III. История помимо историков

ОГЛАВЛЕНИЕ

Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего.

Н.К.рерих

 

Лишь связь между процессами теогоническим, космогоническим и антропогоническим дает объяснение истории как начала метафизического внутреннего и духовного, а не противо-метафизического, не противоположного внутренней духовной действительности; связь эта не разделяет, а соединяет в некотором внутреннем единстве, которое дано нам в нашем духовном опыте.

Н.А.Бердяев

 

Новое же познание метаисторическое и трансфизическое, не покрывая области научных знаний, по существу не противоречит науке ни в чем, а в некоторых вопросах предвосхищает ее выводы.

Д.Л.Андреев

 

...Все земное бытие должно быть осмыслено от границ Высшего Мира.

Мир Огненный. Ч. I, 508

1. Метаистория – космическое явление

Заголовок этого раздела представлен фразой Н.К.Рериха, который среди историков, не ошибусь, если скажу, первым поставил проблему метаистории, совпав в этом отношении с двумя крупными русскими философами Н.А.Бердяевым («Смысл истории») и Л.П.Карсавиным («Философия истории»). Историческое новое и оригинальное мышление Николая Константиновича основывалось на новой системе познания, которую мы находим в философии космической реальности – Живой Этике.

Именно философия Живой Этики дает нам возможность понять смысл такого важнейшего эволюционного явления, как метаистория. Известно, что есть наука и метанаука. Так исторически сложилось, что в глубокой древности такого разделения не существовало. Оно возникло гораздо позже, когда в эпоху научного мышления сформировалась экспериментальная эмпирическая наука, отвергшая все иные знания, кроме экспериментальных. История как таковая среди остальных наук выделялась обширным захватом научного пространства, в котором существовали самые разные направления знаний, отражавших самые разные отрасли жизни земного человечества. Метаистория, являясь значительной частью метанауки, несла в себе ее особенности и в то же время имела некоторые отличительные черты. Она была результатом творчества космической эволюции и несла в себе знания, связанные с материей иных миров более высокого состояния. С самого своего начала она имела четко выраженный космический характер, который содействовал формированию в земном человечестве космического сознания. Корни метаистории уходят в период мифологического мышления, а сам предмет, если можно так выразиться, включал в себя религию, философию, искусство в самом широком его смысле. Правильно понять смысл метаистории можно лишь в пространстве космического сознания, обладая ощущением не только единства с Космосом, но и осознанием неразрывности с ним. Это осознание давало возможность понять космические законы и воздействие Космоса на земную жизнь, без которого эта жизнь не возникла бы и не смогла бы развиваться дальше. Метаистория пришла на Землю вместе с мифологическим мышлением и стала основой и других видов сознания. Однако человек, обладавший свободной волей, не всегда понимал необходимость этого. Космическая информация, несущая в себе нужные человечеству знания, шла по метаисторическому каналу. Мифологический вид мышления нес в себе метаисторию, которая составляла важнейшую часть или даже основу этого мышления. Что касается религиозного мышления, в этот период корни метаистории начали подрываться, а само космическое сознание теряло свою основу. Метаисторические знания, которые можно определить как духовные знания, шли на Землю несколькими путями. Их главное пространство находилось во внутреннем мире человека, и сам человек должен был играть важнейшую роль в реализации этих знаний. Эти духовные знания несли в себе, в своих энергетических центрах высокодуховные личности – вестники космической эволюции, те, кто в данном воплощении набрал в своей «чаше» достаточное количество знаний, чтобы правильно передать их людям.

Метанаука и метаистория, будучи по сути своей космическим явлением, проходили через сложнейшие энергетические процессы, в пространстве которых шло творчество космической эволюции. Метаистория формировала духовную часть земного исторического процесса, она несла в этом процессе связь его с Высшими мирами и действовала согласно космическому закону «Высшее ведет в эволюции низшее». Поэтому метаистория несла с собой не только высшую энергетику, материю более высокого состояния и высокие духовные знания, она давала историческому земному процессу верные ориентиры, которые должны были реализоваться через земного человека. Обладая космической сутью, метаистория, представляя Высший мир, несла в себе первопричину исторического земного процесса. Она была как бы внутренним смыслом такого исторического процесса и давала возможность понять то или другое историческое событие и его смысл, который нередко бывал профетическим. Но ситуация с метаисторией с веками все более обострялась, метанаука и метаистория все более не признавались и отталкивались на задворки, и нередко знания, находившиеся в метаисторическом пространстве, и вовсе уничтожались. Этому были свои причины. Обстоятельства сложились так, что религиозное сознание человечества не только не расширялось, но и попросту не росло. Люди забыли о космическом сознании, давно перестали смотреть на небо и звезды и уткнули свои носы в землю.

Положение усугублялось и тем, что кроме Высших миров существовали и низшие, выше которых была Земля. Низшие были также частью Космоса и влияли на Землю не лучшим образом. Трудно сказать, каких миров было больше, Высших или низших, да и дело не в этом. Главное, кто из них оказался к нам ближе. К этим низшим мирам можно добавить и низшие сферы тонкого мира, в которых собраны не лучшая земная энергетика и ее подчас злобные и темные носители.

Весь Космос, все миры различных состояний материи действуют согласно космическим законам. Без следования таким законам исторический процесс превращается в дезорганизованное пространство, каковым, на мой взгляд, он и является в наши дни. Законы истории, придуманные земными учеными, себя не оправдали. Особый вред не только историческому процессу, но и целой стране нанесли законы, созданные в марксистской философии, жертвой которых пали миллионы людей. Если Земля тело Космоса, то иных законов, кроме космических, у нее нет.

Существует три слагаемых для исторического процесса планеты Земля. Все три взаимодействуют друг с другом, все три вносят в этот процесс свою долю, все три влияют на него. Метаистория – духовные знания миров Высокого состояния. Субистория низших миров, откуда наползает негативная энергетика, инициирующая отрицательные тенденции в земном историческом процессе. Между Высоким и низким слагаемыми находится земное человечество, от которого зависит выбор между тем и другим. Известно, что спускаться вниз много легче, чем подниматься вверх. Невысокий общий уровень сознания земного человечества выбирает субисторию, поэтому в течение многих веков земной исторический процесс наполнен войнами, захватами чужих территорий, насилиями всякого рода, злобой к «чужим» народам, разрушениями культурных ценностей и пренебрежением, особенно, к духовным ценностям. Разрушительная сила этого исторического процесса нередко превосходит гибельные удары стихийных бедствий. Метаисторический процесс, выступая в пространстве земного исторического процесса, борется против низших тенденций в земном историческом процессе. Борьба Света с Тьмой, Добра со Злом, любви с ненавистью наполняет исторические анналы в течение многих веков и тысячелетий. Там, где человек побеждает тьму, зло, ненависть, невежество, там ощущается метаисторический процесс и его влияние на земного человека. Противоположный результат, как всегда, связан с субисторическим процессом. Если метаистория связана с космической эволюцией и является результатом творчества последней, то субистория связана с разрушительными силами неусмиренного хаоса, иными словами, с инволюцией низших миров. Колебания земного человечества и его исторического процесса в низшую сторону приводят его самого к самым тяжелым бедствиям и кризисам, которыми до сих пор наполнен этот исторический процесс. Метаистория и Знание, которое она несет, дает возможность следовать по пути космической эволюции и даже участвовать в ее творчестве. Лишь метаисторический процесс поднимает человека по ступеням космической эволюции, расширяя его сознание и устремляя его в Беспредельность. Роль личности в истории в таком случае определяется его позицией к самой метаистории и ее духовным ценностям. Будет ли эта роль положительной или отрицательной, зависит только от человека, участвующего в историческом процессе.

Земную историю творят великие личности, а не массы, невежественные по своей сути и, как правило, обуянные хаотическими настроениями разрушений и всякого рода уничтожений. XX век был свидетелем подобного исторического процесса. XXI век продолжает то же самое. Но в то же время XX век начался с Духовной революции, в основе которой лежал метаисторический процесс, ведущий к новому космическому мышлению, к новой системе познания, которую мы находим в Живой Этике, философии космической реальности. Духовное знание метаистории нашло в Живой Этике самое яркое выражение. Эпоха нового космического мышления наступает вместе с древним возрождением изначального космического сознания. Одержит ли победу метаисторический процесс и будет ли земной исторический процесс облагорожен духовными ценностями метаистории и сотрудничеством с мирами более высокого состояния материи и духа, зависит только от самого человечества. Приходит время решить и укрепить метаисторическую судьбу человечества.

2. Особенности метаисторического процесса

Метанаука и ее важнейшая часть – метаистория, проникая из пространства выс. шего состояния материи, несли в себе на Землю космическую информацию, содержащую знание о главных основах космического бытия и космической эволюции человечества. Самое древнее пространство этого сложного и формообразующего процесса принадлежало Востоку, где зачинались первые культуры и расцветала изначальная метаистория, вся пронизанная космогоническими знаниями и необходимой для человека духовностью универсума. Именно Восток являлся древнейшей частью планеты, где на успокоившемся после различных стихийных коллизий пространстве начиналась более или менее нормальная жизнь человечества нового вида. Запад пришел в спокойное состояние после природных потрясений много позже, что и определило и его метаисторию, и особенности его исторического процесса. В силу этих обстоятельств Восток, начиная с мифологического периода, нес в себе метаисторическое знание и сохранял его много дольше, чем Запад. Именно в этом пространстве, уводящем нас в глубокую древность, мы находим метанаучное и метаисторическое понимание и сознательное его использование. Именно Восток нес в Европу духовное знание, которое и формировало метанауку. В результате в Европе, под восточным влиянием, возник особый слой метазнания, который нашел своих последователей, в первую очередь, среди немногих ученых и художников. Это направление в европейской культуре носило различные названия, которые не совсем точно отражали суть этого направления. Появилось в связи с этим такое странное определение, как мистика, которое сохранилось до сих пор и также до сих пор запутывает и затемняет то или иное явление метанауки, в том числе и метаистории, и затрудняет в немалой степени понимание сути того или иного неясного в данный момент явления.

Исторически сложилось так, что культура Греции в древности взаимодействовала с особой культурой Востока и в какой-то мере являлась как бы мостом между последней и культурой Европы. Со временем появились и иные каналы взаимодействия, но греческий вариант был наиболее устойчивым, он потом дал себя знать самым ярким образом в эпоху Возрождения.

Взаимодействие греческой культуры с древнеиндийской, египетской и даже центрально-азиатской является исторически крайне важным и в значительной степени определяет особенности самого метаисторического процесса. Можно сделать вывод, что именно метаистория была первым связующим звеном между Востоком и Западом. И не только связывала эти два пространства, но и содействовала, в определенной степени, синтезу их культур.

В течение многих веков метаистория оставалась и остается важным тонким явлением в земной истории и бытии самого человечества. Ее тонко-космическая субстанция в значительной степени определяет ее особенности.

Будучи космическим явлением, метаистория тесно связана с мирами высокого состояния материи, и ее формирование является одним из важных творческих процессов космической эволюции. «Есть ноуменальная сторона того универсального процесса, – писал Даниил Андреев, – который одной из своих сторон открывается для нас как история» [1]. Это утверждение автора уникального произведения «Роза Мира» дает нам понимание о глубинных космических корнях прежде всего метаистории как таковой. Это не только утверждение, но свидетельство человека, имевшего личный опыт соприкосновения с метаисторическим процессом. «Метаистория потому и есть метаистория, – размышлял Д.Андреев, – что для нее невозможно рассмотрение ни отдельной человеческой жизни, ни существование целого народа или человечества в отрыве от духовного предсуществования и посмертия. Стезя космического становления любого существа или их группы прочертилась уже сквозь слои иноматериальности, ряды миров, по лестнице разных форм бытия и, миновав форму, в которой мы пребываем сейчас, устремится – может быть, на неизмеримые периоды – в новую чреду восходящих и просветляющихся миров. Переживаемый нами отрезок по отношению к целому сравним с десятисекундной остановкой на полустанке в ночной степи пересекающего гигантский материк пассажирского поезда. И пока мы не приучили себя к созерцанию исторических и космических панорам во всем их величии, пока не привыкнем к таким пропорциям, масштабам и закономерностям, до тех пор наши суждения будут мало чем отличаться от суждения насекомого или животного, умеющего подходить к явлениям жизни только под углом зрения личных интересов или интересов крошечного коллектива» [2].

Процитированный фрагмент отличается высоким космическим сознанием его автора, которое мы можем назвать расширенным сознанием. Вместе с тем Д.Андреев подводит нас к ощущению не только иномирных глубинных пространств, но и взаимодействия метаистории с ними, с их духовной сутью, что дает возможность соотнести космическую метаисторию с историей земной и понять крайнюю необходимость, при анализе исторического процесса человеческого бытия, опираться на метаисторический процесс не только как на более высокое знание, но и как на более высокое состояние материи иных миров. И созерцание «исторических и космических панорам во всем их величии» становится в наше время необходимостью. Именно метаистория с ее космической сутью, с ее причинным характером в историческом процессе может содействовать установлению правильного взгляда на особенности земного исторического процесса.

Известно, что в течение ряда лет существовали различные системы законов истории, начиная от взгляда «все в руках Божьих» и кончая марксистским утверждением в качестве движущей силы истории «производственных отношений». В последнее время к этому добавилась попытка некоторых ученых обосновать законы метаисторического процесса, что является таким же неплодотворным, как и предыдущие умозаключения. Не найдя реальной основы метаистории в земном историческом процессе, крайне трудно, а иногда и просто невозможно решить проблему закономерностей или, даже лучше, законов, двигающих исторический процесс. Опираясь всецело на положения концепции космического сознания, Н. А. Бердяев писал следующее: «Лишь при перенесении центра тяжести человеческой жизни в иной мир можно творить красоту в этом мире. Величайшая красота, которая достигалась в этом мире, была связана не с тем, что человечество ставило себе чисто земные цели в этой действительности, а с тем, что оно ставило себе цели за пределами этого мира. Тот порыв, который влек человечество в мир иной, в этом мире воплощался в единственно возможной, высшей для нас красоте, которая всегда имеет природу символическую, а не реалистическую. Если окончательное реалистическое осуществление возможно лишь в какой-то высшей действительности за пределами времени, за пределами истории, то символическое осуществление возможно здесь, в этой земной действительности, как знак высшей действительности» [3].

В этом фрагменте мы находим интересную проблему взаимодействия высшей реальности и земного символизма, который лишь частично отражает эту высшую реальность. Но чем глубже наше проникновение в эту реальность, тем ясней символ или знак ее. Размышление об этом крупнейшего русского философа крайне важно и по поводу самого метаисторического процесса, корни которого уходят в эту высшую реальность. Непризнание инобытия, отрицание высших миров приводят к полной дезориентации в земном историческом процессе. Законы истории, придуманные без учета иномирного пространства, не могут действовать, а их несоблюдение не может ввести в нужные рамки земной исторический процесс и придать ему нужное качество. И как в отношении важнейшего энергетического явления красоты, так и в отношении земного исторического процесса действуют космические законы, подтверждая эволюционное концептуальное положение – «как вверху, так и внизу». Этим же законам подчинен и метаисторический процесс, действующий на Земле через человека.

Упоминавшиеся уже в этой книге космические законы имеют важный смысл для метаисторического процесса и, соответственно, для земного исторического процесса. Соблюдение их также содействует творчеству космической эволюции. Закон о земных явлениях, в которых существует одновременно земная и небесная суть, или материальная и духовная сторона, закон о преимуществе высшего состояния материи над низшим и обязательного присутствия ведущей силы высшего в эволюции низшего, закон учительства о неразрывной цепи передачи знания от учителя ученику. Когда эта цепь по какой-либо причине обрывается, то и эволюция замещается инволюцией, а метаистория перестает взаимодействовать с историческим процессом. Закон реинкарнации, или перевоплощения, дает возможность человеку нести и сохранять в «чаше» многовековые накопления знаний, которые обусловливают уровень его сознания. Соблюдение таких космических законов в земном пространстве содействует систематизации важнейших историко-эволюционных процессов и получению положительных результатов в жизни человеческого общества. В процессе расцвета ряда древних культур мы находим явное влияние используемых космических законов.

В подобных процессах наряду с соблюдением космических законов значительную роль играет качество ведущей энергетики метаистории. Именно в ее пространстве действует тонкая высоковибрационная энергетика творчества космической эволюции. «Расцвет страны, – утверждает Живая Этика, – всегда творится с космическими воздействиями. Коллектив устремленных мыслей притягивает из пространства нужные наслоения явленных посылок. Клише открытий великих носятся в пространстве. Те, кто могут напрячь свою психическую энергию в ритм космических энергий, те примут в сознание сокровища. Расширение сознания направит к цепи соединения всех творческих сил Космоса» [4]. Энергетика является движущей силой исторического процесса. Именно она изменяет сознание человека, которое определяет ту или иную форму и суть исторического процесса. Эта энергетика действует в пространстве метаистории и определяет качество исторического процесса.

Метаисторический процесс имеет более высокую энергетику, ибо его корни уходят в духовное пространство более высокого состояния материи. Эта высокая энергетика метаистории определяет долговременные результаты своего творчества в форме мифов, легенд, сказаний и эпических произведений. События же земного исторического процесса и забываются скорее, и искажаются в интересах различных общественных результатов значительнее, чем в метаистории. Метаистория, взаимодействуя с земным историческим процессом, оставляет в нем более или менее значительные следы. Эти так называемые следы не всегда достаточно видимы, а их значение и роль в историческом земном процессе редко бывают объяснимы исторической наукой как таковой. В результате события, происходящие в историческом процессе и носящие таинственный и необычный характер, просто замалчиваются или находят объяснения, искажающие их реальность. Через исторический процесс земного человечества такие необъяснимые события проходили все время. Мы можем найти примеры таких событий и в нашем времени.

Известно, что в октябре 1941 года, когда немецкие части подходили к Москве, в городе началась паника. Значительная часть людей, занимавших ответственные должности, и чиновники покидали столицу на государственных машинах. Потом, разбитые или брошенные, они долго загромождали шоссе на восточном направлении. В Москве оставался только кремлевский гарнизон. Дорога к городу в это время была свободна. Но немцы почему-то этим не воспользовались и продолжили наступление, когда к Москве уже подошли сибирские полки, начавшие разгром немецких войск. Поведение немецких соединений в то время остается до сих пор необъяснимым. В литературе о Великой Отечественной войне иногда упоминается это обстоятельство, но объяснения ему не дается, а чаще всего о нем ничего не пишут совсем. Интересуясь этими событиями, я имела возможность переговорить с моими немецкими знакомыми, которые участвовали в битве под Москвой и попали к нам в плен. После войны один из них был редактором моей книги, переведенной на немецкий язык и изданной в 1970-е годы в ГДР. Все они в один голос утверждали, что их разведка не знала о положении в Москве, и поэтому командование решило выждать. Такая версия до сих пор кажется мне не убедительной, поскольку о положении в Москве немецкая разведка была хорошо осведомлена задолго до приближения к городу немецких войск.

Второй пример, также из истории Великой Отечественной войны. Танковое сражение 1943 года на Курской дуге, которое принесло нам победу и переломило ход войны в нашу пользу, имело некоторые странные особенности. В ряде случаев не были выполнены приказы высшего командования, и некоторые части или их командиры действовали по собственному усмотрению, что и обеспечило если не всю победу, то наше продвижение на нескольких направлениях.

До сих пор ни битва под Москвой, ни сражение на Курской дуге не получили официального объяснения. Ни историки военные, ни историки гражданские не заинтересовались такими событиями, ибо, будем говорить прямо, эти моменты носили явно метаисторический характер.

Метаисторическими явлениями были предупреждения стороне, нападавшей на Россию и в 1812 году, и в 1941 году. Однако предупреждения не идти на Россию не были восприняты ни Наполеоном, ни Гитлером. Метаистория творила и действовала, что продолжается и в наше время. Но не признающие метанауку и ее часть, метаисторию, приносят немало бедствий странам, куда идет метаисторическая информация.

Метаистория действует в прошлом, настоящем и будущем. Все три времени в ее пространстве представляют единое целое. Метаисторический процесс складывает синтез всех трех времен, и само время в результате этого обретает новое качество. Поэтому время метаисторического процесса отличается от дискретного времени земного исторического процесса. И время метаистории придает ей пророческий характер, который является одной из важных особенностей метаистории.

Информация и знания метаистории, как правило, опережают уровень сознания людей определенного периода или эпохи. Это имеет свое культурно-психологическое значение. Метаисторическое знание, носителем которого является человек высокого духовного уровня, представляет собой энергетический импульс, повышающий сознание человечества и продвигающий это человечество по восходящим ступеням космической эволюции. И в то же время опережающее знание, сталкиваясь с недостаточным сознанием, порождает различные социально-интеллектуальные коллизии. Подобное мы встречаем на протяжении всего земного исторического процесса.

Одна из интереснейших и трудно разрешимых проблем – роль личности в истории. По этому поводу существует достаточное количество различных мнений, от отрицания такой роли и до «Божьего промысла». Вряд ли мы можем правильно разрешить эту проблему, беря в расчет только земной исторический процесс. Каждая трудная проблема, приближающая нас к истине, должна решаться с учетом взаимодействия земного с космическим. В пространстве истории это взаимодействие метаисторического и исторического процессов. Мы берем в этом случае роль именно личности в истории и не рассматриваем роль масс и классов, которые без определенной личности превращаются в разрушительную толпу. Только личность приносит в массы свою разумную или неразумную идею, которыми толпа превращается в социально-политическое или культурное движение. Есть в историческом пространстве два противопоставления: мир и война – творчество и разрушение. Мы знаем исторические личности, которые представляли собой то или иное противоположение. Мир и творчество всегда носили космический характер, война и разрушение – имели земную, или низшую, суть.

Метаистория представляла первую личность, земная история – вторую. У каждой из них была своя роль в истории, и отрицать этого нельзя. Первая личность, представлявшая метаисторию, двигала исторический процесс к космической эволюции, вторая вела его ко злу и бедствиям. Свет и Тьма сошлись в земном историческом процессе, и в каждом случае инициирующим моментом была определенная личность. Массы на этой арене представляли вторичное явление – они могли идти за той или другой личностью или вообще никуда не идти, что происходило в нашей истории нередко.

Если земная история действует, как правило, методами открытого насилия и ставит перед собой мало осмысленные цели, то метаистория, представляющая собой тонкое космическое явление, действует по-другому, стараясь изменить сознание самого человека. Правда, это не всегда удается сделать быстро. Например, лозунг Н.К.Рериха, связанного теснейшим образом с метаисторическим процессом, – «Мир через культуру» показывает четкое направление к этому миру, но требует значительного времени. Возможно, значительного для нас, а не для развития космической эволюции. Здесь, полагаю, действует уже упоминавшийся принцип метаисторического опережения, со всеми его последствиями.

Особенностью метаистории является также охват ею нескольких областей знания, в изначальном времени представлявших одно целое, – религии, искусства, философии и науки, включавшей и метанауку. Они вышли из духовного пространства внутреннего мира человека и были связаны через метаисторию с высшей космической материей. Отсутствие какой-либо части этого знания делает анализ метаистории неплодотворным и практически нереальным. Искажение метаистории приводит исследование исторического процесса к неверным выводам, что время от времени создает кризисные моменты в самой исторической науке. Такой кризис мы переживаем сейчас, ибо накопившиеся в течение ряда веков неправильные подходы к осмыслению земного исторического процесса обесценили даже фактическую основу истории, сделали ее легко меняющейся и приспособляемой к различным, нередко противоположным интересам. В результате кризис исторической науки достиг своего кульминационного пункта, сформулированного одним из российских академиков, – в истории истины не может быть. Данная формулировка разрушает основы исторической науки и выводит ее из числа даже эмпирических наук. Различные мнения по главным направлениям исторического процесса приводят к бесплодным дискуссиям и спорам, особенно при использовании в дискуссиях таких источников, как СМИ. Подобный кризис будет продолжаться до тех пор, пока историки не поймут необходимость для исследовательской работы космического сознания, которое неизбежно выведет их на метаисторический процесс – духовного и причинного явления земного исторического процесса, его событий, его корней. Другого пути нет. Чем дольше будет продолжаться кризис исторической науки, тем скорее сформируются в этой науке силы лжи, фальсификации и других подобных явлений, которые разрушат историческую науку, одну из важнейших в нашей культуре и эволюции. Именно историческая наука более, чем любая другая, нуждается в своей метаистории и непосредственной связи с информацией из космических источников. Внутренняя духовная структура человека определяет все в его поведении, творчестве, взглядах, стремлениях и целях. Если изъять из употребления внутренний мир человека, то вряд ли он останется человеком, способным к развитию сознания и эволюции. Метаистория есть внутренний мир земного исторического процесса, его космическое сердце. Так сложилось, что этот внутренний мир был вынут из земного исторического процесса и получилось то, что мы сейчас с вами наблюдаем. Кризис охватил не только историческую науку, он стал общим кризисом культуры, нравственности, мышления. Это кризис системный. Избавить планету от его последствий может только новый уровень сознания, новая система познания, новое космическое мышление. Мы присутствуем при сгущении тьмы перед рассветом. Мы знаем, что только человек в сотрудничестве с высокой космической материей может рассеять эту тьму и приблизить рассвет. Осталось совсем немного – осознать необходимость таких действий. И это самое трудное.

3. «Сияние дальних миров»

 ИЛЛЮСТРАЦИИ К ГЛАВЕ

Источники метаистории крайне сложные, далеко не всем известные или просто не воспринимаемые многими. Одним из важнейших источников является Живая Этика. Известно, что современная эмпирическая наука отвергает знание в пространстве метанауки и, естественно, что сама историческая наука не признает метаисторию как таковую. Ограниченное упорство официальных историков и их боязнь выйти за границы земного восприятия истории наносит немалый вред развитию самой истории. Вместе с тем надо отметить, что часть признаваемых этой историей научных направлений носит несомненные следы творчества метаистории. К этим направлениям относятся археология, этнография, эпиграфика, а также записи путешественников и мемуарная литература многовековой давности. Эти направления в значительной степени лишены той ангажированности, которая свойственна направлениям истории, связанным с политикой или интересами каких-либо групп населения в определенные исторические эпохи. И археолог и этнограф часто встречают в своей работе необъяснимые явления прошлого, которые ставят их в тупик. Чаще всего эти исследователи пытаются или втиснуть эти явления в прокрустово ложе современных исторических представлений, или оставить необъяснимое в стороне от каких-либо исследований. В ряде случаев такие явления просто не замечаются и к метаистории в этом случае просто не обращаются. Но добытые тяжелым трудом историков обломки материальной культуры или каких-либо традиций и обычаев древних народов так или иначе несут на себе следы метаистории. Особенно это заметно в мифологическом периоде земной культуры.

Главным источником самой метаистории является не планета Земля, а миры высшего состояния материи. В своей уникальной работе «Смысл истории» Н.А.Бердяев развернул удивительную космическую картину метаистории. «Небесная история и небесная судьба человека, – писал философ, – предопределяют земную судьбу и земную историю человека. Есть пролог на небе, в котором задана мировая история, поставлена тема ее. Что представляет собой эта небесная история? Это и есть истинная метафизическая основа истории. Небо и небесная жизнь, в которой зачат исторический процесс, есть ведь не что иное, как глубочайшая внутренняя духовная жизнь, потому что, поистине, небо – не только над нами и не только в каком-то отдалении от нас, как трансцендентная сфера, почти недосягаемая, – небо есть и самая глубочайшая глубина нашей духовной жизни. Когда мы идем в эту глубину от поверхности, то, поистине, соприкасаемся мы с жизнью небесной. В этой глубине заложен духовный опыт, отличный от земной действительности, как более глубокий слой бытия, более обширный по захватываемым им планам. Этот глубинный слой и является источником истории. История имеет источник во внутренней духовной действительности, в том опыте человеческого духа, в котором человеческий дух уже не является чем-то отдаленным и противуполагаемым духу божественному, а в котором он непосредственно с ним соприкасается, в котором раскрывается драма взаимоотношений между Богом и человеком» [5].

В этом фрагменте четко и ясно представлен механизм взаимодействия между человеком и высшей материей, которую Бердяев называет небом. Его мысль о том, что это небо не только вне человека, но и в глубинах его существа, в нем самом, дает возможность понять процесс, идущий между этим человеком и источником метаистории. В связи с этим надо обратить внимание на некоторые моменты. Созидательное творчество в Космосе, его эволюция идет, как мы знаем, от Высшего к низшему, согласно космическому закону. Ничто в феноменальном мире не может быть создано, если оно не существует в более высоком, ноуменальном пространстве. История также относится к подобному творчеству, но в этом случае она называется метаисторией или сверхисторией. Любое явление на Земле, вне зависимости, видим ли мы это или не видим, уходит своими корнями в материю более высокого состояния, которая в своем творчестве опережает земную, или низшую, материю. Иное состояние материи приводит к иному состоянию времени. Если на Земле время дифференцировано на прошлое, настоящее и будущее, то на более высоком уровне эти три части составляют единое целое. В связи с этим нельзя не вспомнить символ на Знамени Мира Н.К.Рериха, в котором круг вечности замыкает в одно целое прошлое, настоящее и будущее, отчего данный символ обретает важнейшее эволюционное и метаисторическое значение. Когда Даниил Андреев в своей «Розе Мира» пишет о России небесной и России земной, он своим опытом подтверждает важный процесс космической эволюции.

Известное нам положение «как вверху, так и внизу» подтверждает существование «неба», или высокого состояния материи, во внутреннем мире человека. Эта материя и формирует то духовное пространство, которое связывает его с высшей космической материей. А осознает ли это сам человек или остается в полном неведении, зависит от уровня его сознания. Согласно Живой Этике, философии космической реальности, мы знаем, что в человеке находятся, кроме плотного тела, тонкое и огненное, и именно последние и представляют духовное внутреннее пространство. Именно через это пространство и идет в различных формах метаисторическая информация от Высшего. В это духовное пространство входят и высокие энергетические центры человека, такие как «чаша» и сердечная чакра. Оба центра самым теснейшим образом связаны друг с другом. «Чаша» за многие жизни человека накапливает в себе метаисторический опыт прошлого и является, по сути, источником метаистории и ее далекого прошлого. Это метаисторическое прошлое составляет важнейшую часть при исследовании космической эволюции человечества. В значительной степени этому процессу содействует и сердце, которое наряду с физиологическими функциями несет и духовные, являясь органом познания и местом сосредоточения сознания как такового.

Процесс космического творчества, в котором метаистория составляет важнейшую часть, не есть лишь природный процесс, а связан с материей одухотворенного мироздания. Высшая материя в космосе представлена Иерархией Света, основой метаисторического процесса. «История, – читаем мы в Живой Этике, – слагается Иерархией жизни.

Лучшие ступени человечества строились Иерархией. Самые лучшие достижения утверждались. Так можно лишь Иерархией достичь. Так великое время утверждено и Мы насыщаем пространство великим зовом!» [6]

Иерархия, со всеми ее уникальными особенностями, есть главный космический центр и источник метаистории. Роль Иерархии, состоящей из Высоких духов, является в эволюции определяющей и основной. Иерархия – «это понятие, – писала Е.И.Рерих, – вмещающее в себе всю жизненную основу, всю эволюцию духа и всех построений» [7]. И еще: «Именно в Космосе существует непреложное подчинение низшего Высшему, в этом основа эволюции» [8]. От земного пространства уходит духовная цепь Иерархии в Беспредельность, на ней держится Космос, на ней держится космическая эволюция, ибо сама Иерархия – результат этой эволюции. Каждый Иерарх представляет собой длительный и тяжелый путь эволюции, и в каждом из Них заключена духовная основа метаисторического знания. Когда мы говорим о связи с высшей космической материей, мы имеем в виду эту Иерархию Света, те знания, которые мы получаем от нее, которые расширяют наше сознание и устремляют человечество в непреходящее сияние космической красоты. «Каждый человек, – утверждает Живая Этика, – хранит в себе возможность непосредственного общения с высшими мирами. Из этого источника складывается сущность нашего сознания. Мы можем претворить внешние факты в сущности глубинного сознания. Кто сохранит постоянное общение с высшими мирами, тот может вникать в построение будущего. Устраняя высшее общение, человек делается животным» [9].

Высшие миры и Иерархия – не только источник Знания, но и регулярная помощь низшему в продвижении его по ступеням космической эволюции. В нашем плотном мире третьего измерения работает уже много веков целая группа космических Иерархов, являющихся основой духовного процесса метаистории. Процесс этот в земном пространстве противоречив, сложен и тяжел. Именно в низшем мире низкое сознание и невежество его обитателей способствуют проникновению тьмы, в первую очередь, в земной исторический процесс. Мифология дала месту обитания космических Иерархов на Земле название Шамбала. Духовная деятельность Шамбалы проходит через многие тысячелетия человеческой истории. Это Они, несмотря ни на что, держат энергетическое поле метаистории. Мнения на Земле об этих Иерархах и Шамбале очень разные. Одни считали Шамбалу утопией и фантазией, другие – легендой и мифом, третьи – просто выдумкой, не имевшей под собой никакой реальности. Современная наука отрицала и существование космических Иерархов, и место их обитания на Земле. Несмотря на то, что за каждым мифом и легендой стояла реальность, никто из ученых не пытался исследовать эту реальность. И несмотря на то, что эмпирическая наука не обращала никакого внимания на подобную реальность, Рерихи, и Николай Константинович как историк, и Елена Ивановна как крупный философ, научно занялись этой проблемой. Известно, что Рерихи сотрудничали с Учителями, чьи ашрамы, или обители, находились в Гималаях, и имели опыт взаимодействия с их Общиной. Николай Константинович во время Центрально-Азиатской экспедиции собрал богатый исторический материал об Учителях и месте их обитания. Реальность, стоявшая за Шамбалой, была богатейшей и носила, вне всякого сомнения, космический характер. Николай Константинович и Елена Ивановна сделали ряд интереснейших публикаций, которые являются в действительности метаисторическими источниками. Значительный материал по космическому центру на Земле содержится в одной из книг Живой Этики, которая называется «Надземное». Немало материалов по этой теме мы встречаем в письмах Елены Ивановны и в ее уникальной работе «Криптограммы Востока», написанной ею под псевдонимом Ж.Сент-Илер.

«...Твердыня Великого Знания существует с незапамятных времен и стоит на несменном Дозоре эволюции человечества, наблюдая и вправляя в спасительное русло течение мировых событий. Все Великие Учителя были связаны с этою Обителью, все Они были Членами ее. Многообразна деятельность этой Твердыни Знания и Света. История всех времен, всех народов хранит свидетельства этой Помощи, сокрытой от гласности и обычно приходящей в поворотные пункты истории стран. Принятие или уклонение от нее неизменно сопровождались соответственным расцветом или падением страны. Помощь эта в виде предупреждений или советов и целых Учений проявлялась под самыми неожиданными и разнообразными аспектами. По истории красной нитью проходят эти предупреждения. За малыми исключениями, все подобные предупреждения оставались без внимания. Так, можно вспомнить, как шведский король К[арл] XII получил сильное предупреждение не начинать рокового похода против России, положившего конец развитию его государства. <...> Широко известен факт неоднократного предупреждения королевы (Марии-Антуанетты. – Л.Ш.) <...> о грозящей опасности стране, всему королевскому дому и многим друзьям их. И неизменно все эти предупреждения шли из одного источника – от графа Сен-Жермена, члена Гимал[айской] Общины. Но все спасительные предупреждения и советы его принимались за оскорбление и обман. Он подвергался преследованиям, и ему не раз грозила Бастилия. Трагические последствия этих отрицаний всем хорошо известны.

Можно вспомнить и Наполеона, так любившего в первые годы своей славы говорить о своей ведущей Звезде, но который тем не менее, отуманенный успехами и обуянный гордостью, не принял всего Совета и пошел против главного условия – он не должен был нападать на Россию, – разгром его армий и печальный конец его также известны. <…>

Также мы знаем, что при Президенте Вашингтоне состоял таинственный Профессор, советами которого он пользовался, отсюда весь его успех. При объявлении свободы Америки, при отделении ее от Англии, засвидетельствован факт, как во время этого Исторического Собрания в момент колебания и нерешительности среди присутствующих появился высокий Незнакомец, который произнес зажигательную речь, закончив возгласом: “Америка да будет свободна!” Энтузиазм Собрания был поднят, и Свобода Америки подписана. Когда же присутствовавшие пожелали приветствовать помогшего им принять великое решение, то Незнакомца нельзя было найти, он исчез. Так, по всей Истории можно видеть, как разнообразно проявлялась и проявляется Помощь Великой Общины Света.

Так, западная Христианская Церковь в лице своих Пап в двенадцатом и тринадцатом веках знала о существовании Таинственного Духовного Убежища в Сердце Азии, во главе которого тогда стоял Престор Иоанн, как именовал себя этот великий Дух. Этот Престор Иоанн от времени до времени посылал Папам и главам Церкви свои обличительные грамоты. И по истории мы знаем, как один из Пап снарядил Посольство в Среднюю Азию к Престору Иоанну. Можно представить, с какою целью отправлялось подобное Посольство, и, конечно, после многих невзгод и мытарств Посольство это вернулось восвояси, не найдя Духовной Цитадели. Но Престор Иоанн продолжал посылать свои обличительные грамоты. <...> Да, история знает немало выдающихся лиц, которым суждено было сыграть роль в продвижении человеческой эволюции и перед тем посетивших эту Твердыню Великого Знания. Так, в свое время Парацельс провел несколько лет в одном из Ашрамов Транс-Гималайской Твердыни, обучаясь великому знанию, которое он изложил во многих томах, часто в затуманенных формулах, ибо велико было гонение Церкви на этих светочей знания. <...> Кошмарно преступление Церкви против Знания. Мрачны страницы правдивой истории Церкви! Не забудем и Калиостро, избежавшего казни лишь благодаря вмешательству таинственного Незнакомца, появившегося перед Папой Римским, после чего казнь была отменена, а затем и сам Калиостро исчез из темницы. Вспомним и нашу много оклеветанную Ел[ену] Петр[овну] Блаватскую, пробывшую три года в одном из Ашрамов Тибета, принесшую великое знание и светлую Весть о Великих Махатмах. Если бы не злоба и зависть окружающих ее, то она написала бы еще два тома “Тайной Доктрины”, в которые вошли бы страницы из жизни Великих Учителей. Но люди предпочли убить ее, и труд остался незаконченным. Так история повторяется, так слагается карма человечества.

Итак, трудитесь на избранном Вами пути, и Благословение Великого Вл[адыки] пребудет с Вами» [10].

Процитированное мною письмо Елены Ивановны представляет особую ценность, поскольку дает реальное представление о том, что в мифологии называется Шамбалой. И деятельность Иерархов в этой земной Твердыне Знания и Духа, и их метаисторический характер не вызывает никаких сомнений. Тема предупреждений или, иначе говоря, необходимое вмешательство Носителей метаисторического Знания поставлена широко и убедительно. Твердыня Знания ведет на Земле эволюцию человечества и направляет земной исторический процесс. Однако от самого человечества зависит, будет ли признано такое Высокое руководство или нет. Примеры, приведенные в письме, свидетельствуют о невнимании и пренебрежении и к Знаниям, которые идут из ашрамов космических Иерархов, и о невыполнении Их советов и рекомендаций. Именно такая ситуация не только приводит к различного рода бедствиям, но и искажает, а временами просто выхолащивает земной исторический процесс, лишая последний духовного внутреннего пространства, или метаисторического сердца. От этого страдает в то же время и сама космическая эволюция, замедляя свой ход перед темными инволюционными ямами и теряя нужный для земных условий космический темп.

Изложенные выше трудности в творчестве Твердыни не ограничиваются прошлыми веками. Они разворачиваются и в наше время, многие из нас являются свидетелями подобных сложных процессов. XX век дает немало таких примеров.

В годы перед Второй мировой войной стало ясно, что ее избежать не удастся. Необходимо было позаботиться о правильной расстановке воюющих сил. И Елена Ивановна пишет свое первое письмо президенту США Франклину Рузвельту. В нем объясняет, Кого она представляет и что Они советуют президенту. Ему рекомендовали ввиду предстоящих событий заключить союз с СССР. Рузвельта эти письма заинтересовали. Правда, переписка его с Еленой Ивановной продолжалась недолго. Но думаю, что не ошибусь, утверждая, что эти письма сыграли положительную роль в реализации союза США и СССР во время Второй мировой войны. Но не все предупреждения и советы Твердыни Знания кончались так благополучно. Известно, что Гитлера предупреждали не вторгаться в Россию. Так же, как Карл XII и Наполеон, Гитлер не принял предупреждения. Мы знаем, чем это кончилось для Германии.

Сталин также не принял предупреждения о нападении гитлеровской Германии на СССР. А такое предупреждение предшествовало информации об этом советской внешней разведки. Рерих предупреждал о нападении и в своих очерках, и на своих пророческих картинах. В результате нашей стране пришлось пройти через тяжелейшие испытания и потерю десятков миллионов людей. Действительной цифры этих потерь мы до сих пор не знаем. За свою победу мы заплатили дорогую цену. Она, возможно, была бы не столь высока, если бы мы вняли той информации, которая шла к нам из Гималайской Общины и от Рерихов. Метаисторический процесс шел самым ярким образом во время самых острых моментов нашего исторического процесса. Результаты метаистории зависели только от тех, кто населял нашу планету.

Из Твердыни Знания регулярно идет информация, связанная с наукой. Можно сказать, что наука к истории не имеет никакого отношения. Но это не так. Крупные научные открытия, несомненно, влияют на жизнь человечества и нередко меняют его историю. Известно, что многие научные открытия происходили неожиданно и необъяснимым для самого открывателя путем. «...Мы внушаем человечеству, – сказано в Живой Этике, – предсужденные ему открытия, вспомним о воздухоплавании. <...> Можно видеть, что многие открытия произошли как бы вследствие каких-то случайностей. Не было ли в них шепота из Башни Чунг [11]?» [12].В этом «шепоте из Башни Чунг» был задействован интереснейший процесс взаимодействия науки и метанауки. Экспериментальные исследования велись эмпирической наукой, завершение или само открытие принадлежало метанауке. Некоторые крупные ученые, отвергая метанауку, даже не подозревали ее важной роли в их открытиях. Энергоинформационный поток, идущий из Твердыни Знания, работает регулярно, и то развитие науки, которое мы наблюдаем в XX и XXI веках, есть явное этому доказательство. Взаимодействие ученых с Твердыней Знания шло через века истории человечества и носило подчас скрытый характер, ибо ученые, особенно современные, не всегда осознавали происходящий процесс познания.

Взаимодействие, субъективное или объективное, науки с Твердыней Знания свидетельствует о взаимодействии с Высшим. Осознание этого момента для самих ученых является важнейшим открытием, которое со временем приведет к синтезу науки и метанауки, в частности истории и метаистории. Но пока этого не произошло, «шепот Башни Чунг» слышат очень немногие исследователи. Этот «шепот» имеет различные формы энергетической информации, идущей через внутренний духовный мир человека. Но не всякий носитель этого духовного мира может открыть сокровища, заключенные в нем.

Елена Ивановна Рерих, одна из создателей философии Живой Этики, дает четкое объяснение о тех, кто находится в ашрамах Твердыни Знания. Ее собственное знание основывается на тесной связи с Гималайским Братством. Поэтому то, что она писала, есть тот же самый источник Знаний и метаисторического процесса. «...Существует, – отмечала она, – Единая Цепь Иерархии Света, продолжающаяся в Беспредельность, и все истинные Носители Света, появлявшиеся и пребывающие еще и сейчас на нашей Земле, суть Звенья ее. Конечно, Сыны Света, пришедшие с Высших Миров (Венера и Юпитер) на нашу планету в конце Третьей Расы нашего Круга для ускорения эволюции ее человечества, и есть Величайшие Духи, стоящие во главе доступной и ближайшей нам по карме Иерархии Света. Они есть Прародители нашего сознания, Им мы обязаны нашим умственным развитием. И конечно, Они принадлежат к цепи Строителей Космоса. Каждый такой Строитель должен был пройти человеческую эволюцию, чтобы затем встать во главе той или иной планеты. Но так как эволюция беспредельна, то и все эти Строители, завершая один цикл эволюции, начинают другой, и снова рождаются, но на Высших Мирах» [13]. То, что мы знаем теперь о Великих Учителях Твердыни Знания, не представляется ни странным, ни сверхъестественным. Пройдя ряд циклов космической эволюции и достигнув в своем восхождении высокого положения Строителей Космоса, Они обрели высоковибрационную энергетику и расширенное сознание, что позволяет Им в своем творчестве использовать обретенные в ходе эволюции качества, которые производят на нас впечатление волшебства или чуда. Поэтому «шепот Башни Чунг» вполне реален и научен с точки зрения сверхнауки, не требующей тех методов исследования и эксперимента, которыми мы пользуемся и признаем единственно правильными. Космический источник знания до сих пор не признан на Земле наукой, и взаимодействие с ним и его исследование еще впереди.

Гималайская Община – не только источник метанауки, но и духовных учений, которые проходили и проходят через историю человечества, изменяя и повышая его сознание и восприятие Космоса, неразрывной частью которого они являются. «.Каждое Учение Истины, – писал Н.К.Рерих, – каждое Учение о высоких принципах жизни исходит из одного и того же Источника» [14]. Учение Будды и учение Христа были связаны с основным космическим источником. В 1929 году в Париже вышла книга «Криптограммы Востока», автором которой являлась Елена Ивановна Рерих. Материал для этой книги был получен из Гималайской Общины. Мы находим в ней ценнейшую информацию или просто свидетельства важных моментов в жизни Будды и Христа. Само произведение «Криптограммы Востока» является уникальным метаисторическим источником, включающим, в том числе, описание посещения Буддой и Христом Гималайского Братства. У Н.К.Рериха есть картина, написанная им на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции. Картина называется «Перекресток путей Христа и Будды (Ступа в Ше)» (1925). На ней изображен ладакский монастырь Ше. Именно там пересеклись пути Великих Учителей Будды и Христа. Они пересеклись в пространстве, но не во времени, в котором их разделили шесть веков. Описание этих событий в «Криптограммах Востока» столь живое и впечатляющее, что никакого сомнения в их правдивости не возникает. «Владыка (Будда. – Л.Ш.) покинул родной город на коне в сопровождении посланного слуги. Дорога лежала на северо-запад вдоль долины реки. Две недели продолжался ускоренный путь. Когда миновали горные проходы, кончился конный путь, дальше вела охотничья тропа» [15]. Далее описание пути, уже приближавшего к ашраму. «Ночью достигли они предела снегов и на рассвете спустились в Обитель» [16]. И в учении Будды, и в священных его книгах мы находим материалы о Шамбале и молитвы в честь нее. Значительный интерес в этом отношении представляет книга «Голубые анналы», переведенная Ю.Н.Рерихом на английский язык.

Сведения о Христе в «Криптограммах Востока» начинаются с трех волхвов и их пути к новорожденному Христу. «Что это за Звезда, которая вела магов? Конечно, это Указ Братства, чтоб приветствовать Иисуса и сохранить и передать бедной семье некоторые средства.

По лицу земли, не зная точного места, мы шли. Указы Терафима вели изо дня в день. Когда мы слышали – “близко”, именно тогда мы теряли всякие признаки жилья.

Можно ли ожидать чуда неслыханного Провозвестия среди верблюжьих отбросов и ревущих ослов» [17]. Известно, что волхвы нашли Христа и выполнили свое задание. Самое интересное состоит в том, что эта история рассказывается одним из них. Также от первого лица повествуется о важном событии в жизни Великого Учителя. «Мы ждали Его, но, как бывает всегда, минута Его прихода была неожиданна. Мне подвели коня, и собирался я проститься с семьей, когда слуга заметил оборванного путника. Его длинное лицо было бледно, и волосы были спущены узкими прядями ниже плеч. И только серый холст покрывал Его тело. Даже тыквы для питья я не заметил.

Но жена первая пошла Ему навстречу, и, когда после я спросил, почему она устремилась, она сказала: “Как звезда загорелась в моей груди и жар до боли брызнул жилками от нее”. Ибо ходил высоко путник, когда подошел к шатру. И я понял, Кто пришел.

После пустыни принял Он лишь маисовый хлеб и чашу воды. И спросил коротко: “Когда пойдем?”

Я ответил: “Когда Звезда позволит”. И мы ждали знака Звезды, и молчал Он, только говоря: “Когда?” И, наблюдая звезды, я сказал: “В рыбах кровь”. Он только кивнул головой.

Так ждали мы три года каждый день, и свет Звезды над нами сиял.

Мне помнится, Он говорил очень мало о видении Света, когда маленький Мальчик принес Ему меч, и как Свет радугой лился перед Ним, и беззвучно голос посылал Его идти.

Мне также указано было проводить Его, куда я сам не мог еще войти.

На белом верблюде выехали мы ночью и ночными переходами дошли до Лагора, где нашли, казалось, ждавшего нас последователя Будды.

Никогда не видел такой решимости, ибо были в пути три года. И три года пробыл Он там, куда я не мог войти.

Мы ждали Его и провели до Иордана. Также белый холст покрывал Его, и также одиноко пошел Он под утренним солнцем. Над Ним была радуга» [18].

По всем метаисторическим данным, Христос был в Гималайской Общине. Удивления заслуживает то обстоятельство, что никто из историков, кроме Н.К.Рериха, не обратил на это внимания. Книга, вышедшая в 1929 году, вот уже более восьмидесяти лет остается не замеченной официальной наукой.

У Н.К.Рериха есть литературное произведение, написанное в форме платоновских диалогов, в котором собраны сведения, раскрывающие реальность, стоящую за мифом о Шамбале. Эта реальность не только как таковая, но реальность метаисторическая, свидетельствует о центре космических знаний на нашей планете и их метаисторическом характере. Это произведение написано Рерихом в Дарджилинге в 1928 году, после завершения Центрально-Азиатской экспедиции. И познавательное и метаисторическое значение этого очерка настолько велико, что я сочла необходимым поместить его целиком. Итак, «Шамбала Сияющая» [19].

«Лама, расскажи мне о Шамбале!»

«Но вы, жители Запада, ничего не знаете о Шамбале и не хотите ничего знать. Вероятно, ты спрашиваешь только из любопытства и впустую произносишь это священное слово».

«Лама, я не бесцельно спрашиваю о Шамбале. Повсюду люди знают этот великий символ под разными именами. Наши ученые разыскивают каждую искру знания об этом замечательном месте. Чома де Кёреш знал о Шамбале, когда подолгу жил в буддийских монастырях. Грюнведель перевел книгу знаменитого Таши-Ламы Пал-ден Йе-ше “Путь в Шамбалу”. Мы догадываемся, что под тайными символами спрятана великая истина. Поистине ревностный ученый жаждет знать все о Калачакре».

«Как это может быть, если жители Запада оскверняют наши храмы? Они курят в наших святилищах. Они не понимают и не хотят почитать нашу веру и наше Учение. Они издеваются и смеются над символами, значения которых не могут осмыслить. Если бы мы посетили ваши храмы, наше поведение было бы совершенно иным, потому что ваш великий Бодисаттва Исса поистине возвышенный. И никто из нас не станет клеветать на Учение милосердия и справедливости».

«Лама, лишь очень невежественные и глупые люди высмеивают ваше Учение. Все учения справедливости находятся в одном и том же священном месте. И каждый, кто чувствует это, не осквернит святых мест. Лама, почему ты думаешь, что сущность Учения Благословенного неизвестна Западу? Почему ты уверен, что на Западе мы не знаем о Шамбале?»

«Лама, вот на моем столе ты можешь увидеть Калачакру, Учение, принесенное великим Аттишей из Индии. Я знаю, что если высокий дух уже готов, то слышит голос, возвещающий: “Калагийя” – зов в Шамбалу. Мы знаем, какой Таши-Лама посетил Шамбалу. Мы знаем книгу Высокого Священника – “Красный путь в Шамбалу”. Мы даже знаем монгольскую песнь о Шамбале. Кто знает, возможно, мы знаем многое из того, что неизвестно тебе. Мы знаем, что совсем недавно молодой лама из Монголии опубликовал новую книгу о Шамбале».

Лама пристально изучает нас и затем говорит:

«Великая Шамбала находится далеко за океаном. Это могущественное небесное владение. Она не имеет ничего общего с нашей землей. Как и зачем вы, земные люди, интересуетесь ею? Лишь в некоторых местах, на Крайнем Севере, вы можете различить сияющие лучи Шамбалы».

«Лама, мы знаем величие Шамбалы. Мы знаем реальность этого несказуемого места. Но мы также знаем и реальность земной Шамбалы. Мы знаем, как некоторые высокие ламы ходили в Шамбалу, как на своем пути они видели обычные физические предметы. Мы знаем рассказы одного бурятского ламы, как его сопровождали через очень узкий тайный проход. Мы знаем, как другой посетитель видел караван горцев, везущих соль с озер, расположенных на самой границе Шамбалы. Более того, мы сами видели белый пограничный столб, один из трех постов Шамбалы. Поэтому не говори мне только о небесной Шамбале, но говори и о земной; потому что ты, так же как и я, знаешь, что земная Шамбала связана с небесной. И именно в этом месте объединяются два мира».

Лама замолчал. Из-под полуопущенных век он внимательно изучает наши лица. И в вечерних сумерках начинает свое повествование: «Истинно, наступает время, когда Учение Благословенного вновь идет с Севера на Юг. Слово Истины, начавшее свой великий путь из Бодхгайя, вновь возвратится в те же места. Мы должны принять это, как оно есть: истинное Учение покинет Тибет и вновь появится на Юге. Во всех странах проявятся наставления Будды. Действительно, наступают великие события. Вот вы приходите с Запада и приносите весть о Шамбале. Мы поистине должны это принять. Видимо, луч от Башни Ригден-Джапо достиг всех стран.

Как алмаз, сверкает свет на Башне Шамбалы. Он там – Ригден-Джапо, неутомимый, вечно бодрствующий на благо человечества. Его глаза никогда не закрываются. В своем магическом зеркале он видит все земные события. И могущество его мысли проникает в далекие земли. Для него не существует расстояния; он может в мгновение ока оказать помощь достойным. Его яркий свет может уничтожить любую тьму. Его неисчислимые богатства готовы для помощи всем нуждающимся, тем, кто отдал себя на служение во благо справедливости. Он может даже изменять карму людей...»

«Лама, мне кажется, что ты говоришь о Майтрейе, не правда ли?»

«Мы не должны говорить об этой тайне! Существует много такого, что не может быть выдано. Существует много такого, что не может быть кристаллизовано в звуке. В звуке мы открываем нашу мысль. Звуком мы отражаем нашу мысль в пространстве и можем нанести величайший вред. Поэтому все открытое до сужденного срока приведет к неисчислимым бедствиям. Даже величайшие катастрофы могут возникнуть из-за таких легкомысленных действий. Если Ригден-Джапо и Благословенный Майтрейя для тебя одно и то же лицо – пусть будет так. Я этого не утверждал! Неисчислимы жители Шамбалы. Многочисленны великолепные новые силы и достижения, которые подготавливаются там для человечества...»

«Лама, в Веданте говорится, что очень скоро человечеству будут даны новые энергии. Верно ли это?»

«Бесчисленно великое, сужденное и приготовленное. Из Священных Писаний мы знаем об Учении Благословенного, о жителях далеких звезд. Из этого же источника мы слышали о летающей стальной птице. о железных змиях, которые, изрыгая огонь и дым, поглощают пространство. Татхагата Благословенный предсказал все будущее. Он знал, каким образом помощники Ригден-Джапо воплотятся в должное время, как священная армия избавит Лхасу от всех ее гнусных врагов и как будет установлено царство справедливости».

«Лама, если великие воины воплощены, разве не будет Шамбала действовать здесь, на земле?»

«Везде – здесь и на небесах. Все силы блага объединятся, чтобы уничтожить тьму. Каждый, кто поможет в этом великом труде, будет вознагражден во сто крат и на самой земле, в этом воплощении. А все грешащие против Шамбалы погибнут в этом же воплощении, так как они исчерпали милосердие».

«Лама, ты знаешь истину. Тогда скажи мне, почему так много недостойных священнослужителей?»

«Конечно, это непростительно, но, если Учение должно двинуться на Юг, тогда неудивительно, что многие ученые ламы покинули Тибет. Знают ли на Западе о том, что Панчен-Ринпоче (Таши-Лама) связан с Шамбалой?»

«Лама, конечно, мы знаем, что Панчен-Ринпоче глубоко уважают повсюду. В разных странах мы слышали, как не только буддисты, но и люди разных национальностей высоко отзываются о Его Святейшестве. Говорят даже, что задолго до его отъезда на фресках в его личных покоях были изображены все детали его предстоящего путешествия. Мы знаем, что Панчен-Ринпоче следует обычаям всех великих лам. Нам рассказывали, как во время своего побега он и его последователи избежали многих величайших опасностей.

Нам известно, как однажды, когда преследователи из Лхасы были уже почти рядом, мощный снегопад преградил им путь. В другой раз Панчен-Ринпоче достиг горного озера; перед ним встала трудная задача. Его враги были близко, и, чтобы уйти от них, нужно было проделать длинный путь вокруг озера. Тогда Панчен-Ринпоче погрузился на некоторое время в глубокую медитацию. Выйдя из нее, он отдал приказ каравану, несмотря на опасность, оставаться всю ночь на берегу озера. И тогда произошло необычайное: ночью ударил сильный мороз, и озеро покрылось льдом и снегом. До восхода солнца, когда еще было темно, Таши-Лама приказал своим людям быстро двинуться в путь и вместе с тремястами своими последователями пересек озеро по льду кратчайшим путем, избежав таким образом опасности. Когда же враги подошли к озеру, солнце стояло уже высоко и лед растаял. Им оставался лишь окружной путь. Так ли это?»

«Истинно, это так. Панчен-Ринпоче во время путешествия помогала священная Шамбала. Он видел много чудесных знаков, когда пересекал нагорья, спеша на Север».

«Лама, недалеко от Улан-Давана мы видели огромного черного грифа, летящего низко вблизи нашего лагеря. Он летел наперерез чему-то сияющему и красивому, летящему на Юг над нашим лагерем и светящемуся в лучах солнца».

Глаза ламы сверкнули. Нетерпеливо он спросил:

«Чувствовали ли вы запахи храмовых благовоний в этой пустыне?»

«Лама, ты совершенно прав: в каменистой пустыне, находящейся в нескольких днях пути от всякого жилья, многие из нас одновременно ощутили веяние изысканного аромата. Так было несколько раз. Мы никогда раньше не обоняли такого приятного запаха. Он напомнил мне одно благовоние, которое дал мне мой друг в Индии, – где он его достал, я не знаю».

«А, вас охраняет Шамбала. Огромный черный гриф – ваш враг, который стремится разрушить вашу работу, но охраняющая сила Шамбалы сопровождает вас в виде этой лучистой формы Материи. Эта мощь всегда рядом с вами, но вы не всегда можете ощущать ее. Только иногда она проявляет себя, чтобы дать вам силу и направить вас. Заметили ли вы, куда летела эта сфера? Вам следует двигаться именно в этом направлении. Ты упомянул священный зов – “Калагийя!”. Когда кто-то слышит этот повелительный призыв, он должен знать, что путь в Шамбалу открыт для него. Он должен запомнить год, когда был позван, потому что именно с этого времени с ним всегда рядом помощь Ригден-Джапо. Только вы сами должны знать и понять, каким способом людям оказывается помощь, потому что они часто упускают посланную им помощь».

«Лама, расскажи мне, каким образом Шамбала помогает простым людям? Мы знаем об адептах и о воплощенных сотрудниках Шамбалы. Но каким образом мощь Шамбалы проявляет себя среди обычных?»

«Неисповедимыми и разнообразными путями. Тому, кто в своих прошлых воплощениях следовал Учению справедливости и был полезен Общему Делу, помогает это Общее Дело. Несколько лет тому назад, во время войны и смуты, один человек обратился к ламе с вопросом, следует ли изменить место своего жительства. Лама сказал ему, что он может оставаться на прежнем месте в течение шести месяцев, но затем окажется в большой опасности и должен будет бежать немедленно. В течение этих шести месяцев дела у человека шли крайне успешно: все было спокойно и его собственность умножилась. Когда шесть месяцев истекли, он подумал: “Почему я должен рисковать своим имуществом, покидая это мирное место? Все складывается для меня так благоприятно, и явно нет никакой опасности. Вероятно, лама ошибся”.

Но космический поток нельзя задержать. И предсказанная опасность неожиданно возникла. Отряды врагов на полной скорости приблизились к этому месту с двух сторон. И человек понял, что лучшая возможность была упущена и путь теперь отрезан. Он поспешил к тому же ламе и рассказал о случившемся.

Лама ему ответил, что в силу некоторых причин он может быть спасен. “Но, – добавил лама, – теперь помочь тебе много труднее. Лучшая возможность упущена, но все же я еще могу кое-что для тебя сделать. Завтра вместе с семьей отправляйся верхом на лошадях на Север. На дороге вы встретите своих врагов. Это неизбежно. Когда вы увидите их, сойдите с дороги и стойте неподвижно. Даже если они приблизятся к вам, даже если они заговорят с вами, молчите и не двигайтесь, пока они не пройдут”.

Так оно и случилось. Этот человек вместе со своей семьей и пожитками рано утром отправился в путь. Неожиданно сквозь утренний туман они различили очертания быстро приближавшихся к ним солдат. Они сошли с дороги и стояли молча, напряженно.

Солдаты спешно приближались, и этот бедняга услышал, как один из них прокричал: “Вот они! Я вижу людей! Нам будет чем поживиться!” Другой, смеясь, ответил: “Дружище, ты, вероятно, плохо спал эту ночь, если не можешь отличить людей от камней. Вот они рядом, а ты говоришь, что это не камни!”

Первый настаивал: “Но я вижу даже лошадь!” Второй смеялся: “На такой каменной лошади далеко не уедешь. Неужели ты воображаешь, что лошадь, почуяв наших коней, осталась бы неподвижной?”

Солдаты дружно смеялись и, потешаясь над ошибкой первого, довольно близко проехали около неподвижно стоявшей группы. Затем исчезли в тумане. Таким образом, даже в очень трудных обстоятельствах человек был спасен. Потому что однажды был полезен Шамбале.

Шамбала знает все. Но тайны Шамбалы строго охраняются».

«Лама, как хранятся тайны Шамбалы? Говорят, что много сотрудников Шамбалы, много вестников спешат по миру. Как могут они хранить тайны, им доверенные?»

«Великие Держатели тайн пристально следят за теми, кому они доверили свою работу и поручили высокую миссию. Если неожиданное зло встает на их пути, им немедленно оказывается помощь. И врученное им будет сохранено. Примерно 40 лет тому назад великая тайна была открыта человеку, жившему в Великой Монгольской Гоби. Ему было сказано, что он может пользоваться этой тайной в особых целях, но, когда он почувствует приближение смерти, он должен найти кого-то достойного и передать ему свое сокровище. Прошло много лет. И этот человек заболел, а во время болезни к нему приблизилась нечистая сила, и он потерял сознание. В таком состоянии он, конечно, не мог найти никого достойного, чтобы доверить ему свое сокровище. Но Великие Держатели всегда бдительны и начеку. Из высокого Ашрама спешно отправился через огромную пустыню один из них и не покидал седла более шестидесяти часов. Он успел к больному человеку вовремя, чтобы на короткое время задержать его смерть и найти того, кому он смог бы передать миссию. Возможно, ты удивишься, почему Держатель не взял сокровище с собой. И почему именно состоялась эта передача. Потому что у великой Кармы – свои пути и даже Величайшие Держатели тайн иногда не хотят затрагивать нитей Кармы. Ибо каждая нить Кармы, если она будет порвана, может повлечь величайшее бедствие».

«Лама, в Турфане и Туркестане нам показывали пещеры с длинными неисследованными проходами. Можно ли достичь Шамбалы через эти проходы? Нам говорили, как иногда из этих пещер выходили неизвестные люди и отправлялись в города. Они пытались платить за покупки странными древними монетами, которых теперь уже нет в обиходе».

«Истинно, истинно, люди Шамбалы иногда появляются в мире. Они встречаются с земными сотрудниками Шамбалы. На благо человечества они посылают драгоценные подарки, замечательные реликвии. Я могу рассказать тебе много историй, как чудесные подарки были получены через пространство. Даже сам Ригден-Джапо иногда появляется в человеческом теле. Он неожиданно показывается в святых местах, в монастырях. И в предназначенный срок сообщает свои пророчества.

Ночью или ранним утром, перед восходом солнца, Правитель Мира приезжает в Храм. Он входит. Все светильники одновременно загораются сами. Некоторые присутствующие сразу узнают Великого Странника. В глубоком почтении собираются ламы. С глубочайшим вниманием они слушают пророчества о будущем.

Приближается великая эпоха. Правитель Мира готов для битвы. Многие знамения происходят. Космический Огонь опять приближается к Земле. Планеты предвещают новую эру. Но много катастроф произойдет до наступления новой эры процветания. Снова человечество будет испытано, чтобы определить, достаточно ли развился его дух. Подземный огонь сейчас стремится соединиться с огненным элементом Акаши; если все добрые силы не объединят свою мощь, неизбежны величайшие катаклизмы. Рассказывают, как Благословенный Ригден-Джапо появляется, чтобы дать поручения своим вестникам; как возникает могучий правитель на черной скале, по дороге в Ладак. И со всех сторон конные вестники приближаются в глубоком почтении, чтобы слушать Его; и на полной скорости они мчатся исполнять приказы великой мудрости».

«Лама, как произошло, что земная Шамбала до сих пор не открыта путешественниками? На картах можно видеть множество экспедиционных маршрутов. Очевидно, все вершины уже отмечены, а все реки и долины исследованы».

«Поистине, много золота в земле и много алмазов и рубинов в горах и каждый жаждет обладать ими! И сколько людей пытаются добыть их! Так же, как эти люди не могут найти сокровища, так и человек не в состоянии достичь Шамбалы без зова! Вы слышали о ядовитых потоках, обтекающих горы. Возможно, вы видели людей, умирающих от газов, когда они подходили к ним близко. Возможно, вы видели, как животные и люди начинают дрожать, приближаясь к некоторым местностям. Многие люди пытаются достичь Шамбалы непозванными. Некоторые из них исчезли навсегда. Только немногие из них достигают святого места, и лишь тогда, когда их Карма готова».

«Лама, ты говоришь о священном месте на земле. Есть ли там богатая растительность? Горы кажутся бесплодными, а ураганы и все опустошающие морозы там необычно сильны».

«Среди высоких гор есть неизвестные, защищенные со всех сторон долины. Горячие источники питают богатую растительность. Многие редкие растения и лекарственные травы могут расти на этой необычной вулканической почве. Возможно, вы видели гейзеры в горах. Возможно, вы слышали, что лишь в двух днях пути от Нагчу, где не увидишь ни дерева, ни растения, есть долина с деревьями, травой и теплой водой. Но кто может знать все лабиринты этих гор? На камнях не различишь следы человека. Не прочесть мыслей людей, – а кто может, тот хранит молчание! Возможно, вы встречали многих путешественников во время ваших странствий, молча бредущих по пустыне в холод и зной к своей, неведомой вам цели. Не думай, что если одежда проста, то странник незначителен! Если его глаза полузакрыты, не считай, что его взгляд не остер. Невозможно распознать, откуда приближается сила. Напрасны все предостережения, напрасны все пророчества – только путь Шамбалы может принести тебе успех. Только обращаясь непосредственно к Благословенному Ригден-Джапо, ты сможешь достичь чего-то».

«Лама, ты сказал, что враги Шамбалы погибнут. Как они погибнут?»

«Истинно, они погибнут в назначенный срок. Их разрушает собственное низкое честолюбие. Ригден-Джапо милосерден. Но грешники – сами себе враги. Кто может сказать, когда дается заслуженное? Кто может узнать, когда помощь действительно необходима? И какова должна быть эта помощь? Многие катаклизмы необходимы и имеют свою цель. Именно тогда, когда ограниченное человеческое мышление убеждено, что все рухнуло и все надежды погибли, творящая рука Правителя посылает свой мощный луч.

Как грешники уничтожаются? У одного ламы-художника был великий дар рисовать с несравненной красотой священные лики. Он великолепно рисовал образы Ригден-Джапо, Благословенного Будды и Дуккар Всевидящую. Но другой художник позавидовал ему и в злобе решил нанести вред праведному. И когда он начал клеветать на ламу-художника, его дом загорелся по неизвестной причине. Все его имущество было уничтожено, а руки клеветника были так сильно обожжены, что он долгое время не мог работать.

Другой злоумышленник угрожал уничтожить всю работу одного честного человека. И вскоре, пересекая Цзампо, он утонул. Еще один человек, вершивший многие прекрасные благотворительные дела, подвергся нападению кого-то, кто стремился уничтожить все его имущество, предназначенное для блага человечества. И снова мощный луч Ригден-Джапо настиг врага, и за один день все его богатство было сметено, а сам он стал нищим. Возможно, ты даже и сейчас встретишь его на базаре в Лхасе, просящего милостыню.

В каждом городе ты можешь услышать, как наказываются те недостойные создания, которые направляют свою злобу на достойных. Только путем Шамбалы ты можешь благополучно идти. Любое отклонение с этой дороги славы приведет тебя к величайшим опасностям. Все на земле может быть найдено и измерено. Ни вера, ни слепое поклонение не были заповеданы Благословенным, но – знание опыта».

«Это так, Лама. Я также могу тебе рассказать, как один из наших близких стал Братом Шамбалы. Мы знаем, как он с научной миссией отправился в Индию, как неожиданно отстал от каравана и как много времени спустя пришла весть о том, что он находится в Шамбале.

Я могу рассказать тебе, как из далекого Алтая многие староверы уходили на поиски так называемого Беловодья, да так и не вернулись. Я слышал названия гор, рек и озер, лежащих на пути к этому святому месту. Эти названия тайные, некоторые из них искажены, но ты знаешь суть, стоящую за ними.

Я могу рассказать тебе, как один достойный последователь этого величественного Учения отправился в Шамбалу раньше положенного ему срока. Это был чистый и искренний дух, но его Карма еще не была исчерпана, и земное задание не было закончено. Один из великих Учителей встретил его на коне в горах и лично говорил с этим устремленным путешественником. Милосердно и сострадательно он отправил его обратно закончить свою работу. Я могу рассказать тебе об Ашрамах за Шигацзе. Я могу рассказать тебе, как Братья Шамбалы появлялись в различных городах, как они предотвращали величайшие человеческие бедствия, если человечество достойно понимало их.

...Лама, встречал ли ты Азаров и Кутхумпа?»

«Если ты знаешь о таких случаях, успех должен сопутствовать тебе в работе. Так много знать о Шамбале само по себе уже есть поток очищения. Многие наши люди в течение своей жизни сталкивались с Азарами и Кутхумпа или снежными людьми, которые служили им. Только сейчас Азары перестали появляться в городах. Они все собрались в горах. Очень высокие, с длинными волосами и бородой, внешне они похожи на индийцев. Однажды, идя вдоль Брахмапутры, я видел Азара. Я попытался догнать его, но он быстро обогнул скалу и исчез. На этом месте я не обнаружил ни пещеры, ни отверстия – все, что я увидел, это была небольшая ступа. Может быть, он не хотел, чтобы его беспокоили.

Кутхумпа теперь нельзя увидеть. Раньше они довольно часто появлялись в районе Цанга и Манасаровара, когда пилигримы шли на Святой Кайлас. Даже снежные люди редко теперь появляются. Обычный человек в силу своего невежества принимает их за привидения. Существуют глубокие причины, почему именно сейчас Великие не появляются открыто. Мой старый учитель рассказывал мне многое о мудрости Азаров. Мы знаем несколько мест, где жили Великие, но в какой-то момент эти места опустели. Великая причина, великая тайна!»

«Лама, правда ли, что Ашрамы были перемещены из окрестности Шигацзе?»

«Эту тайну нельзя разглашать. Я уже сказал, что Азаров нельзя больше найти в Цанге».

«Лама, почему ваши священнослужители утверждают, что Шамбала находится далеко за океаном, когда земная Шамбала расположена ближе? Чома де Кёреш даже упоминает, приводя доказательства, место – прекрасную горную долину, где происходило посвящение Будды».

«Я слышал, что жизнь Чома де Кёреша не была удачливой. Грюнведель, о котором ты упоминал, сошел с ума, потому что оба они прикоснулись к великому имени Шамбалы из любопытства, не понимая его глубочайшего значения. Опасно играть с огнем, хотя огонь может быть величайшей пользой для человечества. Возможно, ты слышал, как некоторые путешественники пытались проникнуть в заповедную территорию и как проводники отказывались сопровождать их. Они говорили: “Лучше убей нас”. Даже эти простые люди понимали, что к таким возвышенным вопросам можно прикасаться только с величайшим почтением.

Не преступай законов! Жди в ревностном труде до тех пор, пока вестник Шамбалы не придет к тебе. Жди, пока Могучеголосый не произнесет: “Калагийя”. И тогда ты можешь благополучно вторгаться в эту Высокую Материю. Бесцельное любопытство должно трансформироваться в искреннее познание, в приложение высших принципов к повседневной жизни».

«Лама, ты – странник. Скажи, где я встречу тебя снова?»

«Я умоляю тебя, не спрашивай моего имени. Более того, встретишь ли ты меня в каком-нибудь городе или в каком-нибудь населенном месте, не узнавай меня. Я сам подойду к тебе».

«Но если я подойду к тебе, что ты сделаешь – просто уйдешь или станешь каким-нибудь образом гипнотизировать меня?»

«Не вынуждай меня пользоваться этими природными силами. Среди некоторых Красных сект разрешено применять определенные силы. Но мы можем пользоваться ими лишь в исключительных случаях. Мы не должны нарушать законов природы. Учение нашего Благословенного предписывает нам быть осторожными в проявлении наших внутренних возможностей».

«Лама, скажи мне, видел ли ты лично Ригден-Джапо?»

«Нет, я еще не видел Правителя во плоти. Но я слышал Его Голос. И зимой, когда в горах стояли морозы, роза из далекой долины была Его подарком мне. Ты так много меня спрашиваешь, что я вижу, ты сведущ во многих вещах. Что бы ты стал делать, если бы я начал тебя расспрашивать?»

«Лама, я бы молчал».

Лама улыбнулся: «Так ты же знаешь многое. Возможно, ты даже знаешь, как использовать силы природы и как на Западе в последние несколько лет многие знаки были явлены, особенно во время войны, которую вы или кто-то из вас начал».

«Лама, конечно, такая чудовищная бойня должна была ускорить непредвиденный поток перевоплощений. Так много людей умерло прежде положенного им срока, что многое было искажено и смещено».

«Вероятно, вы не знали о пророчествах, которые задолго предсказали эти бедствия. Если бы вы только знали, вы бы никогда не начали эту ужасную бойню.

Если ты знаешь о Шамбале, если ты знаешь, как использовать скрытые природные силы, ты также должен знать о Намиг, Небесных Письменах. И ты узнаешь, как понимать пророчества о будущем».

«Лама, мы слышали, что все путешествия Таши-Ламы и Далай-Ламы были предсказаны в пророчествах задолго до того, как они были предприняты».

«Я повторяю, что в личных покоях Таши-Ламы по его распоряжению были изображены все события его будущих путешествий. Часто неизвестные странники произносят пророчества и можно услышать и увидеть явные знаки приближающихся событий.

Ты знаешь, что около входа великого храма Гесэр-хана есть две лошади – белая и красная. И когда Гесэр приближается, лошади ржут. Слышал ли ты, что недавно великий знак дал о себе знать и многие люди слышали ржание священных лошадей?»

«Лама, ты упомянул третье великое имя Азии...»

«Тайна, тайна. Ты не должен говорить так много. Когда-нибудь мы поговорим с одним очень образованным Геше из Морулинга. Этот монастырь был основан нашим Далай-Ламой Великим, и звук Великого Имени – часть названия монастыря. Говорят, что, перед тем как покинуть Лхасу навсегда, Великий Далай-Лама имел тайное причастие в этом монастыре. Истинно, из этого монастыря несколько лам исчезли для великих новых трудов.

Там ты смог бы найти кое-что знакомое».

«Лама, можешь ли ты рассказать мне что-нибудь о трех величайших монастырях близ Лхасы – Сера, Гандан и Депанг?»

Лама улыбнулся.

«О, это великие ортодоксальные монастыри. В Сера среди трех тысяч лам можно встретить много настоящих воинов. Многие ламы из других стран, например из Монголии, живут в Гандане. Там находится Трон нашего Великого Учителя Цзон-Ка-Пы. Никто не может коснуться этого великого сиденья, не задрожав. В Депанге также есть несколько ученых лам».

«Лама, существуют ли скрытые проходы под Поталой? И есть ли там подземное озеро под главным храмом?»

Лама снова улыбнулся. «Ты так много знаешь, что мне даже кажется, что ты был в Лхасе. Я не знаю, когда ты был там. Не имеет большого значения, был ли ты там теперь или в других одеждах. Если ты видел это подземное озеро, тогда ты мог быть либо очень великим ламой, либо слугой, несущим факел. Но как слуга ты не мог бы знать многое из того, о чем ты мне рассказал. Возможно, ты также знаешь, что во многих местах Лхасы существуют горячие источники и в некоторых домах люди используют эту воду для своих хозяйственных нужд».

«Лама, я слышал, как некоторые животные – олени, белки и шакалы – подходят к медитирующим ламам в пещерах гималайских лесов и человекообразные обезьяны и мартышки приносят им еду».

«В свою очередь я спрошу тебя: есть ли что-нибудь невозможное? Но одно очевидно: олень не приблизился бы к человеку в городе, потому что очень редко можно встретить человека с добрыми намерениями в этих наполненных толпами местах. Человечество не знает о значении и определенном эффекте ауры; оно не понимает, что не только люди, но даже неодушевленные предметы имеют свои значительные и сильные ауры».

«Лама, мы знаем об этом и даже начали фотографировать ауры. Что же касается неодушевленных предметов, лама, мы также кое-что знаем о Троне Учителя и о том, что к нему никто не должен прикасаться. Таким образом, присутствие Великого всегда рядом».

«Если ты знаешь ценность такого чтимого Трона, тогда ты знаешь и значение Учительства. Учительство есть высочайшая связь, которую только возможно достичь в наших земных облачениях. Нас ведут Учителя, и мы стремимся к совершенству в нашем почитании Учителя. Тот, кто знает главный смысл Гуру, не будет отрицать значения реликвий. На Западе вы храните портреты дорогих вам людей, и вы почитаете символы и предметы, которые принадлежали вашим предкам и великим вождям. Поэтому считайте это не идолопоклонством, но символом глубокого почтения и памяти о труде, выполненном кем-то из Великих. И это не только внешнее почитание, но, если ты знаешь что-нибудь о психических излучениях предметов, тогда ты также знаешь о природной магии. Что ты думаешь о магической палочке, которая указывает на богатства недр?»

«Лама, мы знаем много рассказов о странной силе этой двигающейся трости, с помощью которой обнаружены многие рудники, источники и колодцы».

«А как ты полагаешь, кто действует в этом случае – трость или человек?» «Лама, я думаю, что трость – неживая вещь, в то время как человек наполнен вибрациями и магнетической силой. Поэтому трость подобна пишущей ручке в руке».

«Да, в нашем теле сконцентрировано все. Только знай, как пользоваться этим и как не нанести вреда. Известно ли на Западе что-нибудь о Великом Камне, в котором сконцентрированы магические силы? И знаешь ли ты, с какой планеты пришел этот камень? И кто владел этим сокровищем?»

«Лама, о Великом Камне у нас столько же легенд, сколько у вас изображений Чинтамани. С древних времен друидов многие народы помнят легенды о природных энергиях, скрытых в этом странном пришельце на нашу планету. Часто в таких падающих камнях спрятаны алмазы, но они ничто в сравнении с некоторыми другими неизвестными металлами и энергиями, которые обнаруживаются ежедневно в камнях, и бесчисленных токах, и лучах.

“Lapis Exilis” – так называется Камень, о котором упоминали старые мейстерзингеры. Можно видеть, что и Запад, и Восток мыслят одинаково по многим направлениям. Нам не нужно идти в пустыни, чтобы услышать о Камне. В наших городах, в наших научных лабораториях есть и легенды, и доказательства. Мог ли кто-нибудь подумать, что сказки о летающем человеке когда-нибудь станут былью? Уже сейчас могут прилетать и ежедневная почта, и посетители».

«Действительно, Благословенный давно сказал, что железные птицы будут летать по воздуху. Но в то же время не надо поднимать такой большой вес, мы можем воспарять в своих тонких телах. Вы, жители Запада, мечтаете достичь Эвереста в своих тяжелых ботинках, но мы поднимаемся на те же высоты и даже на более высокие вершины без всякого труда. Необходимо только думать, изучать, помнить и знать, как охватить сознанием весь опыт тонкого тела. Все было указано в Калачакре, но только немногие постигли это. Вы, на Западе, с помощью своих ограниченных аппаратов можете слышать звуки на большом расстоянии, вы можете даже ловить космические звуки. Но задолго до этого Миларепа без всякого аппарата мог слышать высшие голоса».

«Лама, правда ли, что Миларепа в юности не был духовным человеком? Где-то мы читали, что он даже убил семью своего дяди. Как в таком случае подобный человек может стать духовно развитым, будучи подверженным таким вспышкам гнева и даже совершив убийство?»

«Ты прав. В юности Миларепа не только убил эту семью, но, вероятно, совершил много других тяжелых преступлений. Но пути духа неисповедимы. От одного из ваших миссионеров мы слышали о вашем святом, которого звали Франциск. Еще в юности он совершил много преступлений, и его жизнь не была чистой. Как же в таком случае он смог за одну жизнь достичь такого совершенства, которое принесло ему на Западе славу одного из наиболее возвышенных святых? От ваших миссионеров, посещавших Лхасу в прошлых столетиях, мы слышали много сказаний, и некоторые из ваших книг находятся в наших библиотеках. Говорят, что книги вашего Евангелия запечатаны в некоторых наших ступах. Возможно, мы знаем лучше, чем вы, как почитать чужие религии».

«Лама, так трудно для нас, жителей Запада, почитать вашу религию, потому что многое так запутано, так искажено. Например, как может чужестранец при виде двух монастырей, внешне совершенно одинаковых, понять, что в одном из них проповедуется Буддизм, в то время как другой является злейшим врагом Буддизма. Даже если войти внутрь этих монастырей, можно увидеть внешне почти те же самые изображения. Таким образом, для чужестранца понять, повернута ли свастика в противоположном направлении или нет, будет так же трудно, как и определить, какие иконы буддийские, а какие против Будды. Постороннему человеку трудно понять, почему людей, которые абсолютно безграмотны и подвержены пьянству, называют ламой, так же как и тебя, который знает много и является глубоко культурным человеком».

«Ты прав. Многие ламы носят ламаистскую одежду, но их внутренняя жизнь много хуже, чем у мирянина. Часто среди многих тысяч лам можно найти лишь несколько человек, с которыми можно беседовать о возвышенных вещах и можно ожидать достойной взаимности. Не так ли обстоят дела и в вашей религии?

Мы видели многих миссионеров, – возможно, они говорят об одном и том же Христе, но они нападают друг на друга. Каждый считает свое учение превосходящим другие. Я уверен, что Исса дал одно учение, тогда каким же образом может этот великий символ иметь различные секты, которые враждуют друг с другом? Не думай, что мы так невежественны. Мы слышали, что ритуалы, совершаемые одной сектой христианских священников, не признаются другими. Значит, у вас должно быть много противостоящих друг другу Христов?

В наших пустынях находят много христианских крестов. Однажды я спросил у одного христианского миссионера, подлинны ли эти кресты, и он ответил, что это подделка, и что во все времена ложное христианство проникало в Азию, и что мы не должны считать эти кресты возвышенными символами. В таком случае, скажи мне, как мы можем отличить подлинный крест от фальшивого? У нас тоже есть крест в Великом Знаке Ак-дордже. Мы считаем его великим знаком жизни, элемента огня, знаком вечности. И против такого знака никто ничего не скажет!»

«Лама, мы понимаем, что только знанием духа можно установить, что есть подлинное».

«И снова ты показываешь знание великих вещей. И снова ты говоришь так, как сказано в нашей могущественной Калачакре. Но как мы разовьем наше великое понимание? Истинно, мы мудры в духе; мы знаем все – но как сможем мы извлечь это знание из глубин нашего сознания и направить его к нашему разуму? Как постичь необходимую грань между аскетической жизнью и обыкновенной? Как нам узнать, сколько времени мы можем быть отшельниками и сколько мы должны работать среди людей? Как узнать, какое знание может быть открыто без ущерба, а какое – возможно, самое высокое – стоит передать, но лишь немногим? Это все знание Калачакры».

«Лама, Великая Калачакра практически неизвестна, потому что ее Учение спутано с низким учением тантриков. Точно так же, как у вас есть настоящие буддисты и их противники бон-по, так же у вас есть низшая тантра колдовства и некромантии. Разве Благословенный не отрицал колдовства? Скажи мне прямо, может ли лама быть колдуном?»

«Ты прав. Не только колдовство, но также неуместное использование сверхъестественных сил запрещалось нашими Великими Учителями. Но если дух настолько продвинут, что может делать многое и использовать любую из своих энергий естественным образом в целях Общего Блага, – в этом случае это не есть колдовство, но великое достижение, великий труд для человечества.

С помощью наших символов, изображений и танок ты можешь увидеть, как действовали Великие Учителя; лишь немногие из них изображены в полной медитации. Обычно же они активны в своем великом труде. Они либо обучают людей, либо приручают темные силы и стихии; они не боятся стать лицом к лицу с самыми мощными силами или соединиться с ними, если это необходимо для общего процветания. Иногда можно видеть Учителей в настоящей битве, рассеивающих злые силы. Мы не сторонники земных войн, но буддисты на протяжении всей истории подвергались нападениям; они никогда не были агрессорами. Мы слышали, что недавно во время вашей Великой войны христианские священники обеих воюющих сторон утверждали, что именно с ними Исса и Бог. Если Бог – один, тогда мы должны считать, что в данном случае он был в конфликте с самим собой. Как можешь ты объяснить это противоречие, непонятное для всех буддистов?»

«Лама, война закончилась. Конечно, самые губительные ошибки могут произойти, но сейчас все народы думают о том, как уничтожить не только идею, но и действительный материальный механизм войны».

«Ты полагаешь, что все пушки и все военные корабли должны быть уничтожены? Пусть они превратятся в орудия мира и высокого Учения. Я бы хотел увидеть огромные военные корабли, превращенные в плавучие школы высокого просвещения. Возможно ли это? Во время путешествия в Китай я видел так много пушек и военных кораблей, что я подумал, если бы все эти ужасные создания могли бы стать символами высокого Учения, а не символами убийства, какой огромный поток космической энергии смог бы ощутить мир».

«Лама, даже ядовитую змею считают символом мудрости».

«Вероятно, ты слышал древнюю притчу, как предостерегли змею, чтобы она не кусалась, но только шипела. Каждый должен быть могущественным, но какую защиту ты считаешь наиболее мощной?»

«Лама, конечно же, могущество силы духа. Ибо только в духе мы защищены ментально и физически. Человек, духовно сконцентрированный, силен, как дюжина мускулистых атлетов. Человек, который знает, как использовать свою ментальную силу, сильнее целой толпы».

«А, мы еще раз подошли к нашей Великой Калачакре. Кто может существовать без пищи? Кто может существовать без сна? Кто не подвержен жаре и холоду? Кто умеет лечить раны? Истинно тот, кто изучает Калачакру.

Великие Азары, знающие Учения Индии, знают и происхождение Калачакры. Они знают Великие Истины, которые откроются человечеству и полностью преобразуют жизнь! Многие Учения Калачакры бессознательно используются Западом и Востоком, но даже при таком бессознательном использовании они дают чудесные результаты. Становится понятным, как возросли бы наши возможности при сознательном следовании этим Учениям, как мудро можно было бы пользоваться великой, вечной энергией, этой тонкой невесомой материей, рассеянной повсюду и в каждый момент доступной нам. Это Учение Калачакры, это использование первичной энергии было названо Учением Огня. Индийцы знают о великом Ахни – древнем Учении, которое, несмотря на древность, будет новым Учением Новой Эры. Мы должны думать о будущем; и Учение Калачакры, мы знаем, содержит весь материал, который может быть применен для величайшей пользы. Сейчас существует много учителей – таких различных и таких враждебных друг другу. И все же многие из них говорят об одном и том же, что выражено в Калачакре.

Один из ваших священников однажды спросил меня: “Не есть ли Каббала и Шамбала части одного и того же Учения?” Он спросил: “Не был ли великий Моисей посвященным того же самого Учения и последователем его законов?”

Мы можем утверждать лишь одно: каждое Учение Истины, каждое Учение о высоких принципах жизни исходит из одного и того же Источника. Многие древние буддийские ступы были превращены в шиваитские храмы, и многие мечети имеют стены и фундаменты древних буддийских святилищ. Разве есть в этом вред, если все эти здания были посвящены все тому же высокому принципу жизни? Многие буддийские наскальные изображения имеют свои прообразы в Учениях, существовавших задолго до появления Благословенного. И в то же время они символизируют все ту же высокую Сущность.

Что содержит Калачакра? Есть ли в ней какие-либо запреты? Нет, Высокое Учение выдвигает только конструктивное. Это так. Те же Высокие силы, предназначенные человечеству. И научно объясняется, как человечество может использовать природные силы стихий. Когда тебе говорят, что кратчайший путь лежит через Шамбалу, через Калачакру, это значит, что исполнение не есть недостижимый идеал, а есть нечто, что может быть достигнуто искренним и усердным устремлением здесь, на этой самой земле и в этом самом воплощении. Это – Учение Шамбалы. Истинно, каждый может достичь этого. Истинно, каждый может услышать зов: “Калагийя!”

Но чтобы достичь этого, человек должен посвятить всего себя творческому труду. Те, кто трудится с Шамбалой, посвященные и вестники Шамбалы, не сидят в уединении, но путешествуют повсюду. Очень часто люди не узнают их, а иногда они даже не узнают друг друга. Но они выполняют работу не для себя, а для Великой Шамбалы; и все они знают великий символ анонимности. Иногда они кажутся богатыми, хотя не имеют никакой собственности. Все – для них, но они не берут для себя ничего. Поэтому, если ты посвящаешь себя Шамбале, все отбирается и все дается тебе. Если ты пожалеешь, то потеряешь; отдашь с радостью – обогатишься. По существу, Учение Шамбалы заложено в этом, а не в чем-то далеком и таинственном. Поэтому, если ты знаешь, что Шамбала находится здесь, на земле, если ты знаешь, что все может быть достигнуто здесь, на земле, тогда и вознаграждение придет здесь, на земле. Ты слышал, что награда Шамбалы – истинно, здесь и что она умножается воздаянием. Так происходит не потому, что Учение о Шамбале уникально в сравнении с другими, а потому, что Учение о Шамбале – живое, данное для земных воплощений и может быть применимо во всех условиях жизни человека. Каким образом мы можем научиться работать? Как стать готовым для исполнения всех видов задач; как быть открытым и всевмещающим? Только через практическое изучение Шамбалы. Когда вы читаете много книг о Шамбале, частично переведенных на другие языки и частично неясных, не запутайтесь в великих символах. Даже на Западе, когда вы говорите о больших открытиях, вы пользуетесь техническим языком, и простой человек не понимает вас, он воспринимает все буквально и скользит только по поверхности. То же самое можно сказать о великих письменах и научных документах. Некоторые воспринимают Великие Пураны в их буквальном аспекте. К какому же заключению они могут прийти? Только к тому, что лежит на поверхности языка, в его филологии, но не в значении символов, которые использованы. Гармония внешнего и внутреннего может быть достигнута лишь изучением Калачакры. Вероятно, ты видел знаки Калачакры на скалах в довольно пустынных местах?

Чьей-то неизвестной рукой начертаны рисунки на камнях и высечены письмена Калачакры на скалах. Истинно, истинно, только через Шамбалу, только через Учение Калачакры можно достичь совершенства кратчайшего пути.

“Калагийя, Калагийя, Калагийя! Приди в Шамбалу!”»

После этого наш разговор сделался еще более прекрасным и сокровенным. В нем появилась та нота, которая возвышает все человеческие устремления. Мы говорили о горе Кайлас, об отшельниках, которые до сих пор живут в пещерах этой чудесной горы, наполняя пространство своими пробуждающими зовами справедливости.

Потом мы говорили о Том Месте, которое находится к северу от Кайласа... Наступили сумерки, и, казалось, вся комната открылась в новом значении. Изображение Ченрези, прекрасно вышитое на блестящем шелке, которое висело над головой ламы, казалось, с особым выражением глядело на нас сверху. Таких изображений теперь нет в Тибете.

Рядом с этим изображением находилось другое, также редкое по величию. Там были Амитаба и Владыка Будда, вечно стойкий, со своим непобедимым знаком молнии – дордже в руке. С домашнего алтаря улыбалась Долма, Белая Тара.

От букета свежих фуксий и лиловых георгин исходила освежающая живая сила. Около светилось изображение Могущественного, Непобедимого Ригден-Джапо, и Его присутствие снова напомнило нам о тайном Месте к северу от Кайласа. По углам танки располагались четыре наиболее значительных изображения. Внизу был преемник Ригден-Джапо с индусским пандитом, одним из первых толкователей Калачакры. В верхних углах находились два изображения Таши-Лам – слева был Третий Таши-Лама, Панчен Пал-ден Йе-ше, который принес первые сообщения о Шамбале. Справа была фигура нынешнего Таши-Ламы, который недавно дал новую молитву в честь Шамбалы Сияющей. В центре танки был сам Ригден-Джапо, и в основании его трона сиял Ак-очир – Ак-дордже – Крест Жизни. Легион народа собрался перед троном Ригдена; кого только не было среди них! Ладакец в своей высокой черной шапке; китаец в круглой шляпе с красным шариком наверху; в белых одеждах индус; мусульманин в белом тюрбане. Здесь киргизы, буряты, калмыки, там монголы в своих характерных одеждах.

Каждый принес Правителю лучшие дары своей земли: фрукты и зерно, ткани и оружие, и драгоценные камни. Никто не принуждал эти народы, они добровольно пришли из всех частей Азии, окружив Великого Воина. Может быть, они были завоеваны им? Нет, в них не было покорности при приближении к нему. Народы подходили к Нему, как к их собственному, их единственному Правителю. Его рука указывала на землю величественным жестом Льва-Санге; над Твердыней земли Он давал клятву строить крепко.

От ароматических курений перед изображением поднимались голубоватые струи, плыли перед ним, складываясь в знаки таинственного языка сензар.

И если тот, кто не знает Великой Истины, нарушит эти знаки, то тогда они сольются и растают в пространстве.

Из всех книг, написанных о Шамбале, вышеприведенный диалог Н.К.Рериха с Высоким ламой представляет яркое и увлекательное произведение. Но не только эти качества ему свойственны. «Шамбала Сияющая» является реальным и научно обоснованным описанием космической Твердыни Знания, много тысячелетий существующей на нашей Земле. Простой и ясный язык, а также изложенный в этом произведении опыт Рериха при чтении дают возможность четко и точно представить и саму Твердыню Знания, и ее эволюционную роль в Космосе, и то творчество, которое ведут Великие Учителя, стоящие на лестнице космической эволюции много выше обитателей нашей планеты. Твердыня Знания предстает перед нами как реальный духовный мост, связывающий Высшую космическую материю с человечеством, которое получает возможность восходить по ступеням космической эволюции. Космический закон – Высшее ведет низшее в космической эволюции – полностью оправдывается в уникальном творчестве Гималайского Братства. Именно отсюда, из ашрамов Великих Учителей, идут те знания, которые напитывают метаисторический процесс нашей планеты.

Существование Шамбалы земной и небесной подтверждает еще один космический закон: каждое явление на Земле имеет две стороны – небесную и земную. Метаистория нашей планеты зарождается в небесной Шамбале, так же как и в индийской мифологии небесный Ганг сходит с непостижимых вершин эволюционного процесса и становится земной рекой, дающей жизнь многим сотням тысяч людей. Это оттуда, из небесной Твердыни Знания, идут удивительные метаобразы, которые земные художники запечатлевают в своих полотнах, если им удается в своем творчестве увидеть эти высшие небеса. На ряде картин Николая Константиновича запечатлены метаобразы Небесной Шамбалы. Метаобраз, как правило, трактуется художником в земных символах. На картине Рериха «Приказ Ригден-Джапо» (1926) мы видим возникшее на скале изображение правителя Шамбалы, похожее на буддийское божество, и скачущих к нему всадников, которых Николай Константинович называет вестниками, выполняющими миссию, данную им Ригден-Джапо. Эти вестники и есть творческая сила, реализующая задачи, поставленные Правителем Шамбалы. В одном из своих очерков Рерих писал о явлении такого изображения на черной скале на пути в Ладак. Искать эту черную скалу не надо, ибо метаобраз увидел сам Рерих, обладавший высокой духовностью и связанный через свой внутренний мир с Высшим.

В отличие от других явлений, Твердыня Знания имеет прямую связь с небесным Братством. И связь эта настолько крепка и видима, что Рерих в «Шамбале Сияющей» писал о существовании двух миров в самой Твердыне Знания. Такое двоемирие дает возможность выполнять творческие задачи, стоящие перед космической эволюцией, на Земле. Именно метанаука и метаисторический процесс являются важнейшей частью этих эволюционных целей и задач. Временами «Шамбала Сияющая» похожа на сказку, созданную богатым воображением. Но эта сказка обладает одним удивительным качеством. Она является духовным критерием, определяющим уровень сознания самого читающего. Не всегда научно-эмпирическое объяснение может нас убедить в реальности или правдивости того или иного явления. Но только наше сознание может помочь нам в этом. Текст, написанный человеком высокого сознания, дает возможность усилить качество энергетики читающего и тем самым повысить его сознание. Рерих уделял немало внимания пророкам и пророчествам. Он писал об этом просто и непредвзято. Писать так ему дали возможность собственный опыт и Знание, которым он владел. Двоемирие выводит нас во время, непохожее на наше. В месте сопряжения миров время обретает целостный характер и не дробится на прошлое, настоящее и будущее. То, что нам кажется чудесным и необъяснимым, на самом деле обычное восприятие другого времени в другом, более высоком измерении.

«Шамбала Сияющая» отражает в своем тексте основные сюжеты космической эволюции. Здесь мы находим информацию, начиная от таких важных космических законов, как закон об Учительстве, закономерности этического порядка и многое другое, без чего нельзя понять глубочайшую суть космической эволюции земного человечества. Среди новой информации, нигде ранее не публиковавшейся, особенно увлекательными мне представляются описание в «Шамбале Сияющей» реального земного пути в Твердыню Знания, а также некоторые моменты, имеющие отношение к Великим Учителям. Особое место в произведении Н.К.Рериха о Твердыне Знания, или Шамбале, занимает проблема наступающей новой эпохи и обострения, в связи с этим, борьбы Света с Тьмой и невежеством.

Одним из важнейших моментов текста о Шамбале является информация об учении Калачакры, которая лежит в основе ряда учений земных и, в том числе, философии космической реальности, несущей в себе новую систему познания. Далай-лама XIV и в наше время проводит значительные сакральные действия, которые называются посвящением в Калачакру, иначе говоря, в новое знание о жизни и новое, более высокое сознание, которое должно предшествовать новой эпохе, новому витку космической эволюции на нашей планете. Имея в виду все вышесказанное, можно утверждать, что в «Шамбале Сияющей», одном из интереснейших метаисторических источников, представлена метаисторическая концепция нашей современной эпохи в свете космической эволюции.

Рассматривая данный текст, необходимо обратить внимание на сюжет вестников или, как в ряде мест их называл Н.К.Рерих, «вестников Шамбалы». Эти важнейшие личности космической эволюции представляют собой высокие воплощения, несущие эволюционную миссию распространения метаисторических знаний. Значительная часть их связана непосредственно с Твердыней Знания и, являясь посредниками между этой Твердыней и земным человечеством, они в определенной степени сами по себе есть источники метаистории. Будучи земными обитателями, они избирают различные профессии, но в большинстве своем они – ученые, художники, философы, деятели культуры, духовные наставники. Не всегда они осознают свою миссию, но их творчество так или иначе бывает связано с космической эволюцией и несет в себе энергетические признаки связи с Высшим миром. Наибольшее количество их появляется, согласно потребностям космической эволюции, в переломные моменты истории человечества, когда происходит изменение его сознания и новое внедряется в земную жизнь.

Этот процесс, а его можно назвать метаисторическим или духовным процессом, прослеживается на протяжении истории человечества и его эволюции. Века XX и XXI и есть такой момент в космической эволюции человечества. Человек в наше время является свидетелем важнейших сдвигов и изменений. Проблема вестников как ведущих метаисторического процесса и носителей знаний метаистории сложна, временами неуловима, а иногда запутывается в грубых и гибельных сетях земного исторического процесса. У большинства вестников судьба оказывается не только драматической, но и трагической. Творчество посредника между мирами Высшим и низшим, между материей тонкой и плотной, между Знанием и невежеством, а также между метаисторией и земной историей таит в себе немало неожиданностей, трудностей, а подчас и гибельных ситуаций. Взаимоотношения между новым и старым на планете Земля складываются не лучшим образом, а иногда и самым жесточайшим.

Тема вестников космической эволюции как источника метаистории проходит через всю историю человечества, через все виды его сознания и мышления. В начальный мифологический период это были боги и полубоги, или культурные герои, принесшие человечеству необходимые ему культурные закономерности, социальные нормы, творческие навыки и умения во многих отраслях знания. Через них на Землю попали удивительные культурные растения из Высших миров, оттуда же через вестников пришли и строительные навыки. Религиозный период дает нам вестников в лице великих святых, научивших человечество этическим началам и принципам духовного совершенствования.

В период научного мышления вестников представляли великие ученые, которые в своих исследованиях и открытиях обращались к метанауке прошлых веков. В наши дни, когда идет сложный процесс формирования нового космического мышления, новой системы познания, роль вестников от науки крайне важна. «Современная жизнь, – писал Н.К.Рерих, – спешно меняется. Знаки новой эволюции стучатся во все двери. Чудесные энергии, могущественные лучи, бесчисленные открытия стирают условные границы и изливаются в трудах великих ученых. Древность выдает нам свои тайны, и будущее протягивает свою мощную руку восхождения» [20]. Эти вестники были творцами метаистории на Земле. Через них, через их внутреннее высокое пространство действовала и творила космическая эволюция.

Известно, что каждый вестник имеет свою миссию, свое задание космической эволюции, которое он должен реализовать на Земле. В себе они несут энергетику Высшего, которая помогает им вступать в контакт с Высшей космической материей. При этом надо помнить, что эта частица Высшего, которую вестники несут в себе, есть основа их особенностей и способностей, отличающих их от среднего обитателя нашей планеты. Часто такие способности приводили их носителей к трагическим результатам. И чем выше дух воплощающегося на Земле вестника, тем опасней его земное существование. Ярчайшим примером этому служит жестокая гибель Христа, распятого на кресте.

Не только способности, но и сами знания, которые они несли с собой, не однажды являлись причиной их гибели в невежественном пространстве Земли. К этому необходимо добавить, что отношение к вестникам, приносившим на Землю Знания, в ряде стран Востока (Индия, Китай, Япония и др.) было иным, нежели на Западе. Там вестники почитались как мудрецы и духовные учителя. Это обстоятельство было связано с двумя моментами. Во-первых, пространство Востока было значительно древнее западного. В силу этого культурные наработки Востока, пронизанные космической реальностью, были много богаче западной культуры. Во-вторых, метаисторический духовный процесс, в результате первого обстоятельства, был значительней и устойчивей, что сказалось на культуре этих стран вплоть до наших дней. Поэтому Восток, начиная с древности и кончая нашими днями, сохранил свое культурное наследие, в котором метаисторический момент был значительней и богаче, чем на Западе. Вестники появлялись и действовали в четырех основных областях творчества земного человечества: искусство, религия, философия и наука. Именно в этих областях их деятельность проявлялась наиболее ярко и несла в себе метаисторическое и метанаучное знание. «Истинно, – сказано в одной из книг Живой Этики, – люди суть вестники дальних миров. Зато и велика их ответственность. <...> Пусть люди не забывают, что они вестники и связь с мирами дальними. Одно такое сознание уже украсит любой обиход» [21].

Не в каждом заложена возможность вестничества, не каждый может реализовать этот небесный дар. Для этого необходимы качества и способности, нужные для истинного вестника. Именно они проявляют вестника в полной его силе в земных условиях плотной материи. Поэтому так редки те, которых мы называем вестниками. Лишь высокий уровень сознания дает возможность духовной личности осознать не только свою миссию или задание, но и понять, для чего и каким образом эту миссию необходимо выполнить и в какой мере этот процесс связан с Высшим, ибо любая подобная миссия будет связана с процессами, идущими в космической эволюции.

Определяя суть вестничества как метаисторического явления, Е.И.Рерих писала: «В каждой эпохе, в каждой религии и народе, кроме великих Учителей, приносивших Новое Понимание забытого Древнего Откровения, через некоторое время появлялись Высокие Духи уже для нового очищения только что полученного Завета. Эти Духи, как яркие Светочи, стоят на фоне невежественных представителей религий. Обычно такие Светочи становились мучениками, и часто их труды и сами Они гибли от рук служителей церкви. Никто не подумает объединить Их с одной какой-либо религией, и Они стоят обособленно от всякой церковности, и не удивительно, ибо почти всегда Они являлись и обличителями ее недостойных слуг» [22].

Явление такого рода вестников проходит через всю историю человечества. Будучи воплощением Высоких духов и участниками творчества космической эволюции, они, в силу развитой духовности, обладали особенностями, которые открывали им каналы связи с Высшими мирами и возможность получения через них необходимой информации о нужных знаниях для земного человечества. Метаистория занимала в этих знаниях важнейшее место. Интуиция, чувствознание, озарение, вдохновение были теми явлениями, которые постоянно укрепляли процесс получения знаний из пространства Высшей космической материи. Человеческое сердце и его энергетика были основой реализации явлений, связанных с космической эволюцией. «Не мозг, – отмечал Н.К.Рерих, – но именно сердце отзвучит на все космические явления. И это радио в сущности своей и мощнее и утонченнее, нежели грубая механика восприемников радиоволн» [23]. И еще: «Во всей Вселенной ищите сердце. Творчество сердца напрягается чакрою чаши. Величайшая мощь лежит в магните сердца» [24]. Сердце не только космично по своей структуре и по прямой связи с мирами высокого состояния материи, но и в силу этого является органом духовного познания. В сердце, этом поразительном человеческом органе, пересекаются все пути космической эволюции на Земле.

Теснейшая связь двух чакр – сердечной и чаши – порождает еще один феномен в пространстве сердца. Известно, что в чаше скапливается энергетический опыт наших прошлых жизней. Обе чакры содержат в себе тайну прошлого и будущего. Чаша связана с нашим прошлым, сердце – с будущим, в основе которого лежит духовное познание и эволюционные сдвиги нашего сознания. Сердце держит в себе все главные эволюционные процессы и является механизмом, если можно так сказать, метаисторического процесса, представляющего собой духовную и космическую часть земного исторического процесса. Все творчество высокодуховных личностей, или космических вестников, связано с сердцем, и все их тонкие качества – от того же сердца. «...Сокровища премудрости и ведения, – писал Н.К.Рерих, – постигаются именно умом сердца, чашею любви и самоотверженного действия» [25]. Именно сердце в неразрывном союзе с чашей одаривает духовного человека высоким качеством, которое называется чувствознанием, качеством высшего мира – Огненного. Чувствознание на нашей невежественной Земле производит впечатление чуда или мистики. Последняя до сих пор не имеет точного смысла и определения. Чувствознание – посланник иных миров – есть естественное явление творчества глубинных космических процессов, которые когда-нибудь будут объяснены научно и перестанут быть одним из чудес. Чувствознанием обладают личности не только расширенного сознания, но и накопившие богатый опыт прошлых жизней. Чувствознание дает возможность, в контакте с Высшими мирами, получать его обладателям, или вестникам, метаисторическую информацию и, духовно ее познавая через сердце, переводить на несовершенный земной язык, реализовать ее в историческом земном процессе.

Процесс формирования в человеке чувствознания сложен и не всегда предсказуем. Он сочетает в себе внешние и внутренние обстоятельства, тесно связан с энергетикой сердца и чаши. Энергетика этих центров есть основа явления, которое мы называем интуицией. Именно интуиция является первой ступенью зарождающегося чувствознания. Именно интуиция, при необходимых условиях, развивается в чувствознание. В одном из своих писем Елена Ивановна Рерих дала описание такого процесса. «Чувствознание раньше называлось интуицией. Чувствознание слагается из накоплений в прошлых жизнях и хранится в Чаше. Именно, это не просто знание, но чувствознание, ибо все знание, получаемое нами, прежде всего основано на чувстве. Особенно это ярко выражено при всех трансцендентальных переживаниях. Пробуждается чувствознание вместе с напряжением действия психической энергии. Как видите, все переплетается во взаимном сотрудничестве и все зависит одно от другого» [26]. Это переплетение и взаимная зависимость различных энергетик и создают условия для формирования в той или иной личности высшего уровня познания. В этом же переплетении действует и энергетика сердца в качестве главной эволюционной силы. «...Огонь сердца, – читаем мы в Живой Этике, – соединяет тончайшие аппараты» [27]. Под «аппаратами» в данном случае имеется в виду сочетание энергий. «Сердце, оно наполнено чувствознанием. <...> Чувствознание появилось не как какая-то смутная интуиция, но как следствие духовной дисциплины, при понимании значения сердца» [28]. Из вышесказанного мы можем понять, что переплетение различных энергий проявляет и энергетически расширяет содержащееся в сердце чувствознание и придает ему активный и творческий смысл. Соединяя сердце с чувствознанием, авторы Живой Этики очень точно выявляют космичность самого чувствознания. «Что есть сокровище сердца? Не только доброжелательность, не только сострадание, не только преданность Иерархии, но созвучие с Космическим Сознанием, когда сердце перенимает даже ритм космический помимо своего. Можно верить такому сердцу, оно чувствознает и, как явленная связь с Высшим Миром, говорит неоспоримое» [29]. Таким образом, чувствознание, будучи самым тесным образом связано с сердцем, имеет непосредственное отношение к космическому сознанию и представляет собой высший метод познания. Именно чувствознание являет собой духовный мост между источником метаистории и теми вестниками, которые это знание проводят в земную жизнь. Именно чувствознание лежит в основе огненного миросозерцания. «Почуять Мир Огненный в земной оболочке уже просветление» [30].

Чувствознание приближает Высший мир Огненный к земному плотному реальней, чем мы себе это представляем. И те знания, которые мы часто не замечаем или отвергаем, идут к нам из этого мира через чувствознание вестников. Чувствознание, будучи космическим явлением, порождает в тех, кто им владеет, явление двоемирия. Этот феномен реально подтверждает присутствие иных, более высоких миров в земной жизни. К сожалению, феномен двоемирия у нас мало исследован, хотя он, вне всякого сомнения, связан с космическим процессом метаистории. Можно привести примеры двоемирия у крупнейшего философа В.С.Соловьева, у философа и духовного учителя П.А.Флоренского, у великого поэта А.А.Блока и у некоторых других. Феномен двоемирия осветил жизнь удивительного философа и ученого Елены Ивановны Рерих. Все они обладали чувствознанием и принадлежали к разряду крупнейших вестников, несших на Землю знания Высших миров. Чувствознание связывает Землю и Космос, материю плотную и тонкую. Только при таком взаимодействии материи разных состояний можно развить на Земле космическое сознание. Это сознание помогает не только ощутить Космос как таковой, но и правильно определить реальность земных процессов. Ибо реальность эта связана с космической эволюцией, в которой низшее и Высшее энергетически взаимодействуют, и понять низшие процессы, не зная особенностей Высших явлений, невозможно. Сколько веков, тысячелетий космические Иерархи добиваются на Земле такого расширенного сознания, но пока все остается по-прежнему. За этим «по-прежнему» стоит отвергнутое Высшее Знание и метаисторический процесс как необходимая часть земного исторического процесса. «Если не разбужено чувствознание, то даже действительность, даже очевидность недоступна. Никак не заставить увидеть явное, даже поражающее. После скажут вам – почему не вижу и не слышу, если мир невидимый существует?» [31]. В таких условиях туман Майи заслоняет космическую реальность, и только космическое сознание в форме чувствознания разгоняет этот туман и открывает потрясающую своей красотой картину Земли и Космоса.

Самое, конечно, печальное, что Майя закрывает в науке многие методы нового познания. «Именно чувствознание, – писала Е.И.Рерих, – есть единственный критерий при суждениях...» [32] Чувствознание дает возможность войти в прямой контакт с «Учителем незримым», или Великим Учителем Гималайского Братства, и получить от Него нужные знания. Богатый опыт таких контактов имела Елена Ивановна Рерих. При всех возможностях развить чувствознание есть одна неодолимая трудность на Земле – недостаточный уровень сознания большинства, сопровождаемый зачастую этической недоброкачественностью. В одном из своих писем Елена Ивановна назвала качества, которые не дают человеку приблизиться к овладению чувствознанием. На первом месте в этом списке стояла самость, затем самомнение, лицемерие, неискренность [33]. Чувствознание, писала она, является «плодом долгих жизненных опытов (многочисленных воплощений) и прекрасных накоплений. Но чувствознание знает непреложно сущность всего происходящего, всего, с чем приходится соприкасаться, оно знает направление эволюции, знает будущее. Чувствознание есть синтез духовности, конечно, принадлежит большому духу, накопившему свою “чашу”, как бы ни было иногда скромно его общественное положение (часто в силу избранной им миссии). И тот легче пробудит в себе это знание, кто больше прислушивался и прислушивается к сердцу, избрав его руководителем на жизненных путях своих» [34].

Данный фрагмент представляет как бы заключительную характеристику чувствознания и его роли в космической эволюции. В то же время на Земле существует явление, основа которого есть чувствознание, когда в передаче Знаний действует энергетика Высших миров. Это явление называется озарением. Озарение является критерием уровня не только сознания, но и самого чувствознания. Его испытывают не только вестники как таковые, но и представители искусства и науки. Через озарение идет на Землю знание Высшего мира, и метаистория занимает в нем значительное место. «Как путеводный факел, – читаем мы в философии космической реальности, – вспыхивает озарение и освещает путь» [35]. И еще: «Могу утверждать на основании личного опыта, – писала Е.И.Рерих, – что все озарения основаны на чувствознании, приносящем знание» [36]. Озарение можно определить как космическое средство, с помощью которого владеющий чувствознанием добывает знание из Высшего мира. При озарении возникает удивительная возможность получить знание непосредственно из Высшего источника. Известно, что озарение на Земле не приходит просто так. Космическое чувствознание сплетается с земным напряженным трудом, и тогда происходит озарение высшего общения. Озарение есть ярчайший пример гармоничного сочетания космической и земной энергетики. В этой особенности заключена безвременность озарения и его длительное существование в какой-либо области земного знания – будет ли это в искусстве, науке, философии или религии. Земной труд забывается, моменты озарения остаются. Истинное озарение знанием Высшего, а не случайная вспышка приводит к новой ступени сознания в науке, философии, искусстве и духовном Знании.

Озарение значительно отличается от земных энергетических процессов. «Можно разумом постигать, – читаем мы в Живой Этике, – целыми десятками лет то, что огненное озарение приносит почти мгновенно» [37]. Можно утверждать, что озарение – посланник Мира Огненного, который является источником метазнания в области метанауки и метаистории. Озарения глубокого прошлого входят в метаисторический процесс, и не обращать внимания на такой процесс – значит не понять сути земного исторического процесса. Озарения связаны не только с настоящим, но и с будущим. Обычное пренебрежение к профетическому характеру озарения не однажды в истории человечества приводило к неожиданным и отрицательным действиям. Озарение можно сравнить с молнией, мгновенно вспыхивающей на грозовом небе. Но это только внешне. Главный смысл озарения заключается в переходе Высшего знания в сознание. И не всегда понимается такой таинственный процесс, как проявление на Земле творчества космической эволюции.

В земном творчестве есть еще одно явление тонкого мира, которое носит название вдохновения. Слово это хорошо нам знакомо, но смысл его не всегда понят. «Хотя бы возьмем излюбленное слово вдохновение. Ведь некто вдохнул или из нечто вдохнулось.

Совершенно ясно слово предполагает нечто извне, но люди твердят совершенно без отчета явление, именно, Тонкого Мира» [38]. Вдохновение чаще всего возникает в творчестве представителей искусства, создающих красоту. Только они со своим опытом и тонкостью организации чувствуют наступление вдохновения. В одном из своих стихотворений А.С.Пушкин писал: «Быстрый холод вдохновенья» [39]. Это очень точное выражение, означающее присутствие в работе поэта высшей энергетики, которая вдыхалась в него Высшей силой. Произведения, написанные им в период вдохновения, отличались от остальных глубиной проникновения в суть творимого и красотой самого слова. Истинная красота художественного творчества идет к земному творцу из Высших миров через вдохновение. Другого источника нет. Эта красота представляет собой духовное знание и свидетельствует о созвучии сердечных энергетических вибраций земного творца с Высшим. Красота вдохновения звучала не однажды и в метаисторической информации вестников, что делало привлекательными их мысли и идеи.

Явления, идущие на Землю из Высшего источника, как правило, имеют профетический, или пророческий, характер. Спускаясь из других миров, они несут в себе и опережающее время, которое не может быть переведено в земное. Обитатели Земли в силу своего невежества и отсутствия космического сознания не могут вникнуть в естественную суть пророчества и относят его к разряду чудес. К пророкам, особенно в период инквизиции, относились с подозрением, их побивали камнями, а нередко убивали. Пророчество для метаисторического пространства также было своеобразным источником духовного Знания. Пророчество есть прогноз метаистории, подтверждающий каждый раз реальность происходящих событий. Творцы и реализующие метаисторический процесс, беря пророчества за основу, никогда не ошибаются ни в своих оценках исторических событий, ни в своих действиях. Такие личности, как Сергий Радонежский, Учителя Твердыни Знания, были блестящими историками, действовавшими согласно особенностям метаисторического процесса. Там, где прошла метаистория, где прозвучали ее пророчества, исторические события, связанные с этим процессом, играют формообразующую роль в земном историческом процессе, и память о них сохраняется в течение многих веков. «Найдем людей, – читаем мы в Живой Этике, – вопреки личной выгоде заглянувших в следующую страницу истории, ужаснувшихся и бесстрашно предупредивших народ. Среди так называемых пророчеств не найдете личных помыслов, не найдете преступного своекорыстия, не найдете клеветы. <...> Когда же ученые найдут время научно исследовать пророчества и сопоставить их исторически? Прекрасная книга для молодого ученого! Да, друзья, пора научиться культурно подходить к очевидным явлениям. Иначе будущие достижения окажутся электронами в люльке младенцев» [40]. Последнее сравнение очень точно отражает взаимоотношения между метанаукой и эмпирической наукой, между метаисторическим процессом и земным историческим процессом.

Пророчества имеют тот же источник, что и озарение и вдохновение, а именно Мир Огненный. «Радуюсь пророческим возможностям, – писали авторы философии космической реальности, – ибо лишь через них обеспечивается лучшая эволюция в будущем.

Познание прошедшего не ведет вперед без начала предвидения» [41]. Эта краткая и точная формулировка не только содержит в себе важнейшую особенность концепции метаистории, но и дает понять соотношение метаистории и эволюции в пространстве космической эволюции. Взаимодействие прошлого и будущего в метаисторическом процессе дается здесь в земном времени.

Исследование сути пророчества не завершается лишь пониманием информации Высшего Мира с его опережающим временем. В большинстве случаев пророческие способности основываются также на чувствознании. В Живой Этике они называются «духовной дальнозоркостью». Вместе с этим мы находим в одной из ее книг более развернутую характеристику пророчества. «Что есть пророчество? Предуказание определенного сочетания частиц материи. Потому пророчества могут быть [не только] выполнены, но и испорчены непригодным отношением, совершенно как при химической реакции. Именно это не могут понять люди, хотя вместили значение барометра. Можно пророчества разделить на срочные и бессрочные. Когда мы имеем дело со срочным пророчеством, значит, надо понимать все условия междусрочные. Большой срок состоит из малых сроков, потому правильно соблюсти малый срок. Нужно помнить, что темные работают над малыми сроками, пытаясь осложнить большой» [42]. Из вышесказанного ясно, что энергетика пророчества как явления Высшего, в данном случае Огненного, мира тонкая и реагирует на вмешательство грубой земной материи третьего измерения, а также на вмешательство темных сил, действующих в пространстве метаистории.

Есть пророки, которые получают информацию о будущем непосредственно из Высшего источника. Таких личностей единицы, и они относятся к разряду вестников. В то же время большинство истинных пророчеств на Земле, которые носят метаисторический характер, идет от Великих Учителей из Твердыни Знания. Пути, по которым идут эти пророчества, перечислены в книге «Община». Пророчества могут быть внушены отдельным личностям, могут быть приняты имеющими чувствознание, могут быть даны в рукописях или в записях неизвестных авторов. Так или иначе, но пророчества составляют важный момент в метаисторическом процессе на планете Земля, они еще раз подтверждают тесную связь метаистории с Высшим миром и необходимость информации из такого мира в потоке космической эволюции.

Из Высшей космической материи на Землю идет немало разнообразной информации. Знание и его пути обретают различные формы. Все это, в конечном счете, формирует земной метаисторический процесс. Другое дело, осознается ли обитателями Земли такой процесс и его настоятельная необходимость для земной жизни. Из дневника В.И.Вернадского (февраль – март 1920 г.):

«Мне хочется записать странное состояние, пережитое мной во время болезни. В мечтах и фантазиях, в мыслях и образах мне интенсивно пришлось коснуться многих глубочайших вопросов жизни и пережить как бы картину моей будущей жизни до смерти. Это не был вещий сон, т.к. я не спал – не терял сознания окружающего. Это было интенсивное переживание мыслью и духом чего-то чуждого окружающему, далекого от происходящего. Это было до такой степени интенсивно и ярко, что я совершенно не помню своей болезни и выношу из своего лежания красивые образы и создания моей мысли, счастливые переживания научного вдохновения. Помню, что среди физических страданий (во время впрыскивания физиологического раствора и после) я быстро переходил к тем мыслям и картинам, которые меня целиком охватывали. Я не только мыслил и не только слагал картины и события, я, больше того, почти что видел их (а м[ожет] б[ыть] и видел), и во всяком случае чувствовал – например, чувствовал движение света и людей или красивые черты природы на берегу океана, приборы и людей. А вместе с тем я бодрствовал.

Я хочу записать, что помню, хотя помню не все. То же советуют мне близкие, которым я кое-что рассказывал. И сам я не уверен, говоря откровенно, что все это плод моей больной фантазии, не имеющей реального основания, что в этом переживании нет чего-нибудь вещего, вроде вещих снов, о которых нам несомненно говорят исторические документы. Вероятно, есть такие подъемы человеческого духа, которые достигают того, что необычно в нашей обыденной изоднодневности.

<...> Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я создаю, и что это есть мое призвание, моя обязанность, наложенная на меня, которую я должен проводить в жизнь – как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности. Я почувствовал в себе демона Сократа. Сейчас я сознаю, что это учение может оказать такое же влияние, как книга Дарвина, и в таком случае я, нисколько не меняясь в своей сущности, попадаю в первые ряды мировых ученых. Как все случайно и условно. Любопытно, что сознание, что в своей работе над живым веществом я создал новое учение, и что оно представляет другую сторону – другой аспект – эволюционного учения, стало мне ясным только после моей болезни, теперь.

<.> Любопытно, что можно найти здесь и правильное мне указание в отношении научного мышления. Во время этих мечтаний и фантазий я находил новое в научной области. Во время болезни я продиктовал кое-что Наташе. Там много нового и еще больше такого, что может быть проверено на опыте и наблюдении. Это уже и для строгого ученого реальное из реального. И отчего оно реально только вырванное из целого?

Хочу еще отметить, что мысль образами и картинами, целыми рассказами – обычная форма моих молчаливых прогулок или сидений.

В двух областях шла эта работа моего сознания во время болезни. Во-первых, в области религиозно-философской, во-вторых, в области моей будущей судьбы в связи с научным моим призванием. Кажется, в начале и затем в конце брали верх религиозно-философские переживания. Но они менее ярко сохранились в моей памяти, хотя казались мне очень ярко выражавшими мое понимание истины. На них я первых и остановлюсь. <...>

К религиозно-философским концепциям я в течение этих мечтаний вернулся еще раз, но я изложу немногое из того, что помню, в конце записи, когда буду говорить о будто бы предстоящей мне написать книге “Диалог перед смертью”. Теперь же мне хочется сделать несколько странных замечаний как ученому. Путь фантазии (как и сны) капризен, и уловить все причины возникновения тех или иных идей, проявляющихся при этом, так же трудно, как уловить их в сложных событиях жизни. Однако они все-таки, вероятно, есть или, по крайней мере, мы можем найти их, подойти к этим явлениям с точки зрения ученого. <.>

Главную часть мечтаний составляло, однако, мое построение моей жизни как научного работника и, в частности, проведение в человечество новых идей и нужной научной работы в связи с учением о живом веществе. В сущности и здесь – особенно в начале болезни – проходили и ставились две идеи: одна о новой мировой организации научной работы, другая – о соответствующей ей постановке исследований в области учения о живом веществе. В конце концов, однако, мысль сосредоточилась около этой последней, т.к. именно к ней как будто должна была устремиться вся работа моей личности. Основной целью моей жизни рисовалось мне создание нового огромного института для изучения живого вещества и проведение его в жизнь, управление им. Этот институт, международный по своему характеру, т.е. по темам и составу работников, должен был являться типом тех новых могучих учреждений для научной исследовательской работы, которые в будущем должны совершенно изменить весь строй человеческой жизни, структуру человеческого общества. Мои старые идеи, которые неизменно все развивались у меня за долгие годы моей ученой и профессорской деятельности и выразились в 1915–1917 гг. в попытках объединения и организации научной работы в России и в постановке на очередь для роста и охвата научными учреждениями Азии, явно сейчас потеряли реальную основу в крушении России. Не по силам будет изможденной и обедневшей России совершение этой мировой работы, которая казалась столь близкой в случае ее победы в мировой войне. Мне ясно стало в этих фантастических переживаниях, что роль эта перешла к англичанам и Америке.

И в начале эти построения будущего шли по этому пути моих размышлений последних лет, попыток международных организаций, причем крупную роль в этих организациях должны были играть инженеры. Однако очень скоро картины этого рода – предварительные совещания немногих на яхте, где-то в море, международные съезды и т.д. – отошли от меня. Мне как-то ясно стало, что эту форму работы для мировой организации нельзя совместить со своей собственной научной работой; одна организаторская работа меня никогда не удовлетворяла, как бы широка она ни была, например когда я был товарищем министра народного просвещения России, ведавшим очень самостоятельно делами высшего образования и науки в России. Я перешел к организации исследовательского института живого вещества. В представлениях о том, как я добивался этого, мною строились целые картины свиданий и переживаний, заседаний и споров с знакомыми и вымышленными фигурами, подобно тому, как это бывает во сне или в тех фантастических рассказах и сказках, которые строишь себе иногда – лично я часто перед и после сна и во время прогулок.

Приехав в Лондон с Наташей, я устраивал возможность прожить для своей работы, работая в Британском музее. Я писал, Наташа переводила. Устроило возможность пережить эти месяцы Королевское Общество, которое дало мне помещение и возможность лабораторной работы, после того как мой доклад и с изложением главных результатов моего труда о живом веществе встретил горячее сочувствие в Комиссии Королевского Общества. Одновременно с этим я пробивался в Лондоне, обрабатывая научный каталог коллекции силикатов Британского музея...

Я изложил свою теорию и систематику силикатов на английском языке, причем сделал обративший внимание доклад в Английском химическом обществе. Составление каталога силикатов дало мне некоторый заработок и связи. Выступив в Королевском Обществе с просьбой о поддержке, я одновременно поднял вопрос о необходимости ввести геохимическое изучение и химические исследования живого вещества в прикладных морских биологических лабораториях и с этой целью поднял эти вопросы перед Английской морской биологической ассоциацией, причем удалось возбудить интерес к этим вопросам среди химиков и биологов, и я явился консультантом морской биологической экспедиции в Плимуте, где исследование химии рыб сразу дало интересные результаты, а мой доклад с общими соображениями этим путем выдвинул вопросы и перед английскими биологами. К этому времени я получил известие от М.И.Бессмертной о ее результатах над нахождением металлов. Ее результаты и результаты в Плимуте дали возможность мне возбудить перед Королевским обществом вопрос о создании научной организации здесь в Лондоне для исследования живого вещества; были получены средства на помощников... и поставлены продолжения киевских работ в Фарадеевской лаборатории или какой-то другой. По приглашению Британской Ассоциации я выступил с огромным успехом на ее заседании с общим докладом (о свойствах живого вещества) и с изложением экспериментальных результатов в Киеве, Плимуте, Лондоне (о нахождении и значении металлов в живом веществе). Этот доклад, где я указал на необходимость и важность создания Института живого вещества, вызвал интерес и в Америке. <...> Все это создало известную атмосферу около моей книги, а когда она через несколько месяцев после – через год почти после моего приезда в Лондон – вышла в свет, она имела огромный успех. И в результате в Америке создали Комитет для организации Института живого вещества и сбора средств. Издание книги дало и материальную независимость. Она вышла одновременно и на русском языке и была быстро переведена на другие языки. Я стал известностью» [43].

Из дневниковых записей мы узнаем все подробности научной и социальной жизни В.И.Вернадского. Картины шли за картинами. Одни были очень яркие, другие менее. Но это не были картины с экрана кино, он в них жил, испытывая эмоции, творя свою научную работу, размышляя и переживая. Он познал видение реальной жизни и за две недели болезни прожил несколько десятилетий этой странной, фантастической с его точки зрения жизни. Во время этой жизни он издавал свои книги, имевшие громкий успех в ученых кругах, организовывал лаборатории, посещал международные конгрессы в других странах и, наконец, создал Институт живого вещества, руководителем которого оставался многие годы. Он читал лекции и доклады и хорошо помнил их содержание. Его Институт приобрел мировую славу и превратился в реальный центр исследования живого вещества. Институт находился на берегу Атлантического океана, в одном из южных штатов США. Через какое-то время Институт отметил свой десятилетний юбилей, который подробно описан в дневнике Вернадского. Значительной была его поездка в Петроград, где он договорился о научной помощи России и встретился со старыми друзьями. Кроме своей научной и административной работы он пристрастился к чтению философских трудов, которые помогли ему понять глубочайшие задачи его научной работы. Он ушел от руководства Институтом в возрасте 80–84 лет и поселился в предоставленном ему доме, окруженном садом. В этой своей иной, параллельной жизни он умер между 83 и 85 годами. Он умер где-то там, не на Земле, а в каком-то другом мире, о существовании которого он мог только догадываться. В то же время он умирал на Земле, но выжил. Все это происходило в Крыму.

Был 1920-й год, и в России полыхала гражданская война. Миллионы людей терпели бедствия, голод, расстрелы, поспешный уход с насиженных мест, передвижения по стране в переполненных поездах, давно выбывших из своих расписаний и строгих графиков. Он прибыл в Ялту на пароходе «Великая княгиня Ксения», переполненном по самые трюмы давно не мывшимися, завшивевшими людьми. На пристани его встретили жена и дочь, которые много дней приходили сюда, чтобы наконец увидеть его сходящим с трапа парохода. Через несколько дней он свалился в сыпном тифу. Он метался в жару и что-то пытался сказать, что-то просил записать. Близкие думали, что он бредит, хотя то, что ему удавалось сказать им, мало походило на бред. Они еще тогда и не подозревали, что он, Владимир Иванович Вернадский, профессор и академик, известный в России и за рубежом, жил в это время странной и удивительной жизнью, которая не имела никакого отношения к действительности, окружавшей его близких и частью которой физически являлся он сам. Он жил своей будущей жизнью, совершенно непохожей на то, что происходило вокруг него, длившейся три недели, которые вместили долгие годы того, что должно было с ним случиться. Это было не сном, а реальной сознательной жизнью, параллельной жизнью, которую для него выстроил кто-то в этом предсмертном горячечном тифу. Потом, когда он поднялся на ноги, он описал ее в своем дневнике, фрагменты которого процитированы выше.

Надо сказать, что некоторое время спустя в ялтинский порт вошел английский крейсер, и капитан передал Вернадскому приглашение покинуть Россию и прибыть на крейсере в Великобританию. Он вспомнил ту, прожитую им до смертного конца странную жизнь и понял, что она начинает воплощаться в земной действительности. Первый реальный знак той параллельной жизни заставил его принять решение. Его выбор был однозначным: несмотря ни на что, он остается в России. Сейчас трудно сказать, правильным ли был его выбор. Ведь космическая эволюция решала эту проблему в планетарном порядке, а крупнейший ученый мирового значения решил ее в пользу одной страны, которая меньше всего в то время нуждалась в исследуемой им проблеме живого вещества. Сделав свой выбор, Вернадский обрек себя на тяжелую жизнь в тоталитарной России. Но дело даже не в этом. Его отказ уехать за рубеж не дал возможности развернуть проблему живого вещества в международном масштабе. Неведомый ему Высший мир и его Великие Учителя считали необходимым именно на планете Земля развернуть исследования живого вещества. Именно Вернадский, с его научным опытом, интуицией и чувствознанием, с его еще не осознанной им самим до конца творческой связью с Высшим мог стать во главе решения этой важной проблемы, которое меняло сознание человечества и продвигало его вверх, по ступеням космической эволюции. Тем не менее тот крымский опыт остался с ним самим и, смею утверждать, повернул его сознание к глубинам космического мышления.

Известно, что метанаучная и метаисторическая информация идет из одного источника, но пути этой информации различны. Видение – один из них, наиболее привлекательный и эффективный. Видения, известные на Земле, бывают двух видов. Видения «внешние» – в большинстве случаев напоминающие действие, идущее на экране, и видения, когда происходит прямой контакт с Высшим миром, и видящий это ощущает себя в другом, более высоком мире или соприкасается с иномирными сущностями. Второй вид видений энергетически более высокий, доступный личности глубоко духовной, обладающей нужными качествами. По второму пути идут в большинстве случаев так называемые святые. У нас есть примеры Сергия Радонежского, Серафима Саровского и др. Сюда же можно отнести и высокодуховных творцов, таких как поэты, художники, музыканты. Область науки также причастна, в значительной степени неосознанно, к последнему пути.

Видение целой жизни Вернадским было из такого же ряда. В то же время по своей длительности и представленным подробностям оно было уникальным, что свидетельствует об эволюционной важности миссии Вернадского. Благодаря этому великому ученому и его дневниковым записям, мы можем наблюдать творчество космической эволюции в пространстве метаисторического процесса. Здесь возникает одна интересная особенность, которая дает возможность более широко взглянуть на произошедшее с Вернадским, во-первых, и, во-вторых, найти всему этому место в метаисторическом процессе XX века.

Три важнейших метаисторических события, незамеченные историками, оказались связаны друг с другом и составляли энергетический импульс космической эволюции. Это: крымское видение Вернадского, начало передачи Елене Ивановне Рерих философии космической реальности и приезд Рерихов в Россию во время их Центрально-Азиатской экспедиции. Все три события были связаны между собой не только метаисторически, но и по времени. Первые два произошли почти одновременно, третье несколько позже: видение Вернадского было в феврале-марте 1920 года, начало передачи Живой Этики Космическим Иерархом относится к марту 1920 года, а поездка Рерихов в Россию состоялась летом 1926 года. Это «несколько позже» определяется земным временем, время же Высшего мира, откуда шла метаисторическая информация, вносит свои коррективы. Такое совпадение во времени трех важнейших событий, скрытых от глаз большинства обитателей Земли, было не случайным и свидетельствовало о метаисторическом «узле», завязанном Высшим миром в пространстве России. Вестники, которым суждено было реализовать метаисторический процесс завязанного «узла», принадлежат к различным областям творчества. Вернадский был крупнейшим ученым, Елена Ивановна Рерих являлась выдающимся философом, Николай Константинович Рерих прославился как великий художник. Все эти области творчества связывало Знание – одна из важнейших основ космической эволюции и метаисторического процесса, менявшего сознание человечества.

Из дневников Владимира Ивановича Вернадского мы узнаем о его колебаниях как ученого при оценке его неожиданного видения. Словами «мои мысли», «мечты», «фантазии» он пытался прикрыть свою растерянность перед неведомым явлением, которое считал ненаучным. Но, вместе с тем, в ряде случаев гениальный ученый брал в нем верх, и он различал в том, что видел и что слышал, нечто новое для себя как ученого, что в какой-то мере обогащало и направляло его собственную концепцию живого вещества. Он даже был убежден, что это новое можно проверить научным опытом и что оно укладывается в рамки научного опыта. Так, во время удивительного видения в самом Вернадском происходил еще им не осознаваемый процесс синтеза науки и метанауки. Позже этот синтез даст плодотворный результат в исследованиях ученого, который по достоинству оценит метанаучное знание. Так же как и знакомство его в процессе видения с духовной философией даст интересный отзвук в его космическом мышлении еще незнакомой (а может быть, и знакомой) философии космической реальности. Идеи последней четко прослеживаются в его размышлениях. В дневниках Вернадского, к сожалению, нет конкретных сведений, какие знания он почерпнул из духовной философии, которую он назвал религиозной философией. Широкий метаисторический фронт XX века дает нам основание считать, что идеи и знания Живой Этики содержались в книгах, которые он прочел в своей жизни крымского видения.

Первые слова, которые записала Елена Ивановна Рерих 24 марта 1920 года, были следующими:

В Новую Россию Моя первая весть.

Ты, давший Ашрам,

Ты, давшая две жизни, – возвестите.

Строители и воители, укрепите ступени.

Читающий, если не усвоишь – перечти, переждав.

Сужденное не случайно, и листы упадают ко времени.

Но зима – только вестник весны.

Все открыто, все доступно.

Я вас замкну Щитом – трудитесь.

Я сказал [44].

 

Так начиналась первая книга философии космической реальности, которая содержала знания о мироздании и космической эволюции. Передача от Великого Учителя, Космического Иерарха, шла на русском языке, и это свидетельствовало о многом. Высший мир завязывал незримые нити между своими вестниками, создавая метаисторический процесс в земном времени и пространстве. Знания, которые содержались в Живой Этике, имели прямое отношение к новому космическому сознанию и новой системе научного познания.

Некоторые отрывочные записи в дневнике Вернадского дают нам возможность восстановить картину его знаний и размышлений. Давая оценку происходящему в его параллельной жизни, он обращается к Сократу с его внутренним Учителем, которого древнегреческий философ называл даймоном. Он временами ощущал в себе такого же Учителя, и сомнения традиционной эмпирической науки его уже не терзали. Он ощущал в себе опыт прежних своих жизней, который был накоплен в его «чаше». В этих ощущениях он все ближе и ближе подходил к метаисторическим идеям Живой Этики, которые потом в той или иной мере закрепились в методологии его научной работы.

И в самой предстоящей его судьбе и в судьбе самих Рерихов прослеживаются общие моменты. И тот и другие могли встретиться в Америке, когда Вернадский по его будущему плану руководил Институтом живого вещества, а Рерихи, прибывшие туда в 1920 году, развернули большую культурную работу. Там на какое-то время должен был замкнуться метаисторический «узел», развитие которого в самой России не могло состояться по ряду исторических причин. Однако и американский «узел» не реализовался. Мы знаем, что Вернадский не поехал в Англию, а затем в Америку, а культурная деятельность Рерихов в Америке была существенно подорвана предательством Хорша. Но общее в миссии Вернадского и Рерихов еще сохранялось определенное время. Речь идет о тех социальных моментах, о которых упоминал Вернадский в своем дневнике. Это мысль о том, что создание Института живого вещества может изменить не только сознание человечества, но и его социальное устройство. Каким будет это устройство, Вернадский не записал. Возможно, этот момент в его будущей жизни был не совсем ясен, а возможно, он не написал об этом в результате осторожности, необходимость которой он, обладавший тонким чувствознанием, уже предчувствовал. Но среди своих дневниковых записей Владимир Иванович упомянул общинный строй как нечто положительное. Общинный государственный строй занял важное место в метаисторическом процессе космической эволюции XX века.

Здесь третье событие метаисторического «узла» проявляется с полной ясностью. В 1926 году Рерихи (Елена Ивановна, Николай Константинович и Юрий Николаевич), по рекомендации своего Учителя из Твердыни Знания, уходят с маршрута ЦентральноАзиатской экспедиции и появляются в Москве. Их визит заключал в себе не только желание вновь увидеть родину, но и некоторые моменты, связанные с метаисторическим процессом как таковым. Как известно, Рерихи привезли в Москву, кроме письма Учителя, рукопись «Общины», одной из книг Живой Этики, и серию картин Н.К.Рериха под общим названием «Майтрейя». В этих картинах в символической форме был изображен процесс созидания Нового Мира, о котором говорится в Живой Этике. Вместе с тем «Община» была книгой-предупреждением. В 1926 году Россия стала подходить к тоталитарному режиму, опасность которого видели и Великие Учителя из Гималайской Твердыни Знания, и космические Иерархи из Высшего мира. Рерихи хотели опубликовать «Общину» в Москве, но этого сделать не удалось, ибо правящая верхушка страны, занятая острой политической борьбой, не обратила внимания ни на книгу, ни на предупреждения, содержавшиеся в ней. Можно ли считать, что метаисторический «узел», охватывающий широкий круг проблем, распался? Вряд ли. Известно, что информация из Высшего мира имеет опережающий характер. В силу этого обстоятельства мы знаем о существовании так называемых долгосрочных и краткосрочных пророчеств. Пророческий характер метаисторического «узла» был, по всей видимости, долгосрочным. Ибо и сейчас в борьбе за Культуру, за духовное развитие, за новое космическое сознание мы ловим проблески несокрушимого метаисторического процесса, который так или иначе дает нам больше надежд на лучшее будущее, чем идущий на земле агрессивный и жестокий исторический процесс, чьи причины бывают темны и туманны.

Из того, что мы знаем о видениях, можно понять, что это форма, в которой идет информация из Высшего мира и, прежде всего, метаисторическая информация Знания.

«Видения реальны так же, – сказано в Живой Этике, – как фототелефон. Можно их полагать реальнее, нежели мир физический. Вопрос лишь в том, из какого источника идут, но дух контролирует. <...>

Скажу очень важное – люди мало изучают видения. Именно по характеру видений можно писать лучшую историю интеллекта. Изучая даже грубые памятники видений, видим какие-то периоды. Конечно, у духов чувствительных формы характерны.

Когда из Христа начинали делать недосягаемого идола, наступал период видений Христа в самых жизненных формах. Он оказывается близким, входящим в жизнь. Короче сказать, на каждое общественное заблуждение является корректура. В дни унижения женщины можно проследить появление Божьей Матери.

Теперь, когда надо проявить непрерывность цепи между Землею и Небесами, – единение проявлений на разных планах. <…> Мудрость древности хорошо усваивала волны надобностей мира.

Конечно, един путь из Единого Источника. Как самые высокие духи, так и чуткие земные аппараты знают это единение. И мир Высшей реальности мелькает в окна пучины вихря вращения планеты, привлекшей части духа.

При равновесии духа и материи в будущем можно получить глаз ясный. Но сейчас лишь осколки видны. Потому так бережно хранили древние этот натуральный телескоп. И самыми сильными телескопами были женщины. И первым условием сохранения их был покой» [45].

Этот небольшой фрагмент дает представление не только о роли видения в метаисторическом процессе, все время формирующемся Высшей космической материей, но и о реальности видений, которые «мелькают в пучине вихря вращения планеты». Как всегда, Великий Учитель при сложнейших понятиях употребляет всеобъемлющий образ, проясняющий суть явления. Без энергетики Высшего мира в земном пространстве не может возникнуть видение, несущее необходимое знание для развития метаисторического процесса.

«Также могут спросить – почему видения совпадают с особенными моментами жизни? Происходит ли это от Руководства, знающего, когда наступает решительный час, или этому способствует наше возвышенное, духовное настроение, которое позволяет видеть то, что без этого осталось бы незримо? – И то и другое. Но кроме нашего состояния приближаются космические токи, которые преображают земные слои. Несомненно, действуют на нас не только астральные химизмы, но и некоторая высшая энергия, происхождение которой беспредельно» [46]. Здесь, в Живой Этике, дается научное объяснение энергетического механизма появления нужных для метаисторического процесса видений. Все, происходящее в пространстве видений, связано с космическим творчеством и космической эволюцией. Более того, авторы философии космической реальности предлагает физикам проверить действующие при видениях энергии и понять, что они не противоречат законам физики.

Процесс синтеза науки и метанауки проходит через все книги Живой Этики. Согласно источнику, видения различаются по своей энергетике. Наиболее высоковибрационная и тонкая энергия проявляется при непосредственном контакте с Высшим миром. Эта энергетика во много раз по своему напряжению превышает земную. Те, кто имеет дело с подобными явлениями, переносят эту энергетику с большим трудом. Мы знаем случаи, когда Высокие духи в земных условиях тяжело реагировали на такие видения. Нам известна реакция Сергия Радонежского на видение Богородицы. На какое-то время он потерял сознание и поседел. «Очевидцы видений высших, – читаем мы в Живой Этике, – подтвердят, что они даже не могут устоять на ногах от сильных вибраций. <...> И не может человек своевольно понудить явление Высшего Мира. Можно привлечь Мир Тонкий, но величие Высшего Мира превышает природу земную. Годы ждут пустынники Высшего Слова. Другие великие подвижники могли лишь однажды вместить явление Высшего Мира без потрясения здоровья» [47].

Несмотря на все трудности соприкасания с Высшим миром, видения являются важным моментом в формировании метаисторического процесса на Земле. Этому процессу Великие Учителя придавали особое значение как основе исторического земного процесса и очищению его от тьмы и неверных и гибельных решений. В Живой Этике мы находим советы, связанные с метаисторическим творчеством. «Исторические акты великого значения часто совершались по указу видений. <…> Существа Высшие или ушедшие близкие приносят весть неизбежных сроков. Можно лишь пожалеть, что люди стараются скрыть такие видения и посещения, конечно, если тайна не была предписана. Огненная печать на устах прочна, но можно в записях для потомства сказать Истину, которая поддержит многие сердца. Сами вы уже знаете целый ряд исторических событий, имевших в основе явления предупреждения и предписания. Так можно отмечать ряд событий от древности до наших дней, которые были как бы звеньями руководящей мысли. Правильно собрать эти огненные озарения, в них будет явлена целая система междумировая. Нужно углубляться фактами историческими, чтобы еще сознательнее понять мудрость строительства. Советую начать записывать все известные исторические события, совершившиеся или сопряженные с высшими видениями. Во время таких записей найдутся еще многие факты, ибо устремленная мысль магниту подобна» [48].

Таким образом, становится ясно, что Великие Учителя Высших миров формировали метаисторический процесс и заботились о том, чтобы механизм этого процесса был в той или иной степени запечатлен. Этого, несомненно, требовала будущая наука, а также и сама космическая эволюция, творчество которой должно было быть отражено на Земле. И конечно, видения и Высшего, и тонкого миров представляли для осмысления такого творчества важнейший источник. Упомянутая выше работа над видениями и другими проявлениями метаистории в земных условиях даст возможность составить реальный метаисторический процесс и изучить его взаимодействие с земным историческим процессом. Важность подобной работы несомненна. Получить картину реального метаисторического процесса от древности до наших дней – значит получить объемную картину истории человечества на планете Земля и вместе с этим осознать правильность земного исторического пути.

«Не нужно позабыть, – отмечает философия космической реальности, – что самые различные народы видели Высшие Существа в одинаковом Облике. Разве это не знак единства Света и Иерархии Блага? Так нужно и сердцем и разумом принимать Мир Огненный. Нужно почуять, что оттуда исходят явления всех вдохновений. Честные творцы и работники могут свидетельствовать, что извне приходит лучшее решение. Как мощное динамо, излучает Мир Огненный ливень самых лучших формул. Нужно не только пользоваться ими, но и свидетельствовать о них всеми лучшими словами. Так можно соединиться Огнями Сердца со Светом Высшим. Это не будет самомнением, ибо Свет не знает преград» [49].

В определенной мере сны, как и видения, есть явление космического характера и связаны с мирами более высокого состояния материи. Информация, которую они несут, также является необходимой для метаисторического процесса. Русские философы Серебряного века и поэты уделяли снам значительное внимание. Например, Ф.И.Тютчев отличался космической тонкостью ощущения сна.

Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья,

И в оный час явлений и чудес

Живая колесница мирозданья

Открыто катится в святилище небес.

 

Тогда густеет ночь, как хаос на водах,

Беспамятство, как Атлас, давит сушу;

Лишь Музы девственную душу

В пророческих тревожат боги снах! [50]

Сны, как и видения, носят пророческий характер, ибо их источник находится в иных мирах, где время другое, нежели на Земле. Там оно опережает земное время. Пророческий характер снов усиливает их значение не только для метаистории, но и для космической эволюции в целом. «Сны будущего, – сказано в философии космической реальности, – рассеяны широко. Пророчества распространяются тысячами, и люди в разных странах привыкают к определенным срокам, так утверждается течение эволюции. Так же напоминаются и грозные сроки. Может быть, никогда человечество не вынимало свой жребий, как в эти годы» [51].

Каждую ночь мы видим сны. Они разные и по своей форме, и по своей сути. Цветные и черно-белые, таинственные и простые, навеянные земными переживаниями, плотноматериальные и тонкие, незапоминающиеся и хранящие о себе долгую память, сбывающиеся. Нередко в них смешивается земное и небесное. Смысл сна в значительной степени зависит от времени и нашего состояния. Русский поэт Ф.И.Тютчев определил в снах «час явлений и чудес» как час «всемирного молчанья». Не каждый человек может ощутить это «всемирное молчанье» и увидеть то, что посылает в образах на Землю Высший мир. Мы знаем, что в древности сны, увиденные в «час всемирного молчанья», называли священными и такие сны хранили в тайне. Трепетное отношение ко сну в «час всемирного молчанья» объясняется той информацией, которую получали из такого сна видевшие его. «Мыслитель говорил: “Каждый человек хранит в себе возможность непосредственного общения с высшими мирами. Из этого источника складывается сущность нашего сознания. Мы можем претворить внешние факты в сущности глубинного сознания. Кто сохранит постоянное общение с высшими мирами, тот может вникать в построение будущего. Устраняя высшее общение, человек делается животным. <...> Великий дар богов – наш сон, он открывает вход в мир надземный”» [52].

То, что утверждает философия космической реальности в отношении сновидений, много серьезней, чем себе представляет человек среднего земного сознания. Речь идет о самом массовом канале общения с Высшим и получении оттуда многосторонней информации, которой человечество должно воспользоваться в творчестве своей жизни. Земное творчество космической эволюции многообразно и многосторонне, и привычный для нас ежесуточный сон в этом творчестве является одним из важнейших эволюционных явлений. Нельзя сказать, что эмпирическая наука не обратила на это явление внимания. Но в своих исследованиях она оторвала его от основы – космической Высшей материи. Такой путь исследования крайне неплодотворен. И только формирующееся сейчас новое космическое сознание может исправить такое положение. Многие исторические события прошлого или будущего человек тонкой структуры видит в вещих снах. Идя из канала сновидений, эти исторические события обретают уникальный метаисторический характер. Каждый человек видит такие сны, но далеко не каждый может их осознать и понять, к чему и к какому времени они относятся. И даже если информация сновидения относится к нему лично, он не всегда может расшифровать вещий сон.

Сон представляет собой довольно сложное явление, которое, подчиняясь определенным космическим законам, связывает земного обитателя с материей более высокого энергетического состояния. Наша эмпирическая наука в определенной мере исследует сон как явление. Однако та методология, с которой эмпирическая наука подходит к исследованию сна, недостаточна для выявления реальной сути сновидения. При исследовании сна, как и любого другого земного явления, без учета космической стороны этого явления не удастся получить нужные результаты. Философия космической реальности дает нам возможность проникнуть в самую глубь особенностей сна и сновидений. В основе каждого явления лежит духовное знание, которое улавливается индивидуумом с расширенным космическим сознанием. Это особенно относится к сновидениям. Вот несколько определений сна, которые мы находим в Живой Этике. «Сон есть приобщение к Тонкой Сфере. Состояние сна показательно с точки зрения психической энергии. Она несомненно усиливается, но в особом качестве; иначе говоря, она приобретает своеобразное качество Тонкого Мира» [53]. И, обретая такие качества, психическая энергия содействует восприятию сознанием во время сна тонкого мира. В результате сон является важнейшим мостом между двумя мирами – миром плотным и миром тонким. Сон служит уникальным пространством если не изучения тонкого мира, то признания через ощущения его удивительных особенностей. Из вышеизложенного фрагмента становится ясно, что состояние сна, который приобщает человека к иному миру, в значительной степени зависит от качества психической энергии этого человека. «Сон не похож на смерть, но подобен пребыванию в надземном мире» [54]. Как уже было отмечено, человек, приобщающийся во сне к мирам более высокого состояния материи, ощущает безвременность этих миров. «...И сновидения безвременны, – читаем мы в Живой Этике, – между тем, они вмещают множество событий» [55]. И еще: «Они (сновидения. – Л.Ш.) доказывают условность земных мер. Также мысль может достигать Высших Миров, не требуя времени. Самое быстрое воздушное письмо все-таки нуждается во времени. Пусть изучают быстроту мысли, такое наблюдение полезно для сознания дальних миров» [56].

Замечание о мысли необходимо для изучения проблемы безвременности как таковой и для расширения самого сознания. Ибо сознание можно расширить, доводя его до уровня космического и до понимания особенностей дальних миров, стоящих на более высокой, чем Земля, ступени космической эволюции. Роль сна и сновидений, во время которых происходит соприкосновение с более высокими мирами, заключается в том, что они восстанавливают энергетику человека, растраченную им в дневное время. Мы знаем множество примеров, когда человек, по тем или другим причинам лишенный сна, умирал. Так, во время репрессий в нашей стране лишение сна допрашиваемого занимало важнейшее место среди самых изощренных пыток. Человек без сна быстро ломался, становился неадекватным и переставал сопротивляться палачам, ведущим следствие. Многие в таком случае просто теряли рассудок.

Сновидение человека, в отличие от видения, – это теснейшее соприкосновение с миром высокого состояния материи и вхождение в энергетическое взаимодействие с ним. Те, которые до сих пор не осознали существования таких миров, во сне пользуются их энергетикой, не понимая и не ощущая ее.

«Сон являет общение с высшими Сферами. Сон доказывает, что люди без такого общения существовать не могут. Объяснение сна телесным отдыхом будет самым первобытным. Без сна обычно люди могут жить очень короткое время, затем их мышление впадает в самое болезненное состояние; появляются галлюцинации, оцепенение и другие признаки неестественного существования. Организм стремится к животворному обмену и не находит сужденного пути. Как Мы говорили, сон может быть кратким на высотах, где токи общения могут быть особенно питательны. Люди могут вспоминать о встречах в высших Сферах или в низших. Плотное тело может препятствовать таким сущностным общениям, но сон, как таковой, будет даром жизни вечной» [57].

Человечество в общем проводит во сне полжизни, но некоторые личности захватывают сном и вторую половину. Сон – это двоемирный процесс. Выше было сказано о двоемирии личностей, которые осознавали подобное состояние и днем пользовались им для успешного творчества. Но несущих в себе двоемирие и осознающих этот феномен единицы. Во многих случаях люди, обладающие не только дневным сознанием, но и ночным, могут различить мир, к которому они во сне приобщились или в который вошли. Наблюдения и информация этих несущих двоемирие личностей, которую они получают в своих сновидениях, будут крайне важны не только для метаисторического процесса, но и для научного изучения, когда такое изучение начнется. Умение отличить тонкий мир от Огненного дано единицам. «Сны, – отмечает философия космической реальности, – сообщают нас с Тонким Миром, таким образом, должны быть соответствия и в Тонком Мире по отношению к Огненному» [58]. И далее: «Сонные видения приобретают значение, коль скоро осознано приобщение к высшим Мирам. Действительно, когда человек понял значение сна, как пребывание в Тонком Мире, он знает, что посредством этого состояния могут запомниться очень важные и высокие общения. Каждая книга о Мирах Тонком и Огненном должна не забыть о приобщениях через сонные видения» [59].

Как мы видим, есть сны и сновидения, приобщающие нас к мирам более высокого состояния материи, но есть сны земные и даже сны более низких сфер, нежели наша планета. Качество сновидения зависит от состояния того, кто погружен в очередной сон. Это состояние определяется уровнем сознания, степенью духовного знания, проявленного или не проявленного в сердце спящего, от познания им миров различных состояний материи, а также от уровня спокойствия, в котором находится спящий в данное земное время.

Голоса внешние и внутренние, духовные пути сердца, чувствознание, вдохновение, озарение, вестники, идущие со своей миссией, и, наконец, видения и сновидения – эти явления связывают нас с Высшими мирами, источником нашего Знания, которое лежит в основе космической эволюции. Если бы не было этого Знания, то было бы невозможным земное творчество космической эволюции. Нетрудно представить себе и результат этого «не было бы». Да, собственно говоря, мы можем наблюдать немало примеров таких несостоявшихся результатов и в наше время.

Знания, шедшие по разным каналам из Высших миров, с самой глубокой древности передавались устно из поколения в поколение, от Учителя к ученику, от владеющих им к незнающему. Когда возникла письменность, то накопившиеся у человечества знания и различную информацию стали записывать. Но, к сожалению, сохранилась лишь малая часть. Многое погибло по разным причинам: от стихийных бедствий, случайных пожаров, гибельных наводнений, но больше всего было уничтожено варварскими руками невежества, самого страшного бедствия на нашей Земле. То, что осталось, стало называться письменными источниками. Смею сказать, что, пройдя через многочисленных писцов и добровольных благодетелей, источники эти, вне всякого сомнения, лишились своего первичного характера. Вот о таких источниках и пойдет речь.

По своему содержанию и по времени существования они несут в себе бесценные сокровища иномирных знаний и различных видов мышления, которые прошли по нашей планете за многие тысячелетия ее истории. Анализировать письменные источники следует только с точки зрения космического мышления, которое дает возможность сделать этот анализ реальным и объемным. Только таким образом мы поймем, что в действительности происходило на планете в первичные процессы культуры и метаистории.

В древних письменных источниках – священных книгах, мифах, исторических хрониках и рукописях – мы, так или иначе, находим следы первичной связи с Высшим и информацию, полученную из миров высокого состояния материи. По тому, что нам сейчас известно, мы можем сказать, что без метанауки нельзя объяснить знания, существовавшие на ранних этапах развития науки, без метаистории невозможно осмыслить историю как таковую. Ибо эта история начиналась с метаистории, имевшей более высокое измерение. Такое измерение объяснялось источником самой метаистории, ее происхождением в мире более высокого состояния материи. Если мы проанализируем реальный исторический процесс, то становится ясно, что в нем в действительности не существует разрыва между земным и небесным, или посюсторонним и потусторонним. Эта особенность, как одна из важнейших, нашла отражение в письменных источниках. Современная историческая наука определяет ее как мифологическую или нереальную. Нереальной или фантастической является часть, содержащая информацию о неизвестных нашей истории царях, которую мы, например, находим в Пуранах Индии, кашмирской «Реке царей», в китайских исторических хрониках и других, не менее важных древних письменных источниках.

Однако эта мифология истории на самом деле является самой реальной космической метаисторией. «Мы проводим, – писал Н.А.Бердяев, – резкую черту между историческим и метафизическим, между земной историей и небесной историей, которая не соответствует подлинной действительности, которая есть лишь абстракция нашего сознания. Поистине, на заре человеческой истории, которая отражалась в Библии и мифологии <...> – все свершающееся не есть какой-то момент в историческом процессе во времени, подобном нашему времени, на нашей земле; в далекой глубине истории стерты границы между небесным и земным. В Библейской мифологии рассказывается и о земной исторической судьбе человечества, и о небесной судьбе, о мифологической истории человечества; грани между небесным и земным оказываются стертыми, как вообще они стерты в первоначальной истории человечества. Лишь позже они отвердели, и появился разрыв земного и небесного» [60]. И далее: «.первый этап земной судьбы человечества зарождался на небе, зарождался в какой-то духовной действительности, которая вместе с тем была действительностью исторической, с которой имеет дело историческая наука, с которой имеет дело археология, о которой говорят памятники, проходящие через историческую критику. Метафизика истории имеет дело с судьбой человека во внутренней близости и во внутреннем тождестве небесной и земной судьбы его» [61]. Эта первоначальная стертость границ между земным и небесным, между историческим и метаисторическим привела не к смешению понятий в самом письменном источнике, а к дезориентации незнакомых с космическим сознанием и космической реальностью ученых историков, которые или отбросили небесную часть истории, или метаисторию, или не смогли определить ее суть, дав ей крайне неверные оценки. Тем самым поздние исследователи, занимавшиеся изучением древних письменных источников, обеднили эти источники и исказили их смысл. Это особенно ярко видно не только в Библии, но и в других подобных текстах, в которых был утрачен необходимый для анализа метаисторический смысл. Космические законы, согласно которым действовала небесная часть истории, не были осознаны исследователями, и это обстоятельство привело в оценке земного исторического процесса к довольно печальным результатам. Кризис исторической науки, который проявил себя в XXI веке, и особенно в России, имеет свое основание в глубокой древности. Одностороннее осмысление исторического процесса, произвольное отчуждение от него необходимой связи с Высшей космической материей и полное пренебрежение к метаисторическому процессу в дальнейшем может вывести историческую науку из пространства космической эволюции, без творчества которой на Земле могут наступить самые губительные последствия. Значительную часть древних письменных источников, носящих метаисторический характер, необходимо пересмотреть, руководствуясь философией космической реальности, охватывающей нашу жизнь в самом широком смысле этого слова. «Можно преобразить жизнь земную, – сказано в одной из книг этой философии, – лишь связью с Высшим Миром, иначе страдания не уменьшатся, наоборот, они доведут до гибели. Невежество должно быть искоренено, но лучшее просвещение явится Свыше» [62].

Эти слова относятся к любому виду творчества на Земле, в том числе и к науке.

4. Личный опыт Даниила Андреева

Даниил Леонидович Андреев был арестован в 1947 году, когда после войны началась новая волна репрессий. Вы спросите – за что? Да ни за что. В это «ни за что» входили самые фантастичные преступления, не имевшие к подавляющему большинству арестованных никакого отношения. Он сидел в тесной тюремной камере, где, кроме него, находилось немало самого разного народа. Тюрьма называлась Владимирским централом и пользовалась очень дурной славой. Полагаю, что сидевшие с ним в камере не догадывались, кто он такой. Возможно, они знали, что он был младшим сыном крупного русского писателя Леонида Андреева, автора одной из блестящих статей – «Держава Рериха». В статье между строк явно ощущался таинственный отзвук иного мира. Для узника Владимирского централа, как ни странно, этот иной мир был реальней и ближе, чем для его отца. Ему был известен и Рерих, которого он считал одним из выдающихся творцов, сумевших в своих картинах передать мир иной и космическое настроение, отличавшее ряд известных художников и философов Серебряного века.

Даниил Андреев, по прихоти судьбы оказавшийся в тюремной камере и просидевший в ней десять тяжелых и унизительных лет, жил как бы в двух мирах. Один был миром советской тюрьмы, со всеми принудительными и ужасающими подробностями ее жизни, другой – сияющий и вдохновенный мир Высшего состояния материи и тонкой высоковибрационной энергетики. В Данииле Андрееве объединились необъединимые миры – Высший и низший. Выходя из Высшего блистающего мира, он сразу попадал в душную камеру с измученными неволей и голодом людьми, ставшими рабами страшного и жестокого государства, людьми, в силу таких обстоятельств утратившими человеческий облик. Переход из одного мира в другой можно было бы сравнить с переходом из ада в рай и возвращением снова в ад. Никакая мифология, никакая человеческая фантазия не могла придумать такого. Приходится просто удивляться, как земное сердце Даниила Леонидовича выдерживало мученичество таких переходов. Никто из соседей по камере этого не мог видеть. Их человеческая структура и уровень сознания не могли соприкоснуться с Высшим, они не были посвящены в тайну иного состояния материи. В тюремной камере вместе с ними находился вестник космических сил, прибывший на Землю со своей космической миссией. Внешне вестник ничем не отличался от своих сотоварищей по тюрьме. И также не было ничего странного в том, что он ложился на свою койку и поворачивался лицом к стене. Они и не подозревали, что в это время его уже не было в камере. В камере оставался его «скафандр», если можно так назвать плотноматериальную оболочку, а тонкая внутренняя структура соприкасалась с удивительным и иногда непознаваемым миром, миром-видением, миром волшебных преображений. Он, Даниил Андреев, нес весть об этом мире на Землю, нес весть о высшем космическом сознании и метаистории, не познанной земными историками, но очень необходимой для земного исторического процесса. Ночью он записывал то, что видел там, в ином мире. Его сокамерники, сломленные дневными мучениями, спали тревожно и беспокойно. Он мог работать, будучи уверенным, что они, несмотря ни на что, не проснутся до раннего утра. «Я помню, – писал он, – как ряды обращенных ко мне человеческих лиц стали мало-помалу делаться туманнее и как бы несколько удаляться в пространстве; вернее, по-видимому, я сам удалялся от них, приподнимаясь над землею. Вдали, на горизонте, я видел до сих пор полупрозрачный, будто сложенный из хризолита горный кряж; вдруг я заметил, что горы начинают излучать удивительное свечение. Трепещущие радуги перекинулись, скрещиваясь, по небосклону, в зените проступили дивные светила разных цветов, и великолепное солнце не могло затмить их. Я помню чувство захватывающей красоты, ни с чем не сравнимого восторга и изумления. Когда же взгляд мой опустился вниз, я увидел, что толпы провожавших больше нет, весь ландшафт преобразился совершенно, и понял, что миг моего перехода в высший слой уже миновал» [63]. После перехода, здесь достаточно точно описанного, Андреев попадал в «Мир поющих цветов», более высокого измерения, нежели Земля.

По свидетельству Д.Л.Андреева, никто никакой практикой не готовил его к состоянию, в котором он видел то, чего не видели другие. Кроме того, как он утверждал, у него не было руководителя, который мог бы ему помочь своими советами в таких случаях. Но вместе с тем он предполагал деятельность и помощь «невидимых осуществителей» [64], за которыми явно стояли Космические Иерархи, так же как у Рерихов и у В.И.Вернадского. Это дает возможность говорить об общем для них источнике в их контактах и видениях. И у Рерихов, и у В.И.Вернадского, и у Д.Л.Андреева в «чаше» были значительные энергетические накопления прошлых жизней. Известно, что в таком случае практической подготовки не нужно. Богатые знания, хранящиеся в «чаше», и осознанное или неосознанное умение ими пользоваться в земных условиях являются особенностью вестников космической эволюции. Начиная с 20-х годов прошлого века Космические Иерархи через своих вестников открывают для России три канала метазнаний, необходимых для подъема нашей страны на новый виток космической эволюции. Д.Л.Андреев это вполне ощущал, так же как и его единомышленники по космической эволюции.

Проявление у Андреева особых духовных способностей началось очень рано, еще в 1921 году. Сама дата весьма знаменательна, ибо стоит очень близко к 1920 году, когда началось космическое творчество Рерихов и Вернадского. Близость дат еще раз подтверждает, наряду с близостью взглядов, что все три канала, представлявшие творчество космической эволюции на Земле, действовали по одному и тому же плану. Определенные различия у вестников, действовавших в этих каналах, были связаны с индивидуальностями каждого, разницей судеб, характеров и самой кармы.

Вот что писал Андреев о своем впечатлении в связи с первым проявлением его уникальных способностей. «Первое событие этого рода, сыгравшее в развитии моего внутреннего мира огромную, во многом даже определяющую роль, произошло в августе 1921 года, когда мне еще не исполнилось пятнадцати лет. Это случилось в Москве, на исходе дня, когда я, очень полюбивший к тому времени бесцельно бродить по улицам и беспредметно мечтать, остановился у парапета в одном из скверов, окружавших храм Христа Спасителя и приподнятых над набережной. Московские старожилы еще помнят, какой чудесный вид открывался оттуда на реку, Кремль и Замоскворечье с его десятками колоколен и разноцветных куполов. Был, очевидно, уже седьмой час, и в церквах звонили к вечерне... Событие, о котором я заговорил, открыло передо мной или, вернее, надо мной такой бушующий, ослепляющий, непостижимый мир, охватывавший историческую действительность России в странном единстве с чем-то неизмеримо большим над ней, что много лет я внутренне питался образами и идеями, постепенно наплывавшими оттуда в круг сознания. Разум очень долго не мог справиться с ними, пробуя создавать новые и новые конструкции, которые должны были сгармонизировать противоречивость этих идей и истолковать эти образы» [65].

После этого видения продолжались и, конечно, требовали своего осмысления. У Даниила Андреева был философский склад ума и довольно широкое гуманитарное образование. В 1933 году у него было видение, очень значительное с точки зрения и духовной, и исторической. «В ноябре 1933 года я случайно – именно совершенно случайно – зашел в одну церковку во Власьевском переулке. Там застал я акафист преподобному Серафиму Саровскому. Едва я открыл входную дверь, прямо в душу мне хлынула теплая волна нисходящего хорового напева. Мною овладело состояние, о котором мне чрезвычайно трудно говорить, да еще в таком протокольном стиле. Непреодолимая сила заставила меня стать на колени, хотя участвовать в коленопреклонениях я раньше не любил: душевная незрелость побуждала меня раньше подозревать, что в этом движении заключено нечто рабское. Но теперь коленопреклонения оказалось недостаточно. И когда мои руки легли на ветхий, тысячами ног истоптанный коврик, распахнулась какая-то тайная дверь души, и слезы ни с чем не сравнимого блаженного восторга хлынули неудержимо. И, по правде сказать, мне не очень важно, как знатоки всякого рода экстазов и восхищений назовут и в какой разряд отнесут происшедшее вслед за этим. Содержанием же этих минут был подъем в Небесную Россию, переживание Синклита [66] ее просветленных, нездешняя теплота духовных потоков, льющихся из того средоточия, которое справедливо и точно именовать Небесным Кремлем. Великий дух, когда-то прошедший по нашей земле в облике Серафима Саровского, а теперь – один из ярчайших светильников Русского Синклита, приблизился к склонился ко мне, укрыв меня, словно эпитрахилью, шатром струящихся лучей света и ласкового тепла. В продолжение почти целого года, пока эту церковь не закрыли, я ходил каждый понедельник к акафистам преподобному Серафиму – и – удивительно! – переживал это состояние каждый раз, снова и снова с неослабевающей силой» [67].

И еще одно видение, потрясшее его уже на фронте Отечественной войны. «В начале 1943 года я участвовал в переходе 196-й стрелковой дивизии по льду Ладожского озера и, после двухдневного пути через Карельский перешеек, вошел поздно вечером в осажденный Ленинград. Во время пути по безлюдному, темному городу к месту дислокации мною было пережито состояние, отчасти напоминавшее то давнишнее, юношеское, у храма Спасителя, по своему содержанию, но окрашенное совсем не так: как бы ворвавшись сквозь специфическую обстановку фронтовой ночи, сперва просвечивая сквозь нее, а потом поглотив ее в себе, оно было окрашено сурово и сумрачно. Внутри него темнело и сверкало противостояние непримиримейших начал, а их ошеломляющие масштабы и зиявшая за одним из них великая демоническая сущность внушали трепет ужаса. ...И только веющее блистание от приближавшегося его врага – нашей надежды, нашей радости, нашего защитника, великого духа-народоводителя нашей родины – уберегло мой разум от непоправимого надлома» [68].

Автор «Розы Мира» не только записывал космические видения, но и пристально вглядывался в процесс их зарождения и проявления. В результате этих наблюдений мы имеем ценнейший материал, принадлежащий метанаучному опыту. В этом тонкоматериальном процессе Д.Л.Андреев выделил три этапа. Привожу его собственное описание этих этапов, которые дают нам ясное представление не только об опыте самого Андреева, но имеют и общее значение для познания подобных движений. «Первая стадия заключается во мгновенном внутреннем акте, совершающемся без участия воли субъекта и, казалось бы, без видимой предварительной подготовки, хотя, конечно, в действительности такая подготовка, только протекающая за порогом сознания, должна иметь место.

Содержанием этого акта является молниеносное, но охватывающее огромные полосы исторического времени переживание нерасчленимой ни на какие понятия и невыразимой ни в каких словах сути больших исторических феноменов. Формой же такого акта оказывается сверх меры насыщенная динамически-кипящими образами минута или час, когда личность ощущает себя как тот, кто после долгого пребывания в тихой и темной комнате был бы вдруг поставлен под открытое небо в разгар бури – вызывающей ужас своей грандиозностью и мощью, почти ослепляющей и в то же время переполняющей чувством захватывающего блаженства. О такой полноте жизни, о самой возможности такой полноты личность раньше не имела никакого представления. Синтетически охватываются единовременно целые эпохи, целый – если можно так выразиться – метаисторический космос этих эпох с великими борющимися в нем началами. Ошибочно было бы предполагать, что эти образы имеют непременно зрительную форму. Нет, зрительный элемент включается в них, как, может быть, и звуковой, но сами они так же относятся к этим элементам, как, например, океан относится к водороду, входящему в состав его воды. Дать представление об этом переживании крайне трудно за отсутствием сколько-нибудь точных аналогий с чем-либо другим, более известным.

Переживание это оказывает потрясающее действие на весь душевный состав. Содержание его столь превосходит все, что находилось раньше в круге сознания личности, что оно будет много лет питать собою душевный мир пережившего. Оно станет его драгоценнейшим внутренним достоянием.

Такова первая стадия метаисторического познания. Мне кажется допустимым назвать ее метаисторическим озарением.

Результат озарения продолжает храниться в душевной глубине, – храниться не как воспоминание, а как нечто живое и живущее. Оттуда постепенно, годами, поднимаются в круг сознания отдельные образы, идеи, целые концепции, но еще больше остается их в глубине, и переживший знает, что никакая концепция никогда не сможет охватить и исчерпать этого приоткрывшегося ему космоса метаистории. Эти-то образы и идеи становятся объектом второй стадии процесса.

Вторая стадия не обладает тем моментальным характером, как первая: она представляет собою некоторую цепь состояний – цепь, пронизывающую недели и месяцы и проявляющуюся почти ежедневно. Это есть внутреннее созерцание, напряженное вживание, сосредоточенное вглядывание – иногда радостное, иногда мучительное – в исторические образы, но не замкнутые в самих себе, а воспринимаемые в их слитности со второй, метаисторической реальностью, за ними стоящей. Выражение “вглядываться” я употребляю здесь условно, а под словом “образы” разумею опять-таки не зрительные представления только, но представления синтетические, включающие зрительный элемент лишь постольку, поскольку созерцаемое может вообще иметь зрительно представимый облик. При этом крайне важно то, что содержанием подобного созерцания бывают в значительной мере и явления иномерных слоев материальности; ясно, что воспринимать их могут не физические органы зрения и слуха, но некоторые другие, имеющиеся в составе нашего существа, но обычно отделенные как бы глухою стеной от зоны дневного сознания. И если первая стадия процесса отличалась пассивным состоянием личности, ставшей как бы невольным зрителем ошеломляющего зрелища, то на второй стадии возможно, в известной мере, направляющее действие личной воли – иногда, например, в выборе того или иного объекта созерцания. Но чаще, и как раз в наиболее плодотворные часы, образы всплывают непроизвольно, излучая, сказал бы я, такую завораживающую силу и приоткрывая такой многопланный смысл, что часы созерцания превращаются в ослабленные подобия минут озарения. При известной творческой предрасположенности субъекта образы эти могут в иных случаях становиться источником или стержнем, осью художественных произведений; и сколь мрачны и суровы не были бы некоторые из них, но величие этих образов таково, что трудно найти равное тому наслаждение, которое вызывается их созерцанием.

Именно метаисторическим созерцанием можно, мне кажется, назвать эту вторую стадию процесса.

Картина, создающаяся таким образом, подобна полотну, на котором ясны отдельные фигуры и, быть может, их общая композиция, но другие фигуры туманны, а некоторые промежутки между ними ничем не заполнены; иные же участки фона или отдельные аксессуары отсутствуют вовсе. Возникает потребность уяснения неотчетливых связей, заполнения остающихся пустот. Процесс вступает в третью стадию, наиболее свободную от воздействия внеличных и внерассудочных начал. Ясно поэтому, что именно на третьей стадии совершаются наибольшие ошибки, неправильные привнесения, слишком субъективные истолкования. Главная помеха заключается в неизбежно искажающем вмешательстве рассудка; вполне отделаться от этого, по-видимому, почти невозможно. Возможно другое: уловив внутреннюю природу метаисторической логики, удается иной раз перестроить в ее направлении даже работу рассудка.

Эту третью стадию процесса естественно назвать метаисторическим осмыслением» [69].

Осмысливание трех стадий процесса соприкосновения с миром более высокого состояния материи представляет собой один из интереснейших моментов внутренней работы. Д.Л.Андреев четко ощущал разницу в восприятии между земным миром и более высоким миром на первой стадии. Историческая информация, которая шла из иномирного источника, представляла собой нечто целое, неразделенное. В основе такого феномена лежало другое время или безвременье, в котором ему было трудно ориентироваться. Он не мог определить, сколько времени прошло – час или минута. Такая разница во времени теоретически уже была нащупана современной наукой, но опыт восприятия временного феномена принадлежал в данном случае тому, кто соприкоснулся с иным миром. В этом состояла и состоит ценность опыта ученого и философа Д.Л.Андреева. К тому же он определил метаисторическую информацию, с которой соприкоснулся сам, как образную. Его собственные знания о внутреннем мире позволили понять, что, собственно, происходит с ним и его восприятием неведомого таинственного мира. В связи с этим он ввел в изучение метаистории новую формулировку – метаисторическое познание. И те, кто глубоко изучал Живую Этику и размышления В.И.Вернадского о новой системе познания, без труда могут понять, что метаисторическое познание представляет собой важнейшую особенность новой системы познания как таковой. Метаисторическое познание в своей основе было столь обширным и глубоким, что Андреев ввел реальную формулировку – метаисторический космос, охватывающий миры различных высоких состояний материи. Только реальный опыт соприкосновения с такими мирами дал Андрееву возможность увидеть их реальность, с которой можно начинать научное ее осмысление. Еще раз необходимо отметить, что современная наука пока практически не дошла ни до метанауки, ни до ее сердца – метаистории.

Характеризуя вторую стадию происходящего процесса, Д.Л.Андреев писал о метаисторическом созерцании, которое происходит во внутреннем мире самого наблюдателя этого процесса. Такое метаисторическое созерцание может привести к дифференциации цельной образной структуры и выделению отдельных образов. Этого результата можно добиться лишь в напряженном художественном творчестве. Здесь мы опять видим еще одно серьезное подтверждение тесной связи метаисторического источника с истинным искусством.

Третью стадию процесса Д.Л.Андреев справедливо назвал метаисторическим осмыслением, которое представляет собой напряженное творчество, связанное с реальными оценками происходящего.

И наконец, разворачивая картину метаисторического источника на основе своего опыта, он пишет о метаисторическом чувстве, одном из важнейших элементов метаистории. Метаисторическое чувство формируется в человеке в течение многих его жизней, и не каждому это чувство доступно. Только на основе этого чувства возникает связь с метаисторическим источником, способность включиться в метаисторическое познание, метаисторическое созерцание, метаисторическое осмысление. Все эти метаисторические явления составляют важнейшую основу космического сознания, которое определяет формирование нового космического мышления и над которым работали все три творческих канала космической эволюции, представленных в России Рерихами, В.И.Вернадским и Д.Л.Андреевым. «Чувство, – писал последний, – замечательно переданное Тютчевым, когда личность ощущает себя участницей некоей исторической мистерии, участницей в творчестве и борьбе великих духовных – лучше сказать, трансфизических – сил, мощно проявляющихся в роковые минуты истории; разве, не обладая этим чувством, могла бы совершить свой подвиг Жанна д’Арк? Разве мог бы св. Сергий Радонежский – по всему остальному своему мирочувствию настоящий анахорет и аскет – принять столь решительное, даже руководящее участие в политических бурях своего времени? Могли ли бы без этого чувства значительнейшие из пап век за веком пытаться осуществить идею всемирной иерократии, а Лойола – создать организацию, сознательно стремящуюся овладеть механизмом исторического становления человечества? Мог ли бы Гегель без этого чувства, одною работой разума, создать “Философию истории”, а Гёте – вторую часть “Фауста”? Разве мыслимо было бы самосожжение раскольников, если бы ледяной ветер эсхатологического, метаисторического ужаса не остудил в них всякую привязанность к миру сему, уже подпавшему, как им казалось, власти антихриста? Смутное метаисторическое чувство, не просветленное созерцанием и осмыслением, часто приводит к искаженным концепциям, к хаотическим деяниям. Не ощущаем ли мы некий метаисторический пафос в выспренних тирадах вождей Французской революции, в доктринах утопического социализма, в культе Человечества Огюста Конта или в призывах ко всемирному обновлению путем разрушения всех устоев – призывах, принимающих в устах Бакунина тот оттенок, который заставляет вспоминать страстные воззвания иудейских пророков, хотя оратор XIX века вкладывает в эти воззвания новый, даже противоположный мирочувствию древних пророков смысл? Подобных вопросов можно было бы задавать еще сотни. Непременные же ответы на них приведут к двум важным выводам. Во-первых, станет ясно, что в общем объеме как западной, так и русской культуры подспудный слой апокалиптических переживаний можно обнаружить в неисчислимом количестве явлений, даже чуждых ему на первый взгляд. А во-вторых – что метаисторическое чувство, метаисторический опыт, неосознанный, смутный, сумбурный, противоречивый, вплетается то и дело в творческий процесс: и художественный, и религиозный, и социальный, и даже политический» [70].

Здесь автор «Розы Мира» представил метаисторическое чувство в его развитии и определил влияние этого важного чувства на различные процессы нашей исторической жизни. Сила этого влияния была разной, начиная от «следов» и некоторых элементов этого чувства и кончая абсолютным овладением им. Сам Андреев, будучи вестником, в чем теперь сомневаться не приходится, владел им в полной мере, соприкасаясь в различных формах с иными мирами. Кроме формы видения, Андреев использовал форму странствия по различным мирам, и высоким и низким. Подобное странствование в свое время осуществил Данте. Его уникальная книга «Божественная комедия» подробно рассказывает о таком путешествии. Странствование Андреева было более обширным и разнообразным. Оно охватило многие структуры мироздания различных состояний материи. Книга «Роза Мира» есть реальное отражение многих структур Космоса, осмысленных глубоким философом, каковым являлся Даниил Андреев. Она являет собой современный уникальный метаисторический источник, какими были и Живая Этика, и работы В.И.Вернадского, связанные с космическим мышлением. Соприкосновение Андреева с мирами иного состояния материи и получение им метаисторической информации, несомненно, подтверждает его вестническое творчество и миссию, необходимую для формирования нового космического мышления.

Странничество, важнейший вид соприкосновения с инобытием, возникало обычно ночью, в глубоком сне. Но это было не сновидение, а реальное вхождение его тонкого тела в тонкие миры. Нет никакого сомнения, что подобная полученная им информация необходима для формирования космического мышления и осмысления сотрудничества с Высшими мирами. В «Розе Мира» мы встречаемся и с проблемой Иерархии Космоса. Андреев их называет «великими братьями», о которых мы читаем в Живой Этике, в частности в книге «Беспредельность»: «Мы, Братья человечества...» [71] И в том, и в другом источнике смысл Братьев, или космических Иерархов, общий. Легкие различия, которые возникают, связаны с индивидуальностью писавших эти произведения. Нужно еще раз сказать, что ни В.И.Вернадский, ни Д.Л.Андреев не были знакомы с Живой Этикой, хотя творили, следуя ее идеям. С Братьями Андреев встречался и ночью, во время странствий, и днем, в присутствии многих сокамерников. Однако те ни о чем не догадывались. «Близость, – писал он, – одного из великих братьев вызывала усиленное биение сердца и трепет торжественного благоговения. Другого все мое существо приветствовало теплой, нежной любовью, как драгоценного друга, видящего насквозь мою душу, и любящего ее, и несущего мне прощение и утешение. Приближение третьего вызывало потребность склонить перед ним колена, как перед могучим, несравненно выше меня взошедшим, и близость его сопровождалась строгим чувством и необычайной обостренностью внимания. Наконец, приближение четвертого вызывало ощущение ликующей радости – мировой радости – и слезы восторга. Во многом могу усомниться, ко многому во внутренней жизни отнестись с подозрением в его подлинности, но не к этим встречам.

Видел ли я их самих во время этих встреч? Нет. Разговаривали ли они со мной? Да. Слышал ли я их слова? И да, и нет. Я слышал, но не физическим слухом. Как будто они говорили откуда-то из глубины моего сердца. Многие слова их, особенно новые для меня названия различных слоев Шаданакара [72] и иерархий, я повторял перед ними, стараясь наиболее близко передать их звуками физической речи, и спрашивал: правильно ли? Некоторые из названий и имен приходилось уточнять по нескольку раз; есть и такие, более или менее точного отображения которых в наших звуках найти не удалось. Многие из этих нездешних слов, произнесенных великими братьями, сопровождались явлениями световыми, но это не был физический свет, хотя их и можно сравнить в одних случаях со вспышками молнии, в других – с заревами, в третьих – с лунным сиянием.

Иногда это были уже совсем не слова в нашем смысле, а как бы целые аккорды фонетических созвучий и значений. Такие слова перевести на наш язык было нельзя совсем, приходилось брать из всех значений одно, из всех согласованно звучащих слогов – один. Но беседы заключались не в отдельных словах, а в вопросах и ответах, в целых фразах, выражавших весьма сложные идеи. Такие фразы, не расчленяясь на слова, как бы вспыхивали, отпечатываясь на сером листе моего сознания, и озаряли необычайным светом то темное для меня и неясное, чего касался мой вопрос. Скорее даже это были не фразы, а чистые мысли, передававшиеся мне непосредственно, помимо слов.

Так путь метаисторических озарений, созерцаний и осмыслений был дополнен трансфизическими странствиями, встречами и беседами» [73].

Описания в «Розе Мира» высоких встреч с Великими Братьями достаточно реальны и подвергаться сомнению не могут.

Особенности подобных встреч были даны в ряде исторических произведений, а также в работах Рерихов. Полагаю, что такие встречи были и у В.И.Вернадского, но, будучи очень осторожным даже в дневниковых записях, Владимир Иванович не счел возможным об этом написать. Многое в его дневнике читается между строк.

Эти встречи шли по всем трем каналам и носили руководящий характер. Они как бы объединяли всех вестников, работающих в трех каналах космической эволюции.

Интересна также постановка в «Розе Мира» проблемы, которую Андреев называет глубинной. Осмысливая то, что видел, слышал и ощущал, он остановился на одном из важнейших моментов – памяти как таковой. Информация, с которой он имел дело, с точки зрения памяти разделялась на две части. Та, что относилась к событиям не особым и не важным, запоминалась слабо. Контакты же с Высшим запоминались во всех подробностях и сохранялись в памяти не только долго, но и навсегда. Он отнес эту информацию к глубинной памяти. Для того чтобы сохраниться в глубинной памяти, информация должна быть высокодуховной и соприкасаться с материей высокого энергетического состояния. Это наблюдение Андреева позволяет определить, что есть эта «глубина». В Живой Этике немало сказано о важном энергетическом центре в структуре человека, называемом «чашей». «Чаша», тесно связанная с чакрой сердца, является накопителем знаний и творческих достижений человека, которые он обретает в течение своих жизней. От уровня сознания этого человека и его духовности зависит и содержание «чаши». Есть пустые «чаши», а есть «чаши» – подлинные сокровищницы. Только высокий уровень сознания и духовности человека дает ему возможность «открыть чашу» и возродить память о заложенных в ней духовных сокровищах. В этом случае человек обретает способность глубинной памяти. Способности Андреева были очень высоки, и, по всей видимости, он наблюдал и ощущал «закладку» своей информации духовного знания в «чашу», или глубину своего внутреннего мира. Такой процесс и его сознательное восприятие, а в случае с Д.Л.Андреевым это так, представляют огромную эволюционную важность. Он ощутил этот процесс и нашел для него точное определение – «глубинная память». Эта глубинная память Андреева являлась редчайшим феноменом взаимодействия человека с его открытой «чашей» в самом начале «закладки» в нее очередной, новой духовной информации, о которой сохраняется долгая, если не вечная, память. Процесс глубинной памяти дает нам возможность еще раз соотнести информацию философии космической реальности с реальными знаниями, представленными в «Розе Мира».

«Роза Мира» не только метаисторический источник, но все, что мы находим в ней, подтверждено практическим опытом самого автора и осмыслено философски им же. Цельность и логика изложения этого произведения дает нам возможность говорить о метаисторическом учении, изложенном Д.Л.Андреевым. В этом учении мы видим чрезвычайно важную концепцию творческого влияния миров высшего состояния материи на земную жизнь. Очень многое соотносится в этом учении с идеями Живой Этики, и прежде всего, можно отметить, что и то и другое учение, и тот и другой источник являются основополагающими, каждый по-своему, в формировании космического мышления. И Живая Этика, и «Роза Мира» дают представление о космической эволюции, отмечают необходимость контакта с Высшими мирами и ставят своей задачей преобразования и переустройства земной жизни. Метанаучная и метаисторическая сторона концепции того и другого источника играет важную роль для будущего нашей планеты.

Понятия, введенные Д.Л.Андреевым, – метаисторическое познание, метаисторическое созерцание, метаисторическое осмысление, метаисторическое чувство – самым тесным образом связаны с Высшей космической материей, с космической Иерархией и космической эволюцией в целом. Без этого взаимодействия на Земле ничего важного и хорошего нельзя сделать. Сознательное пренебрежение связью с Высшим нарушает один из важнейших космических законов – в эволюции низшее ведется Высшим. Без этого водительства, без этого руководства низшее остается низшим, а через какое-то время спускается еще ниже. Наши разнообразные планетарные кризисы – результат пренебрежения к метаисторическому процессу на Земле. Как мы знаем, процесс этот охватывает основные области человеческого творчества – науку, философию, искусство, религию. Непризнание в этих важнейших областях метанауки и ее важнейшей части – метаистории – наносит непоправимый ущерб, прежде всего, развитию и самого человека, и всей планеты в целом.

Его освободили из тюрьмы только в 1957 году, через 4 года после смерти Сталина.

«Я тяжело болен, – писал он, – годы жизни моей сочтены. Если рукопись будет уничтожена или утрачена, я восстановить ее не успею. Но если она дойдет когда-нибудь хотя бы до нескольких человек, чья духовная жажда заставит их прочитать ее до конца, преодолевая все ее трудности, – идеи, заложенные в ней, не смогут не стать семенами, рождающими ростки в чужих сердцах. <...>

Но ничто не поколеблет меня в убеждении, что самые устрашающие опасности, которые грозят человечеству и сейчас и будут грозить еще не одно столетие, – это великая самоубийственная война и абсолютная всемирная тирания» [74]. Этими словами завершилась работа вестника Даниила Андреева.

Что же касается остальных – В.И.Вернадского и Е.И. и Н.К. Рерихов, – то можно сказать следующее. Идеи новой науки и новой эпохи мы видим в научных работах Владимира Ивановича. Елена Ивановна оставила после себя Живую Этику – философию космической реальности, которая обретает, с большими трудностями и сложностями, популярность в России. Николай Константинович одарил нашу планету и, в первую очередь, Россию огромной коллекцией поистине великих картин, которые пронизаны космическими идеями Живой Этики. Оба они, и Елена Ивановна, и Николай Константинович, сохранили для нас память о Великом Учителе, Космическом Иерархе, вестниками которого они были.

К теперешней ситуации можно подойти по-разному. С точки зрения земной и формальной – вестники ушли, и три космических направления, руководимые Высшими мирами и Космическими Иерархами, как бы ослабели. Но на самом деле это не так. Нужно помнить, что время Высших миров отличается от земного своей цельностью, или безвременьем. Наши годы – их секунды, наши века – часы. Три космических канала, заложенных в 20-е годы прошлого века, продолжают действовать и наращивать нужную энергетику. Земля должна выйти на более высокий виток космической эволюции. Но это произойдет в том случае, если необходимость нового космического мышления будет понята и осознана, и когда связь и сотрудничество с Высшими мирами станет основой нашей жизни, а космические законы будут не только познаваться, но и выполняться.

5. Внутреннее и внешнее

В каждом явлении, в каждом процессе на Земле есть внутреннее и внешнее. Внешнее, как правило, связано с земной плотной материей, внутреннее – с надземной материей более высокого состояния. Это относится и к историческому процессу как таковому, со всеми его особенностями. Историческое мышление, в истинном его смысле, складывается с учетом внешнего и внутреннего, земного и надземного. Отторжение одной из сторон такого явления, как история, искажает и обессиливает энергетически исторический процесс как таковой и нередко приводит к образованию в таком процессе черных, разрушительных провалов. Когда это превращается в последовательное действие, планета покрывается не только густым туманом Майи, но и начинает разрушаться в результате невежества и низкого сознания самих участников земного исторического процесса. «Каждая Эпоха, – читаем мы в Живой Этике, – имеет свои отличия. Каждая особенность времени есть отпечаток сознания» [75].

В основе реального исторического мышления, где материальная сторона гармонически сочетается с духовной, лежит, без сомнения, метаисторический процесс. «Судьба человека, которая лежит в основе истории, – отмечал Н.А.Бердяев в своей глубокой книге «Смысл истории», – предполагает сверхисторическую цепь, сверхисторический процесс, сверхисторическое разрешение судьбы истории в ином, вечном времени. Земная история должна вновь войти в небесную историю, должны исчезнуть грани, отделяющие мир посюсторонний от мира потустороннего, подобно тому, как не было этих граней в глубине прошлого, на заре мировой жизни. Мифы говорят нам о первичной смешанности небесного и земного. <...> Разрывается связь времен, замкнутый круг мировой действительности перестает существовать; в него сливаются энергии иных ступеней действительности, история нашего мирового времени кончается и потому только и приобретает смысл» [76]. В этом фрагменте крупнейший русский философ раскрыл смысл метаистории, называя ее справедливо сверхисторией и связывая последнюю с внутренними построениями космической эволюции. Человек глубоко интуитивный, без сомнения, работающий методом озарения, соприкасающийся с миром более высокого состояния материи, определяет земную историю, если она взаимодействует с метаисторией, или небесной историей, как неизбежный путь к иному миру высокого состояния материи. Собственно говоря, метаисторический процесс, будучи важнейшим творческим явлением космической эволюции, выводит земную историю на эволюционный уровень космического синтеза. Подобная задача и ее выполнение обусловливается, в первую очередь, соответствующим уровнем сознания земного человечества и процессом расширения такого сознания. Сознание, будучи в человеке внутренним процессом, обусловливает и внешние, реальные проявления земного исторического процесса.

Взаимодействие внутреннего и внешнего, небесного и земного, духовного и материального, определяет эволюцию исторического процесса на Земле и, собственно, историческое мышление, реальность которого так необходима сейчас на нашей планете. Космическое мышление в целом и есть методология данного мышления. Говорить, что мы достигли необходимого нам исторического мышления, не приходится. Метаисторические источники, такие как Живая Этика, работы русских философов Серебряного века, уникальное произведение Даниила Андреева «Роза Мира», идеи выдающихся ученых, таких как В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский и многих других, в которых мы находим нужные нам указания на космическое сознание и метаисторическое познание, поняты и используются единицами. Христианская церковь, как уже было сказано выше, не только замедляет процессы космической эволюции на Земле, но и пресекает земной эволюционный путь восхождения к высотам космической эволюции. Этот негативный процесс достаточно ярко и образно показан в гениальном произведении Ф.М.Достоевского «Легенда о Великом инквизиторе». Великим инквизитором в его монологе перед Христом, утверждает Н.А.Бердяев, сказана «вся метафизика истории» [77]. Со всей силой своей гениальности и провидческим даром Ф.М.Достоевский вскрыл причины искажения земного исторического процесса и его отстраненности от космического сознания и метаисторического познания.

Космическое сознание сливает наше дифференцированное время – прошлое, настоящее и будущее – в единый круг вечности. Наше современное сознание не только не приблизилось к такой идее, но ведет разрушение памяти о прошлом, выбивая из-под ног духовные кирпичи нашего будущего, лишая это будущее нашего внутреннего духовного процесса связи с причинным пространством планеты – Высшей космической материей, без которой никакая эволюция на Земле не может состояться. В такой связи заложены основные моменты развития и цели нашего исторического процесса. Рассматривая небесную историю, или метаисторию, во взаимодействии с земной историей, Н.А.Бердяев раскрывает картину творчества космической эволюции, действующей не в дифференцированном земном времени, а в целостном времени вечности. Соотношение дифференцированного времени и безвременья, или вечности, столь необходимое для земного исторического процесса, зависит от сознания самого человечества и его понимания времени как такового в его разных уровнях. Осознание необходимости прошлого для будущего есть не только фундаментальное положение для земного времени, но и для движения исторического процесса к инобытию.

Этот исторический процесс нашел отражение в работах Н.А.Бердяева, где русский философ дает ярчайшее описание методологии истинной философии истории и того ее осмысления, которое существует в нашей современности. Он освещает эту проблему в ее узловом моменте перехода от старого, прошлого мира к миру новому, от старого сознания к новому. Этот процесс, отмечает Н.А.Бердяев, происходит «в вечности, в каком-то внутреннем, едином историческом движении, творческом динамическом движении, совершается воссоединение в жизни вечной. Такое понимание исторического процесса, в котором совершается соединение временного и вечного, сближается и отождествляется историческое и метафизическое, то, что нам дано в исторических фактах, в историческом воплощении и что раскрывается в глубочайшей духовной действительности, приводит к соединению истории земной с историей небесной.

Что нужно понимать под историей небесной? В небесной истории, в глубинах внутренней жизни духа предопределяется та история, которая раскрывается и развертывается в земной жизни, в земной человеческой судьбе, в земной исторической судьбе человечества, в том, что мы называем земной историей. Это – пролог на небе... <...> Этим прологом на небе предопределилась земная судьба человечества. Философия истории должна быть метафизикой истории, с раскрытия того пролога на небе, которым определяются исторические судьбы, с раскрытия внутренней духовной истории, потому что небо – есть наше внутреннее духовное небо. Это и будет раскрытием той истинной связи между историческим и метафизическим. <...> Она преодолевает разрыв и противоположность, она познает величайшее соединение, сближение и отождествление, таинственное преосуществление, таинственное преображение одного в другое, – небесного в земное, исторического в метафизическое, внутреннего во внешнее. Философия истории, попытка осмыслить исторический процесс, есть некоторое пророчество, обращенное назад, подобно пророчеству, обращенному вперед, потому что поистине в философии истории раскрывается не объективная данность, не восприятие фактичности исторического процесса, а пророческое проникновение в прошлое, которое есть также и проникновение в будущее, потому что метафизическая история прошлого раскрывается как будущее, а будущее раскрывается как прошлое. Разрыв между ними повергает нас в тьму, делает для нас недоступным восприятие исторического процесса. Этот разрыв совершается всеми теми, которые чувствуют себя оторванными от великого исторического прошлого и не ведают великого исторического будущего, которые чувствуют это великое историческое прошлое как им навязанное и чувствуют историческое будущее как для них страшное в своей неведомости, непознаваемости и непонимаемости, потому что будущее – непознаваемо» [78].

В этом фрагменте представлена концепция философии истории и важнейшие особенности исторического процесса во всем его объеме небесного и земного, внутреннего и внешнего, метаисторического и исторического мышления. Значительное внимание философ обращал на взаимодействие прошлого и будущего в общей картине космической эволюции, где высшая космическая материя играет главную роль, а ее связь с земным историческим процессом определяет не только верное направление этого процесса, но и духовную внутреннюю жизнь человечества в целом. Память о священном предании прошлого и его культура играет важнейшую роль в этой космической картине движения к будущему и в смене миров и сознания. Необходимость метаисторического процесса, который Бердяев называет метафизикой истории, в земном историческом процессе как его внутреннего духовного содержания – в работе философа не вызывает сомнения. Слова «без прошлого нет будущего», которые стали для нас аксиомой, обрели здесь историческую плоть и кровь. Превращение земного исторического процесса в нечто хаотичное и непредсказуемое, лишение его внутреннего духовного начала и связи с Высшим – все это есть результат не только памяти о прошлом, но и его разрушения в ряде моментов нашей исторической жизни. Известно, что к такому невежественному и негативному процессу была причастна христианская церковь и создатели тоталитарного «светлого будущего». Разрыв между прошлым и будущим принес и приносит немало гибельных бед на планете и, без сомнения, наносит ущерб самой космической эволюции. Но, к сожалению, наше сознание пока не приблизилось к концепции философии истории. Концепция эта в значительной мере созвучна философии космической реальности.

Другие философии истории, возникшие на основе эпохи Просвещения в XVIII веке и нашедшие свое завершение в экономическом учении Маркса, уничтожили в осмыслении исторического процесса его внутреннюю духовную основу, или метаисторию, что принесло немалый вред формированию земного исторического процесса. Вместе с метаисторией из земного исторического процесса ушла важнейшая особенность – его связь с Высшим миром, в котором может разрешиться то, что не может быть достигнуто на Земле. В результате земной исторический процесс потерял эволюционную цель, которая заключалась в его внутреннем духовном пространстве. «Метафизика истории, – справедливо отмечал Н.А.Бердяев, – научает нас тому, что неразрешимое в пределах истории разрешается за пределами истории» [79].

6. Жизнь историческая и жизнь космическая

Сначала о жизни исторической или, точнее, историческом процессе, в котором проявляются «творческие» способности земного человека. В этом деле они относительно независимы, в первую очередь, от Высшей космической материи. Но почему-то больше зависят от другого пространства, которое называется низшим слоем тонкого мира. Об этом слое сказано в Живой Этике, и опыт Даниила Андреева не раз соприкасался с подобным слоем. История развития человечества показывает, что двигаться ввысь много труднее, чем вниз. Возможно, этим объясняется более определенное влияние низшей сферы, где сосредоточены не лучшие представители человечества, которых Даниил Андреев справедливо называет античеловечеством. Это обстоятельство является крайне важным в определении качества земного исторического процесса. К этому можно добавить, что уровень сознания большинства населяющих нашу планету ближе к низшей сфере тонкого мира, нежели к Высшей космической материи. Поэтому влияние на земной исторический процесс античеловеческой сферы больше, чем миров Высокого состояния материи. Результат такого влияния самый негативный. И пока это влияние не будет преодолено, земной исторический процесс не придет к выздоровлению. Н.А.Бердяев дал этому процессу яркую и справедливую характеристику. «Историю творит человек, история не есть явление природы, и можно думать, что он творит ее для себя. Но история была преступна, она осуществлялась в насилиях и крови и не обнаруживала никакой склонности щадить человека, она раздавливала человека. <...> Основания империй, войны, революции, через которые осуществлялись цели истории, всегда были торжеством общего и универсального, утеснением и раздавливанием всего частного и индивидуального. Так характеризовались все основания государств и их разрушения. <...>

История всегда разочаровывает человеческую личность, всегда мучительно ранит ее. История в значительной степени есть история преступлений. И все мечты идеалистов о лучшем обществе кончались преступлениями. Все образования и расширения государств тонули в крови, и в крови тонули все революции против них. <.> История есть страшная неудача, и вместе с тем история имеет какой-то смысл и человек не может просто уйти от нее, да и некуда уйти. История не есть воплощение духа, как думал Гегель и др., не есть поступательный ход и торжество мирового Разума, не есть прогресс по прямой восходящей линии. История есть ужасная трагедия. В ней все искажается, искажаются все великие идеи. В ней искажено было и откровение. История есть объективация, творческое движение по вертикалу, в котором всегда была прерывность исторической причинности, потом объективируется по горизонталу» [80]. И еще: «Человек по своей природе и по своему назначению есть историческое существо, он связан не только со всей историей, но и со всей космической жизнью» [81].

За земным историческим процессом стоят две силы – Высшая космическая материя, источник метаистории, и низшие слои тонкого мира, источник античеловеческого содержания земной истории, земного исторического процесса. Иными словами, стоят Свет и тьма, Высшая и низшая материя, духовное начало и начало низшей материи. У каждого из этих начал есть свои цели и свои методы внедрения в земной исторический процесс. Первое, Высшее, начало ставит своей целью одухотворение земной истории, ее просветление и ее продвижение по спирали космической эволюции. Процесс этот идет через внутренний мир человека и представляет собой метаисторию и ее космическое сознание. О целях тьмы, или античеловеческой сферы, можно не упоминать, они реализованы в земном историческом процессе во всей своей сущности. Исход взаимодействия, или борьбы, двух начал зависит от самого человечества и уровня его сознания. Можно при этом отметить, что формирование космического сознания, без сомнения, даст возможность расширить пространство творчества метаистории, или духовной части земного исторического процесса. Здесь роль вестников чрезвычайно важна, ибо через них идут прорывы метаистории в историю Земли. «Нужно признать, – отмечал Н.А.Бердяев, – прорывы метаисторического в истории, и только в этом метаисторическом есть священное. Но вошедшее в историю метаисторическое легко подвергается объективации, и тогда вновь все становится относительным и условным. И нужно ждать нового прорыва метаисторического. Это связано с профетической стороной религиозной жизни. В точном смысле слова священной истории не существует, существует лишь священная метаистория. Но границы истории и метаистории с трудом определимы» [82].

В качестве примера искажения метаистории в пространстве истории можно привести христианство, которое, по словам Бердяева, было искажено «до неузнаваемости» [83]. К этому можно добавить, что именно христианская церковь внесла в эту «неузнаваемость» свою основную долю.

Но, как бы то ни было, метаистория, духовная материя истории, в любых неблагоприятных условиях тем не менее оставляет свои реальные следы, которые продвигают сознание человека и дают ему возможность медленно, но продвигаться по спирали космической эволюции. Процесс этот длительный, согласно нашему времени, но результат его рано или поздно станет реальностью и для земного исторического процесса. «В почву, взрытую железными зубьями исторических катастроф, падают семена метаисторического откровения. И приоткрывается духовному взору весь планетарный космос» [84]. И этот «планетарный космос», открытый метаисторией, послужит основой космического сознания исторически просветленного человечества. Синтез исторического и метаисторического, о котором мы узнаем из философии космической реальности, сделает земной исторический процесс творческим и придаст ему эволюционный характер. Повторение же негативных моментов прошлого в будущем нашей планеты может привести к всеобъемлющему интеллектуальному и духовному кризису, признаки которого уже ощущаются в нашем веке.

Историческая наука упускает из своих исследований такое явление, как метаистория. Это естественно приводит к искажению выводов исследования и потере в его пространстве причинной ориентации. Пренебрежение к духовной трансцендентальной стороне исторического процесса не дает возможности историкам опереться на твердый фундамент правильного подхода к решению исторических задач и их оценке. Это приводит к своевольным выводам и зачастую к противоположному осмыслению одних и тех же исторических фактов. Историческая марксистская наука, как правило, подчиняла свои выводы политическим интересам тоталитарного государства, что не имело никакого отношения к истории как таковой. Нам известны многие примеры такого рода в исторической науке России советского периода. Теперешние перемены в России, способствовавшие уничтожению ее идеологии и марксистского подхода к истории, привели историческую науку в нашей стране к острому кризису, к явному ослаблению ее нравственного потенциала и росту невежества носителей самых высоких ученых званий. Подобное разложение исторической науки приводит к чудовищным результатам, например к полной неспособности основной части историков создать стабильный школьный учебник истории. В пространстве исторической науки не замечаются даже легкие стремления к осмыслению космического сознания, основой которого является метаисторическое познание. Космическое мышление есть энергетическое мировоззрение, и без этого основного положения невозможно исследовать исторические факты и исторические процессы. «Все перемены и перевороты на Земле, – читаем мы в Живой Этике, – определяются токами сфер» [85]. То, что космическая энергетика есть причина творчества космической эволюции, важнейшей частью которой на Земле является исторический процесс, историки не берут в основу своих исследований. Многие из исторических фактов не считаются истинными, а принимаются за легенды. Например, сказание о трех волхвах, которые приветствовали новорожденного Иисуса. Здесь мы имеем дело с метаисторическим пространством, связи которого толком никто не пытался раскрыть. Известно только, что мощи этих волхвов находятся в Германии, в Кёльнском соборе, посвященном этим трем таинственным личностям.

Метаисторический процесс, формирующийся в пространстве Высшей космической материи, именно в XX веке стал проявлять себя самым активным образом. Начиная с XIX века и до сих пор на территории России происходит то, что можно назвать Духовной революцией, имеющей своей целью изменение сознания земного человечества. Кроме этого, судя по всему, это событие должно было усилить метаисторическую духовную суть назревавшей социальной революции. Совпадение двух революций было уникальным событием в истории земного человечества. И такое событие не могло быть случайным. Вообще надо отметить, что исторические и иные совпадения никогда не бывают случайными. Просто наш анализ подобных совпадений не всегда достигает той глубины, из недр которой возникает то или иное совпадение. Совпадение во времени и пространстве двух революций – Духовной и социальной – свидетельствует о развитии метаисторического процесса, который создавал необходимость соединения метаисторического и исторического в едином канале мирового исторического процесса. В философии Живой Этики мы находим также проблему соединения метаистории и истории, результатом которого может стать всеобъемлющий исторический процесс, имеющий значительную духовную часть метаистории. Это достаточно четко отображено в книге «Община», которую, как известно, привезли в 1926 г. в Москву Рерихи. В ней, кроме предупреждений, были разработаны главные моменты метаисторического процесса и метаисторического познания. Без всякого сомнения, те, кто создавал Живую Этику, были причастны к совпадению двух революций. Момент совпадения был выбран вовремя. Но надо сказать, что историческая ситуация не очень способствовала выполнению задуманного Высокими духами Космической Иерархии. Но, как всегда, выбор в этом процессе космической эволюции оставался за человеком. Его свободная воля могла выбрать синтез метаисторического и исторического процессов или их противостояние. В России такое противостояние революционного движения метаисторическому процессу наблюдалось с самого начала. Не думаю, что участники этого движения, которое привело к социальной революции, разбирались в метаистории или хотя бы слышали о ней. Противостояние это носило общий характер в силу недостаточной культурно-духовной подготовки революционеров и их сознания, не соответствующего такому делу. Идеология, которая была важнейшей частью революционного движения, была почерпнута ими из экономической теории немецкого ученого К. Маркса, созданной в XIX веке, со всей спецификой социально-экономической ситуации его времени. На этой основе и родилась идея о «светлом будущем» для патриархальной, в основном аграрной России. Революционный энтузиазм участников социального движения вознес эту идею на небывалую для нее высоту, а острое противоречие между самой идеей, с одной стороны, и уровнем социально-экономического развития России, с другой, почему-то не был замечен теоретиками и практиками российской революции. Не имея никакого представления о космическом сознании, отрицая все Высшее, стоящее над человеком земным, они шли своим путем, увлекая за собой невежественные массы, соблазненные материальными возможностями «светлого будущего».

В то же время параллельно этому движению росла и укреплялась Духовная революция, чьи идеи, цели и задачи были совсем другими и не совпадали с тем, что наблюдалось в социальном революционном движении. История и метаистория шли рядом, ни в коей мере не мешая друг другу, вплоть до октябрьского переворота, в результате которого власть захватила наиболее радикальная часть революционного движения, которую называли большевиками.

Основой Духовной революции был метаисторический процесс, как всегда, связанный с Высшей космической материей и духовным миром самого человека. Ее целью, как и других духовных революций, было изменение сознания человека Земли. На очереди стояло новое космическое сознание или мышление и новая система научного познания – метаисторическое познание. Творчество Духовной революции шло в пространстве духа и культуры, оно захватывало искусство, философию и пока еще небольшую область эмпирической науки, отдельных представителей которой, таких как В.И.Вернадский, П.А.Флоренский, А.Л.Чижевский и некоторые другие, мы можем назвать участниками Духовной революции и метанаучного процесса.

Социальная революция не имела никакого отношения ни к духу, ни к духовной части исторического процесса – метаистории. Она билась и проливала кровь за передел собственности и богатства страны в пользу трудящихся масс, стремилась уничтожить эксплуататорские классы вместе с их привилегиями. Если Духовная революция действовала в пространстве творчества, высокого сознания и значительной духовности, то социальная революция держалась на невежестве, малых уровнях сознания и духе, ограниченном церковной службой православия. И надо отметить, что даже этот малый дух был в первую очередь уничтожен разрушением церквей, арестами, высылками и расстрелами священников.

Еще один фактор, мешающий синтезу метаистории и истории, – это тьма, идущая из низших слоев тонкого мира, перекрывающая дорогу метаистории в земной исторический процесс. Все перечисленные выше обстоятельства помешали плану космической эволюции соединить Духовную и социальную революции в общий исторический процесс. Этого, к сожалению, не произошло. Послереволюционный исторический процесс России отличался чудовищной жестокостью государственной власти, затеявшей войну против собственного народа и погубившей миллионы людей в тюрьмах, концлагерях и прочих подобных учреждениях. Значительная часть созидательного процесса новой России шла с помощью рабского труда, вне зависимости от того, совершался ли этот труд на так называемой «воле» или за колючей проволокой лагерей и решетками переполненных тюрем. Ни одно рабовладельческое государство в древности не додумалось до таких средств воздействия на рабов, которые практиковались в социалистическом государстве.

Когда в 90-е годы XX века склеенное насилием, ненавистью и неистощимой завистью государство стало распадаться, то неизбежность начавшегося процесса была такова, что никто и ничто не могло противостоять этому естественному разрушению. Миазмы тьмы, накопившиеся за время античеловеческого режима, выплеснулись на поверхность соблазнами иллюзорной «свободы», разложением государственных структур, подземным гулом наступающих бедствий, неприкрытым разграблением государственных ценностей, чудовищными преступлениями, разнузданной и неприкрытой коррупцией. Попытка подавить Духовную революцию, уничтожить лучшую интеллектуальную часть населения страны, выталкивание из исторического процесса России его духовной части привели к тому результату, через который сейчас проходит наша страна. Но вместе с тем у нас на глазах разворачивается уникальный исторический урок, который далеко не все замечают и который, возможно, был необходим в преддверии нового космического мышления, – урок, свидетельствующий о том, что отсутствие связи с Высшей космической материей, уход от космического сознания и, наконец, пренебрежительное отношение к духовной жизни и ее дальнейшему развитию приведет к нравственной и физической гибели всей страны. Только осознание и соблюдение космических законов, основных положений космической эволюции и возвращение метаистории в земной исторический процесс может остановить разрушительный античеловеческий процесс и вывести нашу страну на дорогу, продвигающую ее к новому витку космической эволюции.

Известно, что дух убить нельзя, нельзя задушить культуру, нельзя уничтожить окончательно творческие основы нашей жизни. Духовная революция идет длительное время, и этим она отличается от социальной революции. Приглушенная на какое-то время, она вновь начинает свое творчество. В нашей исторической жизни она уже осмыслена теми, кто осознал ее насущную необходимость, понимает смысл метаисторического процесса и хорошо представляет себе трудности и препятствия, через которые идут вестники Высшей космической материи в своей все время обостряющейся борьбе против тьмы. Легких путей в Духовной революции не бывает, не бывает их и в тяжелом и напряженном противостоянии нового старому и отжившему. Метаисторический процесс временами замедляется, потом вновь набирает силу космической энергетики. Он проходит через все виды мышления человека разумного – мифологическое, религиозное, научное. Новое космическое сознание включает в себя самое лучшее из того, что содержали предыдущие виды мышления. Космическое сознание – порождение российского культурно-духовного пространства – пробивает себе дорогу к вершинам космической эволюции, следуя тому Высшему, что ведет за собой низшее. И на каждом участке этого космического пути человечество получает новые знания от Великих Учителей – Космических Иерархов. Прервать этот путь никто не может. Если он по каким-то причинам прерывается внизу, то сохраняется вверху – и вновь возрождается на Земле. Но в этой космической мистерии духа и материи неизменно самой важной остается роль человека расширенного сознания и мудрого сердца, участвующего в творчестве космической эволюции. Ибо человечество, осознает оно это или нет, есть скрепляющий материал самой космической эволюции. Победы в космической эволюции – это его победы, временные поражения – его поражения. Человек есть космическое существо, несущее ответственность за космическую эволюцию и ее основу – метаисторический процесс.

Духовная революция и социальная революция в России были двумя сторонами одного и того же процесса. Духовная и материальная части могли слиться гармонично в одном новом историческом процессе. Мы знаем, что этого не произошло, социальная революция на какое-то время разрушила Духовную революцию и уничтожила значительную часть ее носителей. Метаистория вновь ушла в духовное подполье. Уровень сознания участников социальной революции не мог выполнить задачу создания нового гармоничного исторического процесса. Помощь Великих Учителей, Космических Иерархов, не была принята, но сам метаисторический процесс и его творчество продолжали действовать, хотя и в самых неблагоприятных условиях. Запланированное будущее не может не реализоваться. Высшее продолжает вести эволюцию низшего через все ухабы и колдобины земного малого сознания. Внутреннее и духовное, несущее в себе причину исторического процесса, связывая это малое сознание с высшей космической энергетикой, продолжает преодолевать все земные препятствия и выводит земную эволюцию, земной исторический процесс на надежную и светлую спираль космической эволюции. 

7. Возвратная волна

Когда забывают о прошлом, том прошлом, в котором остались достижения, нужные для нашего будущего, то время от времени оно напоминает о себе. И тогда наш исторический процесс обогащается этим прошлым, его ценностями, идеями, его удивительным творчеством. Таинственная космическая волна выносит на поверхность неведомые древние города, незнакомые предметы и письмена, требующие расшифровки. В этом процессе есть свои закономерности, тайна которых для нас еще не раскрыта. Археология, благодаря которой все это совершается, не занимается такими исследованиями, и об этом можно только пожалеть. Стоило бы задуматься, почему та или иная культура или ее части становятся достижимыми в определенном времени и пространстве? И каким образом ее идеи, ее знания и красота творчества входят, как бы незаметно, в наш обиход, в наши знания, в наше творчество? Как бы то ни было, прошлое сливается с нашим историческим процессом, внося в него свое метаисторическое познание, свое духовное наследие, свое космическое сознание. Иногда слияние с прошлым становится таким гармоничным и адекватным, что эмпирическая наука, ограниченная своими традициями, не замечает этих древних вкраплений и принимает их за нечто органичное в той или иной области земного знания.

XX и начало XXI века оказались наиболее богатыми такими выходами прошлого на поверхность, «возвратные волны» которого, невидимые и действующие по своему таинственному ритму, одаривают наш исторический процесс все большим количеством нужных нахождений. Способствовала ли этому Духовная революция и активизация метаисторического процесса? По-видимому, да. Древний Египет, Древний Крит, Древняя Греция, древние американские культуры, творчество евроазиатских кочевников, туманный призрак затонувшей Атлантиды и еще многое другое обогатили нашу мировую культуру и заставили нас размышлять о чем-то забытом и исчезнувшем, чего до этого мы и не представляли. И, сравнивая поднятое из небытия и возвращенное нам невидимой возвратной волной, мы начали глубже и яснее понимать земной исторический процесс. Обретали в связи с этим плоть и кровь факты, которые историческая наука относила к фантазиям и выдумкам неразвитых, с ее точки зрения, древних. Мифы, сказания, предания, легенды, сам эпос оживали и начинали бороться за свое существование, принося все новые и новые сведения о себе.

«...Сказание есть исторический факт, – писал Н.К.Рерих, – который нужно разглядеть в дымке веков» [86]. И еще: «.“Из древних, чудесных камней сложите ступени грядущего”. Много раз писалось для тех, которые не хотели оценить сокровищ, накопленных в прошлом. <…> …Прошлое и будущее не только не исключают друг друга, но, наоборот, лишь взаимоукрепляют. Как не оценить и не восхититься достижениями давних культур! Чудесные камни сохранили вдохновенный иероглиф, всегда применимый, как всегда приложима Истина. <...> Разве прошлое не является чудесными вратами к тому же будущему достижению?» [87] Такая высокая оценка Рерихом «далекого прошлого» связана еще и с тем, что в тех культурах метаисторический процесс действовал намного активней и свободней, нежели в нашем настоящем. Николай Константинович хорошо это понимал, поскольку был связан и с метаисторическим процессом нашей современности.

Крупнейший философ XX века Н.А. Бердяев неоднократно исследовал прошлое с точки зрения «возвратной волны». «…В культуре, – отмечал он, – всегда есть два начала: традиции и творческой свободы. Без традиции нет связи и нет смысла исторической судьбы. Причем и традиция совсем не есть охранение, мешающее творческому развитию, она есть внутренняя связь с творчеством прошлого, с культурными ценностями прошлого. Без свободы творчества нет новизны, нет возрастающей и восходящей жизни, есть умирание. История культурного творчества знает разрывы с прошлым, бурные восстания, особенно против ближайшего прошлого. Революция нужна не только в жизни политической, но и в жизни культурной. Но великое, вечно ценное прошлое всегда остается в глубине и к нему всегда возвращаются.» [88]

Это возвращение происходит в разных формах, но то, к чему можно и нужно вернуться, будет по своему смыслу метаисторично. Ибо самое ценное и вечное в любом историческом процессе будет принадлежать метаистории, всегда связанной с духовным пространством Высшей космической материи. Высшее всегда творит вечное и ценное. И когда мы в историческом процессе ощущаем непреходящее и преходящее, значит, мы можем проследить через века и тысячелетия космическую эволюцию в ее метаисторическом творчестве.

Культура есть то пространство, где в значительной степени творит метаисторический процесс. Такие области метаистории, как искусство, философия, наука, религия – это части Культуры, которые составляют ее основу.

«Где зародилась Культура, – писал Н.К.Рерих, – там ее уже нельзя умертвить. Можно убить цивилизацию. Но Культура, как истинная духовная ценность, бессмертна» [89]. Эта энергетическая бессмертность культуры, ее «непреходящесть» обусловливает в пространстве метаистории тот процесс, который назван «возвратной волной». Вечная и непреходящая метаистория, пропитанная токами Культуры и Высшей космической материи, приходит на помощь современному историческому процессу, неся из глубины веков важное для нас Знание, забытый нами опыт и неведомые нам метаисторические факты для осмысления наступающей эпохи и осознания ее новых энергоинформационных процессов. Через метаисторию и ее «возвратную волну» на Земле творит космическая эволюция. Древний Египет в важные исторические моменты не однажды поднимал «возвратную волну» метаисторической культуры. Уникальный духовный реформатор фараон и жрец Эхнатон в середине II тысячелетия до н.э. обратился к культу Солнца древнего Гелиополя, чтобы сформировать новое духовное учение космического характера.

Он провозгласил древнего Атона в качестве бога солнечных лучей. В этой постановке вопроса был заложен новый подход к проблеме влияния Солнца на планету Земля. Через Эхнатона космическая эволюция принесла новые знания, которые не были признаны ни жрецами, ни полуграмотным народом. Его город Солнца после его смерти был разрушен, а сам он вычеркнут из истории Египта. Но «возвратная волна» метаистории вновь, уже в нашем XX веке, напомнила о трагедии забытого фараона, который принес в Египет знания, опередившие время. Эта же волна принесла в наши XX и XXI века знания древних египтян об их духовных достижениях, о Космосе и иных мирах. Такого количества археологических находок и исследований о Древнем Египте, как в эти столетия, предыдущие века не знали.

Согласно Живой Этике, XX век является переломным. «Возвратная волна» катит над ним новое космическое сознание, подкрепленное древними знаниями о Космосе и духовном метаисторическом процессе. Духовная революция в России несла эту волну в себе и осветила ею новое направление мысли – космизм. К этому добавились знания о Космосе, которые существовали в древних культурах Америки. Космическое сознание требовало солидного подтверждения, и «возвратная волна» метаистории щедро выносила все нужное в наш век.

Параллельно с формированием космического сознания идет еще один важнейший процесс нашего времени – смена нашего вида человечества. 5-й вид, «человек разумный», постепенно заменяется 6-м видом – «человеком духовным». И вновь из глубины веков появилось сказание об Атлантиде, затонувшем материке 4-го вида человечества. Эта легенда встревожила не на шутку умы ученых и простых искателей приключений. XX век выдал большое количество книг об Атлантиде и не меньшее – гипотез о ней. Время от времени экспедиционные корабли тревожат донные пространства океанов в надежде найти затонувшие города Атлантиды.

Известно, что смена видов человечества сопровождалась разрушительными катастрофами на древнем земном шаре. И снова, как будто из глубины далекого прошлого, идут к нам предупреждения о грозящей опасности. В пространстве нашего века мы наблюдаем земные исторические процессы, которые повторяют то, что происходило тысячелетия назад. Мы знаем, что по неизвестным нам пока причинам сдвинулись с места целые слои земного населения и, используя современные средства передвижения, устремились в самые разные точки нашей планеты.

Нечто подобное происходило тысячелетия назад, когда народы поднимались с насиженных мест и устремлялись в неизвестные им дали, движимые неведомой силой. Из археологических раскопок, из затерянных письменных источников, из преданий и мифов «возвратная волна» XX века подняла сведения о происходившем много веков назад, чтобы мы могли определить суть происходящего сейчас у нас. Блестящий историк и великий художник Н.К.Рерих считал древние передвижения народов космическим явлением, благодаря которому люди набирали новую энергетику, нужную для очередного эволюционного витка. Не то же ли самое происходит и теперь? Не возвращаются ли к нам космическая энергия метаисторического процесса и его непреходящая сущность?

Мы также знаем в нашем историческом процессе времена, когда древняя культура, заброшенная «возвратной волной» метаистории, меняла сознание людей, образ их творчества и мышления. Можно привести пример из истории европейского позднего Средневековья, когда под влиянием вновь открытого древнегреческого искусства и философии были сняты ограничительные церковные рамки и пришедшие им на смену свобода творчества и мысли обновили европейскую культуру. Название этого периода – эпоха Возрождения – полностью соответствовало произошедшему. Тогда поднялись великие художники, великие философы и мыслители, великие духовные деятели и великие писатели. В христианстве как таковом подобной эпохи еще не было. Возможно, это у него еще впереди. И, может быть, «возвратная волна» духовной метаистории уже поднимается, чтобы выполнить свой космический и метаисторический долг.

 


[1] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 58.

[2] Там же. С. 338.

[3] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 157–158.

[4] Беспредельность, 25.

[5] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 35.

[6] Иерархия, 430.

[7] Письма Елены Рерих. В 2 т. Т. 1. Минск, 1992. С. 77–78.

[8] Там же. Т. 2. С. 140.

[9] Братство. Ч. 2: Надземное, 200.

[10] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 3. М.: МЦР; Благотвор. фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2001. С. 153–155.

[11] Башня Чунг – одна из конструкций Твердыни Знания.

[12] Братство. Ч. 2: Надземное, 121.

[13] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 3. М., 2001. С. 686.

[14] Рерих Н. Шамбала Сияющая // Рерих Н. Шамбала. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2000. С. 45.

[15] Сент-Илер Ж. Криптограммы Востока. Париж: Русское книгоиздательство Я.Поволоцкого и Ко, 1929. С. 9.

[16] Там же. С. 11.

[17] Там же. С. 39.

[18] Сент-Илер Ж. Криптограммы Востока. С. 44–45.

[19] Печ. по: Рерих Н. Шамбала Сияющая // Рерих Н. Шамбала. С. 29–48.

[20] Рерих Н.К. Семь святых // РерихН.К. О вечном... С. 228.

[21] Братство, 278.

[22] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 4. М., 2002. С. 189-190.

[23] Рерих Н.К. Синтез // Рерих Н.К. О вечном. С. 318.

[24] Рерих Н.К. Держава Света // Рерих Н.К. О вечном. С. 177.

[25] Там же. С. 178.

[26] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 5. М., 2003. С. 51.

[27] Сердце, 135.

[28] Сердце, 334.

[29] Иерархия, 106.

[30] Мир Огненный. Ч. I, 397.

[31] Сердце, 20.

[32] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 5. М., 2006. С. 175.

[33] См.: Письма Елены Рерих. В 2 т. Т. 2. Минск, 1992. С. 399.

[34] Письма Елены Рерих. В 2 т. Т. 2. Минск, 1992. С. 154.

[35] Братство. Ч. 2: Надземное, 456.

[36] Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 5. М., 2005. С. 113.

[37] Мир Огненный. Ч. I, 475.

[38] Сердце, 192.

[39] Пушкин А.С. Жуковскому // Пушкин А.С. Сочинения. М.: ОГИЗ, 1949. С. 70.

[40] Листы Сада Мории. Кн. 2: Озарение. Ч. III, V, 3.

[41] Листы Сада Мории. Кн. 2: Озарение. Ч. II, III, 6.

[42] Община (Рига), 24.

[43] Вернадский В.И. Из дневника (февраль – март 1920 г.) // Прометей. Т. 15. М.: Молодая гвардия, 1988. С. 112-115.

[44] Листы Сада Мории. Кн. 1: Зов. М.: МЦР, 2003. С. 171.

[45] Листы Сада Мории. Кн. 2: Озарение. Ч. II, III, 18.

[46] Мир Огненный. Ч. I, 432.

[47] Аум, 59.

[48] Мир Огненный. Ч. I, 487.

[49] Мир Огненный. Ч. I, 604.

[50] Тютчев Ф.И. Видение [1829] // Тютчев Ф.И. Стихотворения. Письма. М.: Современник, 1978. С. 39.

[51] Мир Огненный. Ч. I, 303.

[52] Братство. Ч. 2: Надземное, 200.

[53] Аум, 213.

[54] Братство. Ч. 2: Надземное, 193.

[55] Мир Огненный. Ч. III, 546.

[56] Аум, 49.

[57] Мир Огненный. Ч. II, 396.

[58] Мир Огненный. Ч. II, 226.

[59] Мир Огненный. Ч. II, 420.

[60] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 33–34.

[61] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 34.

[62] Аум, 43.

[63] АндреевД. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 116.

[64] Там же. С. 66.

[65] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 62–63.

[66] Особая космическая структура, где обитают «сонмы просветленных человеческих душ» (см.: Краткий словарь имен, терминов и названий, часто упоминаемых в тексте // Там же. С. 593.

[67] Там же. С. 64.

[68] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 64–65.

[69] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 60–62.

[70] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 70–71.

[71] Беспредельность, 44.

[72] Разноматериальные, инопространственные и иновременные слои Земли (см. Краткий словарь имен, терминов и названий, часто упоминаемых в тексте // Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 592).

[73] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 67–68.

[74] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 7.

[75] Мир Огненный. Ч. III, 184.

[76] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 160.

[77] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 160.

[78] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 31–32.

[79] Бердяев Н.А. Смысл истории. С. 161.

[80] Бердяев Н.А. Истина и откровение. С. 78–80.

[81] Там же. С. 81.

[82] Бердяев Н.А. Истина и откровение. С. 82.

[83] Там же. С. 83.

[84] Андреев Д. Собрание сочинений. Т. 2: Роза Мира. С. 22.

[85] Беспредельность, 262.

[86] Рерих Н.К. Культура // Рерих Н.К. О вечном. С. 163.

[87] Рерих Н.К. Открытые врата // Рерих Н.К. О вечном. С. 166.

[88] Бердяев Н.А. Истина и откровение. С. 279.

[89] Рерих Н.К. Культура – почитание Света // Рерих Н.К. О вечном. С. 86.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 90