VI
Культурные герои – кто они?

Поздней осенью 1989 года в Москву приехал Святослав Николаевич Рерих, чтобы на уровне Российского правительства решить вопрос о наследии своих родителей и о Музее имени Н.К. Рериха. Святослава Николаевича вместе с женой Девикой Рани поместили в правительственном поселке на Ленинских горах. Двухэтажный особняк Рерихов осаждался многими людьми, которые хотели побеседовать со знаменитым художником и пытались узнать, что будет с рериховским наследием. Так получилось, что в один из вечеров я застала Святослава Николаевича одного.

– Вот и хорошо, – сказал Святослав Николаевич, – мы будем с вами говорить по душам, как делали в тихой Индии. Но начнем, как всегда, с вашего вопроса.

Я меньше всего ожидала такого предложения, но вопрос почему-то сразу стал формироваться в моем внутреннем мире.

– Ну, как с вопросом? – спросил Святослав Николаевич.

И я, недолго думая, выпалила:

– Скажите, Святослав Николаевич, что сейчас в нашей жизни главное?

– Ого! – улыбнулся Рерих, – вопрос по российским просторам. Но я все-таки постараюсь на него ответить. Сейчас очень нужны герои.

Я не очень хорошо поняла ответ Святослава Николаевича и еще раз переспросила.

– Именно герои, – сказал Святослав Николаевич, – делают нашу жизнь лучше, а этот момент сейчас наступает.

Я не буду пересказывать нашу беседу, однако скажу, что получила из нее много удивительного и нужного. Слова «культурные герои», которые произнес

Святослав Николаевич, несколько ошеломили меня – тогда мне казалось, что герои не связаны с культурой. Но Святослав Николаевич, как обычно, поставил все на свои места.

– Проблема культурных героев связана, как ни странно, с Космосом. Именно такие герои были на нашей планете носителями лучшего в Космосе. Ну, а остальное вы постигнете сами.

И я начала постигать. Ибо то, что сказал Святослав Николаевич, было для меня удивительным и требовало самого серьезного осмысления. Кое-что мне удалось сделать и включить в эту книгу.

Все начиналось с древней истории и занимало меня как профессионального историка. Опять возник Кецалькоатль – Великий герой и Учитель. Теперь культура и героизм начали соединяться и превратились в культурного героя.

...Герои начинались с мифов, с той изначальной информации, которую несла в себе космическая искра духа, вошедшая в косную земную материю. Герои были неотъемлемой частью мифотворческого энергетического процесса, как и боги, солнце и звезды. Наряду с последними они являлись той первоосновой, без которой не мог существовать и развиваться человеческий дух и его сознание. Мифология дала нам все те особенности героев, которые впоследствии, на уровне иных типов мышления, получили философское осмысление.

В изначальных мифологиях, несущих на себе явный отсвет энергетики и эволюции иных миров, герой и божество или бог представляют собой как бы единое целое. В процессе космического первотворения сам бог несет в себе то героическое начало, без которого не могло быть бога. Это качество позволяет божеству, представляющему одухотворенный Космос, вести борьбу с хаосом, упорядочивать его и проявлять его формы, так же как и присутствие божественного начала в самом герое дает ему возможность превращать хаос в космос человеческого общества.

В более поздний период развития земного мышления, характеризующегося высоким уровнем дифференциации, герой и божество отдаляются друг от друга, сохраняя при этом изначальные свои качества. Этот процесс нашел свое выражение в мифологическом цикле о героях, особенно в греческой классической мифологии. Символический момент, в котором возникновение героя трактуется как результат любви богов и смертных, объясняет особенности эволюционного развития этой сущности. Герой проходит этап полубога-получеловека, но при этом утрачивает свое божественное бессмертие. Иными словами, он отличается от обычного человека своими особыми качествами, но уже, как и этот человек, познает рождение и смерть – явления трехмерного физического мира. Становясь земным, герой входит в естественное противоречие с небом, хотя и сам несет его в себе, а также с небожителями. Ибо с момента начала процесса его «заземления» на него уже распространяется Великий закон свободной воли в его человеческом измерении. Герои совершают поступки, противоречащие воле богов, и тем самым как бы проходят через жестокие испытания, набирая опыт земных взаимоотношений с богами. Нередко земное, или материя, берет над ними верх и подавляет их божественный дух. Мифологическое противостояние богов и героев есть отражение борьбы духа и материи в энергетическом процессе эволюции Космоса. Боги наказывали героев не только за непослушание, но и за то, что они осмеливались пользоваться на земле способностями, исключительное право на которые принадлежало лишь богам. Так Зевс поразил Асклепия, сына бога Аполлона и смертной женщины Корониды, за то, что тот пытался воскрешать людей. Когда Геракл добыл яблоки Гесперид, дающие вечную молодость, то Афина заполучила их у него. Прометей был наказан богами за то, что похитил огонь и дал его людям. Особенностью «незаконных» поступков героев является то, что эти поступки совершаются во имя людей, ради их блага.

Мифология повествует нам о том, как трудно формируются герои, те избранные, которые становятся гордостью богов и людей. Великий герой появляется в результате труда нескольких поколений героев. Так Зевс, например, не однажды имел связи со смертными женщинами – Ио, Данаей, Алкменой, которая родила Геракла, и др.

Со временем из героев, воющих с богами, мифология создала культурных героев. На смену Гераклу и Персею пришел искусный мастер Дедал, строители Фив Зет и Амфион, певец и укротитель стихий Орфей, прорицатели Тересий, Калхант, Трофоний, законодатель Тесей, а также многие другие, чьи имена остались в самых разных мифологиях нашей планеты. Они научили людей строить, сеять, петь, играть на музыкальных инструментах, соблюдать законы, обучили их мастерству и искусству. Процесс обучения был чрезвычайно тяжел и длителен, материя сопротивлялась как могла, но энергетика культурных героев, постепенно преодолевая препятствие за препятствием, меняла мышление и сознание человечества. Первоначальные столкновения с богами сменились гармоничными отношениями с ними, и культурные герои выступали в качестве посредников между людьми и богами, между небом и землей. Так, сохраняя свою связь с Высшими мирами и сущностями, герои пробивали для человечества энергетический коридор эволюционного восхождения и прокладывали пути одухотворения тяжелой и косной земной материи.

Вслед за культурными героями появились эпические герои, более, чем первые, приближенные к земле, но сохранявшие свою связь с Высшими мирами. Над эпическими героями уже восходила заря ранней истории земного человечества. Мифологическое время еще жило в эпическом, но происходили необратимые изменения и формировалось собственно эпическое время, которое повествовало «не о творении мира, а о заре национальной истории, обустройстве древнейших государственных образований» [1]. Таким образом, эпические герои, связанные с Высшими мирами и богами, подобно героям мифов, осветили светом этого Высшего начало человеческой истории и придали ей тот Космический импульс, который и напитал нужной энергетикой зарождавшийся исторический процесс. Эпос и эпические сказания стали космической опорой развивающейся культуры человечества и ее национальных форм. Ибо в эпосе каждого народа содержится образ его героического прошлого, в котором данный народ черпает свою силу в годы тяжелых испытаний, опираясь на традиционно сложившиеся нравственные ценности, на свое историческое достоинство.

Связь эпических героев с культурными героями, а через них с мифами и эпохой первотворения, создала интереснейшее эволюционное явление, суть которого до сих пор по-настоящему еще не исследована. Ниточка между божеством, культурным героем, эпическим героем и, наконец, историческим оказалась настолько крепкой и энергетически стабильной, что в истории возникали иногда моменты, когда бог, культурный герой и историческая личность сливались как бы в одно целое и запутывали в своих призрачных сетях не только исследователей, но и целые народы. Ярчайшим примером такого феномена является Кецалькоатль – «пернатый змей», бог и человек, культ которого в течение долгого времени существовал среди народов Центральной Америки. Кецалькоатль считался богом-творцом, культурным героем и в то же время являлся исторической личностью. У ацтеков было предание, что Кецалькоатль – правитель Тулы – покинул страну на плоту и обещал вернуться. Поэтому, когда испанцы-конкистадоры появились в Мексике, ацтеки приняли Кортеса, их предводителя, за вернувшегося Кецалькоатля. Результаты этой исторической иллюзии нам хорошо известны.

То же самое можно сказать и об Одине, скандинавском божестве и культурном герое. «Человек Один, – пишет о нем английский философ Т. Карлейль, – обладавший словом и сердцем героя и силой производить впечатление, ниспосланной ему с неба, раскрыл своему народу значение отваги, указал, как благодаря ей человек становится богом, и народ его, чувствуя в сердце своем отклик на эту проповедь, поверил в его миссию и признал ее тем, что послано небом, а его самого, принесшего им эту весть, – божеством» [2].

Явление героя в истории человечества и его эволюции есть та веха, с которой начинается процесс синтеза или изменений в человеческом мышлении и сознании. Энергетика истинного героя, как правило, согласована с ритмом Космического Магнита. Такое согласование складывается в течение длительного времени. «Все образы героев духа, – сказано в одной из книг Живой Этики, – могут быть изображены как несущие Чашу. Все мироздание отражается в Чаше духа Огненного. Ведь Чаша имеет в себе вековые накопления, которые собираются вокруг зерна духа» [3]. Иными словами, герой как личность несет в себе проявленную энергетику Высшего мира, Мира Огненного, что дает ему возможность показать бесстрашие, терпение и понимание эволюционных задач, недоступных простому смертному.

«Сознание, озаренное пониманием непреложности подвига, может встретить Новый Мир. Такое сознание примет устремление к борьбе против тьмы и сумеет противостать всем исчадиям ада. <...> На пути к Миру Огненному насытим дух сознанием подвига» [4].

Герой есть главное энергетическое начало на этом пути в мире физическом. Он является как бы энергетическим сердцем народного сознания, его путеводной звездой, вне зависимости от судьбы, которая ему достается. Он есть персонифицированная связь этого народа, осознанная или неосознанная, с Высшим, ибо в нем изначально воплощается творческая энергия Космической Иерархии. «Герой – тот, – писал Т. Карлейль, – кто живет во внутренней сфере вещей, в истинном, божественном, вечном, существующем всегда, хотя и незримо для большинства, под оболочкой временного и пошлого: его существо там; высказываясь, он возвещает вовне этот внутренний мир поступком или словом, как придется. Его жизнь... есть частица жизни вечного сердца самой природы; такова жизнь и всех вообще людей, но многие слабые не знают действительности и не остаются верными ей, немногие же сильные – сильны, героичны, вечны, так как ничто не может скрыть ее от них» [5].

Способность в земных условиях постичь реальность вещей и явлений требует мужества и отваги, умения соотнести земной мир с мирами иных состояний материи. «Кроме подвига внешнего героизма может быть ценный подвиг незримый. В духе подвижник постигает высшее творчество и тем становится пособником Творца. На Земле и над Землею, в двух мирах сливается мысль постигающая, и такой подвиг звучит на спасение человечества» [6]. Именно такого качества героизм присущ тем, кто составляет, если можно так сказать, авангардный отряд человечества, указующий последнему путь в запутанных коридорах Космической эволюции. Находясь как бы между двух миров – небесным и земным, Высшим и физическим – они тем не менее, не отрываясь от того и другого, несут и выполняют свою космическую миссию. Как сказано в Живой Этике, герой «не отрывается от земли, действуя для духа» [7]. Эти последние слова и раскрывают главную суть понятия «герой», истинная сущность которого связана с духом. И если рассматривать проблему героя с точки зрения взаимодействия духа и материи, то дух, персонифицированный в определенном герое, и есть та движущая сила, которая и пробивает энергетические коридоры дальнейшего одухотворения земной материи. Через героя и его подвиг действует космическая молния удара по веществу, которая продвигает человеческое мышление и сознание и создает для человечества возможность взять очередную эволюционную высоту.

«Искра удара рождает подвиг» [8], – сказано в одной из книг Живой Этики. И еще: «Так осмотрим каждое явление – не ведет ли оно к подвигу? Так будем следить за всем подвигающим. Кто же может предугадать, какой именно обратный удар двинет новые обстоятельства? Но без удара вещество не придет в движение. Называют очагом подвига эти удары по веществу» [9].

Как мы видим, за привычным понятием героя стоят сложнейшие явления Космоса, его энергетики, его эволюции. Победа духа над материей, которую несет в себе герой и его энергетика, не может состояться в нашем физическом мире, если нет истинных героев духа, приносящих своим подвигом жертву на Алтарь эволюции всего человечества.

«Великие огненные сподвижники – краса и радость планеты. Должно человечество оказать благодарность этим помощникам» [10]. Почитание героев, их культ существовал в истории человечества с древнейших времен. Из этого понятия вырастало множество направлений человеческого духа и человеческой мысли, начиная от различных систем религиозных верований и кончая земным творчеством в различных его проявлениях. Этические моменты, так необходимые в жизни любого народа, возникали благодаря почитанию, удивлению перед подвигами героев, на подражании им, на обожествлении их. Народ, лишенный чувства почитания своих героев, теряет свою историю, не осознает собственного достоинства и, наконец, утрачивает свою культуру, для которой энергетика подвига является одной из основных опор.

«Я считаю почитание героев, – пишет Т. Карлейль, – великим отличительным признаком в системах древней мысли. То, что я называю густо переплетшейся чащей язычества, выросло из многих корней; всякое удивление, всякое поклонение какой-либо звезде или какому-либо предмету составляло корень или одну из нитей корня, но почитание героев – самый глубокий корень из всех, главный, стержневой корень, который в значительнейшей мере питает и растит все остальное» [11].

Томас Карлейль, один из немногих философов, глубоко проникший в проблему героя, сумевший сделать выводы, созвучные идеям и подходам, которые мы находим в Живой Этике, ставит эту проблему как одну из основных в эволюции человечества. И в этом оказывается правым. «Я думаю, что уважение к героям, в различные эпохи проявляющееся различным способом, является душой общественных отношений между людьми и что способ выражения этого уважения служит истинным масштабом для оценки степени нормальности или ненормальности господствующих в мире отношений» [12].

Почти то же самое пишет и Николай Константинович Рерих в своем очерке «Король Альберт»: «Человечество должно беречь своих героев. Также должно оно беречь и память о них, ибо в ней уже будет здоровое, созидательное вдохновение. Жизнь уныла без героя. Тем ценнее, если такие герои не только имеются на страницах преданий, переходя в божественные мифы, но они оказываются посланными и в наше время» [13]. Удивительно точно умел писать Рерих – «Жизнь уныла без героя». Эти, казалось бы, простые слова охватывают весь сложнейший комплекс эволюции человечества и развития его духа. Если бы героев не существовало, то их, как и Бога, надо было бы придумать. Нельзя допустить унылой жизни. К счастью, и Тот и другие существовали и существуют и не только скрашивают нашу жизнь, но и созидают ее.

Образы героев развивались и изменялись вместе с движением сознания человечества. Изначальные мифы доносят до нас сказания о богах-героях, информация о которых пришла вместе с искрой духа и соответствовала тому мышлению и сознанию, которое мы называем мифологическим. Этому же уровню сознания соответствовала и эпоха обожествления героев. Религиозное сознание принесло нам героев-пророков, Великих учителей, создавших религиозные Учения. Затем наступил период героев-поэтов, как определяет его Т. Карлейль.

Герой-поэт – понятие весьма широкое и в какой-то мере условное. Речь в данном случае идет о творческой личности, обладающей качествами героя. Эта форма героизма в значительной мере присутствует в научном мышлении и сознании. В этот период герой теряет свою древнюю целостную форму и воплощается во множестве форм человеческой деятельности, носящей творческий характер. И в этом разнообразии форм (святой, подвижник, ученый, поэт и т. д.) всегда присутствует в качестве фундаментального понятия изначальный герой, в котором и была заключена основная эволюционная суть. Героическое начало есть тот скрепляющий состав, который объединяет разные формы человеческой деятельности и является в то же время реальным инструментом самого эволюционного синтеза.

Кецалькоатль сделал очень много для своего народа и новой Пятой эпохи. Его мудрость, его умение строить и создавать удивительные вещи стали известны всей Мезоамерике. Но кроме подъема культуры, науки и умения трудиться Кецалькоатль дал людям красоту, и этот момент был представлен очень богато в жизни народа. Ни один правитель или бог не заботился о красоте так, как Кецалькоатль.

В книге о Кецалькоатле приводятся следующие удивительные описания. «Там также был дом, – читаем мы, – принадлежавший жрецу по имени Кецалькоатль, намного более величественный и красивый, чем ваши дома; в нем были четыре помещения: первое помещение, обращенное к востоку, было из золота, и называлось оно золотой комнатой (или домом), поскольку было облицовано хорошо пригнанными друг к другу пластинами из золота; другое помещение выходило на [запад] и именовалось изумрудно-бирюзовой комнатой: внутренние стены также были отделаны плотно пригнанными драгоценными камнями различных видов наподобие мозаики, что вызывало у всех огромное восхищение; следующее помещение, обращенное к полдню, как назывался юг, было изнутри украшено различными раковинами, покрытыми серебром, и эти раковины, в которых утопали стены, были столь искусно пригнаны, что между ними не было заметно шва; четвертое помещение, выходившее к северу, было усыпано красными камнями, яшмой и раковинами.

Имелся другой дом, убранный перьями, где перья служили покрытием стен и где также было четыре помещения: первое, обращенное к востоку, было отделано роскошными желтыми перьями различных видов, заменявшими покрытие стен; помещение, которое выходило на запад, называлось комнатой плюмажей, поскольку было украшено всеми видами великолепных перьев нежно-синего цвета, искусно сплетенных и развешанных по внутренним стенам наподобие ковров, что нашло отражение в другом названии – кецалькальи, означавшем комнату великолепных перьев; третье помещение, которое располагалось в южном направлении, называлось домом белых перьев, потому что оно все было покрыто изнутри белыми перьями в виде плюмажей; последнее помещение было обращено к северу, и его называли комнатой красных перьев, среди которых были перья всех видов ценных птиц, украшавшие стены на манер ковра. Помимо этих домов было построено много других домов, весьма любопытных и богатых достопримечательностями» [14].

И были исполнены они такого уважения к богу,

что все, что им говорил жрец Кецалькоатль,

они исполняли как нужно.

Он внушал им:

– Есть лишь один бог,

Кецалькоатль – его имя.

Он не требует ничего,

кроме змей и бабочек,

которых вы должны ему преподносить,

которых вы должны приносить ему в жертву [15].

«Как явствует из этого текста, Кецалькоатль отвергал и запрещал человеческие жертвоприношения, признавая лишь жертвы в виде змей и бабочек. Факты свидетельствуют о том, что именно Кецалькоатль-человек, создав собственное философское Учение, дал точное определение понятию двойственности. В подтверждение вышесказанного приведем отрывок из одного индейского источника, в котором говорится, что Кецалькоатль

взывал к своему богу,

к тому, кто находится на небесах,

к той, у которой платье из звезд,

к тому, кто придает блеск вещам;

владычице нашей плоти, владыке нашей плоти;

к той, которая одета в черное,

к тому, кто одет в красное;

к той, что дает плодородие земле,

к тому, что покрывает ее хлопчатником.

И обратил он свою молитву

к месту нахождения двойственности (Омейокану),

последнему из девяти ярусов,

из которых состоит небо...» [16].

 

Он приказал одним трудиться в поле, другим – ремесла

изучать. Он показал, как надо сообща работать,

труд и плоды работы по справедливости деля.

Он научил возделывать поля, снимать богатый урожай

и воду сберегать, каналы проводить

к засушливым местам.

Он научил их хлопок разводить и делать пряжу, ткани.

Он научил отлавливать силками птиц и рыбу

брать сетями.

Он научил их плотницкому делу. Шкуры их научил дубить

и краски добывать из раковин, из почвы, соков всяких.

Он научил их покрывала ткать, узорчатые, многоцветные.

И золото искать в реке, металлы плавить разные,

поделки ювелирные изготовлять из ярких самоцветов;

он научил их эти камни шлифовать, гранить до блеска.

Он научил их возводить дома,

архитектурные ансамбли [17].

«На фоне величественной картины творения космоса среди других богов Кецалькоатль играет важную роль. Он – изобретатель календаря, бог пищи, приручения животных и выведения культурных растений» [18].

«В идейном наследии [Кецалькоатля] человек занимает главное и центральное место, включая его отношения с космосом и состояние полной идентификации со своим внутренним миром. В бесконечном пространстве Вселенной человек должен стремиться к такому порядку вещей и к такому действию, которые подчинены безграничной теме созидания. Кецалькоатль-человек считает, что как божественный мир, так и развитие мира человеческого существования подчинены точным законам, которые человек обязан уважать и в соответствии с которыми он обязан действовать. Его философская мысль еще не отделилась от религиозных воззрений, выработанных ранее...» [19]

Именно Кецалькоатль оказался классическим культурным героем. Именно он создал новую страну и ввел в нее богатую информацию Космоса. Но даже в вышеприведенном творчестве Кецалькоатля чего-то недостает.

Материал о культурных героях, который я нашла, был недостаточен для проникновения в суть самой проблемы. Необходимо было ознакомиться, хотя бы кратко, с их положением в сознании землянина, основываясь не только на использованном материале, но и получив необходимые разъяснения. Материал, собранный мною для этого, нес на себе следы мифологической эпохи, а также содержал выводы наших современных ученых.

«Можно предположить, что более развитая инопланетная цивилизация имела гуманные цели – вокруг земледелия развить целую индустрию и продвинуть человечество в его развитии. И мы действительно это видим на примере Мексики и Египта.

Те же источники доносят, что с возникновением “земледелия” те же “боги” установили порядок взаимоотношений и правил жизни, законы совместного оседлого существования. Все это подтверждают раскопки археологов, свидетельствующие о возникновении развитых цивилизаций Египта и Индии без всяких предварительных ступеней развития» [20].

Получается, что кто-то учил людей. «Вот мы и подходим к тому вопросу, который напрашивается: “А кто они такие, наши благодетели, которые подарили людям эти знания и технологии? И зачем?”» [21].

«“Оанн научил людей строить города и возводить храмы, вводить законы и мерить землю, показал им, как сеять зерно и собирать хлеб, – словом, научил их всему, что смягчает нравы, так что с тех пор никто ничего превосходного уже не изобрел. А когда солнце заходило, этот удивительный Оанн погружался опять в море и проводил ночи в пучине, ибо там был его дом. Он написал книгу о начале мира и о том, как он возник, и вручил ее людям”.

Согласно преданиям, после Оанна приходили аннедоты – “все похожие на Оанна по форме и обучавшие тому же” [22], общим числом пять.

Древнеегипетские тексты утверждают, что ремеслам и наукам людей обучил бог Тот, Осирис показал, как возделывать землю, а Изида и Маат научили ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей. Они же привили египтянам определенные этические нормы поведения: превращай зло в добро; твори правду – и ты преуспеешь на земле; успокой плачущего; не притесняй, не сгоняй человека с достояния отца его; не казни без нужды; возлюби деятельную жизнь; отличай людей по их способностям, не давай предпочтения сыну особы.

Раннехристианский апокриф “Книга Еноха” упоминает об ангелах, которые передавали различные знания людям:

“Азазел научил людей делать мечи, и ножи, и щиты, и панцири и научил их видеть, что было позади их, Баракелл – наблюдению над звездами, Кокабел – знамениям, и Тампел научил наблюдению над звездами, и Асрадел научил движению Луны”. <...>

У индейского племени ирокезов существует легенда об антропоморфном верховном божестве Таронхиавагоне («Сошедшем с Неба»), который вывел индейцев с гор, научил их правилам охоты, религии, браку, дал им бобы, тыкву, картофель и табак» [23].

«Сириус именовался Звездою Пса. Это была Звезда Меркурия или Буддха, называемого великим Наставником Человечества.

Китайский “И-цзин” приписывает начало земледелия “наставлениям, данным человечеству небесными Гениями”.

“Горе, горе людям, которые не знают ничего, не замечают ничего, они и не увидят ничего. Все они слепы, ибо они остаются в неведении, насколько полон мир различными и невидимыми созданиями, толпящимися даже в самых священных местах”.

“Сыны Бога” существовали и существуют поныне» [24].

«Как мы знаем, добывание света – важнейший подвиг культурного героя» [25]

К подобным исследованиям нельзя подходить с точки зрения земной, а необходимо брать материал и идеи с точки зрения космической. Но многие исследователи не принимают в расчет космических процессов, и опять получается однобокость выводов, далеких от истины.

Творчество Рерихов и Учителей есть пример передачи знаний из Высшего пространства в низшее. Этот пример необходимо исследовать с точки зрения Космической эволюции и раскрыть в нем общие закономерности времени и пространства.

В XX веке происходит передача знаний от Высшего низшему. В этом процессе участвуют Учителя и Рерихи – вестники Космической эволюции. Но заставляет удивляться тот факт, что свое место в науке получают всякие фантазии и выдумки вплоть до космических пришельцев.

Высшее и позаботилось о наличии земных вестников Космической эволюции. Энергетика эволюционного знания проявилась на Земле, но ее объяснения землянами было крайне не точным. Однако, несмотря на это, энергетические космические волны привлекли внимание – и ученых, и образованных людей, и любителей.

Люди, занимавшиеся палеоконтактами и реконструировавшие процесс передачи землянам знаний и умений, не знали особенностей Космической эволюции, которые представлены в Живой Этике, философии Реального Космоса. Без этого никакие, даже близкие к истине гипотезы не могут считаться правильными. Игнорирование Космических законов, которые мы находим в Живой Этике, не позволяет найти решение проблемы палеоконтакта.

«Напрашивается вывод, что некая инопланетная группа похожих на нас существ высадилась на определенных территориях и была вынуждена находиться длительное время на нашей планете, а значит, и адаптироваться под наши земные условия. Что это было? Возможно, это был специальный десант» [26].

Еще два важных момента не были затронуты.

Во-первых, это Космический закон, согласно которому Высшее ведет в эволюции низшее. Если бы этот закон не выполнялся, то на планете Земля отстала бы любая эволюция. Культурные герои были тесно связаны с этим законом, и поэтому они могли вести за собой планету и укреплять на ней культуру. Известно, что культура развивает человека как такового. Культурные герои передали людям культуру – не только земледелие, но и искусство, творчество, науку и философию.

Во-вторых, наше возвращение к «богам». Что вкладывается в это понятие, сказать сейчас трудно. Конечно, в этом слове для человека заключается огромное уважение, любовь и стремление подчиниться тому, кого наградили этим словом. Когда я жила в Индии и преподавала в Мадрасском университете, то часто посещала его публичную библиотеку. Однажды мое внимание привлекла книга. Она была частично на английском языке, частично состояла из фрагментов, написанных на древнем санскрите. Я поняла, что мне попала в руки старинная рукопись. Я не знала хорошо санскрита, но все-таки, листая книгу, выхватывала отдельные знакомые слова. В одном из фрагментов я увидела два слова – «Дэва» и «Дэви». Бывая в библиотеке, я познакомилась с ученым брамином, который хорошо знал санскрит. Пока я раздумывала, обратиться ли мне к моему знакомому за помощью (видимо, я слишком долго размышляла), ученый подошел ко мне сам.

– Есть какие-либо затруднения? – спросил он. – Я видел, как долго вы держали книгу.

Он протянул руку и взял книгу.

– О! – сказал он. – Это очень древняя книга. В ней частично записана старинная рукопись, оригинала которой нет нигде. Очень жаль, что в книге только фрагменты и нет значительной части текста.

– Конечно, очень жаль, – поддержала я моего знакомого.

Он пролистал несколько страниц в книге и потом медленно в одном из фрагментов прочитал два слова – «Дэва» и «Дэви».

– Вам знакомы эти слова? – спросил он.

– Да, – сказала я. – Это какие-то священные слова.

– Я бы не определил эти слова таким образом. Первое можно определить как «бог» – «Дэва», второе – «богиня» – «Дэви».

А потом как-то быстро спохватился:

– Если быть очень строгим в смысле языка, то «Дэва» и «Дэви» означает «свет» и «сверкание».

– Это очень интересно и связано с Космосом, его Высшей структурой.

– Молодец! – сказал мой знакомый. – Я должен Вам сказать, что в Космосе идет острая борьба между Светом и тьмой. Так что уже слово «бог» сейчас ни о чем не говорит.

– А как же культурные герои?

– Вот именно, это они насаждают Свет на нашей планете и стараются создать для тьмы тяжелые условия. Все лучшие люди – это люди, наполненные Светом. Люди не очень грамотные назвали их богами, хотя и не знают толком, что такое бог.

– А скажите, – осмелела я, – значит, именно Свет представляет высокий уровень космической структуры?

Он кивнул и, понизив голос, спросил:

– А как обстоят дела с героями культуры в России?

– Вы знаете, я в России об этом не думала.

– А вы подумайте, ведь ваша страна очень интересная.

С того момента я, живя в Индии, начала думать о России.

И я начала с Серебряного века. Какое удивительное было время! От конца XIX к началу XX века в стране шел какой-то переворот, усиливалась культура, возникали талантливые люди. Многое тогда складывалось в России. Разворачивалась и развивалась русская философия. В.С. Соловьев, братья С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Н.А. Бердяев. И многие, многие другие. Русская поэзия достигла мирового уровня: Блок, Белый, Ахматова, Чуковский. Выходили художественные журналы, в выставочных залах и галереях художники демонстрировали свои картины. Новые театры открывали свои двери. Музыканты исполняли свои произведения, которые звучали и в крупных городах Европы и Америки. Питерские и московские концерты надолго запомнились зрителям. Можно обо всем этом написать большие книги.

Что подвигло художников, музыкантов, ученых, поэтов, писателей, талантливых актеров демонстрировать именно свое мастерство и творчество? Какие силы толкали культуру России и привлекали к ней мировую общественность? Какие причины двигали удивительную русскую культуру Серебряного века? До сих пор это все трудно объяснить. И над всем этим горели две звезды: Николая Константиновича Рериха – художника, ученого, общественного деятеля и Елены Ивановны Рерих – крупнейшего философа. Все завершилось Октябрьской революцией 1917 года, которая разрушила и уничтожила то лучшее, что было достигнуто в Серебряном веке. Лучшие художники и поэты, спасаясь от насилия и убийств, уезжали за рубеж. И русская культура еще долго держалась там, напоминая о Серебряном веке всем тем, что было тогда создано.

Рерихи несли свое знамя Нового мира – они были крепко соединены с Учителями, и важнейшие моменты их жизни были связаны с Высшими силами Космоса и с уже известной нам Шамбалой.



[1]Мелетинский Е.М. Эпос и мифы // Мифы народов мира: энцикл. В 2 т. Т. 2. М.: Советская энциклопедия, 1980. С. 665-666.

[2]Карлейль Т. Герой как божество. Один: язычество, скандинавская мифология // Карлейль Т. Теперь и прежде. М.: Республика, 1994. С. 31.

[3] Мир Огненный, III, 49.

[4] Мир Огненный, III, 315.

[5]Карлейль Т. Герой как писатель. Джонсон. Руссо. Бёрнс // Карлейль Т. Теперь и прежде. С. 127.

[6] Аум, 24.

[7] Агни Йога, 261.

[8] Листы Сада Мории. Кн. 2: Озарение. Ч. 3, VI, 14.

[9] Мир Огненный, I, 271.

[10] Мир Огненный, III, 428.

[11]Карлейль Т. Герой как божество. Один: язычество, скандинавская мифология // Карлейль Т. Теперь и прежде. С. 14.

[12]Карлейль Т. Этика жизни. Трудиться и не унывать! // Там же. С. 329.

[13]Рерих Н.К. Король Альберт // Рерих Н.К. Нерушимое. Рига: Виеда, 1991. С. 163.

[14] Цит. по: Соди Д. Свидетельства археологии и этноистории / Пер. С.Н. Табунова // Портильо Х.Л., Соди Д, Инфанте Ф.Д. Кецалькоатль. С. 61.

[15] Цит. по: Соди Д. Свидетельства археологии и этноистории / Пер. С.Н. Табунова // Портильо Х.Л., Соди Д, Инфанте Ф.Д. Кецалькоатль. С. 61.

[16]Соди Д. Свидетельства археологии и этноистории. С. 61-62.

[17]Портильо Х.Л. Кецалькоатль. С. 91.

[18]Инфанте Ф.Д. Дух и метаморфоза Кецалькоатля. С. 176.

[19]Инфанте Ф.Д. Дух и метаморфоза Кецалькоатля. С. 181.

[20]Сергеева И. Что подарили боги: [электронный ресурс] // Сайт «Удивительная жизнь!» Режим доступа: http://damskie-strasti.ru/jazyk/ Дата обращения: 29.05.2015.

[21]Сергеева И. Инопланетный десант: [электронный ресурс] // Сайт «Удивительная жизнь!» Режим доступа: http://damskie-strasti.ru/desant/ Дата обращения: 29.05.2015.

[22]Блаватская Е.П. Теософский словарь. М.: Эксмо-Пресс, 2003.

[23]Симонов В.А. Внеземной след в истории человечества. М.: Энас, 2009. С. 18-19.

[24]Блаватская Е.П. Тайная доктрина. В 2 т. Т. 2. М.: Прогресс-культура, 1992. С. 469.

[25]Мелетинский Е.М. Предки Прометея. Культурный герой в мифе и эпосе // Вопросы истории мировой культуры. 1958. № 3(9). Май-июнь.

[26]Сергеева И. Инопланетный десант: [электронный ресурс] // Сайт «Удивительная жизнь!» Режим доступа: http://damskie-strasti.ru/desant/ Дата обращения: 29.05.2015.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 154