Защитим имя и наследие Рерихов. Т.4

Послания сердца и духа

IV том писем Е.И. Рерих издания МЦР

Т.О. Книжник

Журнал «Культура и время». 2002. № 3

 

Каждая мысль имеет в виду не только одного определенного собеседника, но главные слушатели и последователи этой мысли всегда остаются автору неизвестными. Пути слова неисповедимы. Невозможно проследить трудные хождения книги. И нельзя представить себе, где и как она находит свое лучшее применение. В сердечном желании добра писались все эти письма. Всегда было нужным это пожелание, а сейчас оно совершенно необходимо. В ближайшем будущем, когда гуманитарные познавания опять займут свое основное в человеческой жизни место, тогда все действенные советы добра окажутся поистине неувядаемыми. Пройдут они через старшее поколение и достигнут молодых сердец, сейчас подрастающих.

Н.К.Рерих. Письма Елены Ивановны

Эпистолярный жанр, берущий свое начало еще от грека Эпикура, по праву называют древнейшим в мире. К нему обращались такие гиганты пера и мысли, как Спиноза и Гёте, Тургенев и Карамзин, Томас Манн и Александр Блок. Живые и вдохновенные свидетельства ушедших эпох, письма великих людей являются не только ценнейшими историческими документами, но и своеобразной хроникой человеческого духа, ибо они освобождают автора от тех профессиональных ограничений, которым он вынужден подчиняться, создавая, скажем, философский трактат или роман.

Великий русский философ и писатель Елена Ивановна Рерих (1879–1955) оставила нам огромное, интереснейшее эпистолярное наследие. Большинство ее писем, переданных МЦР в 1990 году ее младшим сыном Святославом Николаевичем Рерихом вместе с другими документами, картинами, книгами и семейными реликвиями, никогда не публиковалось. Поэтому первое чувство, которое испытываешь, знакомясь с ее архивом, – это удивление. Работоспособность Елены Ивановны воистину поражает. «Вот уж не думала, что придется так много писать! – как-то пожаловалась она в письме к мужу и старшему сыну, уехавшим в Маньчжурскую экспедицию. И далее в ее словах прозвучала ирония: – Потому что я так не любила всякое писательство, теперь это моя карма» [1]. Как бы то ни было, свою карму Елена Ивановна отработала честно, переписываясь со ста сорока корреспондентами, – и это не считая не установленных. Люди со всего света – различного социального положения, возраста и профессий – делились с ней своими размышлениями, просили совета, рассказывали о своей нелегкой судьбе. Великий магнит ее сердца притягивал к ней души, ищущие Света. Для многих Елена Ивановна выступила в роли духовного наставника – достаточно сурового и вместе с тем по-матерински заботливого, внимательного и терпеливого.

Несмотря на то что прошло более 60 лет, когда создавались эти письма, – срок немалый, – мы имеем возможность убедиться в том, что они нисколько не устарели, ибо они не о преходящем, а о Вечном. Многие мысли Елены Ивановны о высоком предназначении человека, о науке и культуре, о судьбах России и всего мира опередили свое время. Даже когда она описывает свою повседневную жизнь в Кулу, эти описания тесно переплетаются с размышлениями о судьбах мира и человечества, – размышлениями, пронизанными внутренним горением и верой в непреложность космических начертаний. Это умение увидеть Великое за повседневным всегда было ей присуще. Но самое главное – строки Елены Ивановны зажгли огонь устремления во многих сердцах не одного поколения искателей, а это уже дар истинного Светоносца и Учителя.

В 2002 году вышел в свет четвертый том полного собрания ее писем из архива Центра-Музея им. Н.К.Рериха, в который вошло ее эпистолярное наследие за 1936 год. Надо сказать, что Елена Ивановна всегда придавала большое значение 1936 году, называя его годом личной битвы Великого Владыки М. с Иерофантом Зла. «1936 год указан, как чрезвычайно знаменательный год, писала она. – Интересно отметить, что эти вычисления найдены и в пирамиде Хеопса. Так мы находимся сейчас в полном развитии этой Битвы, которая будет только усиливаться. Причем Битва эта еще сильнее на плане тонкого мира, но отражения ее на земном плане должны очень усилиться. Напряжение в пространстве небывалое, и нагнетенные огненные энергии бушуют в надземных и подземных недрах, грозя прорывом. Истинно, планета в конвульсиях. Очень грозное время, именно, мы стоим перед неслыханной мировой катастрофой. Как сказано: “Враждебные силы расы не подчиняются року. Уходящая раса губит избранных преемников, и Мы должны уберечь их. Рок может быть облегчен, и Битва может быть закончена быстрее”. – Пока что никаких признаков на это облегчение не видно. Но ковчег шестой расы уже строится, будем надеяться, что размеры его будут обширнее ковчега Ноя» [2].

Для нее самой этот год вылился в противостояние своим бывшим и когда-то ближайшим сотрудникам – супругам Хорш и Эстер Лихтман, которые уже давно вынашивали план захвата учреждений, основанных Рерихами в начале 1920-х годов в США, и в первую очередь самого Музея Николая Рериха, содержащего богатейшую коллекцию картин художника. В свое время бизнесмен Луис Хорш вложил в дом, в котором размещались все учреждения, – а это был 29-этажный небоскреб – весь свой капитал и надеялся получить за него сторицею. Воплотить свои планы в жизнь ему позволило отсутствие Н.К.Рериха, находившегося в Маньчжурской экспедиции, а также полное доверие остальных попечителей музея. Когда Н.К.Рерих, вернувшись из экспедиции, узнал о происшедшем, то дело было передано адвокатам. Однако у Хорша были деньги и протекция в лице министра земледелия США Генри Уоллеса, поэтому суд, растянувшийся на несколько лет, принял решение в его пользу.

Все это оставило глубокую, незаживающую рану в душе Рерихов. Глубоким убеждением Елены Ивановны было то, что свидетельства об этом чудовищном преступлении против Культуры должны остаться для потомков как предостережение. «Если люди перестанут противиться злу, то хаос захлестнет их» [3], – писала она. История судебного процесса с Хоршем – это история извечной битвы Света и тьмы, разыгрывающейся в человеческих сердцах, история мужества и благородства, вероломства и чудовищного морального падения. В приложении к четвертому тому вы сможете познакомиться с документами из архива, освещающими эти трагические события: меморандумами самого Николая Константиновича, его письмом президенту США Ф.Д.Рузвельту, Декларацией о статусе нью-йоркского музея. Вы увидите, как шаг за шагом разрушалась вера Елены Ивановны и ее супруга в страну, на благо которой они работали шестнадцать лет, которой принесли лучшие результаты своего творчества и о которой говорили так, как дай Бог говорить истинному американцу. После сорокапятилетней культурной работы, отмеченной во всем мире, великого художника, мыслителя и миротворца Н.К.Рериха выставили мошенником, ограбили, и все это при полном безмолвии общественного мнения.

Наверное, не случайно эта книга появилась в разгар других, не менее прискорбных событий, разыгравшихся уже в наши дни, однако имеющих самое непосредственное отношение к событиям далеких 30-х годов прошлого века. Речь идет о незаконной публикации московским издательством «Сфера» дневников Е.И. Рерих за 1920–1935 годы, при участии Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Незаконной как с точки зрения юридической, так и с точки зрения этической, ибо на издание дневников был наложен авторский мораторий. Почти каждое второе письмо в четвертом томе имеет самое непосредственное отношение именно к этим дневникам, и вы получаете возможность убедиться, как все было на самом деле, как сама Елена Ивановна относилась к этой проблеме. Находясь в Центрально-Азиатской экспедиции, а затем под пристальным вниманием британской разведки, она справедливо опасалась за судьбу бесценного материала, переписала его и передала в США исключительно на хранение, причем часть тетрадей отправила в запечатанном виде. Она запретила своим ближайшим сотрудникам (!) читать их и делать из них выписки, а после того как сокровенный материал оказался в предательских руках, тщетно пыталась добиться его возвращения. Могла ли она подумать, что годы спустя ее воля вновь будет нарушена теми, кто не стесняется объявлять себя последователями Учения! Сейчас в сети Интернет появился ряд клеветнических статей и выступлений по этому вопросу, сюжетная канва которых крайне проста – тоталитарная политика Центра-Музея имени Н.К.Рериха и демократические идеалы его нью-йоркского собрата. Читая эти материалы, невозможно избавиться от ощущения, что Елены Ивановны Рерих, автора этих дневников, как бы НЕ существует. О ней публикаторы забыли, а ее воля ничего для них не значит. Ее наследия или НЕ знают, или перетолковывают в своих интересах, причем те, для кого сохранение и защита этого Наследия должны быть вопросом чести. Однако, как говорил Н.К.Рерих, нельзя бывшее сделать не бывшим.

В чем заключается для нас ценность писем Елены Ивановны Рерих? Почему они дороги нам? Прежде всего потому, что они непосредственно связаны с книгами Учения Живой Этики и являются незаменимой помощью и подспорьем для изучающих этот фундаментальный труд ХХ столетия. Ибо в своих письмах Елена Ивановна отвечает на вопросы корреспондентов, связанные с Учением, а, как известно, там, где нет вопросов, там нет и ученичества. «... Я всегда стремлюсь, – пишет она, – чтобы мои корреспонденты запрашивали меня все неясное для них, ведь с помощью Владыки я могу многое пояснить» [4]. В рукописи книги «Мир Огненный», хранящейся в архиве Центра-Музея имени Н.К.Рериха, встречается несколько высказываний Учителя, которые не вошли в известное всем нам издание 1940 года, видимо, из-за присущей Елене Ивановне скромности. «Даже не подозреваешь, как твои писания будут исцелять тех, кто искал и забрел в темноту, – записано в старой тетради в черном клеенчатом переплете. – Я вижу чудесный том и тысячи духов, изучающих твои письма. Все твои мысли дадут огненный посев» [5]. «На твоих посланиях будут учиться молодые ищущие и старые заблудившиеся. Когда пишешь, имей в виду легионы, ибо твои послания коснутся их» [6]. «Твои послания... останутся в истории как чудесные послания сердца и духа» [7].

Перед нами (прежде всего перед исследователями рериховского наследия) – ценнейший исторический документ, ибо на страницах писем отражена история как самой жизни семьи Рерихов, так и становления духовно-культурного движения, ныне носящего их имя. На страницах писем мы встретим Указания Владыки относительно текущих событий и будущих начинаний, рекомендации, предостережения и советы самой Елены Ивановны. Сурово и с великой болью в сердце напоминает она о той огромной ответственности, что возложена на призванных к Великому Строительству, ответственности перед Учением и перед другими людьми. Сегодня для многих из нас, именующих себя последователями великих людей и «несущих на своем щите мировое имя» Рериха, это повод задуматься, заполнена ли наша жизнь прекрасными поступками терпимости, вмещения и великодушия или тратится на поиски виновных, деление на «своих» и «чужих» и отвлеченные призывы к духовности и культуре, обращенные к тому же к другим?

«Дороги друзья, примкнувшие к великому делу при зарождении его» [8], – писала Елена Ивановна о своих первых сотрудниках. Книга ее писем – в известной мере и дань признательности тем, кто стоял у истоков рериховского движения и запечатлел свое имя на страницах Книги Культуры благородными делами: Зинаиде Григорьевне Лихтман (Фосдик), Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе, Феликсу Денисовичу Лукину, Рихарду Яковлевичу Рудзитису... Значительная часть писем, представленных в четвертом томе, адресована сотрудникам Латвийского общества Рериха, официально учрежденного в Риге в октябре 1930 года, одним из главных направлений работы которого стала издательская деятельность. Именно в Риге увидели свет многие книги Живой Этики, а также «Врата в Будущее» и «Нерушимое» Н.К.Рериха, художественная монография о его творчестве, «Тайная Доктрина» Е.П.Блаватской в переводе Елены Ивановны и конечно же ее письма в Европу и Америку. Когда в 1940 году на территории Латвии была провозглашена Советская власть, Общество было ликвидировано и для многих его членов наступили годы тяжелых испытаний. Что такое преданность Учению, эти люди знали не понаслышке – за свои убеждения они были отправлены в сталинские лагеря, двоих (Ф.А.Буцена и А.И.Клизовского) расстреляли.

На сегодняшний день мы знаем о Елене Ивановне очень мало. И если творчество и биография Николая Константиновича достаточно хорошо изучены: опубликованы практически все его литературные труды, существует много исследований, посвященных его искусству, общественной деятельности, Центрально-Азиатской экспедиции, археологическим изысканиям и т. д., то Елена Ивановна остается для нас пока «Terra Incognita». Это вполне понятно, прежде всего из-за особенностей ее Миссии, которая требовала определенных условий. И к тому же Елена Ивановна была человеком необычайно скромным: ни на одной из книг Учения не стоит ее имя, все литературно-философские труды изданы под псевдонимами. Она избегала говорить о себе, и даже по письмам ее видно, что местоимение «я» встречается в них крайне редко. Оно не свойственно ее стилю. Если Елена Ивановна пересылала кому-либо слова Учителя, все упоминания о себе либо вычеркивались, либо давались в третьем лице. Публикация наследия Елены Рерих – это единственный путь, который позволяет осветить жизнь посланницы Великой Иерархии Света в ее истинном величии и воздать то уважение, которое она заслужила. О последнем неоднократно упоминает ее Учитель, Великий Владыка, называвший Елену Ивановну не только Матерью Агни Йоги, Доверенной Братства, но и Своей Наместницей. Последнее указывает на то высокое положение, которое она занимала в Иерархии Света – Наместником Владыки Шамбалы, претворителем Его Воли может быть только дух, связанный с Ним тысячелетними узами преданности и сотрудничества, облеченный Его абсолютным доверием. «Ты, идущая со Мною, ты, сражающаяся со Мною, ты, строящая и собирающая со Мною. Ты, разделяющая со Мною все Битвы» [9]– так обращается к ней Учитель.

Концепция Мироздания, которую исповедовала Е.И.Рерих, и, в первую очередь, сам принцип единства человека и Космоса во многом родственны взглядам русских космистов. И тем не менее мы не можем подходить к Е.И.Рерих как философу с обычных позиций, ибо в основе ее мировоззрения, личного духовного опыта, жизненного пути, целей и устремлений лежит сознательная связь с Иерархией Света. Именно это объясняет тот необычайный духовный подъем, который мы испытываем при изучении книг Живой Этики и других трудов Елены Ивановны, ибо наше соприкосновение с духовным фокусом Сил Света, которым она безусловно являлась, и есть соприкосновение с Иерархией – «спасительным якорем человечества». Поэтому остается только пожелать читателю, держащему в руках эту книгу, чтобы эти прекрасные «послания духа и сердца» величайшей подвижницы ХХ века зажгли огонь в его душе и пробудили то светлое, созидательное начало, которое заложено в каждом из нас.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Письмо Е.И.Рерих Н.К. и Ю.Н. Рерихам от 17 августа 1934 г. // Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2000. Т. 2. С. 302.

[2] Письмо Е.И.Рерих Н.П.Рудниковой от 10 октября 1934 г. // Там же. С. 418–419.

[3] Письмо Е.И.Рерих З.Г.Фосдик от 20 января 1941 г. // Рерих Е.И. Письма в Америку. М.: Сфера, 1996. Т. 2. С. 324.

[4] Письмо Е.И.Рерих А.М.Асееву от 21 июля 1934 г. // Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2000. Т. 2. С. 236.

[5] ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 1. Д. № 4165. Запись от 4 декабря 1934 г.

[6] Там же. Запись от 6 декабря 1934 г.

[7] Там же. Запись от 8 декабря 1934 г.

[8] Письмо Е.И.Рерих американским сотрудникам от 20 октября 1932 г. // Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 1999. Т. 1. С. 344.

[9] Письмо Е.И.Рерих Ф.Грант и З.Г.Лихтман от 24 июля 1934 г. // Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2000. Т. 2. С. 248.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 357