уже давно считаются классикой ориенталистики, а его имя значится в списках почетных членов многочисленных научных обществ Европы, Азии и Америки. Этот человек, необычайно скромный и простой в общении, не только обладал разносторонними познаниями в самых различных областях – истории, археологии, литературе, этнографии, религии, культурологии, но и в совершенстве знал многие восточные и западные языки, общее число которых было более тридцати (!). Причем это были не только классические языки Европы и Востока, но и живые диалекты и наречия Индии и Тибета. Именно это обстоятельство позволяло ему свободно общаться с представителями азиатских народов, постигать их культурные традиции и добиваться в диалоге внутреннего понимания.

Хочется верить, что эта публикация эпистолярного наследия Юрия Николаевича Рериха позволит по-новому взглянуть на личность нашего выдающегося соотечественника и осветит дотоле неизвестные стороны его жизни и деятельности, иными словами, предоставит возможность увидеть Юрия Рериха не только в ипостаси «кабинетного ученого», погруженного в свои изыскания и оторванного от внешнего мира, но и в образе делового человека, умелого организатора, а также любящего сына, друга и брата.

* * *

Юрий Николаевич Рерих родился 16 августа 1902 года в селе Окуловка Новгородской губернии. Его детские и юношеские годы прошли в Петербурге – городе с богатейшими культурными традициями, который в то время по праву считался крупнейшим центром мировой ориенталистики. Юрий и его младший брат Святослав, появившийся на свет в 1904 году, формировались под благотворным влиянием своей семьи, где царила атмосфера взаимопонимания, любви и общих духовных устремлений. «Моя матушка, – вспоминал годы спустя Святослав Николаевич Рерих, – которая <...> была замечательной женщиной, женой, матерью, очень мудро с самого начала руководила нашей жизнью, следила за нашими интересами, порывами и чувствами. Она никогда не настаивала ни на чем, никогда не старалась как-то нас убедить в чем-то, но она всегда ставила на нашем пути именно то, что нам было нужно. <...> Мой брат с самых ранних лет интересовался историей, поэтому она бережно собирала для него книги, которые бы ему помогли, были интересны, и вместе с ним ходила по музеям, учреждениям, которые могли как-то его направить... У меня рано пробудился интерес к естественным наукам. Я очень интересовался орнитологией, зоологией. Елена Ивановна доставала мне все нужные книги, которые только могла найти. Она покупала нам чучела птиц, собирала для нас коллекции насекомых, жуков... Она собирала для меня всевозможные уральские и другие камни. Таким образом, наш маленький мир был насыщен замечательными впечатлениями» [1]. Круг общения родителей был также необычайно интересен – в их петербургском доме бывали Александр Блок и Леонид Андреев, Михаил Врубель и Валентин Серов, Сергей Дягилев и Игорь Стравинский... Беседовали об искусстве, совместных творческих планах. В числе гостей были и известные востоковеды – Б.А.Тураев, Ф.И.Щербацкой, С.Ф.Ольденбург, А.Д.Руднев, В.В.Голубев, – встречи с которыми, надо полагать, сыграли не последнюю роль в становлении Юрия как личности и определили его будущие научные интересы. И, конечно же, нельзя игнорировать тот факт, что с середины 1900-х годов сам Николай Константинович Рерих все чаще и чаще обращается в своих литературных трудах и художественных произведениях к теме Востока, в частности Индии.

Сохранилось несколько интересных высказываний Елены Ивановны Рерих, посвященных воспитанию своих сыновей. Так, в письме от 27 июня 1935 года, адресованном некой г-же Грибановской, мы читаем следующее: «Вы спрашиваете меня о методах воспитания, давших такие прекрасные результаты на примере моих сыновей. Они были очень просты. И, главным образом, заключались в том, что с раннего детства, почти с младенчества, им внушалась любовь к природе, к книге, к искусству. Правильный выбор книг и наставников дал им прекрасную основу и помог очень рано определить их наклонности и дарования. Так, уважение к знанию и труду, художественная, культурная обстановка, дисциплина, заложение первых основ нравственного характера в понимании исполнения долга и личной ответственности и, главное, пример великого отца дали им возможности сравнительно рано начать проявлять свой большой врожденный потенциал. Кроме яркой талантливости и даже мастерства в нескольких областях, они несут в духе великий синтез, который именно и дает основу нравственности и мудрость любви к Родине. Так, без ложной скромности, могу сказать, что я справедливо горжусь своими сыновьями» [2].

Не менее интересно и ее письмо от 1953 года, адресованное Валентине Леонидовне Дудко: «Вы спрашиваете, каковы мои сыновья? Могу сказать – с самого детства они были моей радостью и гордостью. Оба необыкновенно даровиты, талантливы, но каждый идет своим путем. Никогда не навязываю им моего пути. Они идут к той же цели в своем понимании, и мы сходимся на конечном предуказанном пути. Оба в силу даровитости – трудные. Оба большие труженики. В детстве я очень следила за их наклонностями, вкусами и чтением. Никогда не давала им читать пошлейшие рассказы для детского возраста. Любимым чтением их были книги, популярно изложенные профессорами по всем отраслям знания... Старший проявлял любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Страсть его к военному искусству осталась до сих пор. Стратегия – его конек. Между прочим, талант этот у него врожденный и он очень гордится своим предком фельдмаршалом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, героем войны 1812 года» [3].

В 1912 году Юрий Рерих поступает в частную гимназию К.И.Мая в Петербурге, где в свое время учился и Николай Константинович. Одной из его любимых дисциплин стала история. Сохранились его гимназические сочинения, которые наглядно демонстрируют глубокий подход мальчика к описываемым им событиям, его искреннюю заинтересованность предметом. Несмотря на то, что профессиональным живописцем стал только Святослав Николаевич, талант художника унаследовали от отца оба брата, о чем свидетельствует интереснейшая коллекция картин и рисунков, экспонируемая ныне в Центре-Музее имени Н.К. Рериха. Назовем некоторые из них: «В замке», «Венецианский пейзаж», «В парикмахерской», «Портрет Н.К. Рериха», «Скалы у озера», «Подземное жилище», «Деревенский пейзаж», «Утес у озера». (Воспроизведения этих работ представлены в цветной вкладке к первому тому настоящего издания.) Все они были созданы, когда Юрию Рериху было всего 15-16 лет. Кстати, Е.И. Рерих в одном из своих писем приводит следующую любопытную подробность: «Любимыми книгами Юрия, когда ему было года два-полтора, были каталоги музеев и выставок» [4].

В 15 лет Юрий Рерих начал заниматься египтологией с Б.А.Тураевым и монгольским языком и историей монголов с А.Д.Рудневым – соседом Рерихов по даче в Финляндии.

В декабре 1916 года вся семья из-за болезни Николая Константиновича, страдавшего воспалением легких, поселилась в Сердоболе (совр. Сортавала). С конца 1918 года по март 1919-го Рерихи жили в Выборге, а затем переехали в Лондон. К этому времени у Юрия Николаевича окончательно сформировались его интересы, и он определил свою будущую специальность. В Лондоне он поступает на индоиранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете. Здесь он проучился всего год, но успехи его были столь значительны, что в качестве лучшего студента по санскриту он был представлен государственному секретарю по делам Индии, посетившему университет, а директор Школы, известный британский востоковед сэр Денисон Росс, продолжает интересоваться его учебой и после перевода в Гарвард.

В сентябре 1920 года семья Рерихов переехала в США, и Юрий Николаевич поступил на отделение индийской филологии Гарвардского университета. Письма этого периода, открывающие книгу, дают исчерпывающую картину становления молодого ученого. Его целеустремленность поражает: в 18 лет он уже сформировавшийся востоковед, у которого есть своя тема и свое направление в науке. Вот лишь некоторые фрагменты его писем.

«Мне было очень приятно повидать Pearson'a. Говорили с ним о необитаемых островах и об ужасах современной цивилизации. Как бы мне хотелось уехать с экспедицией куда-нибудь в Центральную Азию» [5].

«Из лекции Ростовцева еще раз убедился, что Средняя Азия – это Египет будущего, в смысле археологических открытий. Меня очень заинтересовали татары и монголы, особенно их былины и песни кочевий» [6].

«За последнее время я много работал над переводом на русский яз[ык] некоторых Упанишад... Занимаюсь также Тибетом, особенно же психическими способностями ламайского духовенства. Мне бы хотелось впоследствии сделать эту тему предметом специального исследования» [7].

«У меня уже есть тема в области истории Средней Азии. Я хочу дать очерк и переводы персидских трудов по истории Средней Азии. Это будет и оригинально и важно, ибо нам нужно начинать классифицировать добытые результаты в области археологии Средней Азии» [8].

«Работа моя по тохарам быстро развивается. Нашел новые пути. Возможное объяснение сходства тохарского яз[ыка] с армянским было мною найдено только что сегодня вечером» [9].

«Только что звонил Dr. Blake и сообщил мне текст Епифания (Венский Corpus), который вполне подтверждает мое открытие в области истории скифских племен Юга России и Туркестана! Сейчас нахожусь в приподнятом настроении и решительно не знаю, куда деваться. Жаль, что сейчас ночь, а то бы бросился в библиотеку доставать трактат Епифания “О двенадцати камнях”.

Моя теория подтверждает теорию проф[ессора] Ростовцева о иранском происхождении княжеского рода скифов (ekóλoτo) на юге России.

Постановка вопроса обширна и позволяет объяснить многое в скифском народном искусстве. Выясняется громадное значение Средней Азии в истории Юга России.

Беда только, что нужно готовиться к экзаменам, а так тянет погрузиться в научную работу над кочевниками Туркестанских степей» [10].

В 1922 году Юрий Николаевич окончил Гарвардский университет со степенью бакалавра. В 1922-1923 годах он учился в Сорбонне в Школе восточных языков и одновременно на военном и юридическо-экономическом факультетах. Учителями Ю.Н. Рериха были выдающиеся востоковеды: Ж.Бако, П.Пеллио, С.Леви, А.Мейе, А.Масперо, В.Ф.Минорский. В 1923 году он получает ученую степень магистра индийской словесности.

8 мая 1923 года Елена Ивановна, Николай Константинович и Святослав Николаевич Рерихи выехали из США и 16 мая прибыли в Париж. Около пяти месяцев семья Рерихов провела в Европе, посетив Виши, Лион, Рим, Флоренцию, Болонью, Женеву. Так начался их путь на Восток. 17 ноября 1923 года все четверо Рерихов взошли на борт корабля «Македония» в Марселе и 2 декабря прибыли в Бомбей. Достигнув индийской земли, они посетили ее древние города и святилища – пещерные храмы Элефанты и Аджанты, Агру, Фаттехпур-Сикри, Джайпур, Бенарес – и после этого направились в Сикким, где пробыли больше года. Это была первая часть Центрально-Азиатской экспедиции. Для Юрия Николаевича открылись большие возможности в изучении живых диалектов и в усовершенствовании тибетского языка. Посещение буддийских монастырей и знакомство с древними манускриптами и произведениями искусства раскрыли перед ним богатство древней культуры. Это были места, которые в свое время посетил знаменитый венгерский ученый Чома де Кереш, создатель грамматики тибетского языка, по праву считающийся основоположником тибетской филологии.

К сожалению, письма этого периода не сохранились (возможно, их и не было). Но результатом путешествий Юрия Николаевича по Сиккиму явилась его блестящая монография «Тибетская живопись», изданная в Париже на английском языке в 1925 году и лишь на рубеже II и III тысячелетий увидевшая свет в России. Молодому ученому было тогда всего 23 года.

В марте 1925 года Елена Ивановна, Николай Константинович и Юрий Николаевич Рерихи приехали в Кашмир, где и началась настоящая подготовка к длительному путешествию. Юрий Николаевич возглавил все работы по приобретению оборудования, изготовлению и упаковке снаряжения, покупке животных для каравана и верховых лошадей для участников экспедиции. В письме В.А.Шибаеву от 26 июня 1925 года он сообщает: «Сейчас очень заняты составлением каравана. Лошади, палатки, ящики и т.д. Все это требует большого внимания» [11]. А в своей книге «По тропам Срединной Азии» приводит более детальный отчет, как проходила вся подготовительная работа: «Трудное и длительное путешествие в горы требует основательных приготовлений, каждая деталь его должна быть самым тщательным образом продумана... мастерам следовало дать самые подробные разъяснения. Для упаковки грузов пришлось заказать яхтаны, или деревянные ящики, обитые кожей, ибо металлические ящики менее надежны. Зная, что ожидает нас в горах, мы запаслись меховой одеждой и теплой обувью, не забывая о теплых спальных мешках. Палатки решено было шить из водонепроницаемой парусины на теплой подкладке, чтобы они могли выдержать сильные ветры в горах» [12].

В июне 1925 года караван экспедиции Н.К. Рериха отправился в путь. Началась основная часть знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции, продолжавшаяся целых три года. Участники путешествия пересекли Индию, Китай, Монголию сначала с юга на север, а затем с севера на юг. (В последние годы в свет вышло много статей и книг об этой грандиозной экспедиции, из которых следует особо выделить трехтомную монографию Л.В.Шапошниковой «Великое путешествие», где совершенно по-новому рассказано о ее целях и результатах.) На протяжении всей экспедиции Юрий Николаевич продолжал заботиться о снаряжении, обучал персонал военному делу. В его обязанности входила охрана каравана на всем пути следования и на привалах. Он был бессменным переводчиком во время переговоров с местными властями, монастырскими ламами и местным населением. Недаром спустя более полувека на маршруте экспедиции встречались люди, помнившие экспедицию и самого Юрия Николаевича. Во время путешествия он исследовал древние памятники тибетской культуры, собрал целую коллекцию предметов тибетского искусства, которая затем была размещена в специально отведенных для этого залах Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. А также изучал встречавшиеся на склонах гор петроглифы, размышляя об истории тех мест, через которые шла экспедиция, и все это происходило в тяжелейших условиях походного быта.

«Я изучал быт местных монголов, их язык и обычаи и расспрашивал их о Цайдамских болотах и Тибетском нагорье. Меня интересовал диалект монгольских племен, скудные сведения о которых можно получить из работ доктора А.Д.Руднева и Г.Ц.Цыбикова» [13].

«...Я обследовал валуны с множеством высеченных горных козлов, охотников с луками, знаков свастики. Такие наскальные изображения широко распространены в Ладаке и соседних горных местностях. <...> Вероятно, они имеют отношение к древним верованиям Центральной Азии» [14].

«...Главная достопримечательность Мульбы – колоссальная статуя Майтрейи <...> ее чисто индийское происхождение очевидно. Как памятник искусства она занимает выдающееся место среди каменных скульптур Ладака. Местная традиция относит ее к эпохе <...> переводчика Ринчен-Санпо (964-1054)» [15].

В экспедиции ярко проявились его художественные способности. Нет, мы не можем сказать с уверенностью, что он рисовал. К сожалению, нам неизвестны его картины того времени. Но описания, которые приведены в его книге «По тропам Срединной Азии», определенно свидетельствуют о том, что перед нами талантливый живописец:

«Когда заходит солнце, песчаную равнину и песчаниковые скалы заливает багровое зарево. Город погружается в фиолетовую дымку, а на равнине, подобно драгоценным камням, горят белые ряды ступ» [16].

«Ранним утром, полюбовавшись великолепной опаловой зарей, в свете которой белые изломы гор вырисовывались особенно отчетливо, экспедиция снова разделилась на несколько колонн» [17].

26 мая 1928 года экспедиция, перейдя границу Тибета с Индией, направилась в Дарджилинг, где была официально расформирована, и в декабре того же года все семейство Рерихов переехало в живописную долину Кулу (Западные Гималаи), которая представляла собой уникальный уголок древнейшей культуры Индии. Здесь начался новый этап их жизни, и для Юрия Николаевича он был практически целиком связан с деятельностью Института Гималайских исследований «Урусвати» (что в переводе с санскрита означает «Свет утренней звезды»), основанного Н.К. Рерихом в Дарджилинге 24 июля 1928 года. Институт «Урусвати» был задуман как научно-исследовательское учреждение по комплексному изучению обширных территорий Азии, заселенных народностями, древнейшая культура которых оказала в свое время исключительное влияние на развитие мировой культуры, в первую очередь культуры европейских народов, несправедливо забывших, а подчас и сознательно искажавших предысторию своей цивилизации.

Чтобы укрепить положение нового исследовательского центра и установить связи с видными деятелями культуры и науки Николай Константинович и Юрий Николаевич Рерихи отправились в мае 1929 года в Нью-Йорк. Находясь в Америке, Юрий Николаевич использовал все возможности для проведения переговоров с научными учреждениями, учеными, финансовыми деятелями о совместной научной деятельности, публикациях, финансировании отдельных проектов. Другой целью поездки было открытие Музея Николая Рериха в новом высотном здании. Кроме Музея в нем должны были расположиться культурные организации, созданные Н.К. и Е.И. Рерихами еще в начале 1920-х годов (Мастер-Институт Объединенных Искусств, Corona Mundi, а также нью-йоркский офис «Урусвати»), часть помещений предполагалось сдавать в аренду. Экспозицию Музея должны были составить картины Николая Константиновича (как написанные во время экспедиции, так и более ранние его произведения), работы Святослава Николаевича, а также коллекции книг, рукописей и предметов искусства, привезенные из Центрально-Азиатской экспедиции.

Юрий Николаевич активно включился в подготовку к открытию Музея. Он не только принимал участие в разработке его концепции, но и выполнял «черновую» работу: клеил обои, красил стены, помогал устанавливать витрины. Торжественное открытие Музея состоялось 17 октября 1929 года. В первые дни его работы количество посетителей достигало 5000 человек в день.

Несмотря на громадную организационную работу, которой приходилось уделять время практически ежедневно, Юрий Николаевич заканчивает свою книгу об экспедиции («По тропам Срединной Азии». Нью-Хейвен, 1931), организует лекционное турне по университетским городам США, а также публикуется в периодических изданиях. Он всеми силами стремится вернуться в Кулу, где можно будет заниматься любимым делом. «Я молюсь, чтобы поскорее вернуться в Кулу и продолжить настоящую научную работу в тиши гор» [18], – пишет он матери. И еще: «После того как я провел столько лет под открытым небом, мне кажется, что я пришел из другого мира, и обычная атмосфера современного города с его почти убийственной индустриализацией – что-то совершенно инородное» [19]. Но на пути этих стремлений встало Британское правительство, которое отказало Рерихам в визе на въезд в Индию. В качестве основного аргумента было выдвинуто посещение художником Советской России (состоявшееся в 1926 году во время Центрально-Азиатской экспедиции) и как следствие – обвинение в симпатии к большевистскому режиму и в шпионаже. «Бедные, не могут допустить, что мы совершенно не интересуемся их политикой, – с горькой иронией пишет разлученная со своей семьей Елена Ивановна, – ибо знаем космические сроки, которые уже не могут быть ни задержаны, ни остановлены» [20]. После долгих и мучительных проволочек 5 декабря 1930 года, при вмешательстве культурной общественности Европы и Америки, виза была все-таки получена. Однако вся семья Рерихов (включая и Елену Ивановну) находилась под пристальным наблюдением английской разведки до 1932 года включительно.

Вернувшись в Кулу, Юрий Николаевич с упоением включился в работу, взяв на себя обязанности директора Института, который под его умелым руководством очень скоро стал одним из крупнейших научных учреждений Индии. Институт сотрудничал со многими научными организациями Азии, Европы и Америки, обменивался публикациями с 285 университетами, музеями, институтами, библиотеками. В списке почетных советников по науке, членов-корреспондентов и постоянных сотрудников «Урусвати» значились такие светила мировой науки, как А.Эйнштейн, Р.Милликен, Л.Бройль, С.Гедин, С.И.Метальников, К.КЛозина-Лозинский, Дж.Бош.

Институт Гималайских исследований состоял из двух основных отделов – ботанического и этнолого-лингвистического. Большая группа сотрудников вместе с Юрием Николаевичем и Николаем Константиновичем занималась изучением истории, литературы, языков, философии народов, населявших громадную территорию в предгорьях Гималаев. Ежегодно совершались летние экспедиции в различные районы долины Кулу, в Лахул, Бешар, Кангру, Лахор, Ладак и в другие места. Была создана богатая библиотека, в которой древние манускрипты соседствовали с трудами крупнейших современных востоковедов. Юрий Николаевич внимательно следил за выходом в свет новых книг и поддерживал постоянные контакты с книгоиздателями США, Англии, Германии, Франции.

Кроме того, в Институте были собраны орнитологические, зоологические, ботанические коллекции, изучались проблемы космических лучей в высокогорных условиях. Были установлены тесные научные связи с Мичиганским университетом, Ботаническим садом Нью-Йорка, Гарвардским университетом, Национальным музеем естественной истории в Париже. Этим учреждениям были переданы гербарии местной флоры, орнитологические и зоологические коллекции.

Медицинский отдел Института, в работе которого принимал активное участие С.Н. Рерих, занимался исследованием местных лекарственных растений, а также изучал древние манускрипты по тибетской медицине и фармакопее. Для выращивания лекарственных растений на территории усадьбы была разбита опытная плантация. Велись работы по получению лекарств из этих растений. Юрий Николаевич как директор Института отдал много сил на создание биохимической лаборатории, в планах которой стояла тема по созданию противораковых лекарств. В письмах В.А.Перцову, биохимику Гарвардского университета, он подробно рассказывает о задачах этой лаборатории, планах ее работы, постройке здания, размещении сотрудников и т.п. Юрий Николаевич вникал во все тонкости обустройства и будущей деятельности лаборатории, однако нехватка средств и прочие трудности не позволили ему довести эту работу до конца.

Наряду с этой организационной работой, отнимавшей немало времени и сил, Юрий Николаевич ведет обширную научную деятельность. Под его руководством выходят периодические издания Института – ежегодный журнал «Урусвати» и серия «Tibetica», посвященная изучению тибетских древностей и родственных вопросов. Тогда же появляются такие его ценнейшие работы, как «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета» (1930), «Проблемы тибетской археологии», «К изучению Калачакры» (1932), «Тибетский диалект Лахула». Тогда же он приступает к основному труду своей жизни – созданию тибетско-английского словаря с санскритскими параллелями. В письме голландскому издателю Э.Дж.Бриллю он дает следующую характеристику своему детищу:

«...Этот словарь тибетско-английский, он дает санскритские эквиваленты важных буддийских терминов, а также слова, заимствованные из китайского, монгольского, хинди, урду, персидского и других языков. <...> Словарь также включает слова разговорного и современного литературного языка, особое внимание уделено вежливым выражениям, не отраженным в существующих словарях этого языка. <...> Словарь содержит огромное количество новых слов, никогда ранее не записывавшихся. Я думал о добавлении к словарю и русского текста, что помогло бы его распространению в России, где тибетские исследования проводятся активно» [21]. Эта работа увидела свет уже после смерти Юрия Николаевича, благодаря стараниям его учеников, в частности Ю.М.Парфионовича.

Следует отметить, что тибетология всегда была любимым предметом научных исследований Юрия Николаевича: его интересовали равно как история буддизма в Тибете, так и этнография, искусство и литература этой малоисследованной, замкнутой страны. Сейчас трудно себе представить, как один человек успевал руководить многогранной деятельностью института и одновременно заниматься разработкой сложнейших проблем лингвистики и филологии, но сохранившиеся документы беспристрастно свидетельствуют, что это было именно так. За выдающиеся заслуги в области изучения языков, литературы, истории, этнографии, археологии Центральной и Южной Азии Ю.Н. Рерих был избран членом Королевского Азиатского Общества в Лондоне, Азиатского Общества в Бенгалии, Парижского географического общества, Американского археологического и этнографического обществ и многих других научных учреждений мира.

Николая Константиновича и Юрия Николаевича не оставляла в покое мысль, что во время Центрально-Азиатской экспедиции им не удалось посетить районы Внутренней Монголии, Маньчжурии и Китая. Поэтому, когда у Министерства земледелия США возникла идея об организации экспедиции в эти районы с целью изучения засухоустойчивых растений, Николай Константинович согласился ее возглавить, а Юрий Николаевич принял предложение стать его помощником и переводчиком. 3 февраля 1934 года они выехали из Кулу и с небольшой задержкой во Франции уже 14 марта прибыли в Нью-Йорк. Здесь они пробыли чуть больше месяца, посвятив основное время урегулированию финансовых и организационных вопросов с Министерством земледелия США.

22 апреля 1934 года они выехали из США в Японию, а затем отправились в Маньчжурию. Условия работы экспедиции были очень сложными из-за политической и военной обстановки в регионе, а также из-за противодействия двух членов экспедиции – американских ботаников, сотрудников Министерства земледелия, которые всячески срывали работу экспедиции и распространяли клеветнические заявления о ее руководителе.

Несмотря на этот откровенный саботаж, в результате работы экспедиции, продолжавшейся с мая 1934 года по сентябрь 1935-го, было собрано и отправлено в США около 2000 посылок с семенами засухоустойчивых растений. Кроме этого была проведена археологическая разведка исследуемого района, собран лингвистический и фольклорный материал, а также старинные медицинские манускрипты.

За этот период Юрием Николаевичем написано около полусотни писем. Возможно, их содержание покажется читателям не слишком интересным в событийном плане, однако они прекрасно характеризуют деловые качества человека, их писавшего. Перед нами – умелый руководитель: собранный, организованный, довольно жесткий, когда надо отстаивать свои позиции, и скрупулезный, когда речь идет о финансовых документах или отчетах по приобретению и ликвидации экспедиционного оборудования. Профессиональный подход ко всему, чем он занимался, поражает. Подобные отчеты скорее могли бы выйти из-под пера ботаника или бухгалтера, нежели историка и филолога. Благодаря бюрократам из Министерства земледелия США переписка по вопросам экспедиции продолжается даже после того, как отец и сын Рерихи в октябре 1935 года возвращаются в Кулу.

Значительная часть представленных в двухтомнике писем посвящена тем трагическим событиям, которые развернулись в Нью-Йоркском Музее Николая Рериха, начиная со второй половины 1935 года, когда его президент и одновременно доверенное лицо Николая Константиновича, американский бизнесмен Луис Хорш, возжелал стать единственным владельцем здания и находящихся в нем бесценных полотен. Для этого он не погнушался прибегнуть к самым постыдным методам – подделке документов, клевете и воровству. Судебный процесс «Рерихи против Хоршей», растянувшийся на несколько лет, обратился в настоящий фарс: в результате вмешательства высокопоставленного чиновника из правительства (Генри Уоллеса) картины Николая Константиновича были признаны... собственностью Луиса Хорша, некогда вложившего в Музей, наряду с прочими пайщиками, свой капитал и якобы финансировавшего Центрально-Азиатскую экспедицию! Часть картин мошенник оставил себе, большинство же были пущены с молотка и до сих пор украшают частные собрания американских коллекционеров. (В 1949 году усилиями американской сотрудницы Е.И. Рерих, г-жи Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе и ее друга Балтазара Боллинга, Музей был восстановлен, однако это радостное событие произошло уже после смерти Николая Константиновича...)

Юрий Николаевич, возмущенный неслыханным беззаконием, активно включается в борьбу против злостных инсинуаций. Он обращается к Комитету защиты и к мировой общественности:

«Нам приходится защищаться против всех этих клеветнических заявлений, и мы очень хотим, чтобы члены Комитета защиты и общественность США узнали действительные факты, – пишет он Ф.Грант. – <...> Возможно, Комитет защиты найдет способы сделать их достоянием общественности и тем противодействовать зловредной клевете» [22].

«Н.К. стоит во главе многих групп в Европе и в Азии, и его последователи не имеют права рисковать его именем, зная состояние американского суда и некоторые особенности страны. <...> Но о чем же говорить, когда не понимается положение: с одной стороны мировая величина, а с другой – маленький брокер, стремящийся всеми средствами превратить общественное учреждение в личную вотчину. Настало время американским культурным деятелям встать на защиту» [23].

«Быть может, кому-то вопросы чести не представляют значения, но я должен сказать, что честь моего отца и репутация имени являются для меня той основой, от которой отказаться я не могу и в этом вопросе ни на какие компромиссы не пойду. <...> Прошу иметь это в виду и что в этом деле затронут не только один Н.К., но и мы, его сыновья» [24].

Юрий Николаевич предстает перед нами целеустремленным борцом, опирающимся на четкие и достоверные факты. Он не перестает сообщать сотрудникам культурных учреждений в Нью-Йорке сведения, опровергающие распространяемую в США клевету о деятельности экспедиции, ссылаясь на публикации и официальные письма Министерства земледелия. Внимательное отношение к хранению документов (что отличало всех Рерихов) позволяет ему фундированно выступать против всех нападок.

Его размышления о царящих в мире жестокости и насилии, присутствующие на страницах писем 1930-х годов, когда человечество находилось в преддверии второй мировой войны, вряд ли оставят читателей равнодушными. «Странно, что люди не задумываются о творимых ими разрушениях. Ведь “поднявший меч от меча и погибнет”, и мы видим в России, что многие творцы революции уже казнены тем же народом, именем которого восставали» [25].

«Живем в мире злобы и клеветы, и только на днях разыгралась невиданная газетная кампания, затрагивающая интересы целых стран. Мир содрогается от человеческих попыток разрушить основы своего же благосостояния. Трудно предвидеть, куда все это направляется. Наше дело в N[ew] Y[ork] только отражение мирового пожара, который раздувается безумцами» [26].

«Вы совершенно правы, отмечая печальные знаки времени, которые замечаются в Ваших краях. Это есть результат чрезмерного поклонения количеству денежных знаков. Денежный знак перестал быть просто символом обмена, а явился предметом вожделения. Теперь уже он не средство, а является сам по себе целью. И в этом несчастье нашего времени» [27].

В 1935–1939 годах Ю.Н. Рерих создает еще один фундаментальный труд – «История Средней Азии» (под понятием Средняя Азия Юрий Николаевич понимал обширное пространство от Кавказа на западе до Большого Хингана на востоке и от Гималаев на юге до Алтая на севере). Это исследование представляет собой культурно-исторический обзор важнейших государственных и культурных образований Евразии с древнейших времен и по XIV в. [28] «Вы спрашиваете о ходе моей работы по истории Средней Азии, – писал он своему китайскому корреспонденту 10 августа 1939 года, когда работа была уже практически завершена. – Писал я ее на русском языке, ибо как-то устал от иностранных языков. В основном работа закончена, т.е. доведена до конца Юаньской Династии (1368 г.). Остается дополнить ее данными об археологических находках последнего времени, ибо события истории народов Средней Азии излагались мною не только на основании письменных источников, и к характеристике различных эпох привлекались памятники прошлого. В последнее время в этом отношении большая работа проделана на Родине, но получать оттуда книги и журналы довольно трудно. Все это требует времени. Местные же библиотеки не содержат книг на мою тему» [29].

Значительная часть писем, написанных в 1930-е годы, посвящена именно этой, насущной для ученого проблеме – приобретению необходимой для работы литературы. Он списывается с книжными магазинами Лондона, Парижа и Лейпцига с целью покупки изданий по вопросам востоковедения, а поскольку его собственные средства были весьма ограничены, нередко продает книги из личной библиотеки в обмен на такие драгоценные источники, как, например, «Сериндия» Аурела Стейна. В связи с этим хотелось бы заметить, что очень часто в литературе о семье Рерихов поднимается вопрос об их имущественном положении. Сам Николай Константинович неоднократно писал, что источником их финансовых поступлений была продажа его картин и что в период кризисный, предвоенный, возможность эта представлялась все реже и реже. Были и попытки сбыта фруктов, выращенных в их саду. И вот из писем Юрия Николаевича того времени мы узнаем, каким же образом изыскивались средства для пополнения библиотеки самым необходимым...

Наступила вторая мировая война... Один за другим замолкают корреспонденты в Европе, а связь с Америкой становится очень ненадежной. Лишь радио остается самым оперативным источником информации. В этих условиях деятельность института «Урусвати» была законсервирована. В июле 1941 года после нападения Германии на Советский Союз Юрий Николаевич вместе со своим братом Святославом Николаевичем отправили письмо послу СССР в Лондоне Майскому И.М. с просьбой разрешить им вступить в ряды Красной Армии. По вполне понятным причинам письма этих лет отсутствуют.

В 1940-е годы ученый работает над очерками «Индология в России» [30], «Сказание о царе Гесэре из страны Линг» (1942) [31], «Происхождение монгольского алфавита» (1945), «Автор “Истории буддизма в Монголии”» (1946), «Тибетские заимствования в монгольском языке» (1946). Николай Константинович отдает должное знаниям и трудолюбию старшего сына:

«Юрий стремится к делу – ведь у него столько незаменимых знаний и способностей. Невозможно, чтобы они оставались без приложения. И не в одной восточной науке, но и в воинском деле и в исторической литературе он знает так много, а уж Родину как любит!» [32]

«Королевское Азиатское Общество в Бенгалии обратились к Юрию с предложением сделать доклад о сношении Индии и России. Именно Юрий может сказать авторитетно на эту тему. У него собран богатый материал. Как истинный историк, он умеет говорить беспристрастно, а это сейчас редко встречается. Кроме обширного научного имеется литературный и художественный материал, доказывающий, как издавна открыто было русское сердце к красоте Индии» [33].

«От Сунити Чаттерджи Юрий получил восторженное письмо по поводу его Гесэриады. Помимо того, что она будет напечатана в трудах Азиатского Общества, он просит разрешения прочесть ее как доклад на собрании Общества. Таким образом, труд не пропадет» [34].

После ухода из жизни Николая Константиновича в декабре 1947 года Юрий Николаевич с Еленой Ивановной переехали в Дели, а затем в Кхандалу (местечко под Бомбеем). Там они провели почти целый год в надежде получить долгожданные визы из СССР. Но их надежды не оправдались, и в феврале 1949 года они отправились в северо-восточную часть Индии в Калимпонг. Это был небольшой курортный городок с прекрасным климатом, который к тому же являлся важным центром по изучению Тибета.

Сразу же по приезде в Калимпонг Юрий Николаевич активно взялся за организацию Индо-тибетского исследовательского института. Он организовал курсы по изучению китайского и тибетского языков, привлекая к преподавательской работе в первую очередь самих носителей языка, регулярно ездил в Калькутту, где находились крупнейший центр по изучению буддизма «Общество Махабодхи» и Азиатское Общество. В числе его близких друзей в те годы были такие светила индийской науки, как Рахул Санкритьяян, доктор Н.П.Чакраварти, профессоры Рам Рахул, Сунити Кумар Чаттерджи и А.С.Альтекар. К тому времени и сам Юрий Николаевич – уже всемирно признанный авторитет в области лингвистики и филологии, философии, археологии и искусствоведения. Его имя знают не только в Индии, но и в Европе и Америке. Немало исследователей стремятся приехать к Юрию Николаевичу, чтобы познакомиться с ним и стать его учениками.

В письмах Елены Ивановны Рерих того времени мы встречаем высокую оценку деятельности сына:

«Юрий много работает и говорит по-тибетски лучше многих самих тибетцев, продвинулся и в знании монгольского и не забывает свой санскрит. Практика ему здесь неплохая. Он пользуется большим авторитетом среди населения за свою ученость и за замечательную мудрость» [35].

«Уважение к Юханчику продолжает расти. Он окружен учениками. На днях приезжают два буддиста из Японии специально повидать его. Студент из Калькутты в восторге от своих занятий и достигнутых успехов с Юханчиком. Годы Университета не дали ему того, что он приобрел за несколько уроков и бесед с Юрием. Репутация Юрия как необыкновенного и талантливого, и знатока Востока твердо установилась и в Европе среди тамошних ученых. Постоянно получает запросы и приглашения от европейских ученых» [36].

Одновременно с педагогической деятельностью Юрий Николаевич продолжает заниматься и исследованием памятников культуры, работая над статьями по вопросам филологии, истории буддизма и культурного наследия Азии. В 1949 году в Калькутте вышел в свет первый том фундаментального трактата по истории тибетского буддизма выдающегося историка Гой-лоцзавы Шоннупэла (1392-1481) под названием «Голубые Анналы». Его блестящий перевод с тибетского на английский был осуществлен Ю.Н. Рерихом [37]. Работает Ю.Н. Рерих и над переводом с тибетского «Жизнеописания Дхармасвамина» (монаха-пилигрима) – эта работа увидела свет в 1959 году при содействии известного индийского ученого, профессора А.С.Альтекара.

Однако вопрос о возвращении в Россию остается для Юрия Николаевича одним из самых насущных. «Как Вам известно, нами было сделано соответствующее заявление от имени матери моей, Елены Ивановны, двух воспитанниц, сестер Богдановых, и моего в феврале 1949 г., – делится он с З.Г.Фосдик в 1952 году. – С тех пор мы ежегодно запрашивали лично, письменно и телеграфно (с оплаченным ответом), о судьбе нашего заявления, но по сей день ответа не получили, хотя нас и заверяли в благожелательном отношении. Наши устремления остались прежними, и я думаю излишне писать о нашей постоянной готовности приложить свои силы и знания. Вы знаете, что я не узкий специалист, а многолетнее всестороннее изучение Среднего и Дальнего Востока, казалось мне, позволяло надеяться на благоприятный ответ» [38]. В декабре 1953 года Юрий Николаевич дважды встретился в Дели с советником посольства Баласановым, который обещал расследовать дело, но обещание это осталось невыполненным. Параллельно предпринимались шаги в Москве – через Т.Г.Рерих (жену архитектора Б.К.Рериха, брата Николая Константиновича), а после ее смерти – через известного врача-гомеопата С.А.Мухина, собирателя картин Николая Константиновича. Однако все письма и прошения в адрес правительства остались без ответа. Не помогла и Академия художеств.

5 октября 1955 года уходит из жизни Елена Ивановна Рерих. Для Юрия Николаевича, долгие годы жившего вместе с матерью, это был тяжелый удар. В своем письме от 24 октября 1955 г., адресованном ближайшей сотруднице и ученице Е.И. Рерих – З.Г.Фосдик, он описывает последние дни ее жизни в Калимпонге, высказанные ею перед уходом пожелания и саму церемонию прощания. Каждая строка этого письма излучает глубокую скорбь и горечь утраты, однако в нем присутствуют и торжественные ноты: «...Будем неутомимо трудиться на Указанном Пути». Стоит ли говорить о том, что вся последующая жизнь Юрия Николаевича Рериха явилась воплощением в жизнь этого завета. Он был единственным из семьи Рерихов, кому удалось вернуться на Родину и поработать на благо «Страны Лучшей» (так называла Россию Елена Ивановна), хотя отпущено ему было не так уж много...

Это произошло в августе 1957 года благодаря личному вмешательству Н.С.Хрущева, с которым Ю.Н. Рериху удалось переговорить во время визита правительственной делегации СССР в Индию.

Приехав в Москву, Юрий Николаевич сразу же начал работу в Институте востоковедения АН СССР в качестве старшего научного сотрудника сектора истории и философии отдела Индии и Пакистана. Ему присвоили звание профессора филологических наук, а через год, в октябре 1958 года, утвердили на должность заведующего сектором философии и истории религии. Большинство чиновников от науки имели весьма отдаленное представление о его трудах и о его месте в мировой науке, к тому же многосторонние знания, прекрасное владение языками и потрясающая работоспособность нового коллеги служили причиной зависти и интриг. «Зачем Вы сюда приехали?» – не раз слышал он из уст заместителя директора Института. Однако Юрий Николаевич не унывал. У него просто не было на это времени.

За два с половиной года работы в Москве он сумел сделать то, на что у других ученых ушла бы целая жизнь: возродить школу российского востоковедения (ее достижения в России были очень значительны, но в 1930-1940 годах в силу известных событий наука потеряла многих выдающихся ученых). Он создал отечественную школу тибетологии, впервые в советской России начал преподавание санскрита, заложил фундамент новой науки – номадистики (изучение кочевых племен), а также воспитал немало учеников. Сегодня это выдающиеся ученые, работающие не только в России, но и в Европе и Америке. Юрий Николаевич возобновил знаменитую серию «Bibliotheca Buddhica», основанную выдающимся русским востоковедом С.Ф.Ольденбургом в 1897 году и посвященную буддийской философии, религии и искусству, выступив в качестве научного редактора книги А.И.Вострикова «Тибетская историческая литература» и книги «Дхаммапада» (сборник изречений Будды), переведенной с пали В.Н.Топоровым. Он включился в подготовку к XXV Международному конгрессу востоковедов, участвовал в работе комитета по проекту ЮНЕСКО «Восток-Запад», руководил аспирантами, оппонировал на защите диссертаций, был членом ряда Ученых советов, преподавал языки, готовил публикации.

«Эрудиция Юрия Николаевича была настолько глубокой, всеохватывающей, что рядом с ним никого нельзя было поставить, – пишет в своих воспоминаниях его ученица В.С.Дылыкова-Парфионович. – <...> Я даже не могу найти слов, чтобы выразить, какое впечатление производил Юрий Николаевич на всех окружающих своими познаниями. При всем том ему были свойственны необычайная скромность, отсутствие каких-либо амбиций, чувства превосходства. Он щедро и благожелательно отдавал всем сокровища своего ума и знаний и делал это как-то очень естественно, без намека на какое-либо менторство. Мне кажется, что все, кто с ним общался, подпадали под мощное обаяние его личности – человека и ученого» [39].

Большой интерес Юрия Николаевича всегда вызывали история и культура Монголии. Еще в отрочестве он начал заниматься монгольским языком, а в его книге «По тропам Срединной Азии» (1931) этой стране и ее жителям посвящено целых семь глав. Его смело можно назвать одним из крупнейших монголоведов современности, и хотя количество его работ в этой области не столь велико (около двадцати), их уровень настолько высок, что для ознакомившегося с ними специалиста открываются совершенно новые перспективы. Юрий Николаевич с увлечением работал с аспирантами-монголами и за три года, проведенных в Москве, дважды (в 1958-м и 1959-м) посетил Монголию. На международном съезде монголоведов-филологов в Улан-Баторе в 1959 году ученый выступил с докладом «Монгольские заимствования в тибетском языке». «Он <...> был единственным из всех иностранцев, кто говорил на монгольском, – вспоминает его ученик, ныне академик Монгольской АН, Ш.Бира. – Это производило огромное впечатление» [40].

Когда говорят о Юрии Николаевиче, то обычно упоминают тот факт, что он привез на Родину более 400 картин своего отца и редкую коллекцию древних манускриптов. Но не только и не столько это. Именно он привез нам, образно говоря, самих Рерихов – наше ценнейшее национальное достояние, в корне изменив общественное мнение об этой выдающейся семье, членов которой с подачи правящих кругов считали белоэмигрантами и религиозными фанатиками. В 1950-е годы о философско-этическом Учении под названием Живая Этика, связанным с именем Рерихов, нельзя было говорить открыто – за это можно было поплатиться свободой, исключением из партии, в лучшем случае – увольнением с работы. Юрий Николаевич действовал осторожно, никогда не бросался цитатами, а выявлял суть Учения в своих поступках, на личном примере. За всеми его словами чувствовалось огромное знание. Именно он, благодаря своему огромному духовному потенциалу, фактически инициировал рериховское движение в России, о чем, наверное, и не подозревают многие современные его участники. Именно Юрий Николаевич сумел пробить стену бюрократических преград и организовать первую в СССР выставку картин Н.К. Рериха, которая имела огромный успех и прошла по разным городам страны.

«Организация выставки <...> была связана с преодолением определенных препятствий, – вспоминают художники Илзе Рудзите и Леопольд Цесюлевич. – В этих условиях среди телефонных разговоров и встреч можно было наблюдать, как обычно мягкий, тихий голос Юрия Николаевича изменялся, становился сильным и убедительным, похожим на голос полководца, приказ которого дается лишь однажды и голосу которого нельзя не повиноваться» [41].

Выставка открылась 12 апреля 1958 года в Москве. В течение полугода, предшествовавших ее открытию, Ю.Н. Рерих выступал в Университете, Доме ученых и других культурных центрах столицы с рассказами о Николае Константиновиче и Елене Ивановне Рерихах, об их творчестве, отвечал на многочисленные вопросы слушателей. Выставка пользовалась потрясающим успехом. Сроки ее экспонирования неоднократно продлевали. Юрий Николаевич почти ежедневно присутствовал в залах, рассказывал о картинах, о Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха, о жизни семьи в Индии. Учитывая, что это был только 1958 год – время расцвета догматической идеологии, можно представить, как слушали его пришедшие на выставку.

На открытии выставки посол Цейлона г-н Малаласекера сказал о Н.К. Рерихе следующее: «Иногда на земле появляются люди, которые не принадлежат определенной нации или народу, но – всему человечеству. Он одновременно был пророком и первопроходцем, который мечтал красотой объединить все человечество в одно единое братство, ибо для него истина была Красотой, а Красота – истиной» [42].

После Москвы выставка экспонировалась в Риге, Ленинграде, Киеве, Тбилиси. Книги отзывов пестрили восторженными записями, словами благодарности и... удивления – почему так долго прятали такую Красоту?!

Одновременно с организацией выставки Юрий Николаевич ставит вопрос о создании на Родине персонального Музея Николая Константиновича Рериха. Ведутся длительные переговоры, называются города, где будет музей и его филиал, определяются музеи, в которые передадут картины, привезенные из Индии в дар Советскому Союзу. Однако при жизни Юрия Николаевича музей так и не был создан, а картины передали в Русский музей и Новосибирскую картинную галерею.

Осуществив организацию выставок картин отца, Юрий Николаевич приступил к устройству персональной выставки брата, которая открылась 11 мая 1960 года в Музее Изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Святослава Николаевича Рериха принимали на правительственном уровне.

А через десять дней, 21 мая 1960 года, Юрия Николаевича не стало. Ему было всего 58 лет. Официальной причиной смерти была признана острая сердечная недостаточность. Сказались не только резкая смена климата, но и напряжение трех лет, проведенных в Москве: колоссальная нагрузка, работа «на износ» и атмосфера непонимания и недоброжелательности, царившая в стенах Института востоковедения, в котором его, специалиста с мировым именем, «прорабатывали» на собраниях и называли «буржуазным ученым». С.Н. Рерих посвятил своему безвременно скончавшемуся брату картину «Пиета» («Скорбь»), на которой изображены две женщины, оплакивающие мученика, снятого с креста и убитого теми людьми, которым он отдал все – знания, труд и саму жизнь. Ушел человек, полный сил, замыслов, научных планов. Как много он мог бы еще сделать! Для всех, кто знал его, эта внезапная смерть была огромным потрясением.

«Месяц тому назад, неделю и даже пару дней тому назад я не мог и подумать, что нам придется принять участие в такой грустной церемонии, – говорил посол Индии Кумар П.С.Менон на панихиде. – Наш дорогой и уважаемый друг покинул нас. Внезапность его смерти сделала ее еще более трагической.

Профессор Рерих был настоящим ученым. Конечно, многие могли бы сказать о нем, как об ученом, более квалифицированно, чем я. Однако он был больше, чем ученый. Это был подлиннейший и высочайший ум в мире...» [43]

«Юрий Николаевич – это образ истинного, вдохновенного ученого мыслителя, человека исключительной духовной гармонии, – писал С.Н. Рерих. – Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самоусовершенствовании личности, что только постоянно работая над самим собою и развивая в себе качества, присущие человеку, стремящемуся к более совершенной жизни, он мог всесторонне обогатить свою специальность и поднять ее над уровнем повседневности» [44].

«Чудом нашего времени» называл его Николай Семенович Тихонов, известный поэт и крупный общественный деятель, и с этими словами трудно не согласиться. Сделанное Юрием Николаевичем Рерихом навеки останется в анналах мировой науки и культуры.

* * *

В настоящем издании представлено 876 писем, написанных Ю.Н. Рерихом в 1919-1960 годах. Они хранятся в отделе рукописей Центра-Музея имени Н.К. Рериха в Москве. Большая их часть написана на английском языке, и это неудивительно, поскольку уже с юношеского возраста Юрий Рерих живет, учится и работает за границей: сначала в Великобритании, затем в США и в Индии. Письма на русском языке, адресованные преимущественно Е.И. Рерих, С.Н. Рериху и З.Г.Лихтман (Фосдик), составляют сравнительно скромную часть от общего объема материала, а писем на французском всего четыре. Тематика писем разнообразна: деятельность Института Гималайских исследований «Урусвати», Маньчжурская экспедиция 1934-1935 годов, переписка с сотрудниками Музея Николая Рериха в Нью-Йорке, с книготорговыми фирмами, издательствами, с известными учеными-востоковедами, а также с членами семьи – родителями, братом и его женой.

Почти все письма публикуются впервые. Начертание курсивом соответствует авторским выделениям в оригинальном тексте. Письма на иностранных языках отмечены звездочками.

Огромная работа по сверке и уточнению названий книг, встречающихся в письмах, при подготовке двухтомника к изданию была проделана старшим сотрудником Научной библиотеки МЦР М.С.Бухарковой. При этом были использованы каталоги крупнейших библиотек мира:

1. British Library (London). The British Library general catalogue of printed books to 1975. V. 1-360. London, 1979-1987.

2. Bibliotheque nationale (Paris). Catalogue generate des livres imprimes de la Bibliotheque nationale. L. 1-231. Paris, 1924-1981.

3. The National Union catalogue. Pre 1956 imprints. A cumulative author list representing Library of Congress printed cards and titles reported by other American Libraries. V. 1-754. London-Chicago, 1968-1981.

4. Deutsches Bucherverzeichnis: Verz. der in Deutschland, Oesterreich, der Schweiz und im ubrigen Ausland. Bd. 1-90. Leipzig, 1958-1990.

Редакция также благодарит кандидата филологических наук, тибетолога В.С.Дылыкову-Парфионович и старшего научного сотрудника научно-просветительского отдела МЦР А.Л.Баркову за транслитерацию тибетских имен собственных и ряд примечаний к письмам, а также переводчиков: А.Баркову, Е.Зайцеву, К.Зайцева, Е.Захарову, Т.Книжник, М.Криштала, Л.Лоркину, И.Нейч, И.Орловскую, Д.Тихомирова, А.Устименко, Н.Феногенова.

При оформлении двухтомника использованы редкие архивные фотографии, а также детские и юношеские работы самого Юрия Николаевича, экспонирующиеся ныне в Центре-Музее им. Н.К. Рериха. Справочный аппарат издания представлен примечаниями и указателем имен.

Н.Г. Михайлова, Т.О. Книжник


[1] Рерих С.Н. Стремиться к Прекрасному. М., 1993. С. 54.

[2] Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2001. Т. III. С. 366-367.

[3] Письмо Е.И. Рерих от 25 февраля 1953 г. // Архив МЦР.

[4] Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 1999. Т. I. С. 238.

[5] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. I. С. 28-29.

[6] Там же. С. 31-32.

[7] Там же. С. 35.

[8] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. I. С. 36.

[9] Там же. С. 37-38.

[10] Там же. С. 38-39.

[11] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. I. С. 43-44.

[12] Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Хабаровск, 1982. С. 32.

[13] Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Хабаровск, 1982. С. 36.

[14] Там же. С. 158.

[15] Там же. С. 36.

[16] Там же. С. 42.

[17] Там же. С. 51.

[18] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. I. С. 56.

[19] Там же. С. 62.

[20] Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 1999. Т. 1. С. 107.

[21] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. II. С. 104.

[22] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. II. С. 25.

[23] Там же. С. 89.

[24] Там же. С. 118.

[25] Там же. С. 86.

[26] Там же. С. 112.

[27] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. II. С. 127.

[28] В настоящее время этот труд готовится к печати публикаторским отделом Центра-Музея имени Н.К. Рериха.

[29] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. II. С. 181.

[30] Roerich G. Indology in Russia // J. of the Greater India Society. 1945. Vol. 12. P. 69-98.

[31] Здесь и далее см.: Рерих Ю.Н. Избранные труды. М., 1967.

[32] Рерих Н.К. Листы дневника. М., 1996. Т. 3. С. 163.

[33] Там же. С.332.

[34] Архив МЦР.

[35] Письмо Е.И. Рерих от 22 мая 1951 г. // Архив МЦР.

[36] Письмо Е.И. Рерих от 17 октября 1953 г. // Архив МЦР.

[37] Эта работа была переведена на русский язык и в 2001 г. опубликована в издательстве «Евразия» в Санкт-Петербурге.

[38] Рерих Ю.Н. Письма. М.: МЦР, 2002. Т. II. С. 226-227.

[39] Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002. С. 44-45.

[40] Рериховский вестник. Извара – СПб. – М., Выпуск 5. 1992. С.72.

[41] Рудзите И., Цесюлевич Л. Воспоминания о Ю.Н. Рерихе // Архив МЦР.

[42] Архив МЦР.

[43] Архив МЦР.

[44] Архив МЦР.

 

Ю.Н. Рерих. Письма (1919 – 1935)

1. Ю.Н. Рерих – Н.К. Рериху

12 апреля 1919 г.
Выборг

Дорогой папа!

Ради Бога, пришли мне от Валевича программу экзаменов, это мне очень важно. Работаю много. Целую тебя крепко. Твой Ю.Рерих

 

2. Ю.Н. Рерих – неустановленному корреспонденту

30 апреля 1919 г.
Выборг

Глубокоуважаемый Сергей Валентинович.

Сим извещаю, что вследствие своего скорого отъезда прошу освободить меня от обязанностей товарища Секретаря Особого Представительства для Финляндии Скандинавского Общества помощи Российскому воину.

Примите мои совершенные уверения в почтении и преданности.

Ю.Рерих

 

3. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

17 октября 1920 г.
Нью-Йорк

Дорогой Владимир Анатольевич,

Надеюсь, что это письмо мое застало Вас еще в Англии. Часто вспоминаю наши беседы по вопросам теософии и мировой жизни в Лондоне. В наше время общение на этой плоскости особенно ценно. Наше плавание прошло вполне благополучно, хотя мы и опоздали в New York на 10 часов из-за циклона. Впервые мне пришлось наблюдать, как ряды волн шли через нос парохода.

1 октября, утром, мы стали подъезжать к New York'y. Издали New York походит на средневековый город. Своим характером город напоминает русские и шведские города. Много жизни. Знаменитые небоскребы сильно украшают город своей значительностью. Вечером по всему городу зажигаются огни вывесок и объявлений. Стоит ходить вечером на Broadway, в это царство огней. Шумящая толпа, блестящие огни на совершенно темном небе производят впечатление какого-то кошмара. Чувствуется, что город еще молодой и не создал еще своего типа, как это сделали Париж и Лондон. Но во всех проявлениях городской жизни слышится шум силы жизни. Все мое время в New York'e я провожу, осматривая город, музеи и другие достопримечательности американского города. Думаю, следующий четверг ехать в Harvard [1], куда меня приняли очень быстро и легко. Возможностей в здешних университетах много. Особенно интересно и важно учреждение здесь Института Международного Образования (Institute of International Education). Этот институт приглашает иностранных профессоров в американские университеты и посылает американских ученых в различные страны для производства исследований. Таким путем наука сделается действительно общим достоянием и сделает великое дело сближения народов. Здесь в New York'e один индусский ученый доктор открывает институт лечения цветом. Он говорит, что каждый цвет производит известное влияние на человека. Этот же доктор читает также лекции по индусской философии. У нас составился новый кружок для наших занятий спиритизмом. Двое из членов довольно сильные медиумы. На эту среду назначен большой сеанс. Может быть, Вы с С.И.Ачкасовым попытаетесь когда-нибудь войти с нами в контакт. Это было бы очень важно и интересно.

Жму крепко Вашу руку, отец, мать и брат посылают Вам свой привет.

Сердечно Ваш,

Ю.Рерих


[1] Гарвардский университет, в котором Ю.Н. Рерих учился на отделении индийской филологии.

 

4. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

27 октября 1920 г.

Дорогие Папа, Мама и Света!

Сегодня утром переехал на новую квартиру. Комнату в Grays Hall, о которой я Вам писал в прошлом письме, получить не удалось, ибо Mr. Woo остается жить в ней. Настоящая моя комната стоит мне в месяц $25. Она небольшая размером, но светлая и очень чистая, а это большое преимущество. <…>

Теперь еда стоит мне в неделю $9. Итого в месяц за помещение с отоплением и освещением и за питание – $61.

У меня уже начались лекции по санскриту, пали и государственному праву. Для начала нужно выучить 326 стр[аниц] по государственному устройству Англии, ибо я сильно опоздал. Проф[ессор] Lanman записал меня на высший курс по индийским языкам. Наш стол сказал вполне правильно, что студентов у Ланмана будет три, а учеников один, ибо из этих трех я один беру степень В.А. [1] по индийской филологии. Завтра буду говорить с проф[ессором] греческого яз[ыка]. Каждый вторник вечером мы собираемся у проф[ессора] Ланмана для разработки санскритских текстов, а после занятий пьем пиво. Это уж такой порядок. Внес $7 членского взноса в Harvard Union [2], это обязан делать каждый Гарвардский студент. Вообще работы много. Как сеансы? Скажите, когда могу к Вам приехать на субботу и воскресенье? Через будущую субботу я мог бы. Как денежные обстоятельства? Пишите.

Любящий Вас – Ю.Рерих

 

Пусть Светка пишет. Сейчас иду на заседание клуба по классической филологии, куда меня пригласили.


[1] Bachelor of Arts (англ.) – бакалавр гуманитарных наук.

[2] Союз студентов Гарвардского университета.

 

5. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

24 ноября 1920 г.
Cambridge

Дорогой Владимир Анатольевич!

Очень был рад получить Ваше милое и дружественное письмо. Всегда вспоминаю наши беседы о тех великих Космических вопросах и законах. С каким бы удовольствием обменялся бы с Вашими мнениями по этим вопросам. Рад очень, что Вы поступили в Университет. Электричество – еще не разгаданная область, заповедная страна каких-то тайных воздействий и проявлений. Ведь мы еще не в силах определить природу этого явления. И, безусловно, физика (особенно область электр[ической] и световой энер[гии]) даст человечеству еще много новых неожиданных возможностей. Явления на сеансах развиваются. Появился совершенно новый вид проявлений мировой энергии, управляемой Великими Руководителями. Это – сообщение через стол желаний и просьб живых людей. Одна такая просьба уже оправдалась, и я считаю своим долгом написать Вам об этом.

Как-то вечером, когда мы сидели на сеансе, вдруг получилась следующая фраза: «Милый, помоги, совершенно голый». На наш ответ [1], кто говорит, отвечали: «Мичман Байков». Мы такого мичмана не знаем, но нам указали, что его знает один знакомый господин. Обратились к этому господину, который на сеансе не присутствовал, оказывается, он действительно знает мичмана Байкова. Через несколько дней я с отцом пошел к этому господину. Не успели мы войти – звонок. Входит мичман Байков. Этот господин от потрясения даже заплакал. Начинается разговор. Оказывается, что у этого мичмана есть брат, тоже мичман, который написал ему письмо с просьбой о помощи. В письме этом есть фраза: «Сегодня последняя пара носков изодралась». Если Вы сопоставите эту фразу с сообщением, полученным через столик, то Вас наверное поразит точность и удивительная сила этого проявления. Здесь мы имеем доказательство существования и возможности какого-то психологического телеграфа. Эта область меня страшно интересует, ибо в ней я вижу возможности и сокровищницу бездонного знания. К сожалению, здесь в Harvard'e нет людей, с которыми можно было бы поговорить об этом.

Университетские дела благополучны. Думаю кончать Университет этой весною. А затем в Индию или Китай.

Как жизнь в Лондоне? По Вашему адресу вижу, что Вы все еще живете in old Bloomsbury [2]. Я этот квартал очень любил, ибо в нем я провел лучшие минуты своего пребывания в Лондоне, любуясь чудесными памятниками былого в Британском Музее. Кого из знакомых видели в городе? Что знаменитый Кружок Русской Молодежи? Как живет русская колония? Как отразилась на общественном мнении неудача Врангеля? Все эти вопросы меня очень интересуют, ибо здесь тишина и из окружающего мира ничего не слышно. Пруд, заросший тиной, – вот что из себя представляет Кембридж. Только очень редко поверхность покрывается волнами, по случаю игры в футбол и т.д. Всегда рад получить от Вас весточку. Брат в P.L. не поехал, здесь все очень плохого мнения об этом учреждении.

Адрес моих родителей: 1 West, 67 street, New York.

Сердечно Ваш,

Ю.Р.


[1] Так в тексте. Возможно, вопрос.

[2] В старом Блумсбери (англ.).

 

6. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

5 декабря 1920 г.
Cambridge

Дорогие Папа, Мама и Светик!

Сегодня утром приехал Тагор. Я с ним был у Ланмана. Ланман Тагору очень понравился и произвел впечатление большого ученого. Завтра будет лекция Тагора в Emerson Hall. Мне было очень приятно повидать Pearson'a. Говорили с ним о необитаемых островах и об ужасах современной цивилизации. Как бы мне хотелось уехать с экспедицией куда-нибудь в Центральную Азию. Здесь, хотя я и веду очень замкнутый образ жизни, все-таки есть признак развращенности нашего века. Да и народы тут не понимают стремления к пустынным островам. Для них Fifth Ave[nue] [1] является целью, а особняк на ней – раем. Мне такая психология не подходит. Начал писать новое сочинение о сборниках сказаний о прежних перевоплощениях Будды. Дело с В.А. обстоит благополучно.

Когда у Вас откроется выставка? Что за американцы приезжают смотреть на картины? Pearson говорил мне о каких-то old ladies [2]. Понимают ли они?

Завтра утром иду добывать деньги по чеку. Тут в библиотеке много книг по оккультизму. Спросите Руководителей, можно ли мне их читать. Что рисует Светик? Почему он не пишет?

Целую крепко,

Ваш Ю.Рерих


[1] Пятая Авеню (англ.).

[2] Старые дамы (англ.).

 

7. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

6 декабря 1920 г.

Дорогие Папа, Мама и Светик!

Сегодня слушал Тагора. Говорил он о религии поэта. Было превосходно, но странно было видеть его среди толпы людей, которые ничего не понимали и понимать не хотели. Даже студенты, изучающие со мной санскрит, считают Тагора «simply a very lazy man» [1], и что у Тагора единственное преимущество над другими, что он очень нравится американским девицам. От таких речей меня даже злоба взяла! Кажется, нужно уйти еще глубже в свой мир, в свои книги! Люди реальности очень тяжелы. Завтра вечером будет reception [2] Тагора в Cosmopolitan Club. Я получил приг[лашение]. Утром сегодня получил письмо от Ж.Шклявера. Все тот же дружественный тон. О деньгах Лаврентьева не пиши, они переехали на новую квартиру: 270, rue de Vaugirard, Paris (XV-й). Деньги по чеку получил.

Приближается время выставки. Что говорит потомок Сенеки? У нас тут есть потомок Карла Великого и много других потомков великих людей. Даже стесняешься, когда попадаешь в такое высокое общество.

Сегодня очень устал и иду спать.

Целую всех Вас крепко.

Ваш Ю.Рерих


[1] Просто очень ленивым человеком (англ.).

[2] Прием (англ.).

 

8. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

23 января 1921 г.

Дорогие Папа, Мама и Света!

Вчера у нас был сеанс, который дал замечательные результаты. Настроение у сидящих было очень высокое. Нужно сказать, что Перцов и Диксон относятся очень серьезно. Решено было ставить вопросы только духовного и научного содержания. Говорящий с нами Руководитель просил назвать наш первый сеанс «Беседа с Наставником о дверях Премудрости». Затем был дан ряд книг замечательной красоты для руководства (всего 7):

Книга Золотого сверкания.

Знание добра.

Книга полуночной тайны.

Пение отреченного.

Тропа страдания.

Милосердие премудрости.

Созвучие струн мирового песнопения.

Текст этих песен сейчас переписывается Перцовым. Как прим[ер]:

(Из Книги золотого сверкания)

«Господь мира – солнце, воссиявшее в сердце странника духом».

«Миры купаются в сверкании Его божественного восхода».

«Хвала мира стражи и праведности».

(Из Книги полуночной тайны)

«Яви Твой лик, о Господь благости!

Мир усыпленный покоится у ног твоих.

Озари мир сверканием твоего венца,

Дай испить источника полуночной тайны!»

Когда буду иметь полный текст, то пришлю Вам. Духовный подъем у нас был большой. Руководитель советовал держать в тайне наши сеансы.

Были даны указания об энергии. Говорилось о психологической энергии, которая может переходить в энергию света или тепла. Говорили о России: «Россия – земля будущей славы». Мы спрашивали о религиях, нам указали, что признаки Божества лучше всего указаны в «Ригведе». У меня был французский текст «Ригведы», и нам указали страницу и строчку. Вышло следующее: «II est un; се sont les pretres qui lui donnent des noms multiples. Un est le feu quoiqu' on l’allume en beaucoup d'endroits, un, le soleil, dont la lumiere se repand dans le monde; une, l’aurore, qui illumine cet univers. Un est l’etre qui, se deployant, est devenu tout» [1].

Я очень рад этим результатам. Рад, что удалось найти людей, интересующихся духовными вопросами. Нужно будет развивать эту способность литературного творчества на сеансах.

Что говорят Руководители у Вас?

Получили ли Вы мое письмо с изложением поездки в Париж или в Индию? Почему нет от Вас письма вот уже 4 дня? Много работаю.

Целую Вас крепко,

Ваш Ю.Рерих

 

Зажженный светильник.

Наутро светильник погаснет.

И исчезнут тени со стен,

И вновь я останусь один.

Еще вчера они толпились у моего изголовья,

Сегодня их нет.

Но их мягкие очертания чудятся в воздухе,

Светильник догорает,

И последняя надежда ускользает в безмолвный хоровод.


[1] «Он – Единое; жрецы дают Ему разные имена.

Един Огонь, многоразлично возжигаемый,

Едино Солнце, всепроникающее.

Едина Заря, все освещающая,

И Едино то, что стало всем». (Ригведа, VIII, 58).

 

9. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

31 января 1921 г.
Cambridge

Дорогие Папа, Мама и Света!

Вот уже 4 дня от Вас нет писем. Получили ли Вы мои? В прошлую субботу были даны все книги на сеансе. Всего теперь 49 стихов; особенно красива последняя книга: «Созвучия струн мирового песнопения», начинается она так:

«Благословенный открыл врата всем странникам духом». Мы все сообщения записываем. Спрашивали о руководителях Перцова и Диксона. У Перцова – татарин, князь Дергчюбурхан, а у Диксона – миланский поэт Лоренцо, песнотворец. Руководит нами К.Н., но появлялся также и Аллал-Минг. Перцов может сноситься с иным миром один без стола. Во время сеанса появлялся в углу голубой свет, который все время крутился. Что у Вас на сеансах? Сегодня была очень интересная лекция проф[ессора] Rostovzeff о среднеазиатских влияниях на искусство юга России. Показывал снимки на экране, причем показал несколько папиных рисунков погребений и указал, что это было сделано «by our great artist Roerich who is now in that country» [1]. Я с ним после лекции говорил. Видел Штейна. Много работаю для экзаменов. Последнее время у меня появилась уверенность, что выдержу. Будущий понедельник – первое представление. У нас сейчас настоящая зима: снег и холод. Очень напоминает Россию. Из лекции Ростовцева еще раз убедился, что Средняя Азия – это Египет будущего, в смысле археологических открытий. Меня очень заинтересовали татары и монголы, особенно их былины и песни кочевий. Если когда-нибудь мне придется писать об этом мире степей и каких-то тайных взаимодействий культуры, обязательно помещу в книге папин «Dream of the Orient» [2], ибо чем больше читаю, тем больше убеждаюсь, что это лучшее картинное изображение того, что сказано в уйгурском сказании об <...> [3] Это я заключаю из следующего уйгурского отрывка:

«Vaibaziki sastutri kavi cirri sangadas |||| ka

kuisan (kiisan) tilintin toxri tilinca |||| mis

Silazim pras tinki yangirti toxri tilintin

tiirkca avirmis

dsakrm abuda' navtanamal nom bitig».

Т.е. Вайбашикой, знающим шесть философских систем, переведенная «Karya-dhara Sanghadasa» из kuisan языка на тохарский язык, и из тохарского языка на турецкий язык, переведенная Силасеной Прауснапарамитой.

Здесь говорится о переводе «Karya-dhara Sanghadasa» с «kuisan» языка на тохарский яз[ык]. Следовательно, проводится различие между двумя языками. Различие должно быть значительное, ибо народы древности плохо распознавали мелкие диалектические особенности, а почти всегда замечали разницу только в случае двух языков, сильно отличающихся от друг друга. Так, для китайцев народы Западного края, т.е. Китайского Туркестана, говорили на одном языке, хотя мы знаем, что там существовало много наречий. Они только указывали на отдельные группы языков, далеко стоящие от друг друга, и не распознавали никаких диалектических особенностей в отдельных группах. Теперь, Кушаны (Kuisan) принадлежали к народам Yue-tsi, которые по принятому теперь в науке мнению были индо-скифами. Из нашего отрывка следует, что существовало два языка: кушанский и тохарский, причем весьма различные меж собою. Быть может, моя конъюнктура окажется чепухой, но для меня она все же представляет интерес и является «a problem worth while studying» [4].

Привел это весьма длинное рассуждение из области среднеазиатской истории, чтобы Вы имели бы представление о характере моей работы. С Ланманом все хорошо. Старик так уверился в моих знаниях, что перестал спрашивать.

Света много работает. Сидит в школе с 9 ч [асов] утра до 10 вечера. Живем дружно. По воскресеньям я теперь не работаю, а хожу гулять с Перцовым.

Итак, прошу Вас меня не обвинять и не подозревать в будущих кражах общественного достояния, а то мне грош цена и пулю в лоб!

Целую,

Ю.Рерих

 

P.S. Получили сундук. Спасибо большое за перстень.


[1] «Нашим великим художником Рерихом, который сейчас живет в той стране» (англ.).

[2] «Сон Востока», картина Н.К. Рериха (1920).

[3] В тексте пропуск.

[4] «Проблемой, заслуживающей всецелого изучения» (англ.).

 

10. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

1 марта 1921 г.

Дорогие Папа, Мама и Света!

Как здоровье мамы? Я исполнил поручения Папы относительно Пеппера. Он, видимо (так я понял из его слов), сообщает Вам письменно новости о выставке. В четверг утром думаю заехать к упаковщику. Работы много. Изучаю китайский язык. Ходим на лыжах с Небольсиными, д-ром Блэком и Диксоном. Было очень хорошо, временами казалось, что я в Сердоболе. В области спиритизма есть интересные новости. На следующем сеансе в субботу будем давать клятву хранения тайн. Меня радует, что мои партнеры относятся очень серьезно к делу. У Перцова произошел замечательный случай: на одном из сеансов ему было сказано изучать алхимию и дано было имя автора, Barthelot. Он нашел сочинения этого автора в университетской библиотеке. На днях профессор химии заявил ему, что в марте будет работа по алхимии. Совпадение удивительное! В открытом письме я Вам писал о данной нам на сеансе музыке. Был дан «Поход сынов России». К нашему удивлению, действительно вышел барабанный бой. Как Вы знаете, я нот не знаю и, во всяком случае, сочинить марш не мог бы. Очень своеобразна «песня лютни» и «скорбь». Даны были также отрывки «музыки сфер». При исполнении оказалось, что они удивительно похожи на те аккорды, которые давались нам в Лондоне на рояле. Дана была также храмовая молитва в Атлантиде. Пришлю текст. В четверг вечером иду с Диксоном в театр. Последнее время мне очень захотелось рисовать, и я принялся за дело. Думаю создать серию рисунков «скорбные». Дерусь на саблях и рапирах и пока очень успешно. Купил шлем. Погода стоит отвратительная. Дождь и слякоть; вчера вечером буквально тонул.

Что у Вас нового? Целую крепко.

Ваш Ю.Р.

 

11. Ю.Н. Рерих – Н.К., Е.И. и С.Н. Рерихам

[начало марта 1921 г.]
Cambridge, Mass.

Дорогие Папа, Мама и Светик!

Скоро приеду к Вам на неделю. Уже получил извещение об экзаменах. Надеюсь, что Руководители помогут выдержать. Спросите их! Вчера в «Boston Transcript» была длинная статья о папе, очень хорошая! О папе говорят даже здесь в Cambridge, который уж очень тихий и глухой город. Сегодня весь день провел с Pearson, говорили об индийской философии. От Prof[essor] Kosambi узнал, что в Бостоне живет Суоми Парамананда, автор книги «The Path of Devotion». Обязательно повидаюсь с ним; нужно знать, каковы последователи и ученики Рамакришны!

Сегодня у меня вечером два индусских студента, один из Пенджаба, другой из Средней Индии.

Был в гостях у Prof[essor] Wiener'a.

Как выставка? Видели ли Тагора? Какого он мнения о Harvard'e?

Окончил сочинение по Буддийской литературе. Как идут сеансы?

Целую крепко,

Ваш Ю.Рерих

 

12. Ю.Н. Рерих – Е.И. и С.Н. Рерихам

14 марта [1921 г.]
Cambridge

Дорогие Мама и Света!

Приеду 17 апреля на неделю. Рад очень, что Масик чувствует себя лучше. Я же сейчас много работаю и устал.

Сегодня в газетах сообщение о свержении большевиков в Сибири. Сообщается также о массовом бегстве евреев из пределов России. Неужели конец? Я ставлю в связь с событиями полученные нами здесь сообщения о походе сынов России. Ведь скоро истекут 14 мес[яцев] – срок, данный в Лондоне. Получил письмо от Шклявера. Он пишет, что мне открыты в Париже следующие возможности:

1. В один год получить докторскую степень или два Diplomes (College de France и Ecol des Hautes-Etudes).

2. Получить стипендию.

Мой план теперь следующий:

Подождать здесь приезда Sylvain Levy; получить магистра Harvard'a и стипендию на два года занятий. (Один год я могу пробыть в Париже, а другой в Индии или Китае.) Как Ваше мнение? Если бы так вышло, то я к 20 годам был бы уже Docteur de l'University de Paris [1] или eleve diplome du College de France [2]. Написал письмо Denison Ross. Хочу получить также дипломы Школы. Как идет выставка? Прибыли ли картины? Что делает Света? Что мне делать с делом Руднева? Все стараюсь, а результатов мало. Все очень интересуются, а когда доходит до исполнения, то все молчат.

Целую крепко,

Ваш Ю.Рерих


[1] Доктор Парижского университета (фр.).

[2] Дипломированный студент Коллеж де Франс (фр.).

 

13. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

26 июня 1921 г.
[Нью-Йорк]

Дорогой друг, Владимир Анатольевич!

Видимо, Вы не получили моих писем от апреля и июня, посланных по старому адресу. Оба письма были заказные.

А настоящим письмо посылаю Вам данные нашему Кэмбриджскому кружку (я, В.А.Перцов и В.В.Диксон) книги.

Книги эти являются символическим изображением пути восхождения. Даны они были в феврале этого года. Давались эти книги в течение трех дней, причем давались отрывки из разных книг в один день, так что сидящие за столом не имели даже представления о том, что дается им.

В своем письме отец изложил Вам общий характер и направление деятельности здесь в Америке.

За последнее время я много работал над переводом на русский яз[ык] некоторых Упанишад (lea, Katha, Chandogya и т.д.) [1]. Занимаюсь также Тибетом, особенно же психическими способностями ламайского духовенства. Мне бы хотелось впоследствии сделать эту тему предметом специального исследования.

Собираюсь заняться «Secret Doctrine» [2]. Зимою буду работать над «Visuddhi Magga» – психологический трактат Буддагоши, великого буддийского Учителя и Адепта. Хотелось бы знать подробности об обществе Со. Freemasonry. Какова цель общества? Собираюсь в Индию (быть может, получу командировку от Гарвардского Университета).

Занимаетесь ли индийской философией, йогой?

Брат шлет Вам искренний привет. Он очень много работает, ибо взял Summer Session [3] на Архитектурных курсах в Columbia University [4].

Надеюсь получить от Вас весть.

Сердечно Ваш,

Ю.Рерих


[1] Упанишады (Иша, Катха, Чандогья) – трактаты религиозно-философского характера.

[2] Блаватская Е.П. Тайная Доктрина.

[3] Летнюю сессию (англ.).

[4] Колумбийский университет.

 

14. Ю.Н. Рерих – Е.И. и С.Н. Рерихам

[1921 г.]
Cambridge

Дорогие Мама и Света!

Папа поехал на воскресенье к Реррег'у в деревню. Вообще Pepper очень милый и всюду ходит с папой. Картины очень и очень хорошо висят в галерее. Вчера обедал с папой в Клубе. В понедельник вечером у нас большой сеанс.

Сегодня получили письмо от Шклявера, в котором он сообщил мне очень приятную новость. Оказывается, я начинаю мое продвижение в научном мире! Дело в том, что Шклявер встретил в Париже Prof[essor] Boyer, директора Ecole des Langues Orientales [1] при Сорбонне, который, узнав, что Шклявер был в Лондонском Университете, спросил его, не знал ли он Mr. Roerich в School of Oriental Studies [2]. Оказывается, что ему говорили профессора School of Oriental Studies обо мне. Это все же что-нибудь да значит, когда один университет передает другому сведения о студенте. Из этого заключаю, что мне легко будет устроиться в Париже. На днях напишу письмо Sir Denison Ross с вопросом, могу ли я получить диплом об окончании Школы путем диссертации. Если это будет возможно, то летом начну работать. У меня уже есть тема в области истории Средней Азии. Я хочу дать очерк и переводы персидских трудов по истории Средней Азии. Это будет и оригинально и важно, ибо нам нужно начинать классифицировать добытые результаты в области археологии Средней Азии.

В понедельник утром экзамен государственного права.

Папе нравится Cambridge и Boston. Как работа идет у Перца? Слышал, что он сторожит Олафа и Руфью.

Скоро приеду сам.

Целую крепко.

Ваш Ю.Рерих


[1] Школа восточных языков (фр.).

[2] Школа востоковедения (англ.).

 

15. Ю.Н. Рерих – [В.А. Шибаеву]

25 [сентября] 1921 г.
S.Francisko

Дорогой друг мой,

Спасибо за Ваши вести. Получил их на перепутьи. Я удивляюсь, что Mrs Besant не поняла смысла пропаганды. И ни о какой пропаганде мы ее и не просили. Wadia меня не удивил, ибо о нем я знаю определенно.

Сейчас около высокого движения много «деловитых» людей. Mrs Besant я написал в Адьяр.

Здесь у меня опять много «фактов» и опять много друзей. Последите за «Herald of the Star» – там должна быть моя статья через 3-4 месяца.

Изучайте, дорогой мой, и восходите, и сумеете принять феноменон [1] так же просто, как бесконечно величие Творца, и если через «политику», через пыль сумеете увидеть свет, сужденный каждому человеческому ДУХУ – тогда, как Вы знаете, жизнь наполняется особым смыслом и все наши будни получают особое освещение и разрешение. Привет друзьям. По возвращении в New York напишу.

Сердечно Ваш,

Ю. Р.


[1] Phainomenon (гр.) – феномен.

 

16. Ю.Н. Рерих – Н.К. и Е.И. Рерихам

10 октября 1921 г.
[Cambridge]

Дорогие Папа и Мама,

Получили ли Вы мои письма с сообщениями о переговорах с Prof[essor] Pelliot? Успех полный. Решено, что в будущем году я буду в Париже. Pelliot – человек в высшей степени замечательный.

Рад очень, что есть продажи. Света перешел в Harvard, ибо скорее здесь кончает. Я рад, что он здесь, ибо здесь ему веселее. Живет он у меня в доме и занимает комнату этажом ниже. Хлопочет о стипендии у Вирена.

Материально мы пока благополучны. Усиленно изучаю китайский яз[ык] с Dr. Chao. За уроки не плачу, ибо он просил меня давать ему уроки русского и персидского языка.

В этом году у меня больше времени, ибо на лекции можно не ходить. Курс истории религий очень легок, ибо я хорошо знаком с верованиями древнего Египта и Ассирии. Одно письмо послал в Чикаго на имя Dr. Harshe. Как у Вас в Santa Fe? С большим удовольствием вспоминаю чудное время там! Очень скучаю по лошади. В прошлом письме описал Вам несколько фактов о сеансах.

Целую, Ю.Рерих

 

17. Ю.Н. Рерих – Н.К. и Е.И. Рерихам

7 ноября 1921 г.

Дорогие Папа и Мама! У нас все идет благополучно. Много работаем. Работа моя по тохарам быстро развивается. Нашел новые пути. Возможное объяснение сходства тохарского яз[ыка] с армянским было мною найдено только что сегодня вечером. Когда приезжает Штейнер? Неделю тому назад было сообщено нам: «Зимою узнаете подробности о Учителях». Не есть ли это приезд Штейнера?

Как у Вас? Целуем.

Ю.Р.

 

18. Ю.Н. Рерих – Н.К. и Е.И. Рерихам

8 ноября 1921 г.

Дорогие Папа и Мама!

Пишу за Светку, ибо у него, у бедняги, масса работы. Посылаю Вам bond [1] для подписания. Необходимо вернуть к 14 нояб[ря], не позднее. Птиц на этой неделе он делать не может, ибо на будущей у него 4 экзамена и нет красок. Работает с семи часов утра до 2 ч [асов] ночи. Тут в Harvard'e у него очень большой курс по «mechanical constructions» [2].

У меня также масса работы. К сожалению, не все поспеваю делать. Нужно писать сочинение, готовиться к Парижу и заниматься регулярными предметами.

Для получения МА [3] мне нужно иметь по всем предметам А [4]. Решил каждый день ½ часа посвящать гимнастике, а то физическая сторона моего существа не поспевает за умственной. Главное, не хватает сна, каждый день возвращаешься в 10 ч[асов] вечера домой и приходится работать еще дома.

В воскресенье зато спим до 11 ч[асов]. Получили ли книги? Как дела с мастерской?

Целую.

Ю.Рерих

 

Когда Ланман узнал, что Света много работает, то сказал: «Roerich is always working hard» [5].


[1] Облигацию, ценную бумагу (англ.).

[2] «Механическим конструкциям» (англ.).

[3] Master of Arts (англ.) – магистр гуманитарных наук.

[4] Высшая оценка, отлично.

[5] «Рерих всегда усердно работает» (англ.).

 

19. Ю.Н. Рерих – Н.К. и Е.И. Рерихам

3 апреля 1922 г. 12 ч. вечера.
Cambridge

Дорогие Папа и Мама!

Только что звонил Dr. Blake и сообщил мне текст Епифания (Венский Corpus), который вполне подтверждает мое открытие в области истории скифских племен Юга России и Туркестана! Сейчас нахожусь в приподнятом настроении и решительно не знаю, куда деваться. Жаль, что сейчас ночь, а то бы бросился в библиотеку доставать трактат Епифания «О двенадцати камнях».

Моя теория подтверждает теорию проф[ессора] Ростовцева о иранском происхождении княжеского рода скифов (ekóλоτо) на юге России.

Постановка вопроса очень обширна и позволяет объяснить многое в скифском народном искусстве. Выясняется громадное значение Средней Азии в истории Юга России.

Беда только, что нужно готовиться к экзаменам, а так тянет погрузиться в научную работу над кочевниками Туркестанских степей. Нужно будет скоро написать Pelliot.

Теперь перехожу к финансовым вопросам.

Возможно, что мне дадут из Университета $200-350 на проезд во Францию, с <...> [1].


[1] Окончание письма отсутствует.

 

20. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

10 июня 1924 г.
Darjeeling

Дорогой друг!

Радостно сознавать, что общее дело ширится, растет и захватывает новые возможности в будущем. Воистину, многообразны выявления Начала. Каждый день несет все новые и новые устремления, созидается заповеданный путь. И что радостно, что не в молитвенном преклонении совершается подвиг Служения, а в неустанном труде, завершающем решение духовно приявшего весть о будущем веке. И радостно встречаться на этом пути, радостно делиться новыми достижениями и вместе нести чашу общего труда. Слагается и звенит песня о нарастающей необходимости подвига, и счастлив тот, кто уловил ее значение. Итак, укрепляется «World Service» [1] и стремится дать новые возможности для мирового сближения. Ваши письма свидетельствуют о созидании новых звеньев.

Скажу кратко о своей работе. Продолжаю усиленно изучать близкие мне вопросы. Готовлю к печати ряд книг – переводы, исследования и т.д. Прилагаю письмо академику С.Ф.Ольденбургу, Российская Акад[емия] Наук, Петроград. Прошу Вас переслать его. В письме этом я прошу С.Ф.Ольденбурга выслать мне ряд изданий Академии. Я дал адрес «World Service» для пересылки книг. Если таковые достигнут Вас, то перешлите их на мой адрес, сообщив расходы по пересылке и стоимости.

Теперь перехожу к поручению отца. Следует начать распространение «Книги» [2] путем раздачи, не ожидая покупателей. Напишите об этом в Литву и пошлите в Ревель. Конечно, раздавать следует только лицам, которые духовно приблизились. Все мы шлем Вам сердечный привет.

Духовно Ваш,

Ю.Р.

 

Если Академия будет просить деньги вперед выслать, то можно их будет послать (если сумма велика, хотя не думаю, то известите меня).

Письмо Ольденбургу адресуйте из Риги, ибо не помню точного адреса Академии. Пришли ли книги из Финляндии? Если да, то пока сохраняйте у себя.


[1] «Всемирная служба» (англ.).

[2] «Листы Сада». (Прим. Ю.Н. Рериха.)

 

21. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

19 октября 1923 г.
Paris

Дорогой Яруя.

Деятельность во Служение все расширяется, и каждый день несет новые возможности и победы. Из прилагаемого официального английского письма (письмо предназначается для Вашей business file [1]). Вы увидите, в чем дело. Mr. John Crane, W.Rogers и я основали международную организацию для мирового сближения. Вы понимаете, сколь важно иметь такой аппарат, и Вы, наверное, знаете, Кем посылается эта новая возможность. Вас выдвинули как нашего представителя для Балтики, и я заранее уверен, что Вы примете на себя дело организации в будущем отдела в Риге. Тем более что это ставит Вас еще раз в непосредственную связь с New York'oм и таким образом дает для «World Service» еще новые возможности.

«International News Service» [2] – название пока условное, ибо после инкорпорации оно будет заменено другим (мы думаем, «Арктур»). «I[nternational] N[ews] Service» находится в связи с «Corona Mundi» [3] и служит для данного учреждения распространительным аппаратом. Прошу Вас следующим ответным письмом прислать мне Ваше согласие на сотрудничество, на которое я надеюсь. По получении от Вас письма (приложите к нему английское официальное письмо) на мое имя, выражающее Ваше согласие, я поставлю Вас «in direct communication» [4] с остальными членами нашей организации. Финансовая сторона дела будет установлена с Вами после инкорпорации, главою нашего New York'cкoro office (Mr. W.Rogers). A.B.Pyманов, как Вы узнаете из прилагаемого английского письма, будет сотрудником организации в России. Возможно, что он будет присылать на адрес «W[orld] S[ervice]» письма из России, подписанные «Иван Пан» (псевдоним этот прошу держать в строгой тайне), котор[ые] следует, как указано в англ[ийском] письме, пересылать на имя Mr. J.Crane, Hrad Prague, IV. Если получатся письма на имя А.В.Руманова по адресу «W[orld] S[ervice]», то прошу Вас их задержать до приезда в Ригу А. В.

Настоящее русское письмо является вполне частным и служит только для личного Вашего осведомления. Да послужит и это новое начинание делу Служения, и да примем каждую посылаемую нам возможность.

В дни Великого Чуда,

Остаюсь братски преданным Вам во Служении,

Юр. Р.

 

P.S. Mr. Crane и Rogers в Учение не посвящены.


[1] Деловой подшивки (англ.).

[2] Международная служба новостей (англ.).

[3] «Венец Мира» – международный культурный центр, основанный Н.К. Рерихом в 1922 г. в США.

[4] «В непосредственную связь» (англ.).

 

22. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

27 июня 1924 г.

Дорогой Яруя.

Спешу переслать Вам полученный Указ: «Хочу выполнить общие желания, потому пусть каждый имеющий знак или имя возьмет два листа бумаги. На одном напишет, что он даст Мне, на другом, что он желает получить от Меня. Пусть запечатает и пришлет ближайшею почтою Вам. Спросят, почему нельзя обратиться в духе, ибо часто мышление не точно. Вместо ясного вопроса посылается хвост мохнатого мышления, забывая, Куда и к Кому обращаются. Советую, чтобы желания приличествовали плану Владык. Мы увидим и измерим».

Вы передадите этот Указ Чахем Буле, Каю и Вирингену. Как указано, будем ждать ответ с ближайшею почтою.

Целуем крепко.

Ю.Р.

 

23. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

14 сентября 1924 г.
Darjeeling

Дорогой Яруя!

Боюсь, что Ваши письма пропадают, ибо давно не имели от Вас известий. Получили ли письмо брата о здешних деловых возможностях? Я писал Вам в начале июня, со вложением письма к акад[емику] Ольденбургу. Удалось ли Вам переслать это письмо? Получили ли от Ольденбурга ответ?

Прилагаю список книг, пожалуйста, поищите их. В Риге был комиссионер Академии Наук, Н.Киммель. Действует ли он еще? Быть может, Вам удастся выписать эти книги через Русский Университет. Если получите, то привезите, когда приедете сюда в январе. Эти книги мне очень нужны для работы.

О.Розенберг. Проблемы буддийской философии. Изд[ательство] фак[ультета] восточн[ых] яз[ыков] Петр[оградского] Ун[иверситета], № 45, СПб., 1918.

К.Ф.Голстунский. Монгольско-русский словарь. СПб., 1893-1896.

Н.А.Волошинов. Русско-монголо-бурятский переводчик. Q.Ansgabe. СПб., 1898.

А.Д.Руднев. Материалы для грам[матики] монг[ольского] разговорного языка. СПб., 1902.

А.Д.Руднев. Лекции по грам[матике] монг[ольского] письменного языка. СПб., 1905.

Вл.Л.Котвич. Лекции по грам[матике] монг[ольского] яз[ыка]. СПб., 1902.

Дорджи Банзаров. Черная Вера, или шаманство у монголов. СПб., 1896.

Позднеев. Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии. СПб., 1887.

Позднеев. Лекции по истории монгольской литературы. СПб., 1897.

Все эти книги можно достать в книжном складе при Университете, либо в складе при Академии в Петрограде. Ждем Вас здесь.

Духовно Ваш, Ю.Р.

 

24. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

11 ноября 1924 г.
Дарджилинг

Дорогой Яруя!

Спешу просить Вас исполнить следующее поручение. Когда получатся наши книги из Финляндии, то отберите все книги по истории, Востоку, астрономии и геологии. Их сохраните у себя, кроме следующих, которые очень прошу привезти в Индию:

Игнатьев. Наука о небе и земле (?)

Покровский. Путеводитель по небу. Новые идеи в астрономии.

Все книги шведского ученого Сванте Аррениуса.

Проф[ессор] Вальтер. Руководитель по геологии (?) (книга небольшая, в зеленом переплете). Из «Всеобщей истории» Нестоева захватите том, посвященный истории монголов. Остальные книги по естественной истории и теософии пошлите в Америку по адресу брата (310, Riverside Drive). Когда будете отправляться к нам, захватите теплые носки, рубашки, фуфайки и теплое осеннее пальто. Зимою в горах бывает очень холодно, даже в тропической Индии. Удалось ли Вам достать книги по моему списку?

Послал Вам цены на чай и другие продукты Индии. К сожалению, господин, достававший мне сведения, заболел и не в состоянии прислать мне новый список.

Ждем Вас.

Духовно Ваш,

Ю.Рерих

 

25. Ю.Н. Рерих – В.Л. Шибаеву

7 мая 1925 г.
Srinagar, Kashmir

Дорогой Яруя!

Посылаю Вам это письмо от «American Express Company». Зная Ваше бережное отношение к этим книгам, удивлены этому новому недоразумению с «Express Company». Я им написал, что ящик принадлежит Вам и что им следует ожидать Ваших дальнейших инструкций. Очень беспокоимся, что приложение к письму и пакет с книгами еще не достигли U.S. [1], как об этом пишут наши из New York'a. Давно не имеем от Вас и Ч.Б. писем. Спешите писать, ибо скоро корреспонденция затруднится расстояниями. Как развивается Ваше дело в новых направлениях?

Шлем Вам братский привет,

Ваш Ю.Р.

 

Удалось ли достать «Жития Святых» для Мамы? Быть может, найдете «Добротолюбие». Получили ли оставшийся ящик из Финляндии?


[1] United States (англ.) – Соединенные Штаты.

 

26. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву

26 июня 1925 г.
Gulmarg

Дорогой Владимир Анатольевич!

Получил Ваше письмо от 22.6.25 и радовался Вашим устремлениям в деле развития «World Service». Конечно, только натиском можно занять новые позиции. Глубоко надеюсь, что Вам удастся провести все то, о чем беседовали с Вами здесь в Индии.

Это письмо, по всей вероятности, последнее перед отправкою в долгий путь, и я шлю Вам все мои лучшие пожелания в Вашей борьбе. Сейчас очень заняты составлением каравана. Лошади, палатки, ящики и т.д.

Все это требует большого внимания. Научная работа продолжается в свободное время. Не знаю, когда выйдет моя книга о тибетской живописи [1]. Издатель все не может ее выпустить, а заказы уже идут. Я просил Издательство послать Вам один экземпляр. Прилагаю к письму посланный Вами список книг. Все книги по естествознанию (отмеч[ены] красным) следует переслать в Америку моему брату. Остальные пока сохраните у себя. На днях была послана на Ваше имя заказная посылка для Николая Викторовича, содержащая кольцо, афганскую саблю, эскиз отца и монг[ольскою] грам[матику].

Шлем Вам душевный привет.

Ваш Ю.Р.


[1] Roerich George. Tibetan Paintings. Paris, 1925. На русском языке: Рерих Ю.Н. Тибетская живопись. М.: МЦР, 2001.

 

27. Ю.Н. Рерих – С.Н. Рериху

12 апреля 1927 г.

Дорогой Света.

Давно собирался написать тебе, но ход событий и ускоренный темп всей нашей жизни полностью захватывали все имеющееся свободное время.

Сейчас сижу ночью, накануне отправления экспедиции в далекий путь, и пытаюсь изобразить тебе письмо. Хотя давно отвык писать письма.

Очень тронуты были твоими памятками и заботливым отношением в деле снаряжения экспедиции [1]. Хотелось бы послать что-нибудь действительно хорошее, но, к сожалению, все истинно хорошие вещи из Урги давно вывезены. Надеюсь приобрести кое-что для тебя в течение дальнейшего путешествия по менее тронутым местам.

Истекший год был довольно труден для всех нас. Работы было много и мало времени оставалось для чисто научной работы. Урга – это город со многими накоплениями, город, много пострадавший за последнее десятилетие. Лихтманы тебе расскажут подробности нашей жизни здесь.

Последние дни идет ужасная спешка, грузимся на машины, ибо часть пути сделаем на автомобилях. По монгольскому бездорожью единственная машина – это «Dodge». С машинами здесь обращаются ужасно, невозможно перегружают – грузят до 100 пудов груза, не считая живого груза – пассажиров. Весною ездить, конечно, трудно, ибо реки набухают и гобийские пески – твердые зимою, начинают трогаться, но нам нужно <...> [2].


[1] Центрально-Азиатская экспедиция Н.К. Рериха 1923-1928 гг.

[2] Окончание письма отсутствует

 

28. Ю.Н. Рерих – неустановленному корреспонденту*

16 мая 1929 г.
Наггар

Сэр,

Я получил Вашу открытку от 15 числа сего месяца и был очень удивлен формой Вашего письма. Однако я воздержусь от обсуждения, что такое вежливость, которая, вероятно, понимается Вами иначе. Я хотел бы подчеркнуть, что первый раз получаю подобное письмо. В Вашем письме от 4 мая Вы утверждаете, что уезжаете из Наггара 5 числа сего месяца и намереваетесь быть в Батала где-то после 17 мая. Вы не оставили Ваших адресов в Наггаре или Кулу. Пожалуйста, не утруждайтесь посылкой мне книг. Ваша открытка делает излишним мой ответ на Ваше предыдущее письмо.

Искренне Ваш,

Ю.Р.


* Здесь и далее: оригинал письма на английском языке.

 

29. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

10 июня 1929 г.
Париж

Родная моя Мамочка! [1]

Уже три дня в суматохе Парижа. Столько надо рассказать тебе, что я, право, не знаю, с чего начать. У нас было несколько встреч с французскими друзьями, и филиал Комитета Друзей Музея стал центральным комитетом для всей Европы. Папа напишет Вам подробно. Также о семье Потоцких, которых он навестил. Жорж действительно старается помочь и очень искренен в своем стремлении. У него есть несколько хороших идей насчет работы в Париже. Он только что опубликовал важную книгу о международном праве, которую очень хорошо приняли.

Я посетил Бако, который был крайне дружелюбен. Он по-настоящему благородный человек и очень заинтересовался Шамбалой и связанными с ней доктринами. Он сказал мне, что Хакен, Пеллио и Елисеев были очень удивлены историей Манускрипта, и что Хакен повсюду говорил, что моя карьера востоковеда закончилась. Многие поверили ему, но большинство предпочли дождаться моего приезда. Бако очень интересовался результатами нашей экспедиции. Он сказал мне, что во Франции очень мало интересуются Тибетом и в течение нескольких лет у него не было учеников. Так же и у Пеллио. Он жаловался, что жизнь в Париже сделала научную работу невозможной, и я сильно чувствую пустоту всей этой толкотни. Я планировал с Гетнером издать на французском мою книгу об экспедиции [2].

Я узнал несколько интересных фактов насчет нового Восточного института в Гарварде. Капитал у них что-то около 12 000 000 американских долларов, но некому работать и присматривать за Институтом. Пеллио отказался быть директором, а барон Сталь-Гольштейн только наезжает каждый год из Пекина. Может быть, возможен контакт с нашей Станцией [3]. Мы посетили княгиню Четвертинскую и Лидина. Они – очень добрые и дружелюбные люди, полностью сосредоточенные на уходе княгини. Мы отправили Вам двенадцать тетрадей, и я отослал их через Гетнера. «Жизнь Будды», написанная Ашвагошей, существует только на немецком, и я послал Вам ее экземпляр. Книга «Mahayana-grautpada», которую Вы хотели заказать, у нас есть. Я послал Вам несколько новых книг Крыжановской и одну книгу Вс.Соловьева о Калиостро, а также несколько книг для наших девочек. Я попробую достать для них еще несколько учебников. Пожалуйста, скажите Шибаеву, что его письмо было послано заказным через «Bankers Trust» и что регистрационная квитанция всегда остается у банка. Мы огорчены известием о саранче. Стоковский был у нас. Он очень вдохновился насчет Кулу и планирует туда приехать. Он очень дружелюбен. Нам сообщают из Нью-Йорка о больших приемах, которые он нам приготовил, но не имеем никакого понятия, каковы они будут. Ступа была разобрана, и я очень этим огорчен.

Пожалуйста, пишите мне иногда. Я очень хочу знать все подробности Вашей жизни.

По приезде в Нью-Йорк я напишу Вам о моих тамошних впечатлениях.

Время – два ночи, и я заканчиваю письмо.

С наилучшими пожеланиями и с большой любовью ко всем Вам,

Твой сын Ю.Р.

 

Я заказал один токседо [4] и костюм (коричневый) у Ларсена.


[1] Фраза написана по-русски.

[2] Roerich George. Trails to Inmost Asia. New Heaven: Yale University Press, 1931.

[3] Институт Гималайских исследований «Урусвати», основанный Н.К. Рерихом 24 июля 1928 г. в Дарджилинге и перебазированный в долину Кулу в декабре 1928 г.

[4] Мужской вечерний костюм.

 

30. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

19 июня 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка! [1]

После спокойного и неожиданно прохладного путешествия через океан мы прибыли в Нью-Йорк, где нас встретили все наши друзья и городской муниципалитет. Нас быстро провезли по всему городу в специальных машинах, украшенных флагами, а перед нами ехал полицейский патруль на мотоциклах и расчищал путь. Ревели сирены, и мы ехали по Пятой Авеню со скоростью 30 миль в час. Мы доехали до здания Музея, которое, действительно, выглядит очень внушительно [2]. Оно вполне может служить ориентиром на Риверсайд Драйв. Мы застали всех радостными и полными энергии. Хорши очень милы и предоставили нам две хороших комнаты в своей квартире на Вест-Энд Авеню. Мы еще не видели Ориолы и Флавия, но надеемся увидеть в ближайшие день-два. Радна и Авир[ах] полны энергии, а мисс Грант 18 числа вернулась из Ю[жной] Америки.

Мы ужасно заняты все время, и сейчас около 2-х ночи, так что, надеюсь, ты простишь мне плохой почерк и стиль.

Сегодня я обедал с господином Чарльзом Крейном. Старик очень дружелюбен и хорошо выглядит. Он согласился быть советником нашей Станции.

Сегодня был большой прием в честь Профессора Рериха. Присутствовало около 400 человек. Мы послали тебе список Комитета, в котором ты найдешь несколько прекрасных имен. Все происходило в новом здании. Это было очень успешное мероприятие, и все были необычайно дружественны. Завтра будет еще одно мероприятие, обед где-то и прием в Ратуше у господина мэра.

В воскресенье мы едем в Вашингтон беседовать с важными людьми и с Президентом. Мы пробудем там пару дней. Я планирую побывать в Гарварде и в Бостоне примерно через неделю.

Я послал тебе сегодня четыре книги сэра Джагадиша Боша и Крыжановской. Надеюсь, они дойдут нормально. Книги Боша были найдены среди книг Мастер-Института [3]. Я напишу тебе подробно через несколько дней. Нью-Йорк – динамичный город, но атмосфера в тысячу раз лучше, чем в Париже.

Город очень изменился за последнее время, и есть много по-настоящему красивых мест. С радостью сообщаю, что у Станции хорошие перспективы и люди настроены по отношению к ней с большим энтузиазмом. Мы надеемся проводить настоящую созидательную работу.

Пожалуйста, пошли нам несколько фотографий Кулу и Hall Estate. Я очень хочу узнать больше о твоей работе и о жизни в долине. Как там О[яна]? Она оправилась после укуса мухи? Я передал часы госпоже Хорш. Пожалуйста, скажи Шибаеву и девочкам, что я вручил их письма Хоршу и г-же Лихтман и все они благодарят за выраженные в них добрые мысли.

С большой любовью и наилучшими пожеланиями всем Вам,

Твой сын

Юрий Р.


[1] Фраза написана по-русски.

[2] Речь идет о новом высотном здании Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.

[3] Мастер-Институт Объединенных Искусств – организация, основанная Н.К. Рерихом 17 ноября 1921 г. в Нью-Йорке. Основная цель – сближение народов через культуру и искусство.

 

31. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

26 июня 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Мы были счастливы получить твою телеграмму и узнать, что в Кулу все хорошо. Пожалуйста, напиши нам, как ты живешь. Как твое здоровье? Ты страдаешь от жары? Как Ояна? Надеюсь, что укус мухи не имел серьезных последствий.

Мы тут переживаем великие дни. 24 июня Папу и меня принял Президент. Замечательная личность. Он очень интересовался результатами нашей экспедиции и согласился принять одну из папиных картин.

Мы послали тебе фотографию приема у мэра в нью-йоркской Ратуше. Надеюсь, ты ее получила. Здание будет готово к заселению в первую неделю августа. Мы взяли себе квартиру на 22 этаже. У Папы две комнаты, у брата – три, и у меня одна. Я поставлю себе кушетку, чтобы можно было пользоваться комнатой днем как гостиной.

Комнаты немножко маловаты, но очень светлые. Тебе будет интересно узнать, что Толбот Манди, известный английский писатель, снял квартиру в нашем здании. Уже 50% помещений сдано.

Я еду в Бостон в пятницу, 28 июня, и пробуду там три или четыре дня. Ланман еще жив и переживает вторую молодость. В будущий четверг состоится прием в честь Профессора Рериха у Ч.Крейна, который был председателем на большом приеме в здании Музея.

В Нью-Йорке ужасно жарко. Прямо как в Калькутте. Мы получили милое письмо от консула Фрейзера. Письмо будет послано отсюда в Консульство. Пожалуйста, напиши мне, нужно ли тебе что-нибудь. Я был у Брентано и обнаружил ту же ситуацию, что и пять лет назад. Брат Светик во Франции, где находится с друзьями на юге. Мы надеемся скоро увидеть его в Нью-Йорке.

С самыми лучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам,

Твой сын

Юрий Р.

 

Я постепенно нахожу мои книги. Но это отнимает ужасно много времени.

 

32. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

10 июля 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Сегодня мы получили твою телеграмму о сильном сердечном приступе и очень из-за этого расстроились. Мы радуемся, что теперь тебе лучше и в Кулу стало прохладнее. Пожалуйста, пиши нам о себе и о том, что тебе нужно. Брат пишет из Парижа, что он почти выполнил все твои поручения. Тебе нужны книги о буддизме? Ты получила все книги, которые я послал тебе из Нью-Йорка? Я недавно послал тебе экземпляр «Звенигорода» Ремизова. Помню, ты говорила мне, чтобы я послал тебе эту книгу.

Мы ужасно заняты. Папа реорганизует Учреждения, и мы надеемся, что будет очень успешный год. Зина – крайне активный и ценнейший сотрудник. До сих пор она была организующей силой в Учреждениях. У нового Французского Комитета [1] огромные возможности. Скоро будет учрежден Лондонский Комитет [2] с некоторыми очень важными людьми. Ты знаешь, что Музей Рериха становится центральным учреждением, а все остальные – его отделениями.

Я только что закончил писать программу для научного института, и в будущую среду мы с Папой пойдем на встречу с очень важным и состоятельным человеком. Он недавно заходил к Папе, и, кажется, глубоко заинтересован исследовательской работой. Я пытаюсь организовать что-то с Фикинсом. Многое было запущено, и в результате почти все надо переделывать заново. Я не против работы, если лекции будут иметь существенный финансовый успех. Помимо лекционного тура я веду переговоры о возможности чтения курса на темы Востока в нескольких крупнейших университетах восточных штатов. Если все состоится, я буду очень занят этой зимой. Моя книга хорошо продвигается, и я уже планирую дальнейшие тома.

Пожалуйста, напиши нам о результатах осмотра для электростанции. Как сад? Ты продаешь много фруктов? Надеюсь, что бумажные жучки не причиняют слишком большого вреда моим книгам и что Людмила опрыскивает их «Флитом».

Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания капитану Банону. Я посылаю все мои лучшие мысли всем Вам в Hall Estate. Вскоре я надеюсь получить письмо от Вольдемара на индустани.

Я еду в Нью-Хейвен 12 июля, чтобы установить связи.

С любовью и преданностью,

Твой сын

Юрий Р.

 

Пожалуйста, пошли каких-нибудь вырезок из англо-индийской печати. Я сейчас заполняю Тибетскую библиотеку в главном здании Музея.


[1] Речь идет о Европейском Центре Музея Николая Рериха в Нью-Йорке (основанном в 1929 г. в Париже) и Французском обществе Друзей Музея Николая Рериха.

[2] Британское рериховское Общество, основанное в 1930 г. Президент Перси Сач.

 

33. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

24 июля 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Получили твои письма с вложенными копиями с писем из Манди. Мы были крайне удивлены. В случае, если будут необходимы наши действия отсюда, пожалуйста, дай нам знать.

Мы все в трудах и пытаемся проторить путь для всех осенних мероприятий [1]. Папа очень много работает, но чувствует себя хорошо. Я просил мисс Фр[ансис] Грант послать Вам копии всех газетных вырезок. Некоторые очень забавны. Мы только что вернулись из Вудсхолла, где проводили время с семьей Крейн. Вся семья очень дружелюбна. Г-жа Крейн выглядит хорошо, но должна лежать в постели – недавно она упала и ушибла ногу. Она посылает Вам большой привет. Джон женится на итальянской девушке. Видели полковника и г-жу Бейли и очень по-дружески беседовали с ними. Сегодня я собираюсь с ними ужинать. На будущей неделе они придут посмотреть папины картины, посвященные Тибету.

Видел моего старого друга – Малькольма Вогана. Он крайне дружелюбен, и я вполне понимаю, в чем заключалась проблема. Он очень восхищается Папой.

Только что закончил три статьи для «Christian Science Monitor». Они платят по 40 долларов за каждую статью. Неплохо. Моя книга продвигается хорошо. Продолжаю переговоры с издателями. Издательство Оксфордского университета очень заинтересовалось, и скоро у меня состоится встреча с одним из редакторов.

Много времени потрачено на встречи с различными людьми, но все говорят, что это путь к успеху. Я вполне понимаю, что в этом есть доля правды, но я отвык от светской жизни. Через несколько дней мы снова поедем в Вашингтон, и я проведу несколько дней с Пеллом.

Наш дорогой Брат в Швейцарии со своими друзьями и доктором Георгием Шклявером.

Фикинс все тянет с лекциями, и я не знаю, как обернется дело в этом отношении. Ошибки были допущены в самом начале.

Насколько я помню, Натху было заплачено за кули в Кулу и в Патанкоте. В Бомбее он получил свою плату, билет и деньги на питание. Пожалуйста, попроси его представить подробный счет на все его расходы.

Я рад, что о моих книгах так хорошо заботятся. Будь добра, попроси девочек смазать маслом мои столярные инструменты. Пожалуйста, напиши мне о твоей жизни и о делах в Hall Estate. Как там с урожаем фруктов? Наблюдает ли Вольдемар за работами в имении? Вам нужны семена? Как там жара и дожди? Меня очень заинтересовала история кап[итана] Банона насчет садху [2]. С большой любовью и пожеланиями всем Вам,

Твой сын

Юрий Рерих


[1] Имеется в виду торжественное открытие нью-йоркского Музея Николая Рериха в новом высотном здании.

[2] «Садху – святой человек, духовный учитель, теперь же наименование каждого бродячего монаха и паломника» (из письма Е.И. Рерих от 8 августа 1934 г.).

 

34. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

5 августа 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Из наших телеграмм ты уже знаешь, что мы делаем все возможное, чтобы преодолеть эту трудность [1]. Государственный Департамент [2] обещал помощь, и мы надеемся вскоре что-нибудь от них услышать. Я уверен в окончательном успехе. Провел четыре дня в Вашингтоне с Робертом Пеллом, преданным другом. Завязал несколько важных контактов. Журнал «National Geographic» предложил мне написать статью за гонорар в 500 долларов. Неплохо. Также они заинтересованы в лекции, которую надо прочесть осенью. Лекционный тур хорошо вырисовывается, и похоже, я буду очень занят. Издательство Оксфордского университета, возможно, возьмется за издание моей книги. Делаю все возможное, чтобы закончить рукопись к концу этого месяца. К сожалению, мне очень часто приходится быть в разъездах, с кем-то встречаться и устанавливать связи для Учреждений и для меня самого. Я, возможно, буду регулярно писать статьи для журналов и газет. Это может принести неплохой доход. У меня есть знаки, что наступающая зима будет очень успешной. Мне очень везет с друзьями, которые все горят желанием помочь и делают все, что могут, чтобы установить полезные связи. 15 августа Учреждения начнут переезжать в М[астер]-И[нститут]. 1 августа мы осветили верхушку здания; ночью оно выглядит очень внушительно – огромная темная масса со светящейся короной. Мы были так счастливы получить твои чудесные моментальные снимки. Пожалуйста, пошли нам еще несколько фотографий всех Вас. Ты получила «Жизнь Будды» Ашвагоши и все остальные книги? Я послал несколько легких книг для девочек. Пожалуйста, спроси Вольдемара, по какой причине он молчит. Я написал ему письмо из Парижа и из Нью-Йорка, но до сих пор не получил ответа. Получила ли О[яна] мое письмо? Я написал капитану Банону, надеюсь, он все тот же дружелюбный человек. Получили письма от Брата. Он приедет в начале сентября. Он сейчас с Жоржем и его друзьями в Швейцарии. Я не тороплю его с возвращением, поскольку знаю, что горный климат пойдет ему только на пользу.

Папа очень занят, но хорошо держится, а мы все видим, что ему не стоило бы засиживаться допоздна. Дела заканчиваются около одиннадцати вечера. Ориола чувствует себя намного лучше. Она излишне возбудимая, и ей необходима спокойная обстановка. Я не видел детей довольно давно, поскольку завален работой.

Истман занимается полками для Тибетской библиотеки, и надеюсь, что нам удастся сделать их хорошо. У тебя, возможно, очень беспокойное время, и мы себя чувствуем очень плохо, но нечто подобное должно было случиться. Как там г-н Фильбус? Я помню, как он говорил, что препятствий со стороны закона не было. Если необходимо, мы предпримем сильные шаги. Надеюсь, что все случившееся не повлияло на твое сердце. Мне жаль, что тебе приходится переживать такие трудности.

Пожалуйста, напиши мне о всех твоих нуждах. Тебе нужны свежие семена для огорода? Книги о буддизме? Учебники для девочек? Лекарства? Зимние вещи? Я буду только рад позаботиться о всех твоих потребностях.

Как монсун? Становится ли в Кулу прохладней? Жара в Нью-Йорке все такая же. В Вашингтоне было 102,4 по Фаренгейту.

Мы видели полковника Ф.М.Бейли и его жену. Папа подарил им картину. Они отплывают на «Беренгарии» 7 августа.

Пожалуйста, передай привет от меня всем в Hall Estate. С большой любовью и преданностью ко всем Вам,

Твой сын

Юрий Рерих


[1] Речь идет об отказе Великобритании выдать Н.К. и Ю.Н. Рерихам визы на въезд в Индию.

[2] Министерство иностранных дел США.

 

35. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

14 августа 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

На этой неделе мы не получали писем ни от тебя, ни от Эстер. Получил книгу о Кундалини Йоге, за которую очень благодарен. Я все время думаю о возможности плодотворного исследования в этом направлении. Я занят организацией наших научных планов на будущее и уже установил несколько важных связей. Похоже, что у нас будет достаточный успех. Не люблю говорить о чем-либо, пока это не приняло определенной формы, но будущие возможности выглядят многообещающими.

Здание близится к завершению, и 65% его уже сдано. Тибетская библиотека для Канджура и Танджура [1] будет готова через несколько дней, завтра мы начинаем ее красить. Истман делает работу под моим руководством.

Государственный Департамент известил нас, что они попросили Генерального консула Соединенных Штатов сделать официальный запрос о причинах отказа в разрешении. Также мы обратились к Британскому посольству, и они обещали навести справки и сообщить нам. Мы получили очень дружественное письмо от г-на Фрейзера, и Папа написал ему о трудностях с регистрацией.

Папа хорошо выглядит и нашел значительное число новых сотрудников.

Воган сказал мне, что многие люди осознают значение папиной работы. Теперь Музей – государственное учреждение и заметный памятник в Нью-Йорке.

Надеюсь закончить рукопись моей книги об экспедиции к концу будущей недели. Я мог бы сделать это намного быстрее, но всегда появляется еще какая-то работа.

Пожалуйста, напиши нам о твоем здоровье и жизни. Как там жара? Урожай успешный? Вольдемар написал мне о лошадях и собаках. Я рад услышать, что Баракмар оказался удачным [приобретением]. Надеюсь, медведи и леопарды не беспокоят Вас больше. Пожалуйста, напиши мне о твоих нуждах, и я буду очень рад сделать все возможное. Ты получила «Бодхичарьяватару» Ашвагоши, которую я послал тебе совсем недавно? Очень рад, что Людмила и Рая хорошо заботятся о моих книгах. Я до сих пор не могу найти здесь мои книги. Все говорят, что они на складе. Надеюсь получить их обратно через пару недель и пошлю тебе «Астрономию» Игнатьева и несколько моих старых учебников для девочек.

Прилагаю единственный портрет друга работы Брата Светика. Ты, конечно же, оценишь его. Он нисколько не изменился. Надеемся, что Светик скоро будет с нами. Он очень старается обустроиться.

Со всей любовью и преданностью ко всем Вам,

Твой сын

Юрий Р.

 

P.S. Получила ли Эстер мое письмо?

Негативы наших фотографий вчера, наконец, нашлись, после почти шести недель поисков. Винить некого, кроме «папок».


[1] Собрание священных текстов буддистов.

 

36. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

26 августа 1929 г.
Нью-Йорк Сити

Родная моя Мамочка!

Мы были очень счастливы получить письмо Сестры Эстер и узнать, что теперь тебе немного лучше. Надеемся, что волна дикой жары окончательно отступила и теперь у тебя будет несколько недель прохладной погоды сезона дождей. Пожалуйста, напиши нам о своей жизни и о делах Hall Estate.

Брат приезжает в четверг, и мы так рады, что он будет с нами. Он очень нужен нам для Музея. Мастер-Институт переехал сегодня в новое здание, а остальные Учреждения переедут в течение двух недель. Арендаторы начинают занимать жилые этажи, а Холл хорошо ведет работу по сдаче внаем. Мы уже сдали более 73%! Говорят, что это беспрецедентный случай.

У «Урусвати» хорошие возможности, и я попытаюсь сделать все возможное, чтобы обеспечить финансирование. Доктор Б.Е.Рид из Фонда Рокфеллера в Пекине вошел в состав наших Почетных Советников. Он обещал помогать нашему начинанию и послать для нашей Библиотеки все книги и брошюры, выпущенные Медицинским колледжем в Пекине. Он сам проводит большую работу с китайскими целебными растениями, и его опытные советы будут для нас бесценны. К концу следующей недели будет готов мой кабинет в здании и начнется настоящая работа.

Моя книга почти закончена, и рукопись сейчас перепечатывается. Надеюсь скоро отдать ее издателю. Общество «National Geographic» в Вашингтоне предложило мне прочесть у них лекцию. Они хорошо платят. По завершении моей книги попробую написать несколько статей для разных журналов, чтобы заработать немного денег. Расходов много, хоть я и пытаюсь изо всех сил их сократить. Мне трудно получить внештатную работу. Все должности, которые до сих пор предлагали, были постоянными, и мне приходилось отказываться.

Я провел несколько дней у Крейнов. Вся семья весьма гостеприимна, и г-жа Крейн очень дружески к тебе расположена. Посылаю тебе ее письмо в отдельном конверте и книжечку о жизни Христа, которую она попросила меня отправить тебе. Она приняла католическую веру.

Сегодня мы с Папой ездили в Чураевку к Гребенщикову. Он очень хороший человек! Мы провели с ним замечательный день. Его жена – по-настоящему добрая душа и очень духовна. Он посылает несколько своих книг в библиотеку «Урусвати». Сказал, что очень счастлив это сделать, и добавил: «Пусть Людмила и Рая их прочтут!» Пожалуйста, попроси Вольдемара написать мне, все ли книги ты получила.

Я был рад получить фотографию моей лошади, за ней, по-видимому, хорошо ухаживают. Может ли Вольдемар послать мне фотографию моей комнаты? И еще хорошую фотографию большого дома.

Приближается много новых людей, но очень мало молодежи. Одна дама из числа жильцов предложила 17 октября предоставить нам самолет, чтобы сбросить на здание цветы. В день открытия у нас будет очень интересная музыкальная программа и ожидается ужасная толпа народу. С большой любовью и наилучшими думами о всех Вас,

Твой сын

Юрий Р.

 

Радна проводит замечательную работу в Институте.

Привет капитану Х.Банону!

Жду – не дождусь того дня, когда вернусь в Наггар!

 

37. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

4 сентября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Светик приехал в прошлый четверг, и мы все радовались, что он снова с нами. Он выглядит намного лучше, и его длительное пребывание в Швейцарии очень пошло ему на пользу. Сейчас он временно живет в «Ritz Tower». Мы надеемся, что удастся переехать в наши квартиры где-то 15 сентября. Папа и Брат будут жить на 23 этаже, а я на последнем. Жильцы уже въезжают, и тут у нас ежедневно от пятнадцати до двадцати семей завозят мебель и утварь. Спешка жуткая. Отель, кажется, имеет очень большой успех. На первом этаже – красивые окна-витражи. Ученики начинают записываться в Мастер-Институт. «Corona Mundi» также начинает свою деятельность. У «Урусвати» – отдельный офис на учебном этаже. Мы только что вернулись из Вашингтона. Государственный Департамент послал еще одну телеграмму консулу Фрейзеру, и мы надеемся, что вопрос прояснится. У меня была очень интересная беседа с Институтом Карнеги, и, думаю, мы можем надеяться на плодотворное сотрудничество. Они предложили пополнить нашу библиотеку и участвовать в нашей научной деятельности. Мне предложили написать статью для «National Geographic» за 500 долларов и прочесть лекцию в том же Обществе за 300 долларов. Неплохо! Лекционный тур начинает принимать реальное очертание, и у меня есть несколько возможностей напечатать статьи. Сейчас я всецело занят копированием моей книги для издательства. Над книгой работает стенографистка, но даже так это занимает ужасно много времени.

Последние четыре дня в Нью-Йорке была страшная жара. Ртуть поднималась до 94 и 95, и газеты сообщают, что жара еще постоит.

Мы были очень рады получить письмо от Вольдемара с планом и подробностями электропроводки. Также мы оценили два моментальных снимка яблок из Кулу.

Пожалуйста, пошли нам еще фотографий о своей жизни и жизни всех Вас, если возможно. «Бодхичарьяватара» Ашвагоши (Священные книги Востока) была послана тебе давно, и я надеюсь, что ты ее теперь уже получила. Пожалуйста, напиши мне, что тебе нужно, я всегда рад помочь.

Я был счастлив услышать, что девочки хорошо заботятся о моих книгах и борются с жучками. Получила ли Эстер мое письмо? Как там капитан Банон? Надеюсь, что прачечная имеет успех. Как жара? У Вас там достаточно дождей? Тебе нужны семена для огорода?

С наилучшими пожеланиями и с большой любовью ко всем Вам,

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

38. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

12 сентября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Твое письмо доставило нам большую радость. Каждый снял с него копию, и твои прекрасные мысли о космическом значении учения Будды принесли нам новое понимание. Я всегда чувствовал, что есть нечто большее в понятии Танха [1], чем это принято считать теми, кто изучает эту доктрину на Западе. Я молюсь, чтобы поскорее вернуться в Кулу и продолжить настоящую научную работу в тиши гор. Наступающий год в Нью-Йорке будет великим испытанием на прочность и способности.

Лекционный тур проходит неплохо, и в последние несколько дней Фикинс начал проявлять активность. Также я, возможно, прочту курс из десяти лекций о восточном искусстве в Мастер-Институте, и несколько учеников уже записались на этот курс.

Исследовательский институт сейчас устраивает свой офис, и мы надеемся начать работу примерно через две недели. В настоящее время у нас в конторе нет дверей и стены не вполне закончены.

Мы переезжаем в здание в понедельник 16 сент[ября]. Папа, возможно, проведет несколько дней с братом в «Ritz Tower», а я перееду в мою квартиру в понедельник.

Светик пригласил меня на обед с Кэтрин. Похоже, она очень к нему привязана. Папа, возможно, познакомится с ней через пару дней.

У нас в Нью-Йорке была ужасная жара, а сейчас стоят прохладные дождливые дни. Мы очень обрадовались, услышав, что у Вас в Кулу было 60 по Фаренгейту.

Я послал тебе Ветхий и Новый Завет на английском и «Евангелие Будды» Поля Каруса. Эстер пишет о «Притчах Будды», но, согласно последнему каталогу, такой книги не существует. Пожалуйста, напиши мне, где была опубликована эта книга.

Надеюсь, ты получила «Бодхичарьяватару» Ашвагоши.

Рад, что девочкам понравились книги, скоро пошлю им еще. Пожалуйста, скажи Вольдемару, что «World's Almanac» был послан очень давно заказной бандеролью. Ты получила фотографию на приеме у мэра и газетные вырезки? Насколько я знаю, все было Вам послано. Я отправлю тебе еще одну копию этой фотографии и попрошу мисс Грант послать тебе вырезки.

Я изучаю отчет Вольдемара касательно сада. Главному министру было послано письмо, в котором говорилось, что мы известим его по окончании нашего расследования.

Пожалуйста, передай мой привет всем в Hall Estate. Получила ли Эстер мои несколько писем, на которые у меня до сих пор нет ответа? Пожалуйста, поблагодари от меня девочек за хранение моих книг и других вещей в должном порядке.

С самыми наилучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам.

Твой преданный сын

Юрий Р.


[1] Танха (пали) – жажда жизни.

 

39. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

21 сентября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Мы были счастливы получить письма от Эстер и от Вольдемара. Надеюсь, боль оставила тебя и ты наслаждаешься приятной осенью в Кулу. Мы часто говорим о всех Вас и строим планы на будущее. Эстер просила меня что-нибудь написать о нашей личной жизни в Нью-Йорке. Профессор Рерих и брат временно живут в «Ritz Tower», пока отделываются их квартиры. Они займут весь 25 этаж. Мне пришлось спуститься, и теперь я живу на 20-м этаже. Мы все заняты организацией Учреждений. В последние дни мне приходится отдавать много времени и мыслей Тибетской библиотеке и Тибетской выставке, которая должна открыться 17 октября. Библиотека будет завершена на будущей неделе.

Нам пришлось поменять обои в Музее, они были очень неважные. Теперь у нас будут японские обои. То же самое надо сделать в холле Отеля. Отель заполнен более чем на 80%. Вчера в доме родился первый ребенок. 80% приносят доход примерно в 330 000 долларов.

Моя первая лекция состоится 24 октября в университетском клубе. Мы получили милое письмо от Премьер-министра г-на Макдоналда.

Пошлю тебе его фотокопию. Пока что новостей от г-на Фрейзера не было.

Исследовательский институт хорошо развивается. Фонд Карнеги согласился послать нам книги для нашей исследовательской библиотеки. Мы установим тесное научное сотрудничество.

Я получил со склада ящик с принадлежащими тебе книгами и пошлю тебе их список. Пожалуйста, напиши мне, какие книги послать тебе в Кулу. Среди них я нашел полное собрание сочинений Свами Вивекананды. Мои книги где-то в другом месте, но я надеюсь вернуть их. Среди моих книг в Кулу есть «Buddhist Legends» Берлингейма, три тома. Думаю, ты найдешь в них те легенды, которые тебя интересуют.

Пожалуйста, скажи Вольдемару, что я выполняю его просьбы. Я рад, что девочкам нравятся книги. Надеюсь, их учеба идет хорошо.

С большой любовью ко всем Вам,

Твой сын Ю.Р.

 

Я пишу Эстер отдельное письмо.

 

40. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

28 сентября 1929 г.
New York

Родной мой Масик!

Получили Ваши письма от 31 августа и радовались узнать о Вашей бодрой работе и настроении. За последние дни у нас многое произошло. Вы уже знаете из нашей телеграммы, что умерла Oriola. Девочка ушла тихо после припадка астмы в 5.30 утра. Louis и Nettie приняли этот удар с замечательным мужеством духа. Во время похорон Папа оставался с Nettie на квартире, и после разговора с Пасиком Nettie вышла как бы перерожденная. Miss Grant, которая зашла к ней, воскликнула в удивлении: «I came to see sadness, but found happiness!» [1] Большая победа духа!

Сейчас переживаем напряженное строительное время. Hotel функционирует уже четыре недели. В Музее пришлось переменить «бурлап» [2] на Japanese paper [3]. Сегодня начинаем вешать картины. Весь New York говорит о Roerich Museum, и начинают приходить люди. Вчера приходил человек от Mrs. Rockefeller. Очень интересовался учреждениями и предлагал устроить свидание. Подходит крупная возможность Итальянского культурного центра. Говорят, что сам Муссолини «is in favor of it» [4].

Работать приходится много. Только что закончил каталог для Тибетской выставки, которая также открывается 17 окт[ября]. Тибетская библиотека также заканчивается. «Урусвати» начинает получать в дар книги для библиотеки. Начну скоро их пересылать Вам. У Радны среди ее книг нашел английский перевод книги Блаватской «Из пещер и дебрей Индостана». Она утверждает, что у нее имеется также русский текст этой книги, которую она обещала переслать тебе. Мне помнится, ты интересовалась этой книгой.

В отдельном пакете посылаю Asvaghosha's «Awakening of Faith», список твоих книг, составленный Радной и в настоящее время находящийся у меня, а также нашу старую кулинарную книгу. Пусть Людмила Вам что-либо приготовит.

Радовался слышать о Вашем «зоологическом» саде. Мальчик Юрик уехал и оставил лошадок, собачек, пушки и прочие детские игрушки. Попроси Capt[ain] Banon начать собирать гербарий лекарственных растений, обозначая каждое растение его туземным названием, тибетским и индустани. Это будет началом коллекции.

Крепко Вас всех обнимаю,

Любящий

Ю.Р.

 

Надеюсь, скоро смогу вернуться.


[1] «Я думала, что увижу печаль, а увидела счастье» (англ.).

[2] Джутовая ткань (англ.).

[3] Японские обои (англ.).

[4] «За это» (англ.).

 

41. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

20 октября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Мы все обрадовались, получив две твоих прекрасных телеграммы к 17 октября. Это было поистине памятное событие! Огромная толпа людей заполнила здание. Как считает полиция, было 10 000 посетителей, и намного больше не смогли пройти в здание. Принимали прекрасно, и когда Папа огласил свое послание, публика встала. Профессор де Ла Прадель произнес прекрасную речь, а Президент Французской республики прислал дружественное послание по этому случаю. Пришли сотни телеграмм, одна даже от Правительства Персии. Англию представлял Толбот Манди, который произнес хорошую речь. Как ты знаешь, у него квартира в здании Музея. Майор Рапикаволи специально приехал из Рима и выступил с очень хорошим обращением. В течение последних трех дней Музей переполнен людьми, и сегодня у нас было 5000 посетителей. Тибетская выставка также привлекает значительное внимание. Папа чувствует себя хорошо, и мы уверены в успехе. Мой лекционный тур начнется 25 октября. Надеюсь завязать много полезных контактов, и это – единственное преимущество лекционного тура. Статьи дают большие финансовые возможности. Прилагаю пять моих публикаций в «Christian Science Monitor». Меня попросили написать статьи о восточном искусстве для раздела искусств «New York American». Медленно и постепенно я проложу себе путь в печать и обеспечу приличный доход, достаточный для моих личных нужд. Моя книга сейчас в издательстве Оксфордского университета, и надеюсь, что скоро ее опубликуют. Сейчас мы печатаем брошюру об исследовательском институте. Пожалуйста, напиши мне о твоей жизни в горах. Я по-прежнему ищу мои книги, которые посылал Владимир. Они остались на таможне, и теперь мне приходится нанимать людей, чтобы вернуть их. Пожалуйста, сообщи мне обо всем, что тебе нужно, и получила ли ты книги и фотографии, которые я послал тебе с почтой на прошлой неделе.

Пожалуйста, передай мой привет Эстер и Владимиру. Получил милое письмо от Банона. Через несколько дней пошлю еще книг для девочек. Нужна ли тебе «Жизнь и деятельность Свами Вивекананды»? Со всеми наилучшими пожеланиями и с большой любовью,

Твой преданный сын

Ю. Р.

 

42. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

28 октября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

С момента открытия Учреждений все приняло более определенный вид. У нас в Музее ежедневно более тысячи посетителей, и интерес необыкновенный. Г-жа Дейл согласилась на комнату в Музее, и возможно, что другие поступят так же. Надеюсь, что у Папы скоро будет немного времени и на себя.

Исследовательский Институт вырисовывается, и у меня было несколько интересных и плодотворных бесед с членами Фонда Рокфеллера. Надеюсь, мы сможем начать нашу научную работу будущей весной. Не могу выразить, как мне хотелось бы вернуться в Кулу и увидеть всех Вас. Мы часто говорим об этом с Папой и Братом. Надеюсь, что смогу скоро это сделать. Моя первая лекция в Университетском клубе в Миддлтауне, Коннектикут, была очень успешной, и люди были искренно заинтересованы. Следующая лекция – 5 ноября в Мичигане. Много интересных людей приблизились, и Папа держит тебя в курсе относительно всех новичков, так что мне ни к чему писать о них. Мне немного жаль, что не остается времени для научной работы. Статьи, которые я пишу, должны быть изложены настолько популярно, что я не получаю от этого никакого удовольствия.

Пожалуйста, попроси Владимира начать расследование о трех ящиках с книгами и одном ящике, в котором была шапка ламы, посланных им в Нью-Йорк. У местных таможенных властей нет никаких записей об этих ящиках, а мне было бы очень жаль их потерять.

Получила ли ты книги, которые я послал почтой на прошлой неделе? Мы все очень огорчились, узнав о болезни Раи. Надеюсь, она уже поправилась. Пожалуйста, попроси Владимира послать мне расчет, какое количество обоев необходимо для моей комнаты. Я собираюсь привезти с собой немного японских обоев. Рад, что за моей библиотекой хорошо смотрят. Получила ли Эстер мое письмо?

С большой любовью и наилучшими пожеланиями всем Вам,

Твой преданный сын

Ю.Р.

 

43. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

17 ноября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Твое письмо от 19.Х.29 принесло нам большую духовную радость. Оно было здесь очень нужно, и Папа, без сомнения, напишет тебе о всяких житейских недоразумениях. В конце концов, все мы – люди, и стараемся смотреть на вещи со своей точки зрения. Безличное – привилегия богов.

Две последние недели были довольно трудными из-за общего упадка на Бирже. Теперь, когда вмешалось Правительство, есть надежда, что ситуация быстро улучшится. Многие потеряли все свое состояние. События последних двух недель со всей силой показывают относительность мирового положения.

Мы изо всех сил боремся, чтобы открыть Институт, и я верю, что у нас есть хорошие шансы на успех, даже несмотря на тяжелые условия на Рынке. Я сейчас пишу письма в различные научные учреждения и фонды, чтобы заручиться их сотрудничеством.

Музей привлекает невиданное внимание, и каждое воскресенье в него приходят толпы. В будни также полно народа. Общество Музея Рериха проводит еженедельные лекции, которые очень хорошо посещаются.

Г-жа Херст посетила Музей и, говорят, пришла в большой восторг.

Прилагаю мою первую статью в «N[ew] Y[ork] American» о ранней китайской скульптуре. После публикации я пошлю тебе и другие мои статьи. Мой лекционный тур продолжается. Дорожные расходы ужасающие, и у меня будет совсем небольшая прибыль.

Папа слегка простужен последние два дня и сидит дома. Сегодня он чувствует себя лучше. Все требуют его времени, и я рад, что он может провести пару дней спокойно.

Пожалуйста, напиши нам о своей жизни. Большое спасибо Владимиру за его письмо и вложенные фотографии. Долина реки, в самом деле, очень красива, и, судя по Людмиле, Вы все выглядите великолепно. Размер китайских и индийских злаков впечатляющий. Получила ли ты список твоих книг, которые находятся здесь у меня? На этой неделе я пошлю тебе еще книг, которые могут быть тебе интересны.

Нетти начинает готовиться к путешествию. Я завидую ее возможности побывать в Кулу. Надеюсь, что мы сможем поступить так же. Я очень хочу рассказать тебе о моих впечатлениях в этом мире суматохи и конфликтов.

Пожалуйста, передай мою любовь всем в Hall Estate.

Твой преданный сын

Ю.Р.

 

44. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

24 ноября 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Твое письмо об Агни Йоге произвело огромное впечатление на всех нас. Я так хочу рассказать тебе обо всех моих впечатлениях и обсудить проблемы, которые предстают перед моим сознанием. После того как я провел столько лет под открытым небом, мне кажется, что я пришел из другого мира, и обычная атмосфера современного города с его почти убийственной индустриализацией – что-то совершенно инородное. Даже при том, что я встречаю довольно много дружественно настроенных людей, всегда имеется непреодолимая пропасть, созданная тем фоном, на котором развивалась человеческая личность.

Мы надеемся, что более прохладная погода в Кулу пойдет тебе на пользу и ты почувствуешь себя лучше. Кулу – наша обычная тема для разговоров, и мы завидуем Нетти, ее великой возможности.

Мы были очень рады получить добрые вести из Кулу и надеемся, что все недоразумения вскоре прояснятся.

Папа полностью оправился от своей простуды и сейчас живет в Доме на 25 этаже. Светик живет с ним.

Пожалуйста, напиши мне, что тебе нужно. Получила ли ты книги и фотографии, которые я тебе отправил? Посылаю с Нетти семена для твоего цветника и огорода, а также несколько книг по садоводству. Пожалуйста, напомни Владимиру послать мне размеры стен в моем кабинете и во всех других комнатах, где необходимо сменить обои.

Как Эстер? Получила ли она мое письмо, которое я послал на прошлой неделе? Как там девочки? Мы были рады узнать, что Владимир и Банон нашли красивое место повыше на склоне. Это будет замечательное летнее место. Понравилась ли Владимиру его жизнь в палатке?

Со всеми наилучшими пожеланиями и с большой любовью,

Твой сын Юрий Р.

 

45. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

2 декабря 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

В течение прошлой недели мы не получали от тебя писем и недоумеваем, что стало с ними. Надеюсь, ты чувствуешь себя лучше и климат Кулу будет тебе очень полезен.

Я был простужен последние три дня, но сегодня чувствую себя лучше. Погода неожиданно переменилась, и затем мне надо было два вечера подряд читать лекции, в результате я перетрудил горло.

Мы много работаем в Учреждениях. Нынешняя трудная финансовая ситуация в стране повлияла на всех [1]. Мы все надеемся, что в январе станет легче.

Г-н Крейн вернулся в Штаты и придет в Музей с важным человеком из Чикаго.

Святослав обустраивает свою квартиру, которая представляет собой настоящий музей древностей. У него действительно замечательная коллекция тибетской бронзы и несколько очень хороших тханок [2].

Папа чувствует себя хорошо, и сотрудники очень нуждаются в его присутствии. Нетти планирует свое путешествие. Пожалуйста, напиши или телеграфируй нам, что тебе нужно, и мы будем очень рады помочь тебе.

Получила ли ты мои предыдущие письма и вложенные вырезки моих статей? Тебе нужны еще книги? Какая была погода в Кулу в последние три месяца? Было жарче, чем в Дарджилинге? Как идет продажа фруктов? Ты довольна управляющим? Я собираюсь послать семян для сада.

Как Эстер? Как там девочки? Я написал Владимиру несколько дней назад, и надеюсь, что он получил письмо.

С наилучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам,

Твой сын

Ю.Р.


[1] Речь идет о Великой Депрессии – финансово-экономическом кризисе, поразившем США в 1929-1933 гг.

[2] Тибетские иконы на ткани.

 

46. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

8 декабря 1929 г.

Родная моя Мамочка!

Спешу отослать это письмо до моего отъезда в Кливленд, штат Огайо, и в Вашингтон. Я собираюсь читать лекции в Кливлендском университете, а также должен буду посетить и Вашингтон с полуофициальным визитом. Все идет хорошо, и несмотря на то, что финансовая ситуация остается достаточно острой, мы надеемся на лучшие времена в январе и феврале. Я слышал, что ситуация с регистрацией и разрешением проясняется и скоро мы сможем прийти к полному пониманию. Папа написал тебе о финансовом положении, и я не буду повторяться.

У меня было несколько совещаний с руководителями Колумбийского университета, и я ожидаю интересного развития. У нас будет большой успех, если мы будем продолжать действовать в правильном направлении.

Родная моя Мамочка, пожалуйста, напиши мне о твоей жизни в Кулу. Я искренне надеюсь, что смогу скоро к тебе присоединиться. Я так хотел бы рассказать тебе о том, что я испытал, но это трудно в письме. Твои письма всегда приходят вовремя, и мы ценим их мудрость. Я нахожу, что люди слишком эгоистичны и совсем не хотят жертвовать своими ничтожными разногласиями.

Надеюсь, что ты получила все книги и фотографии, которые я тебе послал. Твои письма всегда несколько запаздывают. Вместо того чтобы приходить каждую неделю в четверг, они часто приходят в понедельник. Рене Груссе опубликовал в Париже очень интересную книгу по истории буддизма: «Sur le traces du Bouddha». Я отправлю ее тебе. Книжный рынок здесь очень спокойный, а недавний крах на Бирже повлиял на покупательскую способность читателей.

Как Эстер? Как девочки и Владимир? С самыми наилучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам,

Твой преданный сын

Юрий Рерих

 

47. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

19 декабря 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Меня не было почти две недели, я читал лекции на Среднем Западе и заезжал в Вашингтон и Бостон. Лекции были очень успешны, и результаты бесед в Вашингтоне и Бостоне воистину вознаграждающие. Надеюсь, что скоро мы сможем начать созидательную работу, не будучи связаны по рукам. Друзья в Британском посольстве делают все возможное, чтобы повлиять на ситуацию, и у меня есть причины надеяться на успешный год.

Надеюсь, что теперь ты чувствуешь себя лучше и более прохладная погода в долине улучшит твое состояние. Эстер написала нам о перемене температуры, которая на тебя повлияла. Надеюсь, что скоро смогу увидеть тебя и обсудить много вопросов, которые просто невозможно изложить в письме.

Учреждения постоянно пробиваются сквозь туман теперешней финансовой ситуации в стране. Надеемся, что общая депрессия, которая во многих случаях имеет воображаемую природу, скоро закончится. Ждем письма с перечнем твоих нужд, и можешь быть уверена, что обо всем позаботятся. Ты слышала о регистрации? Мне говорят, что сложностей нет. Я ищу книги по буддизму, но похоже, что в этом году ничего важного не выходило, и книжный рынок довольно скучный.

Мне жаль, что я не увидел письма Владимира о медведе. Уверен, что скоро Вы начнете сажать собак на цепь.

Пожалуйста, передай мой привет всем друзьям. Как Эстер и Владимир? Как девочки? Судя по фотографиям, Вы все выглядите хорошо.

Со всеми наилучшими пожеланиями и большой любовью,

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

48. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

27 декабря 1929 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

На этой неделе у нас не было писем из Индии. Я очень беспокоился из-за недомогания, которое ты ощущала последние несколько недель. Без сомнения, более прохладные зимние месяцы помогут тебе. Я занимаюсь списком книг, который ты нам послала. Как ты, вероятно, знаешь, Нетти отложила свой отъезд до 1 марта. Музей имеет потрясающий успех, и мы надеемся, что наступающий год увидит новое развитие Учреждений. Это была трудная битва, но победа близка.

Моя личная жизнь и деятельность уже давно идут по наезженной колее. Я очень успешно посетил Бостон, и, возможно, мне придется поехать туда снова. Было установлено несколько важных связей с научными учреждениями. Немного утомительно встречаться с таким множеством людей, но мне говорят, что это единственный путь к успеху. Одно меня всегда поражает: как легко люди загораются энтузиазмом. Через несколько мгновений они почти готовы дойти до предела, но на следующий день интерес уже ушел. Поле приходится вспахивать снова.

Я разыскал много старых друзей, но едва ли обзавелся новыми, хотя и делал все возможное, чтобы найти новых людей. Возможно, они появятся.

Пожалуйста, напиши мне, что тебе нужно, поскольку я всегда буду рад это исполнить. Получили ли Эстер и Владимир мои письма? По замечаниям в их общих письмах, похоже, что нет.

Мне пришло письмо от капитана Банона, и очень скоро я ему напишу. Надеюсь, что в Hall Estate все в порядке. Как девочки? Успешно ли продвигается их учеба? Я пошлю им еще учебников.

С большой любовью и пожеланиями счастливого Нового Года,

Твой преданный сын

Юрии Рерих

 

49. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

[1929 г.]

Уважаемый г-н Хорш,

Мое настоящее письмо сопровождает полное собрание Священных книг Тибета, Канджур и Танджур, которые прошу Вас принять от меня в дар для Восточного отделения Библиотеки Музея.

Эта коллекция священных книг, насколько мне известно, будет первой подобной коллекцией в американских учреждениях и представляет немалую ценность для изучающих религиозные учения.

Также для меня будет большой радостью, если мои усилия послужат целям американской науки.

С глубочайшим уважением.

 

50. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

21 января 1930 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Мы только что получили твои письма с рассказом о Рождественских днях в долине Кулу. Это, наверное, было радостно, но мы огорчились, узнав, что ты чувствовала себя неважно и что Эстер и Влад[имир] простудились, последний подхватил что-то похожее, по написанию, на «ревматизм». К сожалению, мы в Нью-Йорке не можем похвастаться Рождественской зимой. Только последние два дня было морозно, все остальное время у нас были туманы и дожди и сравнительно унылая и мягкая погода. Исход дела Калидас, действительно, более чем странный. Рады, что наши груши Сен-Жермен пользовались успехом на сельскохозяйственной выставке в Лахоре.

Нетти начинает готовиться к путешествию, и я очень завидую ее возможности. К моему сожалению, мне придется ждать, пока сможет поехать Папа. Я готовлю нашу поездку в Лондон, и Жорж пишет из Парижа, что тамошние власти планируют ряд церемоний в честь Папы. На следующей неделе я еду в Филадельфию побыть с друзьями и посмотреть, что можно сделать для Института. Надеюсь, что поездка будет успешной. Так много хочется сказать тебе, но надо ждать до моего возвращения.

Профессор Ростовцев предложил мне написать совместно с ним статью о древних эпических сценах на сибирском золоте. Я согласился и послал ему мою трактовку некоторых сцен. Он нашел ее ценной и сейчас публикует ее под моим именем как приложение к своей статье. Это для меня хорошая реклама, поскольку у Ростовцева достаточно солидная репутация в научных кругах. У меня остается очень мало времени на мои личные научные занятия, поскольку жизнь в Нью-Йорке очень суматошная. Надеюсь хорошо поработать после возвращения. Пока же рассылаю книги почтой. Я недавно послал тебе «Ключ к Теософии» и два выпуска «Studies in Occultism». Книги большего размера я пошлю с Нетти. Также я отправил несколько моих личных книг, которые надо поместить в мою библиотеку. Пожалуйста, попроси Людмилу поставить их в книжные шкафы и обязательно написать мне по их получении. Ты что-нибудь слышала насчет разрешения? Мне говорят, что все идет хорошо. В общем, увидим. Пожалуйста, пошли мне список книг, которые требуются тебе для занятий. С удовольствием помогу найти их. А также и другое, что тебе нужно. Я знаю, что Зина и Нетти привезут тебе кое-какие вещи (точнее, это Зина посылает их через Нетти).

Очень огорчился, что бедняга Баракмар умер. Что с ним было? Надеюсь, что остальные члены собачьего семейства в добром здравии.

Нам очень понравились твои рисунки с медведем и с Владимиром, укрощающим горного козла. Леопард еще бродит в округе? Теперь у него уже должен быть хороший мех.

Пожалуйста, пиши нам, мы всегда счастливы получать от тебя хорошие новости.

С самыми наилучшими пожеланиями и большой любовью от всех нас,

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

51. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

15 февраля 1930 г.
New York

Родная моя Мамочка,

Пользуюсь отъездом Порумы, чтобы написать обстоятельное письмо. По многим причинам приходилось писать лишь краткие весточки. Весьма часто ощущалась необходимость более полного изложения событий как внешней, так и духовной жизни. За последнюю зиму произошла значительная кристаллизация в моем мировоззрении, и твое последнее письмо о суровости к самому себе и о воздержании от обсуждения близких прозвучало совершенно особенно. Именно об этом я постоянно говорю. Часто меня упрекают в излишнем милитаризме и редко понимают, что эта воинственность духа, которая часто меня захлебывает [1], есть не что иное, как внешнее выражение боевой готовности смело смотреть в глаза событиям. Часто вижу себя во снах идущим в далекий поход, при этом всегда вижу тебя, стоящей на холме в отдалении. В одном из последних снов видел как бы занесенную снегом холмистую долину и идущую по ней колонну войск. В конце сна помню человека с темной бородой, который учил меня петь песнь. Интересно отметить, что проснулся я, напевая слова совершенно незнакомой песни. Не знаю, относится ли это к действительному походу или только символическое отражение состояния духа. Так хотелось бы испытать себя на деле.

Постараюсь изложить события своего пребывания здесь по порядку:

1. О лекциях я уже писал. Feakins был необычайно медлителен, так что вместо 30 обещанных лекций, я имел только 16, хотя успех был большой. На своей последней лекции в Philadelphia имел audience [2] в 1000 человек. Прилагаю заметки в местной газете. К сожалению, при подписании contract'a [3] не условились о плате за разъезды. Вопреки существующим правилам турне, мне приходится все платить самому. В результате терплю убыток. О подробностях расскажу лично.

2. Книга моя сейчас в Yale University Press [4] Ввиду размера книги (около 600 стр.) Yale Press старается получить сумму на издание книги от Университета. Если все пройдет благополучно, надеемся выпустить ее в августе.

3. Сейчас работаю над финансовой campaign [5] для Института в размере $100.000. Завтра решающий день. Nettie изложит тебе подробности campaign. Всеми силами стараюсь двинуть Институт. Интерес большой, но деньги туго даются. Была указана Philadelphia, и действительно этот город необычайно отозвался. Кроме четырех лекций в городе (небывалое число для одного города) я приобрел много друзей, которых часто посещаю. Все они милые люди и трогательно стараются услужить. Хотелось бы спросить твое мнение о них всех. Быть может, некоторые были тебе указаны. Вот краткий список имен некоторых из них: Mrs. Thayer, McCall, Alfred Collins, Helen Glenn, Mr. White, Appleton, Wheeler. Из них Mrs. Thayer была указана, и действительно деятельно помогает. Я уже писал тебе, что Archaeological Institute [6] заключил с нами договор о производстве раскопок. Через своих друзей надеюсь достигнуть результатов, ибо здесь «social contact» [7] единственная возможность успешной работы. Nettie расскажет тебе о созданных связях, а также о прекрасной работе и помощи моего старого друга Robert Pell'a. Итак, бьемся на всех направлениях. Мечтаю вернуться в Кулу и немного отдохнуть от напряженной работы. Пасик чувствует себя хорошо, и мы старательно его оберегаем. Светка действует, и вообще живем мирно.

Шлю сердечный мой привет Ояне, Влад[имиру] Ан[атольевичу], Людмиле и Рае. Буду рад всех снова увидать.

Посылаем с Nettie ряд вещей, остальные привезем сами. Выезжаем 4 апреля и 2 мая покидаем Италию на Бомбей. Придется остановиться в Лондоне для налаживания обстоятельств.

Итак, до скорого свидания.

Крепко обнимаю,

Твой сын

Ю. Р.

 

Рады за возможности Nettie. Так важно осознать размер работы и что каждое расширение есть не лишнее бремя, а новая ступень развития.


[1] Так в тексте.

[2] Аудиторию (англ.).

[3] Контракта (англ.).

[4] Издательство Йельского университета (англ.). Речь идет о книге «Trails to Inmost Asia».

[5] Кампанией (англ.).

[6] Археологический институт (англ.).

[7] «Общественные связи» (англ.).

 

52. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

28 февраля 1930 г.
New York
Лично

Родная моя Мамочка,

Грустно мне было читать, что письма мои являются лаконическими, но так уж сложились обстоятельства. О многом могу говорить только устно, и я надеюсь, что письмо, которое тебе передаст Nettie, осветит тебе положение. Теперь как-то особенно трудно говорить о себе, так велик натиск крутом. Часто пытаюсь описать, вернее, дать самому себе отчет о происходящем внутри себя. Но каждый раз рву написанное, ибо написанное слово звучит как-то чуждо и расстояние меняет оттенок выражения. Поэтому старался излагать только факты. Суммируя переживания за последний год, констатирую особую напряженность, а также ожидание чего-то большего, как бы надвигающегося шквала. Трудно сказать, есть ли это сознание наступающих событий, или это порождение волнующегося духа. Самоочевидно, что об этом состоянии не приходится говорить, ибо как-то ясно, что столь обособленно от людей близких. Знаю, что все написанное чрезвычайно туманно, но, повторяю, не умею анализировать самого себя. А именно в этом анализе нужна особая честность.

Надеюсь, что временное возгорание центров уже прошло. Вижу, как сугубо нужно быть осторожным.

Внешняя работа продолжается весьма интенсивно. Финансовый «drive» [1], который сейчас начинается, занимает много времени, и я редко имею свободный вечер для своих занятий или писаний писем. Хотелось бы в Кулу иметь хотя бы два месяца свободных, чтобы подогнать свои занятия. В апреле выходит моя статья в «Revue des Arts Asiatiques». Перевод мой «Жизнеописания Цзонкапы» пропал в Библиотеке Музея.

Вопрос с книгой моей еще выясняется. Быть может, придется печатать в Лондоне, где интерес значительнее. Только что провел два дня в Вашингтоне. State Department [2] послал дополнительные телеграммы в Индию и Лондон. Обещают успех в registration [3].

Шлю сердечный привет Ояне, Влад[имиру] Ан[атольевичу], Людмиле и Рае.

Крепко обнимаю,

Ю. Р.


[1] Гонка, спешка (англ.).

[2] Государственный департамент (Министерство иностранных дел) США (англ.).

[3] Регистрации (англ.).

 

53. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

12 марта 1930 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

Еще три письма из Нью-Йорка, и мы уже будем плыть в Европу и в Индию. Трудно поверить, что уже через два месяца мы будем приближаться к Адену по пути к Бомбею. Надеюсь, что теперь ты чувствуешь себя лучше и бережешь себя, много отдыхаешь. Я переживаю очень лихорадочный период, потому что Кампания идет полным ходом. Нетти расскажет тебе о подробностях поездки. Надеюсь, у нас будет успех, хотя результаты, возможно, будут достигнуты в последний момент. Завтра я поеду в Нью-Бедфорд с последней лекцией моего тура, а затем – в Бостон, чтобы повидать людей, связанных с нашей Кампанией. Прилагаю вырезку насчет одной из моих лекций об экспедиции. Остальные вырезки привезу сам.

Мы часто говорим о Кулу, а Святослав получил сегодня посылку с кедровым маслом и другими медицинскими препаратами. Я посылаю тебе почтой немного семян для твоего огорода и цветника. Было трудно найти хорошие книги по садоводству. Многие из них очень специфичны и потому мало пригодны. Тем не менее я привезу несколько книг о выращивании фруктов. Надеюсь, ты получила все книги, которые я тебе послал заказной почтой. Это письмо придет к тебе уже после приезда Нетти, и к тому времени ты уже будешь прекрасно осведомлена о нашей деятельности в прошлую зиму.

Не знаешь ли ты, продолжает ли капитан Банон искать хорошую сильную лошадь, о чем я его просил перед своим отъездом? Будущим летом нам, возможно, потребуется еще одна дополнительная лошадь, чтобы заменить белую, которая, должно быть, теперь уже полный инвалид. Пожалуйста, передай от меня привет Нетти, Эстер, Влад[имиру] (который молчит много недель) и девочкам.

С большой любовью,

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

54. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

24 марта 1930 г.
Нью-Йорк

Родная моя Мамочка!

На прошлой неделе у меня не было возможности сесть и написать тебе письмо. Дела шли настолько быстро, что у меня едва хватало времени, чтобы сидеть за письменным столом и отвечать на корреспонденцию. Очень скоро Нетти будет с тобой, и ты сможешь узнать о нашей деятельности. Я полагаю, что мне удалось собрать группу друзей, которые будут следить за финансовыми нуждами нашей исследовательской работы. Возможности носятся в воздухе, и я надеюсь, что удастся встретить преданных, знающих свое дело сотрудников.

Я счастлив сообщить тебе, что моя книга была принята издательством Йельского университета и сейчас находится в печати. Было трудно пристроить эту книгу из-за больших на нее расходов (600 страниц, около двухсот фотографий и карт). Я с нетерпением жду возвращения и работы в долине. Как было бы хорошо опять увидеть всех Вас! Я отправил четыре коробки книг, принадлежащих «Урусвати», и надеюсь, что они прибудут в хорошем состоянии. Пожалуйста, найди вложенную фотографию гробницы св[ятого] Сергия. Один из его Монастырей был недавно взорван. Что за вандалы! Надеюсь, что ты получила все книги, которые я послал. Среди них есть несколько по садоводству. Посылаю счет-фактуру на отправленные тебе семена. Некоторые из моих друзей посылают еще семена редких цветов для твоего сада. Пожалуйста, передавай мой наилучший привет Нетти, Эстер, Влад[имиру] и девочкам.

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

Огорчился, узнав, что в собачьем семействе прибавилось четыре новых члена. Тем не менее все они будут полезны.

 

55. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

17 мая 1930 г.
Лондон

Родная моя Мамочка!

Сегодня ровно год, как мы уехали из Кулу. К тому времени, как ты получишь это письмо, наш ботаник [1] уже будет с тобой. Мы все еще в неведении относительно наших виз. Делаем все возможное, и друзья энергично помогают, чтобы устранить препятствия. Мы не ожидали этих трудностей, а весь вопрос оказался крайне запутанным. Послали телеграмму Вице-королю, но до сих пор из Симлы не было ответа. Пожалуйста, будь уверена, что мы делаем все, чтобы добиться благоприятного решения. Уже сейчас задержка вызвала значительные денежные потери, и нам сообщают из Нью-Йорка, что ситуация породила широко распространившееся чувство замешательства. Государственный Департамент сейчас посылает второй запрос по нашему делу.

Святослав еще в Нью-Йорке. Работа в США растет необычайно, и у нас есть хорошие новости от Франсис. Пожалуйста, дай мне знать, получила ли ты четыре ящика с книгами, принадлежащими Исследовательскому институту, а также несколько ящиков с садовым инвентарем, посланные через «Hudson Shipping Co». Все принадлежащие Институту книги должны быть помещены в «Аркадию».

Мы очень обеспокоены телеграммами относительно твоего здоровья. Надеемся, что волнение, вызванное нашей неожиданной задержкой, не повлияет на твое состояние. Так важно оставаться спокойной в летнюю жару. Достаточно ли ты обеспечена лекарствами? Мы недавно видели сэра Джагадиса и леди Бос, которые сейчас в Лондоне. Рабиндранат Тагор тоже здесь, читает лекции на религиозные темы.

Действительно, очень жаль, что наша задержка произошла в самый последний момент. Если бы это случилось на четыре месяца раньше или прошлым летом, когда мы послали наше первое письмо сэру Эсме Говарду (26 июля 1929 г.), все было бы по-другому.

Пожалуйста, передай мой, самый горячий привет Нетти и Эстер. У нас хорошие новости от Флавия. Как там Влад[имир] и девочки? Мы очень хотим всех Вас увидеть.

Жорж передает Вам свой привет.

Со всеми наилучшими пожеланиями и в надежде воссоединиться с тобой в ближайшем будущем,

Твой преданный сын

Юрий Р.


[1] Кельц Вальтер.

 

56. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

24 мая 1930 г.
Лондон

Родная моя Мамочка!

Мы все еще в подвешенном состоянии с нашими визами. Говорят, что задержка связана с теперешней ситуацией в стране. Какие бы ни были причины, они появились достаточно внезапно. Очевидно, что нам придется опять подавать прошения. Дело вызвало большой интерес в Соединенных Штатах, и много важных персон телеграфировали в Лондон, прося официальные круги ускорить это дело. Мы очень озабочены твоим состоянием и надеемся, что этот нервный период не повлияет на твое состояние здоровья. Пожалуйста, будь уверена, что мы делаем все возможное, чтобы победить. Когда ты получишь это письмо, наш ботаник уже будет с тобой. Французский посол, который снова оказал свою дружескую поддержку, не получил ответа от властей. Мы дадим тебе знать, как только сможем добиться решения. Надеюсь, что все наши прошлые письма дошли, и ты понимаешь обстоятельства.

Эта задержка крайне утомительна, и мы ждем помощи. Государственный Департамент телеграфировал в здешнее Посольство, чтобы оно еще раз вмешалось. У нас хорошие новости из Нью-Йорка, и, без сомнения, ты хорошо осведомлена обо всей многосторонней деятельности Музея. Работа в Европе также продвигается удовлетворительно, и были установлены новые важные связи с французскими научными учреждениями.

Завидую великой возможности Нетти находиться все это время рядом с Вами.

Я пишу отдельное письмо Влад[имиру] с указаниями относительно ближайшей работы в Институте. Ботаник должен начать свою работу немедленно, чтобы не потерять драгоценного времени.

Жорж передает огромный привет. Пожалуйста, передай мой сердечный привет Нетти, Эстер, Влад[имиру] и девочкам.

С большой любовью и преданностью,

Твой сын

Юрий Р.

 

57. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

10 июня 1930 г.
Париж

Родная моя Мамочка!

Наша злополучная задержка очень нас расстраивает. Простой вопрос с визами приобрел необычный вид. Пожалуйста, будь уверена, что мы будем продолжать переговоры и надеемся получить какие-то результаты через две или три недели. Этот случай позволил нам приобрести новых друзей, и мы уверены, что скоро сможем воссоединиться со всеми Вами. Надеемся, что летняя жара в Кулу не настолько сильна, как в прошлом году, и ты чувствуешь себя комфортно. Пожалуйста, напиши о своем здоровье. Мы с таким нетерпением ждем от тебя вестей.

На прошлой неделе мы приехали в Париж. Наши французские друзья очень внимательны. Президент Республики примет Папу и меня в будущую пятницу. После этого у нас несколько других важных мероприятий. Папу избрали Почетным членом Югославской академии, а Франсис пишет о большом успехе в Южной Америке [1]. Выставка папиных картин в Рио, в американском посольстве, была великим событием. Ты, возможно, уже получила о ней письма и газетные статьи.

Мы были необычайно рады узнать, что доктор Кельц приехал к тебе в Кулу. Я пишу ему письмо, рассказывая о новых связях нашего Института с французскими Ботаническими садами. Пожалуйста, попроси его собрать несколько образцов каждого растения, чтобы мы смогли послать полную коллекцию флоры Западных Гималаев (Кулу) Парижским ботаническим садам. Посылаю отдельно «Руководство по сбору растений» для Парижского Jardin des Plantes [2].

Папа чувствует себя неплохо, и мы хорошо о нем заботимся. В Париже мы встретили замечательного друга и духовного человека в лице мсье Шабаса, Председателя «Salon des Artistes Français» [3]. У мсье Шабаса богатый опыт, и его познания велики. Он большой поклонник папиного искусства и активный член нашего Парижского общества.

У нас хорошие новости от Святослава, несмотря на то, что его дела все еще в подвешенном состоянии. Надеемся получить от него хорошие новости относительно его дела. Он не пишет, но мы справляемся о нем у Мориса.

Только что пришло от него длинное письмо. Он все еще не уверен относительно своих планов, и просто стыдно, что ситуация не разрешается так долго. Он пишет, что послал в Бомбей тридцать шесть ящиков биохимического оборудования, чтобы они там дожидались нашего приезда. Ты что-нибудь слышала об этом?

Что касается меня, мне мало что остается добавить, кроме того, что большую часть моего времени отнимают переговоры и беседы. Моя большая книга в печати. Статья о тибетской живописи тоже вот-вот появится в «Revue des Arts Asiatiques» [4]. Статья по тибетской фонологии [5] для Бенгальского Азиатского Общества также в печати [6]. В остальном я чувствую себя хорошо и с нетерпением жду возможности долгой беседы с тобой. Так много надо сказать тебе.

Пожалуйста, передай мой привет Эстер, Нетти, Владимиру и девочкам. Мы так рады, что в этот тяжкий час разлуки ты окружена настоящими друзьями. Жорж почтительно тебе кланяется.

Со всеми наилучшими пожеланиями и большой любовью.

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

Мы пошлем тебе книгу Преподобного Исаака Сирина «Пламень вещей». Книга этого святого была напечатана в Сербии, и на ее обложке воспроизведена папина картина «Новгородский Погост» [7].


[1] В 1929-1930 гг. Франсис Грант совершила турне по странам Южной и Центральной Америки, представляя рериховские учреждения. В результате в Аргентине, Боливии, Бразилии, Чили, Колумбии, Мексике, Перу, Уругвае, а также на Кубе были организованы рериховские общества. В Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айресе, Сантьяго, Лиме и Мехико состоялись выставки картин Н.К. Рериха.

[2] Ботанического сада (фр.).

[3] «Салона французских художников» (фр.).

[4] Roerich George. Le Bouddha et Seize Grands Arhats // Revue des Arts Asiatiques. Paris, 1930.

[5] Раздел языкознания, изучающий звуки речи.

[6] Roerich George. Modern Tibetan Phonetic. With special reference to the dialect of Central Tibet // J. and Proc. Asiatic Soc. of Bengal. New Ser. 1931. Vfol. 27. № 2.

[7] Выделенное курсивом написано в оригинале по-русски.

 

58. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

18 июня 1930 г.
Париж

Родная моя Мамочка!

Мы только что получили твою телеграмму, подтверждающую получение телеграммы о нашей встрече с Президентом, которую мы послали тебе. Мы нашли в его лице человека высокой культуры и друга, хорошо осведомленного о наших Учреждениях и о папиной работе во имя искусства и науки. Эта аудиенция была необычайно счастливой возможностью для всех нас. Было очень радостно увидеть, что Франция имеет своим Верховным Судией человека редких знаний в области искусства и науки.

Мы очень надеемся скоро соединиться с тобой и чувствуем, что друзья хотят помочь нам в этот трудный час. Очень радостно видеть, что все очень уважают Папу и папино положение в Российской империи хорошо известно во французских кругах. Это особенно радостно, поскольку в некоторых странах мы обнаружили удивительный недостаток знания. Твое письмо от 4 июня дошло до нас благополучно, и мы с удовольствием его прочитали. Надеемся, что летняя жара в Кулу не отразится на твоем здоровье. Я рад, что доктор Кельц поражен возможностями научной работы в районе Кулу. Его работа может быть очень важной. Пожалуйста, передай ему привет от меня.

Вчера у нас был обед в честь Папы, организованный маркизом д'Андинье и Conseil Municipal de Paris [1]. Это было очень счастливое событие. В Париже мы очень активно проводим время, и я лично расскажу обо всех интересных подробностях.

Мадам де Во Фалипо – настоящий друг. Жорж проводит хорошую работу. К сожалению, его мать опять страдает от острых приступов неустановленной болезни.

У нас очень хорошие новости от Франсис, ее деятельность была благосклонно прокомментирована посольствами Соединенных Штатов в письмах в Государственный Департамент. Светик все еще ждет решения. Совсем недавно мы получили от него письмо, и он рассказывает нам много интересных подробностей обо всей процедуре. Сам я чувствую себя хорошо и энергичен как всегда. Глаз лучше, но мне надо много упражняться. Моя статья о тибетских тханках наконец-то появилась в «Revue des Arts Asiatiques».

Пожалуйста, сообщи мне, получила ли ты все семена, посланные в Наггар из Нью-Йорка? Не знаю, почему Вольдемар так долго хранит молчание. Как там Нетти и Эстер? Пожалуйста, передай им от меня огромный привет. Как девочки? Мы везем им еще немного книг для чтения. Пару дней назад мы видели семью Чайлдов. Они верные друзья, а у Чарльза была очень хорошая выставка в Париже. У него большие успехи, он подарил Папе одну из своих картин.

С большой любовью,

Твой преданный сын

Юрий Р.

 

Пожалуйста, спроси Кельца, получил ли он все свое оборудование? Наш нью-йоркский офис проводит большую работу, и новая секретарша мисс Линден – хороший работник.

Посылаю снимок с картины Чайлда. Думаем, не мы ли в ожидании виз? [2]


[1] Городским советом Парижа (фр.).

[2] Абзац написан по-русски.

 

59. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

24 июня 1930 г.
Париж

Родная моя Мамочка!

Получили Ваши письма от 11 июня, одно от Эстер и одно от Влад[имира], со всеми подробностями о жизни и деятельности в Наггаре.

Мы все очень озабочены состоянием твоего здоровья и молимся, чтобы воссоединиться с тобой в ближайшем будущем. Эстер совершенно права, когда говорит, что все, что сейчас с тобой происходит, имеет особый смысл. Мне очень жаль, что ты до сих пор не получила ответа на твои письменные и телеграфные обращения. Это кажется невероятным. Копия письма от господина миссионера просто смешна. Отказать в убежище больному человеку и женщине – новое направление и определенно первый случай за историю миссии. Мы делаем все возможное, чтобы ускорить дело, и полностью уверены в конечном успехе. Завывание бури очень часто содержит приятные ноты, и мы прочно держимся в седле.

Я очень рад, что доктору К[ельцу] нравится место и его работа. Он произвел очень хорошее впечатление в Нью-Йорке, и я счастлив, что ученый и благородный человек сейчас с тобой. Последнее качество сегодня крайне редко встречается. Влад[имир] пишет, что ты не получила ни список книг, принадлежащих исследовательскому институту, ни накладную на ящики с оборудованием. Все это было послано тебе заказным письмом очень давно. Также я написал письмо о докторе Кельце и удивляюсь, что ты его еще не получила. Много писем, должно быть, затерялось. Как ты знаешь, все мои письма посылаются заказными, и все квитанции хранятся у меня в конторе.

Я очень хотел бы с тобой поговорить, потому что знаю, что тебя очень порадуют некоторые рассказы. Моя статья о принадлежащей Светику коллекции тибетских тханок наконец-то появилась, и я пошлю тебе ее экземпляр, как только получу оттиски.

Получили письмо от Светика. Его дела все еще откладываются, и вся процедура приобрела необычную форму. Он в хорошем расположении духа.

Я рад сообщить о большом успехе в Южной Америке, где Франсис проводит хорошую и полезную работу. Прием на Европейском континенте также был очень теплым.

Я рад, что ты наконец-то получила посылку с семенами, которую я послал тебе из Нью-Йорка. У меня с собой еще один пакет семян редких цветов, которые мне дал один друг из Филадельфии. Я привезу их сам.

Нам жаль, что Панчи стареет и что его придется заменить после нашего возвращения. Его астматическое состояние было очевидно уже давно. Надеюсь, что остальная часть нашего зоопарка чувствует себя хорошо.

Оползни – это очень прискорбно, и я надеюсь, что сезон дождей не принесет дальнейших разрушений, поскольку похоже, что в имении много слабых почв.

Пожалуйста, передай мои самые лучшие пожелания Эстер, Нетти, Влад[имиру] и девочкам.

Твой преданный сын

Юрий Рерих

 

P.S. Надеюсь, Мама помнит письмо миссионера из Ле.

 

60. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

20 июля 1930 г.
Париж

Родная моя Мамочка!

Все наши мысли о тебе. Принимаем все меры, чтобы ускорить решение. Главное, сохраняй здоровье. Это самое важное в настоящее время. State Department и наши друзья французы вновь двинулись на приступ. Сегодня воскресение, но завтра ждем известий. Беседовали со Светой по телефону через океан. Хорошо слышно. Он бодр, а также энергично работает над ускорением разрешения. Видели M.Raymond Poincare. Этот большой человек обещал все свое содействие в работе Музея. Удивительно видеть, как большие люди обеих Америк и континентальной Европы признают значение Папы. Вчера также Министр Колоний приглашал нас посетить колонии Франции. Поразительна разница в отношении! Из New York'a пишут, что в день рождения Преподобного Св. Сергия заложен Храм Его Имени. Итак, твердо совершается строительство Духа и пути будущего обозначаются многими знаками. Вообще много знаков кругом. Франция как всегда проявила большую чуткость и сердечность. Человечность многих из официальных лиц заслуживает внимания. Председатель нашего общества M-me de Vaux Phalipau необычайно преданный человек. Она всегда очень радуется письмам из Naggar'a.

Послал через «American Express» 4 ящика с Scientific Equipment [1], а также с частью моих личных книг. Надеюсь, все дойдет в сохранности. В большом ящике, где седло, найдете ножницы для цветов. Маленькие для тебя, а большие для девочек. Также несколько пар сапог для них. Кроме того, лекарство для розовых кустов и несколько книг по садоводству.

Посылаю Dr. Koelz'y руководство по сбору коллекций для Jardin des Plantes. Par avion [2] послали тебе два пакета лекарств и иголки для вспрыскивания по совету Dr. Lapeyre. Увидишь сама, как ими пользоваться, из прилагаемой копии рецепта. Надеюсь, все дойдет хорошо. В отдельном письме Влад[имиру] пишу о делах Института. Появились некоторые заметки в газетах о причинах невыдачи виз, но они нас не беспокоят.

Тетя Соня шлет привет. У нас с дядей [3] хорошие сердечные отношения. Марина и Нока в Америке. Марина ожидает снова прибавления семейства. Русификация Америки делает гигантские шаги.

Надеюсь, Вы уже получили пакеты книг, посланные из Парижа.

Искренний привет Netti, Esther, Влад[имиру], Людмиле и Рае.

Крепко обнимаю.

Любящий тебя,

Ю. Р.


[1] Научным снаряжением (англ.).

[2] Авиапочтой (фр.).

[3] Потоцкий Дмитрий Николаевич.

 

61. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

25 июля 1930 г.
Paris

Родная моя Мамочка!

Получили Ваши письма от 10-го с[его] м[есяца]. Надеемся, что в прохладе гор твое здоровье несколько оправится. Прилагаем все усилия, чтобы возможно скорее достигнуть Naggar'a. Сегодня получили известие, что франц[узское] Посольство в Лондоне продолжает переговоры. Также написали в Вашингтон, дабы усилить американскую линию. Принимаем все меры к ускорению дела. Так хотелось бы повидать всех Вас. Ведь уже 14 месяцев прошло с нашего отъезда. Будем надеяться, что все войдет в должное русло. Рад слышать, что Koelz всем нравится. Он славный малый, и я надеюсь, что он проведет полезный год. Я подробно написал Влад[имиру] о всех посылках, а также о расходах. В New York'e были приняты все меры, но, видимо, «Shipping Co» [1] недостаточно внимательно отнеслась к пересылке из Bombay в Naggar. Копия нашего budget [2], вложенная в письмо Влад[имира], объяснит Вам расходы по разным статьям. Советую запросить New York о переводе некоторой суммы в Индию. Вы должны были получить budget уже давно. Пишу отдельно Koelz'y о работе. На днях отправил Вам 4 ящика со всевозможными вещами, список которых послал Влад[имиру]. Надеюсь, все дойдет в хорошей сохранности. Письмо Моравской Миссии мы переслали некоторым <...> [3].


[1] Компания по доставке грузов.

[2] Бюджета (англ.).

[3] Окончание письма отсутствует.

 

62. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

3 августа 1930 г.
Париж

Уважаемый доктор Кельц,

С сожалением узнал, что мое предыдущее письмо затерялось. Официальные переговоры с Британским Министерством иностранных дел и Индийским департаментом этого министерства в Лондоне задержали меня в Европе дольше, чем я ожидал. Надеюсь, что скоро мы сможем к Вам присоединиться.

Господин Шибаев сообщил мне о Вашем отъезде в Лахул, и я надеюсь, что у Вас будут богатые результаты. Думаю, стоит связаться с братом местного Такура [1] в Кейланге (Лахул), известным собирателем лекарственных растений. У него обширные познания в области тибетской народной фармакопеи, которая, как Вы знаете, представляет собой один из предметов нашего научного исследования. Коллекция лекарственных растений Тибета имела бы огромное значение. Я привезу с собой «rGyud-bzi» в переводе Позднеева, классический тибетский труд по медицине. Пока же Вы могли бы собирать информацию через Вашего англоговорящего переводчика.

На прошлой неделе я послал Вам авиапочтой «Руководство по сбору растений», опубликованное парижским Jardin des Plantes. Директор Ботанического сада очень хочет иметь солидную коллекцию гималайской и тибетской флоры.

Также я обсуждаю с Французской медицинской академией возможность встречи на предмет, сможет ли французский врач быть в штате нашего Института в Индии.

Надеемся опубликовать наш первый Бюллетень [2] где-то будущей осенью. Каждый наш штатный сотрудник должен будет написать отчет о своей работе за прошедший год. Кроме того, члены Института – представительная группа ученых, как из США, так и из Европы – выразили свою готовность дать статьи в наш Бюллетень.

Мисс Линден прислала мне все подробности об отправке научного оборудования. Мне жаль, что произошла задержка, но все необходимые шаги были предприняты. Дезинфицирующие средства и бирки для коллекции растений, а также геологическое оборудование были посланы из Парижа через компанию «American Express», я надеюсь, что все дойдет благополучно.

У господина Шибаева есть все сведения об этом отправлении. [3]

Юрий Рерих


[1] Индийский землевладелец.

[2] Journal of Urusvati Himalayan Research Institute of Roerich Museum. Vol. 1-3. Naggar, Kulu, Punjab, 1931-1933.

[3] Внизу письма приписка: «Удостоверяю, что копия верная. Юрий Рерих. 17.III.32», видимо, имеющая отношение к последующему разбирательству с В.Кельцем.

 

63. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

3 августа 1930 г.
Paris

<...> [1] Надеюсь, ни Ваша, ни наша корреспонденция не пострадала.

Продолжаем бой на всем фронте. В печати появились заметки о нашем деле, неизвестно кем пущенные, которые значительно укрепили нашу позицию. Французское] Правительство снова сделало «représentation» [2], и State Department также телеграфировал в Лондон. Будем надеяться, что это новое движение будет иметь хорошие результаты.

Выписали из Германии «Спермин» д-ра РоеГя и послали пакетом par avion. Также другой пакет лекарств. Надеюсь, все [дойдет] в сохранности. <...> [3] остальных делах все обстоит благополучно. Моя большая книга все еще находится в печати. Кроме нее издали еще у Geuthner'a сокращенную сводку на французском языке. Сейчас работаю над книгой для Seminarium Kondokovianum в Праге [4], хотя атмосфера и не способствует научной работе. Как бы хотелось скорее добраться до Кулу. Главное, береги здоровье. Надеемся, что высоты укрепят состояние. Послали тебе замечательную книжку – отрывки из православного «Добротолюбия». Шлю сердечный привет Nettie, Esther and the girls [5]. От Светы имеем хорошие вести. Получили фотографии с каравана Dr. Koelz'a.

Крепко обнимаю,

Ю.Р.


[1] Первая фраза письма неразборчива.

[2] «Представление» (фр.).

[3] В тексте пропуск.

[4] Семинарий им. Н.П.Кондакова (1925-1952) – научно-образовательный центр в Праге, занимавшийся вопросами византиеведения и археологии. Книга: Рерих Ю.Н. Звериный стиль у кочевников Северного Тибета. Прага, 1930.

[5] И девочкам (англ.).

 

64. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

16 авг[уста]1930 г.

Родная моя Мамочка!

Все еще бьемся в надежде скорого разрешения вопроса наших виз. Кардинал Вестминстера лично ездил в India Office [1] хлопотать по нашему делу. Также the Duke of Somerset [2]. На днях имели письмо from His Majesty's Principal Secretary of State for Foreign Affairs [3]. Согласно этому письму: «the matter is under consideration» [4]. Как долго это «consideration» будет еще продолжаться – один Господь знает. Но мы бодры. Папа могуче двигает новые объединения вокруг Музея. Институт имени акад[емика] Кондакова избрал Папу Почетным Председателем и присоединился к кругу наших дел. Газетные заметки о каких-то причинах невыдавания виз вызвали бурю негодования. Мы ежедневно получали письма, высказывающие свое возмущение. Foreign Office [5] официальным письмом от 30 июля опровергло «причины». На днях правительства Южно-Африканских республик интервенируют по нашему делу.

Надеемся, что горы укрепят <...> [6].

В моем письме, которое передала тебе Nettie (особо на его первой странице), посмотри некоторые мои мысли и переживания. Одобряешь ли их? В этом направлении открывается работа.


[1] Индийский департамент Министерства иностранных дел (англ.).

[2] Герцог Сомерсет (англ.).

[3] От Главного Госсекретаря Его Величества по иностранным делам (англ.).

[4] «Дело на рассмотрении» (англ.).

[5] Министерство иностранных дел (англ.).

[6] Окончание фразы отсутствует.

 

65. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

22 августа 1930 г.
Paris

Родная моя Мамочка!

На этой неделе получили длинное письмо Esther и Nettie с изложением желательных изменений в организации Школы [1]. В своем письме Папа уже подробно ответил на все затронутые вопросы, потому пишу исключительно об Институте. Рад слышать, что Esther стремится заняться Институтом. Боюсь, что для Nettie будет слишком много работы по Обществу Друзей, чтобы еще заниматься Институтом. Общество чрезвычайно разрослось, и в будущем году наши Европейские отделения потребуют много работы. Собственно говоря, по Институту работа ограничивается замещением меня на заседаниях Trustees и Finance Committee [2]. Всю routine work [3] ведет Miss Linden, которая вполне справляется с работой. Научной стороной деятельности Института в Америке заведует В.А.Перцов, мой друг и духовно близкий мне человек. О нем хорошо говорит Вл[адыка]. До сих пор на заседаниях Trustees меня замещала Зина. Надеюсь, она согласится продолжать работу в отсутствие Esther и моего, ибо до отъезда обсудили во всех деталях деятельность Института. Отчеты Института Вам посылаются еженедельно.

Budget почему-то не посылается нашим Finance Office, хотя я неоднократно просил об этом. Надеюсь, Вы теперь регулярно получаете его. Боюсь, что многие письма пропадают, как это было в деле с письмами, извещающими о поездке Dr.Koelz. Вы пишете о каком-то Chesterfield. Такого я не знаю, но думаю, что Esther имеет в виду Mr. Shuttleworth'a, с которым я действительно вел переговоры. Вопрос остался открытым. В моем письме Влад[имиру] Ан[атольевичу] посылаю ряд указаний по научной работе Института. Рад сообщить, что библиотека Института получает от издателей ценные книги.

Всеми силами стараемся получить визы. Вопрос принял совершенно неожиданные формы. Америка сделала энергичные представления. Все Ю[жно]американские страны также двинулись. Собираются поднять вопрос в Лиге Наций. Словом, неслыханный случай. Верим в победу, но все же грустно, что приходится напрягать все силы на борьбу с людской тупостью. Написали сильные письма в Главное Управление Моравских Братьев в Саксонии. Всюду требуем удовлетворения. Главное теперь откинуть все личное и сохранить единение. Приезжал из Риги д-р Лукин. Чудесный человек. Мы много говорили и многое вырешили. Бар[он] Таубе нашел в своих изысканиях о нашем роде, что в 1246 г. в Померании жил Friedrich von Roerich, comtur [4] ордена Тамплиеров. Там до сих пор существует замок Roerichen и река Roericke. Много интересных подробностей.

Посылаю несколько фотографий Марины с сыном.

Шлю сердечный привет Esther, Nettie, Людмиле и Рае.

Любящий,

Ю.Р.


[1] Речь идет об учебных классах Мастер-Института Объединенных Искусств.

[2] Попечителей и Финансового Комитета (англ.).

[3] Повседневную работу (англ.).

[4] Мирской аббат, член ордена, занимающийся вопросами управления.

 

66. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

28 сентября 1930 г.
Paris

Родная моя Мамочка!

Приехала Nettie, и как радостно было слышать живое слово о тебе и всех милых нам людях в Hall Estate. Nettie очень выросла духом. Дай Бог, чтобы она сумела укротить непонимающих и тех, кто стремится к личным целям, забывая о долге перед Учреждением. Завтра Nettie побывает в American Embassy [1] и во французском Мин[истерстве] Иностранных Дел. Живое слово будет иметь громадное значение. Рад сообщить, что Международный Красный Крест послал телеграммы в Симлу и Лондон. Югославия, Франция, Чехословакия снова сделали энергичные представления Лиге Наций. Словом, двигаем всех, кого можем достать. Конечно, теперь многое идет помимо нас, ибо вопрос принял вполне принципиальный характер. На днях Швеция делала представление по нашему делу в Париже. Главное, береги свое здоровье. Мы радовались узнать о Вашем понимании событий. Кружки Общ[ества] Др[узей] образованы в Германии, в Австрии, Швейцарии и начинается в Голландии. Словом, растем. Получил рапорт Dr. Koelz. Написал сейчас же ответ с изложением некоторых соображений. Писал ему 3 августа, но ответа не получал. Еженедельно пишу В.А. по делам Института. Пусть покажет письма. Почему-то Louis и Зина решили не посылать отчетов в Наггар, хотя я неоднократно писал об этом. Благодарю Esther за хорошие мысли. Мы решили ее просить быть chairman of the Patrons' Committee [2]. Там нам нужно энергичного человека. Поговорим по приезде. Передай мою благодарность за преданность Людмиле и Рае. Мы научились ценить всех сотрудников. Крепко обнимаю.

Любящий, Ю.Р.

 

P.S. Как жаль, что семена оказались плохими! Шлю привет Banone'у.


[1] Американском посольстве (англ.).

[2] Председателем Попечительского комитета (англ.).

 

67. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

18 октября 1930 г.
Port-Said

Родная моя Мамочка!

Сегодня подходим к Port-Said'y На носу реет флаг М.М. Погода чудная, и как-то особенно вдыхаем воздух моря, после целого года газолина и др[угих] запахов снова чистота открытой природы. На днях была сильная гроза с ветром и по горизонту бродили высокие столбы смерчей.

С нами едет доктор для медицинских работ и чтобы осмотреть твое состояние. Он говорит, что подобное состояние можно определить только после длительных наблюдений. Собирается вести дневник болезни. Очень интересуется психическими явлениями. Приготовьте ему комнату в «Arcadia». Так рвемся к Вам. 4 ноября прибываем в Pondichery, где будем гостями местного губернатора. Имеем сильные рекомендательные письма. Надеемся, что все скоро выяснится. Ждем известий от Nettie, которая должна была посетить Washington и видеть нашего друга Castle. Удивительно славный он человек и так понимает положение. Слышали, что назначается новый вице-король. За эти дни три сильных комбинации должны были снова поднять вопрос о наших визах. Интересно отметить, что до решения доктора ехать с нами видел во сне его едущим с нами мимо Палампура. Вообще подобные сны делаются частым явлением.

Спасибо Зине за хорошие письма.

В своем письме к Trustees она взяла нужную ноту. В некоторых вопросах ее помощь будет необходима. Рад, что Dr. Koelz так энергично действует в своей области. Получили ли Вы 4 ящика со снаряжением и личными вещами? Также несколько пакетов книг для Института и моей личной библиотеки? Получили ли из N[ew] Y[ork] планы столов и шкапов для биохимической лаборатории?

Очень рад, что Папа отдохнет на пароходе. Paris был очень утомителен, ибо многое было сделано. Тяжело было быть все время на людях, особенно некоторых, которые постоянно вертятся около нас. На пароходе много пассажиров едет в Абиссинию на коронацию Негуса [1]. На пароходе едет один американский археолог в Индию. Получил визу без всяких затруднений.

Очень ждем Ваших вестей в Colombo и Pondichery. Почта из Pondichery идет 6 дней до Кулу. Быть может, и скорее. Купили граммофон и «Filiuse» Дебюсси, а также франц[узский] рекорд [2] «Прощание Вотана».

Шлем сердечный привет Esther, Vlad[imir], Людмиле и Рае.

Крепко обнимаю,

Любящий,

Ю. Р.


[1] В Эфиопии сокращенный титул императора.

[2] Граммофонная пластинка.

 

68. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

7 ноября 1930 г.
Пондишери

Родная моя Мамочка!

После двадцати четырех дней спокойного морского путешествия мы прибыли в Пондишери и теперь ждем исхода наших переговоров. Мы получили твои письма от 27 и 29 прошлого месяца и были рады узнать твои новости. Надеемся, что власти вскоре дадут благоприятный ответ. Твое здоровье – постоянная причина беспокойства для всех нас, и мы надеемся, что наш доктор сможет тебе помочь. Конечно, тебе нужен полный покой, чего не было последние полгода. Пожалуйста, сообщи нам телеграммой, как ты себя сейчас чувствуешь.

Мы уже четыре дня в Пондишери. Так странно снова оказаться в Индии и наблюдать знакомые сцены из сельской жизни. Первые три дня были очень жаркими, с обильными дождями. Сегодня лучше, и мы отдохнем от жары. Мы познакомились с Губернатором и с Архиепископом Пондишери. Оба обещали всячески помогать нам. Вчера мы посетили интересное древнее поселение и раскопали несколько глиняных урн, с остатками костей и железных мечей. Вся коллекция будет передана нашему Институту. В ней есть также гончарные изделия и отполированные каменные топоры.

Отель здесь типа бунгало, без водопровода и хороших ванных комнат. Наша ванная комната расположена на крыше, и прошлой ночью, блуждая в темноте, я имел несчастье (или счастье) наступить на мышь и раздавить бедное животное. В Пондишери много памятников XVIII века. Несколько старых домов и церквей, а также руины старого форта.

Будучи в Коломбо, мы посетили Канди [1] и видели его буддийские храмы. Дорога из Коломбо в Канди (около 105 км) была великолепна, и нам очень понравилась поездка. Дорога проходит через красивые джунгли и холмы, которые живо напомнили нам предгорья Гималаев.

Я искренне надеюсь, что Господь скоро поможет нам добраться до всех Вас. Мы получили заверения от Французского Правительства и от французского посла в Лондоне, что они будут продолжать свои хлопоты. Дело приобрело такие размеры, что бороться за скорый и положительный ответ стало вопросом личной чести. Верь, что мы сделаем все, что в наших силах, чтобы отстоять наше имя и снять с него нелепые и голословные обвинения.

Я был счастлив узнать об успешных поездках доктора Кельца и надеюсь, что он получил мои письма. Наш доктор и я очень хотим присоединиться к нему в научной работе.

Очень жаль, что некоторые вещи пришли разбитыми. В Н[ью]-Й[орке] они были упакованы очень тщательно. Надеюсь, ты получила несколько посылок с твоими книгами. Мы привезем граммофон, который, похоже, неплохой, как считает наш доктор, настоящий пианист (действительно хороший).

В Пондишери невозможно купить теплые вещи. Надеемся купить их в Мадрасе.

Со всеми наилучшими пожеланиями Эстер, Влад[имиру] и девочкам,

Твой преданный сын

Юрий


[1] Древняя столица Цейлона.

 

69. Ю.Н. Рерих – директору Ботанических садов Сингапура*

8 ноября 1930 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый сэр,

По рекомендации Королевских Ботанических садов в Калькутте мы обращаемся к Вам с просьбой любезно сообщить нам, можно ли купить в Ваших Садах семена следующих растений:

Salvia persepolitana (См.: «Flora Orientalis» Буазье) и Costous (Kustha root) (вместе с Salvia Moorcroftinana).

В положительном случае, какова будет требуемая сумма? Наша штаб-квартира в Нью-Йорке поручила нам приобрести для них семена.

Заранее благодарны за скорый ответ,

С глубоким уважением.

 

70. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих

17 ноября 1930 г.
Pondichery

Родная моя Мамочка!

Шлю наилучший привет и мысли крепости и бодрости к 17 числу. Мечтаю, быть может и без достаточных оснований, что этот день принесет нам долгожданное разрешение вопроса, для которого бьемся вот уже 18 месяцев (с июля 1929 г.).

Главное, сохраняй здоровье и старайся не принимать к сердцу возмутительное отношение. Конечно, это все вражда ко всему нам национальному. Все же верим, что скоро все разрешится. Быть может, как всегда, ты уже чуешь день, а мне бы так хотелось знать этот день, ибо тогда легче идти вдоль каждодневных препятствий. Pondichery жарко и душно, маленький городишка, территория в какие-то 10 миль. Каждый день совершаем прогулку от границы к границе. Послали снова телеграммы Lord Irwin, Acheson и Benn'y. Ждем вестей из New York'a и Лондона.

Шлем сердечный привет всем.

В надежде скоро приехать.

Твой Ю.Р.

 

71. Ю.Н. Рерих – Е.И. Рерих*

26 ноября 1930 г.
Пондишери

Дорогая Мама.

Капитан Банон вернулся, и мы рады видеть его снова. Кулу и все Вы кажетесь совсем рядом. Дела начинают двигаться, но пока я боюсь сказать, что мы на правильном пути. Друзья ведут активную работу в Лондоне и США. Много вреда было нанесено безответственными личностями, но наши друзья вполне подготовлены, чтобы преследовать их за клевету на отца. Мы были очень обеспокоены, прочитав письмо Эстер от 16-17 [ноября]. Надеюсь, что сейчас ты чувствуешь себя лучше. Я полностью согласен, что мы живем в исторический период, но считаю, что нужно использовать каждую возможность для продолжения научной работы и не допускать такое тяжелое финансовое положение. Мы вполне готовы организовать в Музее специальную «Визу» для отъезда и продолжаем наши усилия, пока не достигнем честного решения. Сожалею, но мои фотографии получились плохо, выслал еще несколько, получше. Солнце слишком сильное, чтобы делать фотографии без пробковых тропических шлемов.

Со всей любовью ко всем Вам

Твой преданный сын

Юрий

 

72. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

14 декабря 1930 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый доктор Меррилл,

Мне доставляет огромное удовольствие сообщить Вам об отправке пяти почтовых посылок с гималайскими растениями, собранными доктором Вальтером Н.Кельцем, ботаником нашего Института.

Институт будет рад, если Вы любезно примете их в качестве вклада в коллекцию Вашего учреждения.

Мы будем очень признательны Вам за идентификацию и детальное описание растений, чтобы мы могли внести эти данные в нашу коллекцию.

С наилучшими пожеланиями и заверением в нашем постоянном сотрудничестве,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

73. Ю.Н. Рерих – Отделению ботаники Мичиганского университета*

14 декабря 1930 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемые господа,

Мне доставляет огромное удовольствие сообщить Вам об отправлении шести почтовых посылок с гималайскими растениями, собранными доктором Вальтером Н.Кельцем, ботаником нашего Института.

Институт будет рад, если Вы любезно примете их в качестве вклада в коллекцию Вашего учреждения.

Мы будем очень признательны Вам за идентификацию и подробное описание растений, чтобы мы могли внести эти данные в нашу коллекцию. Заверяю Вас в нашем постоянном сотрудничестве,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

74. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

29 декабря 1930 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый доктор Шклявер,

Профессор Рерих просит меня передать Вам, что он дал указания своим адвокатам в Америке внимательно изучить каждый источник клеветы и дезинформации и доложить ему.

Просим Вас сделать то же самое и сохранить установленные данные обо всех лицах, кто активно занимается очернением имени профессора Рериха и учреждений, в которых он является Почетным Президентом.

Все дальнейшие действия в каждом случае будут определены профессором Рерихом лично.

Искренне Ваш,

Юрий Рерих

 

75. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

31 декабря 1930 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Хорш,

Было очень приятно получить первые новости о собрании Комитета Попечителей и о вдохновенной речи, с которой госпожа Хорш любезно выступила на этом собрании.

Помню, что во время нашей беседы с госпожой Иттлсон мы наметили в общих чертах план действия на текущую зиму, и она намеревалась увеличить число членов различных классов, начиная с 1 дек[абря]. С нетерпением жду известий о том, что сделано в этом направлении и приняло ли собрание Совета Попечителей этот план действия. Не будете ли Вы любезны сообщить мне, было ли доложено на собраниях о каких-нибудь новых членах и есть ли какие-нибудь шансы на пожертвования для биохимической лаборатории – нашей основной задачи.

С нашей стороны действия организованы и каждое отделение успешно выполняет свою работу согласно нашей программе.

С самыми добрыми пожеланиями и с искренним уважением,

Ю.Р.

 

76. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

И января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Пробстейн,

«Imperial Bank of India» направляет Вам чек на сумму £31 (тридцать один фунт). Следующий денежный перевод будет отправлен через этот же банк в феврале.

Пожалуйста, отправляйте всю корреспонденцию, а также книги по вышеуказанному адресу. Надеюсь, Вы получили мое предыдущее письмо. Достали ли Вы для меня книгу Владимирцова «Монгольский сборник рассказов из Панчатантры»?

Искренне Ваш.

 

77. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

14 января 1931 г.

Дорогой Друг, Владимир Александрович.

Давно не было писем от Вас. Надеюсь, Вы получили мое письмо из Порт-Саида, а также деловое письмо из Пондишери во Французской Индии. В этом письме писал Вам о Вашем плане работ во Французских Альпах. В принципе мы согласны с Вашей постановкой вопроса и благодарим за готовность помочь в устройстве лаборатории. Я сообщил Ваше предложение Совету Института в Нью-Йорке и жду от них ответа. Также написал компетентным лицам во Францию и уверен, что Франция, как всегда, выразит полную готовность содействовать этому плану.

Наше визное дело кончилось так же неожиданно, как и началось. Истинно, неисповедимы пути Господни. Конечно, еще многое нужно сделать, дабы добиться полного решения вопроса. В середине января и в феврале решатся многие основные вопросы касательно нашей научной программы. Ведь мы идем с опозданием на восемь месяцев, и проходится многое нагонять. Из наших четырех отделений (археологическо-филологическое, ботанико-зоологическое, биохимическое и медицинское) сейчас полностью работает только ботаническое и зоологическое; археологическое начинает работу и медицинское зарождается, также биохимическое. Принимаем все меры, дабы ускорить приход средств для постройки лаборатории в Кулу. В этом наши нью-йоркские сотрудники нуждаются в Вашей помощи. Спишитесь с некоторыми магазинами лабораторных принадлежностей в Америке и Германии и узнайте, готовы ли они снабдить нашу лабораторию необходимым снаряжением с тем, чтобы выплачивали известную сумму в год. Это значительно облегчит и ускорит проведение всего дела. Кое-что из снаряжения можно доставать в Индии, и я пошлю Вам каталоги местных научных магазинов. Думаю, что лабораторию лучше всего строить на той же площадке, что и здание Института. Напишите Ваше мнение о возможности получения оборудования вышеуказанным путем. Будем очень рады видеть Вас среди нас. Как обстоит дело Ваше с Гарвардом? Думаю, что не следует говорить что-либо окончательное, лишь, быть может, указать на возможность Вашей работы в Институте. Хорошо бы получить от них командировку (без содержания), как это сделал наш ботаник. Напишите мне о Вашей работе. Заготовляем Вам экстракты растений. Много работаю. Готовимся к летнему сезону. Наш ботаник направляется в Западный Тибет, куда получил разрешение властей. Пишите мне хотя бы раз в неделю, посылая письмо аэропочтой для ускорения. Шлю сердечный привет Вашей супруге и брату. Пошлю фотографии имеющихся в Наггаре домов.

 

78. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

15 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый доктор Шклявер,

Продолжая тему моего предыдущего письма о возможности для нашего биохимика проведения научных работ в химических лабораториях Гренобльского университета в Гренобле во французских Альпах на время зимнего сезона 1931-1932 годов, я прошу Вас прислать мне, как только будет возможно, ответ руководства Гренобльского университета. Конечно, наш биохимик будет получать от нашего Института плату как сотрудник, однако он нуждается в Вашем любезном разрешении воспользоваться научным оборудованием химических лабораторий для своих исследований. Такие разрешения обычно предоставляются ученым, и, я уверен, Вы сможете уладить дело к взаимному удовлетворению. Мы предпочитаем Гренобль другим местам Франции, потому что климатические условия французских Альп дают возможность культивировать некоторые из интересующих нас гималайских растений.

Надеюсь, Вы получите в целости посылки растений и семян для Парижского Ботанического сада. Отметьте, что мы не готовили растения для исследований, так как не знаем систему, принятую Ботаническим садом в своих коллекциях. Попросите, пожалуйста, руководство Ботанического сада выслать нам идентификации растений, ссылаясь в каждом случае на соответствующие номера, аналогичные номеру регистрационных данных нашего гербария. С нашей стороны мы всегда будем очень рады сообщить им подробности о грунте и географических условиях, если потребуется.

С наилучшими пожеланиями,

Ю. Р.

 

79. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

21 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Дорогой мой Луис,

Большое спасибо за Ваше милое письмо от 18 дек[абря] 1930 г. Мы полностью отдаем себе отчет в нуждах нынешнего трудного периода и вполне подготовлены, чтобы удержаться на наших позициях, какой бы ни была буря экономической депрессии.

Совершенно непонятно, как страна с таким огромным экономическим потенциалом внезапно может быть поражена экономической депрессией. Конечно, чувство паники – ужасно разрушительная сила, и возможно, это одна из основных причин теперешнего трудного периода.

Как только люди осознают, что препятствие – в них самих и в их личном отношении к некоторым внешним событиям, которые, в свою очередь, являются естественным результатом сопутствующих обстоятельств, привнесших в этот мир обширный экономический кризис и дефицит денег, перемены в человеческом сознании, без сомнения, прогонят все эти омерзительные чувства неуверенности и тревоги. Будем надеяться, что такие перемены вскоре произойдут. Пока же нам надо работать, и усердно работать, ибо только деятельность может компенсировать временные трудности.

Я все время вспоминаю мой прошлогодний разговор с одним немецким издателем, который жаловался на трудности издательского дела в Германии. Когда я заметил, что его фирма кажется очень активной и каждый год выпускает огромное количество книг, он объяснил: «Но это – единственный способ противостоять давлению господствующих условий и затопить действием временную депрессию, которая обязательно пройдет». Я верю, что в этих его словах – великая правда, о чем свидетельствует небывалое экономическое возрождение, которое мы наблюдаем в послевоенной Германии.

Я часто думаю о деятельности нашего Комитета Попечителей. Нью-Йорк всегда был плохим фундаментом в денежном отношении. Нам надо прокладывать пути к провинциальным меценатам и искать подход к таким личностям, которые поддерживают различные факультеты в провинциальных университетах. И Мичиган, и Кливленд, и Чикаго, и Сан-Франциско, и Сент-Луис имеют обеспеченные постоянным и солидным доходом Институты и продолжают свою исследовательскую деятельность, не испытывая финансовых затруднений. Мы должны попросить наш Комитет Попечителей найти пути и способы подхода к некоторым из тех людей, которые оказывают финансовую поддержку научной деятельности провинциальных университетов.

Сейчас у нас в руках находится большая коллекция птиц и млекопитающих, и нам известно, что многие зоологические музеи стремятся заполучить хорошие образцы местной фауны. Мы могли бы послать им эти образцы в обмен на денежные пожертвования или оборудование. Также я верю, что после издания нашего Бюллетеня все станет проще. Я не думаю, что времена благоприятствуют сбору большой суммы денег в один заход. Мы намеревались собрать сумму в 10 000 долларов для нашей здешней Биохимической лаборатории. Думаю, что вышеозначенную сумму было бы легче собрать небольшими пожертвованиями, нежели сразу. Комитету Попечителей стоило бы разработать план действий для обеспечения хотя бы части от сметной суммы.

Могу Вас заверить, что мы полностью отдаем себе отчет в необходимости здоровой и разумной экономии на каждом участке культурной работы, но мы должны поддерживать основную жизненно важную деятельность.

Мы разослали следующие посылки с засушенными растениями:

Нью-Йоркским Ботаническим садам, Нью-Йорк – 5 пакетов;

кафедре ботаники Мичиганского университета – 6 пакетов.

Каждое из вышеупомянутых отправлений содержит около 3000 растений (около 1500 различных видов). Я предложил мисс Линден справиться у доктора Меррилла и у Главы кафедры ботаники Мичиганского университета о благополучном прибытии пакетов. Доктор Меррилл уже написал сюда, что он с нетерпением ждет нашей посылки.

Четыре больших посылки, содержащие около 2000 растений (около 1200 видов), и 1 посылка с приблизительно 30 разновидностями семян сейчас отправляются в Парижский ботанический сад. Также три посылки с семенами (каждая – только на один адрес) отправляются:

Ботаническим садам Нью-Йорка,

Кафедре ботаники Мичиганского университета и

Бюро по внедрению иностранных семян Министерства земледелия, Вашингтон.

Сопроводительные письма во все эти учреждения написал я сам.

Что касается г-на Андри и г-на Лама из Американской миссии в Китае и всех остальных людей, которые могут обратиться по поводу работы в нашем Институте, то, пожалуйста, записывайте их имена и адреса, поскольку никогда не известно, где могут лежать новые возможности.

Мои наилучшие пожелания и сердечные поздравления Вам и всем сотрудникам Музея, остаюсь

Искренне Вашим,

Ю. Р.

 

80. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

22 января 1931 г.

Дорогой Друг, Владимир Александрович.

Благодарю за письмо Ваше от 16 прошл[ого] мес[яца]. В настоящее время Вы уже наверное получили мое письмо от 14 с[его] месяца с изложением положения. Отвечаю Вам по пунктам и хотел бы иметь Ваши ответы на них. Как я писал в прошлом своем письме, в феврале решатся многие вопросы в связи с научной работой Института. Потому не предпринимайте никаких шагов до моего извещения.

1. Жду ответа из Франции, а также из Нью-Йорка касательно временной лаборатории. Однако должен сказать, что члены Совета Института предпочитают начать работу здесь, и в связи с этим ведутся переговоры с Кансер Рисерч [1].

2. Сбор необходимой суммы на оборудование усиленно продолжается. Трудное экономическое положение отзывается на приходе средств. Многие подписали обязательства выплатить известную сумму на лабораторию, но выплату производят небольшими суммами в 300-400 долларов. Однако, дело подвигается вперед, и Вы можете мне поверить в этом. Необходимо выяснить, готовы ли магазины, снабжающие лаборатории, выдать нам оборудование в счет известного взноса в год. Это значительно ускорит ход всего нашего дела. Спишитесь с германскими фирмами и сообщите мне результаты. Можете располагать секретаршей Института в Нью-Йорке, также пользоваться моей квартирой во время деловых поездок. Высылаю Вам каталоги местных фирм химического оборудования. Большинство оборудования германского изделия. Пришлите нам список необходимого оборудования, которое лучше достать в Индии и тем значительно сократить расходы по перевозу и страховке. По получении Вашего списка снесемся с местными фирмами. Местные фирмы делают нам скидку в 10%.

3. Весною начнем работы по установке электрической станции.

4. Выяснили ли Вы окончательный план лаборатории? Напишите мне Ваши мысли и предположения.

5. Условия Вашей работы остаются прежними: 2400 долларов содержания и личное содержание от Института. Сообщу Вам имеющиеся дома в окрестностях Института.

Пришлите нам Вашу инструкцию по изготовлению экстрактов. Скоро вышлем Вам некоторое количество их.

Итак, жду Ваших технических указаний и прошу ожидать моего извещения о начале научных работ в биохимическом отделении. Много работы, приходится нагонять 8 месяцев, а строительный сезон только весной и осенью. Надеюсь скоро видеть Вас среди наших сотрудников. Ваша статья послана в Нью-Йорк для включения в Отчет Института. Шлю сердечный привет Вашей супруге и брату.

Искренне Ваш.


[1] «Cancer Research» – организация, занимающаяся изучением препаратов против онкологических заболеваний.

 

81. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

29 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый доктор Шклявер,

Я рад сообщить Вам, что следующие посылки:

4 больших посылки, содержащие около 2000 засушенных растений (1200 видов), и 1 посылка с приблизительно 30 видами семян были посланы заказным отправлением на парижский адрес Французской ассоциации Музея Рериха, на Rue de Poitiers, 12, для передачи их Jardin des Plantes de Paris. Прилагаю соответствующее письмо. Пожалуйста, устройте на таможне свободный беспошлинный провоз и должным образом организованное вручение посылок Jardin des Plantes. Мы очень рады сделать такой подарок знаменитому научному учреждению Франции и надеемся, что это станет началом плодотворного сотрудничества между Jardin des Plantes и нашим Учреждением в Гималаях.

Обращаюсь к дирекции Jardin des Plantes с просьбой любезно переслать мне в Кулу квитанцию о получении этой коллекции. Мы хотели бы узнать о всех новых видах, обнаруженных в посланной коллекции.

Предлагаю Вам связаться с различными научными обществами и учреждениями во Франции, такими, как Парижский университет, Ecole des Langues Orientales Vivantes [1], Societe des Linguistique de Paris [2], Societe Asiatique [3], Jardin des Plantes, Societe de Geographic [4] и другие подобные научные организации, и попросить у них пожертвовать изданные ими книги и коллекции нашему Институту в Кулу. Я знаю, что подобные большие пожертвования были получены Школой Рабиндраната Тагора в Шантиникетане и японскими библиотеками после землетрясения в Японии.

Я искренне надеюсь, что Вам удастся организовать это достаточно важное для нас дело и научные учреждения Франции еще раз выкажут свою готовность помочь своему молодому собрату. Конечно же, всем, кто согласится прислать свои издания, мы будем рады посылать все, что опубликует наш Институт. Я буду очень Вам обязан, если Вы отнесетесь к этому делу как к срочному и сообщите мне о конкретных результатах, достигнутых на Ваших переговорах.

С глубочайшим уважением,

Искренне Ваш,

Ю.Р.


[1] Школа живых восточных языков (фр.).

[2] Парижское лингвистическое общество (фр.).

[3] Азиатское общество (фр.).

[4] Географическое общество (фр.).

 

82. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

31 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемый доктор Меррилл,

С большим удовольствием сообщаю об отправке одной почтовой посылки, содержащей семена, которые наш Институт счастлив подарить Вашему Учреждению.

Надеюсь, Вы уже получили 5 посылок с засушенными растениями, собранными доктором В.Кельцем, и вскоре мы узнаем от Вас об идентификации видов этой коллекции.

С самыми добрыми пожеланиями,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

83. Ю.Н. Рерих – директору Музея Мичиганского университета*

31 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемый господин директор,

Уведомляю Вас об отправке одной почтовой посылки, содержащей коллекцию засушенных насекомых, собранную доктором В.Кельцем в районе Центральных Гималаев.

Примите, пожалуйста, эту коллекцию в дар от нашего Института и известите нас о сохранном прибытии посылки.

Искренне Ваш,

Ю. Р.

Директор

 

84. Ю.Н. Рерих – Бюро по внедрению иностранных семян и растений*

31 января 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемые господа,

Уведомляю Вас об отправке одной почтовой посылки семян гималайской флоры, которые Институт Гималайских исследований счастлив подарить Вашему Учреждению для экспериментальных целей. Пожалуйста, известите нас о сохранном получении посылки. Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

85. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

10 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый г-н Хорш,

Большое спасибо за Ваше письмо от 10 января. Мы очень рады узнать, что кампания по сбору средств для нашего Института вот-вот начнется. Мы желаем ей всяческих успехов и надеемся, что человек, который берется за эту кампанию, обратит самое серьезное внимание на провинциальные города и на увеличение количества участников.

Судя по опыту многих музеев и университетов за последние несколько лет, намного легче собрать небольшие суммы в виде членских взносов, нежели большие пожертвования. Похоже, что богатые люди с большим интересом к научной и другой культурной деятельности постепенно исчезают, и на их место приходят другие люди среднего класса, мало интересующиеся вопросами науки или культуры. Такова реальность послевоенного периода, и этих людей надо воспитывать, чтобы они смогли оценить значение научной и культурной деятельности. При экономической депрессии культурные ценности очень возрастут, и наш долг – помочь этому новому росту культуры.

В моих прошлых письмах и в протоколах здешних собраний Вы найдете множество идей и предложений, которые я особо выделил и которые, возможно, будут полезны в грядущей кампании.

Что же касается журнала нашего Института, то я должен заявить, что задержка изначально была вызвана восьмимесячной затяжкой в связи с визовым вопросом и медленным поступлением материала. Это общая беда в случае с научными журналами, ибо авторам-ученым иногда трудно придерживаться рамок отведенного им времени. Тем не менее мы неплохо продвинулись в сторону завершения первого номера нашего журнала. Мисс Линден было послано много материалов, и мы ожидаем, что тем временем остальное будет послано в Нью-Йорк из Парижа.

С авиапочтой этой недели я посылаю письмо мисс Линден с несколькими указаниями относительно первого номера нашего журнала.

С сердечным уважением,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

 

86. Ю.Н. Рерих – представителю книготорговой фирмы «Luzac & Co»*

11 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый сэр,

Отвечаю на Ваше письмо от 22 числа прошлого месяца, а также относительно книг, упомянутых в Вашей накладной от 19-го числа того же месяца. Что касается словаря Радлова, боюсь, что в экземпляре, упомянутом в Вашем письме, не хватает очень многих частей, и будет очень трудно их восполнить. Вы не могли бы достать мне полный экземпляр этого словаря?

Пожалуйста, пошлите по приведенному выше адресу следующие книги. Я знаю, некоторые из них трудно достать, но, надеюсь, Вы сможете найти их:

The journey [of William] of Rubruck [to the Eastern part of the World, 1253-55, as narrated by himself, with two account of the earlier journey] of John of Plan de Carpine. [Tr. from the Latin and] ed., [with an introductory notice by W.W.] Rockhill. London: Hackluyt Society, 1900.

Bushell. Early History of Tibet. JRAS [1] XII, 1879-80.

Sumpa Khan-po [Yece Jor. Pag Sam Jou Lang. Ed. by Cri] Sarat Chandra Das. Calcutta, 1908.

Rockhill. Tibetan History derived from Chinese Sources. JRAS, 1891.

Taranatha's Geschichte des Buddhismus [in Indien; aus dem tibetischen uebersetzt von Anton] Schiefner. St. Peterburg: [Commissionare der kaiserlichen Akademie der Wissenschaften], 1869.

Баллод[ис] Ф.В. Приволжские «Помпеи» [(опыт художественно-археологического обследования части правобережной Саратовско-Царицынской приволжской полосы)]. Москва, 1923 (по-русски).

Le Strange. Mesopotamia and Persia under the Mongols. London, 1903.

The Tarikh-i-Rashidi [of Mirza Muhammad Haidar Dughlat; a History of the Moghuls of Central Asia. An English version edited, with commentary notes and map, by] N.Elias. [The translation by] E.Denison Ross. London, 1895.

Haenisch. Die chinesische Redaktion des Sanang Setsen, [Geschichte der Ostmongolen, im Vergleiche mit dem mongolischen Urtexte.] Berlin, 1904.

The text [and version] of [John de] Piano Carpini and [William de] Rubruquis; [ed. C. Raymond] Beazley. London: Hackluyt Society, 1903.

Koeppen. Die Lamaische Hierarchic [und Kirche]. Berlin, 1906.

G.Tucci. The Nyayamukha of Dignaga. Heidelberg, 1930.

Woolley. Digging up the Past. London, 1931 [2].

Perc.Yetts. A Chinese scabbard-jade. The Burlington Magazine [for connoisseurs, illustrated and published Monthly. V] 49, 1926.

Васильев. Буддизм, [его догматы, история и литература. СПб., 1857-1869] (если возможно, издание этой работы на русском языке).

Rashid al-Din Tabib. Jaml' al-tavarikh (E.J.W.Gibb Memorial, ser. V, XVIII, 2). Ed. E.Blochet.

[Ala'u-d-din Ata Malik-i] Juwayni. The Ta'rikh-i-jahan-gusa. P. 1. London, 1912 (XVI).

Чек посылается Вам через «Imperial Bank of India». Пожалуйста, сообщите о его получении, а также известите меня о стоимости «History of the Mongols» Хауорта.

С уважением.


[1] Здесь и далее: Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland.

[2] Woolley, Sir Charles Leonard. Digging up the Present. New York. 1931.

 

87. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

17 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый мсье Гетнер,

«Imperial Bank of India» посылает Вам чек на сумму £18 (восемнадцать фунтов стерлингов) – мои взносы за февраль и март 1931 г. Вы помните, что перед отъездом я сделал взнос за декабрь и январь. Следующий взнос будет послан в конце апреля или начале мая. Пожалуйста, подтвердите получение вышеупомянутого чека.

Я получил из Лейпцига следующие книги:

Ed. Meyer. Geschichte [des Altertuns. Stuttgart, 1884-1902].

Meyer. Ursprung u[nd] Anfange d[es] Christentums. [Stuttgart und Berlin, 1924].

Весендонк.

Клемен.

Райценштайн (три книги) и Вашу предыдущую посылку из Парижа (два тома Успенского, Кюмо и другие книги).

Пожалуйста, пошлите мне следующие работы:

Scheftelowitz. Die Entstehung d[er] manichaischen Religion. [Giessen, 1922].

Festschrift Eduard Sachau. [Zum siebzigsten Gebur stage. Berlin, 1915].

Владимирцов. Монгольский сборник рассказов из Панчатантры. Издательство Музея антропологии и этнографии Российской Академии наук, том V, 2. Петроград, 1921.

Almgren. Studien u[ber] nordeurop[aische] Fibelformen. Leipzig, 1923.

Guentert. Der arische Weltkonig. [Halle, 1923].

Husing. Arische Errberung Vorderasiens, Forschungsinst[itut] f[ur] Osten und Orient in Wein, Reihe I, 13, d V.

Ed.Meyer. Geschichte des Altertums, vol.11, 2; vol.III; vol.IV; vol.V,

а также Ростовцев. Skythien u[nd der] Bosporus. [Berlin], 1931.

Также для Института Гималайских исследований:

Bretschneider. Botanicon Sinicum. London, 1882.

H.Laufer. Beitrage zur Kenntnis der Tibetischen Medicin. Berlin, 1900.

Вышеперечисленные книги должны быть адресованы мне, но накладную следует выписать на Институт Гималайских исследований.

Доктор Шклявер свяжется с Вами по поводу нашего журнала, который готов к печати. Также мы планируем издавать серию «Тибетика», посвященную изучению тибетских древностей, а также буддизму, монгольской филологии и т.п. Я напишу Вам подробно об этом новом проекте нашего Института. Эта серия, конечно же, будет финансироваться Институтом.

Надеюсь, Вы достигнете соглашения с издательством Йельского университета по вопросу публикации моей книги на французском языке.

С глубоким уважением,

Искренне Ваш.

 

88. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

17 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый господин Хорш,

Отвечаю на Вашу телеграмму о Биохимической лаборатории. Чтобы предотвратить какое-либо недоразумение в этом вопросе, я хочу сообщить Вам некоторые подробности относительно моих переговоров на сей предмет.

Похоже, что в настоящее время у нас существуют три варианта организации подобной лаборатории:

1. Устроить лабораторию на территории штаб-квартиры Института в Наггаре, при условии, что будут получены деньги на оборудование. На это потребуется около $10000. Ввиду трудности, которую представляет в настоящее время сбор денежных средств, а также ввиду того, что поступают небольшие суммы от $200 до $400, я предложил выбранному нами биохимику связаться с различными американскими и германскими фирмами и выяснить, продадут ли нам эти фирмы оборудование в рассрочку, чтобы установить определенную ежегодную сумму, которую мы должны будем выплачивать из наших внешних поступлений. Может быть, Вы могли бы предложить некоторым членам нашего Попечительского Комитета рассмотреть это дело и, таким образом, помочь нам поскорее организовать лабораторию. Если вопрос решится, то останется собрать деньги на строительство – 4000 долларов и на возведение электростанции – 2500 долларов (см. наш Протокол №7, параграф 5). Конечно, прежде чем предпринять какие-либо активные действия по строительству этой лаборатории, нам надо урегулировать некоторые основные вопросы с властями. Тем временем давайте все подготовим, чтобы начать без промедления. Надеюсь, что наш новый менеджер проекта будет способен что-то сделать, поскольку наши потребности не слишком велики и по сравнению с другими научными учреждениями даже скромные.

2. Вторая возможность, предложенная нашим биохимиком, заключалась в том, чтобы ускорить биохимические исследования, составляющие весьма важную часть нашей программы. Согласно этому предложению, нам надо устроить временную лабораторию в Гренобле на следующих условиях: Институт предоставляет определенный объем оборудования, которое можно будет в любое время перевезти в штаб-квартиру в Наггаре, а также обеспечивает текущие расходы. Биохимик согласился взять на себя оборудование помещения и поставку оборудования на сумму около 2000 долларов. Конечно, Вы сразу увидите, что более выгодно начать строительство в Наггаре и, таким образом, значительно сократить расходы на перевозку. Более того, большая часть оборудования, такого, как стеклянная химическая посуда, может быть получена на месте, в Индии, и это также значительно сократит наши транспортные расходы.

3. Тут я несколько изменил параграф 2 и начал переговоры с руководством Университета, чтобы обеспечить нашему биохимику возможность работы в одной из университетских лабораторий в Гренобле. Любезность такого рода, как правило, оказывается зарубежным ученым. Это сэкономит нам расходы на оборудование, которые не выйдут за возможности нашего годового бюджета.

Исходя из вышеизложенного, уважаемый г-н Хорш, Вы сразу увидите, что я – горячий сторонник строительства собственной лаборатории в Наггаре, а переговоры с Греноблем веду только в качестве дополнительной меры для ускорения наших биохимических исследований.

Что касается журнала нашего Института, должен заявить, что основная часть материалов уже была отослана в Н[ью]-Й[орк], а остальные – статья доктора К.Лозины, моя статья о проф[ессоре] Ланмане и годовой отчет – отправляются почтой на этой неделе, если доктор Кельц пришлет свое сообщение о Рампур Башаре. Как только в нашем Нью-Йоркском офисе узнают от доктора Шклявера стоимость издания журнала в Европе, мы сможем немедленно приступить к его печати. Как Вам известно, Поль Гетнер согласился быть нашим агентом по продажам во Франции и в Европе. Журнал получит целиком рекламную страницу в «Oriental Catalogue» Гетнера.

Доктор Кельц пишет мне об успешном сборе коллекций в Пенджабе и в долине Кангра. Доктор Лозина завершил каталогизацию и опись примерно 200 лекарственных растений Кулу и Лахула. Эта сфера деятельности непрерывно растет, и у господина Шибаева находится в работе около 60 вытяжек из лекарственных растений, которые надо послать нашему биохимику и доктору Лукину для экспериментов. Конечно, при устройстве Биохимической лаборатории в Наггаре все эти исследования будут проводиться на месте.

Передаю наилучшие пожелания всем сотрудникам в Нью-Йорке,

С глубочайшим уважением,

Ю. Р.

Директор

 

89. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

20 февраля 1931 г.

Дорогой Друг, Владимир Александрович.

Благодарю за письмо от 8-го п[рошлого] м[есяца], которое почему-то было Вами послано в Пондишери, хотя я уже третий месяц на Гималаях. Вы, наверное, уже получили мои письма от 14 и 22 января с изложением положения. К моему глубокому сожалению, положение продолжает оставаться невыясненным. Переговоры с Правительством отложены до конца этого месяца из-за открытия Новой Дэлхи [1] столицы Британской Индии. Только через дней десять узнаю о возможности выяснения вопроса Института. Потому не могу дать Вам какие-либо положительные данные о начале работ на Гималаях. Положение таково, что все может измениться к лучшему в весьма короткий срок, но, с другой стороны, власти имеют привычку затягивать вопрос. Вам, конечно, не имеет смысла приезжать сюда, покуда стены лаборатории не будут стоять, об этом мы с Вами говорили в Кембридже. Поэтому вряд ли могу дать Вам положительные сведения к 15 марта, как Вы об этом просите. Вопрос остается в процессе обсуждения, но должен сказать, что всеми нами производится максимум деятельности по вопросу лаборатории. Вся эта задержка, конечно, происходит из-за тех неожиданных препон, с которыми боролись весь прошлый год. Но Господь милостив, и именем Преподобного Сергия победим. Совет Института высказал желание о начале постройки и оборудования лаборатории на Гималаях, потому Гренобльский план получил некоторое видоизменение, которое в сущности не изменяет плана. Мне поручено договориться с Университетом в Гренобле о предоставлении Вам лаборатории при Университете. Если вопрос решится в благоприятном для нас смысле, можно будет начать работу и в то же время активно готовиться к оборудованию лаборатории на Гималаях. В случае, если работа в Гренобле начнет развиваться, подумаем об оборудовании временной лаборатории там, и тогда с благодарностью примем Ваше предложение о предоставлении помещения. На этой неделе получил след[ующее] извещение от нашего Представителя в Париже, из которого видите, что дело идет.

Как только получу положительный ответ из Франции, выясню, на каких условиях Университет готов пойти нам навстречу, и получу санкцию от Совета Института на начало работ, немедленно сообщу Вам. О технических вопросах (как-то: визы во Францию) не думайте, все будет налажено нашим Представительством во Франции. Сам я вряд ли смогу быть во Франции летом, ибо приходится нагонять восемь месяцев работы по Институту. По выяснении Гренобльского плана договоримся о всех деталях работы.

Все это не должно скрывать от нас нашей главной цели – постройки и известных Вам изысканий на Гималаях. Потому будем готовиться и вырабатывать планы. Высылаю Вам обыкновенной почтой каталоги местных фирм химического оборудования. Прошу отметить, что Вам нужно будет, и выслать каталог обратно. После этого можно будет выяснить количество необходимых закупок в Германии и США.

Секретарь Института заготовляет для Вас экстракты лекарственных растений. Сейчас более 60 находятся в процессе приготовления. Все это будет Вам послано. Делаем эти экстракты согласно инструкции д-ра Лукина, нашего члена-корр[еспондента] в Латвии.

Я вполне понимаю Ваше стремление на Гималаи и принять участие в этой высокой работе. Все придет, но нам необходимо дружно пережить это трудное время. Пишу все это, ибо не хочу, чтобы Вы чувствовали себя связанным. Все наши планы остаются в силе, но сроки могут передвигаться. Сейчас очень напряженный момент, и прошу ожидать моего извещения.

Первый номер Известий Института выходит весною. Вам будет послано, согласно Вашему указанию, некоторое количество экз[емпляров]. Благодарю за книгу по биохимии и ценю мысль, ее пославшую.

Да хранит Вас Преподобный. Передал Ваш привет Гималаям.

Искренне Ваш.


[1] Нью-Дели.

 

90. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

20 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемый доктор Шклявер,

Я получил Ваш Меморандум № 6 от 4 февраля 1931 г., извещающий о Вашем письме Ректору университета Гренобля. Мы надеемся, что Вы сумеете договориться об использовании одной из химических лабораторий Университета по программе нашего Института. Мы планируем послать нашего биохимика в Гренобль на некоторое время в октябре-ноябре 1931 г.

Что касается работы по акклиматизации гималайских растений во французских Альпах, которая может быть проведена в связи с нашими биохимическими исследованиями в университете, я бы посоветовал Вам связаться с Парижским Национальным музеем естественной истории и с Ботаническим отделением Университета Гренобля и предложить им сотрудничество в этой работе.

Само собой разумеется, что биохимик Института будет оплачиваться Институтом, так же как и его текущие расходы на эксперименты. Все, что нам нужно от Университета, – это предоставление научного оборудования в университетских лабораториях.

Пожалуйста, не откладывайте переговоры по этому делу – оно срочное.

С добрыми пожеланиями,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

91. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

25 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер,

Должен поблагодарить Вас за Ваше письмо от 3-го числа сего месяца. Вы, возможно, уже получили мое заказное письмо от 17 февраля и денежный перевод на Ј18, посланный через «Imperial Bank of India» в Лахоре.

Спасибо за то, что привлекли мое внимание к мемуарам Дюссо. Пожалуйста, отправьте мне экземпляр этих воспоминаний, а также работу Хампеля, последние три тома следует переплести в одинаковые обложки, похожие на те, что Ваша фирма уже делала для меня. Что касается большого «Reallexikon» Эбера, я почти уверен, что мне придется его заказать, но я сообщу Вам через пару недель. Книга Ростовцева «La Peinture classique en Russie meridionale» у меня есть. Это единственная книга, которую мне удалось взять с собой из Санкт-Петербурга. Я буду признателен, если Вы сможете сообщить мне об опубликованных книгах по археологии кочевых племен Евразии. У меня уже есть многие из них, но я очень хочу пополнить мою коллекцию.

Надеюсь, что Вы достанете для меня все книги, упомянутые в списках №№ 1,2 и 3. В дополнение к тем книгам, пожалуйста, пошлите мне следующие работы:

Nachtrage zur Sanskrit-Wortebuch [in kurzerer Fassung] von Otto Bohtlingk, bearbeitet von Richard Schmidt. [Leipzig, 1928].

Glasenapp. Die Literaturen [von ihren anfangen bis zur Gegenwart, in Verbindung mil dr. Banarsi Das Jain... dr. Wilhelm Geiger... dr. Frederich Rosen]. Wildpark-Posdam, 1929.

Glasenapp. Heilige Statten Indiens; [die Wallfahrtsorte der Hindus, Jainas und Buddhisten, ihre Legenden und ihr Kultur. Munchen], 1928.

Husing. Volkerschichten in Iran. [Wien], 1916.

С уважением.

 

92. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

27 февраля 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый сэр,

Мой секретарь прислал мне Ваше письмо от 3 января 1931 года, из которого видно, что Вы не получили мое декабрьское письмо. Очередной взнос в размере 31 фунта стерлингов был отправлен Вам через «Bank of India» 15 января 1931 года, и я ожидаю Вашего сообщения, что эта сумма дошла до Вас в сохранности. Дальнейшие выплаты будут отправлены Вам в свое время.

Дайте мне, пожалуйста, знать, достали ли Вы для меня книги, указанные в двух моих письмах от января 1931 года.

Искренне Ваш.

 

93. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

27 февраля 1931 г.
Наггар

Уважаемый господин Хорш,

Пишу Вам, чтобы рассказать о развитии событий в наших переговорах с Гренобльским университетом. Только что с воздушной почтой этой недели я получил письмо от его ректора, который выражает полную готовность помочь сотруднику нашего Института и предоставить в его полное распоряжение все оборудование их лаборатории бесплатно. Я продолжаю свои переговоры с университетом, чтобы прояснить все детали этой работы.

В то же время я советовал бы членам Совета Директоров и Комитета Попечителей обсудить финансирование этой работы на один год. Как Вы знаете, ассигнования бюджета, выделенные на биохимика, были истрачены на оплату нашего врача, и я не уверен, освободится ли эта статья бюджета к сентябрю 1931 г. Поэтому было бы желательно собрать следующую небольшую сумму в 2400 долларов на его жалованье, а также 600 долларов на оплату его поездки и дополнительных расходов и 800 долларов на текущие лабораторные расходы на химикаты; оборудование предоставляется университетом. Если эта сумма, самое большое 4000 долларов, может быть собрана из внешних (дополнительных) источников к осени, это обеспечит нам плодотворный год медицинских исследований и вместе с тем даст достаточно времени для детальной разработки планов биохимической лаборатории в Кулу. Дайте мне, пожалуйста, знать о решениях Совета Директоров и Комитета Попечителей по этому вопросу, а также о планах нашего управляющего.

С удовольствием отмечаю из письма госпожи Лихтман, что на первом собрании Института Гималайских исследований в Нью-Йорке Вы выразили намерение взять на себя контроль над нашей финансовой программой, за что примите, пожалуйста, нашу благодарность. Впредь все вопросы по финансовым делам будем направлять к Вам для обсуждения на собраниях Совета.

Есть ряд вопросов, к которым я хотел бы привлечь Ваше внимание, и так и сделаю с воздушной почтой на следующей неделе.

С сердечными пожеланиями,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

 

94. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

3 марта 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый г-н Гетнер,

Отвечаю на Вашу открытку от 8-го числа прошлого месяца и на накладные от 9 числа. Не могли бы Вы достать для доктора Шклявера второй экземпляр книги Рорига «Studien uber Einzelnamen», Barmen? Пожалуйста, пошлите мне следующие книги:

Eurasia Septentrionales Antiqua, [bulletin et memoires consacres a Parcheologie et l’etnographie de l’Europe Orientale et d'Asie du Nord...], vol.V (первые четыре тома у меня уже есть).

Meillet. La methode comparative en linguistique historique. Oslo, 1925.

Jespersen. Lehrbuch d[er] Phonetik, 4 ed. Leipzig, 1926.

Roudet. Elements de phonetique generate. Paris, 1910.

Надеюсь, Вы уже получили мои письма от 17 и от 25 прошлого месяца. Отныне мои взносы будут поступать раз в два месяца, то есть 2000 франков каждый второй месяц. Надеюсь, это устроит Вас.

С уважением,

Искренне Ваш.

 

95. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

4 марта 1931 г.
Наггар

Уважаемый г-н Хорш,

В продолжение моего письма от 27 февр[аля] спешу уведомить Вас о квитанции на 13801 рупию, представляющую собой телеграфный перевод второй части годового бюджета Института, за который мы Вас благодарим.

Отметим, что из офиса Музея были высланы следующие суммы:

3000 рупий – полугодичная зарплата полковника Махона.

2992 рупии – погашение транспортных расходов проф[ессора] Рериха, которые авансировал я.

1547,02 рупий – расходы Института за август-сентябрь прошлого года.

Что касается транспортных расходов доктора Лозины, они не были полностью погашены, поскольку в Пондишери были посланы только 2048(7) рупий, составляющие 18994 франка, тогда как общая сумма его транспортных расходов до Наггара составляет 3083(8) рупий (см. параграф 3 Протокола собрания № [11], то есть долг профессору Рериху, который авансировал эту сумму, составляет еще 1035(1) рупий). Или, чтобы было яснее, если Вы обратитесь к параграфу 6 Протокола собрания №11, где упоминается сумма в 4027(1), и вычтете из нее уже погашенную сумму моих транспортных расходов размером 2992 рупии, Вы получите тот же баланс в 1035(1) рупий, который еще не закрыт.

Также я хотел бы привлечь Ваше внимание к тому факту, что сумма в 1547(2) рупий (представляющая собой сумму расходов за август и сентябрь в 2007(6) рупий за вычетом 460(4) рупий, погашенных «Сох & Kings»), срок отправки которой был в начале ноября и о которой бухгалтер сообщил, что выслал ее 17 ноября, на самом деле до сих пор так и не была послана, и никаких объяснений задержки и ее причин так и не было нам предоставлено. Прилагаю копии писем и ответ г-на Шибаева. В начале моего письма Вы увидите, что об этой сумме говорят как о посланной, но еще не дошедшей.

Поскольку сейчас мы начинаем составлять программу нашей деятельности на год с 1 окт[ября] 1931 [г.] по 30 сент[ября] 1932 [г.], то будем очень Вам обязаны, если Вы любезно сообщите нам: а) перспективы поступлений извне на текущий год (помимо Гранта Музея); б) планы Комитета Попечителей; в) программу менеджера кампании и г) потребности нью-йоркского офиса, которые, мы надеемся, будут в пределах 1000 долларов в год (работа мисс К.Линден на полставки, почтовые расходы и т.п.). Дело в том, что эти сведения необходимы для составления бюджета на следующий год. Конечно, мы надеемся, что работа в будущем году будет протекать нормально и прошлогодние препятствия не повторятся.

Все материалы для журнала уже отправлены в Нью-Йорк, и мы надеемся, что издательский отдел Музея Рериха проведет необходимую работу, чтобы немедленно приступить к его печатанию. Сметы на печать в Европе и в Америке к этому времени должны были быть уже предоставлены в Нью-Йорк и, без сомнения, уже сопоставлены с целью принятия решения, где печатать журнал.

Мы ожидаем возвращения доктора Кельца через десять дней и напишем Вам о его последней поездке более подробно. Он должен представить свой задержавшийся научный отчет для публикации во втором номере журнала (в ноябре 1931 г.), после получения полных сведений от доктора Меррилла, от Мичиганского университета и от Национального музея естественной истории в Париже.

Сердечный привет всем сотрудникам,

С уважением,

Директор

 

96. Ю.Н. Рерих – представителю книготорговой фирмы «Luzac & Со»*

4 марта 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый сэр,

Отвечаю на Ваше письмо от 12 числа прошлого месяца и на накладные от 4 и 11 февраля. Все книги благополучно доставлены. Денежный перевод на сумму в £10 (десять фунтов стерлингов) был отправлен Вам через «Imperial Bank of India». Пожалуйста, сообщите мне о его получении. Последующие взносы будут отправляться должным образом.

Пожалуйста, пошлите мне следующие книги и статьи:

Ostasiatische Zeitschrift, vol. 6 heft 3/4. Новая серия.

A.H.Francke. Статья в JRAS за 1914 год.

H.Koerber. Morphologic des Tibetischen. Marburg, 1921 (если опубликовано).

Jorgensen. Versuch eines Worterbuches d.Nevari Sprache (Acta Orientalia, VI, 1927).

Hodgson. Essays on the Languages, Literature and Religion of Nepal and Tibet. London, 1874.

Amudsen. Primer of Standard Tibetan. [Ghoom, Darjeeling: Tibetan Mission Press, 1903].

The Kangra Gazetteer (Kulu, Lahul, Spiti). Lahore, 1918.

Jespersen. How to teach a foreign language, 5 ed. London.

Noel-Armfield. General phonetics [for missionaries and students of languages]. Cambridge, 1924.

Trinkler. Die Lobwuste und das Lobnor, Cesell[schaft] fur erdkunde zu Berlin Zeit[schrift], 1929. No 9-10.

Trinkler. The Ice-Age on the Tibetan Plateau. Geographical Journal, March, 1930.

Надеюсь, Вы получили мое письмо от 11 числа прошлого месяца и подбираете указанные в нем книги.

Искренне Ваш.

 

97. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

6 марта 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Отвечая на Ваше письмо от 2 марта, хотел бы рассмотреть поставленные Вами вопросы:

1. 500 рупий, отложенные на поездку в Ладак, были посланы Вам в Лахор, как только мы узнали о Ваших обстоятельствах. Еще до этого отель «Недоу» вернул всю почту, поскольку Вы, должно быть, не оставили надлежащих указаний руководству гостиницы.

2. Мы очень щепетильны в финансовых делах и, конечно же, не собирались никоим образом вмешиваться в Ваши личные средства. У мисс Лихтман и у всех нас создалось впечатление, что те 100 рупий, которые Вы просили своей телеграммой, адресованной мисс Лихтман, предназначались для Ваших личных нужд. В любом случае это дело легко поправить.

3. Что касается двухнедельных отчетов, Вы, конечно, не обязаны посылать их в мельчайших подробностях, коротких дневниковых записей о Ваших передвижениях и находках будет достаточно. Подобные заметки требуется посылать в случае, когда Вы оказываетесь в пределах досягаемости от цивилизованных мест. Когда Вы поедете в Ладак, сохраните дневник путешествия, который может быть послан с оказией. Таков наш метод, выработавшийся за последние семь лет экспедиционной работы.

4. Что касается пинцетов: не могли бы Вы сообщить мне название и количество определенной марки пинцетов, которые Вам нужны. Боюсь, что придется обращаться за границу, если то, что можно найти в Лахоре, Вам не подходит. В любом случае мы будем очень рады заказать их, если Вы укажете место, где они могут быть.

5. Я очень рад, что Ваша коллекция птиц получилась такой удачной. Как я писал Вам в моем прошлом письме, нас очень интересует Кангра и прилегающая территория Манди. Долина Кангра, помимо интереса с точки зрения ботаники, богата ранними третичными залежами системы Сивалик [1] и в ближайшем будущем станет объектом особого внимания со стороны Института. Пока же я был бы очень благодарен, если бы Вы обратили внимание на возможные находки окаменелостей.

Мы ожидаем Вас к середине марта, поскольку нам надо закончить приготовления к Вашей поездке в Ладак, которую надо тщательно продумать, и начать весенние сборы в Кулу и прилегающей долине Пхарбати, как мы решили с Вами до Вашего отъезда на равнины.

6. Вы не ответили на мой вопрос о Ваших потребностях в Климе [2] и шоколаде для наступающего периода полевой работы. Не могли бы Вы сделать это в следующем письме?

Наша Библиотека получила экземпляр Вашей работы «Coregonid fishes of the Great Lakes». Это хорошая работа, и мы благодарим Вас за этот дар Институту, поскольку, как я понял, она была послана нам по Вашей просьбе. Остается только надеяться, что результатом Ваших занятий ботаникой и биологией в Гималаях будет аналогичная книга.

С сердечным приветом от всех нас

С уважением,

Директор

 

P.S. Я получил письмо от доктора Меррилла, в котором он пишет, что лично будет наблюдать за идентификацией нашей коллекции. Подобное письмо мы получили также из Мичигана.


[1] Предгималаи, южная, наиболее низкая ступень Гималаев в Индии и Непале.

[2] В оригинале: Klim.

 

98. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

12 марта 1931 г.

Дорогой Друг, Владимир Александрович.

Давно не было вестей от Вас. Получили ли мои письма от 14 и 22 января и последнее от 20 февраля? В них я изложил Вам общее положение, которое в настоящее время начинает выясняться в благоприятную для нас сторону. Надеюсь в скором времени сообщить Вам результаты наших переговоров с местными властями.

Получил весьма благоприятный ответ от Ректора Гренобльского Университета. Сейчас выясняю подробности и жду от него письма об их условиях.

Из H.J. [1] просят Вас указать им необходимое оборудование нашей лаборатории.

Я им написал снестись с Вами. Мне также необходимо знать Ваше мнение и ответы на мои вопросы. Является ли план лаборатории, выработанный нами совместно прошлой зимой, окончательным или же Вы предполагаете изменения?

Как видите, дело двигается, и настойчивостью победим все преграды. Конечно, тяжелое финансовое положение США не облегчает задачу. Получили ли каталоги местных химических фирм?

Жду Ваших писем. Скорблю, что не могу еще сообщить Вам, что вопрос поставлен окончательно на рельсы, но туман проясняется. Шлю сердечный привет Вашей супруге и брату. Фотография имеющегося дома находится у фотографа и будет Вам выслана.

Искренне Ваш.


[1] Так в тексте. Возможно, Нью-Джерси.

 

99. Ю.Н. Рерих – представителю книготорговой фирмы «Luzac & Co»*

12 марта 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый сэр,

«Imperial Bank of India» сообщает мне, что денежный перевод на сумму £10 был послан по Вашему лондонскому адресу. Пожалуйста, сообщите мне о получении чека. Следующий денежный перевод будет послан Вам после.

В дополнение к моим прошлым письмам, прошу Вас послать мне следующие книги:

Полный комплект «Cambridge Ancient History» [vol. 1-6. Cambridge: the University Press, 1923-1929].

Two medieval documents from Tun-Huang [by F.W.] Thomas and Sten Konow. Oslo: Indian Institute, 1929.

Sir Marco Polo. Notes and Addendum to Sir H.Yole's edition, [containing the results of recent research and discovery by Henry Cordier]. London, 1920.

Hrozny. Hettiter u, Inder. Zeitfschrift fur Assyriologie [und vorderasiatische Archaologie. Bd. 38. Berlin], 1928[-1929].

The Geographical Journal, April 1928 and February 1929.

Altertumer aus dem Tale des Talas in Turkestan, [gesammelt von H.J.Heikel. Helsinki]: Soc[iete] Finno-Ougrienne, 1918.

Искренне Ваш.

 

100. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

18 марта 1931 г.

Уважаемый доктор Кельц,

Пожалуйста, сообщите мне к обеду приблизительное число птиц (1100) [1], млекопитающих (300) и растений (1500), собранных в этой экспедиции, эти сведения нужны мне для сегодняшнего доклада.

Пожалуйста, предоставьте мне инвентарный список предметов, приобретенных в последнее время для Института: деревянных ящиков 3+6 (жестяных), типа чемоданов, пинцетов (1), ружей (2), ножей (2) и т.п., чтобы я смог включить все это в инвентарный список Института.

Ю. Р.


[1] Числа в скобках были написаны карандашом поверх машинописи, вероятно, являясь ответом на поставленные вопросы.

 

101. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

19 марта 1931 г.

Уважаемый г-н Гетнер,

Получил Ваши «Ephemerides Orientales №108» и буду признателен, если Вы пошлете мне следующие книги: №. 7638 (Кастанье) №. 7641 (Соважо) №. 7694 (Мюллер) №. 7695 (Рамстедт) №. 7697 (Ботта) №. 8044 (Коростовец) №. 8392 №. 8520 (Шварц) №. 8522 (Ксенофон) №. 8546 (Кюмо)

Также «Religion des Sumeriens» Жана [1], «Histoire de la langue sanscrite» Мансьона [2] (когда будет опубликована). Интересно, сможете ли Вы достать мне «Историю Древнего Востока» Тураева (на русском), впервые опубликованную в 1913 г., а затем в 1918-19 в Петрограде?

Пожалуйста, пошлите для Института «Грамматику тибетского языка» Бако. Эта книга должна проходить по отдельной накладной. Надеюсь, Вы получили денежный перевод на £18. Следующий денежный перевод будет послан в апреле.


[1] Jean C.F. La religion sum6riennes. Paris, 1931.

[2] Mansion J. Esquisse d'une histoire de la langue sanscrite. Paris, 1931.

 

102. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

19 марта 1931 г.

Дорогой Друг, Владимир Александрович.

Благодарю за письмо Ваше от 23 февраля. Не получая Ваших писем, оставался в полном незнании Вашего отношения к вопросам, поставленным мною в моих письмах от 14 и 22 января. Ваше письмо вполне выясняет Ваше отношение, и я рад возможности побеседовать с Вами. Мои письма от 20 февраля и 12 марта дадут Вам общую картину положения, которое начинает принимать благоприятный оборот. К сожалению, Запад задерживает нашу работу, экономические кризисы и медлительность властей, с которыми мы связаны, закаляют терпение. Глубоко скорблю, что прошлогодние затруднения отсрочили наши сроки, но знаю, что все войдет в нормальное русло, и мы сможем поработать вместе. Вам виднее, как поступить с Харвардом, но сожалею, что не могу сообщить Вам что-либо окончательное. Могу сказать, что счастье боевое служить уж начинает нам, ибо настойчивость побеждает. Кризис в Америке не облегчает дела. Делаем все возможное, дабы получить возможность начать работу в предположенных нами рамках. Ряд влиятельных и богатых друзей обещали рассмотреть вопрос и выяснить, в какой мере они будут в состоянии помочь нашей лаборатории. Кое-что они уже дали, и эти суммы лежат в Банке. Я передам им результаты Ваших переговоров с американской фирмой. Интересно знать, что Вам ответят из Германии. Вы правы, быть может, дешевле выписывать прямо из Европы. К сожалению, 36 ящиков не содержат биохимического оборудования, в чем я убедился. Известное количество физических аппаратов, колбы, банки, склянки, геологические молотки и т.д. Словом, ничего того, что заключалось в Вашем списке оборудования. Если Ваш список является окончательным, то начну действовать в пределах возможности.

Пункт 4-й, который вызвал у Вас недоумение, упомянут был мной, потому что в Вашем последнем мартовском письме (1930) Вы выразили желание несколько изменить первоначальный элевешен [1] и план. Если посланный Вами элевешен остается в силе, то сообщите, и мы начнем подготовлять работу. Приложенная фотография местоположения Института даст Вам представление о местности. Предполагается снести дом, указанный цифрой 1 на снимке, и на его месте построить лабораторию. Таким образом, здание Института и лаборатория будут находиться в непосредственной близости. Электрическая станция разрабатывается, но необходимо установить соответствие между Вашими аппаратами и силою тока нашего мотора. Секретарь Института (электротехник по образованию) пишет Вам условия Вашей будущей работы в Институте следующие (повторяю для Вашего сведения):

Вознаграждение 2400 в год.

Проезд 1-го кл[асса] из США в Институт.

Содержание Ваше личное во время пребывания в составе Института.

Один ассистент.

Один служащий при лаборатории (сторож).

Годовое ассигнование на производство научной работы.

Вам высылаются экстракты лекарственных растений. Быть может, Вы найдете возможность предварительного изучения их в настоящих условиях. Латинские названия будут указаны на банках, но должен сказать, что далеко не все лекарственные растения имеют латинские названия. Вся эта отрасль знания была в загоне, и весьма трудно устанавливать их. В данное время наша ботаническая коллекция изучается в Нью-Йоркском Ботаническом саду и Музеем естественной истории в Париже.

Жду из Гренобля дальнейших сведений. Как Вы уже знаете, план работы в Гренобле получил некоторое изменение. Совет Института высказался за начало работ на Гималаях и согласился на работу в Гренобле на известных условиях, которые я Вам изложил в моем письме от 20 февраля.

По Институту много работы, и нынешний состав его не соответствует необходимости. Приходится перегружаться.

Шлю сердечный привет Вашей супруге и брату и жду Ваших вестей.

Искренне Ваш друг и благожелатель.


[1] Elevation (англ.) – вид, фасад, чертеж.

 

103. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

19 марта 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый сэр,

Я писал Вам 11 января и 27 февраля, справляясь о получении чека на сумму £31 (тридцать один фунт стерлингов), отправленного Вам через «Imperial Bank of India» в январе 1931 г. До сих пор я не получил от Вас подтверждения. Я храню второй экземпляр чека на случай, если первый потерялся по пути, чтобы справиться в банке. Пожалуйста, известите меня о получении этого письма, чтобы я мог послать Вам очередной перевод.

В своих предыдущих письмах я указал перечень книг для отправки сюда. Дайте мне, пожалуйста, знать, достанете ли Вы их и возможно ли это.

Ваш [Ю.Рерих]

 

104. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

20 марта 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

В продолжение нашего вчерашнего разговора с удовольствием сообщаю, что Институт готов возобновить Ваш контракт на следующие два года начиная с 20 апреля 1931 г.

Этот контракт будет на условиях прошлого года: Вы работаете по найму как ботаник-биолог Института Гималайских исследований с окладом 2400 долларов в год плюс Ваши полевые расходы и обратная дорога.

Институт не может считать себя ответственным за телесные повреждения или ущерб, которые Вы можете получить во время Вашей службы в Институте.

Мы надеемся, что грядущие годы полевой работы окажутся такими же плодотворными, как и предыдущий. По окончании этого двухлетнего периода Институт будет рад обсудить с Вами дальнейшие планы научных исследований в Гималаях и соседних регионах.

Искренне Ваш,

Ю.Рерих

 

105. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

26 марта 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый господин Хорш,

Мы были очень рады узнать о Вашем успешном визите в Ботанический сад. Надеемся, что сотрудничество с доктором Мерриллом явится неоценимым вкладом в развитие нашего Института и Ваша встреча с доктором Генри Роусби принесет плодотворные результаты, сказывающиеся на нашей работе. Вы, возможно, уже знаете, что наша ботаническая коллекция, посланная в Национальный Музей естественной истории в Париже, произвела неизгладимое впечатление в парижских научных кругах и пресса проявила огромный интерес к работе Института. В дальнейшем наша деятельность будет постепенно развиваться, и мы горячо надеемся, что прискорбное непонимание и упорное противодействие некоторых представителей официальных и неофициальных кругов в конечном счете исчезнут перед лицом нашей конструктивной деятельности.

Мы очень рады узнать о пожертвовании господина Стокса, что, конечно, поможет нам выпустить первый номер нашего журнала. Надеемся, что другие члены Совета Попечителей и госпожа Иттлсон в условиях настоящей трудной финансовой ситуации в стране найдут возможности и постараются осуществить наши планы с биохимической лабораторией. Это, конечно, даст новый импульс нашей работе и позволит нам приступить к наиболее существенной области исследования. Я не думаю, что госпожа Дейл заинтересуется искусством, и поэтому мы должны позаботиться о новых возможностях и новых связях. Господин Хом все еще загадка для меня, и я не получил ни от Вас, ни от администрации Института в Нью-Йорке никакой дополнительной информации относительно его деятельности.

Мы заняты подготовкой к нашей летней полевой работе, а доктор Кельц классифицирует свою великолепную коллекцию птиц и растений из нижних областей Гималайского субрегиона.

С сердечными пожеланиями всем нашим сотрудникам, остаюсь как всегда

Искренне Ваш,

Юрий Рерих

 

106. Ю.Н. Рерих – К.К. Лозина-Лозинскому*

28 марта 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый доктор Лозина,

Нам доставляет большое удовольствие сообщить, что на собрании Института 25 марта 1931 года Вас избрали членом-корреспондентом Института Гималайских исследований.

Мы очень рады видеть Вас среди наших сотрудников и надеемся на дальнейшее плодотворное научное сотрудничество. Номера институтского журнала будут высылаться Вам регулярно по мере выхода.

Просим Вас держать нашего парижского представителя в курсе любых изменений адреса.

Искренне Ваш,

Юрий Рерих

Директор

 

107. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

1 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Индия

Дорогой мой доктор Шклявер,

Отвечаем на Ваше письмо №24 с Меморандумом, относящимся к передаче коллекции растений Ботаническому саду. Мы ожидаем вырезки газетных сообщений, нужные нам для [работы] здесь. Аналогичную подборку вырезок надо послать в нью-йоркский офис Института. Надеемся, что ответ г-на Мангина на мое официальное письмо к нему скоро дойдет до нашей штаб-квартиры, что позволит нам включить его в наш двухнедельный отчет.

Официальное письмо от мадам де Во Фалипо, адресованное Директору, содержит некоторые пункты, которые я бы хотел здесь осветить. По некоторым причинам мы предпочитаем в настоящее время ограничить наши контакты с научными учреждениями, за исключением Парижа и Гренобля, и таким образом не перегружать деятельность Общества излишней перепиской с другими учреждениями. Парижские учреждения, с которыми мы хотели бы установить тесное и постоянное сотрудничество на основе взаимодействия, следующие:

1. Музей естественной истории;

2. Лаборатория фонетики Парижского университета;

3. Институт этнографии;

4. Географическое общество;

5. Институт антропологии;

6. Этнографическое общество;

7. Азиатское Общество.

С музеем Гимэ [1] в будущем свяжусь я сам.

Все учреждения, которые вступят в сотрудничество с нашим Институтом, подразделяются на следующие группы:

а) учреждения, которые сотрудничают финансово.

б) учреждения, которые сотрудничают подарками или оборудованием.

в) учреждения, которые сотрудничают подарками или книгами для Библиотеки в большом объеме.

г) учреждения, которые сотрудничают, обмениваясь публикациями. Пожалуйста, сообщите мне при первой же возможности, к которым из вышеперечисленных категорий относятся французские учреждения, с которыми мы собираемся связаться.

Как я Вам написал в моем письме от 20 января, Школе в Шантеникитане и японским библиотекам после землетрясения были принесены большие дары в виде книг. Надеюсь, что научные учреждения Франции будут готовы предоставить книги молодому Институту в обмен на коллекции птиц и растений. Принесенная нами в дар Ботаническому саду коллекция растений была выражением наших чувств к французской науке. Дальнейшие приношения должны быть, конечно, на строго взаимной основе.

Надеюсь, что Ваши переговоры с французскими издателями закончатся отправкой книг для обзора в нашем Бюллетене. Первый номер нашего журнала должен быть опубликован в N.S. из-за больших таможенных пошлин. При печати следующего номера нью-йоркский офис свяжется с Вами по вопросу публикации отдельных статей, содержащих восточные шрифты, такие статьи будут включены в журнал.

Пожалуйста, не включайте никаких личных материалов или книг для личного пользования, заказанных у Гетнера и т.п., в Ваши официальные отчеты и меморандумы – ни здесь, ни в Нью-Йорке. Это создает ненужные недоразумения, и, более того, потребует дополнительной документации. Пожалуйста, попросите Гетнера сообщать мне напрямую о его посылках лично мне и держать отдельно мои личные счета и счета Института.

С уважением,

Искренне Ваш,

Ю. Р.

 

P.S. Профессор С.И.Метальников был избран Почетным Советником (научного отдела) Музея Рериха. Пожалуйста, отправьте ему прилагаемое письмо от Профессора Рериха вместе с двумя буклетами.

Со следующей авиапочтой я отправлю Вам письмо, извещающее профессора Метальникова об избрании его членом-корреспондентом нашего Института.

Ю.Р.


[1] Музей Гимэ – Музей восточных культур в Париже, назван по имени его основателя, лионского путешественника и коллекционера, подарившего свою коллекцию государству.

 

108. Ю.Н. Рерих – С.К. Чаттерджи*

7 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Чаттерджи,

Вам будет интересно узнать, что Институт Гималайских исследований при Музее Рериха, о котором я говорил Вам во время нашей последней встречи в декабре 1928 года, завершил первый год полевой работы. В настоящее время мы тщательно готовимся ко второму году полевой работы и изучаем прошлогодние коллекции.

Ежегодный журнал Института выйдет в мае и будет выслан Вам как нашему члену-корреспонденту.

Мы будем необычайно рады поместить Вашу статью в наш следующий номер, который выйдет этой осенью. Любая тема индийской литературы, истории, филологии и лингвистики подойдет, и, я верю, Вы найдете возможность выполнить нашу просьбу. Вышлите, пожалуйста, статью на мой адрес в Наггаре, Кулу.

С самыми добрыми пожеланиями, уверяю в своей полной искренности,

Ваш Ю.Р.

 

109. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Co»*

15 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемые господа,

Получил Вашу посылку с книгами Есперсена («How to teach a foreign language»), Тринклера, Баллод[иса] и др. Денежный перевод на £10 должен к настоящему времени быть у Вас. Как только я узнаю от Вас о его благополучном прибытии, следующий перевод будет отправлен Вам через банк.

Пожалуйста, отправьте по вышеуказанному адресу следующие работы:

W.Rockhill. The Land of the Lamas; [notes of a journey through China, Mongolia and Tibet. London, 1891].

Pokorny. Die Stellung des Tocharischen im Kreise der indogerm. Sprachen. Bericht d.Forsch[ungsinstitut] fur Osten und Orient. III. Wien, 1919.

The most noble and famous travels of Marco Polo [together with the travels of Nicolo de Conti; with introduction, notes and appendixes by N.M.JPenzer. London: Arganaut Press, 1929.

Le Coq. Turkische Manichaica aus Chotscho, 1911,1919,1922.

Hudud al'Alam, текст, опубликованный в «Докладах Российской Академии [наук]» за 1924 г.

Wolff. Zur Lehre worn Bewusstsein (vijnanavada) beiden [spateren] Buddhisten. Heidelberg: Winter, 1930.

Hirt [H.A., Thumb A.] Handbuch des Sanskrit. 2 Aufl. Heidelberg: Winter, 1930.

H.Junker. Arische Forschungen. Yagnobi Studien. Leipzig: Hirzel, 1930.

Schraeder. Iranische Beitrage. Halle: Niemeyer, 1930.

Trittel. Einfiihrung in das Siamesische. Berlin: W. de Gruyter, 1930.

Reichelt. Die Soghdischen Handschriftenreste des Britishen Museums. Heidelberg: Winter, 1928-1931. 2 vol.

Надеюсь, что Вы ищете книги, указанные в моих письмах от 11 февраля и от 12 марта.

Искренне Ваш.

 

110. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

16 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемый г-н [Гетнер]!

Отвечаю на Ваши три письма от 2 апреля 1931 года. Мы ценим Ваш интерес к нашим публикациям. Что касается журнала нашего Института, спешу ответить на Ваши вопросы.

1. Журнал будет выходить ежегодно, возможно, в будущем – раз в полгода. Конечно, это зависит от поступления материалов, и на это обычно требуется много времени, учитывая дальние расстояния и нередко отсутствие возможности получить обещанные статьи в срок.

2. Журнал будет такого же формата, как и Бюллетень Музея Рериха, а именно 18 х 26 см.

3. Журнал будет печататься не в две колонки, а в полную строку. Каждый номер (ежегодно) будет содержать от 150 до 200 страниц.

4. В случае с восточными именами и названиями мы будем пользоваться научной транскрипцией, употребляющейся в книге Мейе «Langues du Monde», с легкой адаптацией к требованиям англоязычных читателей. Фонетическая транскрипция, которой пользуются английские и американские фонетики, слишком неуклюжа и, на мой взгляд, плохо передает истинное звучание языка. Конечно, в случае с тибетским языком нам придется изобрести новые значки, чтобы воспроизвести пост-палатальные звуки типа dr.

5. Количество экземпляров будет порядка 800.

6. Мы бы хотели использовать такую же бумагу, как та, на которой печатают «American Artist». Как бы то ни было, мы в любом случае предпочитаем тот тип бумаги, который используется американским журналом «Scientific Monthly».

7. Каждый номер журнала будет иллюстрирован приблизительно 15 иллюстрациями и картами. Некоторые иллюстрации будут на вклейках.

8. Обложка журнала будет похожа на обложку журнала Музея Рериха «Archer Magazine».

Пожалуйста, сообщите мне Вашу смету, чтобы я смог принять решение относительно второго номера журнала, который должен выйти в ноябре-декабре 1931 г. Первый номер журнала пришлось полностью напечатать в «Roerich Museum Press» из-за чудовищных таможенных пошлин в США. Тем не менее наши юристы сейчас изучают возможность печати за границей с беспошлинным ввозом, и, если этот вопрос разрешится благоприятно, я сразу же Вам сообщу. Пока же, пожалуйста, вышлите мне Вашу смету.

Что касается серии «Тибетика», жду Вашего сообщения, которое Вы обещали в своем письме от второго апреля. Конечно же, эту серию придется полностью печатать в Европе из-за отсутствия в США восточных шрифтов. Состав томов серии будет меняться. Первый том будет состоять из моего очерка «Грамматика разговорного тибетского языка». Помимо этого я подготовлю книгу объемом около 150 страниц о диалекте тибетского языка в Лахуле, который, как Вы знаете, никогда раньше не изучался на научной основе (кроме одной страницы и четырех строчек текста в книге Крирсона «Linguistic Survey of India» и отдельных коротких заметок в некоторых статьях Франке и Яшке).

Что касается французского издания моей книги об экспедиции, я рад известить Вас, что получил очень дружеское письмо от господина Доналдсона из издательства Йельского университета, в котором он выражает свое желание сотрудничать во французском издании. Доктор Шклявер пишет мне, что Вы согласились выплатить им 10% гонораров. Со своей стороны, я написал г-ну Доналдсону относительно аванса в 100 долларов, на что, я верю, издательство согласится. Пожалуйста, держите меня в курсе дел с французским изданием. Я уже написал Вам, что китайские слова и [географические] названия, встречающиеся в тексте, надлежит давать согласно французской транскрипции. До моего отъезда из Парижа я был не в состоянии взяться за это сам, но я верю, что доктор Шклявер и Вы найдете компетентного человека, чтобы сделать эту чисто механическую работу. Санскритские и тибетские термины нужно будет воспроизвести так, как это было сделано в английском издании. Пожалуйста, обратите внимание, что карта, которая прилагается к тому – общая карта, так как мне пришлось воздержаться от воспроизведения моих подробных маршрутов вследствие слишком высокой стоимости изготовления карты в Соединенных Штатах. Единственное учреждение, которое могло за это взяться – это Американское географическое Общество, но у них было столько собственной работы, что они могли выполнить мой заказ только в течение года. Также я планировал добавить полный географический указатель тибетских названий с тибетскими буквами и надлежащей транскрипцией, но и это было американским печатникам не по силам. Я не бросил этой идеи и надеюсь издать этот указатель отдельной брошюрой.

В надежде на скорый ответ.

С совершенным почтением,

Ю.Р.

Директор

 

111. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

16 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер,

Прилагаемое официальное письмо даст Вам ответы на вопросы относительно Журнала Института и серии «Тибетика».

Отвечаю на Ваш счет от 19 марта и хочу заметить, что книга Мейле-Кахена «Les Langues du Monde» была записана на мой счет. Эта книга была заказана Институтом и должна была быть отнесена на особый счет. Сумма 114(50) франков уже была отправлена Вам Институтом. Пожалуйста, исправьте накладную. Ввиду того, что Институт будет продолжать заказывать книги, было бы неплохо открыть на него специальный счет.

Пожалуйста, пошлите мне книги и статьи согласно следующему списку:

К.Мошинский. Исследование о происхождении и начальной культуре славян. Под ред. Польской Академии наук. Краков, 1926.

Archaeological Researches on the ancient Lelang District, by Sekino, Yatsui, etc. Parts I, II.

Special report of the Service of Antiquities. Vol. IV. Government – General of Chosen, 1925.

Couvreur. Geographic ancienne et moderne de la Chine. [Hien Hien, 1917].

Madrello. Chine du Nord.

Tedesco. Dialektologie der westiran[ischen] Turfantexte. Le Monde Oriental, 15, 1921.

Надеюсь, что Вы ищете для меня работу Хампеля, о которой упоминалось в моем письме от 25 февраля.

Я не имел от Вас вестей относительно получения денежного перевода за март-февраль. «Imperial Bank» посылает Вам новый перевод, представляющий собой мои взносы за апрель и май. Пожалуйста, сообщите мне, что он дошел благополучно.

С совершенным почтением.

 

112. Ю.Н. Рерих – г-ну Леконту*

17 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемый профессор Леконт,

Доктор Шклявер, генеральный секретарь Французской Ассоциации Музея Рериха, прислал мне письмо от 1 апреля 1931 года, в котором Вы просите дополнительные сведения по коллекции засушенных растений, подаренной Вашему Музею нашим Институтом. Обратите внимание, что по крайней мере треть коллекции имеет ярлыки того типа, который используется Институтом для своих гербариев. Мы не отправляли Вам остальные ярлыки, поскольку не знали требований Вашего Музея и думали, что номера со ссылкой на наш гербарий, в котором содержится полная запись, будет достаточно. Однако мы рады выслать Вам прилагаемый список, указывающий места сбора, высоту над уровнем моря и даты сбора. Надеемся, что эти сведения – то, что Вам нужно, и в ближайшем будущем мы сможем узнать от Вас об идентификации растений в коллекции.

Уверяю, что я искренне Ваш,

Юрий Рерих

Директор

 

11З. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

22 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемый д-р Меррилл!

Было очень радостно читать Ваше письмо о коллекции д-ра Кельца в Лахуле и в Кулу. Надеемся, что начало сотрудничества между Нью-Йоркскими Ботаническими садами и Институтом Гималайских исследований положено и в дальнейшем оно воплотится в плодотворную работу в интересах науки. Мы очень хотим расширить сферу нашей деятельности и, таким образом, тщательно исследовать этот очень важный регион.

Этим летом д-р Кельц продолжит собирать фауну и флору тибетских горных районов (в Рапшу, Ладаке и Зангскаре), а также глубоких, подвергшихся эрозии долин, окружающих Тибет. Это путешествие, без сомнения, даст нам новый материал и сформирует основу для будущей работы в этом регионе. Помимо нашей биологической секции, наши лингвистический и этнографический отделы также продолжат там свою работу, сосредоточив этим летом усилия на Лахуле. Мы готовимся к возведению биохимической лаборатории в штаб-квартире Института, чтобы проводить обширные исследования лекарственных растений. Г-н Л.Л.Хорш, без сомнения, сообщил Вам о всех подробностях нашей ботанической работы и о наших ближайших планах относительно исследования лекарственных растений. В этом отношении нам понадобится помощь всех наших друзей, поскольку поле деятельности необычайно широко, почти не вспахано и обещает важные находки, если правильно к нему подойти.

Эта биохимическая лаборатория составит ядро для всех видов объединенных исследовательских работ в области ботаники.

Наш журнал вскоре появится, и один экземпляр будет отправлен Вам. Следующий номер планируется на ноябрь-декабрь 1931 г., и было бы очень хорошо получить для него несколько Ваших определений. Этот журнал выходит ежегодно, и с увеличением количества материалов мы собираемся выпускать его по меньшей мере раз в полгода.

С наилучшими пожеланиями и благодарностью за Вашу дружескую поддержку,

С уважением,

Ю.Р.

Директор

 

114. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

22 апреля 1931 г.
Наггар

Дорогой мой Луис!

Большое спасибо за Ваше письмо от 18 марта. Мы были очень рады узнать о Вашей замечательной встрече с д-ром Мерриллом. Он показался мне подходящим человеком для сотрудничества, так как он правильно понял общую ситуацию и отношение существующих научных учреждений к молодому собрату, находящемуся в процессе становления. Надеюсь, что этот разговор с д-ром Роусби создаст более дружественную атмосферу. Я пишу д-ру Мерриллу письмо, в котором рассказываю о наших ближайших планах.

Мы очень хотим узнать о Вашей встрече с г-жою Иттлсон, поскольку, получив разрешение, мы сможем и в дальнейшем воплощать наши биохимические планы. Крайне важно выяснить, как и где мы сможем получить рассрочку оплаты лабораторного оборудования на один год. Также мы хотели бы знать, может ли г-н Джеймс Беннет сделать что-нибудь еще относительно гидроэлектростанции, которую надо возвести при Институте. Мисс Линден покажет Вам мою переписку с ним по данному вопросу. Как Вы знаете, г-н Перцов будет в нашем распоряжении на сентябрь 1932 года. Думаю, что к этому времени мы достигнем некоторых результатов, чтобы позволить ему начать работу. Хочу заметить, что Вам надо держаться вблизи менеджера проекта. Эти люди всегда ходят хорошо проторенными путями, и я думаю, что с активным председателем Комитета Попечителей мы могли бы добиться лучших результатов.

Журнал Института к этому времени должен находиться в печати, и мы очень ждем его здесь. Конечно, второй номер, возможно, придется печатать в Европе, и я думаю, что нам удастся избежать таможенных пошлин. Нашим юристам стоит проработать этот вопрос.

Мы готовим путешествие д-ра Кельца в Ладак и мою работу в Лахуле. Надеемся, что этим летом полевая работа принесет Институту новую известность.

С наилучшими пожеланиями.

Искренне Ваш,

Ю.Р.

 

P.S.

23 апреля

Мы уже собирались отправить письмо, когда с авиапочтой пришло Ваше письмо № 2 от 30 марта. Хочу высказать свои замечания относительно разговора с г-жою Иттлсон. У меня создалось впечатление, что она несколько утомлена проблемами поиска пожертвований и друзей.

Думаю, придется тактично рассмотреть вопрос о возможности освобождения ее от этого бремени. Как бы то ни было, этого не стоит делать, пока она не соберется дать 10 000 долларов или не найдется новый подходящий председатель для Комитета. Ее идею насчет концерта и продажи билетов по 5 долларов можно воплотить при условии, что дамы из специального комитета отнесутся к делу серьезно, а не будут только говорить о туманных возможностях.

Я очень рад, что у г-жи Уайтсайд есть возможность обеспечить пожертвование в 300 долларов для «Урусвати». Надеюсь, что эта операция произойдет на земном плане, а не в высших сферах, как год назад. Я помню, что в прошлом году говорилось о такой же сумме, но все, видимо, происходило на таких недосягаемых высотах, что мое бедное «я» так и не смогло узреть ничего материального. Тем не менее мы рады любому усилию по сбору средств.

Я с интересом читаю Ваш рассказ о беседе с Дином Роусби. Очень характерно, что он не смог назвать имена людей, которые передавали ему злые сплетни. Крайне важно узнать, как д-р Меррилл на самом деле относится к этому вопросу.

Что же касается д-ра В.Карпентера-Маккарти, то здесь нам придется заявить, что в нашем регионе существуют определенные возможности исследования рака, но все эти вопросы еще находятся в стадии проработки, и боюсь, что в настоящее время мне будет трудно отклониться от намеченного плана наших исследований. Со всеми наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Ю.Р.

Директор

 

P.S. Относительно Вашего письма № 3 от 1 апреля, предложение г-на Хойена может быть реализовано очень тактично, без создания каких-либо недоразумений в наших отношениях с д-ром Э.Д.Мерриллом.

 

115. Ю.Н. Рерих – Б. Лауферу*

28 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый доктор Лауфер,

Много лет назад я консультировался с Вами по вопросу центрально-азиатской археологии. В течение последних восьми лет исследования такого же характера провели меня через страны Дальнего и Среднего Востока и завершились созданием при Музее Рериха Института Гималайских исследований, посвященного изучению археологии, этнографии, лингвистики, географии и естественных наук стран Среднего Востока. Программа Института была послана Вам после публикации, и мне нет нужды повторять здесь различные задачи, которые формируют область деятельности Института.

Институт публикует ежегодный журнал, первый том которого вскоре выйдет. Кроме этого периодического издания мы начали публикацию серии «Тибетика», посвященной изучению тибетской древности и родственных предметов. Мы очень хотим заручиться поддержкой компетентных ученых в этом новом начинании и с самого начала я прошу о сотрудничестве, так как мы всегда рады Вашим советам.

Нам хотелось бы установить обмен публикациями между Полевым Музеем и нашим Институтом. Опубликованные Вами серии известных монографий были бы особенно ценным поступлением в нашу исследовательскую библиотеку. В свою очередь, мы будем рады отправить Вам наш журнал и опубликованные книги серии «Тибетика», первый том которой должен вскоре появиться.

Следующий номер нашего журнала намечается на ноябрь-декабрь 1931 г., и я беру на себя смелость просить Вашу статью или заметку, которая сильно поднимет ценность нашего молодого издания. Излишне добавлять, что мы всегда будем рады предоставить Вам требуемые сведения из региона, в котором наш Институт сейчас проводит свои исследовательские работы.

С добрыми пожеланиями,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

 

116. Ю.Н. Рерих – Р. Магоффину*

28 апреля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый д-р Магоффин!

Начался второй год полевой работы нашего Института, и я хочу рассказать Вам о наших ближайших планах в сфере археологических и прочих исторических исследований, поскольку мы чувствуем Ваше дружеское расположение, а сотрудничество Вашего знаменитого Института – залог будущей обширной работы. Наш Институт выстоял под натиском современных экономических трудностей и всемирного прилива взаимных подозрений, которые так мешают научной работе. Сейчас мы прокладываем путь систематическим археологическим исследованиям и надеемся через два или три года выйти в поле организованной группой и провести интенсивные раскопки в регионах Среднего Востока.

Ближайшее лето будет посвящено археологическим, этнографическим и лингвистическим исследованиям Лахула и Индийского Тибета. Я планирую провести полное исследование старых буддийских храмов одиннадцатого века, которые бесценны для реконструкции раннего периода тибетского буддизма. Покойный д-р Франке упомянул ряд подобных храмов, существующих в горных долинах Западного Тибета, но почти ничего не было сделано в отношении должного описания их фресок, собраний изображений, резьбы по дереву и обширных коллекций книг.

Также я продолжу исследования мегалитических памятников и могильных камней, которые существуют, согласно устным преданиям, бытующим в регионе. Этим летом я займусь их изучением. Институт Кондакова в Праге только что опубликовал мою книгу об археологической разведке на плоскогорье Северного Тибета. Мне очень приятно послать Вам экземпляр этой работы, которая даст Вам представление о характере древних останков, найденных в Северном Тибете.

Наш журнал с Вашей статьей появится очень скоро, и надеюсь, что Вы будете продолжать баловать нас своими всегда желанными статьями и обзорами книг, которые увеличат значимость нашего молодого издания.

С совершенным почтением к г-же Магоффин и к Вам,

С уважением,

Юрий Рерих

 

117. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

7 мая 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемый доктор Меррилл,

Большое спасибо за Ваше письмо от 31 марта со списком идентификаций, которые были переданы доктору Кельцу. С Вашей стороны было очень любезно сделать эту работу, и мы очень высоко ценим Ваше дружеское сотрудничество в этом деле.

Пожалуйста, обратите внимание, что страница идентификаций № 3 отсутствовала, вместо нее мы получили две страницы № 2. Мы вернем Вам лишнюю страницу № 2 и будем очень благодарны, если Вы любезно вышлете нам пропущенную страницу 3, чтобы дать нам возможность ввести сведения в наш гербарий.

Только что получил Вашу записку от 6 апреля с дальнейшими идентификациями нашей ботанической коллекции.

Мы тщательно готовимся к нашей летней полевой работе, которая, как я уже писал Вам, охватит высшие альпийские долины Индийского Тибета. Мы уверены, что это новое путешествие позволит собрать новый материал, образцы которого будут отправлены Вам осенью, по возвращении нашей экспедиции.

С наилучшими пожеланиями и еще раз благодарю Вас,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

118. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

7 мая 1931 г.
Наггар

Уважаемый господин Хорш,

Большое спасибо за Ваши письма № 4 и 5 от 14 и 16 апреля соответственно. Я постараюсь ответить на все Ваши вопросы по каждому из пунктов Ваших писем. Передаю исправленный финансовый отчет нашему секретарю, и мы напишем Вам, как только этот отчет будет сверен с нашими данными. Я хочу только заметить, что господин Иттлсон-младший и господин Д.Д.Мей взяли обязательства на 500 долларов (совместно), а не 200 долларов (совместно), указанные в Вашем пункте № 1. Сверьтесь, пожалуйста, с их карточками обязательств; мои сведения основаны на личном разговоре с госпожой Иттлсон, и я проверял список членов, отправленный мне мисс Линден.

Мы очень рады, что Институт переезжает в новое помещение на четвертом этаже. Два ящика орнитологических коллекций для Гарварда и Музея нашего Института в настоящее время готовы, и мы ожидаем возвращения доктора Кельца из его поездки, чтобы отправить груз.

Относительно наших планов для биохимической лаборатории и предполагаемой программы раковых исследований. Я посылаю срочное письмо в Париж, а также письмо господину Перцову с просьбой изложить свои предложения касательно этой работы. Как только у меня будут эти сведения, я отправлю их Вам.

Все мы очень счастливы узнать о деятельности мисс Грант в Калифорнии. Мы надеемся, что Комитет Сан-Франциско успешно проведет работу по сбору начальных 10 000 долларов. С этой собранной суммой мы сможем начать работу и подготовить лабораторию к сентябрю 1932 г. Конечно, мы сделали бы все возможное, чтобы получить результаты в Н[ью]-Й[орке].

Любезные обещания господина Вайкерта приятны слуху, но мы должны увидеть их воплощение. Он, несомненно, имеет возможности, но мы не намерены обосновываться в Нью-Брансвике, Нью-Джерси. Нам нужны оборудование или ссуда для нашей биохимической лаборатории именно здесь.

Вкладываю подписанный отчет для Правления Банкиров.

С сердечными пожеланиями,

Искренне,

Ю. Р.

 

119. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

11 мая 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Пробстейн,

Я получил Ваше письмо от 8 числа прошлого месяца и рад узнать, что мой чек на 31 фунт дошел до Вас в сохранности. Мой банк не сообщал мне о том, что Вы его получили. Теперь на Ваш адрес послан другой чек стоимостью в 20 фунтов. Сообщите, пожалуйста, о его получении и спишите сумму с моего долга Вашей фирме.

Я писал Вам относительно очерков Ходжсона по языку, литературе и религии Непала и Тибета (Лондон, 1874). Во время моего пребывания в Лондоне Вы сказали мне, что у Вас есть на примете экземпляр. С тех пор я об этом от Вас не слышал. В экземпляре Нанкинского каталога Трипитаки [1] отсутствует приложение, будьте добры, пришлите его.

В ожидании увидеть Ваше «Мохенджо-Даро» [2],

С совершенным почтением.

 

P.S. Моя книга по экспедиции печатается в издательстве Йельского университета и будет готова в августе.

380 (Bu-ston [Rin-chen-grub. History of Buddhism. Trans, from Tibetan by E.] Obermiller. [Heidelberg, 1931-32]).

382 (Kanjur. [Fragments, extraits du Kandjour. Trad, du tibet. par M.Leon] Peer. [Paris, 1883]).

984 (Pelliot. Deux itineraires [de Chine en Saigon]).

1237 (Минаев. Буддизм. [Исследования и материалы. СПб., 1887]).

Lalou. Iconografie des etoffes peintes. [Paris: P.Geuthner], 1930.

Dussaud. La Lydie et ses voisins [aux hautes epoques. Paris], 1930.

Ростовцев. О Ближнем Востоке, изд. «Современные записки», Париж, 1931 (эту книгу можно получить через Якова Поволоцкого, Париж, буду обязан в случае скорой доставки).

Также дайте мне знать, отправляете ли Вы мне книгу Руденко: Les sepultures de l’epoque des kurganes de Minousinsk, L'Anthropologie, Paris, 1929, NN. 5-6.

Я посылаю Вам гранки страниц с иллюстрациями для английского издания моей книги «По тропам Срединной Азии». Надеюсь, это поможет Вам установить стоимость книги и начать ее рекламу.

«Imperial Bank of India» отправил Вам денежный перевод на £16. Пожалуйста, сообщите о его получении. Следующий взнос будет послан в июле (июнь-июль).

С уважением.

 

P.S. Жду книгу Латышева. Видели ли Вы мою работу «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», Прага, 1931 г. [3]?


[1] Общее название буддийской канонической литературы, состоящей из трех частей: I. Виная-питака (о правилах приема в буддийские монастыри и нормах поведения монахов); 2. Сутта-питака (изложение буддийского религиозного учения в форме изречений и притч Будды); 3. Абхидхамма-питака (изложение в форме вопросов и ответов сущности буддийской философии).

[2] Город в долине Инда, III тыс. до н.э.

[3] Так в тексте. Работа была издана в 1930 г.

 

120. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

12 мая 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер!

Отвечаю на Ваш список № 109 и отмечаю следующие книги, которые отправьте, пожалуйста, по приведенному выше адресу:

340 (Неверов).

363 (Экономическая география Сибири. [Под ред. А.А.Ансона. Новосибирск, 1928]).

368 ([Giovanni de] Plan del Carpino. [Geschichte der Mongolen und Reisebericht, 1245-1247. Ubersetzt und erlautert von Friedrich] Risch. [Leipzig, 1930]).

 

121. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

14 мая 1931 г.

Уважаемый доктор' Кельц,

Ни одного Вашего письма не было отправлено от имени Института Гималайских исследований. Надеюсь, Вы понимаете, что это не в наших правилах.

Ю.Р.

 

122. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

18 мая 1931 г.

Уважаемый господин Гетнер,

Отправьте, пожалуйста, по вышеуказанному адресу следующие две книги и запишите их стоимость на счет Института:

1. F.Hiibotter. Die chinesische Medizin zu Beginn des XX Jahrhunderts und ihr hist[orischer] Entwicklungsgang. Leipzig: Verlag d. Asia Major, 1929.

2. А.Позднеев. Учебник тибетской медицины. Санкт-Петербург, 1908.

Искренне Ваш,

Ю. Р.

Директор

 

123. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову

21 мая 1931 г.
Наггар

Дорогой Владимир Александрович.

Благодарю за письмо Ваше от 23 п[рошлого] м[есяца]. Как увидите из настоящего письма, мы от слов перешли к делу. Приложенный меморандум уяснит Вам положение. Новый план здания лаборатории Вам будет выслан из Нью-Йорка, куда он был послан для просмотра жертвователем. Все изменения первоначального плана указаны в меморандуме. Ждем Вашего суждения, после чего начнем работу. Летом заложим фундамент, осенью и зимою начнем здание, дабы кончить его к весне 1932 г. Одновременно начнется работа по электростанции для Института. Как увидите, новый план здания не меняет относительного расположения комнат. Безмент придется упразднить, здание будет стоять на скале, а взорвать часть скалы невозможно. Раковые лаборатории пришлось поместить на одном этаже с биохимическим отделением, ибо трудно поставить второй этаж, принимая во внимание особый характер местной стройки (анти-эрскуэк [1]).

Конечно, все аппараты будут приобретаемы Вами, но для скорейшего начала работ необходимо проходить через период дилетантской корреспонденции и разговоров. И мне в моей области археологии приходится неоднократно говорить о маджик спаде [2] и выслушивать суждения об антропологических изысканиях бабочек. Если Вам нужно побывать в Нью-Йорке, прошу пользоваться моей квартирой. Если поедете по делам Института, проезд по ж[елезной] дор[оге] будет оплачен Институтом. Надеюсь к весне 1932 г. иметь все необходимые суммы для покупки аппаратов, дабы осенью т[екушего] г[ода] начать работы здесь. Относительно Вашего дома, возможно, будет готов небольшой коттедж в три комнаты с кухней и т.д. поблизости от лаборатории. Фотографии местности Вам высылаются. Прошу прислать мне Ваши мысли о будущих работах лаборатории. Журнал Института выйдет в июне. Следующий номер – в дек[абре] и будет содержать ряд ценных работ видных ученых Франции, Америки, Индии. Не пришлете ли статью?

Шлю сердечный привет всем Вашим,

Искренне Ваш.


[1] Anti earthquake – сейсмоустойчивое (англ.).

[2] Magic spades – волшебные лопаты (англ.).

 

124. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

22 мая 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер!

Я получил Вашу открытку от 23-го числа прошлого месяца. Денежный перевод на £16 был отправлен Вам 27 апреля, и надеюсь, что к настоящему времени Вы его получили. Следующий взнос будет сделан в июле, как следует из моего письма от 12 числа сего месяца.

Пожалуйста, пошлите мне следующие книги, если их можно найти:

Васильев. Буддизм, [его догматы, история и литература. СПб., 1857-1869] (предпочтительно издание этой работы на русском языке).

Cahen. Les cartes de la Siberie au XVIII siecle. Paris, 1911 (пожалуйста, укажите цену этой работы).

Abel Remusat. Ouboucha, prince Tergaeut. Neuv. Mel. Asiat. 2 vols. Paris, 1829.

Тимковский. Путешествие в Пекин в 1820 г. [1] Предпочтительно издание на русском языке, если не найдете – издание Klaproth, Paris, 1827 [2].

Histoire de l'Asie Centrale. [Publ., tr. et annote par Charles Schefer]. Paris, 1876.

Imbault-Huart. Recueil de documents sur l'Asie Centrale. Paris, 1881.

Bachhofer. Zur Datierung der Gandhara Plastik. Neubiberg [3], 1925.

Надеюсь, Вы отсылаете мне книги, упомянутые в моем предыдущем письме от 12 числа сего месяца, а также подбираете остальные.

С уважением.


[1] Тимковский Е.Ф. Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг. Ч. I-III. СПб., 1824.

[2] Timkovsky E.F. Voyage a Peking, a travers la Mongolie, en 1820 et 1821. Publie avec des corrections et des notes par J.Klaproth. Paris, 1827.

[3] Вероятно, описка. В действительности: Munchen.

 

125. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

30 мая 1931 г.
Наггар

Уважаемый г-н Хорш!

Отвечаю на Ваше письмо №5 от 28 апреля. Мы обсуждали вопрос относительно выставки ботанической коллекции г-на Шаха, и я должен сообщить Вам следующее: принимая во внимание, что все помещения нашего Международного художественного центра уже заказаны на весь будущий год, Музей Института не в состоянии предложить помещения в Нью-Йорке, поскольку и так переполнен собственными коллекциями.

Мы внимательно изучаем наш бюджет на будущий год и сообщим Вам, как только определим наши планы. Мы ценим Ваше сотрудничество в этот очень трудный момент. Пожертвование г-на Стокса, похоже, возвещает о новом этапе ускоренной деятельности.

Все друзья Института ожидают журнал, и я надеюсь, что он уже в печати, хотя в последнем письме от «R[oerich] M[useum] Press», кажется, говорится о некоторой задержке. Очень важно, чтобы этот вопрос был решен как можно быстрее.

Надеюсь, что г-н Хом наконец перейдет от слов к делу и представит какие-нибудь конструктивные идеи. Встреча с г-жою Иттлсон, ввиду новых разработок, может быть плодотворной. У нее есть связи с владельцами больших универмагов в Н[ью]-Й[орке], которые, возможно, что-то дадут для осуществления наших планов.

Думаю, Вы будете сожалеть, когда узнаете, что сэру Аурелу Стейну пришлось покинуть свою экспедицию, в настоящее время он на пути в Индию. Очень жаль, что большие деньги, полученные из Гарварда и Британского музея, были истрачены на бесполезные переговоры со строптивыми чиновниками. Эта эпоха взаимных подозрений как между восточными, так и между западными народами полностью парализует научную работу.

Вы, без сомнения, слышали о большой французской экспедиции Ситроена, у которой будут значительные экономические результаты и которая еще раз свидетельствует о пробивной энергии французского народа. Тем, кто возражает против участия русских в иностранных экспедициях, не мешало бы узнать, что мсье Ситроен сам русского происхождения и несколько участников его экспедиции – русские. Наши французские друзья кажутся более просвещенными в этом вопросе. С сердечными пожеланиями Вам и всем сотрудникам от научного состава Института, с уважением,

Ю.Р.

Директор

 

126. Ю.Н. Рерих – ЭД. Мерриллу*

2 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый доктор Меррилл,

Мне доставляет огромное удовольствие известить Вас о втором отправлении материала для гербария в дар Вашему Учреждению и для Вашей любезной идентификации.

Сообщите, пожалуйста, нам о его сохранном прибытии.

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

P.S. 3 заказных почтовых посылки, 11 фунтов каждая.

 

127. Ю.Н. Рерих – С.К. Чаттерджи*

2 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Чаттерджи,

Большое спасибо за Ваше дружеское письмо. Мы будем очень рады поместить Вашу статью в следующий номер журнала. Любая тема в области Ваших исследований будет оценена по достоинству. Статья должна быть около 2000 слов. Следующий номер появится в ноябре-декабре 1931 года, и весь материал для него должен быть выслан мне сюда не позднее чем 30 августа, так как журнал будет печататься в Европе. Первый номер журнала ожидается здесь через несколько дней, и Вам будет выслан экземпляр, который даст Вам представление о нашей работе.

Мы очень хотели бы установить научное сотрудничество с различными отделениями Калькуттского Университета и начать с ними обмен публикациями. Я был бы признателен за Вашу помощь в этом деле.

Профессор Рерих шлет Вам свои наилучшие пожелания, к которым я присоединяюсь.

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

128. Ю.Н. Рерих – К. Тюльпинку*

5 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Тюльпинк,

Наш Институт желает присоединиться к Конференции Пакта Мира Рериха [1], которая будет проводиться осенью в Брюгге, и поддержать высокие культурные идеи, сформулированные этой Конференцией.

Поэтому мы высылаем Вам вложенные 100 франков в качестве взноса для участия в Конференции.

Мы будем рады, если Вы сможете по почте держать нас в курсе всех новостей относительно деятельности Конференции.

В ожидании Вашего любезного подтверждения искренне Ваш,

Директор

 

Вложение: 2 банкноты по 50 французских франков каждая.


[1] Первая конференция Международного Союза за Пакт Рериха, проходившая в Брюгге (Бельгия) в сентябре 1931 г.

 

129. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Со»*

8 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемые господа,

Я получил Ваше письмо от 14 числа прошлого месяца. Чек на сумму 10 фунтов отправлен Вам 11 мая, и еще один чек будет послан в самое ближайшее время. С удовольствием отмечаю, что Вы достали книги, указанные в моих предыдущих письмах.

Вышлите, пожалуйста, мне следующие книги:

Hirt. Handbuch der griechischen Laut und Formenlehre. Heidelberg: Winter, [1902].

Jensen. Neupersische Grammatik. Heidelberg: Winter, [1931].

Horten. Indische Stromungen in d[er] Islam[ischen] Mystik, II. [Heidelberg:] Winter, [1927-28].

Festschrift f[ur] [Karl Brugmann Herausgegeben von] Wilh[elm] Streitberg. [Strassburg, 1909].

Искренне Ваш.

 

130. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

11 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Гетнер,

Я получил Ваши счета от 12 и 15 мая и Вашу открытку от 16 мая, извещающую о получении чека от «Imperial Bank of India». Следующий чек будет отправлен Вам в июле. Пришлите мне, пожалуйста, следующие книги и статьи:

Meillet. De l’influence Parth sur la langue Armenienne. Revue des Etudes Armeniennes, 1922, vol. 2.

Cumont. Le sacrifice du tribun romain [terenfius et les Palmyr6niens a Doura. (In Academic des inscriptions et belles – lettres). Paris]. Monuments [et memoires. Paris, 1923], vol. XXVI.

Barthold. Nachrichten uber d[en] Aralsee [und den unteren Lauf des Amudarja von den altesten Zetien bis zum XVII]. (Quellen u[nd] Forschungen zur Erd. und Kulturkunde). Leipzig, 1910.

Dieterich. Byzantinische Quellen zur Lander u[nd] Volkerkunde. [Leipzig], 1912 (Quellen u[nd] Forschungen zur Erd. und Kulturkunde).

Grunwedel. Padmasambhava und Verwandtes. Baessler Archiv; [Beitrage zur Volkerkunde. Berlin], vol. III, heft 1,5.

Искренне Ваш.

 

131. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

15 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер!

Отвечаю на Ваше письмо от 26 числа прошлого месяца. Надеюсь, что никаких недоразумений относительно авторских экземпляров моей книги «Звериный стиль у кочевников [Северного] Тибета» не возникло. Я не помню, что просил Вас выслать авторские экземпляры этой работы. Двадцать экземпляров были посланы напрямую из Праги в наш парижский офис на rue de Poitiers. В моем письме от 12 мая я упомянул эту работу только для того, чтобы привлечь к ней Ваше внимание.

Также я хотел бы узнать состояние моего членства в Societe de Languistique [1]. Были ли уплачены мои членские взносы за этот год? Если нет, пожалуйста, сообщите мне.

Мой следующий взнос в сумме £16 будет послан в первую неделю июля и должен прийти к Вам в конце июля месяца или в начале августа.

Пожалуйста, пошлите сюда книги по следующему списку:

Этнографическая карта Сибири, с томом примечаний, издание Академии наук, 1927-1929.

Иран. [Сборник статей под ред. В.В.Бартольда, тома II и III. Л., АН СССР, 1927-1929.

Meillet. Histoire de la langue grecque, 1930. Новое издание.

Meillet. Histoire de la langue latine.

Готовы ли Вы послать сюда:

«Eurasia Septentrionalis antiqua», vol.V; «Die literaturen Indiens» Глазенаппа, 1929; «Панчатантру» Владимирцова и другие книги, упомянутые в моих последних письмах от 12 и от 22 мая?

Г-н Норман В.Доналдсон из издательства Йельского университета пишет, что он не получил Ваш запрос относительно списка иллюстраций, которые они должны Вам послать. Надеюсь, что этот вопрос теперь уже решен и что французское издание хорошо продвигается.

Пожалуйста, ответьте на мое официальное письмо от 15 апреля насчет изданий нашего Института. Первые два тома серии «Тибетика» – «Грамматика лахульского диалекта тибетского языка» [2] и «Жизнь Атиши» – будут готовы будущей зимой.

С уважением.


[1] Общество лингвистов (фр.).

[2] Roerich George. Dialects of Tibet. The Tibetan dialect of Lahul. Naggar, Kulu, 1933.

 

132. Ю.Н. Рерих – У.Р. Максону*

15 июня 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Максон,

Я получил Ваше письмо от 23 апреля. Наш Институт будет рад начать обмен гербариями с Национальным Музеем США. Мы особенно заинтересованы в азиатских материалах. Образцы из Китая, особенно с китайско-тибетской и монгольской границ, были бы очень важны для нашего основного гербария. Мы, в свою очередь, могли бы снабжать Национальный гербарий коллекциями гербариев из Кулу, Лахула и прилегающих районов.

Буду очень благодарен, если Вы любезно напишете мне по этому делу, как только Вам будет удобно.

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

133. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову*

15 июня 1931 г.
Наггар

Мой дорогой друг!

Большое спасибо за Ваше письмо от 22 числа прошлого месяца и вложенное письмо Вил[ьгельма] К.Хайнца относительно биохимического оборудования. Должен поздравить тебя с прекрасным разговорным английским твоего друга. Его условия кажутся приемлемыми. Остается выяснить, сколько оборудования он мог бы поставить нам и по какой цене. Также уточнить объем таможенных пошлин, которые надо заплатить в Бомбее. Я думаю, стоило бы привезти значительную часть оборудования с Вами, так как личный багаж не облагается пошлиной, а транспортные компании, занимающиеся перевозками между Марселем и Бомбеем, обычно делают скидки при большом количестве багажа на билет. Однако этот вопрос может быть должным образом решен, только когда все остальные вопросы будут урегулированы.

Пожалуйста, обратите внимание на вложенные фотографии места, предлагаемого для нашей биохимической лаборатории. Выемка грунта начнется завтра. Наш секретарь напишет Вам насчет электростанции и других технических вопросов – лабораторной мебели и т.п. Я только что получил новости из Нью-Йорка, что «Westinghouse Co» рассматривает возможность подарить нашему Институту полную гидроэлектрическую установку. Это значительно сократит денежные расходы. Над строительством лаборатории придется много поработать, учитывая трудность доставки сюда необходимых строительных материалов. Все приходится получать из нижних долин со значительными расходами. Работы придется остановить на сезон дождей, чтобы позволить фундаменту осесть, и возобновить в сентябре, после окончания дождей.

Пожалуйста, пришлите мне временную предварительную смету текущих расходов лаборатории, насколько Вы можете ее составить. Зарплаты, которые будут выдаваться двум Вашим помощникам (второй из них опять вернулся к жизни) и одному уборщику, будут определены нами согласно местным расценкам. Ваша предыдущая смета была 800 долларов в год, исключая трех человек и Вашу собственную зарплату. План с Греноблем пока приостановлен, поскольку теперь у нас есть возможность начать строительство здесь. Руководство Гренобля вполне готово поддержать нас.

Со всеми наилучшими пожеланиями.

 

134. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Co»*

16 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемые господа,

Ваше письмо от 28 мая, вероятно, было написано за несколько дней до получения моего перевода на сумму 10 фунтов, отправленного из Лахора 11 мая. Вы, должно быть, заметили, что большинство моих писем были посланы воздушной почтой и дважды дошли до Вас в такой же срок, как и обычной почтой. Денежный перевод до Лондона идет от пяти до шести недель, отсюда кажущиеся задержки. Мое правило отправлять новые переводы после того, как я узнаю от Вас о получении предыдущего перевода.

Ваше письмо от 28 марта, сообщающее о получении моего перевода от 3 марта, было получено здесь 30 апреля, и 11 мая новый перевод в 10 фунтов был отправлен Вам обычной почтой. Надеюсь, он дошел до места назначения в сохранности. Второй экземпляр хранится у меня здесь на случай потери в пути. Ввиду 11 лет наших деловых отношений я очень удивлен, встретив в Вашем письме слово «честность». Во время моего последнего визита в Лондон я, надеюсь, ясно дал понять, что могу покупать книги только в рассрочку. Если эта договоренность не подходит Вам, пожалуйста <...> [1]. Остающаяся задолженность в сумме причитающихся Вам 60 фунтов будет в таком случае покрыта за три взноса, в 20 фунтов каждый. Тем временем высылаю Вам очередной перевод в 15 фунтов, который должен дойти до Вас к концу июля. Таким образом, остается долг в 45 фунтов для покрытия за два взноса, если вышеприведенное соглашение принято и найдено более выгодным.

Искренне Ваш.


[1] Окончание фразы неразборчиво.

 

135. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

19 июня 1931 г.
Наггар

Уважаемый господин Хорш,

Большое спасибо за Ваши письма от 6 и 26 мая (№ 6 и 8 соответственно). Учитывая совет доктора Шпора воспользоваться услугами немецких фирм для приобретения биохимического оборудования, рад сообщить Вам, что доктор Перцов получил письмо от «Wm. Heinz and Со», в котором нам предлагают биохимическое оборудование с рассрочкой на 2,5 года при условии, что мы купим у них оборудование на сумму 2000 долларов. Как Вы знаете, немецкое оборудование значительно дешевле, чем оборудование, купленное в США, более того, мы сэкономим на расходах на транспортировку через Атлантику. Я попросил нашего биохимика воспользоваться этой возможностью и получить у немецкой фирмы полную информацию по необходимому оборудованию. Если мы решим покупать оборудование у них, то можно договориться о его доставке в Марсель или в Бомбей на немецком корабле так, чтобы совместить с поездкой нашего биохимика через Бомбей, таким образом сэкономив на таможенной пошлине и формальностях. Могу добавить, что у фирмы «Wilhelm Heinz and Co» хорошая репутация в научном мире. Конечно, точные электрические приборы должны быть приобретены в США, и поэтому мы должны прилагать все усилия, чтобы достигнуть наилучшего взаимодействия с химическими фирмами. Институт будет благодарен за любой совет, который Вы можете дать нам по этому делу.

Что касается собрания Комитета Попечителей от 26 мая, очень рад узнать, что госпожа Иттлсон присутствовала и, похоже, поняла важность работы, выполняемой Институтом. Надеюсь, что ее друзья помогут нам получить необходимые средства.

Госпожа Лихтман писала мне, что господин Джеймс Беннетт говорил о том, что «Westinghouse Co» может предоставить нам гидроэлектрическую силовую установку в дар. Эта возможность должна быть использована, и я верю, что «Westinghouse Co» может помочь научному институту, так как, без сомнения, эта помощь, как Вы знаете, даст им большие возможности в будущем. Вы знаете область нашей работы, и господин Беннетт лично знаком со всеми стадиями деятельности Института. То, что Вы пишете о General Electric Company, также важно, и, может быть, господин Своп сможет помочь нам.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне,

Ю. Р.

Директор

 

136. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

25 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер!

Пишу Вам, чтобы сообщить, что «Imperial Bank» посылает Вам новый перевод на сумму £16. Если все пойдет как надо, Вы должны получить его к концу июля. В моем письме от 4 июня прочтите, пожалуйста: «Перевод на £16 за апрель-май». Мой следующий взнос придет к Вам в сентябре. Пожалуйста, подтвердите получение настоящего перевода.

Пожалуйста, пошлите мне текущие номера «T'oung Pao». Пока я получил только №1, 1930 (том XXVII). Также последние номера «Revue des Artes Asiatiques», начиная с мая 1930 г., и книгу Мейле «La slave commun», 1924. Не могли бы Вы также послать мне греко-французский словарь в одном томе, в твердом переплете?

Надеюсь, что Вы посылаете мне книги, упомянутые в моих письмах от 12 и 22 мая.

Я рад узнать, что французское издание моей книги продвигается.

200 франков за «Грамматику тибетского языка» Бако, купленную Институтом, будут отправлены Вам денежным переводом, а £20 за «Botanic[on] Sinicum» – из нашего нью-йоркского офиса.

С уважением.

 

137. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

25 июня 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемые господа,

Большое спасибо за Ваше письмо от 2 числа сего месяца. Мой денежный перевод на сумму £20 должен к настоящему времени до Вас дойти, и у меня готов другой перевод на ту же сумму. Второй перевод должен прийти к Вам в конце июля или в начале августа.

Я был бы рад, если бы Вы включили в Ваш текущий каталог мою недавно вышедшую книгу «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», Seminarium Condacovianum, Прага, 1930 г. (Loretanske nam. 109, Prague IV). Моя большая книга об экспедиции будет готова в августе. Детали можно узнать в издательстве Оксфордского университета. Также Вам будет интересно узнать, что наш институт Гималайских исследований выпускает ежегодный журнал, первый номер которого вот-вот появится.

Пожалуйста, пришлите по вышеуказанному адресу: Le Strange. The Lands of the Eastern Caliphate. Cambridge, 1930; Dudley Stamp. Asia: an Economic and Regional Geography. London: Methuen & Co., 1929; Noldeke. Das Iranische Nationalepos. [2 aufl. Berlin], 1920.

С совершенным почтением.

 

138. Ю.Н. Рерих – А.П. Калитинскому

25 июня 1931 г.
Нагтар

Дорогой Александр Петрович,

Спасибо за Ваше письмо от 16 мая с.г. Это письмо дает мне возможность поставить Вам некоторые вопросы, возникшие в связи с планами аффилиации [1] Семинария им. Кондакова с учреждениями нашего Музея, и на которые мы еще не имели исчерпывающих ответов. Сожалею, что, видимо, не получили Ваших двух писем, упоминаемых Вами в письме, в которых Вы сообщали нам положение и ближайшие планы Семинария. В Вашем письме от 16 дек[абря] п[рошлого] г[ода] Вы касались исключительно вопроса о будущих изданиях Семинария и обошли молчанием все детали преобразования Семинария в Институт имени Акад[емика] Кондакова, которые были совершенно необходимы для дальнейшего рассмотрения вопроса об аффилиации. Мне кажется, что слова Николая Константиновича, процитированные в Вашем последнем письме, были не совсем поняты. Н[иколай] К[онстантинович] неоднократно выражал сожаление, что не удалось договориться в деталях еще во время нашего пребывания в Париже, и справедливо сомневался в возможности проведения всего плана письменно, опасаясь недоразумений. К глубокому нашему прискорбию эти опасения Н[иколая] К[онстантиновича] до известной степени оправдались. Отношение Н[иколая] К[онстантиновича] и всех сотрудников нашего Музея к Вам и возглавляемому Вами Семинарию остается прежнее. Лишенным основных сведений о Семинарии, его Уставе, бюджете, личном составе, организации аффилиации и детальных планов научных работ, нам пришлось, естественно, отложить дело до более благоприятного часа. Все эти вопросы требуют детального обсуждения Советом Музея, а также теми лицами, которые поддерживают научную деятельность Музея. Ваше английское письмо от 16 сент[ября] п[рошлого] г[ода] на имя Н[иколая] К[онстантиновича] было поставлено на обсуждение Совета Музея, поддержанное в исключительном порядке нашим Почетным Президентом. К нашему глубокому сожалению, заключительный параграф Вашего письма вызвал некоторое недоумение. Вы писали:

«Although our problems and the methods of solving them are somewhat different from those of the Institutes you have organized in America & India (and this would only serve to make the individual branches self-existing and independent both in their inner-life and outward activities) it seems to me that under your general protection we might find contact and a broad field for friendly collaboration» [2].

Члены Совета Музея справедливо указали на необходимость точно выяснить этот вопрос о методах. В нашей десятилетней работе в связи со многими научными учреждениями Америки, Европы и Индии этот вопрос не возникал, и потому до продолжения обсуждения планов аффилиации нам необходимо знать Вашу точку зрения. Это облегчит задачу и избавит нас от ненужных трений в будущем. Конечно, обстоятельства значительно осложнили положение, но что отложено, не потеряно. Еще в Париже мы уговорились о скорейшей присылке Устава Института и его бюджета для обсуждения Советом Музея. Этот материал не был нам доставлен из Праги и потому лишил нас возможности дать ход этому делу. Итак, дорогой Александр Петрович, Вы видите, что задержки были не на нашей стороне и что своевременная информация по организационным вопросам Института им. Кондакова значительно бы помогла делу.

Рад был видеть свою работу в рядах «Скифики». Издана, как всегда, хорошо. Укажите, пожалуйста, выслать мне еще 15 экз[емпляров]. Стоимость их верну чеком по получении фактуры Семинария. Из объявлений об изданиях вижу, что 1 том текста «Русской Иконы» вышел в свет. Прошу выслать мне 1 экз[емпляр]. Стоимость его 10 [3] вышлю в Прагу.

Через три дня выступаю в горы Индийского Тибета на летние работы нашего Института, где пробудем до октября. Много научных результатов.

Шлем привет Марии Николаевне. Надеюсь, ее силы вполне восстановились.

Ваш [Ю.Р.]


[1] Affiliation (англ.) – присоединение, слияние.

[2] «Хотя наши задачи и методы их решения в чем-то отличаются от задач и методов Институтов, организованных Вами в Америке и Индии (и это будет служить основанием для самостоятельного существования и независимости как во внутренней жизни, так и во внешней деятельности), мне кажется, что при Вашем покровительстве мы сможем найти контакты и широкое поле для дружеского сотрудничества (англ.).

[3] Так в тексте, вероятно, какая-либо денежная единица.

 

139. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

27 июня 1931 г.
Наггар

Мой дорогой доктор Шклявер,

Пишу Вам накануне нашего отъезда на летнюю работу в Лахул, и ввиду того, что корреспонденция будет идти до меня больше времени, я пользуюсь возможностью, чтобы пересмотреть некоторые наши ближайшие планы. В своем письме от 1 апреля 1931 г. я довольно подробно писал о налаживании контактов с различными французскими научными институтами. Я хотел бы знать точные данные относительно этих контактов к 10 сентября 1931 г., чтобы иметь возможность включить их в наш следующий годовой отчет. В Вашей записке в ответ на мое письмо от 1 апреля Вы уверяете нас, что хорошо поняли мои указания относительно установления сотрудничества с различными научными институтами в Париже и доложите о развитии Ваших переговоров с институтами, указанными в моем письме. Мы должны знать, куда следует отнести каждый институт согласно моему письму от 1 апреля.

Думаю, пора узнать об обещанной статье для нашего следующего номера журнала. Попросите, пожалуйста, проф[ессора] Шрамека представить свою статью к ноябрю 1931 г., а также напомните проф[ессору] Минорскому, если он все еще желает дать в наш журнал заметку. Любое Ваше предложение относительно привлечения достойных сотрудников будет принято во внимание. Я слышал от проф[ессора] Мангина, что наша ботаническая коллекция, включая идентификации, претендует на высокую оценку. Доктор Меррилл прислал нам свою заметку, которую Вы можете найти на странице 5 № 3 Бюллетеня М[узея] Р[ериха].

Также я хотел бы знать точные результаты Ваших переговоров с различными книготорговцами на предмет приобретения у них книг для обзора в нашем журнале. В этом деле мисс Макалистер может оказать Вам соответствующую помощь и этим позволит Вам сосредоточиться на важных проблемах нашей работы. Я отправлю Вам свои два коротких сообщения, чтобы они попали на Этнографический Конгресс к концу августа. Хорошо было бы подарить этому Конгрессу экземпляры моих книг «По тропам Срединной Азии» и «Звериный стиль». Американское издание «По тропам Срединной Азии» прибудет к концу июля. Покажите, пожалуйста, это письмо мадам де Во Фалипо, с тем чтобы она знала наши будущие планы. Прилагаю письмо господину С.Н. Рериху, которое храните, пожалуйста, до его прибытия.

Желаю Вам счастливого отпуска,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

140. Ю.Н. Рерих – Л. Мингиюру*

1 июля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Досточтимый лама Мингиюр,

Сим подтверждаю наше соглашение относительно Вашей работы в Институте в качестве штатного сотрудника в отделах лингвистики и археологии.

На основе договоренности между нами Ваше жалованье будет 150 рупий в месяц плюс Институт обеспечит Вас жильем.

Ваши обязанности в основном будут состоять в помощи сотрудникам Института в их исследовательской работе, а также в проведении самостоятельной исследовательской работы, которая может время от времени возникать в плане Института. Институт не может считать себя ответственным за любые телесные повреждения или ущерб, которые Вы можете получить во время Вашей службы в Институте.

Это соглашение действительно в течение одного года и может быть возобновлено по истечении этого периода.

Искренне Ваш,

Ю.Р.

Директор

 

141. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

2 июля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер,

Отвечаю на Ваше письмо от 6 числа прошлого месяца. Пожалуйста, достаньте мне «Les cartes de la Siberie au XVIII siecle» Кахена и «Nouveaux Melanges Asiatiques» Рамюса, 2 тома, 1829. Я рад узнать, что Вы посылаете тома Тимковского и остальные книги, упомянутые в моем письме от 22 мая. Пожалуйста, пошлите также:

Bousset. Hauptprobleme der Gnosis. Gottingen, 1907.

De Stoop. Essai sur la diffusion du Manicheisme dans l’Empire Remain. Gand, 1909.

Kulbakin. Le vieux-slave (Institute d'Etudes Slaves) [Paris, 1929], если опубликовано.

Мой перевод за июнь-июль на сумму £18 был отправлен Вам вчера и должен прийти к Вам в конце этого месяца или в самом начале августа. Книгу Шефтеловица «Die altpersische Religion [und das Judentum]» купил я сам, а не наш Институт. Пожалуйста, исправьте накладную № 4476. Книга Рузеле «Principes de phonetique» была заказана Институтом, и 200 франков отправлены Вам денежным переводом. Думаю, что Вы получили предыдущий денежный перевод на 200 франков, представляющий собой стоимость книги Бако «Грамматика тибетского языка».

Д-р Шклявер передал мне письмо мсье Армана Штраусса от 23 июня. К сожалению, я не знал об этом изменении в организации Вашей фирмы. Вряд ли я смогу посылать больше, чем £20 каждые два месяца, по крайней мере в настоящее время. Все мои взносы адресованы книготорговцу Полю Гетнеру, пожалуйста, дайте мне знать, правильно ли это. Будьте добры, сообщите мне состояние моего счета на Вашей фирме, а я посмотрю, что можно сделать, чтобы ускорить платежи. В настоящее время я буду продолжать посылать деньги каждые два месяца, как раньше. Надеюсь, это Вас устраивает. Мой следующий взнос поступит в сентябре (август-сентябрь), попробую послать Вам £20. Буду признателен, если в будущем все финансовые дела будут вестись напрямую со мной, это сэкономит время и переписку.

Вы, должно быть, получили мои письма от 4, 11, 15 и 25 июня.

С уважением.

 

142. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

2 июля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый сэр,

Я получил Ваше письмо от 9 июня. Чек на сумму в £20 отправлен Вам, как указано в моих предыдущих письмах от 11 мая и 25 июня. Я храню второй экземпляр. Чек был послан отсюда обычной заказной почтой и сейчас уже должен дойти до Вас.

Мое правило – высылать чеки по получении Вашего подтверждения. Ввиду долгосрочного кредита, предоставленного мне Вашей фирмой, я высылаю Вам следующий чек на сумму £20, как указано в моем письме от 25 июня, и постараюсь выслать Вам дополнительный чек стоимостью в £5. Это приведет баланс примерно к 55 фунтам, которые я постараюсь выплатить к указанному сроку. Я ценю позицию Вашей фирмы в этом деле.

Искренне Ваш.

 

143. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

8 июля 1931 г.

Уважаемый господин Кельц,

Послезавтра все отправляются в Кейланг, мы в спешке упаковываем веши и приводим все в порядок, и в довершение всего на сегодня был назначен визит помощника комиссара Дхармасалы.

Посылаю при сем 23 статьи почтой первого класса. Книги и печатный материал хранятся здесь до Вашего прибытия.

Надеюсь вскоре получить от Вас телеграмму. Кроме Вашего письма из Кейланга, пока никаких других новостей от Вас не дошло.

С наилучшими пожеланиями от всех нас

Искренне Ваш.

 

144. Ю.Н. Рерих – Н.К. Рериху*

9 июля 1931 г.
Наггар

Уважаемый профессор Рерих,

Институт выражает свою искреннюю благодарность за Ваш щедрый вклад, состоящий в том, что Вы взяли на себя расходы, связанные с экспедицией в Лахул в этом году.

Пользуюсь возможностью поблагодарить Вас за Ваше неоценимое руководство во всех наших начинаниях и остаюсь

Искренне Ваш,

Юрий Рерих

Директор

 

145. Ю.Н. Рерих – О. Бангсу»

9 июля 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый сэр,

Позволю себе сообщить об отправке одного ящика, содержащего 235 чучел птиц, собранных доктором Кельцем во время экспедиции Института в Западные Гималаи. Стоимость коллекции 354 доллара плюс фрахт и транспортные расходы, о которых будет сообщено Вам, как только мы узнаем их от наших транспортных агентов в Бомбее.

Подтвердите, пожалуйста, получение этой коллекции. Доктором Кельцем предприняты при упаковке все возможные предосторожности, и, мы уверены, она дойдет до Вас в наилучшем состоянии.

Искренне Ваш,

Ю. Р.

Директор

 

146. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

9 июля 1931 г.
Наггар

Уважаемый господин Гетнер,

Я получил Ваши счета № 4589 и № 4566. Учебник Позднеева (№ 4037) был заказан нашим Институтом и должен быть записан Вашей фирмой на счет Института. 250 франков за книгу отправлены Вам денежным переводом.

Надеюсь, мой чек на сумму 18 фунтов благополучно Вам доставлен.

Пожалуйста, сообщите мне о продвижении французского издания моей книги. Тибетская транскрипция должна остаться, так как это было сделано и в американском издании. Все китайские имена и слова должны быть написаны в принятой французской транскрипции. Надеюсь, это не так трудно сделать.

Искренне Ваш.

 

147. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

17 июля 1931 г.
Кейланг

Уважаемый г-н Гетнер,

Доктор Шклявер отправил мне два Ваших извещения, показывающих состояние моего счета на Вашей фирме. Должен попросить Вас в дальнейшем вести все финансовые дела напрямую со мной. Это сэкономит время и переписку. Посылайте, пожалуйста, все Ваши накладные, равно как и счета и т.п., только мне лично.

Я тщательно изучил два Ваших отчета и нашел, что они соответствуют моим данным, кроме Вашей накладной от 28 октября 1930 г. (на сумму 9028,50 франков), которой нет в моей папке. Я выехал из Парижа 10 октября, и накладная, должно быть, была послана на мой индийский адрес в мое отсутствие и затерялась. Пожалуйста, пошлите мне ее копию, чтобы я мог включить ее в мою картотеку.

Денежный перевод на £18 был отправлен Вам «Imperial Bank of India» в качестве платежа за июнь-июль. Следующий перевод на £20 будет послан Вам в сентябре в качестве платежа за август-сентябрь. Пожалуйста, подтвердите их получение. Сверх того, осенью я попытаюсь послать г-ну Штрауссу взнос в размере 3000 франков, а также буду продолжать мои двухмесячные платежи по нашему соглашению.

Я очень хочу избежать любых недоразумений со счетом Института Гималайских исследований. Деньги за книги Бако, Рузеле и Позднеева, купленные нашим Институтом, были посланы Вам денежными переводами, и стоимость этих книг должна быть снята с моего личного счета на Вашей фирме, на который эта сумма была ошибочно отнесена. £20 за книгу Бретшнайдера «Botanicon Sinicum» будут посланы Вам из нашего нью-йоркского офиса.

Надеюсь, Вы получили оригиналы фотографий от издательства Йельского университета. Эти фотографии – моя собственность, и я не вижу причины для задержки их получения из Нью-Хейвена. В моей книге, выпущенной издательством Йельского университета, помещена хорошая карта. Ее можно использовать для французского издания.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

148. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

24 июля 1931 г.
Кейланг

Уважаемый г-н Гетнер,

Отвечаю на извещение из нашего нью-йоркского офиса, что сумма в £21 за книгу Бретшнайдера «Botanicon Sinicum» была отправлена Вам из Нью-Йорка. В ближайшем будущем я отправлю Вам другой список книг для нашего Института.

Пожалуйста, пришлите и зачислите на мой личный счет в Вашей фирме следующие две книги:

Grenard. [La] Haute Asie (Geographic universelle, v. 8. [Paris:] Colin).

Grousset. Les Civilisations de l’Orient. Volume IV.

Также я слышал, что издательство Огюста Пикара выпустило новые учебники по Дальневосточной археологии. Пожалуйста, пришлите их мне, если они уже опубликованы.

Надеюсь, что Вы получили мой июльский перевод на £18.

С уважением.

 

149. Ю.Н. Рерих – Н.К. Рериху*

19 августа 1931 г.
Кейланг

Ваше Превосходительство!

В соответствии с выраженным Вами желанием, имею честь послать Вам следующее извещение о деятельности Института за период прошедших четырех недель.

Секретарь Института в Наггаре сообщает о завершении работ на фундаменте биохимической лаборатории. Делается все возможное, чтобы обеспечить требуемое количество лесоматериалов.

Д-р Кельц прибыл в Лех [11] августа. В телеграмме, датированной 11 числом сего месяца, он сообщает о превосходных коллекциях. Следующий пункт его следования – Зангскар.

Положено начало коллекции тибетских книг, как медицинских, так и религиозных.

Продолжается коллекционирование лекарственных растений. Штатным сотрудникам Института помогают два местных врача.

Продолжается работа над первыми двумя томами серии «Тибетика».

Представленный Вам Меморандум г-на Перцова был отправлен в Нью-Йорк.

Секретарь нью-йоркского офиса брала отпуск в июле. Журнал Института все еще в печати.

С совершенным почтением.

 

150. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

6 сентября 1931 г.
Кейланг

Уважаемый г-н Хорш!

Большое спасибо за Ваше письмо от 11 числа сего месяца, на которое спешу ответить в порядке затронутых в нем вопросов.

Должен поблагодарить Вас за беседу с д-ром Мерриллом. Пожалуйста, дайте указание нашему офису послать мне несколько экземпляров Бюллетеня Нью-Йоркского Ботанического сада с сообщением д-ра Меррилла. Конечно, мы хотели бы начать обмен книгами с Ботаническим садом, и надеюсь, что это легко можно будет устроить.

Относительно Вашего предложения насчет нашего бюджета на будущий год: я обсудил этот вопрос с Попечителями, находящимися в Кулу, и мы все считаем, что предложенные изменения в бюджете нью-йоркского офиса можно принять, при условии, что они оправданы перспективами кампании. К трем статьям упомянутого Вами бюджета следует добавить сумму в $[200], составляющую половину зарплаты мисс Лихтман. Секретарская зарплата может быть полностью покрыта существующими статьями бюджета. Несколько месяцев назад мы просили у нашего нью-йоркского офиса проект его бюджета на будущий год, таковой не был нам послан, отсюда – невозможность определить соответствующий бюджет для Нью-Йорка.

Было очень приятно прочитать в Вашем письме о добром отношении супругов Стокс. С энергичным председателем Комитета мы сможем добиться многого за короткое время. Сейчас мы пытаемся сделать все возможное, чтобы обеспечить достаточное количество лесоматериалов для строительства лаборатории, а также купить землю неподалеку от реки, которая будет давать необходимую электроэнергию.

Надеюсь, Вам понравился первый номер нашего журнала. Пока что его не доставили в штаб-квартиру в Наггар, но с последней авиапочтой я получил из Парижа несколько хороших отзывов. Этот журнал значительно облегчит наше взаимодействие с научными учреждениями в США и за границей.

Недавно нас очень хорошо разрекламировали европейская и индийская пресса, и мы пошлем Вам подборку вырезок для использования в кампании.

Могу ли я попросить Вас дать указание нашему офису послать мне сообщение с экземпляром журнала, а также указать цену одного экземпляра?

Вам будет интересно узнать, что Эйнштейн основал «Эйнштейновский международный фонд противников войны». В открытом письме он призывает тех, кто сейчас противится войне, первыми вступать в войну без войны! Как жаль, что великий ум его масштаба вступил на такой опасный и разрушительный путь, призывая людей сопротивляться властям и толкая, таким образом, мир в ужас гражданских войн. Пока лучшие умы сосредоточиваются на разрушении, Знамя Мира профессора Рериха провозглашает созидательную цель культурного достижения, поднимает культурные ценности и заставляет людей осознать безумие разрушения. Уничтожая вооружения и трусливо убегая в безопасное место, под прикрытие безответственных слов и заявлений, мы никогда не достигнем цели «мира без войны». Пожалуйста, напомните нашим молодым друзьям из группы Кеттнера, что только созидательная эволюция и культурное воспитание приведут к новой эре.

Великие времена небывалого культурного роста приближаются, и мы должны подготовиться, чтобы быть достойными красивой и высокой идеи, выраженной русским словом «ПОДВИГ».

Пожалуйста, передайте мой самый большой привет нашим сотрудникам и друзьям,

Сердечно Ваш.

 

151. Ю.Н. Рерих – Г.Г. Шкляверу*

24 сентября 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Шклявер,

Пишу Вам, чтобы Вы не забыли получить из Музея Естественной Истории обещанные идентификации и их письмо в подтверждение. Мы ожидаем также Ваши новости относительно распространения журнала в Париже и возможности обмена с местными ведущими научными журналами. Наш журнал должен получить соответствующую рекламу в каталогах Гетнера.

Я не получил французский текст моей книги «По тропам Срединной Азии» и несколько книг, о которых Вы известили в Ваших письмах и которые должны были быть посланы с моим братом. Я узнал у него, что Вы отправили их отдельно, и просил бы Вас очень позаботиться, чтобы груз не был поврежден по пути в Бомбей. Из моих личных книг, оставшихся на rue de Poitiers, мне понадобятся только научные книги. Остальные книги храните в ящике до востребования. То же касается одежды и огнестрельного оружия, которые храните, пожалуйста, у себя до дальнейших указаний.

Я жду Ваш отчет по поводу участия Института в Международном фармакологическом конгрессе и конгрессе по этнографии.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

P.S. Я надеюсь, что Вы получили в полной сохранности половину толы [1] мускуса, посланную Вам заказной почтой.


[1] Англо-индийская мера веса, равная 11,664 г.

 

152. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

28 сентября 1931 г.
Наггар

Уважаемый сэр!

Прошу Вас отправить по вышеуказанному адресу следующие книги и отнести их стоимость на счет Института:

Launay. Histoire de la Mission du Tibet. [Lille], 1903.

Wilson. A naturalist in Western China [with Vasculum, Camera and Gun. 2 vols., 1913].

Bacot. Dans les marches Tibetaines. [Paris], 1908.

Edgar. The Marches of the Mantze. [London, 1908].

Sorensen. Eighty days of travel in Eastern Tibet [1].

Legendre. Au Yunnan et dans le massif du Kin-ho. [Paris], 1913.

Dessirier. A travers les marches revoltees. [Paris], 1924.

Handel-Mazzetti. Naturbilder aus Sudwest China. [Leipzig], 1927.

Gore. Notes sur les marches Tibetaines [du Sseu-Tch'ouan et du Yunnan], 1923.

Gregory. To the Alps of Chinese Tibet. [London], 1923.

Holdich. Tibet, the mysterious. [New York], 1906.

Пожалуйста, укажите также цену книги Шлагинтвейта «Journeys in India and High Asia», London, 1863, 4 тома с атласами. С уважением.


[1] Возможно, имеется в виду издание: Sorensen T. Travelling in Tibet. Tatsienlu Sze: China Inland Mission, 1921.

 

153. Ю.Н. Рерих – С.К. Чаттерджи*

29 сентября 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Чаттерджи,

Посылаю в отдельном конверте первый номер журнала Института. Второй его номер выйдет в феврале следующего года, и я все еще питаю надежду заручиться Вашим в нем участием. Мы получили благоприятные отзывы европейских ученых, и я не сомневаюсь, что мы встретим такое же отношение среди наших индийских коллег. Если возможно, пришлите нам Вашу статью, которая должна быть отправлена сюда не позднее 30 ноября 1931 года, и если у Вас есть иллюстрации для печати, мы будем очень рады их поместить.

Напишите, пожалуйста, мне о Вашей научной работе и передайте наилучшие пожелания доктору Калидасу Нагу и доктору Багчи. Моя книга «По тропам Срединной Азии», представляющая собой дневник Центрально-Азиатской экспедиции Рериха, только что вышла в издательстве Йельского университета. Другая книга, «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», недавно была издана в Праге. Еще две книги из серии «Тибетика», начатой Институтом, в процессе подготовки. Как Вы видите, мы делаем все возможное, чтобы помочь науке в ее поисках знания.

С сердечными пожеланиями,

Искренне Ваш,

Ю.Р.

 

154. Ю.Н. Рерих – Б.Е. Риду*

[не позднее сентября 1931 г.]
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый д-р Рид!

Я не писал Вам раньше, откладывая письмо до того времени, когда появится возможность поделиться более определенной информацией о нашей здешней работе. Позади весьма успешный год полевой работы, и наш ботанический и зоологический отделы работали очень активно, собирая гербарий и зоологическую коллекцию.

Наши биохимическая и фармакологическая лаборатории, в которых Вы особенно заинтересованы, строятся, и мы надеемся завершить здание летом 1932 года. Тем временем мы собираем все доступные сведения об индийской и тибетской фармакопее, и к тому времени, как наши биохимическая и фармакологическая лаборатории начнут работу, в нашем распоряжении будет обширный материал для исследований.

Наш журнал сейчас выходит раз в год, и первый его номер, возможно, уже был послан Вам из Нью-Йорка. Второй номер появится в ноябре-декабре, и мы надеемся, что Вы согласитесь послать нам свою статью по Вашей части, что будет весьма оценено нашим Институтом.

Мы надеемся, что у нас будет приятная возможность принять Вас в нашем гималайском офисе, и верим, что будущее принесет плодотворное научное сотрудничество между Пекинским медицинским колледжем и нашим Институтом. Нет необходимости добавлять, что мы будем рады взаимному обмену публикациями.

Со всеми наилучшими пожеланиями

С глубоким уважением,

Ю. Р.

Директор

 

155. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову*

1 октября 1931 г.

Уважаемый г-н Перцов,

После моего возвращения из Западного Тибета я смог детально изучить вопрос о строительстве нашей биохимической лаборатории. Теперь я готов передать Вам наше окончательное заключение:

1. Полная топографическая съемка участка земли была послана Вам прошлой весной, но, должно быть, она затерялась. Напоминаем, что имеющийся участок не может быть расширен даже на фут ни в одном направлении. Правда, северная сторона обращена к лесистой долине, но она имеет характер узкой лощины, а мы не можем строить слишком близко к краю уступа, на котором расположены помещения Института, ввиду возможных оползней.

2. В том, что касается климата, мы должны констатировать, что у нас снежные зимы, которые, думаем, объяснят Вам общий характер атмосферных условий. Температура летом редко поднимается выше 90° по Фаренгейту.

3. Посылаем Вам план внешнего фундамента. Стены показаны черными чернилами и черным карандашом. Обозначенное карандашом можно изменить или отменить. Мы выполнили эту часть чертежа так, чтобы Вы могли себе представить примерное расположение комнат и коридора и указать Ваши требования. Некоторые предложения сделаны красным карандашом, они говорят сами за себя. Пожалуйста, сообщите нам как можно скорее авиапочтой Ваше окончательное решение, поскольку мы предполагаем возобновить работу по строительству, как только получим от Вас известия. Должен добавить, что у строения будут так называемые «дарзи»-стены, состоящие из деревянного каркаса 4x6 брусьев с деревянными перекрестиями, а пустые треугольные пространства заполнятся камнями и штукатуркой. В конце работы все стены будут оштукатурены и побелены. Это создаст так называемую сейсмостойкую конструкцию. Мы оставим внутренние стены неоштукатуренными (незакрытый брус), что позволит закрепить внутренние трубопроводы и арматуру, что было бы трудно сделать после. Все внутреннее обустройство следует проводить в Вашем присутствии. Как я писал Вам раньше, мы можем приняться за изготовление оборудования только по получении от Вас точных чертежей со всеми размерами и т.п. Некоторые важные компоненты оборудования можно изготовить позже в Лахоре фабричным способом. Хочу еще раз подчеркнуть, что Институт расположен вдали от цивилизованных центров и наша работа носит исключительно первопроходческий характер. Мы испытываем множество трудностей со строительными материалами, квалифицированной рабочей силой и благорасположением местных жителей. Все это со временем будет преодолено, а некоторые подвижки имеют место уже сейчас. Например, поставщики оборудования для производства электроэнергии говорят нам, что установку мощностью 100 киловатт невозможно разобрать на мелкие части, чтобы провезти на грузовиках через здешние мосты, рассчитанные на проезд машин с грузом не более двух тонн.

Наш биохимический комитет планирует интенсивно поработать этой зимой. Может так случиться, что Вас попросят посетить одно из собраний, чтобы помочь квалифицированными советами. Повторяю, что это лишь ускорит строительство нашей лаборатории и позволит нам пройти этот подготовительный этап строительства и организации. В моем прошлом письме я просил Вас составить рабочую смету текущих расходов на лабораторию на год. Размер заработной платы персонала будет определен в последнюю очередь, согласно местным условиям.

Надеюсь, что Вы получили первый номер журнала и сможете послать мне Вашу статью для второго номера. Эта статья должна прийти сюда не позднее 15 декабря. Я поручил нашему секретарю в Нью-Йорке послать Вам две книги по химии, чтобы Вы сделали их обзор для нашего журнала. Может быть, Вы могли бы написать короткий обзор каждого тома?

Надеюсь, что Вы получили два моих письма, отправленных по Вашему лондонскому адресу, указанному в Вашем прошлом письме.

С огромным приветом г-же Перцовой и Вам,

С глубочайшим уважением,

Директор

 

156. Ю.Н. Рерих – Б. Бхаттачария*

3 октября 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Бхаттачария,

С удовольствием отправляю Вам первый номер журнала Института Гималайских исследований, посвященный изучению района Гималаев и соседних стран.

Мы очень хотели бы установить книгообмен с Вашими знаменитыми сериями. Наш журнал в настоящее время является ежегодным изданием, но в будущем будет выходить дважды в год.

Кроме журнала Институт публикует серию «Тибетика», посвященную изучению древнего Тибета и других родственных вопросов. Первые два тома этой серии будут готовы весной, и мы будем рады выслать их Вам в обмен на Ваши серии, которые к тому времени могут выйти. В качестве обмена публикациями мы также можем выслать мою последнюю книгу «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», Прага, 1931.

Надеюсь на скорый ответ и уверяю в нашем искреннем желании сотрудничать с Вами.

Искренне Ваш,

Директор

 

157. Ю.Н. Рерих – редактору журнала Общества исторических исследований Андры*

3 октября 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин,

С большим удовольствием отправляю Вам экземпляр нашего журнала, который в настоящее время является ежегодником, а в будущем будет выходить дважды в год. Нам бы очень хотелось установить обмен с Вашим известным журналом, и мы будем рады публиковать отзывы на его последние номера, а также любые другие материалы, которые Вы можете нам выслать, в рецензионных колонках нашего журнала.

Надеюсь на скорый ответ и заверяю Вас в нашем искреннем желании сотрудничать с Вашим выдающимся Обществом,

Искренне Ваш,

Директор

 

158. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Co»*

12 октября 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемые господа!

Подтверждаю получение Вашего письма от 17 числа прошлого месяца. Все книги, заказанные Институтом Гималайских исследований, будут оплачены Институтом, на чье имя следует открыть особый счет. Надлежащая сумма за две посланные Вами книги будет отправлена Вам почтовым переводом.

Пожалуйста, продолжайте посылать письма по адресу: Наггар, Кулу, Пенджаб. Лагерь Кейланг – это только летний адрес. Надеюсь, Вы получили мой чек на £10, посланный из Лахора 9 числа прошлого месяца. Следующий чек будет послан Вам в ближайшее время.

Пожалуйста, отправьте мне за мой счет следующие книги:

K.Leuchs. Zentralasien (Handbuch der regionalen Geologic. Bd. 5, abt. 7). Heidelberg: Winter, 1916.

Dudley Stamp. Asia: A Regional and Economic Geography. London: Methuen & Co., 1929.

E.Whymper. How to use the Aneroid Barometer. London: Murray, [1891] (уже ранее заказанная у Вас, но до сих пор не полученная).

На прошлой неделе я авиапочтой послал Вам письмо с заказом нескольких книг. Надеюсь, Вы обратите на него внимание.

С уважением.

 

159. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

12 октября 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый господин Хорш,

Посылаю Вам в этом же конверте следующие вторые закладные листы: №№ 185, 186, 207, 208, 221 и 222.

Доктор Кельц вернулся из своей экспедиции с огромной коллекцией. Мы вышлем Вам предварительный отчет со следующей воздушной почтой.

Как только мы получим необходимые лесоматериалы, работа по сооружению биохимической лаборатории будет возобновлена.

С наилучшими пожеланиями Вам и всем сотрудникам,

С совершенным почтением.

 

160. Ю.Н. Рерих – А.П. Калитинскому

18 октября 1931 г.
Наггар

Дорогой Александр Петрович,

Получил Ваше письмо от 20.IX.31 и рад возможности ответить на него. Содержание его я передал Николаю Константиновичу, и мне поручено снестись с Вами по поводу вопросов, затронутых в Вашем письме. Мы вполне признаем, что каждая научная область, даже такие близкие области, как историко-археологические исследования, выработала свои особые методы исследования и интерпретации источников. Основным положением всех учреждений, находящихся под руководством Николая Константиновича, является полная автономность, а также сохранение тех культурных задач, которым служит каждое данное учреждение. Объединительным звеном между ними является имя Николая Константиновича, а также то основное положение культурного строительства, которое является как бы уставом всех учреждений Музея. Каждое учреждение, сохраняя свою административно-хозяйственную автономность, участвует в общей жизни учреждений имени Николая Константиновича, сотрудничая с различными отделениями Музея. Годовые отчеты, а также совместная выработка планов на будущее создают ту солидарность целей и действий, которая совершенно необходима во всякой совместной работе, тем более в работе учреждений, работающих на четырех континентах. Полная координация действий достигается также тем полным взаимным доверием, которым пользуются главы различных учреждений Музея. На каждом, конечно, лежит ответственность за деятельность вверенного ему учреждения, а также охранение его от внешних попыток ввести его в какие-либо политические группировки. В последнее время это особенно насущно, ибо каждое развивающееся учреждение становится объектом постоянного натиска со стороны множества образований, преследующих личные цели.

Перехожу теперь ко второй части Вашего письма. Так же, как и всем Вам, нам близка и дорога цель сохранения отечественной науки, сохранения ее для будущего и бережное ее выявление в жизни настоящего. Эта неугасимая лампада, о которой постоянно говорит Николай Константинович, является одной из руководящих идей наших учреждений в США. В этом у нас не может быть расхождений. Весьма прискорбно, что политика сокращений в Чехословакии коснулась культурного учреждения. Если Вы нам напишете, с кем именно имел дело Семинарий и с каким именно отделом Правительственного аппарата имел сношения, можно было бы попытаться остановить ход ликвидации. Для этого нужны подробности настоящего положения, дабы дать возможность Николаю Константиновичу и нашим представителям в Европе произвести давление на правительственно-общественные круги Праги. Приводимые Вами слова члена Правительства о возможности поддержки Института Мин[истерством] Ин[остранных] Дел в случае превращения Семинария в международное учреждение, работающее совместно с иностранным учреждением, заслуживает полного внимания. Имея формальное заверение со стороны Правительства, легче поднять вопрос финансовой поддержки Института им[ени] Акад[емика] Кондакова. Не откажите сообщить нам имя этого лица, а также настоящий ход дела. Это поможет установить план действий на будущее.

С интересом ознакомимся с уставом Института, а также с IV томом Сем[инария] Конд[акова]. Еще раз хочу повторить, что отношение всех нас к Институту им[ени] Акад[емика] Кондакова и к производимой им замечательной научной работе остается прежнее.

В I вып[уске] Известий нашего Гималайского Института поместил отзыв о книге Феттиха, «Скифика II». Надеюсь, Вы получили его. По-прежнему хотелось бы иметь Вашу статью о способах раскопок курганов или какую-либо другую статью на близкую Вам тему. Второй вып[уск] наших Известий выйдет в марте 1932 [года]. Вышла моя книга «Пути по Средней Азии». Почта приносит весьма хорошие отзывы, в том числе Свена Гедина и других исследователей Средней Азии. Не откажите прислать нашему Институту отзывы, появившиеся о моей книге в серии «Скифика». Подготовляем к печатанию I том нашей серии «Тибетика». Должен выйти в течение 1932 [года]. Начали обширную работу по составлению исчерпывающего словаря тибетского языка, который должен включить весь материал существующих словарей, а также богатый лингвистический материал китайско-тибет[ских], монголо-тибетских, санскрито-тибетских словарей. Работа займет несколько лет, но надеемся выпустить словарь в 1934-35 гг.

Шлем Вам сердечный привет и наилучшие пожелания.

Искренне Ваш.

 

161. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

26 октября 1931 г.
Наггар

Уважаемый г-н Гетнер!

Мой банк отправляет Вам сумму в £20, представляющую собой мой взнос за октябрь-ноябрь. Пожалуйста, подтвердите его получение. Я надеюсь, что Вы получили мой сентябрьский взнос в £20.

Будьте добры, пошлите мне следующие книги: Blinkenberg. Fibulus grecques et orientales. ([Der] Kgl. Danske Videnskabernes [selskab. Historisk – filologiske meddelelser]. XIII). [Kolenhavn], 1926 и Chantre. Recherches anthropologiques dans le Caucase. Paris&Lion, 1885[-1887]. (Мне потребуется переплетенный экземпляр этой работы.) Также сообщите мне цену книги Моргана «Mission scientifique au Caucase», 2 тома (Париж, 1889).

Надеюсь, что Вы получили мои предыдущие заказы на книги как для Института, так и для меня. Собираетесь ли Вы послать мне последние номера «T'oung Pao» и шестой выпуск «Vijnapti siddhi», Buddhica I?

В одном из моих предыдущих писем я просил Вас послать мне новое издание книги Мейле «Histoire de la langue greeque» и карманный греко-французский словарь в одном томе.

С совершенным почтением,

Искренне Ваш.

 

P.S. Удалось ли Вам найти экземпляр книги Тураева «История Востока» (на русском), опубликованной в Санкт-Петербурге в 1913 г. и переизданной в 1919-20 гг.?

 

162. Ю.Н. Рерих – Дж. Туччи*

27 октября 1931 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Туччи!

Мне доставляет большое удовольствие сообщить Вам, что Вы избраны членом-корреспондентом Института. Мы очень польщены этим выбором и искренне надеемся, что наше сотрудничество приведет к плодотворной деятельности в интересах науки. Наш журнал и другие публикации с настоящего момента будут регулярно Вам посылаться, и мы надеемся, что Вы окажете нам честь Вашими статьями для публикации в нашем журнале. Следующий его номер появится в феврале-марте. Если у Вас есть для нас какая-нибудь статья, она должна прийти в офис Института в Наггаре к 15 дек[абря] 1931 г.

С наилучшими пожеланиями,

С глубоким уважением,

Директор

 

163. Ю.Н. Рерих – А.П. Калитинскому

[31 октября] 1931 г.
Наггар

Дорогой Александр Петрович.

Прошу передать Институту им[ени] Акад[емика] Кондакова мою сердечную благодарность за предложение принять участие в работах восточного отделения Института. Конечно, этот вопрос можно будет оформить по выяснении основной проблемы аффилиации. Устав Института, пересланный в Вашем письме от 12 окт[ября] 1931 г., представляет общепринятую форму уставов научно-исследовательских учреждений и вместе с другими материалами об Институте переслан в Совет Музея в Н[ью]-Й[орке]. Сожалею, что Вы не нашли возможным сообщить нам краткого описания положения Института в прошлом и настоящем. Мы совершенно не настаиваем на подробном изложении всех многообразных отношений между Институтом и Правительством Чехословакии. Но нам совершенно необходимо знать, с каким именно отделом Правительства Институт имел дело, каков был годовой бюджет Семинария, а также размер денежной помощи, оказываемой Правительством Институту (до и после сокращения), и количество покупаемых Министерством экз[емпляров] изданий Семинария. Все эти сведения необходимы для составления краткого <...> [1] для представления Совету Музея. Настоящее тяжелое время экономических потрясений усложнило общее положение, и члены Совета Музея справедливо настаивают на всестороннем выяснении вопроса. Наш Музей в своих постоянных сношениях с Чехословакией действует через Правительственные круги, с которыми установились дружественные и даже личные отношения (телеграммы Масарика и Бенеша к 10-лет[ию] Музея). Ген[еральный] Консул Чехословакии в Н[ью]-Й[орке] является членом Музея, и было бы странно, если бы мы не привлекли их к этому делу. Я не совсем понимаю Ваше нежелание выделяться в особую привилегированную группу. Ведь Институт с его широкой программой является международным научным учреждением, а не эмиграционной организацией. Этот международный характер Института исключает возможность характеризовать его как учреждение той или другой политической окраски. Каждый том Известий Института ярко подчеркивает этот международный характер Вашего учреждения. Достижения Русской культуры являются международным достоянием, и мы уверены, что цели Института по-прежнему близки руководителям Правительства Чехословакии.

Вы уже наверное знаете, что в Америке удалось заинтересовать одно видное лицо католического мира в издании «Мадонны» Кондакова. Надеюсь, эти переговоры об издании принесут результаты. Шлем Вам сердечные пожелания в наступающем Году.

Искренне Ваш.


[1] В тексте пропуск.

 

164. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

18 ноября 1931 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый г-н Гетнер!

Я получил письмо г-на Штраусса от 15 числа прошлого месяца с вложенным отчетом об общем состоянии моего счета на Вашей фирме, который соответствует моим данным. Вы можете быть уверены, что я сделаю все возможное, чтобы оплатить его. Чек на сумму £20 отправлен Вам 4 ноября. Второй взнос поступит к Вам в декабре.

Пожалуйста, пошлите мне последний номер «T'oung Pao», том XXVIII, № 1-2, и статью Сиратори «Ueber d, Wusun Stamm in Central Asien», опубликованную в «Keleti szemle; [kozlemenyck az ural-altaji nepes nyelvtudomany korebol]», III, 1902.

Счета Института Гималайских исследований были оплачены, за исключением счетов от 15, 22 и 23 числа прошлого месяца, которые тоже будут вскоре оплачены. Полагаю, что Вы получили денежные переводы от Института. Пожалуйста, вышлите Институту:

Paracelsus Samtliche Werke [ubersetzt, mit Einleitung, biographic, literaturangaben und erklarenden Amerkunger Werschen von В.] Aschner. Jena: G.Fischer, 1926.

Рад сообщить Вам, что второй номер нашего журнала выйдет в феврале 1932 года и будет содержать следующие статьи: Кельц, «Дневник экспедиции 1931 года в Западный Тибет»; Шрамек, «Фонетика Пенджаби»; полковник Махон, «Недавние археологические находки в Индии»; Рерих, «Заметки об этнографии Тибета»; Рерих, «К изучению Калачакры»; Перцов, «Биохимические исследования», «Памяти проф[ессора] Михельсона»; Годовой отчет Института; Книжное обозрение; Последние исследования в Центральной Азии. Более двадцати страниц иллюстраций, две карты и один портрет. Около двухсот страниц текста.

С серией «Тибетика» также все в порядке. Первый том о лахульском диалекте тибетского языка (Северо-Западные Гималаи) в настоящее время готов к печати. Также готовится второй том, содержащий перевод «Истории Учения Падма Карпо» [1]. Третий том представляет собой тибетский текст «Истории [буддизма] Падма Карпо» [2]. Четвертый том – «Жизнь Атиши». Первые два тома выйдут в 1932 году. Буду благодарен, если Вы поместите объявление о серии в Вашем Каталоге. Как Вы знаете, серия посвящена изучению тибетской древности и относящимся к ней темам и издается Институтом <...> [3].


[1] Вероятно, описка. В действительности: Series Tibetica, vol. II. Life of Mar-pa (перевод с тибетского Ю.Н. Рериха).

[2] Series Tibetica, vol. 111. History of Buddhism by Pad-ma dKar-po (перевод с тибетского Ю.Н. Рериха).

[3] Окончание письма отсутствует.

 

165. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

30 ноября 1931 г.
Наггар

Уважаемый г-н Гетнер!

Отвечаю на Ваш последний каталог № III, буду Вам очень обязан, если Вы любезно пришлете мне книгу Куропаткина «Кашгария» [1] (№ 4222 по Каталогу).

Также для Института: «Ghazni» Годара Флюри; «Чингиз-хан» Владимирцова (французское издание); «Mandarin Phonetic Reader» Карлгрена [2].

Надеюсь, Вы получили мой взнос от 4 ноября и несколько денежных переводов из Института. В скором времени я пошлю Вам другой взнос на 3000 франков.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.


[1] Куропаткин А.Н. Кашгария. Историко-географический очерк страны, ее военные силы, промышленность и торговля. Книга была впервые издана в Санкт-Петербурге в 1879 г.

[2] Mandarin Phonetic Reader in the Pekinese dialect. Uppsala, 1917.

 

166. Ю.Н. Рерих – В.А. Перцову*

2 декабря 1931 г.

Уважаемый г-н Перцов,

Подтверждаю получение Вашего письма от 1 ноября и вложенных в него чертежей лаборатории.

Я сожалею о Вашем решении отложить вопрос о Вашем участии в работе до личной встречи со мной. Это существенно задержит дело, так как я не собираюсь в ближайшее время ни в США, ни в Европу. Работа здесь расширяется и нуждается в постоянном надзоре, а невспаханное поле для исследований требует моего постоянного внимания.

Я не видел «сбивающей с толку» информации, опубликованной «New York Times» и упомянутой в Вашем письме. Я попросил наш н[ью]-й[оркский] офис воздержаться от упоминания Вашего имени в связи с нашим Институтом.

Буду рад получить Вашу статью.

Пожалуйста, передайте мой сердечный привет г-же Перцовой!

С самыми искренними пожеланиями успеха в Вашей работе,

С уважением,

Ю.Р.

 

МЕМОРАНДУМ

Тема: Биохимическая лаборатория.

1. Ввиду того, что места оказалось несколько больше, ввиду условий освещенности и т.п., а также ввиду необходимости добавить две лаборатории для раковых исследований, план пришлось переделать, при этом размеры и примерное расположение помещений не претерпели существенных изменений.

2. Расположение общей лаборатории, холодильной камеры и физической лаборатории остается примерно таким же, сориентированным с севера на юг, как и требовалось. Кабинет и библиотека теперь примыкают к общей лаборатории, которая, учитывая сложившуюся ситуацию, вряд ли будет заложена раньше. Фотографическая и фотометрическая комнаты, которым не нужно света, находятся в центре. Мастерская располагается напротив физической лаборатории, что также весьма удобно.

3. Что касается фундамента, его невозможно укрепить слишком глубоко из-за того, что здание располагается на скале. В центре над строением планируется построить большой склад, где над холодной комнатой может стоять холодильное оборудование. Туалет ввиду местных санитарных условий всегда строится снаружи и будет находиться поблизости от здания, к северо-востоку.

4. Чтобы представить общую картину, нужно сказать, что здание расположено напротив штаб-квартиры Института, на западе (как видно на плане), восточная сторона выходит на скалу, на расстоянии около 12 футов от нее, скала не очень высокая, но все-таки дает тень, хотя с той стороны попадает достаточно света. Южная сторона – это фасад здания, она находится на солнце весь день, хотя перед ней растут три-четыре сосны. Северная сторона выходит на лесистую долину.

5. Вы можете изменить на свое усмотрение любую из шести южных и восточных комнат. Пожалуйста, разместите также на свое усмотрение обстановку, для этой цели мы отсылаем Ваш план, с просьбой вернуть его. Если обстановка в какой-либо лаборатории останется такой же, как на предыдущем эскизе, то обозначать ее не нужно.

6. Тут нет водопровода высокого давления, но на скале с восточной стороны установят бак, от которого будет подведена труба. Ежедневно он будет наполняться ключевой водой. Поскольку бак располагается над зданием, это будет создавать достаточное давление для подачи воды во все помещения.

7. Толщина стен – 8" [1], они будут установлены на сейсмостойком деревянном каркасе, заполненном камнем и штукатуркой, и побелены изнутри и снаружи. Потолки будут на стропилах сечением около 5х5" [2]. Если какую-либо часть потолка потребуется специально укрепить для подвешивания тяжелого груза и т.п., пожалуйста, укажите, где это надо сделать.


[1] Так в тексте. Вероятно, дюймов.

[2] То же.

 

167. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

6 декабря 1931 г.
Наггар

Уважаемый господин [Пробстейн],

Должен подтвердить получение Вашего письма от 4 числа прошлого месяца. Как изложено в моем письме от 23 ноября, мой банк отправил Вам чек на сумму 20 фунтов. Теперь я поручаю моему н[ью]-й[оркскому] банку отправить Вам остаток долга Вашей фирме.

Вышлите, пожалуйста, мне копию Вашего «Мохенджо-Даро», а также Приложение к Нанкинскому каталогу Буддийской Трипитаки, которое не было отправлено мне вовремя. «Мохенджо-Даро» будет оплачено по получении. Аннулируйте, пожалуйста, мой заказ на «History of Chinese Art» де Моранта.

Искренне Ваш.

 

168. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

26 декабря 1931 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц,

Продолжая наш сегодняшний утренний разговор, имею удовольствие подтвердить программу нашего Института на 1932 год, которая была составлена следующим образом:

Февраль-март: каталогизация и организация наших коллекций.

15 марта – 1 мая 1932 г. – экспедиция в долину Пхарбати.

10 мая – по октябрь – сперва: завершение ботанического обозрения.

Лахула, затем – экспедиция в Спити и прилегающие районы.

Дальнейшие планы будут Вам сообщены по возвращении из Спити.

С уважением,

Ю.Р.

Директор

 

169. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

26 декабря 1931 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц!

Отвечаю на Ваши два сегодняшних письма и хочу сообщить, что Институт не будет считать у себя на службе трех слуг, которых Вы собираетесь взять с собой в поездку в Лахор на время Вашего отпуска, поскольку в настоящее время они не могут никуда уехать. Как заявлено в моем сегодняшнем письме, мы можем послать с Вами одного слугу, выплатив ему зарплату за этот месяц.

Последний параграф Вашего письма очень меня удивил, ибо Вы, без сомнения, знаете о существовании правила, согласно которому ни один служащий любого Учреждения не может уделять ни свое время, ни отпуск, ни знания, ни доверенную ему собственность никакому другому учреждению, поскольку это составляет часть контракта. Подобное можно делать только в том случае, если оба Учреждения полностью делят текущие расходы или пришли к соглашению по этому вопросу, и если бы Мичиганский университет хотел с нами сотрудничать, он бы – согласно принципам этики – обратился в Институт и получил бы наши дружественные соображения по этому поводу.

Что касается Вашего фотоаппарата, которым Вы снимали, Вы, видимо, помните, что Вам было разрешено купить собственный фотоаппарат и пользоваться им во время экспедиции, в ответ на Вашу просьбу сохранить все негативы и отдать Институту серию отпечатков с каждого негатива, причем печать фотографий оплачивалась Институтом. Понятно, что Вы можете использовать фотографии и негативы для других целей только с разрешения Института.

Что касается использования Вашей постели и т.п., в нашем контракте было особое условие, по которому все члены экспедиции покупают личное оснащение за свой счет.

Что касается расходов на проживание, Вы получали все, пока активно находились на службе у Института. В нашем соглашении с Вами не было оговорено никакого специального условия относительно отпуска, поскольку, как Вы знаете, в общей практике отпуск предоставляется оплачиваемый, неоплачиваемый или частично оплачиваемый, но в Вашем случае мы предоставили Вам отпуск с полным сохранением зарплаты.

Институт не против использования палатки, если она будет применяться только для целей Вашего отпуска или в интересах нашего Института.

Поскольку наши слуги были отпущены, Институту следует получить новую лицензию, и, пока этого не произошло, ружье должно оставаться у Института. Вы знаете очень жесткие правила, установленные Правительством в отношении огнестрельного оружия, и мы не хотели бы создавать никаких осложнений в этой области.

Хочу добавить, что никакого недоразумения относительно нашей зимней деятельности не было, поскольку не было представлено никакой надлежащей программы.

С уважением.

 

170. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

26 декабря 1931 г.

Уважаемый доктор Кельц,

В продолжение нашего разговора настоящим подтверждаю следующую Вашу просьбу: Вам предоставлен оплачиваемый одномесячный отпуск с 27.12.1931 г. по 26.01.1931 г. [1]

Институт охотно разрешит Вам взять с собой на этот период одного слугу за Ваш счет.

Искренне Ваш,

Ю. Р.

Директор


[1] Так в тексте. Вероятно, 26.01.1932 г.

 

171. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

26 декабря 1931 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Чтобы избежать недопонимания, не могли бы Вы предоставить мне в письменном виде (чернилами и подписанные) все Ваши соображения, с которыми Вы хотели бы выступить на нашем завтрашнем собрании.

Это будет приложено к Вашей записке, которую Вы оставили на моем столе.

Искренне Ваш,

Ю.Рерих

 

172. Ю.Н. Рерих – г-ну Штрауссу*

13 января 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Штраус,

Подтверждаю получение Вашего письма от 24 числа сего месяца. Я обеспокоен тем, что Вы не получили мой ноябрьский взнос в 20 фунтов, посланный Вам через мой банк. У меня хранится второй экземпляр, и я перешлю его Вам, как только получу Ваш ответ на это письмо.

Чек на сумму 3 000 франков был отправлен Вам в декабре и должен уже дойти до Вас. Можете быть уверены, что я сделаю все возможное, чтобы сократить сумму моего долга Вашей фирме.

Дайте мне, пожалуйста, также знать о получении в сохранности нескольких денежных переводов, посланных Институтом Вашей фирме (эти платежи были сделаны как отсюда, так и через наше Нью-Йоркское Учреждение).

Надеюсь, что Вы вышлете мне «Грамматику монгольского языка» Поппе (только что изданную).

Искренне Ваш.

 

173. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

18 января 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Хочу вернуться к нашему разговору от 9 января, во время которого я сообщил Вам содержание телеграммы, полученной из Нью-Йоркского Музея Рериха, в которой предлагается как можно скорее направить Вас в Нью-Йорк для классификации, надлежащего размещения коллекций и составления отчета по завершенной работе. Также напоминаю о Вашем обещании сообщить мне дату, когда классификация коллекций будет закончена и Вы, таким образом, сможете уехать. К сожалению, я не получил Вашего ответа до сих пор.

Понятно, что полные оригинальные коллекции (ботанические и зоологические) должны оставаться здесь в систематизированном виде, а все дубликаты – поехать с Вами в Нью-Йорк.

Ввиду того, что заказать прямой билет до Нью-Йорка занимает очень много времени, пожалуйста, известите меня при первой же возможности, когда Вы намерены выехать отсюда.

Искренне Ваш,

Директор

 

174. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

21 января 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Я получил Ваше вчерашнее письмо, поднимающее различные вопросы, касающиеся характера нашей работы. Предлагая Вам предпринять поездку в Нью-Йорк, Совет Музея Рериха имел в виду, несомненно, научные цели, соответствующие нашей программе. В Вашей записке Вы забыли упомянуть предполагаемую дату окончания сортировки коллекции. Я только что получил сообщение от пароходной компании, что прямой пароход идет из Бомбея 10 марта.

Боюсь, Вы неправильно поняли мои слова относительно составления отчета. Это общепринятое правило – представлять на рассмотрение научные отчеты и каталоги коллекций со всеми необходимыми детальными описаниями их происхождения, окружающей среды, почвы и т.д., и это может быть сделано только человеком, который сам собирал материал и может дополнить ярлыки данными, которые в противном случае были бы утеряны. Мы руководствуемся этим принципом работы.

Вы упоминаете мое письмо, датированное 27 декабря. Вы имеете в виду мое письмо от 26 декабря?

Искренне Ваш,

Директор

 

175. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

21 января 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемый доктор Меррилл,

Мы только что завершили предварительный этап нашей работы в области ботаники и составляем планы на будущее. В этой ситуации Ваш ценный совет будет для нас особенно важен. Поскольку мы хотим и в дальнейшем развивать наш отдел ботаники, то хотели бы нанять высококвалифицированного ботаника, чтобы осуществлять контроль над работой, и будем очень признательны, если Вы сможете порекомендовать нам человека, который согласился бы взять на себя эту ответственность. Он должен быть готов проводить и лабораторные исследования, и полевую работу, в которой ему помогали бы обученные местные сборщики, коих мы надеемся пригласить из одного из существующих в Индии ботанических институтов. Знание геологии (почва и т.д.) и фармакологии (чтобы помочь нашему биохимику в изучении целебных растений) обязательно. Мы надеемся, что такой человек найдется в Штатах и Вы согласитесь еще раз помочь нам в этом деле. Все дипломы, автобиография, справка о здоровье, фотографии, а также печатные работы кандидата должны быть представлены сюда. Человек должен быть холост.

Контракт доктора Кельца истекает в начале следующего года, и мы хотим, чтобы остающийся период контракта он посвятил должной классификации и размещению наших коллекций в Нью-Йорке. Доктор Кельц очень активный сборщик, но он показал свою неспособность совершать ботаническую работу по интересующим нас направлениям. Ввиду того, что наши зоологические коллекции являются эпизодическими по отношению к другим направлениям нашей деятельности и в основном они закончены, так как касались близлежащего региона, мы намерены сконцентрировать все свои усилия на ботанических и фармакологических исследованиях. Доктор же Кельц придает слишком большое значение зоологическим коллекциям, и я не думаю, что он сможет удовлетворить наши дальнейшие потребности.

Господин Л.Хорш побеседует с Вами по этому делу и сообщит Вам все подробности.

Заранее благодарны, с наилучшими пожеланиями.

 

176. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

29 января 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц!

Отвечаю на Ваше сегодняшнее письмо и прошу Вас письменно известить меня, собираетесь ли Вы следовать инструкциям, полученным из Нью-Йорка, изложенным Вам в устной форме 9 января и подтвержденным в письменной форме от 18 января, чтобы я мог немедленно передать Ваш ответ в наш Нью-Йоркский Совет.

С уважением,

Директор

 

P.S. Для Вашего сведения повторяю телеграмму, полученную из Нью-Йорка 31 января 1931 г. [1]:

«№ 4522 из Нью-Йорка, 31 декабря,

Доставить: Рерих, Наггар

Попечители единогласно решили немедленно послать Кельца в Нью-Йорк с коллекциями для классификации и научного отчета – Хорш».


[1] Так в тексте. Вероятно, 31 декабря.

 

177. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

27 января 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый доктор Кельц,

При отсутствии ответа на мое письмо от 21 января, должен ли я понять, что мы можем возобновить приготовления к Вашей поездке в Нью-Йорк? Мы должны сообщить в Нью-Йорк дату Вашего прибытия и отправки коллекций.

Также, пожалуйста, дайте мне знать, достаточно ли четырех ящиков, сделанных в соответствии с Вашими требованиями, чтобы вместить приготовленные для Нью-Йорка коллекции? Если нет, пожалуйста, немедленно известите меня, сколько еще ящиков Вам необходимо.

Искренне Ваш,

Ю.Рерих

Директор

 

178. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

29 января 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый д-р Кельц,

Согласно Вашей просьбе получить все указания в письменном виде, еще раз подтверждаю то, что было сообщено Вам в моих письмах от 18, 19, 21 и 27 января, два последних из которых Вы оставили без ответа.

Ввиду конкретного запроса из Нью-Йорка, сейчас мы приступаем к необходимым приготовлениям для Вашей поездки пароходом, отправляющимся из Бомбея 10 марта 1932 года.

Поэтому нам остается месяц с небольшим, чтобы собрать дубликаты ботанической и орнитологической коллекций, которые сами останутся здесь полностью. Мы отвечаем за то, что все они будут должным образом пронумерованы и снабжены этикетками. Дополнительные сведения для них могут быть посланы Вами из Нью-Йорка по ходу работы и оприходованы Институтом по здешним этикеткам, согласно инвентарным номерам.

Чтобы помочь Вам в сборе необходимого ассортимента, мы предлагаем помощь индийского чиновника, пишущего по-английски.

Ввиду срочного характера работы, пожалуйста, займите весь присутствующий штатный персонал исключительно сортировкой и упаковкой подготовленного материала.

Вы, конечно, понимаете важность работы в Нью-Йорке, так как руководство Музея с нетерпением ожидает возможности представить научному миру результаты Вашей двухгодичной работы по сбору коллекций в Гималаях. Будут организованы соответствующие экспозиции, а планы публикаций и т.п. будут разработаны в сотрудничестве с Научным советом Музея Рериха.

Поскольку наш Нью-Йоркский офис с 31 декабря ждет ответа на свою телеграмму, мы сообщаем им, что назначен срок 16 [1] марта, и еще раз просим Вас, чтобы к этому времени все было готово.

Пожалуйста, подтвердите получение этого письма.

С уважением,

Директор


[1] Так в тексте. Вероятно, 10 марта.

 

179. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

30 января 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц!

Отвечаю на Ваше сегодняшнее письмо. Как было сообщено Вам в нашем разговоре 9 января, Музей ожидает, что Вы прибудете в Нью-Йорк в начале апреля, поскольку позже некоторые из влиятельных членов Совета и Институтского комитета уедут. К сожалению, мы не можем принять ничего условного, поскольку, с одной стороны, нельзя не учитывать запроса Нью-Йоркского Совета, с другой – помешать их планам. Следовательно, мы заказываем Вам билет на 10 марта.

Музей хочет, чтобы Вы должным образом занялись классификацией коллекций в Нью-Йорке, следовательно та работа, которую надлежит провести здесь, состоит лишь в отборе и отделении дубликатов как ботанической, так и орнитологической коллекций, поскольку они должны остаться здесь полностью. Это не должно занять много времени, так как аналогичные процедуры уже проводились Вами при отсылке дубликатов коллекций в Нью-Йорк, Мичиган, Париж и Гарвард, что заняло всего несколько дней. Основной упор сейчас надо сделать на изготовление этикеток и нумерацию ботанической коллекции, идентифицированной д-ром Мерриллом, который прислал нам результаты своей работы. На новые папки Вы можете наносить только номера, этикетки на них будут приклеены после, когда Вы пошлете их из Нью-Йорка. Мы полагаем, что коллекция надлежащим образом снабжена этикетками. Для всей механической работы Институт предоставит пишущего по-английски индийского чиновника.

У Музея, без сомнения, очень четкие планы, и, что касается нас, мы будем подчиняться его требованиям.

Что касается остальных Ваших вопросов: могу добавить, что у Вас будет билет первого класса до Нью-Йорка, и по прибытии туда с Вами будут обращаться в рамках Вашего контракта. Я сообщу руководству Музея Ваше желание уйти, как заявлено в Вашем письме.

Повторяем, что всему биологическому персоналу надлежит заниматься исключительно упаковкой и сортировкой, однако если Вы сочтете кого-либо из них неподходящим для этой работы – пожалуйста, сообщите нам это немедленно.

В ожидании Вашего немедленного ответа,

С уважением,

Ю.Р.

Директор

 

180. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Co»*

31 января 1932 г.
Наггар

Уважаемые господа,

Мы надеемся, что Вы получили наш перевод, посланный Вам через наше Нью-Йоркское Учреждение.

Вышлите, пожалуйста, для Института следующие книги, которые должны быть занесены Вашей фирмой на счет Института:

Tantrik texts, ed. by Arthur Avalon. [London-Calcutta, 1913-1917] (полный комплект).

Avalon. The Serpent Power. [London, 1931].

Иностранцев К.А. Хунну и гунны. Труды туркологического семинара, 13. [Л., 1926].

Browne. Arabian Medicine. Cambridge, 1921.

Lippmann. Entstehung und Ausbreitung der Alchemic. Berlin, 1919.

Berendes. Die Pharmacie bei den alten Culturvolkern. Halle, 1891.

Campbell. Arabian Medicine [and its influence on the middle ages]. London. 1926.

Julius Ruska. Arabische Alchemisten. Heidelberg, 1924.

С совершенным почтением.

 

181. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

5 февраля 1932 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый д-р Кельц!

Я принял во внимание Ваше письмо от 4 числа сего месяца. Вопрос относительно почтового отделения не касается Института, поскольку Вы уполномочили распоряжаться этим вопросом г-на Шибаева.

Возвращаю Вам с этим письмом 9 негативов. Относительно других моих пленок, о которых Вы спрашивали, сообщаю Вам, что они уже были отосланы мною в Нью-Йорк.

Ваше настоящее письмо – первое Ваше послание со времени моего письма от 30 января, и я заметил, что Вы проигнорировали вторую часть моего письма, в которой я просил Вас немедленно сообщить, нужны ли Вам люди для сортировки и упаковки и достаточно ли они квалифицированы для этой срочной работы.

Вы, конечно, уделили должное внимание первой части моего письма, которая содержит инструкции и программу на ближайшее время, сообщенную Нью-Йорку. Ваш билет в Нью-Йорк на 10 марта заказан.

С уважением,

Директор

 

182. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

9 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Сегодня третий день, как мы пытаемся пригласить Таши сюда. Так как никто не знает его местонахождения, сообщите мне, уволили ли Вы его, ибо в противном случае он должен быть занят с другими сотрудниками исключительно на срочной работе по разбору и упаковке [коллекций].

Ответьте, пожалуйста, с посыльным.

Искренне Ваш,

Директор

 

P.S. Я понял, что четыре ящика со шкурами и черепами готовы. Вышлите, пожалуйста, списки их содержимого. Теперь Вы имеете только два пустых ящика. Дайте, пожалуйста, нам знать, достаточно ли этого или требуется еще.

Ю.Р.

 

183. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

11 февраля 1932 г.

Уважаемый доктор Кельц,

Принимая во внимание настойчивые запросы из Нью-Йорка и то, что сегодня последний срок для отправки авиапочты (3 часа после полудня), пожалуйста, приезжайте, а также привезите списки того, что упаковано в четыре ящика. Мы напрасно прождали Вас к ланчу.

Искренне Ваш.

 

184. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

12 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

После серьезного размышления над тем, что Вы сказали мне вчера о ружьях Института, к сожалению, должен сообщить, что я не разрешаю Вам приобрести эти ружья даже за деньги. Сожалею, что они не были описаны в лицензии как принадлежащие Институту, что, конечно бы, облегчило дело для нас и для Вас. Поскольку подходящего места для хранения ружей до того, как лицензия будет выдана на имя Института, нет, нам остается послать их вместе с Вами в Америку, чтобы сдать в Нью-Йорке музейной администрации вместе с оплаченными нами лицензиями.

Что касается работы по коллекциям, которая все еще не сделана, я искренне надеюсь, что Вы внесете все идентификации, присланные до настоящего времени доктором Мерриллом на ярлыках, и что остающаяся здесь полная идентичная коллекция будет иметь необходимые полевые ярлыки с номерами, чтобы мы имели возможность внести идентификации по получении их из Нью-Йорка.

Ввиду того, что осталось очень мало времени, я советовал бы Вам воздержаться от предоставления отпуска сотрудникам Института и сосредоточить все их усилия на работе. Вышлите мне, пожалуйста, два высотомера, запрошенных вчера.

Искренне Ваш,

Директор

 

185. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

13 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц!

Ваше сегодняшнее письмо получено.

Относительно Вашего заявления по поводу ружей, пожалуйста, сообщите мне, на каком основании Вы полагаете, что институтские ружья являются Вашей собственностью?

Относительно второго вопроса, затронутого в Вашем письме, – наши указания были следующие: прежде всего сделать работу по растениям, и я удивлен тем, что Вы к ней даже не приступали.

Далее о луковицах: пожалуйста, сообщите мне, у кого из руководителей Института Вы их купили. Также, пожалуйста, объясните, что Вы подразумеваете под выражением «мой сад».

Пожалуйста, заметьте, что Вы были направлены в Нью-Йорк Институтом Гималайских исследований «Урусвати» при Музее Рериха в Нью-Йорке исключительно для продолжения работы, на которую Вас наняли, поэтому мы не будем разбирать Ваше замечание – «в нарушение моего соглашения и с ущербом для меня».

Все слуги Института наняты согласно местным обычаям, которые не предусматривают выходных по воскресеньям. Эти люди все еще находятся на службе и во время, оставшееся до Вашего отъезда, должны работать только на упаковке, первым делом – растений, а затем – птиц.

Пожалуйста, пошлите мне Ваши объяснения с курьером.

С уважением,

Директор

 

186. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

17 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

В ответ на Ваше письмо от 15-го числа еще раз хочу заявить, что упомянутые ружья были приобретены Вами, пока Вы находились на службе у Института, с разрешения этого Института, за счет Института, исключительно для целей этого Института. Ваши высказывания по этому вопросу были приняты к сведению.

Что касается еще одного Вашего утверждения – «кажется необходимым только повторить, что ни одно научное исследование не может быть проведено при условиях, которые Вы диктуете», – это сильно удивило меня, так как я настаивал только на содержании коллекций Института в должном порядке, следуя неоднократным просьбам таких неоспоримых авторитетов, как доктор Э.Д.Меррилл и профессор Лемуан.

Искренне Ваш,

Директор

 

187. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

19 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 28 января. Приложенные копии протоколов заседаний и оригиналы меморандумов говорят сами за себя. Позиция нашего ботаника в вопросе о ружьях, которые он купил от имени Института, очень странная, и некоторые его замечания в этой связи довольно оскорбительные. Моя еженедельная с ним переписка прилагается к протоколам заседаний, и она даст Вам полную картину его действий и нашей реакции. 10 марта он отправляется пароходом «Виктория» – «Рома», как было сообщено телеграммой. Нам пришлось принять строгие меры против некоторых его действий, чтобы защитить честь Учреждения, и, надеюсь, что в Нью-Йорке ему выскажут, что думает Совет Музея о его неэтичной позиции. Конечно, ни при каких обстоятельствах ему нельзя позволить вернуться сюда. Стыдно, что люди, называющие себя учеными, позволяют себе подобные действия и пользуются такими непозволительными выражениями.

Полковник Махон пишет нам, что он обнаружил один из источников клеветы на наш Институт в прошлом. Вы обнаружите его имя во вложенной копии. Это обещает интересные открытия.

Я рад узнать, что лекция капитана Ноуэла имела большой успех. Конечно, подобные лекции могут проводиться с большой выгодой.

Вы совершенно правы, когда говорите, что коммерческий подход недопустим. Надеюсь, наши друзья осознают это и господин Лователли поймет подлинное значение сотрудничества, а члены Комитета будут информировать друг друга о всех открытиях. Мы с нетерпением ждем дальнейших новостей о Биохимическом Комитете. Стоит попросить внешние силы сделать основную часть работы, и мы надеемся, что когда-нибудь в будущем это материализуется.

Наш журнал хорошо продвигается, и мы надеемся, что он скоро выйдет.

Со всеми наилучшими пожеланиями, с глубоким уважением,

Директор

 

P.S. Пожалуйста, заведите специальную папку со всей корреспонденцией и меморандумами, касающимися дела Кельца.

Ю. Р.

 

188. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

25 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Дайте мне, пожалуйста, знать, устроит ли Вас понедельник 29 февраля для передачи остающихся здесь коллекций и оборудования, а также ящиков со списками их содержимого, которые будут отправлены в Музей в Нью-Йорк.

Искренне Ваш,

Директор

 

189. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

29 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Кельц!

Как и условились, мы заберем ящики и Музей [1] завтра утром. Также я хочу сообщить Вам, что на завтрашнее утро от моста Катраин до Кулу заказан грузовик.

Что касается билета на пароход, компания «Lloyd Trestino, N. Со», Бомбей, сообщает, что «их практике противоречит посылать билеты по почте, вследствие возможной их потери или доставки по неправильному адресу, и мы бы были очень признательны, если бы д-р Кельц зашел за ними в наш офис». Тем не менее мы посылаем Вам с настоящим письмом письмо для них, как Вы просили.

С уважением,

Директор

 

Приложение: 1 письмо компании «Lloyd Trestino, N. Со», Бомбей.


[1] Так в тексте.

 

190. Ю.Н. Рерих – В.А. Шибаеву*

29 февраля 1932 г.
Наггар

Уважаемый господин Шибаев,

Напоминаю Вам, что я не получил от доктора Кельца приемлемого объяснения о количестве боеприпасов, купленных Институтом и в данное время находящихся в собственности доктора Кельца. Когда ружья будут переданы полиции, проверьте, пожалуйста, их количество, а также выясните номера на двух винтовках и на ружье.

Искренне,

Юрий Рерих

Директор

 

191. Ю.Н. Рерих – В. Кельцу*

1 марта 1932 г.
Наггар

Уважаемый доктор Кельц,

Настоящим уведомляю, что Ваше жалованье будет выплачено Вам согласно контракту до 20 марта.

Искренне Ваш,

Директор

 

192. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

8 марта 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Лично

Уважаемый д-р Меррилл!

Г-н Луис Л.Хорш, Президент Музея Рериха, уже, должно быть, познакомил Вас со всеми деталями очень серьезной ситуации, вызванной неожиданными и ничем не оправданными действиями д-ра Кельца.

Д-р Кельц сейчас отправился в Нью-Йорк с ботанической и зоологической коллекциями, которые должны быть изучены в Нью-Йорке. Мне очень жаль, что мы не смогли отправить Вам раньше ботаническую коллекцию, собранную в Западном Тибете, что произошло исключительно вследствие нежелания д-ра Кельца заниматься ботанической частью работы. Его многократно просили, как устно, так и письменно, держать коллекции в должном порядке и после каждой экспедиции уделять время этой важной части работы, но это не было сделано, и Ваши идентификации были нанесены на ярлыки гербария только за пару недель до его отъезда. Оригиналы Ваших идентификационных списков не были мне переданы, хоть я об этом и просил, и некоторые из них впоследствии нашел я сам в корзине для использованных бумаг! Работу слишком часто поручали неграмотным местным жителям, в то время, как д-р Кельц и его главный помощник занимались какими-то частными делами, о которых Институт не имел понятия и о которых мы узнали только со стороны. Ваше справедливое замечание о недостаточном количестве посланных в Нью-Йорк материалов и отсутствии полевых ярлыков у большинства образцов вызвало бурную реакцию со стороны д-ра Кельца и непозволительные выражения. Я попросил г-на Хорша показать Вам некоторые из писаний д-ра Кельца по этому поводу. После своего отъезда из штаб-квартиры Института в Наггаре д-р Кельц не передал инвентарных списков ни остающихся у нас коллекций, ни коллекций, отправляющихся с ним в Нью-Йорк. Это ненаучное отношение стало большим потрясением для всего персонала Института.

Недавно д-р Кельц замыслил создать собственную организацию, видимо, с намерением продавать и поставлять зоологические коллекции. Это, конечно, ставит Институт в крайне затруднительное положение, поскольку мы не можем позволить нашему штатному сотруднику пользоваться возможностями Института в своих личных интересах. Этот неэтичный подход д-ра Кельца был усугублен тем, что, как мы обнаружили, он самостоятельно коллекционировал тибетские медицинские тексты и скрывал от Института информацию, касающуюся тибетских лекарственных средств. Как Вы знаете, один из основных интересов нашего Института состоит в исследовании медицинских свойств растений и сборе сведений о народной фармакопее. Доктора Кельца неоднократно просили и письменно, и устно обращать особое внимание на эту сторону работы и собирать для Института тибетские медицинские тексты. Теперь получается, что он собирал тибетские медицинские книги и отказался передавать их Институту, никак не объяснив свои странные действия. В последние два с половиной месяца его поведение было настолько безответственным, а его заявления носили такой характер, что мы не могли больше держать его в штаб-квартире Института в Наггаре. К сожалению, я должен сказать, что д-р Кельц нарушил доверие всех, кто помогал ему в его работе.

Быть может, объяснение его неадекватному поведению можно найти в странном состоянии его ума, поскольку, согласно мнению некоторых местных официальных лиц и жителей, он немного не в себе.

В последние два года мне не удалось получить от д-ра Кельца ни одного научного сообщения о результатах его работы, поскольку его краткие годовые отчеты и дневник, которые публикуются во втором томе нашего журнала, нельзя признать научными даже при первом приближении.

Чувствую своим долгом проинформировать Вас о вышеизложенных фактах, поскольку мы ценим Ваше сотрудничество и очень хотим продолжить наши ботанические исследования по направлениям нашей программы.

Г-н Луис Л.Хорш познакомит Вас со всеми дальнейшими подробностями этого печального дела.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Ю. Р.

Директор

 

193. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

9 марта 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Мы только что получили Вашу телеграмму о письме ботаника к Мерриллу, содержащем несколько клеветнических заявлений. Этот его поступок не удивил нас, поскольку в последние три месяца он был очень активен в делах подобного рода. Его неожиданное и ничем не оправданное отношение очень сильно повредило нам здесь. У него странная мания все называть своим: здание штаб-квартиры – его, земли – его, купленные Институтом полевые бинокли – его, два ружья, купленные им в Нью-Йорке и оплаченные Музеем, – тоже его, слуги – его, коллекции – его и т.д. Этот странный род мании зашел очень далеко. Он отказался передать полиции два ружья, купленные в Нью-Йорке, и все боеприпасы также забрал с собой. Его личные вещи (потребовалось 25 кули, чтобы перевезти их все в Катрайн!) сейчас хранятся в различных местах долины, и столько же отправилось в Лахул, согласно местным слухам. Некоторые ящики перемещались под покровом ночи, и это вселяет в нас большие подозрения. Мы пытаемся разузнать о его деяниях в долине и в Лахоре, в котором он провел два дня. Пожалуйста, позаботьтесь, чтобы как следует встретить его в Нью-Йорке. Этот человек прирожденный клеветник и очень конфликтная личность. Во время разговоров с ним всегда должен присутствовать ответственный свидетель, и после каждой беседы следует составлять меморандум. Он должен прибыть в Нью-Йорк 4 апреля пароходом «Рома». Слухи и заявления, распространяемые ботаником среди местных жителей, указывают, что он собирается прервать поездку в Европе и проследовать в Лондон. Это, конечно, не санкционировано. Его отношение в течение последних трех месяцев было крайне ненаучно, и этот факт следует особенно подчеркнуть д-ру Мерриллу. Коллекции были оставлены в полном беспорядке, не было составлено даже инвентарного списка. Ящики с коллекциями, которые сейчас направляются в Нью-Йорк, закрывались в присутствии ботаника и должны быть открыты в его присутствии. Документ об их содержимом должен быть составлен и подписан всеми присутствующими.

Мне жаль сообщать Вам все эти неприятные известия. Работа в Институте по-прежнему продолжается. Мы продолжаем наши переговоры с местными электрическими фирмами насчет гидроэлектрического оборудования. Участок у реки был обследован и обмерен. Полковник Махон уехал в Дели для встречи с Правительством. Коллекция народной фармакопеи быстро растет. В настоящее время лама-доктор собирает лекарственные растения для Института. Пожалуйста, дайте указание нашему офису заплатить Гетнеру 2000 франков за книги по древней медицине, купленные у него для Института. Эта сумма должна быть удержана из следующей посылки денег для нас. Оригиналы счетов от Гетнера мы храним здесь. Надеюсь, мисс Линден ясно видит деяния ботаника. Его ни в коем случае нельзя оставлять в офисе одного.

С самыми наилучшими пожеланиями, в спешке,

Сердечно Ваш.

 

194. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

11 марта 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Уважаемая мисс Линден!

Отвечаю на Ваше письмо №43 от 10 февраля и прилагаю список дополнительного оборудования, которое д-р Кельц купил от имени Института. Из всего оборудования, перечисленного в списке, он передал только микроскоп и специальный ящик из фибры в прорезиненном чехле. Бинокль и два небольших гладкоствольных ружья он забрал с собой, и мы не знаем их местонахождения. Он продолжает утверждать, что они его, и, я думаю, у Вас в Нью-Йорке достаточно доказательств, чтобы установить право собственности. Все наши доказательства не возымели успеха ввиду своеобразного состояния его ума.

В дополнение к нашей длинной телеграмме от 8 марта, в которой сообщалось, что, согласно последнему подписанному сообщению ботаника от 29 декабря 1931 года, было собрано более 50 000 растений и 3800 птичьих чучел и что здесь осталось только около 3500 растений и 321 птичье чучело, и что д-р Кельц отвечает за остаток, мы должны сообщить, что этот итог включает в себя также коллекции, посланные нами (рассортированные и упакованные им) в различные университеты, как следует из наших годовых отчетов за 1930 и 1931 год. Вам для сведения мы повторяем эти цифры:

Мичиганский университет 3000 растений

Нью-Йоркский Ботанический сад 3000 растений =11000

Парижский Ботанический сад 2000 растений

Нью-Йоркский Ботанический сад 3000 растений

Гарвард 354 птичьих чучела

«Урусвати», Нью-Йорк 45 птичьих чучел 399

7 шкур крупной дичи 7

Остаток надо найти в Нью-Йорке в ящиках.

Надеюсь привлечь Ваше внимание к том факту, что мы до сих пор не получили идентификаций ботанической коллекции от д-ра Бартлета.

По возвращении в Нью-Йорк и во время разбора и сортировки коллекций Музея д-ра Кельца нельзя оставлять одного в помещениях Института. Я вынужден просить об этом ввиду его непорядочного поведения и своеобразного состояния ума. Также ему не следует разрешать приводить в офис посторонних. Доктор Кельц нарушил существующие правила полевой работы в экспедиции, и с тех пор за его действиями надо тщательно следить.

Я был рад прочесть в Вашем письме о переговорах с различными промышленниками насчет их рекламы в нашем журнале. Мы ожидаем, что второй номер журнала вскоре выйдет, а тем временем готовится № 3. Пожалуйста, пришлите в здешнюю институтскую Библиотеку книгу Грея «Indo-Iranian Phonology» (издание Колумбийского университета).

Посылки с книгами, упомянутые в Вашем письме и в Вашем отчете № 18, были благополучно получены.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

195. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

14 марта 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин Пробстейн,

Получил Ваше письмо от 18 числа прошлого месяца. Я удивлен, что Вы находите странным приобретение мной книг от других книготорговцев. В течение прошлого года я направил в Вашу фирму несколько писем с заказами книг для Института Гималайских исследований и для меня лично, но не получил ответа. Ваше издание «Мохенджо-Даро» было получено в Индии, но мой экземпляр все еще отсутствует.

Я отмечаю Ваше желание ликвидировать мою задолженность. 12 фунтов выслано Вам на днях, и сейчас я посылаю оставшуюся сумму. Подтвердите, пожалуйста, получение чеков.

Передайте, пожалуйста, мои наилучшие пожелания профессору Уилсону.

Искренне Ваш.

 

196. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

16 марта 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Гетнер!

Мой банк отправил Вам чек на сумму 3000 франков, упомянутых в моем письме от 3 числа сего месяца. Надеюсь, Вы получили два предыдущих чека за ноябрь и декабрь. Дальнейшие чеки на ту же сумму последуют.

Институт послал Вам денежный перевод через наш нью-йоркский офис, пожалуйста, сообщите о его получении.

Г-н Шклявер пишет мне, что он передал Вам русские книги для отправки их сюда, были ли они посланы?

С глубоким уважением,

Искренне Ваш.

 

P.S. Пожалуйста, пошлите мне новое издание книги Мейле «Anciem Persian Grammar».

 

197. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

16 марта 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 26 числа прошлого месяца и за хорошие новости, которые в нем содержатся. Мне будет очень интересно прочесть Вашу статью в Бюллетене Американского общества контроля раковых заболеваний.

«Кельциада» продолжается. Мы только что обнаружили, что два ружья, купленные от имени Института в Нью-Йорке и упомянутые в списке дополнительного ботанического оборудования, посланном сюда мисс Линден в ее письме от 10 числа прошлого месяца, ботаник оставил своему доверенному Рупчанду. Ботаник заявил, что эти два ружья – его собственность, и ему удалось получить разрешение на них от имени своего друга, который забрал ружья в Лахул, где не требуется разрешения. Это очень серьезное дело, и мы послали Вам срочную телеграмму с просьбой подтвердить, что два упомянутых ружья были оплачены Музеем и куплены от имени Музея. Совершенно ясно, что это незаконное присвоение собственности Института и представление дела, в ложном свете органам, выдавшим лицензию. Дело требует тщательного расследования, и ботанику следует приказать передать ружья в Нью-Йорк. Мы посылаем Вам несколько меморандумов, в которых говорится обо всем деле. К сожалению, разрешение на ружья было на имя ботаника, и мы не могли конфисковать их. Три ружья, принадлежащих Институту и купленных ботаником в Лахоре, хранились в Техсиле, Кулу, ожидая своей отправки в Нью-Йорк. Также мы нашли следы очень серьезной клеветы и представления дела в ложном свете. Могу себе представить, какие заявления сделал ботаник официальным лицам в Лахоре! У меня сложилось впечатление, что кто-то был в этом заинтересован.

Я рад узнать о развитии Биохимического фонда. Нам, действительно, очень нужна лаборатория, и мы делаем все, что в наших силах, чтобы найти подходящее гидроэлектрическое оборудование.

Журнал почти готов, и я уже получил верстку. Надеюсь, он Вам понравится.

С сердечным приветом,

С уважением.

 

198. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

18 марта 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Пишу очень коротко, лишь для того, чтобы рассказать Вам о последнем развитии событий. Два ружья («Crescent Shot Gun 410» и «Stevens Gun» 22 калибра, купленные в Нью-Йорке и оплаченные Музеем) были найдены во владении Рупчанда, и на них есть разрешение, выданное на его имя Полицейским комиссариатом в Бомбее.

Мы получили список ботанического оборудования, посланный мисс Линден с ее письмом от 10 февраля, и телеграмму, подписанную г-ном Хоршем, устанавливающую право собственности на эти два ружья. Полковник Махон встречался с официальными лицами в Лахоре, и они заявили, что дело следует передать в гражданский суд. Конечно, подобное действие стоит предпринять только в Нью-Йорке по прибытии Кельца. Вы совершенно правы, что требуете возвращения самих ружей и не принимаете денежное возмещение их стоимости. Ведь это вопрос принципа, и подобное наглое поведение должно быть наказано. В конце концов, это воровство! Пожалуйста, пошлите мне копии счетов из «Fiala», где были приобретены ружья, и другие документы, если они есть.

Вам будет интересно узнать, что во время своего последнего пребывания в Лахоре Кельц имел беседу с CID [1] и рассказал им о своих несчастьях! Можете задать ему несколько вопросов на этот счет.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

P.S. Пожалуйста, обратите внимание на письмо Кельца от 26 декабря, в котором он заявляет, что ружья были одолжены им Институту! Копия этого письма уже была ранее Вам послана.


[1] Criminal Investigation Department (англ.) – отдел уголовного розыска.

 

199. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

24 марта 1932 г.
Наггар

Уважаемый Г-н Хорш!

Я с интересом прочел Ваше описание беседы с д-ром Мерриллом и рад, что он понимает это дело. Ни д-р Меррилл, ни я ничего не знали о личности д-ра Кельца, когда он был рекомендован д-ру Мерриллу Мичиганским университетом. В то время других кандидатур не было.

Без сомнения, д-р Кельц попытается представить дело так, как будто мы хотели закрыть работу Института. Мне было доложено, что он распространяет слухи, как будто Институт закрывается! Кстати, ничто так не далеко от правды, как это преднамеренное ложное заявление.

Вы уже знаете, что ярость д-ра Кельца вызвал наш запрет на его поездку в долины в декабре – январе. Когда я приехал в штаб-квартиру Института в декабре 1930 г., я попросил его представить примерную финансовую смету и планы каждой полевой экспедиции. К сожалению, он не сделал этого во время своей поездки в долину Кангра и в Лахор в январе 1931 г., и Вы знаете, как мы удивились, когда нашли его на границе Пенджаба и Раджпутаны – районе, никак не входящем в зону наших интересов. Его длительное пребывание в Лахоре и странная привычка настаивать, что его местный помощник должен путешествовать первым классом (а не вторым) вместе с ним, привели к значительному превышению бюджета. Чтобы избежать подобных случаев в будущем, я снова попросил д-ра Кельца представлять смету и планы каждой будущей экспедиции. Это было сделано в случае с Западно-Тибетской экспедицией летом 1931 года, и с хорошими результатами. Осенью 1931 года д-р Кельц настоял, чтобы снова поехать в Рампур Бешахр, что было санкционировано, хотя я лично предпочел бы понаблюдать за его работой в Кулу в течение октября и провести ноябрь и декабрь в разборе ботанических коллекций, привезенных из Западного Тибета. После возвращения из Рампура д-р Кельц сказал мне, что он собирается поехать зимой в Кумаон и на границу с Непалом. Я ответил, что наш бюджет не предусматривает подобной экспедиции, и, более того, экспедицию в Кумаон должным образом и с пользой можно осуществить только весной, летом и ранней осенью, но никак не в зимние месяцы. Затем д-р Кельц продолжил приготовления к поездке в Лахор, не спросив у меня разрешения и лишь походя упоминая о своих ближайших планах. Он сказал мне, что собирается в Лахор к зубному врачу, и, казалось, оставил свою идею поездки в долину на охоту. Он не выдвигал никаких письменных предложений. В то же время мы заметили его очень странное поведение в отношении деодаровых деревьев (пожалуйста, посмотрите наши меморандумы и письменное заявление старосты деревни) и его наглое поведение 20 декабря во время разговора со мной. Перемена его отношения была очевидной. 26 декабря у меня состоялся разговор с Кельцем очень неприятного характера. Мне пришлось сказать ему, что мы не можем разрешить ему поездку в долины, поскольку он не представил плана подобной экспедиции и нам пришлось сосредоточить наши усилия на предложенной им летней экспедиции в Спити и прилегающий район. Никакого недопонимания программы не было, поскольку и программы не было представлено. Он был очень взвинчен, использовал непозволительные выражения, обвинял нас в ненаучном поведении (?) и, как Вы знаете, даже оскорблял нашего Президента-Основателя. При таких условиях всякие дальнейшие дела с д-ром Кельцем стали совершенно невозможны. Мы были вполне готовы обсудить научные планы, но когда такие дискуссии сопровождались клеветой и непозволительными выражениями, они становились неуместными. Институт – это не место, чтобы учить людей хорошим манерам, и хочется ожидать от научного сотрудника по меньшей мере цивилизованного отношения! Вы имеете копии всей корреспонденции между д-ром Кельцем и мной, и, я надеюсь, покажете их д-ру Мерриллу. В конце концов, существуют определенные этические и моральные требования, обязательные для всех членов научной организации.

Д-р Кельц очень небрежно относился к составлению этикеток ботанической коллекции. В большинстве случаев он не указывал местные названия собранных растений. Возможно, у него есть такой список, но только он скрывает его от меня, и в этом случае я искренне надеюсь, что доктор Меррилл будет более успешен в его изъятии. Запись местных названий – крайне важная вещь для надлежащей идентификации коллекций и очень помогает изучению местной фармакопеи. В некоторых случаях я просил д-ра Кельца быть предельно аккуратным в записи местных названий, советуя ему заставить его местного ассистента записывать эти названия на урду или на тибетском, и затем фонетически записывать их так, как он сам слышал их произношение. Это требование могло легко проводиться в жизнь, если бы не отвращение Кельца к письменному слову и установленному порядку. В начале его работы у него был ассистентом бабу [1] Готаманатх, который мог писать на английском и урду, а на позднем этапе полевой работы Кельцу помогал Такур Рупчанд, который достаточно свободно пишет на урду. Более того, большинство медицинских работников Лахула или Ладака умеют писать по-тибетски. Меня больше всего интересует эта работа, ибо она необычайно нужна для перевода тибетских медицинских и ботанических текстов. Я намереваюсь внести эти названия в тибетско-английский словарь, который сейчас готовится для Института ламой Мингиюром и мной. Я сам собрал значительное число тибетских названий растений. Если д-р Меррилл захочет иметь этот список, я с радостью пошлю ему экземпляр. Ботаническая коллекция, отправленная в Парижский Ботанический сад, была послана без каких-либо полевых ярлыков или указаний на место происхождения коллекции! Профессор Мангин, директор Ботанического сада, и профессор Лемуан жаловались, что коллекция не имеет научной ценности, если на ней нет ярлыков. Когда я сказал д-ру Кельцу об этой просьбе, он воспринял это в своей обычной наглой манере, заявив, что парижские ученые просто прячут таким образом свое невежество и неспособность произвести идентификацию! Письмо Кельца ко мне о просьбе доктора Меррилла (копия которого есть у Вас) как раз в его духе и свойственной ему манере постоянно возражать любым указаниям. Мы всегда были готовы сотрудничать с ним, разрешили ему частным образом коллекционировать тибетские тханки и изображения и не вмешивались в его работу. В результате он начал пользоваться льготами Института в своих собственных интересах и даже строил планы своей собственной исследовательской организации! Он настроил слуг Института против хозяев, клеветал на имя Института и его персонал местным жителям в долине, называл себя пайщиком (?) Института и владельцем здания штаб-квартиры, и, наконец, проследовал в Лахор с намерением оклеветать цели Института. Я уж не говорю о его личной коллекции тибетских медицинских книг и о незаконном присвоении ружей Института. Конечно, мы не могли позволить ему коллекционирование для какой-либо третьей стороны, и это было ему разъяснено перед его отъездом в Америку. Все проблемы начались оттого, что мы настаивали на ботанической стороне нашей работы, на необходимости выполнять указания доктора Меррилла и содержать коллекции в порядке.

Его желание поселиться в долине ставит нас в весьма затруднительное положение. Как Вы знаете, местное Правительство против роста европейского населения в долине, поскольку это может ущемить права местного населения. Во время наших предварительных переговоров с властями меня часто спрашивали, собираемся ли мы превратить наших штатных сотрудников в поселенцев. Я чувствовал, что власти очень против такого поворота дела, а действия д-ра Кельца только создали подозрения. Штатный сотрудник может много лет прожить в долине и тем не менее не быть поселенцем, однако покупка земли полностью меняет его статус.

Его незаконные действия в случае с ружьями и боеприпасами, принадлежащими Институту, включая то, что он оставил их местному жителю (пусть даже и имеющему разрешение), конечно же, непозволительны. Нам очень повезло, что мы узнали местонахождение ружей и известили власти.

Пожалуйста, доведите вышеизложенные факты до сведения д-ра Меррилла, так как, я чувствую, он должен быть подробно информирован о ситуации.

С наилучшими пожеланиями,

Сердечно Ваш.


[1] Здесь и далее: пишущий по-английски индийский чиновник.

 

200. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

24 марта 1932 г.
Наггар

Конфиденциально

Уважаемый г-н Хорш!

Письмо д-ра Кельца Мерриллу – интересный документ. Кельц был очень осторожен и не оставил копий нашей корреспонденции от 26-27 декабря, когда он заявил, что посветит большую часть своего месячного отпуска изготовлению птичьих чучел для своего университета! Также он отказался выслать копии наших писем от 18, 19, 20 и 21 января 1932 года. Текст его письма от 30 января звучит в оригинале совсем по-другому! Советую показать доктору Мерриллу копии всей переписки, которой мы обменялись с д-ром Кельцем между 26 декабря 1931 года и 10 марта 1932 года. Копии переписки регулярно посылались Вам нашим офисом.

У Кельца было достаточно времени для сортировки коллекций и, согласно его собственному заявлению от 26 декабря, сортировку можно было завершить за два месяца (см. копию моего письма от 26 декабря, подтверждающего наш разговор от того же числа, во время которого было решено выделить два месяца на сортировку коллекций). Он был извещен о нью-йоркской телеграмме от 9 января, отзывающей его в Америку, и до своего отъезда 10 марта имел два месяца на сортировку. Много времени ушло на его личные дела, и мы категорически возражали против того, чтобы он использовал штат Института в своих личных интересах, отсюда мои постоянные просьбы использовать слуг исключительно для институтских дел. Это незаконное использование штатных сотрудников привело к моральному разложению и очень неправильному поведению. Люди не могли понять тактики Кельца, и распространенным объяснением его странных действий было такое: доктор-сахиб (в смысле Кельц) «борется» с профессором-сахибом (в смысле профессором Рерихом)!

В нашем контракте он указан как ботаник-биолог Института Гималайских исследований и о его занятости исключительно на полевой работе в Гималаях ничего не сказано. Институт имеет право послать его в Нью-Йорк, если сочтет это необходимым. Его замечания о «честности» должны быть приняты надлежащим образом. Человеку, который осмеливается незаконно присвоить собственность Института, нужно указать его место. Это дело ясное, и я надеюсь, что наш адвокат найдет подходящий способ разобраться с Кельцем и не допустить его возвращения в долину.

С наилучшими пожеланиями,

С глубоким уважением.

 

201. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

31 марта 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 8 марта. Я искренне надеюсь, что наши адвокаты примут нужные меры, чтобы заняться преступной деятельностью Кельца и установить его вину. Мы послали Вам несколько телеграмм, подчеркивающих важность строгих мер. Материалы и свидетельства, которые мы посылаем Вам с приложением Протокола собраний, покажут Вам серьезность ситуации. Разорвать с ним контракт будет просто, ибо он уже разорвал его своими возмутительными действиями, но нужно также найти подходящие меры, чтобы предотвратить вред, который он может нанести работе Института. Его теперешние действия готовились им задолго, и если Вы вспомните его странное поведение во время Пенджабской экспедиции 1931 года, случай с метиловым спиртом и многочисленные другие происшествия, то Вам станет ясно, что он очень давно замыслил предать Учреждения, в которых работал. Я рад, что д-р Маггофин и д-р Меррилл понимают, что случилось, и полностью согласен с д-ром Мерриллом, что преступника такого рода нельзя держать в штате научного Института. Я уверен, дорогая мисс Лихтман, что с присущей Вам твердостью в делах такого рода Вы сделаете все возможное, чтобы разрушить этот новый источник зла. С нашей стороны, мы здесь сделали все возможное, чтобы предотвратить его злодеяния, и, как Вы знаете, в последних актах драмы пришлось воспользоваться помощью полиции.

Я рад узнать о Вашей разнообразной деятельности и рекламе нашей исследовательской программы. Пожалуйста, сообщите г-ну Фелпсу Стоксу, с каким нетерпением мы желаем ускорить наши биохимические исследования, нами сделано очень много для завершения строительства здания лаборатории и поиска подходящего гидроэлектрического оборудования. Мы намереваемся нанять молодого местного ботаника, чтобы он собрал ботанические коллекции в Кулу и, таким образом, довел до конца работу д-ра Кельца в долине. Мы будем строго придерживаться инструкций д-ра Меррилла и пошлем ему дубликаты всех наших коллекций. Думаю, что сочетание фармаколога и местного ботаника – это то, что нам нужно.

Пожалуйста, попросите мисс Линден послать нам два-три экземпляра февральского выпуска Бюллетеня Нью-Йоркского Ботанического сада и послать два экземпляра того же номера в Париж.

Вы помните следующую многозначительную фразу, сказанную Кельцу майором Во: «Я вижу, Вы не один из них, и это Вам поможет!» Также ответ д-ра Кельца полковнику Махону, что он делает ботаническую работу, но нас не знает. Это было сказано в то время, когда он изображал необычайное дружелюбие по отношению к нам. Подобные заявления делались Кельцем и другим жителям долины.

Прилагаю оригинал Протокола заседаний «Урусвати» № 25 для Совета Попечителей со следующими приложениями:

1. Меморандум Рам Даса и бабу Лала от 21 марта.

2. Меморандум г-на П.Л.Акера, покойного менеджера фирмы «Агаman Estate», Далхузи, датированный 26 марта.

3. Меморандум насчет пяти найденных капсюлей, датированный 28 марта.

4. Копия моего письма полковнику Махону от 25 марта.

5. 4 копии телеграмм от 28, 29, 30, 31 марта.

Также для Вас лично – копия нашего Протокола заседания «Урусвати» № 25 и копия Протокола заседаний нашего Музея Рериха № 26.

С наилучшими пожеланиями,

С глубоким уважением,

Юрий Рерих

Директор

 

202. Ю.Н. Рерих – Б.Е. Риду*

7 апреля 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый д-р Рид!

Подтверждаю получение тома газетных подшивок (1928-1932) от факультета фармакологии Пекинского объединенного медицинского колледжа. Этот том представляет собой ценное дополнение к нашей Исследовательской библиотеке, и мы необычайно признательны Вам за Ваш постоянный интерес к нашей работе.

С удовольствием посылаю Вам второй том нашего журнала. Из Годового отчета за 1931 год Вы узнаете все детали о ходе исследований в нашем Институте в Гималаях. Здание лаборатории строится, и мы надеемся завершить его к будущей осени.

Я занят тибетской Materia Medica (что-то вроде Вашей китайской Materia Medica). Для этой цели мы все собираем информацию о народных лекарственных средствах у местных лекарей. Записываем их местные названия и применение и готовим перевод самых важных медицинских текстов. Этот том станет частью нашей серии «Тибетика».

 

203. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

14 апреля 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Меррилл!

Большое спасибо за Ваше письмо от 4 марта, которое только что получено. Мне очень жаль, что мы не смогли послать Вам ботанические коллекции, собранные в Западном Тибете, в Рампуре Бешахре, раньше. Сейчас они отправлены Музею Рериха с просьбой передать их Вам. Эта печальная задержка с высылкой Вам дубликата коллекций произошла исключительно по причине отношения д-ра Кельца к нашим ботаническим исследованиям. До его отъезда им было потрачено много драгоценного времени на свои частные дела, не имеющие ничего общего с научной деятельностью Института. Д-р Кельц уехал из Индии 10 марта с предписанием прибыть в Нью-Йорк 4 апреля, и ему был заказан билет на пароход «Рома», прибывающий в Нью-Йорк в этот день. Д-р Кельц был полностью информирован о вышеизложенной договоренности и не просил изменить маршрут или дату прибытия. Теперь я узнаю из Нью-Йорка, что он не прибыл на пароходе «Рома», и итальянская пароходная компания телеграфировала мне, что они не в состоянии найти его следы. Видимо, он покинул борт индийского судна в Неаполе и решил не ехать в Нью-Йорк, поступив, таким образом, против наших предписаний, что вызвало задержку наших планов. До сих пор его местонахождение неизвестно. Последнее, что я слышал от него, была телеграмма из Порт-Саида с просьбой перевести его зарплату за март в Неаполь. Мы так и сделали, отправив деньги телеграфом на пароход «Рома», с указанием выплатить эту сумму доктору Кельцу. Сейчас компания известила меня телеграммой, что деньги не были выплачены, так как д-ра Кельца нигде нельзя было найти. Я не знаю, как понимать его действия и как объяснить его беспорядочные передвижения. Действительно, непонятно, в каком направлении развиваются его мысли. Ввиду его несанкционированных действий я не знаю, останется ли он на службе у Института до окончания контракта. Конечно, он должен передать коллекции, так как он отказался это сделать в штаб-квартире в Наггаре. Все Ваши предыдущие письма, адресованные Институту (собственно д-ру Кельцу), хранятся сейчас здесь в папке и будут показаны преемнику д-ра Кельца.

Думаю, что опытный фармаколог с хорошим знанием ботаники и прилежный местный сборщик растений, а также человек, знающий местные названия растений и правила их использования – это то, что нам нужно. Следуя Вашим советам, я связался с профессором Шив Рам Кашьяпом, профессором ботаники Пенджабского университета, и сейчас он сообщил мне, что у него есть два кандидата, обладающих необходимой квалификацией. Если мы решим взять одного из них, я собираюсь поручить ему сбор растений в долине Кулу в течение июня-июля-августа-сентября. Как Вы, возможно, заметили, д-р Кельц не собирал растения в Кулу в летние месяцы и делал основную часть своей работы к северу от региона Пир-Панджал (Лахул, Зангскар, Ладак). Сборщик получит инструкции подготовить адекватные дубликаты всех собранных им материалов, и, я полагаю, Вы одобрите это. В отличие от д-ра Кельца, считающего, что этноботаника данного региона хорошо известна, я думаю, в этой области предстоит еще сделать много работы. По некоторым причинам, долине Кулу и прилегающим грядам холмов Бара-Бхангал было уделено меньше внимания, чем соседствующим горным грядам вокруг Симлы, Кашмира и Джаммы, Чамбы и Кумаона.

Весь прошлый год я был занят составлением списка тибетских названий медицинских растений (конечно, записывая также названия растений, не использующихся в медицинских целях). В этом списке сейчас несколько сотен единиц, и я буду рад послать Вам его копию. Также я нашел местные названия идентифицированных Вами растений. Многие местные названия относятся ко всему роду, но в некоторых случаях была сделана попытка различить виды. «The Botanical Survey of India» только что опубликовал очень полезный список индийских лекарственных растений.

Институт может предложить фармакологу следующие условия: зарплата $200 в месяц (конечно, при теперешних обстоятельствах было бы хорошо найти человека, готового работать за меньшую зарплату); полевые расходы оплачиваются Институтом в поле и в офисе в Наггаре; билет первого класса от Нью-Йорка до Наггара, Индия; квартира, состоящая из спальни с ванной комнатой и кабинета. Кандидат, конечно, должен быть не женат. Период работы – один год, с возможностью возобновления контракта на второй год. Фармакологическая лаборатория – в нашей программе, и здание лаборатории, которое сейчас строится, откроется по меньшей мере через год. Конечно, можно организовать временную лабораторию. Вначале работа будет состоять, главным образом, из записи местной информации.

С нетерпением жду от Вас вестей о наших коллекциях из Западного Тибета, которые, надеюсь, дойдут до Вас в хорошем состоянии.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

204. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

21 апреля 1932 г.
Наггар

Уважаемый г-н Хорш!

Большое спасибо за Ваше письмо от 15 числа прошлого месяца. Всегда приятно читать о стойкости и твердости на линии фронта. Несмотря на все трудности, я верю, что мы достаточно сильны, чтобы встретить натиск событий. Некоторые темные и невидимые силы непрерывно пытаются разрушить культурную деятельность во всем мире. Но силы Света победят.

Только что получил Вашу телеграмму от 19 числа, сообщающую о прибытии Кельца. Крайне важно, чтобы вернули те же самые ружья. У нас на месте это произведет очень хорошее моральное впечатление. Украденная собственность, в случае, если ее местонахождение известно, всегда возвращается владельцам. Несанкционированная задержка Кельца примерно на две недели и его сумасбродные действия сами по себе означают разрыв контракта.

С удовольствием прочел в Вашем письме, что Комитет биохимической лаборатории планирует новые действия. Мы глубоко признательны хорошему культурному отношению г-на Стокса и его просвещенному руководству деятельностью Комитета. Со своей стороны, мы делаем все возможное, чтобы способствовать этой важной стороне нашей работы. Строительство лаборатории продолжается. Второй этаж будет возведен в течение следующих трех недель. Создается картотека о народных лекарственных средствах с помощью местных жителей, сведущих в медицине. Коллекция состоит из примерно 500 лекарственных средств, представляющих собой тибетскую Materia Medica, применяемую в Ладаке и Лахуле. Основная часть этой коллекции представлена растительными лекарственными средствами, составляющими основу Materia Medica Тибета; затем следуют средства животного происхождения, которые мы также должны учитывать, ввиду современных исследований животных витаминов и свойств животных смесей; третий раздел коллекции – это минеральные лекарственные средства, которые также представляют большой интерес. Мы перевели важный медицинский текст, относящийся к «Nus-pa rKyensel» [1], описывающий около 1000 лекарственных средств, используемых в тибетской фармакопее. Этот текст стоит опубликовать, но я предпочитаю подождать с этим до прибытия сюда нашего биохимика. Я попросил его сообщить мне минимальную сумму, с которой мы могли бы начать работу лаборатории. Сейчас он ответил мне, что 3000 долларов на оборудование будет достаточно. Холодильное оборудование, стоящее около 2000 долларов, можно получить в кредит. Мы все еще пытаемся обеспечить смету на гидроэлектрическое оборудование, и я надеюсь его получить. С наилучшими пожеланиями всем сотрудникам.


[1] «Эффективное лекарство, применяющееся для устранения причин патологических болезней» (тиб.).

 

205. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

21 апреля 1932 г.
Наггар

Уважаемый д-р Меррилл!

Г-н Хорш познакомил меня с Вашей последней перепиской с д-ром Бартлеттом и Гарвардским музеем сравнительной зоологии относительно дела Кельца, и я глубоко ценю Вашу позицию в этом печальном деле. Мы только что получили телеграмму от Музея Рериха, извещающую о прибытии д-ра Кельца в Нью-Йорк.

Я чувствую, что должен ввести Вас в курс дела относительно наших раковых исследований, которые, кажется, вызывают некоторое непонимание. Мы не собираемся открывать в Наггаре раковую клинику, но у нас есть весьма достоверная информация, что тибетские ламы-лекари, как было замечено, с успехом лечат ранние стадии рака. До мировой войны подобные исследования проводились в Санкт-Петербурге (Россия), где тибетские ламы-лекари лечили раковых пациентов в больницах под непосредственным наблюдением врачей и ученых. К несчастью, революция приостановила эти исследования. Во время пребывания экспедиции в Монголии у меня была хорошая возможность наблюдать такие же факты и прийти к заключению, что подобные исследования стоит продолжить, поскольку они могут принести интересные результаты.

Я не могу понять налет мистицизма в отношении нашего Института. Институт Гималайских исследований – это учреждение, занимающееся исключительно научными исследованиями, и его программа была означена мной в Годовом отчете за 1929-30 гг., опубликованном в первом томе нашего журнала. Д-р Лозина, сотрудник Института, проводил исследования современной практики индийских йогов с психологической и патологической точек зрения, но эта тема уже изучалась рядом хорошо известных ученых и едва ли может классифицироваться как «мистицизм».

Замечания д-ра Кельца, что у Института политические цели, смешны и абсурдны. Он прекрасно знает, что это самый простой способ бросить тень на иностранное учреждение в Индии! Мне жаль, что человек, претендующий на звание ученого, пользуется такими средствами!

Я рад сообщить Вам, что проф[ессор] Кашьяп из Пенджабского университета рекомендовал нам магистра ботанических наук для работы в Институте. Вам будет послан обширный набор образцов, и надеюсь, что на этот раз он встретит Ваше полное одобрение. Также этот человек приведет в порядок гербарий, оставленный д-ром Кельцем. Должное внимание будет оказано местным названиям растений, и все Ваши предложения будут выполнены.

Заверяю Вас в нашем постоянном желании сотрудничества и готовности принять любые Ваши предложения или советы.

С уважением,

Ю.Р.

Директор

 

206. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

28 апреля 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман,

Большое спасибо за Ваше письмо от 6 числа сего месяца. Мы высоко ценим Ваше письмо полковнику Махону о местных слухах и т.д. Конечно, хаотичные передвижения Кельца взбаламутили воду, но в целом положение под контролем, да и большинство людей понимает, как себя вести с ненормальным. Я с нетерпением ожидаю результатов действий наших адвокатов в этом деле. Я попросил мисс Линден прислать мне копии счетов и отчетов из «Fiala Outfits Incorporation» о приобретении двух ружей, находящихся теперь у Рупчанда. Полковник Махон написал о ружьях в полицию Дхармасалы, и теперь мы ожидаем от них ответ. Поскольку местонахождение незаконно присвоенного имущества известно, оно должно быть возвращено своим законным владельцам.

Надеюсь, Вы получили экземпляры нашего журнала. Дайте, пожалуйста, один экземпляр доктору Мерриллу. Он может ему пригодиться для переговоров и переписки в связи с делом Кельца.

Мы не думаем, что необходимо телеграфировать или писать в Министерство иностранных дел в Лондоне. Беседа с доктором Бартлеттом может быть полезна. Вам виднее. Вы совершенно правы, утверждая, что Мичиган и Гарвард представили Кельца в ложном свете. Это я посоветовал ему представить рекомендательные письма из этих университетов. Это обычное дело, и письма в основном нужны для администрации, которая могла интересоваться местом его прежней работы и связями. Вы хорошо знаете, что Кельц сам был под подозрением, приехав в Индию, как это обычно бывает со всеми иностранцами.

Надеюсь, что скоро смогу отправить Вам наш новый буклет о готовящемся тибетско-английском словаре. Это будет выдающимся вкладом, и держатели облигаций должны стыдиться своего некультурного отношения. Культурные интересы должны победить!

С сердечными пожеланиями всем сотрудникам,

С совершенным почтением.

 

207. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

2 мая 1932 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый господин Гетнер!

Надеюсь, Вы получили мои письма от 3 и 16 марта, так же, как и три предыдущих чека на £20, 3000 франков и 3000 франков соответственно. Пожалуйста, сообщите мне, благополучно ли они дошли до Вас. Сейчас я посылаю Вам через мой банк еще один чек на сумму 3000 франков и надеюсь, что он придет к Вам в целости и сохранности. Все копии вышеперечисленных чеков находятся у меня, на случай, если они затеряются по дороге.

В моем письме от 3 марта я заказал несколько книг, которые, надеюсь, Вы посылаете сюда.

Наш нью-йоркский офис послал Вам взнос от имени Института.

С уважением.

 

P.S. Получили ли Вы тридцать экземпляров второго тома журнала Института Гималайских исследований, которые были посланы издателем напрямую из Калькутты?

 

208. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

5 мая 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 12 числа прошлого месяца и приложенную копию Вашего письма в Государственный департамент относительно дела Кельца. Письмо очень хорошее. Не думаю, что нам необходимо писать в Британское Министерство иностранных дел насчет поведения Кельца. Давайте оставим себе эту возможность на будущее. Тем не менее было бы интересно разузнать его шаги в Лондоне. Я очень рад, что д-р Меррилл так помог.

Конечно, мы сознаем, что Культура и Свет победят. Нам придется сражаться в жестокой битве. В теперешних условиях внутренняя уверенность, единство и стойкость крайне важны. Замечания г-на Карри, что «Фонд Рокфеллера ведет научную работу и т.п.», конечно же, смешны. Линия наших исследований лежит в новой области, и очень важно продолжать их. Прекратить исследования очень просто, возобновить куда труднее. Условия меняются очень быстро, и то, что можно сделать сегодня, будет невозможно завтра. Сейчас нам предстоят две очень важных работы: 1) обзор тибетской Materia Medica и 2) тибетско-английский словарь, который по объему материала превзойдет любой из существующих словарей. Его проспект скоро будет Вам послан. Культурное и научное учреждение – это не отель и не коммерческое предприятие, которое можно наскоро реорганизовать. Каждый человек, который переступает порог научного учреждения, принимает на себя определенные обязательства уважать его цели. Я надеюсь, что наши адвокаты понимают важность этого принципа.

Мы делаем все возможное, чтобы обеспечить смету на гидроэлектрическое оборудование. Пожертвование Стокса покроет расходы на строительство, мебель (такую, как столы, полки и т.д.) и, возможно, на установку труб и бак с водой. Нам все еще нужны средства для оборудования холодильной камеры и, как минимум, сумма, необходимая для двух лет исследовательской работы (2400 долларов в год) и текущих расходов (800 долларов в год). В настоящее время я могу вести только общую работу по записи лекарственных средств и их использования и по подготовке переводов медицинских текстов. До опубликования этих списков нам придется идентифицировать некоторые лекарства, и это очень сложное дело (например, железы внутренней секреции животных). Вышеизложенные вопросы надо обсудить с нашим Биохимическим комитетом.

Мама плохо себя чувствовала все эти дни. Без сомнения, напряжение настоящего момента и великая битва, неистовствующая во всем мире, влияет на ее тонкий организм. Мы пытаемся защитить ее от всех волнений. Очень удачно, что весна довольно прохладная, и мы надеемся на более прохладное лето в этом году.

С сердечным приветом Вам и всем сотрудникам и друзьям,

С уважением.

 

209. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

12 мая 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 19 числа прошлого месяца. С интересом прочитал Ваше сообщение о первом дне Кельца в Нью-Йорке. Объяснил ли он свое исчезновение в Неаполе и несанкционированную остановку в Лондоне? Написал ли он письмо о ружьях, находящихся сейчас во владении Рупчанда?

Ваш разговор с д-ром Хоффманом очень интересен. Он правильно понимает нашу программу и подход к ней. Мы будем рады получить его публикации.

Относительно ежемесячных отчетов для Бюллетеня нашего Музея: мы описали проводящуюся здесь работу в Протоколах заседаний, указав, что некоторые из новостей могут быть опубликованы в Бюллетене. В течение апреля мы занимались следующим:

a) интенсивной работой над тибетско-английским словарем. Проспект о словаре уже написан и будет Вам послан, как только будет напечатан издательством Баптистской миссии в Калькутте. К проспекту будет приложена страница-образец. Важно обеспечить заказы на словарь со стороны библиотек и университетов;

b) медицинскими исследованиями. Мы продолжаем собирать нашу коллекцию народной тибетской фармакопеи и готовим списки местных названий применяемых в медицине растений;

c) строительством лаборатории. Сейчас мы достали железные рельсы для укрепления второго этажа. Работа продвигается удовлетворительно;

d) поисками ботаника на летние месяцы, чтобы он продолжил наши ботанические исследования (этноботаника). Пенджабский университет сотрудничает с нами. Как только мы узнаем от Вас относительно возможности подобной программы, то сообщим Вам все детали работы.

Мы потрясены новостью о зверском убийстве Президента Франции каким-то фанатиком [1]. Истинно, идет борьба между силами Добра и Зла!

Мы всегда рады Вашим письмам и полны веры и энергии. Мужество всегда побеждает!

Сердечный привет всем Вам, шлем Вам лучшие мысли,

С наилучшими пожеланиями.


[1] Речь идет об убийстве президента Франции Поля Думера русским эмигрантом Павлом Горгуловым 5 мая 1932 г.

 

210. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

19 мая 1932 г.
Наггар

Дорогой Друг,

Большое спасибо за Ваше только что полученное письмо от 26 апреля. Радостно читать о мужественной борьбе в Нью-Йорке, и мы знаем, что все трудности обратятся в новые возможности, как было всегда. Общая цель и вера в окончательный исход битвы проведут нас через современный трудный период.

Работа здесь решительно продвигается. Возводится второй этаж Биохимической лаборатории. Тибетско-английский словарь будет большим событием. Журнал везде принят очень хорошо, и у нас есть многочисленные ежедневно приходящие письма с выражениями признательности. Доктор Лауфер написал отличную рецензию на мою книгу «По тропам Срединной Азии» для журнала Общества американских востоковедов, и друг из Лондона пишет мне, что прекрасная рецензия на книгу появилась в «Deut[schen] Morgenl[andischen] Gesell[schaft] Zeitschrift». Мы рады узнать о дружеском расположении доктора Меррилла и его справедливом отношении. Дайте ему, пожалуйста, экземпляр нового журнала.

Мы делаем все, что можем, чтобы охранить здоровье Мамы. Конечно, трудности настоящего времени сказываются на ее тонком организме. У нее частые боли в области сердца, и очень удачно, что настоящая весна необычайно прохладна. Ее дух замечательный, и она для всех нас – величайшая поддержка.

У нас в долине новый SDO [1] – господин Гилл. Кажется, хороший человек. Его отец – друг нашего полковника [2]. Наггарское празднование начинается сегодня с обычного тамтама.

С сердечными пожеланиями Вам и всем сотрудникам,

С совершенным почтением.


[1] Senior district officer (англ.) – старший районный офицер.

[2] Полковника А.Е.Махона.

 

211. Ю.Н. Рерих – книготорговой фирме «Luzac & Co»*

22 мая 1932 г.
Наггар

Уважаемые господа!

Надеюсь, Вы получили мой чек на сумму £10, о котором я сообщил в моем предыдущем письме. Другой чек на ту же сумму будет послан в ближайшее время.

Пожалуйста, пошлите мне следующие книги:

Sv.Hedin. Die geographisch-wissenschaftl[ichen] Ergebnis meiner Reisen in Zentralasien, 1894-1897 (Petermanns Mitteilungen [aus Justus Pethers geograph. astaelt.], vol. XXVIII, no. 131). [Gotha, 1900].

Emil Abegg. Der Messiasglaube in Indien und Iran. Berlin: W. de Gruyter, 1928.

Бюллетень Школы Восточных исследований, том VI, 3.

Al[bert] Herrmann. Lou-Lan. China, Indien und Rom [im Lichte der Auspragungen am Lobnor]. Leipzig, 1931 (ранее заказанная).

[The Tuzuk-i-Jahangiri, or] Memoirs of Jahangir. [Translated by] A.Rogers. [Edited by] H.Beveridge. [London], 1909-14.

Также для Института Гималайских исследований книгу Свена Гедина «Mount Everest», Leipzig: Brockhaus, 1926.

С уважением.

 

212. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

27 мая 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман,

Вместе с Протоколами наших заседаний прилагаем письмо, адресованное моему другу Малькольму Вогану. Я верю, что его совет может быть полезным. Он знает многих людей в городе и, когда я жил в Штатах, часто давал мне хорошие советы. Также он может помочь с прессой, поскольку сильное обращение в печати крайне важно. Вы так и не написали мне о его реакции на мое предыдущее письмо и на фигурку Будды, которую Вы взяли в Нью-Йорк. Битва идет, и мы должны пользоваться любой возможностью разбить врага. Основное правило стратегии – «сосредоточить на данной позиции максимум Ваших усилий и затем нанести решительный удар» – справедливо в каждой сфере жизни. Мы знаем, что победим, но напряженные моменты надо прожить с неослабевающей энергией.

В нашем Протоколе Вы прочтете о лекарственном корне, которым пользуются местные практикующие врачи, чтобы лечить рак. Делая на заседании этот доклад, мне удалось установить тибетское название этой травы, ее внешний вид и применение. Летом мы попытаемся запасти ее, так как это растение растет на высоте около 13 000 футов и даже выше. Г-н Стокс, возможно, заинтересуется этой информацией, которая предназначена, конечно, для Комитета, а не для широкого оповещения. Мы должны тщательно исследовать этот вопрос, а затем составить отчет. На это может потребоваться некоторое время, но мы знаем, что мы на верном пути.

Я рад, что Вам понравился второй том нашего журнала. Мы продолжаем получать хорошие отзывы, и я искренне надеюсь, что мы сможем выпустить том 3. Наши предыдущие Протоколы собраний содержат некоторые предложения на этот счет.

Как важно заводить новых друзей и распространять культурную работу Музея в массах. Приближается эпоха варварства, и материальная цивилизация будет разрушена. Только духовные ценности останутся, чтобы восстановить осыпающиеся стены. Нужен новый фокус, и пока это не понято, едва ли возможно ожидать каких-либо улучшений общей ситуации.

С сердечными пожеланиями Вам и всем сотрудникам,

С самым сердечным уважением.

 

213. Ю.Н. Рерих – М. Вогану*

27 мая 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Индия

Дорогой Малькольм!

Это письмо пишется при исключительных обстоятельствах. Ты знаешь, что некоторые темные силы пытаются подорвать работу Музея. Адвокаты, представляющие Музей, пришли к определенному выводу, что этими нападениями руководит какая-то сила. Крайне важно раскрыть эту темную силу, подвергающую опасности само существование культурной работы. Прошу тебя как моего личного друга и друга Учреждений помочь Правлению Музея советом в этот час испытаний. Я буду очень благодарен, если ты поможешь им с прессой или любой необходимой информацией. При твоих широких связях ты всегда сможешь ясно представить ситуацию, а часто и обнаружить источник неприятностей. Во всем мире силы тьмы стремятся подорвать культуру и возродить новую эпоху варварства, ибо наша материальная цивилизация едва ли способна защитить мир от этой надвигающейся опасности. Я был бы рад получить твое письмо с твоими впечатлениями об общей ситуации. Надеюсь, ты получил мое прошлое письмо и сопровождающую его фигурку Будды. Второй том журнала Института вышел, и я попрошу наш нью-йоркский офис послать тебе его экземпляр. Моя книга «По тропам Срединной Азии» имела определенный успех, и готовятся французское и немецкое издания. Институт взялся за издание тибетско-английского словаря, и я надеюсь завершить работу к 1933 г. Профессор Рерих шлет тебе свой сердечный привет.

С сердечными пожеланиями, твой друг

Юрий Рерих

 

214. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

2 июня 1932 г.
Наггар, Кулу

Уважаемый мсье Гетнер!

Надеюсь, Вы получили мой майский взнос на сумму 3000 франков, которые послал Вам мой банк. Другой взнос на ту же самую сумму будет послан Вам в начале следующего месяца.

Один мой друг подарил мне комплект «Путешествия в Китай через Монголию» Тимковского, в 3 томах [1], и «Историю Тибета и Хухунора» Бичурина [2], в двух томах; обе работы на русском и в хорошем состоянии. Поскольку у меня есть эти книги в библиотеке, я хотел бы знать, не зачтете ли Вы их в качестве частичного платежа. Я готов отдать Тимковского за 500 франков и Бичурина за 600 франков. Если подобная сделка возможна, пожалуйста, сообщите мне, и я отправлю Вам книги.

Пожалуйста, пошлите мне тома «Roeznik Oriental[istyezny]». В IV и VII томах есть статьи Котвича.

Получили ли Вы взнос Института, отправленный Вам из Нью-Йорка приблизительно 3 апреля?

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.


[1] Тимковский Е.Ф. Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг. Ч. 1-III. СПб., 1824.

[2] История Тибета и Хухунора с 2282 года до Р.Х. до 1227 года по Р.Х. Переведена с китайского монахом И.Бичуриным. СПб., 1833.

 

215. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

16 июня 1932 г.
Наггар, Кулу

Дорогой Друг,

На этой неделе я не получал писем из нашего офиса, но надеюсь, что работа там продолжается вопреки затруднительным обстоятельствам настоящего времени. Я очень обеспокоен прибытием ящиков с ботаническими и зоологическими коллекциями. Видел ли ботанические коллекции доктор Меррилл? Мы делаем все возможное, чтобы продвигать работу Института. Ежедневно завязываются несколько хороших контактов, и у меня сложилось впечатление, что Институт постепенно обретает под собой прочный фундамент. Лаборатория уже располагается под крышей, и каменщики закладывают внешние стены. Наш Шиваджи провел очень хорошую работу по конструированию. Через несколько дней я ожидаю корректуру проспекта готовящегося тибетско-английского словаря.

Мы были очень счастливы прочитать о митинге протеста. Это даст хорошие результаты и создаст благоприятную обстановку. Если мы будем держать ситуацию под контролем, то сможем добиться полной победы.

К несчастью, у нас все еще ужасная засуха с нехваткой воды для полива нашего фруктового сада и другой растительности. Вы можете представить воздействие этой небывалой жары на маму. Мы делаем все возможное, чтобы охранить ее покой.

Получили ли Вы ящики с журналом? Они были отправлены скорым пароходом.

С наилучшими пожеланиями от всех нас,

Наисердечнейше.

 

216. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

30 июня 1932 г.

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 7 числа сего месяца. Как раз вовремя. Мне было интересно узнать о различных шагах, предпринятых в связи с делом Кельца. Относительно телеграммы насчет адвоката, полученной от г-на Хорша, то подобную процедуру можно выполнить только в том случае, если клеветник, который незаконно присвоил оружие и боеприпасы (не только патроны [от «Crescent Shot Gun] 410», но также «маузер» и 12 патронов к гладкоствольным ружьям, которые, говорят, находятся во владении Рупчанда), откажется от всего и оставит проект основания конкурирующей фирмы. Такое письмо, конечно, должно быть удостоверено юристом. Мы получили от мисс Линден фотокопии оригиналов счетов «Fiala Outfits Inc.», они очень помогут нам здесь на месте. Я рад, что девять ящиков с коллекциями прибыли в порт и будут открыты в присутствии д-ра Меррилла и других ответственных свидетелей.

Надеюсь узнать какие-нибудь хорошие новости о деятельности нашего Биохимического Комитета. Лаборатория хорошо продвигается, здание уже под крышей, работа каменщиков над стенами почти завершена, и стены оштукатурены. Мы подали заявку на право использования воды реки Чаки-Нулах. Смета, составленная «Messrs Boving & Co.», была послана Вам с одним из еженедельных Протоколов собрания.

Письмо д-ра Хоффмана интересно, и Вы заслуживаете доверия для этого важного контакта. Давайте надеяться, что его дружелюбие материализуется во что-то ощутимое. Перед нами открыто огромное поле для исследований, и нам только нужна материальная возможность идти вперед. Люди очень неохотно понимают важность этого рода исследований, поскольку они привыкли мыслить по шаблонам. Конечно, сложившаяся в мире ситуация не помогает, но тем не менее мы будем продолжать наше наступление.

В моих письмах к мисс Линден я просил ее достать экземпляры обзоров некоторых книг, которые сейчас представляют двойной интерес. Надеюсь, что это было сделано. Я рад узнать, что мисс Линден помогала и другим отделам.

После нескольких сравнительно жарких недель в холмах и чудовищных условий в долинах (123° по Фаренгейту в Лакноу!) мы наслаждаемся прохладными днями со снегом на противоположных холмах! Это поможет маме. Папа последние несколько дней чувствовал себя неважно, но это можно объяснить тем ужасным напряжением, которое ему приходится выдерживать.

Со всеми наилучшими пожеланиями и мыслями об успехе,

С сердечным уважением.

 

217. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

14 июля 1932 г.

Дорогой Друг,

Большое спасибо за Ваше интересное письмо от 21 июня. Вы настолько добры, что поощряете нашу программу, и остается надеяться, что средства для осуществления наших планов будут найдены. Я был рад прочитать в Протоколах собраний, что г-жа Лунд попробует помочь в публикации третьего тома нашего журнала. У нас есть превосходные материалы для этого номера.

Очень обрадовался, прочитав в письме о Вашем разговоре с Boraном. Он хороший друг и при надлежащем подходе может быть очень полезен Учреждениям. Пожалуйста, дайте ему второй номер нашего журнала, а также экземпляр моей работы «Звериный стиль [у кочевников Северного] Тибета».

25-го числа мы планируем поехать в Кейланг. Здесь начался сезон дождей и немного [сыро]. Г-н Тхапар был здесь с супругой.

Надеюсь, что у Кельца наступят трудные времена. Если он напишет письмо с извинениями, этот документ должен быть исчерпывающим и включать в себя все пункты. Все здесь считают его странным типом!

Я усердно работаю над словарем и первыми двумя томами серии «Тибетика», которые будут готовы к печати осенью. Все нужно завершать вовремя. Вы совершенно правы, когда заявляете, что внутренняя «слякоть» – самое трудное препятствие, и я желаю всем Вам успехов в Ваших стараниях. Времена серьезные, но Культура в конце концов должна победить.

Много сердечных «салямов» от всех, а особенно от Шиб[аева] и девочек.

С сердечным уважением.

 

218. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

26 августа 1932 г.
Кейланг

Уважаемая мисс Лихтман!

Подтверждаю получение Вашего письма от 22 числа прошлого месяца и спешу ответить на запрос д-ра Меррилла. Мне очень жаль, что д-р Кельц пренебрег всеми основными требованиями научной работы. В такой пересеченной горной местности, как Западный Тибет, где каждая горная долина или речной бассейн часто имеет свою собственную флору, все географические сведения имеют огромную важность. Как Вы знаете, д-р Кельц имел достаточное количество полевых ярлыков, анероидов и т.п. Западно-Тибетская экспедиция Института лета 1931 года охватила следующие земли: Лахул, нагорья Рупшу и Тшо-мо Рари; бассейн Инда, то есть Ладак и Зангскар. Этот регион обычно описывается как Западный Тибет, и на ярлыках растений смело можно указывать: «Растения Западного Тибета». Весь район имеет среднюю высоту около 13 000-14 000 футов, а речные долины опускаются до 9 000-11 000 футов. Небрежение д-ра Кельца может вполне вылиться в еще одно дело против него. За его ходами надо тщательно следить, поскольку его влияние на местных жителей благотворным не назовешь. Кельцу не удалось купить землю, поскольку Правительство отказало ему в лесном участке неподалеку от Наггарского замка, на который он подавал заявление. Он взял в аренду на год небольшой участок выше «Аркадии» у овцевода из деревни Рунсу, но тогда этот акт прошел частным порядком, без согласования с жителями деревни, которые отказались дать ему во владение участок.

Я рад, что могу написать Вам о замечательном открытии полковника Махона, который сейчас активно вовлечен в разработку наших гидроэлектрических планов. Искренне надеемся, что наш Биохимический Комитет найдет средства, способные подстегнуть этот отдел Института. Мы собрали обширный материал по местной фармакопее, который ожидает сейчас своего исследователя. Мы можем начать публикацию переводов медицинских текстов только после научного исследования местной Materia Medica, поскольку иначе мы только будем подражать другим и не дадим никаких положительных результатов. Биохимические исследования требуют много времени, и важно двигаться дальше. Напишите, пожалуйста, как обстоят дела с этим отделом, в том числе в связи с прочей деятельностью Института. Скоро октябрь, и мы должны знать, в каком положении мы находимся перед наступающим финансовым годом.

Посылаю Вам экземпляр обзора «По тропам Срединной Азии», который вышел в июльском номере журнала Королевского Азиатского Общества и может быть Вам интересен. Его не надо использовать в Бюллетене, но он может быть полезен, если кто-либо опять заведет разговор о «стойкости» и т.п.

Также один экземпляр проспекта словаря. Мы посылаем Вам достаточный запас экземпляров, со списком учреждений и лиц, которым следует направить этот проспект.

Я очень хочу завершить эту работу и увидеть, что Институт твердо стоит на ногах, пока «сроки» не подошли.

Все в лагере просят, чтобы я Вам о них напомнил. Сегодня вечером у нас был необычный снегопад, и горы вокруг лагеря покрыты снегом. Бродяги, или пастухи, уже стали направляться из Лахула в Кулу. Мы собираемся отправиться в Наггар 16 числа следующего месяца.

С нашими наилучшими пожеланиями и мыслями об успехе,

Всегда Ваш.

 

219. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

26 августа 1932 г.
Кейланг

Мой дорогой Друг!

Большое спасибо за Ваше письмо от 22 числа сего месяца. Вот несколько просьб:

1. Лестничную клетку в доме нужно покрасить, не снимая ковров. Я думаю, что Вы поговорили с мамой на этот счет до нашего отъезда.

2. Пожалуйста, договоритесь, чтобы 14 числа следующего месяца к нашему лагерю прибыли десять кули: восемь – для двухколесных тележек, и два – для маминого паланкина. Двое мужчин, которые несли его сюда, были очень хороши.

3. Пожалуйста, пошлите нам по почте сто рупий в банкнотах по пять рупий.

4. Пожалуйста, пошлите одну пачку вермишели.

5. Будьте добры, положите немного бумаги на новые полки, чтобы предохранить книги от деодарового масла.

Ночью у нас был обычный снегопад. Горы вокруг лагеря покрыты снегом. Пожалуйста, напишите нам о погоде в Наггаре и о температуре в тени.

Вот список лиц, которым надо послать проспект (проспект с рупиями можно послать в Англию, а долларовый – всем остальным лицам в списке):

– Rev. Grahame Bailey, D.Lit., School of Oriental Studies, Finsbury Circus, E.C.I. London.

– Dr. Lionel Bartlett, British Museum, W.C.I. London.

– Dr. Jarl Charpentier, Gotgatan, 12, Uppsala, Sweden.

– Dr. Walter Clark, 39, Kirkland Street, Cambridge, Mass, USA.

– Gerard L.M.Clauson, O.B.E., 25, Landsdowne Crescent, W.I. London.

– Prof. Georges Coedes, Ecole Francaise d'Extreme Orient, Hanoi, Indo-Chine.

– Sir Filippo de Filippi, La Capponcina, Settignano, Firenze, Italy.

– Sir George Grierson, Ph.D., D.Lit., F.B.A., Rathfarnham, Camberley, Surrey, England.

– Dr. Bernhard Karlgren, The University, Goteborg, Sweden.

– Prof. Charles R.Lanman, 9, Farrar Street, Cambridge, Mass, USA.

– Dr. Berthold Laufer, Field Museum, Chicago, 111, USA.

– Dr. St.F.Michalski-Iwienski, Society of Sciences, Szpitalna, 5, Warsaw, Poland.

– Prof. Louis de la Vallee Poussin, 66, Avenue Moliere, Uocle, Brussels, Belgium.

– Sr. Ed.Denison Ross, Ph.D., School of Oriental Studies, Finsbury Circus, E.C.I. London.

– H.Lee Shuttleworth, ICS, c/o Royal Society's Club, 63, St.James's Street, S.W.I. London.

– Baron A. von Stael-Holstein, c/o Peking Club, Peiping, China.

– E.J.Thomas, M.A., University Library, Cambridge, England.

– Dr. F.W.Thomas, 161, Woodstock Road, Oxford, England.

– Prof. Guiseppe Tucci, 20, Via Tevere, Rome, Italy.

– Prof. R.L.Turner, Haverbrack, Bishop's Stortford, Herts, England.

– Prof. J.Ph.Vogel, The University, Leiden, Holland.

– Dr. J.Rahder, The University, Leiden, Holland.

– Lt. Col. L.A.Waddell, CIE, LLD., c/o Lloyds Bank, Ltd, 6, Pall Mall, SWI. London.

– Prof. Max Walleser, Goethestrasse, 12, Haidelberg, Germany.

– Stuart N.Woffenden, Esq, Drawer P-I, Beverley Hills, California.

– Prof. James H. Woods, 16, Prescott Hall, Cambridge, Mass, USA.

– Dr. A.C.Woolner, 53, Lawrence Road, Lahore.

Никаких сопроводительных писем не нужно. Продолжу список в следующем письме.

Прилагаю ряд писем для рассылки и некоторые – для архивирования.

С наилучшими пожеланиями,

Всегда Ваш

Ю.Р.

 

Я встревожен объемом латыни в Ваших последних письмах! <...> [1]


[1] Далее следует неразборчивая приписка от руки.

 

220. Ю.Н. Рерих – П. Гетнеру*

29 августа 1932 г.
Кейланг

Уважаемый господин Гетнер,

Получил Ваше письмо от 27 числа прошлого месяца с вложением отчетов по счетам. Надеюсь, что к настоящему времени Вы получили мой июльский очередной взнос в 3000 франков, который был отправлен Вам в первую неделю июля. Дайте мне, пожалуйста, знать о его получении, так как иначе я должен буду наводить справки через банк. Следующий взнос в 3000 франков будет послан Вам в сентябре, и, если все будет хорошо, дойдет до Вас к концу месяца. Пожалуйста, будьте уверены, что я сделаю все возможное для сокращения суммы моего долга в течение грядущей зимы.

Я посылаю в Нью-Йорк отчет о состоянии счета Института, которому будет уделено внимание, когда закончатся летние отпуска.

Пришлите мне, пожалуйста, статью Ростовцева «Dieux et chovaux», которая появилась в «Syria» в 1931 г., а также «T'oung Pao», XVIII, 3-5.

Я вернул Вам два номера этого журнала, так как почему-то они были посланы в двух экземплярах.

С добрыми пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

221. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

21 сентября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден,

Посылаю наш Журнал заседаний № 46. Указанные в нем списки коллекций будут отправлены, как только будут готовы. Пожалуйста, известите меня при первой же возможности о планах распространения II тома нашего журнала. Очень важно увеличить количество наших подписчиков.

Четыреста проспектов словаря посланы Вам для распространения в американских университетах, колледжах, библиотеках, а также на Дальнем Востоке. Посылаю Вам список лиц, кому также должны быть отправлены проспекты.

Вышлите мне, пожалуйста, книгу Георгия Сокольского «Tinderbox of Asia», на которую недавно была опубликована рецензия в «New York Times». Отправили ли Вы сюда «Маньчжурию» Латтимора?

Надеюсь, Вы провели приятный отпуск и открыли новый сезон с новыми силами.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

222. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

27 сентября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Кашьяп,

Грядущей зимой наш Институт выпустит третий номер своего журнала, посвященный в этот раз научному исследованию Внутренней Азии великим шведским исследователем доктором Свеном Гедином.

Некоторые французские, американские и другие европейские ученые уже приняли участие в работе над этим номером. Зная Ваш интерес к ботаническим исследованиям Тибетских нагорий, я осмеливаюсь просить Вас прислать нам статью, хотя бы короткую, для этого номера. Дайте нам, пожалуйста, знать количество нужных Вам оттисков.

Мы высоко ценим Ваше доброе отношение и были бы весьма рады сотрудничеству наиболее выдающегося индийского специалиста в области ботаники. Мы искренне надеемся, что следующий полевой сезон даст возможность осуществить более тесное сотрудничество между нашим Институтом и Вашим отделением.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

223. Ю.Н. Рерих – Ч.В. Раману*

27 сентября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый господин [Раман],

В декабре этого года наш Институт выпустит третий номер своего журнала, предыдущие номера которого высылались Вам регулярно. Этот номер будет посвящен научным исследованиям Внутренней Азии великим шведским исследователем доктором Свеном Гедином, и мы надеемся, что Вы примете участие в его создании, выслав нам Вашу статью по любому научному предмету на Ваше усмотрение.

Заранее благодарен,

Искренне Ваш,

Директор

 

P.S. Сообщите, пожалуйста, сколько оттисков Вашей статьи Вам нужно.

 

224. Ю.Н. Рерих – И. ван Манену*

27 сентября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый доктор ван Манен,

Наш Институт вскоре выпустит следующий номер своего журнала, посвященный на этот раз научным исследованиям Внутренней Азии Свеном Гедином. Нам доставило бы большое удовольствие включить Вашу статью на любую тему, связанную с Вашими собственными исследованиями в области Тибета, и мы будем очень признательны, если Вы сможете это сделать до конца ноября.

Сообщите, пожалуйста, нам, сколько оттисков Вам необходимо.

Прилагаю проспект нашего тибетско-английского словаря. Работа над ним хорошо продвигается.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

225. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

28 сентября 1932 г.

Мой дорогой Друг!

Это мое первое письмо со времени нашего возвращения в Наггар. Путешествие прошло хорошо, и носильщиков было довольно много. В этом году мы не останавливались в Котхи из-за оспы между Рахлой и Котхи и проследовали прямо в Манали.

До сих пор нет писем о ружьях, которые были конфискованы властями. Все это производит очень странное впечатление в наших краях. SDO продолжают молчать о конфискации, и у полковника Махона нет информации от официальных лиц. Как только мы получим от Вас письма, наведем справки и решим этот вопрос. Видели ли Вы текст двух писем, посланных поверенными в полицию и Рупчанду? Вы знаете, что существует класс людей, всегда использующих любую возможность превратного толкования, отсюда необходимо быть очень осторожными со всеми письменными документами. Письмо от ботаника тоже вызвало всевозможные толкования.

Надеюсь, что вопрос годового бюджета Музея будет наконец решен. Мы послали Вам бюджет на наступающий 1932-1933 год, но в общих чертах. Вы сами должны будете рассчитать расходы нью-йоркского офиса. Надеюсь, что мисс Линден вернулась из отпуска и занялась рассмотрением различных вопросов. С нетерпением ожидаем Ваших вестей о ситуации. Здание лаборатории, действительно, очень хорошее, и господина Шибаева можно только похвалить. Комнаты просторные и светлые. Некоторые кабинеты в настоящее время не могут быть завершены, поскольку нам необходимо знать все детали относительно оборудования и проводки. Я искренне надеюсь, что Биохимический Комитет найдет возможности ускорить работы. Например, в экспедиции Карпелана (началась ли она в конце концов?) помогают д-р Литтл, директор Американского Общества контроля за раковыми заболеваниями, и д-р Эдвард Сундстрем из Калифорнийского университета, видимо, их направляет наша информация, что народы Тибета редко болели раком, а некоторые интересные открытия в области раковых болезней сделаны на больших высотах. Я в самом деле думаю, что можно что-то предпринять, чтобы подстегнуть наш Биохимический Комитет к исследованию новых возможностей.

С самыми добрыми пожеланиями,

Сердечно Ваш.

 

226. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

29 сентября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден,

Посылаю Вам наш Журнал заседаний № 47. Разные пункты говорят сами за себя, и, я надеюсь, Вы дадите мне знать, как обстоят дела. До сих пор мы не получили копий переписки адвоката относительно двух ружей в Лахуле, и, так как теперь они конфискованы властями, я был бы признателен, если мне сообщат все детали этого дела.

Надеюсь, что зоологическая коллекция, полученная в Нью-Йорке, хранится должным образом, а инвентарный список надлежащим образом заверен и засвидетельствован. Каждое чучело птицы должно иметь прикрепленный к нему ярлык с номером, и на некоторых есть идентификации, написанные карандашом. На крупных млекопитающих есть прикрепленный к ним номер.

Некоторое время назад я просил Вас прислать мне один экземпляр «По тропам Срединной Азии», два экземпляра «Тибетской живописи» и три экземпляра «Звериного стиля». Ничего не было получено. Также пришлите мне, пожалуйста, последние номера «Journal Asiatique» и «American Oriental Journal», получаемых на мое имя в Нью-Йорке.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

227. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

29 сентября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

У нас кончаются ярлыки, которые всегда очень нужны. Не могли бы Вы организовать отправку нам заказной почтой тысячи ярлыков такого же размера, как приложенный к письму образец, но без каких-либо надписей. Мы не стали бы Вас из-за этого беспокоить, но подобную проклейку невозможно осуществить в Индии вследствие климатических условий. Пожалуйста, пошлите их в хорошей упаковке в водоотталкивающей бумаге. Если у Вас ничего нет на складе, пожалуйста, сообщите мне, сколько будут стоить 1000 ярлыков, и я переведу деньги. Поскольку эти ярлыки невозможно получить здесь, они, действительно, очень нужны. Если на складе у Вас нет белых, возможно, Вы сможете найти половину с надписью «Урусвати», а половину – «Музей Рериха».

[Заранее благодарен].

 

228. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

5 октября 1932 г.

Дорогой Друг!

Большое спасибо за Ваше любезное письмо от 14 числа прошлого месяца. Хорошо иметь таких друзей, как Вы, и я более чем уверен в окончательных результатах нынешней битвы. Мы должны бороться, ибо противостоим темным силам! Они, конечно, будут пытаться делать все возможное, чтобы помешать продвижению Культуры, но мы достаточно сильны, чтобы дать отпор их темным попыткам.

Сообщение Луиса о связи Рикаби с «родственниками» в Мичигане очень показательно. Всегда одна и та же темная рука! Все это требует тщательного расследования, и мы должны быть готовы к ожесточенной битве, пока окончательное укрощение не сметет все препятствия.

Мы надеемся, что майор Стокс согласится предоставить займ для издания журнала, и по получении его разрешения сразу же начнем подготовку к печати. Материал собирается, и я усердно работаю над обзорами книг для нового номера. Этот Годовой отчет должен быть очень существенным, и у нас есть много интересного материала. Поздравляю Вас с Вашей идеей курса лекций, которые прочтет д-р Магоффин. Пожалуйста, сообщите мне все детали, это будет хорошая страница в нашем Годовом отчете.

Ожидаем копии писем, написанных относительно двух ружей. Местные власти хранят молчание по этому поводу.

Полковник Махон поправился, и мы даем ему «Спермин», чтобы восстановить его силы.

Я очень хочу написать статью для д-ра Лейка, но боюсь, что это может вызвать [нападки] на наш подход к проблеме рака, а в настоящее время это нежелательно. Сначала мы должны укрепить нашу позицию и открыть лабораторию. Как раз недавно мы приобрели несколько интересных растительных лекарственных препаратов, о которых говорят, что они хороши для излечения рака. Конечно, это требует исследования, и я напишу подробнее об этом предмете в ближайшем будущем.

Прилагаю интересную вырезку, которая может заинтересовать наших адвокатов, особенно г-на Штерна. Похоже, что речь идет о явном заговоре против Культуры в целом!

С сердечным приветом от всех,

Всегда Ваш.

 

229. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

6 октября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден,

Посылаю наш Журнал заседаний № 1 и обзор журнала Института Гималайских исследований, который появился в «Indian Forester» в окт[ябре] 1932 г.

Ожидаю Ваше сообщение относительно ящиков с зоологическими коллекциями, а также полную опись их содержимого. Не думаю, что номера зоологического образца не соответствуют номерам, указанным в предварительном отчете доктора Кельца. Это касается также и ботанической коллекции.

В прошлом году я написал доктору Уолтеру Кларку из Гарвардского Университета о даре «Гарвардской Восточной серии» нашему Институту. Во время моего пребывания в Соединенных Штатах в 1929 году я обсуждал этот вопрос, и тогда он был полностью согласен передать нам весь комплект этой серии. Быть может, Вы напомните ему об этом.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

230. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

13 октября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Посылаю наш Журнал заседаний № 2. Вы увидите, что мы еще не получили обещанной копии письма адвоката о двух ружьях и не знаем, какие были приняты меры для их возвращения из Лахула и доставки в штаб-квартиру в Наггаре. Вы помните, мы просили, чтобы эти два ружья были доставлены нам, а сейчас у нас нет информации об их местонахождении. Они были изъяты у Рупчанда, и предполагаю, что сейчас хранятся в полиции. Поскольку у нас нет сообщений от властей, необходимо получить полную информацию из Нью-Йорка. Также я хотел бы знать судьбу второй части ботанического дневника и двух тибетских медицинских книг, которые взял ботаник и до сих пор не вернул. Пожалуйста, предоставьте мне вышеозначенную информацию как можно скорее.

Я ожидаю Ваших новостей насчет распространения проспекта словаря среди коллег, библиотек и т.п., и нужно ли еще проспектов. Я составляю список частных лиц в США, которым следует послать их.

Пожалуйста, закажите за мой личный счет экземпляр работы Мерхарта «The Palaeolithic Period in Siberia», опубликованной в «American Anthropolist New Series», том XXV, 1923 г.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

231. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

15 октября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Кашьяп,

Большое спасибо за Ваше доброе письмо от 12 числа сего месяца. С большим удовольствием напечатаем отчет о Вашей поездке в Тери-Гарвел. Рассчитайте, пожалуйста, чтобы статья пришла сюда не позднее 10 ноября, и дайте мне знать, сколько ее экземпляров Вы хотите. Фотографии желательны.

Заранее благодарен.

Искренне Ваш,

Директор

 

232. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

20 октября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден,

Посылаю наш Журнал заседаний № 3. Несмотря на отсутствие писем из Нью-Йоркского офиса, я надеюсь, что работа по-прежнему продолжается. Подготовьте, пожалуйста, отчет за прошлый год для включения в наш предстоящий годовой отчет. Должны быть упомянуты все лекции, прочитанные в связи с Институтом или под его покровительством, а также список обменов за это время, составленный в алфавитном порядке.

Мы продолжим наши попытки получить книги на рецензию и таким образом пополнить нашу библиотеку. Возможно, Вам удастся получить для рецензирования новую книгу Хакена «Asiatic Mythology», изданную «Thomas Cromwell & Со». Также, пожалуйста, закажите за мой личный счет книгу профессора Ростовцева «Out of the Past of Greece and Rome», изданную Йельским университетом в 1932 г. Дайте мне, пожалуйста, знать, была ли выполнена предыдущая заявка на книги.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

233. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

27 октября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 59 от 1 окт[ября]. Я рад узнать, что «Урусвати» предстоит активный сезон. Пожалуйста, пошлите мне с Вашим годовым отчетом все подробности о лекциях д-ра Магоффина и мадам Завадской.

Как сообщается в приложенном Протоколе заседания № 4, годовой отчет нью-йоркского офиса должен быть получен нами к декабрю, поскольку в этом году мы отдаем его в печать раньше. Крайне важно увеличить продажи нашего журнала и иметь список подписчиков по крайней мере на следующий номер.

Пожалуйста, сообщите мне о продвижении кампании Биохимического комитета и Комитета «Урусвати», а также, какие меры принимаются, чтобы ускорить работу.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

Приложение: Протокол заседания № 4.

 

234. Ю.Н. Рерих – У. Асбо*

31 октября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый г-н Асбо!

Большое спасибо за Ваше любезное письмо от 13 октября и приложенный экземпляр <...> [1], который мы рады иметь в нашей библиотеке и за который очень Вас благодарим.

Нам было очень жаль, что мы не смогли повидать г-жу Асбо, поскольку день ее приезда выдался настолько дождливым и ветреным, что поездка на автомобиле стала невозможной. Мы все надеемся, что она хорошо доехала домой.

Некоторое время назад г-н Шаттлуорт сказал мне, что существует книга под названием «Questions of Csoma de Coros», написанная настоятелем монастыря Дзонгкхул в Зангскаре. Экземпляр этой рукописи видел Джозеф Джерган, который послал информацию на этот счет д-ру Франке, опубликовавшему об этом короткую заметку в «Ungarische Jahrbuch». После смерти д-ра Франке это дело постигло забвение. Я заинтересован в том, чтобы собрать всю возможную информацию о Чома де Кереше, и был бы Вам благодарен, если бы Вы могли справиться у Джозефа Джергана насчет местонахождения этой рукописи, и можно ли снимать с нее копии и получить такую копию.

С наилучшими пожеланиями от всех нас Вашей семье и Вам лично.


[1] Пропуск в тексте.

 

235. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

3 ноября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо от 7 октября. Надеюсь, что в будущем Вы будете нумеровать Ваши письма, так как это – единственный способ определить, дошло письмо или нет.

Я очень рад прочесть об успехе лекции мадам Завадской. Хорошо бы на будущих лекциях выставлять большую фотографию Биохимической лаборатории и раскладывать для продажи издания Института Гималайских исследований, а также книги, которые будут продаваться с выгодой для Фонда («Держава Света» [1], открытки и т.п.). Возможно, это уже было сделано.

Что касается запроса г-на Лангдона Уорнера, то я бы в качестве подходящих журналов для публикации обзоров научных публикаций предложил «Journal of the American Oriental Society» и «The Eastern Art Magazine», выпускаемый Музеем Филадельфийского университета. Конечно, я не знаю, существуют ли еще эти журналы.

Пожалуйста, пошлите наши проспекты о словаре лицам, упомянутым в списке, подтвердив мне рассылку с датой отправки. Никаких сопроводительных писем не требуется.

Мы будем рады сделать обзор любой научной книги, посланной нам от «Globe Book Co». Все книги по химии должны быть адресованы просто г-ну В.А.Перцову, с просьбой вернуть книгу в библиотеку Института и сделать ее краткий обзор.

Мы еще не получили копии писем, написанных мичиганским адвокатом д-ра Кельца британской полиции и Такуру Рупчанду; все эти документы вместе с прочей информацией, упомянутой в наших Протоколах собраний, срочно нужны.

Прилагаю наш Журнал заседаний № 5.

Г-н В.Шибаев просит Вас любезно сообщить ему, будут ли присланы ярлыки, которые нам очень нужны.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.


[1] Рерих Николай. Держава Света. Нью-Йорк, 1931.

 

236. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

10 ноября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Авиапочта на этой неделе запаздывает, мы не получили ни одного письма из Нью-Йорка. Девять пачек с книгами для Библиотеки были должным образом получены. Просматривая список, я заметил, что мы не получили июньский и сентябрьский номера «Journal of the American Oriental Society» за 1932 год, а также «Journal Asiatique» за январь-март 1932 г. Пожалуйста, отправьте их нам, если они получены.

Я косвенным образом узнал из письма г-на Лихтмана, что недавно прошло заседание Биохимического Комитета, и я надеюсь, что скоро мы получим отчет о ходе дел. В будущем, пожалуйста, извещайте меня по почте обо всех собраниях, связанных с Институтом, поскольку мы должны быть в курсе происходящего.

Надеюсь, что тибетские тханки, которые были на передвижной выставке, возвращены и должным образом выставлены в залах «Урусвати».

Пожалуйста, представьте мне общую картину организации офиса и повседневной работы в этом сезоне.

Жду получения Вашего письма насчет инвентарного списка зоологической коллекции, которая была отправлена в Нью-Йорк в девяти ящиках.

Не могли бы Вы также сообщить мне, в какой стадии находится издание на немецком языке моей книги «По тропам Срединной Азии». С прошлого года не было никаких вестей.

Прилагаю Протокол собрания № 6 и несколько открыток. Большее их количество посылается отдельно.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

237. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

17 ноября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 62 от 28 октября. Я рад узнать, что зоологическая коллекция будет проверена специальным человеком. Я ожидаю Ваш инвентарный список, как только он будет готов.

Неприятности с линзой телескопа Донна Киммеля были вызваны тем, что картонная коробка во время долгого путешествия сломалась.

Это должна была быть деревянная коробка. Большое спасибо, что Вы не оставляете без ответа мои многочисленные просьбы о книгах. Если книга Латтимора прибудет вовремя, я включу ее обзор в будущий номер нашего журнала. Могу добавить, что Ваше письмо № 61 было получено на прошлой неделе, после того как Протокол заседания был отправлен. Я полностью одобряю Ваш новый план по распространению нашего журнала.

Прилагаю письмо г-ну Хоршу, которое передайте, пожалуйста, как и обычные Протоколы (№ 7) для Совета Попечителей.

Пожалуйста, давайте составим список: а) всех подписчиков, которые платят, b) всех экземпляров для дарения, с) всех обменных экземпляров и общего числа требуемых в США экземпляров III тома. Конечно, 700 – это максимум. С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

238. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

17 ноября 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо с приложениями от 27 октября. Мы были рады прочесть в параграфе 5 Отчета № 40 о Вашем разговоре с майором Стоксом на предмет покупки оборудования для Биохимической лаборатории. Как Вы знаете, господин Перцов списывался с различными фирмами в Германии, и копия одного из писем прилагается. Они готовы предоставить нам долгосрочный кредит и согласиться на платежи в рассрочку. У нашего офиса должен быть список оборудования, подготовленный господином Перцовым, с обозначением цен в долларах. Общая стоимость оборудования в Америке составит 9882,28 доллара, в то время как стоимость оборудования, частично приобретенного в Германии, обойдется нам в 4963,14 доллара. Таким образом, Вы видите, что, покупая оборудование в Германии, мы экономим около 50%. Более того, мы очень экономим на перевозке и даже на таможне. Мы тщательно проработали с таможенными управлениями и университетами возможность беспошлинного ввоза оборудования и узнали, что на иностранное оборудование платится пошлина, когда это оборудование отправляется как товар. Но если лицо, которое собирается использовать оборудование с научной целью, ввозит его само, на одном и том же судне, как часть своего багажа, то никакая пошлина не взимается. Таким образом, думаю, что нашему биохимику стоит самому привезти по меньшей мере часть самых дорогих аппаратов. Это не удорожит проезд, поскольку, как Вы знаете, на пароходах, направляющихся в Индию извне, разрешено иметь достаточный объем багажа, и, как только оборудование пройдет таможню, его можно отправить товарным поездом в Джогиндарнаггар. Если мы решим купить оборудование в Германии, его можно отправить в тот европейский порт, в котором биохимик сядет на корабль, отправляющийся в Индию. Конечно, большую часть стекла и даже некоторые аппараты можно достать на месте в Индии. Мы делаем все возможное, чтобы получить окончательную смету на электростанцию, поскольку, как Вы знаете, наше оборудование будет бесполезно, если мы не сможем подключить электроэнергию. В этой связи нам повезло договориться о встрече с г-ном Уэббом, управляющим «Messrs Boving & Со», прибытие которого ожидается сегодня. Его приезд в штаб-квартиру в интересах его фирмы и не повлечет никаких особых расходов со стороны Института, как это обычно бывает, к тому же существует договоренность, что нами будут оплачены только стоимость проезда на автомобиле и пребывание в штаб-квартире.

Надеемся очень скоро услышать от Вас известия, полагаем, Председатель Биохимического Комитета найдет подходящий образ действия.

Со всеми наилучшими пожеланиями,

С глубоким уважением.

 

239. Ю.Н. Рерих – Л. Хоршу*

17 ноября 1932 г.
Наггар

Уважаемый господин Хорш,

Большое спасибо за Ваше письмо от 24 октября с приложениями. Отвечаю на него по пунктам. Относительно двух ружей мы постараемся держать Вас в курсе событий в наших Журналах заседаний. Из частного источника мы знаем, что ружья были изъяты у Рупчанда по поручению чиновника из районного комиссариата Кангры, но нам неизвестно, было ли это действие предпринято в результате двух писем, отправленных через поверенного, или это было решено самим чиновником из районного комиссариата, который во время разговора, происшедшего между нами весной, сказал мне, что, по его мнению, ружья должны быть помещены в Полицейский участок Кулу, ожидая результатов судебного процесса. Мы послали Вам копию письма полковника Махона в федеральный округ Колумбия, а тем временем надеемся получить из Нью-Йорка все необходимые бумаги для прояснения положения. Его (Кельца) последнее письмо от 25 октября лишний раз показывает его возмутительную и неэтичную позицию в этом деле.

Я должен поблагодарить Вас за Ваши благородные усилия по разработке бюджета Института. Нет нужны говорить, что мы будем действовать согласно критическому бюджету «Б». Конечно, целесообразно нанять весной индийского ботаника, но решить это нужно в апреле-мае, а до тех пор условия могут измениться к лучшему.

Я напишу мисс Лихтман об оборудовании лаборатории и о посещении электротехника, которого ожидают в штаб-квартире сегодня.

С сердечными пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

240. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

21 ноября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Кашьяп,

Большое спасибо за Ваши письма от 17 и 19 ноября и за интересную статью, которую мы с удовольствием опубликуем. Я учитываю Ваше желание иметь сто экземпляров, и они будут Вам отправлены, как только будут готовы.

Что касается правки статьи, она может быть сделана нами самими, если у Вас нет особых возражений, но отправка ее в Лахор задержит публикацию. Однако я буду признателен, если Вы укажете, где поместить фотографии. Они будут напечатаны на мелованной бумаге для художественной печати и размещены на четырех полосах (8 страниц).

С наилучшими пожеланиями и благодарю Вас еще раз за Ваше неоценимое участие.

Искренне Ваш,

Директор

 

241. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

24 ноября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден!

На этой неделе у нас не было от Вас писем. Прилагаем Протокол № 8 последнего собрания в штаб-квартире, основная часть его содержания говорит сама за себя. Последние два параграфа, относящиеся к словарю и к делу Кельца, требуют некоторого комментария.

1. Относительно словаря и списка лиц в США, которым нужно его отправить: я послал Вам список лиц, чьи адреса я мог уточнить на месте. Пожалуйста, продолжите рассылку проспекта библиотекам и колледжам.

2. Относительно дела Кельца: пожалуйста, отвечая на это письмо, укажите, кому были посланы два письма, на которые ссылается в своем письме от 1 августа «Roy Kramer & Со». Это довольно просто выяснить по почтовым квитанциям о приеме отправлений.

Пожалуйста, сообщите мне, вернулась ли с передвижной выставки наша коллекция тибетских тханок и висят ли они в помещениях Института. Пожалуйста, дайте описание оформления стен в двух наших комнатах (№ 401 и 402). Фотографии, которые есть у нас, показывают только некоторые углы. В настоящее время они висят в коридоре лаборатории, и ими очень восхищаются все посетители.

Также сообщите мне, где держат девять ящиков со всеми коллекциями и на какой стадии обработки они находятся.

Ожидаю Вашего Годового отчета. Получили ли Вы обменные экземпляры из Дальневосточного музея в Стокгольме? Вы, возможно, помните, что в прошлом году они предложили обмен публикациями.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

242. Ю.Н. Рерих – А. Пробстейну*

28 ноября 1932 г.

Уважаемый сэр,

Я получил Ваше письмо от 1 числа сего месяца и был очень удивлен, прочитав некоторые содержащиеся в нем высказывания, ввиду моего длительного пребывания в качестве клиента Вашей фирмы. Я никогда не подводил Вас с оплатой моих обязательств, и фактически сумма в 13-2-0 [1] фунтов, отправленная Вам, согласно моему предыдущему письму, погашает мой долг Вашей фирме. Подтвердите, пожалуйста, получение чека.

Надеюсь, что скоро получу Приложение к Нанкинскому Каталогу Буддистской Трипитаки, которое по некоторым причинам не было выслано с Каталогом и сейчас задерживается на период около двух лет. Ваш помощник господин Моор написал мне в Ваше отсутствие, что Приложение будет отправлено, но я все еще не получил его.

Искренне Ваш.


[1] Так в тексте.

 

243. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

29 ноября 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Кашьяп!

Я получил Ваше письмо от 25-го числа, за которое мы Вам благодарны. Все Ваши исправления были должным образом внесены в текст, а также мы дали аннотации к серии фотографий, помещенных в конце статьи. Просматривая эти фотографии, мы обнаружили, что на шести вкладках они будут воспроизведены слишком мелко, и боимся, что они не будут выгодно смотреться (12 фотографий Сваргарохан и 14 фотографий ледника Ганготри). Скоро мы пошлем материал в печать и пришлем Вам гранки, когда они будут готовы.

Еще раз благодарим Вас за любезную присылку Вашей статьи.

С уважением,

Директор

 

244. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

1 декабря 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден,

Почта на этой неделе запаздывает, мы не получили никакого письма из Нью-Йорка и должны будем ответить Вам, если она придет этим вечером, на следующей неделе.

Ожидаем Ваш Годовой отчет к 10 декабря, так как мы планируем послать часть журнала печатникам перед Рождеством, сэкономив этим время. Надеюсь, Вы сможете дать мне сведения, сколько чучел птиц и животных содержалось в зоологической коллекции, которую сейчас проверяет господин Четиркин.

Посылаем Вам наш Журнал заседаний № 9.

Не будете ли Вы так добры выяснить положение с немецким изданием «По тропам Срединной Азии». Господин Хартман писал из Мюнхена, что он имеет возможность договориться с Брокгаузом в Лейпциге.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

245. Ю.Н. Рерих – А. Гедин*

5 декабря 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемая г-жа Гедин,

Благодарю Вас за Ваше письмо от 28 сентября со вложенной фотографией д-ра Свена Гедина, а также за две книги, полученных напрямую от г-д Брокгауз, Лейпциг. Мы собираемся печатать журнал, и я буду очень обязан, если Вы любезно пошлете мне список адресов тех лиц, которым стоит послать экземпляры журнала для обзора.

Пожалуйста, передайте д-ру Свену Гедину мой сердечный привет и приложенную короткую статью по тибетской этнографии, представляющую собой мое сообщение на Международном конгрессе по антропологии, прошедшем в Париже в прошлом году.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

246. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

8 декабря 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо от 18 ноября. Я был очень рад прочесть, что библиотека Йельского университета подписалась на наш словарь. У нас есть также аналогичный заказ из Кембриджа, Англия. Надеюсь, будет намного больше заказов, чтобы осуществить это издание.

Прилагаемый Протокол собрания содержит длинный параграф относительно нового развития дела Кельца. Очень жаль, что адвокаты не были достаточно активны, чтобы прояснить дело, и, таким образом, вызвали ситуацию, которая будет иметь серьезные последствия. Здесь в нашем архиве есть копии переписки между адвокатами за начало августа, и я не могу себе представить, как можно было забросить это дело в сентябре и октябре, дав тем самым Кельцу возможность уехать из страны, не выполнив условий снятия иска. Также я не могу понять, почему его ходы остались незамеченными и адвокаты не предприняли никаких попыток сохранить копии писем насчет ружей, которые предположительно были посланы г-ном Берком через г-на Кракановера в «Британскую полицию» (которая в Индии не существует) и Рупчанду и содержание которых должно было быть определяющим. Мы будем держать Вас в курсе развития событий и предпримем необходимые действия для поддержания достоинства нашего Учреждения. Пожалуйста, пошлите нам ответным письмом с авиапочтой копию вырезки с интервью Кельца (о которой знает г-жа З.Лихтман) и попросите г-на Берка немедленно послать копии двух писем о ружьях и патронах и, если необходимо, указать период времени, в течение которого вышеупомянутые копии должны быть представлены в Нью-Йорк, иначе мы должны считать условия снятия иска нарушенными и свободны предпринимать любые новые действия. Из Протоколов собраний Вы также увидите, что г-н Берк полностью принял на себя моральную ответственность по этому делу.

Пожалуйста, доведите вышеизложенное до сведения Попечителей и свяжитесь с Роу и Крамером для немедленных действий. Я понимаю, что г-н Хартман не должен быть более вовлечен в дело Кельца, и всю переписку с г-ном Берком, который остается его представителем, должны вести Роу и Крамер.

Я еще не получил экземпляров книг «По тропам Срединной Азии», «Тибетской живописи» и «Звериного стиля», которые, по согласованию с Вами, были отправлены сюда нашим Издательским отделом. Пожалуйста, ускорьте отправку.

Книга Латтимора была получена, и ее обзор появится в III томе журнала.

С наилучшими пожеланиями к Новому Году,

С уважением,

Директор

 

Протокол собрания «Урусвати» № 10 Копии: Письма из районного комиссариата от 3 декабря, письма полковника Махона от 7 декабря, информация из Кулу, 6 декабря.

 

247. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

8 декабря 1932 г.

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 11 числа прошлого месяца и за информацию о состоянии зоологической коллекции.

К сожалению, должен сообщить, что Кельц прибыл в Бомбей 3 числа сего месяца и 12 или 15 числа намерен приехать в Кулу. Как ему это удалось, я, право, не знаю, но это опять-таки показывает его характер. Мы делали все возможное, чтобы держать Вас в курсе его планов, насколько они были здесь известны, и упоминали все связанные с делом слухи в наших Протоколах собраний, чтобы Вы могли ориентироваться. Еще в сентябре мы послали Вам телеграмму, сообщающую, что ботаник собирается вернуться, и мы надеялись, что наши адвокаты позаботятся о том, чтобы три условия снятия иска были выполнены. В моих предыдущих письмах я не хотел драматизировать ситуацию, полагая, что Вы хорошо о ней осведомлены и понимаете серьезный характер некоторых связанных с ней вопросов. Я не понимаю, почему адвокаты пренебрегли всеми элементарными предосторожностями и оставили нас в неведении. Не могу поверить, что г-н Берк не сохранил копий двух писем насчет двух ружей, и не понимаю его постоянных проволочек с отправкой этих копий в Н[ью]-Й[орк]. Из прилагаемой копии ответа г-на Тхапара полковнику Махону Вы увидите, что местные власти считают эти два ружья собственностью Кельца и основывают свое мнение на письме, написанном им самим. Поскольку сдача ружей и патронов была одним из условий снятия иска, мы должны считать это условие нарушенным и предпринять новые шаги, чтобы охранить интересы нашего Учреждения. Также я не могу понять, как ботанику удалось выехать из страны незамеченным. Его письмо г-ну Берку от 25 окт[ября] насчет дневника Ладакской экспедиции должно было быть воспринято как предупреждение о новом ужесточении его подхода. Друг ботаника Рупчанд уже готовится здесь к «радостному» событию, и Вы знаете, уважаемая мисс Лихтман, что это означает. Я поручил мисс Линден прислать мне копии некоторых документов, которые здесь потребуются. Как сообщается в моем письме к ней, не надо больше обращаться по поводу этого дела к г-ну Харт[ману], а Крамер (если он чего-то стоит) должен напрямую иметь дело с Берком, который принял на себя определенную ответственность за неправильное представление дела нашим адвокатам, а также за то, что он оставил нас в неведении относительно истинных намерений своего клиента. Новое развитие дела, безусловно, вызовет новые осложнения, и мне жаль только, что мы не знаем точного текста иска, подписанного г-ном Хоршем от имени Музея.

Надеюсь, что в тексте иска были ясно заявлены три условия. Кельц, конечно же, должен был выполнить условия иска перед отъездом из страны и присутствовать в момент его подписания либо в Энн Арбор, либо в Нью-Йорке. Потому что сейчас похоже, что мы должны считать его беглецом, а его адвоката – его сообщником. Поэтому нам следует попросить г-на Берка отправить нам копии его писем относительно двух ружей и патронов не позднее означенного срока. Также, пожалуйста, как можно скорее дайте мне знать о двух тибетских медицинских книгах и о полевых биноклях, которые были незаконно присвоены ботаником.

Относительно Вашего телеграфного запроса насчет издания моей книги у Гетнера, я не вижу, как в сложившейся ситуации можно произвести платеж, если только мы не найдем для этого внешний источник. Издание было настолько отсрочено, что я не понимаю, как они могут справиться с работой в течение определенного срока. Поэтому я думаю, что мы должны ответить следующее: принимая во внимание то, что мы согласны придерживаться изначального соглашения, мы не находим возможным произвести авансовый платеж вследствие постоянных отсрочек. Пожалуйста, напишите в этом духе д-ру Шкляверу (но не упоминайте, что это мое мнение). Вы знаете огромный интерес и объем труда, вложенный в это издание мадам Во Фалипо, и поэтому мы должны вести это дело очень тактично.

Я буду ждать Вашего ответа на вышеозначенные пункты с обратной авиапочтой.

Со всеми наилучшими пожеланиями,

С глубоким уважением.

 

248. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

15 декабря 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

На этой неделе у нас не было от Вас писем, но мы получили письмо от мисс Лихтман, включая Ваш годовой отчет и фотокопию объяснения, которое дал Кельц. Ожидаю Вашего ответа на мое письмо, посланное на прошлой неделе, поскольку крайне важно выяснить историю двух писем по поводу ружей и получить их копии от г-на Джорджа Берка, мичиганского адвоката Кельца. Пожалуйста, выясните в нью-йоркском почтовом отделении судьбу двух заказных писем и сообщите нам результаты этого расследования. Мы на месте предпринимаем все необходимые шаги, чтобы защитить достоинство Института.

Прилагаю наш Протокол собрания № 11. Пожалуйста, сообщите мне, как обстоят дела с нашими ежегодными членскими взносами и можно ли ожидать новых платежей в течение этого сезона. Конечно, нам стоит сделать все возможное, чтобы организовать научные лекции, которые можно прочесть под эгидой Института, и обеспечить тем самым некоторый доход.

Относительно параграфа Протокола насчет моей личной библиотеки, пожалуйста, сообщите мне, есть ли у Вас к ней доступ и можно ли в случае необходимости послать книги мне в Наггар. Конечно, мне не нужно всех книг, но время от времени мне может потребоваться та или иная. Мы получили все журналы, перечисленные в Вашей накладной, но заметили, что «Journal Asiatique», видимо, не был получен в Нью-Йорке. Последний номер этого журнала, который я получил здесь, это октябрьско-декабрьский номер за 1931 год. Но теперь я узнаю, что № 1 и 2 за 1932 год уже вышли, и мне интересно, были ли они получены в Нью-Йорке. Не могли бы Вы также заказать у Эстермана книгу преп. Эмиля Лисена «Dix Annees, [1914-1923; itineraires Suivis] dans le bassin du Fleuve Jaune et autres tributaire du golfe du Pel Tcheuly», опубликованную Librairie Francaise, Тяньцзин (Китай) в 1924 г. Также я слышал, что д-р Андрюс опубликовал в Бутнаме новую книгу о своей экспедиции, которую мы хотели бы приобрести для обзора, а Музей Национальной истории печатает подробную работу об экспедиции Андрюса, и я бы не отказался заполучить ее в мою библиотеку и был бы Вам благодарен за наведение справок насчет этой книги в Музее.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

P.S. В одном из Ваших предыдущих писем Вы упомянули, что Американское географическое общество собирается опубликовать обзор моей книги «По тропам Срединной Азии». Не могли бы Вы выяснить, было ли это сделано, и послать мне экземпляр.

Также, пожалуйста, заплатите мой членский взнос в Американское общество востоковедов. Надо добавить, что в незаказных посылках с книгами были обнаружены только два маленьких пакета с ярлыками, количество которых составляет 382. Пожалуйста, сообщите нам, были ли остальные ярлыки посланы отдельно, и если нет, пожалуйста, пошлите их дополнительно заказным отправлением.

 

249. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

15 декабря 1932 г.

Уважаемая мисс Лихтман!

Большое спасибо за Ваше письмо от 23 числа прошлого месяца с приложением нью-йоркского Годового отчета, [протокола] собрания Биохимического Комитета и фотокопий объяснения, данного Музею Кельцем. Было бы неплохо иметь здесь текст нашего иска. Как заявлено в нашем Протоколе собрания, ботаник прибыл 11 числа сего месяца и в настоящее время находится у г-на Ли. Его неожиданный приезд, который по каким-то неизвестным причинам держали в секрете его компаньоны, вызвал немалое удивление в долине и, конечно, сплетни. Сегодня полковник Махон послал нам копию Вашей телеграммы, где Вы сообщаете ему о новом хвастовстве Кельца о его связи с C[riminal] I[nvestigation] D[epartment]. Все подобные заявления с его стороны должны тщательно отслеживаться, и мы были бы благодарны за присылку результатов Вашего нового расследования в этом направлении. Могу себе представить, какую новую ложь он распространял! Ваша информация о его предполагаемых связях поддерживается местными слухами, которые гласят, что «Кельц будет продолжать свою пропаганду (sic!) и делать новые разоблачения (?) в течение двух месяцев», или что «через два месяца все откроется». Зная его взбалмошный характер, можно ожидать все, что угодно. Он может легко произвести ложное впечатление на посторонних и ввести в заблуждение утверждениями о своих якобы связях. Мы, конечно, будем действовать очень твердо и нанесем ему удар. Его почта приходит на Наггарское п/о, и он, возможно, попытается поселиться поблизости от Института. Мы держим тесную связь с полковником Махоном, который владеет ясной картиной всей ситуации, но нам очень нужны копии двух заказных писем насчет двух ружей. Пожалуйста, выясните их местонахождение. Г-н Берк должен нести ответственность за непредоставление их копий и за вводящие в заблуждение заявления о намерениях своего клиента. Я надеюсь, Крамер покажет свои зубы.

Протокол заседания Биохимического Комитета содержит несколько интересных пунктов. Некоторые замечания, сделанные Ст[оксом], весьма странные и звучат очень неправдоподобно в устах Председателя. Ответы на его вопросы очень хорошие, и для его сомнений относительно уровня образования сотрудников Института или связанных с ним лиц нет причин. Это старая история, мы слишком хорошо знаем источник всех подобных сомнений. Комитет по раковым заболеваниям должен функционировать как независимый сектор. Пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы обеспечить хорошую сумму членских взносов для этого важного Комитета. Крайне важно начать его работу.

Что касается наших средств здесь, должен сообщить, что у нас достаточно денег, чтобы произвести платежи 1 января и 1 февраля в соответствии с нашим Бюджетом «В». На 1 марта нам потребуется дополнительная сумма. Пожалуйста, держите меня в курсе ситуации.

С самыми лучшими пожеланиями всем сотрудникам и с надеждой, что Флавию лучше.

С уважением.

 

250. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

22 декабря 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Прилагаю наш Протокол собрания № 12. За прошедшие две недели у нас не было от Вас писем, но мы надеемся, что работа в офисе по-прежнему продолжается. Я заметил, что Ваш отчет за период с 9 по 24 ноября имеет номер 3, тогда как предыдущий отчет за период 24 октября – [8] ноября номер 4. Пожалуйста, сообщите мне, что это – смена нумерации к Новому Году, или № 1 и № 2 пропущены?

Сейчас я работаю над Годовым отчетом для будущего номера журнала и собираюсь послать Вам пересмотренный список наших обменов публикациями, поскольку получается, что выгоднее обмениваться только значительными публикациями высокого научного уровня и больше экземпляров посылать за наличные деньги. Я был очень рад получить результаты Вашей инвентаризации ящиков с орнитологической и с зоологической коллекциями. Ожидаю результатов Вашего расследования о двух заказных письмах, посланных насчет ружей.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

251. Ю.Н. Рерих – Дж.М. Бенаде*

26 декабря 1932 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый сэр,

Подтверждаю получение Вашего письма от 19 числа сего месяца, содержащего Ваш интересный отчет об экспедиции в Ладак, посвященной изучению космических лучей. К счастью, он прибыл как раз вовремя, чтобы отправить его печатникам для готовящегося номера журнала. Экземпляры статьи будут Вам высланы, как только будут готовы.

Благодарю Вас за Ваше участие,

С совершенным почтением,

Директор

 

252. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

29 декабря 1932 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваши письма № 7 и № 8. Кажется, существует значительный спрос на экземпляры тибетско-английского словаря. При таком дорогом издании мы не можем позволить себе распространять дополнительные экземпляры, и если библиотеки захотят получить его, им лучше оформить подписку. В субботу морской почтой мы пошлем Вам дополнительное количество проспектов.

Очень рад, что был получен экземпляр «The Asiatic Mythology» для обзора. Боюсь, что слишком поздно писать обзор для этого номера журнала, и он будет напечатан в номере 4.

Жду результатов Вашего запроса насчет немецкого перевода «По тропам Срединной Азии».

Хотелось бы узнать решение Биохимического Комитета насчет оборудования лаборатории и гидроэлектростанции. По просьбе мисс Лихтман я направил в Нью-Йорк копии нашей переписки с немецкими фирмами. Все это уже было отослано Вам в прошлом году.

Пожалуйста, пошлите нам копию биографии д-ра Кельца, содержащейся в его письменном заявлении о принятии на работу, которое есть в архиве нашего нью-йоркского офиса. Письмо написано его почерком. Нам потребуется его копия.

Большое спасибо за Ваши Рождественские поздравления, в ответ на которые посылаю мои наилучшие пожелания.

С уважением.

 

253. Ю.Н. Рерих – представителю Лахорского отделения Имперского банка Индии*

3 января 1933 г.

Уважаемый сэр!

Прилагаю чек на 300 рупий (триста рупий), которые зачислите, пожалуйста, на мой счет.

Пожалуйста, отправьте чек на £10 (десять фунтов стерлингов) по адресу: «Luzac & Со», 46, Great Russel Street, London, W.C.I., и еще один чек на £8 (восемь фунтов стерлингов) – «Messrs. Kegan Paul, Trench, Trubner & Co», 38, Great Russell Street, London, W.C.I., сняв их, соответственно, с моего счета.

Прилагаю сберегательную книжку, которую верните, пожалуйста, с сообщением, показывающим настоящее состояние моего счета в Вашем банке.

С совершенным почтением.

 

254. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

5 января 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Авиапочта на этой неделе опять не пришла. Большое спасибо за список содержимого ящиков с зоологической и с ботанической коллекциями. Пожалуйста, сообщите мне о содержимом таинственных «джутовых упаковок», которые там упоминаются. Пожалуйста, поблагодарите мисс Лихтман за присылку мне интервью с ботаником в «New York World Telegram» (12 августа 1932 г.) и достаньте еще 5 экземпляров этой статьи, которую следует вырезать таким образом, чтобы на ней были дата и название газеты. Это очень полезный документ, и мне жаль, что мы не получили его раньше, поскольку в нем ботаник сам признается в том, что ему инкриминируется. Что же касается двух писем о ружьях, то мы были рады прочесть в Вашей телеграмме о том, что письмо, которое, как прежде говорили, было адресовано «Британской полиции», по всей видимости, предназначалось «Визирю Лахула, Кейланг, Кангра, Пенджаб, Индия». Видимо, он это утаил, поскольку является двоюродным братом Рупчанда, сообщника д-ра К[ельца].

Мы ожидаем результатов Вашего запроса относительно даты доставки двух заказных писем. Как было заявлено в нашем Протоколе собрания, мы получили информацию, что ботаник снова обратился за разрешением на два наших ружья, которые были конфискованы прошлым летом приказом Правительства Лахула и сейчас хранятся в Полицейском участке в Кулу в ожидании получения двух писем, направленных через наших адвокатов. Мы, конечно, ждем результатов Вашего запроса в Мичиганский университет. В своем интервью ботаник заявил, что он был «формально» связан с Мичиганским университетом. Было бы интересно выяснить, является ли он штатным сотрудником на окладе или его имя просто включено в список преподавателей.

Прилагаю наш Протокол собрания № 14.

С наилучшими пожеланиями

С уважением,

Директор

 

255. Ю.Н. Рерих – г-ну Зодпа*

6 января 1933 г.

Уважаемый г-н Зодпа!

В ответ на Ваше письмо от 1 числа сего месяца, с сожалением сообщаю, что мы принципиально никогда не даем денег взаймы. Но ввиду того, что Вы сдаете внаем Ваш дом, 50 рупий за который уже были выплачены авансом за 1934 год, мы посылаем Вам еще один задаток ренты: 100 (сто) рупий, как следует из приложенного чека, оставшиеся пятьдесят рупий будут заплачены, как обычно, по нашем приезде в Кейланг летом.

Пожалуйста, подтвердите получение чека.

Желаем всего наилучшего в Новом году.

С уважением.

 

Приложение:

1 чек на 100 рупий.

 

256. Ю.Н. Рерих – У.Р. Максону*

9 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый д-р Максон!

Большое спасибо за Ваше письмо от 1 ноября 1932 г. К сожалению, Ваше письмо от 25 августа так и не было получено в нашем офисе. Посылка, содержащая 147 дубликатов китайских явнобрачных растений, была получена нашим Институтом, и мы благодарим Вас за этот материал, который был оценен по достоинству. В ответ мы будем рады послать некоторые дубликаты материалов со средних и больших высот того региона Гималаев, в котором работает наш Институт. Я заметил, что Вы получили небольшое отправление с нашими образцами из Нью-Йоркского Ботанического сада. Я сообщу Вам об отправке материалов, как только они будут подготовлены нашим ботаническим отделом.

С уважением,

Директор

 

257. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

9 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый доктор Меррилл,

Большое спасибо за Ваши письма от 9 ноября и 6 декабря, содержащие списки идентификаций ботанического материала, посланного нами в Нью-Йоркский Ботанический сад. Мы высоко ценим Ваше прекрасное сотрудничество и с нетерпением ожидаем от Вас дальнейшие подробности.

III том журнала сейчас в печати и будет Вам выслан сразу же.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

258. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

12 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 9 от 20 декабря. Я рад узнать, что заказы на словарь начинают поступать. Пожалуйста, пошлите нам эти сведения и продолжайте извещать нас в конце каждого месяца относительно числа полученных подписок, имен и адресов, чтобы мы могли координировать наши списки и постоянно проверять их.

Основная часть журнала в печати. Мы просмотрим список обменов, поскольку очевидно, что лучше обмениваться только существенными публикациями или же с определенной целью, а большую часть тиража продавать. Мы ожидаем, что журнал будет у нас в конце февраля или в самом начале марта.

Интересно узнать результаты Ваших расследований насчет двух писем, посланных Визирю Лахула и Рупчанду. Хорошо, что мы знаем, по крайней мере, их номера и сможем навести здесь справки. Конечно, причины очевидны, но мы должны довести их до правосудия. Пожалуйста, пошлите нам сообщение о возвращении ботаника, опубликованное в «Science», и подпишитесь на это издание, чтобы его посылали в Наггар, как следует из прилагаемого заявления. Может быть, они согласятся обмениваться с нашим журналом? Если нет, пожалуйста, оплатите подписку.

Большое спасибо за отправку мне описания стен Музея «Урусвати». Также мы включаем в журнал две нью-йоркских репродукции: здание Музея и Тибетскую библиотеку.

Я не думаю, что нам следует послать проспекты господам Вайкерту, Трабольду и Шугарману. Насколько мне известно, они никогда не занимались изучением Тибета и вряд ли занимаются таковым в настоящее время.

С наилучшими пожеланиями.

С уважением,

Директор

 

P.S. Приложение: Протокол собрания № 15

 

259. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

12 января 1933 г.

Дорогой Друг!

Большое спасибо за Ваши письма от 15 и от 21 числа сего месяца с приложениями. Я рад узнать, что у наших медицинских исследований есть новые перспективы, и искренне надеюсь, что д-р Хоффман активно поможет в этой важной работе. Мы будем ждать Вашей информации.

Отношение Мичиганского университета странно и таинственно. Сообщение в «Science», похоже, противоречит последнему заявлению Ректора университета, которое Вы послали нам телеграфом. Но, конечно, отдел ботаники может помогать ботанику в его работе частным образом и по частным каналам. Надеюсь, что д-р Магоффин и д-р Меррилл сделают все необходимое. Как Вы увидите из наших Протоколов собрания, ботаник и его друзья вернулись в Кулу после своей поездки на охоту в Банджар и планируют поехать в долины, чтобы пробыть там до марта. Их отъезд был отложен из-за состояния Руп[чанда], у которого опять болит нога. Мы расследуем обстоятельства двух писем, которые были утаены Pr.Cn. и Руп[чандом]. Пожалуйста, выясните дату их доставки. Полковник Махон делает все необходимое. Конечно, наши адвокаты вялые и не вполне поняли дело Кельца. Я слышал, что у ботаника есть какие-то связи с некоторыми лицами в Н[ью]-Й[орке] и что он заявил, будто бы перед своим отъездом видел некоторых членов (?) Института, которые рассказали ему о различных трудностях.

В последние несколько дней у мамы опять были боли в области сердца, без сомнения, вследствие нынешнего ужасного напряжения.

Журнал в печати, и скоро мы ожидаем первые гранки. Это будет очень серьезный номер, и его стоит использовать в Нью-Йорке при различных переговорах.

Брат говорит мне, что его квартира может быть занята его друзьями. В этом случае могу я попросить Вас, чтобы ящики с моей личной библиотекой (пять ящиков и один ягтан [1]) были поставлены куда-нибудь, где я буду иметь к ним доступ, поскольку некоторые книги потребуются в будущем. Извините, что причиняю Вам это беспокойство.

С сердечным приветом,

Преданно Ваш.


[1] Прочный деревянный ящик, обитый кожей.

 

260. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

19 января 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Авиапочта на этой неделе снова запаздывает, и мы не получили писем из нашего нью-йоркского офиса.

Прилагаю наш Протокол собрания № 16.

Мы послали Вам телеграмму с сообщением, что ружья должны быть возвращены Институту, и ожидаем ответа Нью-Йорка по этому поводу.

Два письма насчет ружей были получены соответственно своими адресатами в Лахуле, но были утаены. Теперь оба признали, что получили письма, и подписали заявление, что ружья являются собственностью Института и должны быть нам возвращены. Если бы мы раньше узнали регистрационные номера и другие детали, это избавило бы нас от массы ненужных проблем.

Как Вы увидите из нашего Протокола собрания № 16, журнал в печати, и сегодня мы получили письмо из типографии о том, что первые гранки уже в пути.

Хочу полностью прояснить ситуацию: возвращение ружей ботаником не означает, что он отказался от другой деятельности против нас, просто он обязан вернуть ружья по закону. Мы все еще должны быть начеку.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

261. Ю.Н. Рерих – В. Хартману*

23 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый г-н Хартман,

Большое спасибо за Ваше дружеское письмо от 7 ноября 1932 года. Мы получили две публикации доктора Шермана и написали ему, что и в дальнейшем были бы рады продолжать с ним обмен публикациями.

Наш третий номер в печати и будет выслан и Вам, и г-ну Хартману, и я буду рад, если Вы поместите его обзор в «German Scientific Paper».

Я очень заинтересовался Вашим предложением выяснить у Брокгауза в Лейпциге о возможности немецкого издания моей книги «По тропам Срединной Азии». Как Вы, возможно, знаете, французское издание в печати, и я уверен, что книги такого рода очень подходят Брокгаузу, который публиковал Свена Гедина, Фильхнера и т.д.

Профессор Рерих не получал никакого упоминаемого Вами письма.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

262. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

26 января 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваши письма № 10 и № 11. Что касается немецкого перевода «По тропам Срединной Азии», я написал в Германию и сообщу Вам о результатах.

Что касается нашего обмена книгами, нам следует принимать только научные публикации, то же самое касается книг, получаемых для обзора.

Несколько книг по химии, которые были посланы г-ну Перцову, оказались слишком простыми для журнала. Чтобы сократить почтовые расходы, будет лучше пока что хранить публикации, полученные в порядке обмена, в Нью-Йорке или попросить издательства и учреждения направлять их напрямую в Индию, поскольку журнал также присылается им из Индии. Пожалуйста, пошлите мне все книги, полученные для обзора, ибо это требует времени, а нам надо приступать к четвертому номеру. Также экземпляры «Journal Asiatique» и «Journal of American Oriental Society», полученные на мое имя. Их можно послать за мой счет.

Экземпляры «По тропам Срединной Азии» и «Тибетской живописи», посланные издательством Музея Рериха, были получены.

Большое спасибо, что пишете мне о моей личной библиотеке. Я сообщу Вам, если мне понадобятся какие-либо книги, и укажу, в каком ящике можно их найти.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.

 

263. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

26 января 1933 г.

Дорогой Друг!

Большое спасибо за Ваши два письма с приложениями от 27 числа прошлого месяца и от 5 числа сего месяца. Я искренне надеюсь, что Ваши переговоры с д-ром Хоффманом материализуются во что-нибудь ощутимое. Возведение гидроэлектростанции, покупка и перевозка оборудования потребуют капиталовложений, особенно ввиду недавнего увеличения таможенных пошлин (около 55 %!).Значительную часть оборудования биохимик должен будет привезти с собой, и это – единственная возможность избежать таможенных пошлин. Я рассчитал, что нам потребуется около 50 000 долларов, чтобы возвести гидроэлектростанцию, купить оборудование для лаборатории и заплатить биохимику и двум его ассистентам, которых он предложил, за период около 4-5 лет. Конечно, мы могли бы начать с меньшей суммы. У Вас должны быть списки оборудования, подготовленного нашим биохимиком. Один из списков – содержит самое необходимое и в нем приведены цены на оборудование в Германии. В другом списке имеются различные отдельные пункты, на случай, если даритель захочет отдать какую-то часть оборудования безвозмездно. Показали ли Вы эти списки Председателю Биохимического Комитета? Пожалуйста, сообщите мне, как обстоит дело.

Ботаник уехал в Лахор. Мы слышали, что в прошлом году перед отъездом в Штаты он рассказывал ужасные истории определенному ведомству. Требование адвоката, что ботаника нельзя было отпускать из штаб-квартиры, не забрав его вещи или не арестовав его прямо на месте, просто смешно! Как Вы знаете, Кельц уехал от нас как штатный сотрудник, и были предприняты надлежащие действия, чтобы обеспечить передачу ружей и патронов. Сначала он заявлял, что все ружья его, но затем признал, что они собственность Института и ему было приказано доставить их в нью-йоркский Музей. Он отказался это сделать, кроме двух спорных ружей, которые, как он заявил, он согласится отвезти. Остальные три ружья были надлежащим образом конфискованы у него полицией и отправлены в Музей. Другие два ружья (ружье [«Crescent Shot Gun] 410» и винтовка 22 калибра), а также оставшиеся патроны ботаник увез в Бомбей. Как означено выше, была договоренность, что он возьмет их в Америку. Но вместо этого он нарушил соглашение и передал ружья PC [1]. С тех пор мы пытались вернуть их, и, как Вы знаете, власти конфисковали ружья в начале сентября, до получения двух писем из Нью-Йорка. Я думаю, что это проясняет дело. Что касается двух книг, ботаник заявил, что они принадлежат ему, и ему было предложено объясниться в Нью-Йорке. Вам был послан специальный Меморандум, подписанный мной и ламой Мингиюром. Кельц заявил, что бинокли – его частная собственность, тогда как у нас была копия счета, доказывающая, что они были куплены и оплачены Музеем. Ваше заявление и копия счета, а также копия заявления от Финансового отдела Музея были получены через несколько дней после его отъезда. Из моей переписки с ботаником (у Вас есть все копии) Вы увидите, что в некоторых случаях я предупреждал его, что его действия представляют собой разрыв контракта и мы будем вынуждены предпринять против него шаги в соответствии с законом. В каждом случае он отказывался от своих требований после получения предупреждений. Незаконное присвоение им ружей и его поездка в Лондон означали разрыв контракта с Музеем, и задачей адвокатов в Нью-Йорке было принять соответствующие меры. Я бы не хотел делать акцент на произошедшей здесь ссоре ввиду местных условий, которые Вы очень хорошо знаете. Мы были рады узнать о хорошем отношении д-ра Магоффина. Ваша телеграмма насчет расследования, начатого Ректором Мичиганского университета, интересна. Пожалуйста, сообщите нам, кому он адресовал свой запрос в Индии.

Большое спасибо за то, что написали мне о моей библиотеке. Поскольку большинство книг находится в шкафах в Вашей квартире, то в квартире профессора Рериха должны быть два ящика и один ягтан, отправленные обратно из Парижа. Мне жаль беспокоить Вас этой просьбой, но может случиться так, что мне потребуются некоторые книги, и я хочу быть уверенным, что мисс Линден имеет к ним доступ.

С лучшими мыслями и пожеланиями,

С сердечным уважением.


[1] Police constable (англ.) – полицейский, представитель власти.

 

264. Ю.Н. Рерих – К.Х. Эртелю*

28 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый сэр!

Отвечаем на Ваше письмо от 25 числа с предложением приобрести комплект из семи томов «Popular science» Хармзуорта. Для этого нам потребуется нижеследующая информация:

1) составляют ли эти семь томов полный комплект;

2) современное ли это издание;

3) не слишком ли оно популярное;

4) какова первоначальная цена издания, а также та цена, по которой оно предлагается.

Было бы желательно, чтобы один том был послан (обычной почтой) для просмотра. Могу добавить, что библиотека Института получает большинство книг безвозмездно, или же с очень большими скидками от издателей, или в обмен на собственные публикации, и поэтому мы будем заинтересованы только в том случае, если, как Вы пишете, комплект предлагается полностью и дешево.

В ожидании Вашего ответа,

С уважением.

 

265. Ю.Н. Рерих – Дж. Туччи*

30 января 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый профессор Туччи!

Я был рад получить Ваше письмо, написанное в прошлом месяце, и с большим интересом и нетерпением жду первых томов Вашей «Indo-tibetica». Мы, конечно, заинтересованы в Вашем обзоре «Deb-ther Srion-ро» [1], и если Вы любезно сообщите мне объем рукописи и другие детали (нужен ли какой-либо тибетский шрифт), я буду рад вынести этот вопрос на Совет. Делу будет способствовать, если Вы мне сообщите уже сейчас, сколько экземпляров, по Вашему мнению, можно продать в Италии и в Европе. Как Вы, без сомнения, знаете, подобно другим научным изданиям, мы не можем платить гонораров, но готовы предоставить Вам бесплатные пятнадцать экземпляров Вашей работы, если она будет опубликована в нашей Серии [2].

Том III нашего журнала выйдет в марте и будет отправлен Вам сразу же. Тогда же будет готов и том 1 серии «Тибетика».

Прилагаю проспект готовящегося к печати тибетско-английского словаря, с надеждой, что в Италии можно найти несколько подписчиков. Я могу послать Вам несколько экземпляров проспекта, если хотите.

С наилучшими пожеланиями от профессора Рериха и меня лично,

С уважением.


[1] «Синий дэбтер» (также «Голубые Анналы») – фундаментальный трактат тибетского ученого и переводчика Гой-лоцзавы Шоннупэла (1392-1481), состоящий из 15 книг, каждая из которых посвящена истории отдельной школы тибетского буддизма. Переведен с тибетского Ю.Н. Рерихом. См.: The Blue Annals. Deb-ther sNgon-po. The History of Buddhism in Tibet, VI-XVcc. Calcutta, 1949. На русском языке: Синяя летопись. История буддизма в Тибете, VI-XV вв. СПб., 2001.

[2] Речь идет о серии «Tibetica».

 

266. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

31 января 1933 г.

Уважаемая мисс Линден,

Большое спасибо за Ваше письмо № 12 от 11 января. Я отмечаю, что собрание Комитета по созданию Биохимической лаборатории состоялось 11 января и искренне надеюсь, что была запланирована конструктивная работа. У Вас есть списки биохимического оборудования, каждый из которых составлен в расчете на конкретных жертвователей. Копия письма от немецкого промышленника, предлагающего нам оборудование в рассрочку, была отправлена мисс Лихтман, и все это, я надеюсь, поможет Комитету выработать план действий. Мы ведем переговоры с электрической компанией и известим Вас, как только нам будут известны все подробности.

Прилагаю наш Протокол № 18.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш,

Директор

 

267. Ю.Н. Рерих – Э. Лихтман*

2 февраля 1933 г.

Дорогой Друг!

Большое спасибо за Ваше письмо с приложениями от 11 числа прошлого месяца. Письменные показания г-на Буке под присягой очень интересны и будут использованы у нас на месте. Последнее письмо от Ректора Мичиганского университета более разумно. Пожалуйста, объясните ему, что у нас никогда не было намерения запретить научные учреждения в регионе. Регион достаточно обширен, и я не вижу причины, почему ботаник должен настаивать на работе именно в долине Кулу. Существует общепринятое этическое правило, согласно которому научные учреждения избегают вмешиваться в работу других научных учреждений, ранее работавших в этом же регионе. Например, мы не будем помышлять о восхождении на гору Эверест, зная, что этим занимается экспедиция Королевского географического общества. А когда д-р Свен Гедин, глава Китайско-Шведской экспедиции 1927-32 годов, путешествовал по региону Хара-Хото во Внутренней Монголии, он очень ясно дал понять, что не будет проводить раскопок в разрушенной части Хара-Хото, поскольку эта работа проводилась экспедицией под руководством генерала Козлова. Подобным образом, немецкая экспедиция Грюнведеля и фон Ле Кока в Китайский Туркестан ограничила свои раскопки северной частью региона, чтобы не пересечься с исследованиями сэра Аурела Стейна вдоль южного караванного пути в Китайском Туркестане. Я уверен, что д-р Магоффин сможет привести Вам другие примеры. Наши возражения против работы Кельца в долине очевидны, и причины подобного отношения достаточно ясны. Благодаря его странному обращению с местным персоналом прошлым летом мы столкнулись с большими затруднениями в Лахуле, где, как Вы знаете, его «друзья» пытались организовать бойкот институтского лагеря. Однажды, когда мы ехали верхом, то обнаружили, что дорога к нашему лагерю перекрыта какими-то личностями, и были вынуждены приказать им разойтись, что они сделали, когда мы погнали на них своих лошадей. Было много примеров подобных странных действий, и каждый раз нам говорили, что это подстрекательство Такура. Мы только что получили письмо от г-жи Махон, в котором она пишет, что полковник Хьюз, начальник госпиталя в Лахоре, прочел заключение о болезни полковника Махона в Лахуле, написанное местным врачом, и сказал, что это никакой не никотин, а самый настоящий яд. Наш полковник едва выжил. Видимо, кому-то не нравилось его пребывание в Кейланге. Все это время отношение представителей властей было, действительно, очень странным. Это дело сейчас расследуется. В Протоколах наших собраний Вы найдете интересный отрывок из письма полковника Махона. По своем прибытии в Лахор ботаник обратился за разрешением, но ему было отказано. [Представитель районного комиссариата] написал письмо в Дхармасалу, сообщая о своем решении, но по какой-то причине его письмо так и не было отослано его же офисом, и впоследствии было обнаружено, что клерк, друг ботаника, исчез вместе с письмом. Этот случай еще раз показывает странное поведение ботаника.

С наилучшими пожеланиями от всех нас.

 

268. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

9 февраля 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 13 от 21 января. Прилагаю Протокол собрания № 19 с приложениями.

Что касается письма от Кливлендской библиотеки, копия которого, без сомнения, у Вас есть, мы будем заинтересованы в получении следующих книг в порядке обмена:

Digha-nikaya, das Buch der langen Texte des Buddhistischen Kanons, in Auswahl ubersetzt von R.Otto Franke. Gottingen, 1913 (Queelen der Religionsgeschichte, 8). Непереплетенная, с пробитыми отверстиями. $1,75.

Kautilya's Arthasastra; [translated by Dr.] R.Shamasastry. Mysore, 1929. (Univ[ersity] Oriental Library Publ., Sanskrit Series, № 54), $1,50.

[Carminis indici] «Vimalapracnottararatnamala», versio tibetica. Ab Antonio Schiefner edita. Petropoli, 1852, непереплетенная, с пробитыми отверстиями, $0,50.

На их вопрос, получили ли мы их первую посылку, надо ответить, что она была получена через Вас.

Гранки журнала хорошо продвигаются, и сегодня были получены еще четыре гранки в дополнение к упомянутым в Протоколе собрания.

С уважением,

Директор

 

269. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

16 февраля 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Я получил Вашу заметку № 14 от 26 января. Пожалуйста, пошлите мне книгу д-ра Андрюса о его экспедиции в Центральную Азию, как только она появится, и отнесите ее стоимость на мой личный счет. Было бы желательно приобрести второй экземпляр книги для обзора в нашем журнале, который затем пойдет в библиотеку Института. Надеюсь, что Вы послали мне «The Asiatic Mythology», полученную для обзора, я бы не хотел работать над ними в спешке в последний момент. Я только что получил гранки последней статьи для журнала и скоро верну их в Калькутту. Посылаю Протокол собрания № 20 с приложениями.

С наилучшими пожеланиями, с уважением,

Директор

 

270. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

23 февраля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 15 от 1 февраля. Как Вы знаете из нашей предыдущей переписки, удалось выяснить, что два письма насчет ружей были должным образом доставлены в Лахул и утаены адресатами.

Я рад, что Вы получили новые заявки на журнал. Мы должны быть осторожны с обменом, чтобы не отягощать себя незначительными второсортными публикациями. Гранки первых трех статей получены, и надеемся, что до выхода журнала осталось немного времени. Пожалуйста, обратите внимание издателей, которые послали нам книги для обзора в III томе, что обзор книг был сделан и вырезки статей будут им посланы; это обеспечит в будущем их сотрудничество.

Я получил том «The Asiatic Mythology» и сделаю его обзор в номере IV.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

271. Ю.Н. Рерих – редакции журнала «Nature»*

27 февраля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Господа!

Мы с сожалением сообщаем Вам, что журнал «Nature», который мы получаем и хотели бы получать в дальнейшем, приходит сюда очень нерегулярно, а иногда не приходит вовсе. Разобравшись, мы поняли, что Вы направляете его на наш телеграфный адрес («Рерих, Наггар, Индия»), вместо почтового адреса («Наггар, Кулу, Пенджаб, Индия»), в результате (как видно из приложенного фрагмента обертки) его ошибочно направляют в Бенгал, Дхармасалу и т.д., что, возможно, объясняет отсутствие некоторых номеров. Вследствие этого мы будем очень Вам обязаны, если Вы любезно организуете доставку журнала на наш почтовый адрес, указанный ниже, а также пошлете нам утраченные апрельский и октябрьский номера за 1932 год, чтобы дополнить нашу подшивку за 1932 год.

Заранее благодарим Вас за переадресацию и отправку недостающих номеров.

С совершенным почтением.

 

272. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

2 марта 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Прилагаю оригинал Протокола собрания № 22, который, пожалуйста, представьте, как всегда, Президенту.

С уважением.

Кроме того, д-р Рерих просит Вас получить у «Macmillan & Co» следующие книги для обзора: «On ancient Central-Asian tracks» Аурела Стейна и «Jehol, City of Emperors» Свена Гедина, 1932 г., опубликованные в Нью-Йорке [1], и послать их ему в Наггар.


[1] В действительности эти книги были изданы в Лондоне.

 

273. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

9 марта 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемая мисс Линден,

Большое спасибо за Ваше письмо № 18 от 16 числа прошлого месяца.

Как сказано в моих предыдущих письмах, наведение справок на почте в Нью-Йорке ныне утратило свое значение, так как оба адресата признали получение соответствующих писем.

Что касается запроса Американского общества востоковедов относительно статьи по китаеведению, боюсь, что для того, чтобы посылать ее из Индии, остается слишком мало времени, ибо очень много работы в связи со словарем. Я сам напишу им. Отмените, пожалуйста, мой заказ на книгу Эмиля Лисена «Dix Annees, [1914-1923; itineraires Suivis] dans le bassin du Fleuve Jaune et autres tributaire du golfe du Pei Tcheuly», так как цена ее непомерно высока для настоящего времени. Однако я ожидаю последний том Андрюса о его экспедиции, изданный Музеем естественной истории.

Мы получили последние гранки последней статьи, и печатники теперь приступают к работе.

Искренне Ваш.

 

Приложения:

Протокол собрания № 23.

 

274. Ю.Н. Рерих – Ф. Сутро*

15 марта 1933 г.
Наггар

Уважаемая госпожа Сутро!

Через несколько дней я пошлю Вам III том нашего журнала, содержание которого прилагаю. Я рад, что могу рассказать Вам, что со времени публикации нашего II тома нам удалось заручиться сотрудничеством с несколькими известными учеными: проф[ессором] Шив Рам Кашьяпом, Президентом Индийского научного конгресса и одним из ведущих и наиболее активных ботаников этой страны, проф[ессором] Метальниковым из Института Пастера в Париже – выдающимся биологом и автором замечательной книги о проблеме бессмертия. IV том готовится, и нам снова повезло подобрать хорошие статьи, как, например, статью проф[ессора] де Хевеси, открывателя замечательного сходства между неизвестной рукописью, найденной в разрушенной части Мохенджо-Даро, и рукописью, найденной на восточном острове, в стороне от Чилийского побережья. Также мы надеемся получить статью, написанную выдающимся индийским специалистом в области раковых заболеваний. Наши Годовые отчеты, которые наши друзья в Нью-Йорке, без сомнения, передали Вам, содержат информацию о нашей разнообразной деятельности со времени начала полевой работы Института в 1930 г.

Поскольку Вы проявляете особый интерес к области фармакологических и медицинских исследований, пользуюсь возможностью подробно рассказать Вам о работе над тибетской Materia Medica, которую мы сейчас проводим. Исследования, которые еще до мировой войны были проведены в Санкт-Петербургском военном госпитале вместе с монгольскими и тибетскими лекарями-ламами, показали, что народные целители имели в своем распоряжении мощные средства против злокачественных опухолей, включая рак, а также туберкулеза. К сожалению, эту важную работу, проводимую под руководством хорошо известных врачей, во время войны пришлось прекратить и последующие события не позволили ее продолжить. Будучи в 1926 г. в Монголии, я имел возможность наблюдать работу монгольских и тибетских лекарей, и результаты этого наблюдения снова привели меня к мысли о неотложности тщательного исследования Materia Medica Высокогорной Азии. Существующие европейские работы по тибетско-монгольской фармакопее едва ли заслуживают внимания, и вся работа по идентификации материала и его научному изучению должна начаться заново. Поэтому Институт с помощью местных лекарей приступил к сбору коллекций типичных образцов местной Materia Medica. В настоящее время эта работа идет полным ходом, и коллекция составит основу для будущих исследований в лабораториях Института. Помимо коллекции Materia Medica, мы начали вести записи о лекарственных растениях, в которых указываем латинское и местное название растения, его экономическое и медицинское использование, место распространения и природные условия, а также информацию о том, как следует использовать это растение, что, как правило, требует знания тибетского языка в совершенстве. Эти записи в настоящее время насчитывают более тысячи единиц и служат дополнением институтской коллекции Materia Medica. Также мы надеемся, что условия позволят нам начать коллекционирование Materia Medica Аюрведы для сравнительного изучения древнеиндийской медицинской науки, и ее родственное направление, медицинская наука Тибета, будет весьма полезна для надлежащего понимания сего предмета.

Также мы собрали тибетские медицинские тексты, большинство из которых еще не переведено ни на один европейский язык. В течение прошлого года я подготовил перевод одного из них, который надеюсь выпустить в качестве следующего тома нашей серии «Тибетика». Эти работы по патологии и местной фармакогнозии содержат интересные факты о лечении различных болезней, и мы сделали все возможное, чтобы получить всю доступную информацию по лечению рака в данной местности. Весь этот богатый материал надо изучить с помощью специалистов, которые исследуют активные элементы различных средств, предписываемых местной медицинской наукой. Видите ли, материал придется изучать на месте, поскольку он портится при перевозке, и даже семена деодара, который вырастает в Гималаях до таких внушительных размеров, не способны вынести долгое путешествие в Европу и дают весьма жалкие всходы. Ввиду этого, строительство новой лаборатории для нашего Института приобретает особое значение. Номер [I] нашего журнала содержит иллюстрированную статью и план (копия которого приложена к письму) здания медицинской лаборатории, предложенный секретарем Института, и мы искренне надеемся, что условия позволят оснастить здание, возвести необходимую гидроэлектростанцию и установить электрооборудование.

Помимо вышеупомянутой работы, Филологический отдел Института занимается и своей областью исследований. Работа над большим тибетско-английским словарем хорошо продвигается, и Вы познакомитесь с ней подробно в нашем проспекте. Целый раздел словаря будет посвящен тибетской Materia Medica и тибетским медицинским терминам, крайне необходимым для правильного понимания медицинских текстов. В этом отношении это будет первая работа в данной специфической области. Наша подписка на словарь дает обнадеживающие результаты, судя по запросам от научных учреждений, хотя теперешняя депрессия, к сожалению, не способствует обеспечению достаточного количества подписчиков, чтобы покрыть стоимость печати этой работы. Помимо словаря, Институт начал лингвистическое исследование Тибета, и сейчас печатается первый том о диалекте Лахула, который тоже будет послан Вам, как только будет готов.

Заканчивая письмо, хочу еще раз выразить Вам, уважаемая г-жа Сутро, благодарность Института за Вашу щедрую помощь и просвещенный интерес к развитию научных исследований.

Профессор и мадам Рерих просят меня передать Вам их сердечный привет.

С сердечными пожеланиями,

Остаюсь

С совершенным почтением.

 

275. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

23 марта 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за Ваше письмо № 19 от 3 марта. Что касается обмена с Кливлендской библиотекой, то мы не в состоянии отправлять им книги отсюда, но, конечно, можем послать наш новый журнал из Нью-Йорка. Посылаем Вам копию нашего письма типографии, из которого Вы увидите распределение журнала и оттисков. Мы уже получили первую часть журнала, напечатанную в виде книги. Как обычно, они выпустили великолепное издание, и мы с нетерпением ожидаем первых экземпляров в ближайшем времени.

Я рад, что у меня есть текст объявления, которое появилось в «Science» 25 ноября 1932 г. Как обычно, географические познания ботаника оставляют желать лучшего, я не помню никаких перевалов на пути с равнин в долину Кангра, если только под «долиной Кангра» он не подразумевает долину Кулу. Пожалуйста, сообщите мне, написал ли д-р Меррилл Мичиганскому университету насчет возвращения Кельца в Индию. Я полностью одобряю Вашу оценку орнитологической коллекции с Jonas Brothers [1].

С наилучшими пожеланиями,

С уважением.


[1] Возможно, производная от «Brother Jonathan» – янки (англ.).

 

276. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

3 апреля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый д-р Меррилл!

Большое спасибо за Ваше письмо от 10 февраля, содержащее страницы ботанических идентификаций с 11 по 17 включительно, за которые мы очень Вам благодарны. Мы будем очень рады связаться с д-ром Р.Р.Стюартом из Гордонского колледжа, Равалпинди, когда он вернется в Индию.

Порядковый список идентификаций, который Вы любезно предлагаете прислать, очень нам пригодится.

Что касается дела Кельца, Вы, конечно, правы, выразив справедливое негодование, что Мичиганский университет позволил ему обосноваться на нашей базе. Он не только развращал прежний штат институтских сборщиков, но ежедневно мы слышим от местных жителей о его непозволительных и ничем не оправданных высказываниях, вредящих работе нашего Института, показывающих его враждебность и не имеющих ничего общего с научными исследованиями. Конечно, Индия – такая большая страна, что возможностей для научной работы в других районах Гималаев, а также на равнине очень много. Ректор Мичиганского университета обещал нам навести справки обо всем деле, и я надеюсь, что им удастся вскрыть реальные факты, а затем предпринять надлежащие действия и отозвать его или послать куда-нибудь еще. Д-р Кельц повсюду распространяется, что он официально послан Мичиганским университетом, тогда как Ректор Мичиганского университета официально известил нас, что д-р Кельц не является их штатным сотрудником и его работа не оплачивается Университетом. Говорят, что у него есть рекомендательное письмо от его Университета, очень похожее на словоохотливую газету Пиквикского Клуба, из которого совершенно непонятно, от чьего имени он действует.

Третий номер нашего журнала скоро выйдет, и Вам, как всегда, будет послан один экземпляр. Если Вы захотите получить также и экземпляр для обзоров, мы будем очень рады написать в нью-йоркский офис, чтобы Вам послали второй экземпляр. Прилагаем указатель-содержание. Вам будет интересно познакомиться со статьей проф[ессора] Шива Рама Кашьяпа о регионе Ганготри.

С добрыми пожеланиями, еще раз благодарю Вас за ценную помощь.

С уважением,

Директор

 

277. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

10 апреля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемая мисс Линден!

Мы дали указания Издательству Баптистской миссии в Калькутте (как следует из приложенной копии от 17 марта), чтобы они послали в Нью-Йорк следующее количество экземпляров журнала, серии «Тибетика» и оттисков:

a) ЖУРНАЛ Том III          500 (из которых 450 для отправки в картонных

                                             коробках с открытками для извещений)

b) ТИБЕТИКА I                 30 (в картонных коробках)

c) ОТТИСКИ № 18            12

                       19            12

                       20            12

                       21            12

                       22            12

                       23            12

                       24            12

                       25            47 (35 для г-на В.Перцова и 1 экземпляр журнала, т. III)

                       26            12

                       27            25

                       28            25

d) Издательские списки    500, которые, мы надеемся, прибудут в сохранности и быстро.

С данным письмом мы посылаем также список для распространения Тома III, ясно показывающий, какие номера будут посланы из Наггара, и перечисляющий все имена для рассылки дополнительных экземпляров по решению и с одобрения здешнего Совета Попечителей. Разумеется, Попечители, по своему усмотрению, могут предложить рассылку дополнительных экземпляров и подать соответствующие списки, копии которых отправьте, пожалуйста, нам, продолжив нумерацию прилагаемого списка.

Просим послать нам краткое подтверждение сроков, за которые журнал будет разослан лицам из списка. Для этой цели будет достаточно, если Вы напишете только следующее:

Доставлено ...(дата)...             Зас – от 306 до 327, 329, 331 до 335.

                                              Зас – от 401 до 580 [1].

Но для новых дополнительных адресов, сначала нам, естественно, потребуются номера для ссылок и имена, а затем, в случае доставки им корреспонденции, это можно подтвердить так же, как показано выше.

Экземпляры на продажу указывайте, пожалуйста, в еженедельных отчетах следующим образом:

3as – 651 продано кому................ получено $.......

3as – 652 продано кому................ получено $.......

и так далее. Экземпляры, отданные на комиссию, не должны фигурировать как проданные, а декларироваться в каждом еженедельном отчете.

Список составлен в строгой форме, так что он может служить Вам как образец и Вы можете вносить в него дополнительные записи чернилами без необходимости составлять какой-либо новый список.

Я думаю, что все это сведет работу в Нью-Йорке к минимуму, особенно с тех пор, как журнал присылается упакованным в почтовые картонные коробки, таким образом, остается только прикрепить этикетки и перевязать веревкой. Пожалуйста, обратите внимание на замечание, что надо оповестить все учреждения, с которыми производится обмен публикациями, о том, чтобы они направляли их напрямую в Индию. Это можно сделать в виде резинового штампа или печати на проклеенной этикетке, прикрепленной сбоку, или любым другим простым способом. Если впоследствии какое-либо учреждение продолжит посылать экземпляры в Нью-Йорк, им следует снова указать на изменение адреса посредством открытки или письма.

Надеюсь, это не слишком затруднит Вас, и работа не займет много времени. Если Вы будете любезно продолжать держать нас в курсе количества доставленных и проданных экземпляров, а также новых адресатов, мы сможем сравнивать наши списки, с тем чтобы они были абсолютно идентичными.

Пожалуйста, заметьте также, что все поступления от продаж должны проводиться отдельно от других денег и переводиться нам, скажем, ежеквартально <...> [2] заметьте, что мы работаем напрямую со всеми европейскими получателями, включая также обменные экземпляры и продажи, и просим Вас заниматься только Северной и Южной Америкой.

С уважением.


[1] Так в тексте.

[2] В тексте пропуск.

 

278. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

12 апреля 1933 г.
Наггар

Уважаемая мисс Линден!

Большое спасибо за два Ваших письма №№ 20 и 21. Относительно фотографий тханок из коллекции «Урусвати», которые просил д-р фон Кербер, можно ответить, что мы, конечно, после оплаты пошлем ему фотографии картин, не включенных в мою книгу.

Мы заинтересованы в антропологических публикациях, посланных нам издательством Вашингтонского университета. Пока что их надо оставить в Нью-Йорке, чтобы сэкономить на почтовых расходах. Тем не менее, если это публикации для обмена, пожалуйста, попросите их, как и всех остальных, направлять публикации напрямую в штаб-квартиру в Наггаре. Конечно, все экземпляры для обозрения нужно послать сюда, чтобы дать мне время написать рецензию для следующего тома журнала.

Относительно заявки на третий том журнала от Государственного университета Огайо и из Миссурийского университета, его можно послать бесплатно только в случае обмена, поскольку во всех остальных случаях мы запрашиваем полную стоимость.

Я получил том «Foreign Affairs» и с нетерпением ожидаю в скором времени новую книгу д-ра Андрюса.

С наилучшими пожеланиями,

С уважением,

Директор

 

P.S. Пожалуйста, проконсультируйтесь с д-ром Магоффином о возможных обзорах нашего журнала, который посылается Вам из Калькутты, согласно нашему письму № 26 от 19 апреля (морской почтой).

 

279. Ю.Н. Рерих – Дж.М. Бенаде*

17 апреля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый сэр,

С большим удовольствием посылаю Вам в отдельном конверте III том нашего журнала вместе с оттиском Вашей статьи. Это из сигнальных экземпляров, и как только весь тираж прибудет сюда по железной дороге из Калькутты, мы вышлем Вам остальные Ваши оттиски (14) и второй экземпляр журнала.

Пользуюсь возможностью еще раз поблагодарить Вас за Ваш интересный вклад в наш журнал.

Искренне Ваш,

Директор

 

280. Ю.Н. Рерих – С. Гедину*

17 апреля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый доктор Гедин,

С удовольствием посылаю Вам сигнальный экземпляр III тома нашего журнала вместе с одним оттиском моей статьи, посвященной Вам. Я вышлю еще дюжину экземпляров последней, как только мы получим их из типографии. Для нашего Института большая честь посвятить Вам этот номер, и мы с нетерпением ожидаем дальнейших новостей о Вашем теперешнем большом предприятии в сердце Азии.

Заверяю в том, что я всегда

Искренне Ваш,

Директор

 

281. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

17 апреля 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый проф[ессор] Кашьяп!

Мне очень приятно послать Вам в отдельном конверте III том нашего журнала вместе с оттиском Вашей статьи. Это из сигнального тиража, и как только весь тираж будет доставлен из Калькутты по железной дороге, мы вышлем Вам остальные оттиски Вашей статьи и второй экземпляр журнала.

Пользуюсь возможностью поблагодарить Вас за недавно полученные очень интересную вторую часть Вашей работы «Печеночник Западных Гималаев и Пенджабской равнины» и дополнение к ней и еще раз выразить нашу признательность за Ваш вклад в том III нашего журнала.

С уважением,

Директор

 

282. Ю.Н. Рерих – Э.Д. Мерриллу*

1 мая 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Британская Индия

Уважаемый д-р Меррилл!

Большое спасибо за Ваше письмо от 18 марта и приложенные три дополнительные страницы идентификаций, за которые мы очень благодарны. Я ценю Ваши замечания о деле Кельца. Конечно, ввиду отличной рекомендации, данной ему д-ром Бартлеттом, он казался в то время наиболее подходящим кандидатом. Только после двух лет полевой работы можно понять подлинную природу человека. Очень плачевно, что врожденные качества, похоже, взяли верх и выявили его подлинное внутреннее «я». Он все еще далеко от долины, и до сих пор не было сделано никаких корректив, поскольку Мичиганский университет, похоже, игнорирует все наши представления. Однако я надеюсь, что запрос д-ра Рутвена поправит дело. Надеюсь, Вы получили третий том нашего журнала, который даст Вам общее представление о работе, выполненной Институтом в прошлом году.

Еще раз благодарим Вас,

С искренним уважением.

 

283. Ю.Н. Рерих – Ш.Р. Кашьяпу*

3 мая 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб

Уважаемый профессор Кашьяп,

Большое спасибо за Ваше письмо от 27 числа прошлого месяца. Я с удовольствием высылаю Вам том I нашего журнала, как Вы и просили, примите его, пожалуйста, с нашими наилучшими пожеланиями.

Возможно, Вы могли бы посоветовать нам, кому в Индии можно послать третий том на рецензию?

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваш.

 

284. Ю.Н. Рерих – К. Линден*

3 мая 1933 г.
Наггар, Кулу, Пенджаб,
Бр[итанская] Индия

Уважаемая мисс Линден!

Подтверждаю получение Вашего письма № 23 от 15 апреля. Ваше письмо № 22 до сих пор не дошло до меня. С удивлением прочитал, что Вы не получили от меня никаких писем. Мы писали Вам: 2 марта (№ 22), 9 марта (№ 23), 16 марта (№ 24), 23 марта (№ 25), 10 апреля (№ 26) (распространение журнала), 12 апреля (№ 27).

До сих пор никакого подтверждения о получении этих писем не пришло. Желательно извещать меня о делах в нью-йоркском офисе каждую неделю, в первую очередь потому, что журнал был отправлен в Нью-Йорк для распространения. Что касается сообщения об авторском гонораре за книгу «По тропам Срединной Азии», оно до сих пор до меня не дошло и, возможно, содержится в Вашем письме № 22, которое, как я предполагаю, было отправлено морской почтой. Книга Андрюса также еще в пути. Мне жаль, что нам не удалось получить ее экземпляр для обзора.

В принципе я полностью одобряю предложение мисс Лихтман посылать американским адресатам, которые направляют нам только короткие бюллетени своих программ, не содержащие научных статей, исключительно перепечатки Годовых отчетов. Тем не менее нам надо иметь в виду научную ценность каждого обмена, поскольку иногда пять страниц научной статьи могут стоить для нас больше, чем толстый том с административной информацией об университете. Пожалуйста, представьте мне соображения по этому вопросу. Мы уже просили Вас дать указания адресатам обмена посылать их публикации прямо в Наггар (чтобы сэкономить на почтовых расходах), с чем они, без сомнения, должны согласиться, так как журнал издается в Индии и также доставляется им в Америку.

Пожалуйста, сообщите мне, получили ли Вы на мое имя экземпляры журнала Азиатского Общества из Парижа. Я написал им с просьбой в дальнейшем посылать журнал на мой индийский адрес, и они ответили, что экземпляры журнала уже были мне посланы. Поскольку я их не получил, боюсь, что они продолжают посылать их в Нью-Йорк. Если это так, пожалуйста, перешлите мне их сюда.

Мы бы хотели иметь полностью идентичную картотеку подписчиков на тибетский словарь, и поэтому просим либо оригиналы, либо копии всех заказов присылать нам. Со всеми странами, кроме Южной и Северной Америки, мы будем иметь дело напрямую. Что касается фирмы «Paul Trench and Truebner», Лондон, мы не можем позволить им 40% скидки, которые они получают от издательства Музея Рериха, поскольку с научных публикаций нашего Института мы предоставляем максимум 33% скидк