Кулу. Древняя Кулута

«Берега Беаса связаны и с Риши Виасой, собирателем Махабхараты, и с Александром Великим, войско которого не пошло дальше этой горной реки. Здесь проходили Будда и Падмасамбхава, здесь жил Арджуна и другие Пандавы. Недалеко Манали-от Ману, горячие ключи Басишту и долина Маникари-Парвати с серебряной рудой. Через Ротанг уже тибетская природа. Все скопилось в изобилии... Древняя Кулута!»

Н.К. Рерих

 

В этот день в долине гулко и тревожно за били барабаны. Сначала один, затем отозвался другой, где-то в противоположной стороне загремел третий. И вскоре вся долина наполнилась этим призывным боем. Гулкое эхо катилось по горам и замирало вверху у снежных пиков. На дороге, ведущей к Наггару, раздалось пение, и я увидела группу празднично одетых людей, несущих на плечах паланкин под красным зонтиком. С паланкина на меня глянула бронзовая маска. Маска улыбалась тонко и загадочно, как Джоконда. Я подошла поближе и увидела еще маски, узнала в них местных богов, нагов и мудрецов. Все они ехали в этот праздничный день «в гости» к богине Трипурасундарам. Храм богини деревянный, с трехъярусной крышей, стоял внизу на окраине Наггара.

Горная страна, которая начиналась за хребтом Дхаула Дхар, состояла из узких горных долин, через которые голубыми лентами текли реки Рави, Беас, Сатледж. Долины носили звучные древние имена: Кулу, Чамба, Лахул, Спити, Кангра.

В долине Кулу Николай Константинович Рерих прожил свои последние девятнадцать лет. Там он путешествовал, делал зарисовки и создавал свои удивительные картины. Там остался его дом и здания Института гималайских исследований, где изучались материалы, привезенные из Центрально-азиатской экспедиции. Там же, на месте его кремации, стоит серый гранитный камень с надписью: «Тело Махариши Николая Рериха, великого друга Индии, было предано сожжению на сем месте 30 магхар 2004 года Викрам эры, что соответствует 15 декабря 1947 года. Ом рам».

В одном из своих очерков Рерих писал: «... между суровыми Спити и Лахулом, с одной стороны, и незащищенными Кангрой и Манди, с другой, к северу от Симлы, вдоль реки Беас лежит древняя долина Кулу. Это тот самый Беас или Хипатос, который стал границей устремлений Александра Великого. На этой реке завоеватель остановился. Та же самая река Хипатос связана с именем Аполлония из Тианы».

Кулу... Острые пики снежных гор, плодородные поля, бушующий Беас, бурлящие потоки горячих источников, храмы, где обитают боги долины, развалины старинных крепостей и дворцов, забытые погребения. Осколок древней жизни Индии, затерянный в Гималаях. Легенда и вымысел, переплетенные с реальными событиями прошлого.

Легенды рассказывают о великих мудрецах риши, которые обитали в пещерах Кулу тысячи лет назад. Они повествуют об Арджуне, о Виасе, который собирал Махабхарату и написал последнюю из вед – Атхарваведу. «Эти места, – писал Рерих, – были отмечены индийскими пандитами, старыми тибетцами и знаменитым китайским путешественником Сюань Цянем. В долине Кулу, даже до сих пор, споры разрешаются с помощью жрецов-прорицателей. В святилищах храмов есть несказанные святыни, которые не позволено зреть человеческому глазу. Хранитель храма входит в святилище очень редко и всегда с завязанными глазами».

   

«Здесь и Риши Виаса, составитель Махабхараты, и Риши Васишта, открывший целебные источники, и Риши Капила, уничтоживший зло смертным глазом, и Риши Гоутама, и Пахари Баба, и Гута Чохан, и Нарсинг – каждый с целым эпосом подвигов во Благо».– Н.К. Рерих

 

До сих пор в Кулу живет легенда о том, что сам владыка Шамбалы Ригден-Джапо, преследуя своих врагов из Ладака, разбил их около древнего храма в Баджаура. Иногда имя Регден-Джапо заменяют именем Гесер-хана...

Из тьмы ушедших веков легенды доносят воспоминания о ранних ариях, о забытых завоевателях, о древних, осевших здесь племенах. Веды повествуют о народе «кулинда» или «кунинда» – предках теперешних жителей долины.

Лица людей долины и их одежды отличались от того, что я видела в равнинной Индии. Женщины носили платки ярких, сочных тонов, подвязывая их под подбородком или стягивая узлом на затылке. В этом было что-то славянское, а иногда и просто русское. О славянском народном искусстве напоминал орнамент, украшавший одежду женщин. Там была та же символика, те же традиционные цвета. Мужчины и женщины носили обувь, похожую на карпатские постолы. Долина хранила древнюю культурную традицию, которую она формировала в течение многих веков. На своеобразие этой традиции влияло и то, что Кулу лежала на пути миграций и движений различных народов. «Именно нагория Гималаев и Трансгималаев, – отмечал Рерих, – были одним из главных пунктов переселения народов, объединяя этим лучшие стили Запада, выдвигая скифику, напоминая о романском стиле и прочих незабываемых культурных сокровищах». Резьба на древних и старинных храмах Кулу несла отзвук скифского «звериного стиля». Фигурки животных, украшавшие углы крыши храма богини Трипурасундарам, напоминали алтайские находки. И в то же время они были похожи и на те, что глядели со стен романских соборов Европы. Фигурки на древнем храме в Кулу заставляли вспоминать о том «едином колодце», в глубину которого уходил и «звериный стиль», и романские химеры. Древняя Кулута ставила вопросы, но не давала на них ответа...

Летом, когда освобождаются от снега перевалы, в Кулу появляются паломники. Их неизменно притягивают священные Гималаи и все то, что с ними связала многовековая история Индии. Паломники проходят сотни миль по горным дорогам и тропам, чтобы поклониться местам, где когда-то обитали мудрецы-риши. Легенды и мифы постепенно превращали мудрецов в могущественных богов горной долины. А их лица становились ликами бронзовых масок, которые хранятся в храмах и выносятся только по праздникам. Этих богов-мудрецов в Кулу называют еще хранителями.

«Не в предании, но в яви жили риши, – писал Николай Константинович. – Их присутствие оживляет скалы, увенчанные ледниками, и изумрудные пастбища яков, и пещеры, и потоки гремящие. Отсюда посылались духовные зоны, о которых через все века помнит человечество». И еще: «К северу от Кулу поднимаются пики Главного Гималайского хребта. За ними лежит дорога на Лахул и Ладак, и главный белый гигант зовется Гуру-Гури Дхар – Путь Духовного учителя. Эта концепция объединяет всех риши в одно великое целое, ведущее к высотам».

То, о чем пишет Рерих, в значительной степени отличается от того, о чем повествуют легенды древней долины. Но Николай Константинович обладал завидной способностью видеть за мифом и легендой забытую реальность. Великие мудрецы-риши, Великие души, Духовные учителя возникают за красочными фантастическими рассказами древней долины. Не боги, но люди. Люди великой мудрости, богатого исторического опыта, глубоких и оригинальных знаний.

Одного из них Рерих изобразил на своем полотне. Он написал эту картину в Кулу в 1931 году. Наверху каменной лестницы, идущей среди скальных уступов, стоит человек. У него седая борода и узкие глаза. Поверх его светлых одежд наброшен плащ. В руках человека – светильник. Голубоватое сияние разлито по скалистой стене, по лестнице, на которой он стоит. Картина называется «Гуру-Гури-Дхар» – «Путь Духовного учителя».

Долина Кулу

Долина Кулу

Кулу. Манали. Священный лес

Кулу. Манали. Священный лес

Кулу. Манали. Храм Хирмандеви

Кулу. Манали. Храм Хирмандеви

Кулу. Богиня храма Трипурасундарам в Наггаре

Кулу. Богиня храма Трипурасундарам в Наггаре

Кулу. Девушка в национальном костюме

Кулу. Девушка в национальном костюме

Кулу. Жрица Матаджи

Кулу. Жрица Матаджи

Кулу. Портрет мужчины

Кулу. Портрет мужчины

Мальчик кунинда

Мальчик кунинда

Так у жителей Кулу принято приветствовать старших

Так у жителей Кулу принято приветствовать старших

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 70