Поэт в России больше чем поэт (А.Л. Чижевский. «Академия Поэзии»)

Л.Т. Энгельгардт,
заведующая сектором по изучению творчества А.Л. Чижевского
Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского,
Калуга

«Леонардо да Винчи ХХ века» назвали А.Л.Чижевского ученые, собравшиеся из многих стран Америки, Европы и Азии в сентябре 1939 года в Нью-Йорке на I Международном конгрессе по биологической физике и биологической космологии. За выдающиеся заслуги в науке он был избран Почетным Президентом конгресса. «Проф. Чижевскому принадлежит приоритет ряда капитальных открытий в биофизике, электрофизиологии, медицине и других областях естествознания, – говорилось в Меморандуме конгресса. – Эти открытия имеют для человечества первостепенное практическое значение и развертывают широкие горизонты в науках о жизни. Изучать его работы – истинное наслаждение для всякого ученого, врача, биолога и всякого натуралиста вообще, стоящего на уровне современной науки, ибо его труды и идеи идут в ее авангарде, опережают ее, и иногда значительно. Они блещут не только прогрессивной новизной, глубиной и дерзостью полета мысли, но и высоким мастерством изложения и изяществом математического базиса.

Но для полноты характеристики этого замечательного человека нам остается еще добавить, что он, как это видно из широко известных его биографий, написанных проф. Лессбергом, проф. Реньо, проф. Понтани и др., является также выдающимся художником и утонченным поэтом-философом, олицетворяя для нас, живущих в ХХ веке, монументальную личность да Винчи» [1, с. 261, 269].

Гениальные труды ученого, появившиеся в начале XX столетия, стали частью того «научного взрыва» (по определению Л.В.Шапошниковой), «который оказал влияние на весь послед­ющий ход науки и мировой мысли» [3, с. 23]. Удивительным было сочетание в Чижевском научного мышления с лиризмом его души. Одно дополняло другое. Научные поиски помогали ему отражать свои философские взгляды на мир в поэзии и живописи, а поэтический дар способствовал более успешной работе в области естествознания. Он мог вместить всего в восемь строк космическую суть земной жизни:

Мы дети космоса. И наш родимый дом

Так спаян общностью и неразрывно прочен,

Что чувствуем себя мы слитыми в одном,

Что в каждой точке мир – весь мир сосредоточен...

И жизнь – повсюду жизнь в материи самой,

В глубинах вещества – от края и до края

Торжественно течет в борьбе с великой тьмой,

Страдает и горит, нигде не умолкая. [2, с. 150]

Космический цикл стихотворений А.Л.Чижевского заслуживает особого внимания, равно как специального исследования ожидает его литературный трактат «Академия Поэзии». В нем Чижевский дает основополагающие направления, которыми можно руководствоваться и сегодня.

В этом трактате прежде всего речь идет о значении поэзии. Неслучайно автор одним из эпиграфов берет слова Вильгельма Гумбольдта: «Поэзия ставит нас в центре, от которого по всем направлениям идут лучи, соединяющие нас с бесконечностью» [2, с. 217].

Трактат был написан и издан в Калуге в 1918 году. Только что закончилась Первая мировая война, страна переживала последствия не только войны, но и революции. Началась гражданская война. Передовая интеллигенция понимала, что для созидания новой России необходимо решить исключительно сложные задачи. Задумывался о будущем России и А.Л.Чижевский. Свидетельством тому – его трактат «Академия Поэзии».

Что же заставило молодого Чижевского (ему шел 21-й год) написать этот труд? Сам он определял причину его появления так: «Непроходимые дебри невежества и тьмы заставляют задуматься над грядущим нашей страны. Какие меры надо принять? Какие дела свершить? С чего начать?» – ставит он перед собой вопросы. И отвечает: «Нужна постоянная, упорная работа! Надо учить народ! Но и этого мало: следует воспитать его!» [2, с. 222].

По его мнению, первое можно достигнуть с помощью науки – «от азбуки до высшего математического анализа», а второе – «исключительно искусством». Истинное искусство всегда нравственно, поэтому привить нравственность народу поможет только искусство.

«Литература и музыка, живопись и ваяние – вот истинные двигатели мировой Культуры, – пишет А.Л.Чижевский в своем трактате. – В самом деле, какова была бы наша духовная конструкция, если бы мы не учили стихотворений, не читали книг глубокого содержания, не слыхали никогда музыкальных мелодий, не видали ни картин, ни статуй, ни величественных зданий... Очевидно, мы не имели бы никакого понятия о "прекрасном", не стремились бы к "прекрасному", не любили бы "прекрасное", и наши чувства могли бы отвечать лишь на самые необходимые природные потребности. Мы жили бы так, как жил первобытный человек» [2, с. 217].

Преклонение перед прекрасным облагораживает душу и утончает ум. Поэтому, считал Чижевский, необходимо одновременно с преподаванием азбуки начать преподавать искусство, внушая любовь к нему. Воспитанный сам на лучших поэтических произведениях, он понимал, какое влияние они оказали на его духовный рост. И поэтому советовал «культивировать искусство в душе ребенка», ибо душа ребенка открыта для восприятий только светлых побуждений, и «горе тому, кто учит детей злу». Необходимо взращивать в сердце ребенка сознание добра. В этом, по мнению А.Л.Чижевского, помогут гуманитарные науки в средней школе, на которые следует обратить особое внимание. Необходимо повысить уровень общественной морали и тем самым будет выполнена ближайшая задача общества. «Когда же народ очистится влиянием культуры, к нему не пристанут никакие разрушающие идеи темных своекорыстных сил... – считает А.Л.Чижевский, – только плоды высших достижений в состоянии возвысить народ над уровнем абсолютного невежества, вывести его на свет и научить сознанию человеческой обязанности, пробуждая в душе его чистые, нравственные инстинкты. Сделать человека человеком – вот всепоглощающая цель искусства» [2, с. 223].

Эти мысли сродни мыслям автора Пакта о сохранении памятников искусства и науки Н.К.Рериха, и злободневность их не утрачена и сегодня.

«Итак, – пишет А.Л.Чижевский, – для создания нового духа в человечестве необходимо дать правильное направление его росткам – детям, психология которых сложна и не всегда может быть усвоена взрослым. Но на них-то следует обратить особое внимание, ибо они – первый кирпич будущего здания — индивидуальной жизни» [2, с. 224].

Особую роль в воспитании человека он отводит поэзии:

«Поэзия, являясь правдивою выразительницей того, что совершается в сокровенных тайниках духа, в данном случае должна сыграть великую роль». Поэзия ближе и роднее человеку, и именно она сыграет большую роль в будущей культуре человечества, ибо «она в многосложных пластических образах выражает внутренний мир его духа, духа безначального и бесконечного, и, приобщаясь к ней, человек невольно сознает свое единство со вселенной и научается любить и ближнего своего, "и в поле каждую былинку, и в небе каждую звезду"» [2, с. 225]. «Лучшие нравственные законы и чистейшие чувства, излитые в ярких, живых образах, сильнее всего влияют на душу и запечатлеваются в ней» [2, с. 226].

Чижевский полностью разделяет характеристику поэзии, данную Бенаром: «Из всех искусств поэзии предоставлено открывать сознанию силы духовной жизни, страсти, кипящие в глубине души, волнения человеческого сердца, высокие мысли, всю область идей и судеб человеческих, ход мирских вещей и божественное управление вселенной, так как она была и есть учительница человечества. Ее влияние самое общее и обширное». Поэзия, по мнению Чижевского, представляет собой совокупность всех искусств, вмещая в себе всю глубину переживаний, так как никакое другое искусство не способно претендовать на выражения сокровенных глубин духа. «Ведь крик, вырвавшийся из груди страдающего человека, сильней картины, изображающей те же страдания, написанные красками на холодном полотне, – считает он. – Ужас, охвативший Лаокоона и его сыновей, сжимаемых змеями, был несравненно сильнее того, который передан родосскими скульпторами!

...Истинная поэзия — понятие абстрактное, мы ее не видим, даже не слышим, мы ее чувствуем, подобно тому, как не видим боли, а лишь переживаем ее. Оттого-то поэзия всего ближе к человеческой душе» [2, с. 227].

«Выразить мимолетное чувство в нескольких словах и дать полную картину переживания, могущего направить наш дух в область космических волн и приобщить его к жизни вселенной – вот задача поэтического творчества» – определяет А.Л.Чижевский [2, с. 231].

Поэзия, по его мнению, сродни науке. «Задача поэзии вполне аналогична задачам науки – свести разнообразные явления действительности к возможно меньшему числу обобщений. Подобно тому как наука стремится подчинить себе различные физические явления, а метафизика свое внимание сосредоточивает на том, что лежит выше обычных земных интересов, на вопросах о сущности мира, о предназначении человека, так и поэтическое искусство на высших ступенях своего развития подходит к глубочайшим проблемам бытия» [2, с. 229].

Однако эмоциональный элемент делает поэзию более сильной и дает возможность ей предвосхищать выводы науки. В качестве примера он приводит Свифта, который в «Путешествии Гулливера» предугадал открытие спутников Марса, сделанное только через 200 лет.

Поэзии он отводит и главенствующую роль в развитии нового космического сознания: «Поэзия, являясь правдивою выразительницей того, что совершается в сокровенных тайниках духа, в данном случае должна сыграть великую роль»  [2, с. 228]. К поэтам, обладавшим «космическим сознанием», он относит Державина, Пушкина, Тютчева.

Восторгаясь поэтическими произведениями этих поэтов, Александр Леонидович отмечает явный упадок современного искусства, и в особенности поэтического творчества, из-за неграмотности поэтов. Он с сожалением отмечает, что средняя школа не дает знаний по теории поэзии, а между тем, «чтобы писать стихи, – разумеется, при наличии к ним любви и способности, – требуется огромная подготовительная работа. Известно, что истинный поэт, прикрываясь прозванием "гуляки праздного", – труженик, изыскатель и неутомимый работник, ремесленник. И ему надо, кроме "таланта", много, очень много прикладных знаний, усидчивости и энергии»[2, с. 232]«Мало прослушать, – продолжает он, – с десяток лекций по стиховедению или прочесть пару "Руководств к стихосложению", поэзия нуждается в глубоком изучении древних памятников искусств, античной культуры, поэзия требует, чтобы у автора был вкус, а вкус служит руководителем всякого творчества. Вкус же никогда, за редчайшими исключениями, не бывает совершенным от рождения; его следует развивать, начиная с древнегреческого орнамента и кончая современными изысканиями в области утончения звуковой живописи стиха» [2, с. 236].

Размышляя над всем этим, А.Л.Чижевский приходит к выводу: «...Чтобы поэты наши в творчестве своем не погрязли в тине мелкой жизни, а, идя вместе с прогрессом, дали человечеству образцы истинно высокого искусства, служащего величайшим задачам цивилизации, просвещения и воспитания сердец, мы должны сами об этом позаботиться, а потому я призываю наше русское общество и всех, кому дорога поэзия, приступить к делу сооружения Академии Поэзии – центра поэтической художественной и культурной жизни России» [2, с. 241].

Он подробно излагает, где, когда и каким образом может быть открыта Академия Поэзии, описывает общий вид и архитектурные особенности здания Академии, определяет ее задачи, предметы, которые будут там преподаваться, сроки обучения. За 4 года будущие поэты должны будут изучить в Академии историю античного, византийского и русского искусства; историю русского театра; историю античной и русской архитектуры; всеобщую историю живописи и ваяния; всеобщую историю культуры; историю русского языка; историю античной поэзии; историю русской, французской, немецкой, английской и восточной литературы; историю славянских литератур; историю поэтики; историю критики; историю теории искусств; историю эстетических учений; историю стилей; историю музыки; историю религий; историю человечества; русскую историю. Кроме исторических и специальных предметов, поэты должны знать, по мнению Чижевского, психологию, философию, логику, этику, эстетику, физику, химию, геологию, биологию, космографию, космологию, языковедение, мифологию и многое другое. Обязательными он считает знание французского, немецкого и итальянского языков. По желанию можно к ним добавить английский, греческий и латинский языки.

Такую программу для обучения поэтов он составил не случайно. Она определялась его собственным воспитанием. Отец, заставая юного сына за сочинительством, всегда повторял одно и тоже: «...стихи без мысли, без новой идеи ровно ничего не стоят, что вода – водичка, а новые мысли приходят в голову только очень образованным людям, а потому, если хочешь быть настоящим поэтом, прежде всего надо учиться, учиться и учиться. Надо многое изучать и очень многое прочесть. Надо много работать, трудиться и не лениться! Вот, например, ты ленишься при изучении латыни! Какой же из тебя выйдет поэт, если ты не будешь читать в подлинниках великих римских поэтов – Лукреция, Овидия.

Отрывки из этих поэтов надо знать наизусть, как знали их, наверное, Гете, Байрон, Пушкин! Греческий также идет у тебя туго, а между тем великие поэты читали Гомера в подлиннике! Нет, дружок, надо работать, много, много работать!» [4, л. 118].

А.Л.Чижевский много работал над собой, часами вслух читал гениальных поэтов, развивал у себя вкус к музыке стиха, по нескольку раз правил свои стихи. Необычайная работоспособность, эмоциональность, постоянная связь с творческой мощью природы – все это способствовало его поэтическому творчеству. Именно поэтому он считал, что Академия Поэзии должна заниматься развитием всех этих качеств у будущих поэтов.

Размышляя над гражданской позицией поэтов, он определяет задачи, которые должна решить Академия Поэзии. Прежде всего, «дать слушателям законченное образование по всем предметам, касающимся как Поэзии, так и литературы; представлять из себя центр поэтической деятельности России; всеми мерами популяризировать искусство в Государстве, руководя постановкой поэтического образования в средних и низших школах; трудиться над составлением учебников по всем отраслям теории, психологии, философии и истории поэзии; трудиться над разработкой и систематизацией всех вопросов теории поэтического творчества, над составлением полного словаря русских рифм... и вообще раскрывать в поэзии области, почти не затронутые...» [2, с. 248].

А.Л.Чижевский был уверен, что выполнение этих задач не даст коснеть поэтической жизни страны и послужит залогом грядущего просвещения России, что все литературно-художественные кружки и просветительные организации присоединятся к поэтам, а это сделает собрания поэтов, литераторов и музыкантов более интересными и поучительными. «Смею думать,– пишет он, – что Академия Поэзии привлечет к себе много тружеников искусства, которым придется поработать во славу грядущей цивилизации» [2, с. 250].

Мысли А.Л.Чижевского, изложенные в «Академии Поэзии», обращены не только к молодому поколению 20-х годов ХХ столетия и не только к молодежи наших дней, но и будущих поколений.

 

ЛИТЕРАТУРА

[1] Ягодинский В.Н. Александр Леонидович Чижевский. М.: Наука, 1987.

[2] Чижевский Александр. В науке я прослыл поэтом… Калуга: «Золотая аллея», 1996.

[3] Шапошникова Л.В.Веления Космоса. М.: МЦР, 1995.

[4] Архив РАН, ф. 1703, оп. 1, ед. хр. 228.

 

Метки: Энгельгардт Л.Т.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 131