Защитим имя и наследие Рерихов. Т.4

«Великая бесконечность ткет свой особый узор»

А.Г. Назаров

Журнал «Культура и время». 2006. № 1

 

К100-летию со дня рождения Святослава Николаевича Рериха культурная общественность получила долгожданный подарок – издание двухтомника его «Писем» [1]. Второй том вышел в свет осенью 2005 года, завершив единую культурологическую акцию – публикацию огромного пласта преимущественно архивных, неизданных рукописных либо ставших раритетными материалов к юбилею выдающегося русского художника, естествоиспытателя, философа-мыслителя. В связи с этим хотелось бы особо подчеркнуть, что опубликованные письма С.Н.Рериха, представляющие безусловную самостоятельную ценность, нельзя отрывать от других важнейших рукописей самого С.Н.Рериха, изданных одновременно, в пределах двух лет, а также от его биографии и воспоминаний о нем [2]. Скажу более определенно: в силу особенностей издания, к которым вернемся чуть позже, письма С.Н.Рериха как целостное произведение и как источник богатейшей информации о личности и об эпохе трудно (а подчас и невозможно для уяснения заложенных в них смыслов) читать, не прибегая ко всем указанным источникам о жизни и многогранной деятельности Святослава Николаевича. Это хорошо понимали составители издания: первому тому «Писем» предпослано обстоятельное предисловие Н.Г.Михайловой, а второй том завершается указателем имен, подготовленным Т.О.Книжник, и справочными материалами, необходимыми для серьезного исследования, – таблицей архивных номеров писем С.Н.Рериха, опубликованных в двухтомнике. Во вступительной статье «Радость подлинного творчества», рассматривая жизненный путь С.Н.Рериха, Н.Г.Михайлова соотносит события его жизни и жизни семьи Рерихов с содержанием некоторых его собственных писем, статей и выступлений, а также писем матери, Е.И.Рерих, и брата, Ю.Н.Рериха, с автобиографическими сведениями и воспоминаниями людей, общавшихся с С.Н.Рерихом лично. И благодаря этому письма сразу ожили, засверкали новыми гранями и проясненными смыслами.

Письма С.Н.Рериха охватывают период с 1912 по 1992 год, и это только те, которые содержатся в архиве Международного Центра Рерихов (кроме еще не изданных 400 писем, адресованных Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе). Всего в двухтомнике опубликовано около тысячи писем, если быть точным – 991 письмо. Оба тома по объему примерно одинаковы; в первом – письма 1912–1952, во втором – 1953–1992 годов. Как и другие издания Центра Рерихов, книги эти прекрасно иллюстрированы, со вкусом и значением подобраны фотографии семьи Рерихов и самого Святослава Николаевича и его супруги Девики Рани Рерих, их друзей, знакомых, видных государственных и общественных деятелей, вернисажей С.Н.Рериха. В обоих томах – прекрасно выполненные цветные репродукции картин Святослава Николаевича. И все это на мелованный бумаге, все к месту, все в отличном типографском исполнении. Конечно, читателей, особенно молодых и особенно учащихся, а также любознательных пенсионеров может смутить и показаться излишне высокой цена издания. Но оно того стоит, и это не самая высокая цена издаваемых МЦР рериховских произведений. Ведь еще В.И.Ленин говорил – для того, чтобы заниматься культурой, нужно иметь деньги. А у кого их нет – к их услугам хорошая библиотека МЦР, Российская государственная библиотека и другие, к сожалению, немногочисленные библиотеки, где можно найти произведения семьи Рерихов и книги о них. Будем надеяться, что и читатели в глубинке России смогут эстетически насладиться и духовно обогатиться, познакомившись с томами этих писем, – тираж их 2000 экземпляров, неплохой для участников рериховского движения и почитателей рериховского гения.

Восьмидесятилетний период, охватываемый письмами С.Н.Рериха, – это целая эпоха жизни поколений, которые пережили Первую и Вторую мировые войны, стремительное ускорение научно-технического прогресса («машинной цивилизации», как писал Святослав Николаевич); это эпоха холодной войны и обретения независимости бывшими колониальными странами, среди которых возвышается Индия с ее древнейшей культурой. Тысяча писем С.Н.Рериха – ценнейшие документальные свидетельства уже ушедшей эпохи прошлого века; со временем их значение будет возрастать.

Сын говорил о своем отце: «Для Николая Константиновича искусство жизни было превыше всех искусств» [3]. То же в полной мере можно отнести и к самому С.Н.Рериху. Страница за страницей в письмах Святослава Николаевича перед читателем раскрывается процесс формирования многогранной личности будущего великого естествоиспытателя. Мысленным взором, чувствованием, богатым воображением он пытается проникнуть в тайны великого искусства жизни, в ее красоту, в скрытые от взора тайны вселенского Космоса.

Но мало просто читать письма С.Н.Рериха: их нужно уметь прочесть. Это не увлекательное «чтиво», хотя порой от писем трудно оторваться, не беллетристика – в каждом из них, даже в кажущемся на первый взгляд обычном поздравлении заключена какая-то частица особого смысла, словно передаваемая от письма к письму, от одного лица к другому, из месяца в месяц, из года в год… Где же запрятан ключ, чтобы прочесть их, и прочесть истинно?

В 80-летнем возрасте, оценивая результаты работы Института Гималайских исследований «Урусвати», С.Н.Рерих отмечал: «Жизнь нашей семьи – это была жизнь в труде. Все мы, так или иначе, трудились, но все работали всегда вместе. Все мы вчетвером составлялиодно целое, и все мы помогали друг другу. Это позволило нам узнать очень многое и то же, может быть, собрать и дать другим (курсив мой. – А.Н.)» [4].

«Все мы вчетвером составляли одно целое» – в этом мне видится тот угол зрения, который открывает наилучший обзор всех писем Святослава Рериха, помогает прочесть их трудные порой для понимания смыслы. Автор писем передает читателям не только свой личный опыт и знания – это синтез искусства жизни всей семьи Рерихов, уникальной, единственной в своем роде, но поразительно единой в своих великих прозрениях.

О духовной монолитности этой семьи говорят многие исследователи творчества Рерихов. Приведу еще одно наблюдение. Я изучал письма С.Н.Рериха с точки зрения их научного содержания, и поначалу довольно большой массив писем казался мне бытовым, не содержащим глубоких мыслей и размышлений, и становилось досадно, что Святослав Николаевич столько времени и сил тратил в переписке на мелочи жизни. Но что-то подсказывало, что это не так, что в этих домашних письмах-сообщениях (особенно их много во втором томе) запрятана какая-то внутренняя, невидимая глазу суть. Чтобы избавиться от «бытового наваждения» таких «малоинформативных» писем, явно проигрывавших «письмам-титанам» с их обобщениями и синтезом мысли, я решил набраться терпения и заново, с начала до конца перечитать всю «бытовую мелочь», намеренно пропуская любезные уму и сердцу «титаны». Медленно, не сразу, но по мере чтения все отчетливее стал вырисовываться скрытый, многоаспектный контекст таких писем. Разгадка открывается, когда, перечитав тексты, спрашиваешь: кому он писал все эти «неинтересные» – с точки зрения исследователя научных воззрений С.Н.Рериха – письма? Адресатов несколько, но в абсолютном измерении возвышается один – Семья. Это любимые Пасик, Масик и Юша – Н.К., Е.И. и Ю.Н. Рерихи, их домочадцы И.М. и Л.М. Богдановы и несколько доверенных семье и С.Н.Рериху людей. (Здесь надо отметить, что родителям Святослав Николаевич писал и большие обстоятельные письма о своих размышлениях, своей жизни, и эти письма собраны преимущественно в первом томе.) Начинаешь понимать, что для любящего сына и брата, входящего в нераздельный духовный монолит семьи Рерихов, короткие письма с бытовыми подробностями, поручениями, поздравлениями, приглашениями и т.п. служили не данью обязательного сыновнего долга перед родителями, но внутренне необходимой духовной потребностью. Потребностью непрерывного общения, обмена мыслями, впечатлениями, сомнениями, радостями – всем тем, что составляет глубоко личную основу единой семьи, скрепленной духовными узами и общей целью. Да и можно ли назвать мелочами многое из того, о чем повествуется в семейных письмах? Вот Святослав в Бангалоре хлопочет об очках для любимого Масика, подробно пишет, где левая линза (не помечена в конверте), а где правая (помечена специально), чтобы, не дай Бог, Матушка не позабыла, что у нее глаза разные! А здесь – хлопоты о посылках с неведомой никому «синей материей» для Масика и обещанные книги по археологии для Юши…

Корпус таких писем-общений с семьей занимает более трети всего объема изданного двухтомника. Именно в них наиболее полно проявляются лучшие черты личности С.Н.Рериха – доброта и доброжелательность, забота о ближних, обязательность в делах и поступках. «Дорогие мои и любимые…», «Берегите себя» – так обычно начинаются и заканчиваются письма любящего сына и брата, так «душа с душою говорит».

Исследователя, изучающего научное, культурологическое и эпистолярное наследие С.Н.Рериха, как, впрочем, и любого читателя, в первую очередь интересует, конечно, тематика писем, о чем в них говорится, кому и по какому поводу они пишутся. Восемьдесят лет, охватываемых письмами, – это вся земная жизнь С.Н.Рериха, с тех пор, как он научился писать и смог в шесть лет послать свое первое (из сохранившихся) письмо «Милому папе» [5]. С него хронологически начинается отсчет, пожалуй, главной темы его богатого эпистолярного наследия – чувства природы или любви к природе. Научному исследованию процесса формирования чувства природы у С.Н.Рериха, в сопоставлении его творческой биографии с путями становления К.М.Бэра, В.И.Вернадского и С.В.Рахманинова, посвящена моя работа, опубликованная в журнале «Культура и время» [6]. Здесь лишь отметим, что большое научное значение рассматриваемого издания писем состоит в том, что научная общественность впервые получила точные документальные свидетельства многолетних занятий С.Н.Рериха фармакопеей, сбором лекарственных трав, интродукцией ряда растений в природный и культурный ландшафты Западных Гималаев (долина Кулу) и Южной Индии (Бангалор, имение Татагуни), организацией Института Гималайских исследований «Урусвати», первых промышленных плантаций эфироносных деревьев в Индии. Тема изучения природы проходит через большинство писем С.Н.Рериха. При этом мы вправе говорить именно о чувстве Природы, о той высшей духовной категории, которую В.И.Вернадский считал выше искусства и которая служит неиссякаемым источником вдохновения и созидания, их Первопричиной. Титанический подвижнический труд С.Н.Рериха-естествоиспытателя, направления и итоги его естественноисторических исследований в Индии ждут своего дальнейшего научного изучения. В настоящее время эта тема стоит в числе важных направлений работы Объединенного Научного Центра проблем космического мышления, действующего на базе МЦР.

Другие темы эпистолярного наследия Святослава Николаевича связаны с тем, что было для семьи Рерихов самым главным: это участие в деятельности по созданию Музея Н.К.Рериха в Нью-Йорке и других культурных организаций Америки и Европы (около половины писем 1926 – середины 1935 года); деятельность по принятию Пакта Рериха и Знамени Мира; организация выставок и школ изобразительных искусств в Индии (1950-е –1960-е годы); участие в культурной и общественной жизни Индии, России, Болгарии и других стран (1960-е –1980-е годы). С 1961 года началась переписка С.Н.Рериха с П.Ф.Беликовым, первым биографом отца и сына. Она охватила более чем 20-летний период (до кончины П.Ф.Беликова в 1982 году); во втором томе опубликовано около 90 писем П.Ф.Беликову, связанных с работой Павла Федоровича над биографиями Н.К. и С.Н. Рерихов, – писем проникновенных, глубоких, важных для понимания философского мировосприятия С.Н.Рериха. Такой же серьезностью в обсуждении трудных для понимания глубинных философских вопросов Учения отмечен ряд писем С.Н.Рериха к Франсис Грант и Г.Г.Шкляверу, многолетним сотрудникам рериховского движения в Америке и в Европе, и одно из писем Генри Уоллесу, будущему вице-президенту США. В них С.Н.Рерих проявляет себя как мыслитель, глубоко знающий философию Живой Этики.

Святослав Николаевич Рерих предстает в письмах такой сложной, титанической личностью, что к нему, как и к другим выдающимся светочам человечества, нельзя подходить с обиходными, расхожими оценками. Мы можем оценивать человека по его делам и тем устремлениям, которые лежали в их основе. А о них С.Н.Рерих, в силу присущей ему скромности и высокой культуры, либо вообще не говорил, либо так скупо, что подлинное значение им сделанного ускользает, растворяется как будто в чем-то обыденном. Но его подвижнический труд имеет высокую осознанную цель. «Живем мы здесь, как обычно, – пишет он о колоссальной работе Института «Урусвати» и о своих собственных естественнонаучных изысканиях, – работаем, собираем материал, который со временем послужит на пользу человечеству (курсив мой. – А.Н.)» [7].

Обращение к будущему, которое все расставит по своим местам и в котором только возможна подлинная оценка духовных устремлений и трудов семьи Рерихов, – лейтмотив многих писем С.Н.Рериха, особенно после ухода из жизни его родителей, а в 1960 году – и брата.

«Е.И. оставила около 300 манускриптов – и записей – истинный кладезь мудрости. Но, конечно, все сводится к единому – самопознанию, совершенствованию истинного человека <…> Удивительной была жизнь Н.К. и Е.И. Как это нужно все собрать и бережно донести, – пишет Святослав Николаевич П.Ф.Беликову в 1962 году. – Сколько было у них знаний, широких, истинных. Мысль была свободной, радостной. Только и думали о благе всех поверх всяких внешних условностей, всяких ветхих ограничений <…> Пройдет много времени для полной оценки всего творчества Н.К. Воистину, он был великим человеком.

Прекрасный образ Его как-то особенно светится. Такими должны быть великие Учителя прошлого. Вся жизнь Его – это служение Добру, человечеству, и кто измерит все неисчерпаемые богатства Его внутренней жизни.

Скоро будет отмечено 60-летие Юрия Ник[олаевича]. Величайшая утрата. Сколько, сколько еще он мог бы дать, сколько он знал. Но течения Жизни неисповедимы – Великая Бесконечность ткет свой особый узор» [8].

В письмах С.Н.Рерих делится важным для историка наблюдением о действительном соотношении личностей своих любимых родителей:

«Для Николая Константиновича искусство жизни было превыше всех искусств <…> Правильно, что Е.И. познакомила его с Рамакришной и Вивеканандой. Но его интерес к Индии проявился у него еще раньше <…> Очень он ценил Тагора <…> Также и Бхагават-Гиту. Но, как Вы правильно заметили, уже давно, давно у него появилась основная линия. Вы правы – очень рано отмечены краеугольные положения и осознание своего Пути. Е.И. много ему принесла, но все это только как бы будило что-то давно известное, что-то давно освоенное. У Н.К. было особенное внутреннее знание. Без чтения книги он знал содержание – предмет» [9].

Консультируя П.Ф.Беликова в период подготовки его монографии о Н.К.Рерихе, С.Н.Рерих затрагивает интересную тему. Он пишет о том, что «могут найтись люди, которые скажут, что Н.К. иногда ошибался, и, конечно, может показаться, что были совершены ошибки, как, например, в выборе доверенных людей. Но вся история полна таких ошибок, и укладываются ли они в обыкновенные рамки так называемых ошибок?» [10].

Заканчивая свои заметки о «Письмах» С.Н.Рериха, к сожалению, слишком беглые и далекие от обстоятельного их рассмотрения, мне хотелось бы поведать о главном, заключительном впечатлении: это такая глыба, такое монументальное произведение Мысли и Чувства, что его не освоить в одночасье. Двухтомник писем С.Н.Рериха представляет объективно большой вклад в науку и философию, в нашу общую культуру.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Рерих С.Н. Письма / Сост. и автор предисловия Н.Г.Михайлова. Т. 1 (1912–1952). М., 2004. Т. 2 (1953–1992). М., 2005.

[2] Рерих С. Искусство и Жизнь / Пер. с англ. Т.В.Кожевниковой, И.И.Нейч. М., 2004, Art and Life by Svetoslav Roerich. Moscow, 2004. Беликов П.Ф. Святослав Рерих: Жизнь и творчество. Прилож.: Хронология жизни и творчества С.Н.Рериха / Сост. К.А.Молчанова; Воспоминания о С.Н.Рерихе / Сост. Т.О.Книжник. М., 2004.

[3] Рерих С.Н. Письма. Т. 2. С. 186.

[4] Отдел рукописей МЦР. Ф.1. Вр. № 894. Л. 60 об. (Выступление С.Н.Рериха 30 октября 1984 г. в лектории общества «Знание».)

[5] Письмо С.Н.Рериха Н.К.Рериху (1910 г.). Отдел рукописей ГТГ. Ф. 44. Д. № 1233. (В издание МЦР не включено.)

[6] Назаров А.Г. Душа Природы. С.Н.Рерих – естествоиспытатель-космист // Культура и время. 2005. № 1. С. 44–61.

[7] Письмо С.Н.Рериха Г.Г.Шкляверу от 19 апреля 1934 г. // Рерих С.Н. Письма. Т. 1. С. 52.

[8] Письмо С.Н.Рериха П.Ф.Беликову от 8 июля 1962 г. // Рерих С.Н. Письма. Т. 2. С. 186–187.

[9] Там же. С. 186.

[10] Письмо С.Н.Рериха П.Ф.Беликову от 10 октября 1969 г. // Рерих С.Н. Письма. Т. 2. С. 301. 

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 319