Защитим имя и наследие Рерихов. Т.2

Краткое пояснение к третьему изданию

Третье издание в основном повторяет текст второго, однако отличается и некоторыми существенными, хотя и небольшими дополнениями. Они касаются самых важных концептуальных положений книги – возможного пришествия волхвов из Индии, отношения дореволюционной Русской Церкви и русских богословов-эмигрантов к проблемам таинственных явлений в области психики, космосу и даже оккультизму, а также к личности Е.П.Блаватской. Архивными материалами удалось дополнить главу «Харбинский след».

Что касается вышедшей в 2000 году книги диакона Кураева «Кто послал Блаватскую? Теософия, Рерихи и православие» (длинное это заглавие имеет еще и подзаголовок: «Размышления по поводу книги Ксении Мяло “Звезда волхвов, или Христос в Гималаях”»), то я не сочла нужным отвечать на нее. Во-первых, потому, что диакон даже не удосужился внимательно прочесть второе издание «Звезды…», где я уже отвечала на некоторые из выдвинутых им обвинений в мой адрес. Это касается, прежде всего, понятия «царь мiра», подробно рассмотренного мною именно во втором издании, что, однако, было оставлено диаконом, вновь повторившим уже сказанное, без всякого внимания. Никак не отреагировал он и на материал об индийском путешествии Цесаревича (будущего Императора Николая II), и такое пренебрежение именно этим материалом трудно объяснить иначе, нежели отсутствием у диакона аргументов в пользу своей концепции, адекватность которой позиции Русской Церкви до 1917 года именно иные подробности путешествия Цесаревича ставят под сомнение.

Иными словами, перед нами опять не полемика, а обвинительный акт, причем выдержанный все в том же развязно-грубом тоне. Образчиком последнего, между прочим, можно считать и ерничество диакона по поводу фамилии Рерихов, которых он упорно, вопреки произнесению ими самими своего имени, именует «Рёрихами» – полагая, видимо, что таким образом демонстрирует и свою «образованность» (знание немецкого языка), и остроумие. Последнее, как говорится, на любителя.

Наконец, при нашей личной встрече на международной конференции я уже имела случай публично сказать диакону, что о дальнейшей полемике не может быть речи до тех пор, пока с Рерихов (и, соответственно, с рериховцев) не будет снято обвинение в «сатанизме». Полемика предполагает равноправие партнеров, а не заведомое стояние одного из них перед инквизиционным трибуналом.

В довершение всего, уклончивые заявления митрополита Кирилла в интервью читателям «Комсомольской правды», что вообще-то анафематствования Рерихов и Блаватской не было, но они «сами себя отлучили», окончательно запутали ситуацию. Так «да» или «нет»?

Впрочем, формула о «самоотлучении», по крайней мере с VII в. н.э., использовалась Церковью именно как формула анафемы, так что, на мой взгляд, митрополит просто играет словами, пользуясь неосведомленностью читателей в этом вопросе. А поскольку упомянутая мною последняя книга диакона Кураева, где он опять твердо заявляет, что отлучение (т.е. анафема) было, вышла с грифом «По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II», то есть все основания считать диакона выразителем официальной точки зрения Церкви по этому вопросу. Стало быть, достойное сожаления событие и впрямь произошло, однако оно никак не может умалить заслуг Рериха ни перед русской и мировой культурой, ни перед Россией, ни перед наследием русской православной традиции, во всем ее объеме далеко не всегда вмещавшейся в официальные канонические рамки. А стало быть – не снимает с нас долга дальнейшего исследования и изучения самого рериховского наследия как неотъемлемой части культурного достояния России, имеющего значение всемирного.

Пришли в Иерусалим волхвы с востока…
Матф. 2;1

Индийская земля, Египет, Палестина –
Как олово в сосуд, отлились в наши сны.
Н.Клюев

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 257