Защитим имя и наследие Рерихов. Т.4

«Вселенная Мастера» – капитальный труд о космическом мышлении

Л.М. Гиндилис

 

Книга Людмилы Васильевны Шапошниковой «Вселенная Мастера» – третий, заключительный том трилогии о Великом путешествии Рерихов – с нетерпением ожидалась многими, кто успел познакомиться с двумя первыми томами.

Как только книга появилась в продаже, я сразу же купил ее и начал жадно просматривать. Не буду говорить, как прекрасно она издана, ее приятно держать в руках, перелистывать; великолепные, часто уникальные иллюстрации. Несомненно, все, кто принимал участие в издании этой книги, заслуживают самой искренней благодарности. Но, конечно, прежде всего книга привлекает своим содержанием.

«Вселенная Мастера» – это книга о космическом мышлении. Главный итог жизненного пути Рерихов, их путешествия по земному плану (в частности, и итог Центрально-Азиатской экспедиции) – создание Учения Живой Этики. Живая Этика, которую Людмила Васильевна называет философией космической реальности, заключает в себе систему познания нового космического мышления. «В ней синтетически объединились знания древние и современные, мысль Востока и Запада, нахождения эмпирической науки и метанауки, способы познания различных областей творчества, таких, как наука, философия, религиозный опыт, искусство» [1].

Третий, заключительный том трилогии должен был подвести итоги Великого путешествия. Людмила Васильевна подвела эти итоги, создав капитальный труд о космическом мышлении.

Интересна композиция книги. Она состоит из пролога, трех частей, которые делятся на главы, эпилога и 10 приложений.

В прологе излагаются размышления великого русского хирурга Николая Ивановича Пирогова – мало известные, но чрезвычайно важные его мысли о жизни и разуме как космическом явлении, о существовании вненаучного источника знания и необходимости синтеза научных и вненаучных методов познания. Людмила Васильевна справедливо считает Н.И.Пирогова предтечей основоположников космического мышления. Можно было бы ожидать, что вслед за этим прологом последуют главы, посвященные самим основоположникам. Но неожиданно для читателя автор делает крутой поворот назад, в глубь веков, к самым истокам знания – к мифологическому мышлению. Причем берет важнейший феномен мифологического знания – мистерии.

Эта глава читается с захватывающим интересом. Людмила Васильевна выступает здесь не только как историк, увлекательно рассказывающий о древнегреческих мистериях, но и как участник мистерий. Это не оговорка – именно как участник. Из книги мы узнаем, что в Южной Индии еще существуют племена, сохранившие мистериальную культуру. И Людмила Васильевна в 70-х годах прошлого века участвовала в мистерии, связанной с восхождением на гору под названием «Спящая Богиня». В этой мистерии, сопровождавшейся серьезными испытаниями, есть много поучительного. Например, когда участники вступают на почти вертикальную стену, где можно продвигаться, только цепляясь руками и ногами за неровности скалы, у них остается лишь один путь – вверх, пути назад уже нет. Или пройти наверх, или разбиться, сорвавшись со скалы. Но таков же и путь духовного восхождения. Интересно, что когда участники забрались на гору, оказалось, что имеется еще один, более легкий путь, по которому они и спустились. Когда же Людмила Васильевна спросила проводника: почему они не воспользовались этим путем при подъеме, он ответил: «Легкий путь – не путь. По нему можно только спуститься. Подняться можно только по трудному пути, это и есть путь». В комментариях эти слова, думаю, не нуждаются.

Мистериальные следы можно искать не только в глубоком прошлом. Людмила Васильевна отмечает, что они присутствуют и в духовных действиях, которые происходят в наше время. Одним из них является паломничество. Паломничество всегда связано с преодолением, и это роднит его с мистериями.

Людмила Васильевна отмечает очень важную черту мистерий. «Буддийские мистерии,– пишет она,– олицетворяют собой важнейший процесс, когда тайное становится явным, а знания для избранных сообщаются всем, то есть становятся открытыми» (С. 80). Это особенно характерно для нашего времени. Два способа познания, отмечает она, эмпирическое и вненаучное (или, лучше сказать, метанаучное) – идут навстречу друг другу.

В последующих главах первой части разворачивается картина исторического процесса эволюции человеческого мышления – смена одной формы мышления другой. В недрах мифологического мышления возникает религиозное мышление, в котором вызревает (в борьбе с ним) научное мышление. И наконец, в наше время в недрах научного мышления начинает вызревать новое космическое мышление, которое объединяет научные и вненаучные формы познания. Этот процесс, в котором взаимодействуют различные формы мышления, длится тысячелетия. И, чтобы понять его, приходится обращаться к таким феноменам человеческой истории, как учительство. Кто Они – Учителя человечества? Людмила Васильевна убедительно показывает, что Учителя являются субъектами реальной истории. В этом плане исключительно ценной является беседа (точнее, беседы) с высоким Ламой, беседы, которые Людмила Васильевна здесь, по-видимому, впервые публикует. Огромный интерес представляет беседа о Шамбале, в которой раскрываются научные основы ее существования и сообщается реальная история ее возникновения на Земле и ее роль в эволюции человечества. «На смену мифологии Шамбалы,– пишет Людмила Васильевна,– идут современные представления нового космического мироощущения, которые были изложены Учителями в философской системе Живой Этики. Шамбала является мостом между плотным миром Земли и тонкими мирами иного состояния материи, между земным человечеством и космическими Иерархами, ведущими это человечество к высотам космической эволюции» (С. 165). Век за веком проливались на Землю из Космоса сокровенные знания, помогавшие людям идти по пути эволюционного восхождения. Важнейшим моментом в этой эволюции Людмила Васильевна считает событие, происшедшее на горе Фавор две тысячи лет тому назад. Преображением Христа человечеству был показан путь и обозначена цель эволюции: сынам человеческим надлежало ступить на стезю Сына Божьего.

Большой интерес представляет 4-я глава первой части «Историческое поле познания». В ней рассматривается становление современного научного метода, его утверждение в борьбе с церковными догмами и его ограниченность. Преодолевая церковные предрассудки и заблуждения, наука отбросила и все ценное, что содержалось в религиозном опыте – прежде всего, связь Земли и Неба, связь с космическими процессами и естественную религиозность. Если предшествующие виды мышления – мифологическое и религиозное – были связаны с Высшим, то у науки эта связь оказалась обрубленной. Но она сохранилась в метанауке. Когда-то, отмечает Людмила Васильевна, наука и метанаука составляли единое целое, но противоречивые процессы, через которые проходила история науки, развели ее и метанауку по «разным углам “ринга” мировой культуры». В ХХ веке начался процесс синтеза способов познания метанауки и эмпирической науки. «Мы стоим накануне планетарного перелома, когда закладывается новая система познания, объединяющая науку и метанауку» (С. 185).

От главы к главе в первой части книги развитие мысли идет по спирали, нарастая. Каждая глава как бы виток спирали. И венчает первую часть глава «На пути к космическому сознанию». Три процесса в начале ХХ века, отмечает Людмила Васильевна, определили дальнейшую судьбу человечества. Это Духовная революция, эпицентр которой находился в России, Первая мировая война и Российская социальная революция. Все они, несомненно, носили космический характер, были «неизбежным следствием тех энергетических сдвигов, которые произошли в Космосе задолго до этих событий». Первостепенное место в этой триаде принадлежит Духовной революции, которая вела к новому многомерному космическому мироощущению, к постижению инобытия, осознанию его реальности и его роли в эволюции человечества.

Смысл этих событий состоял в разрушении старых, обветшавших форм бытия, в замене их новыми и в ускорении хода эволюции на земном плане. Но борьба между старым и новым, между разрушением и созиданием приняла такой острый характер, что это привело к гибели в ходе социальной революции многих человеческих ценностей. Почему это стало возможным? Характеризуя социальную революцию в России, Людмила Васильевна формулирует очень важное положение – важное для оценки революции. «Космический смысл революционного взрыва,– пишет она,– в разрушении старого, а не в созидании нового. Поэтому, какие бы справедливые лозунги революция ни выдвигала, она сама не в состоянии их реализовать. Этим занимаются те режимы и те люди, которые приходят к власти после революции» (С. 235).

Что касается Духовной революции, то она принесла нетленные достижения в искусстве и философии. Не менее значительной оказалась и роль новых научных идей и открытий. В работах таких выдающихся мыслителей и ученых, как В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, П.А.Флоренский, формировался целостный подход к явлениям природы и человеческого общества. Ученые обратили внимание на забытые мысли древних о тесном взаимодействии человека, планеты и Космоса, о единстве макро- и микрокосмоса. Очень много для осмысления новых открытий дала умозрительная философия Востока. «Резкие границы между научным и вненеучными методами стали как бы размываться, направляя поток исследовательской мысли к синтезу в пределах различных явлений космопланетарного характера» (С. 238).

Неотъемлемой частью Духовной революции, отмечает Людмила Васильевна, была и научная революция начала прошлого века. Она охватила, прежде всего, физику, а затем и другие области естествознания. Появление теории относительности и квантовой механики привело к коренному изменению наших представлений о пространстве и времени, о соотношении материи и энергии, о соотношении субъекта и объекта в физическом эксперименте. Все это потребовало серьезной переоценки основных методологических установок науки. Идеи эволюционизма широко проникли во все сферы науки, начиная от космологии и кончая социальными сферами. На новую ступень было поставлено изучение жизни и разума во Вселенной. Категория «информации», которая стала активно использоваться в науке со второй половины ХХ века, ее связь с энергией и энтропией, идеи синергетики – все это требовало серьезного осмысления. Достижения «вненаучных» областей человеческого знания вновь оказались востребованы.

ХХ век внес еще один важный вклад в развитие космического мышления: началось техническое освоение космического пространства. «Это был грандиозный исторический прорыв, не только изменивший развитие техники, но и давший планете невиданный доселе пласт космической культуры» (С. 242). Людмила Васильевна обращает внимание на то, что космонавты, пережившие опыт космического полета, по-новому осмысливали чувственно и духовно проблему «человек – Земля – Космос». Соприкосновение с Космосом (а ведь пока речь идет только о ближнем космическом пространстве!) меняет внутренний мир человека, его отношение к Космосу и планете. «Можно сказать, что уходит в Космос один человек, а возвращается другой» (С. 242). Опираясь на малоизвестную работу космонавта-исследователя С.Н.Кричевского, в которой проанализированы свидетельства его коллег, побывавших в Космосе, Людмила Васильевна приходит к важному выводу: «На космической орбите наряду с научно-экспериментальным способом познания действует и метанаучный <…> Можно сказать, что как бы сам Космос соединяет научный и метанаучный способы познания» (С. 246).

Из всего сказанного не следует делать вывод, что космическое мышление уже вошло в жизнь. «Думать, что новое космическое мышление наступит сегодня или завтра, – пишет Людмила Васильевна, – значит не уметь ориентироваться во времени самого процесса» (С. 240). Да, мы являемся свидетелями и, возможно, участниками возникновения космического мышления. Но процесс только начинается.

Вторая часть книги посвящена основоположникам космического мышления: Владимиру Ивановичу Вернадскому, Константину Эдуардовичу Циолковскому, Александру Леонидовичу Чижевскому и Павлу Александровичу Флоренскому, которых Людмила Васильевна называет вестниками космической эволюции. Изложению их философии, их взглядов уделено в книге большое место. И это оправдано, ибо надо понять, что явление Рерихов и Живая Этика возникли не на пустом месте, а были подготовлены всем ходом человеческой эволюции. Каждая глава этой части, по-существу, представляет собой отдельную книгу, где очень подробно раскрывается жизненный путь, мировоззрение (или мироощущение) и вклад каждого из мыслителей в формирование космического сознания. Большую ценность представляют помещенные здесь иллюстрации, фотографии, копии документов. Это очень серьезное исследование жизни и творчества основоположников космического мышления. Я думаю, книга может служить пособием для исследователей их творчества. Автор книги не только глубокий философ, но и талантливый писатель. Неудивительно поэтому, что рассказ об ученых сочетает в себе черты философского трактата и художественного произведения. Читая эти очерки Людмилы Васильевны, я переоткрыл для себя Вернадского и Циолковского, с совершенно другой, более глубокой стороны узнал Чижевского и совсем заново открыл Павла Александровича Флоренского. Хочется отметить еще один момент. Излагая взгляды мыслителей, о которых она пишет, Людмила Васильевна, естественно, прибегает к цитированию. Но делает это не так, как иные авторы, которые выдергивают несколько слов из контекста, чтобы подтвердить собственные мысли. Нет, Людмила Васильевна приводит обширные выдержки, иногда на несколько страниц. Тут уж можно быть уверенным, что мысль цитируемого раскрывается точно.

Третья, думаю, основная часть книги вводит читателя в мир Живой Этики. В краткой рецензии трудно изложить или дать характеристику этой части – ее надо изучать (как, впрочем, и другие части книги).

Первая глава этой части посвящена Рерихам. Кратко остановившись на основных вехах жизненного пути Рерихов, Людмила Васильевна подчеркивает, что главной духовной сутью всех их деяний явилось создание Учения Живой Этики, в тесном сотрудничестве с Учителями Востока. В начале ХХ века под влиянием новых научных открытий и обобщений научная мысль Запада обратила внимание на умозрительную философию Востока. «Начался процесс взаимного обогащения, объективной целью которого являлось одухотворение экспериментальной науки и “онаучивание” духовных достижений Востока» (С. 751). Живая Этика соединяла в себе оба этих потока. Важной особенностью ее было утверждение этической ответственности человека за все, что происходит на планете, особенно в период научно-технического прогресса. В связи с этим Людмила Васильевна замечает: «Мы сейчас убеждаемся на собственном горьком опыте, что без этики нет науки, без науки нет социального переустройства, без гуманизма нет планеты» (С. 752). Давая целостный взгляд на явления природы и человеческого общества, Живая Этика затрагивает и социальные вопросы. Она провозглашает, что будущее социальное устройство на Земле будет общинным. Но без знания и культуры построить такое общество невозможно. Возвращаясь вновь к Духовной революции в России, Людмила Васильевна отмечает, что Живая Этика явилась завершающим этапом в формировании нового космического мироощущения, возникшего в ходе Духовной революции. «Ее связь с новой философской и научной мыслью очевидна и несомненна» (С. 756).

Вторая глава посвящена энергетическому мировоззрению Живой Этики. Здесь автор рисует грандиозную картину Мироздания, взаимодействие различных видов материи и энергии, их взаимосвязь и переходы из одной формы в другую. Эта картина не ограничивается трехмерным миром «плотной» материи, она включает пространства других измерений и формы материи, отличающиеся более высокой частотой вибраций. И весь этот Мир, весь Космос эволюционирует в соответствии с великими космическими законами. Главной сутью эволюции является одухотворение материи, повышение ее энергетики (частоты вибраций) и ее утончение. Силой, или энергией, с помощью которой осуществляется этот процесс, является дух. Дух и материя – основные категории Мироздания (Проявленного Мира). Дух обладает магнитными свойствами («Один из мощных магнитов есть магнит духа» [2]). Дух связывает между собой основные энергетические структуры Космоса, объединяя их в единую целостность. Он «объединяет человека с Космосом и энергетику человека с космической энергетикой» (С. 762).

Важнейшей категорией Живой Этики является Космический Магнит. Автор подробно останавливается на разъяснении этого космического явления. Космический Магнит есть «мощная энергетическая структура, пронизывающая все Мироздание, есть структура, одушевленная той Иерархией Света, бесконечные ступени которой уходят в беспредельность эволюции и в бессмертную вечность» (С. 765). «Дыхание и ритм Космического Магнита определяют зарождение и умирание Вселенных» (С. 770). Под влиянием и воздействием Космического Магнита, отмечает автор, зародилось и сознание человечества. В связи с этим рассматриваются некоторые важные вехи эволюции человечества, включая современный момент.

Понятие Космического Магнита тесно связано с понятием Иерархии Света. Существование Космических Иерархов, Учителей, подчеркивает Людмила Васильевна, есть Космическая Реальность. И не только космическая, добавляет она, но и реальность нашего земного мира. Автор подробно рассказывает о контактах Рерихов с некоторыми из Учителей. Пожалуй, столь подробно эта тема еще не освещалась в печатных трудах. В книге приведены уникальные фотографии: почтового ящика, в котором была прислана шкатулка с Камнем в Париж в 1923 году, самой шкатулки, чаши Будды; фотография письма Учителя Е.И.Рерих.

В заключение главы автор еще раз подчеркивает, что Учение Живой Этики несет в себе «энергетическое мировоззрение, являющееся основой нового мышления. В ней освещаются особенности современного этапа космической эволюции человечества» (С. 794).

Следующая глава называется «Доспех лучей лабораторных». Слова эти взяты из письма Елены Ивановны Рерих: «Мир будущий, Мир Высший грядет в доспехе лучей лабораторных. Именно лаборатории укажут на преимущество высшей энергии и не только установят превосходство психической энергии человека над всеми до сих пор известными энергиями, но будет уявлена наглядная разница в качестве ее, и, таким образом, значение духовности будет установлено в полной мере» [3]. Уже само это название показывает: в главе исследуется вопрос о соотношении Живой Этики и науки.

Живая Этика придает науке первостепенное значение. «Нужно всеми силами привлекать сотрудничество науки», – говорится в книге «Братство» (§ 528). Однако надо иметь в виду, отмечает Людмила Васильевна, что Живая Этика смотрит на науку шире, чем это принято в современном науковедении в самой науке. В основе современного научного метода лежит воспроизводимый опыт. Однако с помощью этого метода исследуется наиболее грубая материя – материя физического плана. Наука не признает существование иных планов Бытия, иных форм материи и энергии, выходящих за пределы трехмерного физического мира (она уже приближается к познанию этих миров, но пока еще не признает их существование). В круг ее исследований не входят те явления, которые не могут быть объяснены на основе существующих научных представлений (научной парадигмы). Этим явлениям часто присваивается ярлык «сверхъестественных». По этому поводу Людмила Васильевна справедливо замечает, что это определение является крайне нелогичным, ибо в естественном мире не может быть ничего «сверхъестественного». И сама история науки свидетельствует о том, как явления, считавшиеся «сверхъестественными», со временем получали научное объяснение и переходили в разряд «естественных». Несмотря на крупнейшие научные открытия ХХ века, подход современной науки к изучению материи (ее методология) все еще остается в значительной мере механистическим.

Ограниченность современного научного метода привела к тому, что многие крупные ученые стали говорить о «конце науки». Одной из причин «конца науки» считается построение окончательной картины мира, исчерпывающей процесс познания [4]. Людмила Васильевна подробно анализирует этот феномен. Она приводит взгляды многих ученых по этому вопросу, как тех, кто говорит о неизбежности «конца науки», так и тех, кто не согласен с этим утверждением. При этом она подчеркивает, что суть проблемы состоит в противоречии между существующей теорией научного познания и характером накопленных знаний – противоречии, которое будет нарастать.

Существуют три основных момента в научном познании, отмечает Людмила Васильевна, которые препятствуют дальнейшему развитию науки: 1) устаревшее представление о материи (отрицание материи иных, более тонких состояний); 2) отрицание связи с Высшим; 3) отсутствие серьезного внимания к человеческому сознанию и его эволюции. (Наиболее проницательные из современных физиков – и Людмила Васильевна упоминает о них – говорят о необходимости учитывать сознание как самостоятельный фактор в картине мира.) Таким образом, дальнейшее развитие науки требует новой системы познания.

Такой системой познания является Живая Этика. «В методологической концепции Живой Этики объединились умозрительные нахождения Востока и эмпирические открытия Запада. Этические моменты заняли в ней не менее важное место, чем физические законы естественных наук и те истины, которых достигла эмпирическая наука. Достижения искусства, религиозный опыт, умозрительная мысль философии, экспериментальные исследования эмпирической науки – все слилось в синтетическую картину человеческого познания Мироздания» (С. 802–803).

Характеризуя Живую Этику как систему познания нового космического мышления, Людмила Васильевна отмечает важные черты ее, из которых можно выделить следующие.

• Живая Этика выводит науку за грани физического мира в пространства иных состояний материи. В этом Беспредельном Мире никогда не будет конца познанию (в отличие от ограниченного мира физической материи).

• Знание, полученное эмпирическим путем, чтобы быть правильно осмысленным, должно обрести естественную связь с Высшим.

• Впервые в истории науки в систему научного познания включается дух человека, его энергетика, его взаимодействие с окружающим макро- и микрокосмом. Дух человека (его психическая энергия) является решающим фактором в тонких исследованиях, и духовность исследователя в новой системе познания играет важнейшую роль.

• Переход к экспериментальным исследованиям тонкой материи сопряжен с рядом трудностей, которые обусловлены подвижностью тонких структур. Тонкие субстанции реагируют на все космические и земные условия, чутко воспринимают энергетические изменения в самом человеке, вплоть до настроения. Это приводит к тому, что результаты одного и того же эксперимента практически невозможно (или очень трудно) повторить. Отсюда иной подход к проблеме воспроизводимости результатов (что считается одним из важнейших требований современной науки): чтобы добиться воспроизводимости в экспериментах с тонкой материей, необходимо учитывать многочисленные тонкие условия, на которые в экспериментах с плотной материей не обращают внимания.

• Новая система познания в качестве средства (инструмента) познания, наряду с интеллектом, включает и сердце. Соотношение между интеллектом и сердцем играет важную роль в процессе познания. Современная наука отрицает роль сердца как инструмента познания. С другой стороны, некоторые люди, приступающие к изучению Живой Этики, узнав о ведущей роли сердца, склонны отрицать значение интеллекта. Особенно в тех случаях, когда они не обладают необходимой дисциплиной мышления и не умеют логически мыслить, выдавая смутные, неясные ощущения за голос сердца. Между тем не следует противопоставлять интеллект и сердце. «Необходимо синтезировать энергетику интеллекта и энергетику сердца, – отмечает Людмила Васильевна. – Иными словами, сделать интеллект сердечным, а сердце умным» (С. 812). Но при этом надо помнить о ведущей роли сердца. «Сердце ведет интеллект, создавая для него новые возможности и новые перспективы в познании окружающего мира» (С. 812). Людмила Васильевна подробно останавливается на роли и значении сердца не только в процессе познания, но и в эволюции человека. Именно сердце как мощный инструмент познания связывает его с Высшим, с мирами иных состояний и более высоких измерений материи.

• Наряду с сердцем огромную роль в познании играет мысль. Она не связана с деятельностью мозга. Мысль – это энергия. Энергия очень высоких планов. Она может быть выражена в определенных образах (мыслеобразах). Она может действовать на различных планах, может переходить (преобразовываться) с одного плана на другой, в том числе с тонкого – на физический, она способна преобразовываться в вещество, создавая не только тонкие, но и вещественные формы. Энергия мысли является источником творчества. Она есть причина и венец всего творения. Космические Иерархи творят мыслью. Людмила Васильевна приводит слова Елены Ивановны Рерих: «Нет в Космосе рычага сильнее мысли, насыщенной психической энергией» [5]. Существует мысль человеческая, мысль земная и мысль пространственная, мысль высших миров. В процессе творчества, в процессе познания человеческая мысль взаимодействует с мыслью пространственной. Соединение земного мышления с пространственной мыслью происходит в сердце. Пространственная мысль является источником вдохновения, источником озарения. В тонком мире человек творит мыслью. «Если в плотном мире господствует рукотворчество, то в Тонком – мыслетворчество. От качества мысли зависит и жизнь в Тонком мире» (С. 818–819).

• И наконец, нравственные, этические нормы настолько важны в мире науки, что они становятся неотъемлемой частью самой системы познания.

Перечисленные черты новой системы познания характеризуют ее всесторонне, но все же не полностью. Остается еще одно важное качество – мудрость. Этому качеству в книге посвящена отдельная глава «Разбудить спящую мудрость». Новая система познания, отмечает Людмила Васильевна, должна содержать возможность перехода к мудрости как основному способу познания. Чтобы эта мысль стала более ясной, она обращается к истории становления Знания на Земле. Здесь изложение содержит огромный познавательный потенциал. Мифологические и полулегендарные персонажи, культурные герои и исторические личности, достигшие расширенного космического сознания, несли человечеству мудрость Знания. Духовная революция середины I тысячелетия до нашей эры и Духовная революция ХХ века нашей эры также несли в себе мудрость Знания. Этот процесс нашел яркое выражение в Живой Этике.

Что же такое мудрость? Мудрость – это знание Духа, следовательно, она – явление инобытия. В понятие мудрости, отмечает Людмила Васильевна, входят такие этические категории, как любовь и забота об Общем Благе. В потенциальном виде мудрость содержится в сознании каждого человека. В накоплениях каждого человека «спит неосознанная им мудрость <…> Мудрости нельзя научить, но ее можно разбудить» (С. 826–827). Мудрость как способ познания существовала с глубокой древности. Мудрец достигает расширенного сознания, которое становится источником Истинного и Реального знания. Разум и мудрость есть две связанные друг с другом ступени познания, но мудрость выше разума.

В существующей системе познания, отмечает Людмила Васильевна, мудрости не нашлось пока места. Здесь господствующее положение занял интеллект. В отличие от мудрости интеллект есть явление не духовного, а материального мира. Переход к мудрости не упраздняет интеллект, ибо он является преддверием мудрости. Интеллект «остается частью того тотального синтеза, на котором вырастает мудрость как способ познания» (С. 826). В этом синтезе, подчеркивает Людмила Васильевна, важнейшую роль играет сердце. «Путь к мудрости пролегает через сердце» (С. 826).

Если в древности мудрость была достоянием немногих избранных, то в наше время, отмечает Людмила Васильевна, она должна стать достоянием всех, кто занимается проблемами знания и познания. «Мудрость создаст новую науку и новых ученых, но это случится не скоро» (С. 827). Через мудрость в науку войдет и высокая нравственность.

Часто люди, вставшие на духовный путь, полностью отрицают науку (она ничего не дает, все содержится в древнем знании). Это, конечно, ошибочная точка зрения. Людмила Васильевна пишет: «Используя древнюю мудрость, мы должны также осознать, что уровень современной мудрости будет другим, ибо за ней будет стоять не только духовное знание, но и накопления эмпирической науки…» (С. 827).

Живая Этика не случайно появилась в ХХ веке, в начавшийся «переломный период эволюции человечества» (С. 838). Особенностям его посвящена следующая глава – «Мост над гремящим потоком». Так в Живой Этике характеризуется текущее время – переходное от старого, уходящего мира к новому, нарождающемуся. Новый Мир – мир нового человека, нового мышления, нового знания, новой науки, нового синтеза, нового расширенного сознания. Поток, который гремит под мостом, – это поток хаоса. Именно в это время человечеству было дано Учение Живой Этики, чтобы показать ему путь к Новому Миру. «За Учителями, создавшими Живую Этику, – пишет Людмила Васильевна, – стояли космические силы еще более высокого порядка» (С. 833). Учение Живой Этики «не имеет никакого отношения к так называемой мистике, а основывается на разуме, логике и опыте. Оно приближает “нравственные понятия к реальным высшим силам”, одухотворяя знание и науку» (С. 833). Усвоение Живой Этики, применение ее в жизни каждого дня – главное условие в продвижении человечества по лестнице космической эволюции. Важным средством такого продвижения является расширение и перерождение сознания.

Живая Этика открыла для многих значительную часть сокрытого ранее знания. «Полагаю,– пишет Л.В.Шапошникова,– что этому процессу в большой мере содействовало интенсивное развитие науки и тот “научный взрыв”, через который прошел ХХ век» (С. 836). Обладая значительной научной основой, Живая Этика открывает путь к подлинному знанию и объясняет важнейшие процессы эволюции, идущие в Космосе и на Земле.

Особенности современного переломного момента побудили Создателей Живой Этики открыто заявить о своем реальном существовании. В Живой Этике Они называются Старшими Братьями человечества. «Это современное понятие, – пишет Л.В.Шапошникова, – вмещает все мифологические определения, существовавшие многие века на Земле, – мудрецы, культурные герои, божества и другие» (С. 836). Открытое обращение Старших Братьев человечества к людям (через своих Доверенных – Рерихов) «есть мера исключительная, такого еще не знала земная цивилизация. Это был Зов Космоса, обращение его к планете Земля» (С. 838). Братья человечества несут людям свое высокое Знание. Людмила Васильевна напоминает сведения об Их превосходящей науке и пишет об Их стремлении установить сотрудничество с наукой земной. К сожалению, пока немногие ученые откликнулись на этот призыв, среди представителей современной науки все еще сильно отрицание и даже насмешки.

Чтобы реализовать сотрудничество с земной наукой и земными учеными, Братья человечества «выдвинули план создания научного Института, в котором на практике должны быть представлены и новая наука, и новая система познания, и новое научное мышление» (С. 845). Эта идея была реализована Рерихами в Кулу, в Институте Гималайских исследований «Урусвати». Создание института было лишь началом. План предусматривал научную станцию, а затем и город Знания. В книге рассказывается об этих планах и о работе Института «Урусвати». Это были самые первые шаги. Наука только начинает движение «над потоком». Ей еще многое предстоит. «Но идущие над гремящим потоком, – пишет Л.В.Шапошникова, – должны помнить тех первых, кто ступил на шаткий мост, ведущий к новому эволюционному витку, новой науке и новому космическому мышлению» (С. 851).

Шестая глава третьей части «Система познания Учения космической реальности», по-видимому, является центральной. В ней речь идет о закономерностях космической эволюции, о законах Космоса, которые нашли отражение в системе познания Живой Этики. Вся методология Живой Этики, подчеркивает Людмила Васильевна, связана с действием законов Космоса. Она делит их на две группы: Великие законы Космоса, имеющие принципиальный, общий характер, и частные, или конкретные, законы, каждый из которых является частью (или проявлением) Великого закона. Название «космические» не означает, что эти законы действуют лишь в Космосе. Они носят универсальный характер. Их действие распространяется и на человеческое общество, им подчинены и сфера нравственности, и поведенческие нормы человека. Все законы тесно связаны между собой.

Важнейшим из Великих законов является закон двойственности (или биполярности). Людмила Васильевна подробно характеризует этот закон, начиная от его выражения в мифологии и кончая современным выражением в аспекте «дух–материя» и других важных аспектах. С законом двойственности тесно связан Великий закон двух Начал – мужского и женского. Из других Великих законов она выделяет: закон энергоинформационного обмена, тесно связанный с законом смещения энергий; закон сохранения и превращения энергии и Великий закон Космического Магнита, на физическом плане он проявляется как закон всемирного тяготения, но Живая Этика распространяет его на духовные явления и миры иных, более высоких состояний материи; закон Космического Магнита тесно связан с Великим законом Высшей Воли и Великим законом Космической Иерархии. К следующей группе Великих законов относятся: Закон единства Космоса, Закон цикличности, Закон гармонии, Закон космического восхождения, Закон причинно-следственных связей. Великий закон противодействия непроявленного (закон борьбы непроявленного с проявленным, Тьмы со Светом), он вскрывает суть противоположения «Космос–Хаос». Последняя группа Великих законов связана с человеком. Сюда относятся: закон свободной воли, закон расширения сознания, закон духовного преображения через Красоту.

Методология Живой Этики (как уже говорилось) связана с действием космических законов. Людмила Васильевна формулирует основные методологические положения Живой Этики, которые дают нам возможность понять то новое, что Учение внесло в философскую мысль ХХ века и что становится неотъемлемой частью нового космического мышления.

«1. Мироздание есть целостная энергетическая система, состоящая из различных энергетических структур, включая человека, которые взаимодействуют между собой в грандиозном энергоинформационном обмене <…>

2. Эти процессы обусловливают существование и развитие самых разных состояний материи с различными измерениями, которые и составляют множественность миров в Космосе.

3. Дух по своей природе – тонкоматериальная, высоковибрационная энергетика. Он занимает в Мироздании главенствующее положение, выступая в качестве основы космического творчества <…>

4. Человек как энергетическая структура – не только часть Космоса, но несет этот Космос в своем внутреннем мире <…> Последнее обстоятельство позволяет человеку влиять на эволюционное творчество Космоса посредством энергетики своего духа.

5. Человек, в свою очередь, также зависит от миров более тонкого состояния материи и более высоких ее измерений <…> Информация, получаемая человеком в результате энергетического обмена с более высокими мирами, по своему эволюционному значению <…> важнее, нежели та, которая добывается средствами эмпирической науки.

6. Необходимость расширения сознания человека есть главное условие усвоения новой модели Мироздания, которую мы находим в системе познания Живой Этики <…> Не интеллект сам по себе, а расширенное сознание есть причина научных открытий. Каждое научное достижение – это результат синтеза интеллекта и сердца, являющегося вместилищем сознания. Проблема расширения сознания человека есть важнейшая и главная в системе познания.

7. Расширение сознания обусловливает и эволюционный процесс, превращающий человека из объекта в субъект эволюции <…>

8. С процессом расширения сознания и проблемой «объект–субъект» тесно связано одно из важнейших положений системы познания Живой Этики: Учитель–ученик» (С. 859–862).

Сформулировав основные космические законы и основные методологические положения Живой Этики, Людмила Васильевна переходит к рассмотрению ряда важных проблем, связанных с космической эволюцией человечества. Этим проблемам посвящаются отдельные разделы 6-й главы. Перечислим их: Исторический процесс как космическое явление; Община; Культура и цивилизация; Синтез – магистральное направление космической эволюции человечества; У порога Нового Мира. Каждый из этих разделов представляет большой интерес, ибо в них содержатся новые идеи и важные обобщения. В рамках данной рецензии нет возможности останавливаться на всех этих разделах (даже бегло). Хотелось бы сказать несколько слов только о трактовке исторического процесса.

Прежде всего, необходимо понять суть исторического процесса. Известны описательные теории развития цивилизаций на Земле, смены одних цивилизаций другими. Цивилизации возникают, развиваются, достигают пика и начинают деградировать, постепенно приходя в полный упадок. На смену им приходят другие. Но каковы причины этих циклов расцвета и упадка, историческая наука не дает ответа. Марксистская концепция развития производительных сил и смены производственных отношений, описывая внешнюю сторону процесса, также не раскрывает его причины. Людмила Васильевна, как историк и как философ, опираясь на Живую Этику, нашла новый подход к этой проблеме. Она показала, что исторический процесс носит природно-космический характер, он есть отражение космической эволюции. Это очень важный вывод, позволяющий понять закономерности исторического процесса и правильно оценить исторические явления. Все ритмы, включая исторические, определяются Космическим Магнитом, который направляет ритмы энергетики всей Вселенной. «Осмыслить исторический земной процесс без учета его взаимодействия с ритмами Космического Магнита просто невозможно» (С. 873). Реальное наполнение исторического процесса, пишет Людмила Васильевна, «состоит во взаимодействии духа, или мира свободы, с материей, или миром необходимости» (С. 872). Итак, мир духа – это мир свободы, мир материи – мир необходимости. Думается, это очень важное положение и новый взгляд в трактовке проблемы свободы и необходимости. Развивая эти идеи, Людмила Васильевна пишет: «Взаимодействие свободы внутренней и свободы внешней, отличающееся в наших земных условиях крайне сложным и противоречивым характером, – одна из основных особенностей исторического процесса и составляет его философскую наполненность» (С. 874).

В заключительном разделе этой главы автор еще раз отмечает наиболее важные особенности Живой Этики как новой системы познания Космической Реальности.

1. Живая Этика есть универсальная открытая система философии, в которой синтетически слились научные и метанаучные способы познания.

2. Главные качества этой системы обусловлены духовностью; духовные нахождения прочно входят в нее наряду с научными открытиями, прокладывая путь к одухотворению науки.

3. Синтетическое слияние в этой системе познания духовного и материального, древних знаний и современных, мысли восточной и западной позволяет расширить возможности системы до космических масштабов Высшей Реальности.

4. Живая Этика открыта для всех, а не только для избранных.

5. Одной из особенностей Живой Этики является необычное изложение материала. Содержащиеся в ее книгах мысли идут спирально, порождая особую энергетику во взаимодействии с читателем.

6. Такая структура системы познания содействует расширению сознания, что ведет к новым открытиям, новым мыслям, новым построениям. И процесс этот бесконечен.

7. Включение в круг знаний информации, полученной путем интуитивных озарений, обеспечивает профетический, опережающий характер знаний. Эту научную информацию предстоит еще расшифровать и извлечь из нее немало открытий.

8. Живая Этика включает в себя проблемы социального бытия человека, «протягивая вполне зримые нити между Великими законами Космоса и закономерностями исторического развития человечества» (С. 912).

9. Поскольку новая система познания сложилась на основе научной и вненаучной информации, дух и материя выступают в ней как целостное явление.

10. Живая Этика связывает земное и небесное, человека и Космос. В ней мы находим новый подход к исследованию Мироздания, новую модель его. Живую Этику можно определить как «философию Космической Реальности, включающую в себя систему познания и практику действия» (С. 912).

11. Живая Этика – это мир мысли, в котором наше сознание, в зависимости от его уровня и состояния, будет находить все новые и новые грани познания.

12. Живая Этика дает ясное представление о раннее неизвестных нам законах Космоса.

13. Вводя в Знание миры более высоких состояний материи, Живая Этика неизмеримо расширяет пространство нашего познания.

14. Указывая место человека в Космосе, Живая Этика дает новое представление о единстве человека с Космосом, «которое строится не по принципу дополнительности, а по закону волна–частица».

Возникает вопрос – каково же место Живой Этики в системе современного знания? Это не простой вопрос. Людмила Васильевна подчеркивает, что Живая Этика находится вне конфессий, вне традиционного эзотеризма и вне официальной философии. Некоторые авторы упорно пытаются втиснуть ее в эзотерические рамки. Такая попытка, отмечает Л.В.Шапошникова, не имеет под собой оснований и поэтому крайне неплодотворна. Живая Этика использовала мировой эзотерический (как и религиозный) метод. Но в отличие от эзотерики она представляет собой открытую систему. Кроме того, она охватывает не только эзотерический опыт, но и более широкий круг проблем, например проблемы общественного устройства, обычно в эзотерике не рассматриваемые. Место Живой Этики в системе современного знания, подчеркивает Людмила Васильевна – особое. Ее нельзя подгонять под старые традиционные мерки и укладывать в прокрустово ложе устаревших представлений.

Живая Этика опирается на прочный фундамент формирующегося нового мышления, новой научной парадигмы, нового космического мироощущения. Эту новую систему познания необходимо уверенно вводить в научный оборот.

В 7-й главе третье части «Созвучие» автор вновь обращается к идеям основоположников космического мышления – В.И.Вернадского, К.Э.Циолковского, А.Л.Чижевского и П.А.Флоренского, отмечая созвучие их идей с идеями Живой Этики. Они были не только великими творцами, гениальными учеными и философами, но и людьми высокой нравственности и духовности. А энциклопедичностью своих знаний они напоминали творцов эпохи Возрождения. В их лице передовая наука ХХ века и Живая Этика шли навстречу друг другу. Во второй половине ХХ века их идеи были подхвачены такими выдающимися учеными, как Борис Викторович Раушенбах, Андрей Дмитриевич Сахаров и Никита Николаевич Моисеев. Размышляя о роли основоположников космического мышления, Людмила Васильевна приводит поучительные слова из книги «Братство»: «Ученые – Наши друзья. Не называем учеными книжников, полных суеверий, но каждый просветленный труженик науки получит привет Братства» [6]. Цитируя эти слова, Людмила Васильевна выражает уверенность, что в недалеком будущем мы получим конкретные подтверждения связи всех четверых основоположников с Братьями человечества. «Это приведет, – пишет она, – к новой, еще не известной нам переоценке творчества наших великих соотечественников» (С. 948).

На этом можно было бы завершить книгу, но автор, Людмила Васильевна Шапошникова сочла нужным добавить еще одну, заключительную главу. В ней речь идет о защите Живой Этики от многочисленных нападок – и со стороны старой партократии (еще в советское время), и со стороны РПЦ (уже в наше время), и со стороны некоторых СМИ, печатающих заказные статьи, направленные против Рерихов и их философии, и со стороны недобросовестных людей, сознательно искажающих Учение. Конечно, в основе всех этих деяний лежит безответственность и невежество. Клевете, как известно, подвергаются не только Рерихи, но и другие величайшие деятели нашей культуры: Пушкин, Достоевский, Толстой. Однако в силу ряда исторических обстоятельств именно Рерихи и Живая Этика стали объектами наибольших нападок, именно они оказались на пике борьбы старого, отживающего сознания с новым.

На страницах книги кратко рассказывается о создании в Москве общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха и Международного центра Рерихов, об огромной плодотворной работе, проводимой ими. Рассказывается о той борьбе, которую вот уже 14 лет ведет МЦР за возвращение рериховского наследия, незаконно удерживаемого государственным Музеем Востока. О борьбе с разного рода клеветниками и предателями. Это тоже необходимо для утверждения Учения, ибо Знание нуждается в защите.

Эта тема более подробно освещается в приложениях к книге, где приводятся очень важные материалы и документы.

В эпилоге рассказывается о Международной научной конференции «Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века», которая проходила в Москве в 2003 году. Проведение конференции было вызвано настоятельным велением времени. В течение ХХ века начал формироваться качественно новый, синтетический вид мышления – космический. Характерной особенностью его стал синтез научного, философского и религиозного опыта человечества, а также достижений искусства. Конференция была призвана осмыслить этот процесс и наметить пути его развития. Конференция была очень представительной, в работе ее секций и пленарных заседаний приняли участие свыше 900 человек – академики, профессора, доктора и кандидаты наук. Наряду с российскими учеными в ней приняли участие ученые из стран СНГ и Балтии, а также Болгарии, Великобритании, Германии, Индии, Италии, Ливана, США, Финляндии, Чехии.

Основными итогами конференции, как было отмечено в ее резолюции, являются: высокая оценка вклада Учения Живой Этики, трудов ученых и философов, а также художественной культуры в становление нового космического мышления, в формирование его системы познания, в создание новой одухотворенной науки и поиска путей их дальнейшего развития. Конференция рекомендовала организациям-участникам учредить на базе МЦР комплексный научный центр по изучению космического мышления. (Центр был учрежден 14 декабря 2004 года, он получил название «Объединенный научный центр проблем космического мышления» и уже приступил к работе). Таким образом, как пишет Людмила Васильевна, «было положено важное начало в постижении одной из главных сторон космической эволюции человечества – формированию нового космического мышления» (С. 970).

Несколько заключительных замечаний. Не только третья часть книги, но и вся трилогия относится к категории произведений, которые недостаточно читать, их надо изучать, возвращаясь к прочитанному не один раз, вновь и вновь обдумывая его. Рецензент, прежде всего, относит это к себе. Широта охвата проблем потрясает. Я не сомневаюсь, что книга эта иеровдохновенная. Она дает современный взгляд на важнейшие проблемы Бытия.

Хочется сказать еще вот о чем. Автор книги, Людмила Васильевна Шапошникова, прошла по пути великого путешествия Рерихов, по пути Центрально-Азиатской экспедиции. Опыт ее путешествия также нашел отражение в книге. Глубокие философские обобщения, основанные на изучении источников, сочетаются с личными впечатлениями об увиденном и услышанном на этом пути, об удивительных встречах и беседах с необыкновенными людьми. Переданные ярко и интересно, эти впечатления естественно, органично вплетаются в ткань книги, придавая ей неповторимый колорит.

И последнее. Книга «Вселенная Мастера» включает более 1000 страниц. Каждый, кто возьмет ее в руки, несомненно, с удовольствием полистает ее. Но своей толщиной она может отпугнуть современного занятого человека. Я хочу сказать тем, кто еще не читал ее. Не бойтесь этой объемности, смело погружайтесь внутрь книги. И вы вместе с автором пройдете путь от древних мистерий до становления современного космического мышления. Путь этот увлекательный и поучительный, хотя не легкий. Тогда вы лучше поймете Учение, которое уже давно изучаете. И что-то изменится в вас самих. Успехов вам. И поклон автору.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления // Объединенный Научный Центр проблем космического мышления. М., 2005. С. 40.

[2] Беспредельность, 349.

[3] Письма Елены Рерих. Рига, 1940. Т. 2. С. 219.

[4] Современная физика близка к созданию Единой физической теории, объединяющей теорию относительности и квантовую теорию поля, а также объединяющую основные физические взаимодействия – электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное – в Единое универсальное взаимодействие. Когда такая теория будет построена, физическая картина мира, действительно, будет завершена. С позиций редукционизма, это будет означать и завершение всей естественнонаучной картины мира. Для тех, кто не признает никакой Реальности за пределами физического плана, это будет «концом науки». Но, в действительности, поскольку существуют бесчисленные миры иных состояний материи, иных планов Бытия, это будет лишь завершением определенной ступени познания. Построение Единой физической теории, скорее всего, откроет путь к проникновению в миры иных измерений, к изучению других планов Бытия. Признаки этого можно усмотреть в тенденциях развития современной физики.

[5] Письма Елены Рерих. Т. 1. С. 45.

[6] Братство, 600.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 317