Защитим имя и наследие Рерихов. Т.4

«Осознание красоты спасет мир»

А.В. Ермакова, О.А. Лавренова

Журнал «Культура и время». 2002, № 1/2

 

Мы повторяем подчас мудрые высказывания великих людей, не понимая в полной мере всей глубины их смысла. «Красота спасет мир», – сказал Ф.М.Достоевский, слишком хорошо знакомый с пагубным безобразием человеческих страстей. «Осознание Красоты спасет мир», – уточнил Н.К.Рерих, одним-единственным словом распахнув перед нами все сложности и радостные открытия невыразимо долгого и мучительного пути эволюции сознания, воспитания в человеке способности постигать Красоту, а значит – соприкасаться сердцем с самыми высокими понятиями.

«Осознание Красоты спасет мир» – смысл этой фразы вдруг делается объемным и ощутимым, когда, перелистывая страницы альбома-монографии Людмилы Васильевны Шапошниковой «Тернистый путь Красоты» [1], вчитываешься, вдумываешься в рассказ о ее видении, например, русской религиозной живописи конца ХХ века. Картины хороши сами по себе – сочетанием красок, лаконичной и емкой композицией, философским сюжетом. Но это и все, что мог бы заметить неискушенный зритель, если бы не было сопутствующего неторопливого и даже осторожно-бережного повествования о Красоте, приподымающего завесу и открывающего невыразимо прекрасные горизонты будущего. Будущего, осиянного светом духовности и открытого веяниям животворящих космических вихрей, будущего, ознаменованного слиянием миров... Возникает ощущение прикосновения к непреложному, к истине, ощущение того, что нечто уже сложившееся подает о себе весть, предваряя свой приход. От предчувствия грядущего захватывает дух, как от величественного горного пейзажа, наблюдаемого с высоты вечных льдов...

Стать причастными к такому осознанию Красоты – в контексте надмирных решений и таинств Космической эволюции человечества, о которых писали духовидцы недавнего ХХ века, – позволяет эта замечательная книга. Более четырехсот знаменитых полотен – галерея феерического, трудного, иногда извилистого пути искусства, и захватывающее повествование о судьбах надземной Красоты, принятой и не принятой человечеством в разные периоды его существования.

Сказать, что «Тернистый путь Красоты» – философское исследование, серьезный искусствоведческий труд, богато иллюстрированный (последнее можно сказать и о многих других изданиях Международного Центра Рерихов), – значит ограничиться банальностью и не сказать главного. Отличительная особенность этого труда в том, что, созданный с позиций уникального космического миропонимания и уникальной эстетической концепции, представленных в учении Живой Этики, он являет собой практическую демонстрацию мышления не плоского, не исключительно земного, а устремленного к пониманию самых глубин Мироздания.

В отличие от расхожих представлений о красоте как «украшательстве» жизни и от узкопрофессионального понимания красоты как категории односторонне-эстетического освоения действительности, Живая Этика понимает Красоту, по выражению Л.В.Шапошниковой, как «таинственное дуновение Инобытия, из которого она проливает в глубины нашей плотной материи тот Свет, без которого были бы невозможны ни эволюция этой материи, ни ее преображение в энергию духа» [2], как «творящую силу самого Космоса» [3], как «формообразующее начало человеческого сознания и человеческого общества» [4], как «то, в чем себя выражает Высшее в нашем плотном мире» [5].

Великое Космическое творчество осуществляется в сложнейшем энергетическом процессе взаимодействия Высших Духовных Сил и человеческого земного творчества. Л.В.Шапошникова предостерегает от упрощенного понимания этого процесса: «Тайна земного творчества и его взаимодействия с космическим Творчеством велика, сложна и пока недоступна пониманию нашим земным сознанием» [6].

Тем не менее эта тайна может быть приоткрыта при соответствующем устремлении исследователя, свидетельства чему мы находим на многих страницах книги Л.В.Шапошниковой. Без творящих сил Космоса, определяющих все эволюционные процессы Мироздания, невозможно истинное искусство. Без земного человека-художника, претворяющего надземную Красоту, доступную ему в моменты высшего вдохновения, в живописные полотна, скульптуры, храмы, музыкальные и поэтические произведения, невозможно восхождение человечества по пути эволюции к Красоте Высших Миров, – которая, в свою очередь, не может развиваться без «красоты рукотворной» духовно одаренного человека. «Как иные миры творят нас, так и мы творим их» [7].

Уровень претворенной красоты может быть усмотрен только в совокупности различных искусств: музыки, художеств, поэзии, литературы, хореографии, – что предполагает в исследователе и смелость, и недюжинную универсальность. А поскольку основу творчества человека определяет уровень его самосознания, то исследовать пути Красоты в искусстве невозможно без параллельного анализа движения философской мысли, сопряженной с развитием художественно-культурного процесса. Задача неимоверно трудная. Особенно если учесть, что речь идет о целом столетии в жизни нашей страны, да каком! ХХ век, вместивший две мировые войны, русскую социальную революцию с ее трагической судьбой и духовную революцию, связанную со становлением нового космического, многомерного мировоззрения, интенсивный процесс формирования которого в пространстве России происходит с начала 1920-х годов.

Л.В.Шапошникова справилась с этой задачей блестяще. При чтении не только не появляется ощущения отвлеченно-академического «чего-то-ведения», а возникает чувство равноправного соразмышления, личного присутствия, сердечного переживания, причастности к Путям Духа, через Красоту воплощающегося в человеческом творчестве.

Структура монографии гармонична. Три части: «Тропа святая», «На берегах иных миров», «Восьмой день творения» – с центральной идеей грядущего преображения человека через Красоту. Три ступени долгого и трудного восхождения человека творящего: от восприятия и претворения огненных энергий в символической форме, – через отчетливое понимание необходимости изменения самой сути творчества, его теургической роли как средства преображения мира, – к первым шагам Новой Красоты, прорвавшейся в искусство в конце ХХ века, к новым формам сотворчества с Инобытием, явленным в работах современных художников. Картины наиболее интересных живописцев, несущих в мир благую Весть высокого Инобытия, выставлялись в залах Музея имени Н.К.Рериха.

К сожалению, в анализе искусства современных художников – выразителей Красоты Высших Сфер или жестокой «красоты» низших слоев Тонкого Мира – есть небольшая лакуна. Людмила Васильевна, возможно, намеренно обошла вниманием довольно распространенное в современном искусстве явление – художников, живописующих «пышные олимпы низших сфер». Увы, сегодня в каждом городе или поселке можно встретить не один десяток «великих посвященных» и их учеников, в насильственно измененном состоянии сознания (путем медитации, концентрации и т.п.) взаимодействующих с теми силами инобытия, которые не стремятся открывать свое истинное лицо.

Высокохудожественный язык монографии не только не затмевает, но подчеркивает ее научную значимость. Научную убедительность книге придают опора на философские и искусствоведческие тексты, биографии, воспоминания и, главное, – собственные глубокие размышления и впечатления человека, лично участвующего в деле претворения Красоты в земное бытие. Цитат много, но они не воспринимаются как цитаты. Да и как диалог, пожалуй, тоже не воспринимаются. Эффект более высокий: голос каждого цитируемого автора индивидуален, как и голос самой Л.В.Шапошниковой, но все голоса каким-то замечательным образом соединяются в единый поток соборной Мысли. При этом обнаруживается, что не только выдающиеся представители русского искусства, но и философы, многие из которых не были знакомы с Живой Этикой (среди них самые крупные – В.С.Соловьев, Н.А.Бердяев, П.А.Флоренский, С.М.Булгаков, Вс.Иванов), обладали чутким восприятием процессов, происходящих в тонких мирах, и отчетливо выраженным космическим мировидением. Монография Л.В.Шапошниковой убедительно выявляет их идеи о роли Красоты в преображении хаоса в Космос, о тайне земного творчества и взаимодействии его с творчеством космическим.

Вместе с тем хочется заметить, что при всем уважении к великому философу нашего отечества В.С.Соловьеву едва ли стоит считать его «первым истинно русским философом» [8]. За рамками повествования остаются А.С.Хомяков с его идеей соборности, И.В.Киреевский, П.Я.Чаадаев и другие истинно русские философы, творившие задолго до рождения В.С.Соловьева. В связи с пониманием сущностной роли Красоты в преображении мира тоже можно было бы вспомнить кое-кого из неназванных русских философов, например Н.О.Лосского и его работу «Мир как осуществление красоты». Впрочем, вряд ли в пределах одной книги можно объять необъятное – всю русскую философию, которая чрезвычайно многогранна и представлена многими именами. За автором остается право выбора текстов и персоналий, с помощью которых можно наиболее ярко выразить основную идею своего труда.

В заключение следует признать, что книга «Тернистый путь Красоты» сама является прекрасным выражением высокой Идеи, одной из тех, что правят миром, и примером воплощения надмирной, высшей Красоты в произведение искусства и литературы и в научный труд. Отточенная научная мысль дополняется духовными прозрениями в сокровенные таинства бытия. Великолепные цветные репродукции соответствуют движению Мысли, взаимопроникновение литературных и визуальных образов создает особое духовное пространство, общее поэзии, художеству, философии, литературе, музыке.

И главное – книга учит осознавать Красоту. Тот, кому ее откровения лягут на сердце, уже не сможет смотреть на великие произведения искусства скользящим взором «ценителя» и будет прозревать за ними весть Высших Миров, судьбы и духовные искания создавших их поколений.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Шапошникова Л.В. Тернистый путь Красоты. М., 2001.

[2] Там же. С. 6.

[3] Там же. С. 138.

[4] Там же. С. 211.

[5] Там же. С. 301.

[6] Там же. С. 54.

[7] Там же.

[8] Там же. С. 153.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 336