Дж. Шарма,
старший адвокат Верховного суда Индии

Заключение по вопросу: Международный Центр Рерихов[1]

26 мая 2004 г.

Д-р Святослав Рерих, знаменитый художник русского происхождения, был индийским гражданином и жил городе Бангалоре, Индия, до самой смерти. 19 марта 1990 г. Д-р Рерих оформил документ на английском языке в Бангалоре, озаглавленный «Архив и наследство Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве». В этом документе д-р Рерих заявил, что важное собрание картин его отца, матери, брата и его собственных находилось в его собственности в Индии все эти годы и что он имел абсолютное право собственности на них и право распоряжаться или поступать с ними любым образом, который он мог счесть приемлемым. Ввиду его желания сохранить наследие Рерихов для последующих поколений он решил передать часть этих картин «Советскому Фонду Рерихов», в дальнейшем называемому «СФР», который был организован в соответствии с Распоряжением Совета Министров СССР № 950 от 4 ноября 1989 г. Количество картин, которые он пожелал передать Советскому Фонду Рерихов, составило 288, из которых 163 были его собственные работы, а 125 – работы его отца. Эти картины уже находились в распоряжении Министерства Культуры СССР и подробно описаны в Приложениях к вышеназванному документу. Прочие отобранные картины также были перечислены в Приложениях к вышеуказанному документу. Д-р Рерих также передал некоторые из важных собраний, которые перечислены в Приложениях, «СФР», представленному д-ром Людмилой Шапошниковой и г-ном Сергеем Житаниным[2], которые были назначены «душеприказчиками и доверенными лицами, ответственными за сохранение собрания».

Д-р Рерих сохранял свое право собственности на картины в течение своей жизни, а также он сохранял право забрать из СФР любые предметы в любое время. Д-р Рерих далее определил, что «после моей смерти оно должно абсолютно принадлежать Советскому Фонду Рерихов», и заявил, что он не сделал какого-либо распоряжения или отчуждения и не назначил какого-либо управления этим имуществом (картинами) для выполнения целей Фонда и его желания в соответствии с вышеназванным документом.

Этот документ был оформлен в Бангалоре 19 марта 1990 года и имеет подписи двух свидетелей составления юридического документа, а именно г-на Энтони де Коста и г-жи Мэри Джойс Пунача.

«Завещание» было определено в подразделе (h) Раздела 2 индийского Закона о наследовании от 1925 года, в дальнейшем именуемого «Закон», следующим образом:«Завещание означает юридическое заявление намерения завещателя в отношении его собственности, которое он желает быть исполненным после его смерти».

Параграф 5 документа от 19 марта гласит:

«Что я имею абсолютное право собственности в отношении имущества, указанного в Приложениях, в течение срока моей жизни, и я сохраняю свое право взять обратно любые предметы по своему выбору в любое время из Советского Фонда Рерихов, и что все предметы, перечисленные в Приложениях, должны оставаться у Советского Фонда Рерихов, и после моей смерти оно абсолютно должно принадлежать Советскому Фонду Рерихов».

Этот параграф является ясным указанием на то, что, в то время как в течение срока своей жизни д-р Рерих сохранял абсолютное право собственности на имущество, включая право взять обратно любые из этих предметов в любое время, после своей смерти он завещает эти предметы Советскому Фонду Рерихов. Именно это условие о том, что «после его смерти» оно должно принадлежать Фонду, делает его наследованием по завещанию, и делает его намерением в отношении своей вышеупомянутой собственности, осуществления которого он желал после своей смерти.

Таким образом, этот документ является завещательным распоряжением собственностью завещателя, которое, другими словами, является ЗАВЕЩАНИЕМ.

Раздел 74 Закона специфически устанавливает, что «нет необходимости использовать в Завещании какую-либо формально-юридическую терминологию, но только формулировка должна быть такая, чтобы намерение завещателя было из него известно».

Раздел 63 Закона устанавливает Правило для оформления Завещания и определяет следующее:

«Каждый завещатель,  , должен оформить свое Завещание в соответствии со следующими правилами:

(a) Завещатель должен подписать или поставить свою отметку на Завещание,

(b) Подпись   должна быть поставлена таким образом, чтобы явствовало, что этим документ приводится в действие в качестве «Завещания».

(c) Завещание должно быть удостоверено двумя или более свидетелями, каждый из которых видел   завещатель подписывает  и каждый из свидетелей должен подписать Завещание в присутствии завещателя, но нет необходимости в том, чтобы более чем один свидетель присутствовал в одно и то же время, и нет необходимости в особой форме удостоверения».

Документ, оформленный 19 марта 1990 года, соответствует требованиям Раздела 63 Закона.

Поэтому мое мнение таково, что документ, оформленный д-ром Святославом Рерихом 19 марта 1990 года, представляет собой «Завещание», определенное в подразделе (h) Раздела 2 индийского закона о наследовании от 1925 года. Он также полностью соответствует требованиям в отношении оформления Завещания, как определяется в Разделе 63 Закона. Более того, намерение завещателя ясно и может быть понято из формулировок документа, в соответствии с предписанием Раздела 74 Закона.

Позднее, 22 октября 1992 года, т.е. в период своей жизни, д-р Рерих написал на русском языке следующий документ:

«Я, доктор Святослав Рерих, проживающий в поместье Татагуни, Канапура[3] Роуд, г. Бангалор, Карнатака, Южная Индия, почетный Президент Международного Центра Рерихов в Москве, передавший Советскому Фонду Рерихов в 1990 году наследие моих родителей K.K. и Б.И. Рерихов, подтверждаю, что Международный Центр Рерихов, созданный по моей инициативе, является правопреемником Советского Фонда Рерихов»[4].

Этот документ подписан им и был заверен нотариусом в Бангалоре, где он проживал, будучи индийским гражданином.

Д-р Рерих ясно заявил, что Международный Центр Рерихов «является правопреемником Советского Фонда Рерихов». Вопросом для рассмотрения является следующее: вводит ли в силу правопередачу документ от 22 октября 1992 года.

Что такое «правопередача»? Различные юридические и прочие словари определяют этот термин (assignment) следующим образом:

I. Collins Concise Dictionary (Третье пересмотренное издание 1995 г.) как «что-либо назначенное, миссия или задание» и (а) «передача кому-либо права, вещного права или права собственности; (b) документ, оформляющий такую передачу».

II. New Lexicon Webster’s Dictionary (Пересмотренное издание 1987 г.) как «передачу собственности или права»; (b) «документ, на основании которого это делается».

III. Stroud’s Judicial Dictionary of Words and Phrases (Четвертое издание 1971 г.) рассматривает слово «правопреемник» («assign») и отмечает, что «правопреемник (“assign”) не означает “наследник” (“heir”): оно означает лицо, заменяемое на другое на основании документа определенного вида». Наследник приобретает в силу закона, а любой, приобретающий на основании документа, например, акта или завещания предыдущего владельца, является его правопреемником.

IV. lowitt’s Dictionary of English Law (Второе издание 1977 г.) рассматривает слова «правопреемник» – «правопередача» («assign» – «assignment») как (а) «передавать в общем смысле означает передавать собственность, особенно движимое имущество: (b) в более специализированном значении, назначать передачу движимого имущества, или неземельной собственности, или определенных прав по недвижимому или движимому имуществу. Этот термин особенно применим к  движимому имуществу   Слово “правопреемник” является соответствующим специальным ключевым словом, определяющим все значение, но любое выражение, отображающее намерение сделать полную передачу, будет являться правопередачей».

V. Black’s Dictionary of Law (Пятое издание) определяет его как «передачу кому-либо всего или какой-либо части имущества, недвижимого или личного, во владении или в требовании, или какого-либо имущества или права по нему. Оно включает в себя передачу всех видов собственности. Передача стороной всех своих прав на определенный вид собственности, как правило, неосязаемую собственность, такую как права по аренде, залогу   Осязаемое имущество чаще передается по владению или по документам, передающим правовой титул, таким как акт или купчая».

Как правило, в Индии придерживаются принципов английской системы права и терминов. Высший Суд Индии определяет «правопередачу» («assignment») как «означающую передачу кому-либо правопритязания, права собственности» в случае «Комиссар по налогообложению подарков против Н.С. Четгиара», как приведено в Сборнике случаев Высшего Суда 741, стр. 746, 1971 г. (2).

В случае «Транспортно-экспедиторское агентство “Оберай” против Страховой компании “Бью Индия” Лтд и др.», как приведено в Сборнике случаев Высшего Суда 407, 2000 г. (2), рассматривалось различие между «суброгацией» («заменой одного кредитора другим») («subrogation») и передачей несостоятельным должником своего имущества в пользу кредитора (передачей (уступкой) прав по страховому полису другим лицам (напр., для обеспечения кредита)) («assignment») в контексте позиции страховой компании после оплаты требования (компенсации) страхователю.

Полагаясь по преимуществу на руководство по Страховому Праву, Верховный Суд постановил следующее:

«Различие между суброгацией и передачей прав другим лицам объясняется в стандартном руководстве по Страховому Праву Макгилливрея и Паркингтона (7-е издание)».

«1131. Разница между суброгацией и передачей прав другим лицам. Как суброгация, так и передача прав позволяет одной стороне пользоваться правами другой стороны, однако четко установлено, что суброгация не является разновидностью передачи прав другому лицу. Права суброгации наделяют правом в силу закона, а не в качестве продукта точно сформулированного соглашения. В то время как права суброгации могут реализовываться страховщиком немедленно после осуществления оплаты, то передача прав другим лицам требует соглашения о том, что права страхователя передаются страховщику. Страховщик не может потребовать, чтобы страхователь передал ему свои права против третьих сторон, в качестве условия платежа, если только в страховом полисе не содержится специальная оговорка, обязывающая страхователя осуществить это. Различие вполне важное, поскольку в определенных обстоятельствах страховщик может предпочесть осуществление передачи от страхователя, а не полагаться на свои права суброгации. Если, таким образом, например, имела место некая перспектива для страховщика получить возможность покрытия больше реального ущерба от третьей стороны, то страховщик, осуществивший получение передачи прав страхователя, имел бы возможность взыскать дополнительные средства для себя, в то время как страховщик, ограничившийся правами суброгации, должен был бы разрешить страхователю удержать такое превышение.

1132. Другое различие состоит в процедуре обеспечения соблюдения прав, приобретенных в силу этих двух доктрин. Страховщик, реализующий права суброгации против третьих сторон, должен делать это от имени страхователя. Страховщик, осуществивший законную передачу прав своего страхователя на основании данного статута, должен осуществлять процессуальные действия от своего собственного имени»

«В соответствии с первым пунктом второй ответчик передал первому ответчику все свои права, возникающие на основании потери партии товара. Это предоставило первому ответчику полное право в отношении применения законных средств виндикации требования об убытке, и реализовать это от своего собственного имени. Если бы это была только суброгация, то, во-первых, выражение “передал свои права” употреблялось бы. Во-вторых, не было бы передачи всех прав второго ответчика в отношении убытка, однако передача сводилась бы к виндикации суммы, уплаченной первым ответчиком второму ответчику. В-третьих, первый ответчик не имел бы права принимать меры по виндикации убытка от своего собственного имени; меры по виндикации предпринимались бы от имени второго ответчика. Таким образом, в соответствии с первым пунктом имела место правопередача в пользу первого ответчика».

«Во втором пункте, несомненно, применялось слово “суброгация”, однако оно возлагало на первого ответчика “те же права”, которые второй ответчик имел “в качестве возникающих в результате вышеупомянутой потери или убытка”, что означало, что передача прав не сводилась к сумме, уплаченной первым ответчиком второму ответчику, но охватывала всю компенсацию убытка. Поэтому, даже в соответствии со вторым пунктом, имела место передача прав в пользу первого ответчика».

Принимая во внимание все факты и обстоятельства дела, мое мнение таково, что даже после передачи владения картинами и другими предметами Министерству культуры СССР он (д-р Рерих. – Ред.) сохранил свое право собственности в отношении вышеназванной коллекции. Право собственности включало его право взять обратно картины и прочие предметы в любое время. Затем он решил передать все эти картины и предметы Советскому Фонду Рерихов. Это было сделано с целью сохранения коллекции картин и прочего наследия Рерихов для науки и культуры. Он указал все эти факты в своем Завещании, датированном 19 марта 1990 г.

Позднее явствует, что д-р Рерих почувствовал, что Международный Центр Рерихов, который был основан по его инициативе, может выполнять его пожелания лучше. Поэтому он передал права на эти картины и предметы Международному Центру Рерихов и объявил его правопреемником ранее созданного Советского Фонда Рерихов.

Документ, оформленный д-ром Рерихом 22 октября 1992 года, является актом о передаче прав в пользу Международного Центра Рерихов.

Далее можно утверждать, что документ от 22 октября 1992 года является также Кодицилем[5] к Завещанию от 19 марта 1990 года. Кодициль не вступает в противоречие с первоначальным Завещанием. Это, скорее, что-то вроде последующего развития, т.е. учреждения Международного Центра Рерихов по его собственной инициативе. Слова, употребленные им в кодициле, ясны.

Кодициль определяется в Разделе 2(b) Индийского закона о правопреемстве от 1925 года, в дальнейшем называемого Законом, следующим образом:

– «кодициль» означает документ, оформленный в связи с Завещанием и вносящий разъяснения, изменения или добавления в его распоряжения, и рассматриваемый как часть Завещания;

– этим документом от 22 октября 1992 года д-р Рерих лишь вносит изменения в свои распоряжения относительно того, кто будет наследовать картины и другие предметы после смерти д-ра Рериха. Положения Раздела 82 Закона четко формулируют, что смысл должен извлекаться из всего Завещания. Более того, в Разделе 87 очень четко формулируется, что настолько, насколько это возможно, намерениям завещателя должна придаваться действенность.

Таким образом, ясно, что документ от 22 октября 1992 года является передачей прав, так как он осуществляет передачу имущества и дает право владения картинами Международному Центру Рерихов вместо Советского Фонда Рерихов. Кроме того, он является также кодицилем, поскольку он изменяет Завещание от 19 марта 1990 года, и в качестве правопреемника Советского Фонда Рерихов Международный Центр Рерихов должен унаследовать картины из собственности д-ра Рериха в силу Завещания, рассматриваемого вместе с Кодицилем.

В заключение, мое мнение таково:

(a) документ от 19 марта 1990 года, оформленный д-ром Святославом Рерихом в Бангалоре, Индия, образует Завещание в соответствии с положениями индийского Закона о наследовании от 1925 года;

(b) документ от 22 октября 1992 года, подписанный д-ром Святославом Рерихом, образует правопередачу в пользу Международного центра Рерихов; и документ от 22 октября 1992 года также может образовывать Кодициль к Завещанию от 19 марта 1990 года, так как он добивается изменения распоряжения в вышеназванном Завещании.

Джитендра Шарма,
старший адвокат

 

В свидетельство чего на настоящий документ я поставил свою подпись и приложил печать. Нью-Дели. Индия. 26.05.2004.

Торжественно подтверждено в моем присутствии.

Срок моих полномочий истекает 8 сентября 2005 года [6]

 


[1] Публ. по: Opinion in re: International Roerich Centre. May 26, 2004. [Копия] // Архив МЦР. –
Перевод с англ. яз. Т.С. Ксенофонтовой. На рус. яз. публикуется впервые.
На каждом листе документа подпись старшего адвоката Верховного суда Индии г-на Дж. Шармы, заверенная его печатью «ДИПАНКАР ДАС. АДВОКАТ. Нотариус Нью-Дели. Рег. № 916. Утверждено Правительством Индии», и штамп: «Действительно за пределами Индии».

[2] Так в тексте. Правильно Житенёвым.

[3] Так в тексте. Правильно Канакапура.

[4] Документ, составленный С.Н. Рерихом, см.: ил. 21.

[5] Письменное дополнение к завещанию; завещательный инструмент, изменяющий или дополняющий существующее завещание.

[6] Последняя страница документа, кроме вышеуказанных подписи и печати, снабжена также штампом: «ДИПАНКАР ДАС. АДВОКАТ. НОТАРИУС. РЕГ. № 916 ПРАВИТЕЛЬСТВА ИНДИИ. 14, АДВОКАТСКАЯ ПАЛАТА. ВЕРХОВНЫЙ СУД ИНДИИ. НЬЮ-ДЕЛИ».
Данный документ «Заключение...» передан в Москву адвокату г-ну Михаилу Репникову.

 

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 123