III. Лада

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ К ГЛАВЕ

Лада – таким звучным древнерусским именем Николай Константинович Рерих называл свою супругу Елену Ивановну. Е.И.Рерих была личностью уникальной, богато одаренной и обладала качествами, необходимыми для той космической миссии, которую в XX веке выполнить могла только она. Объяснение тому, что стоит за этими словами, мы находим у самой Елены Ивановны. Ее дневниковые записи содержат много таинственной и необычной информации, пришедшей из удивительного космического источника, который представлял собой целый неведомый ей до времени мир. Еще в раннем детстве этот мир возникал в ее снах, затем как бы отрывался от этих снов и становился похожим на видение. Уже тогда она поняла, что время этого странного мира было иным – в нем как бы одновременно существовали прошлое, настоящее и будущее. И ей порой казалось, что она, и в то же время не она, когда-то проделала долгий путь через века и страны, память о которых, разбуженная кем-то таинственным и неощутимым, теперь оживала в ней.

Вот высокая фигура человека в белом возникает на фоне цветущей яблони в утреннем саду, потом постепенно размывается, как бы растворяясь в воздухе. И откуда-то из самых глубин ее существа поднимается воспоминание, что «где-то далеко живет Учитель Света» [1].

Однажды, когда девочка болела, она увидела двух высоких людей, смуглолицых, в тюрбанах. Они присели к ней на кровать, и один из них тянул из ее сердца серебряную нить, а другой наматывал ее на клубок.

После этого опять приходил Учитель Света, и они вместе гуляли по саду. Учитель говорил ей о страданиях и бедствиях человечества, о подвиге и сострадании к обездоленным.

Когда она уже была матерью двоих сыновей, появился тот Светлый Мальчик, который вновь напомнил ей об Учителе Света: «...комната начала наполняться голубоватым, как бы ярким лунным светом. Все предметы, стоявшие за плотной зеркальной ширмой, стали видимы, причем сама ширма, оставаясь плотной, приобрела прозрачность. От окна, находившегося на противоположной стене и на значительном расстоянии от моей постели, отделилась тонкая и светлая фигура Прекрасного Мальчика лет 9-ти, в мягко светящемся белом одеянии с голубыми тенями в складках; большой широкий сегмент круга тончайшего радужного Света сиял над ним. Мальчик, как бы скользя по воздуху вдоль стены, приближался ко мне. <…> …совершенно поражающи были Его глаза, огромные, глубокие в своей темной синеве и пристально смотревшие на меня. <…> …когда Мальчик придвинулся к моему изголовью и слегка склонился, чтобы лучше заглянуть мне в глаза, чувство нараставшей близости и любви перешло в экстаз острого сознания, что Мое горе – Его горе и Моя радость – Его радость, и волна всеобъемлющей любви к Нему и всему сущему залила мое существо. Блеснула мысль, что подобное состояние не может быть вмещено на земле, следовательно, это переход в иное существование. <…> Сколько времени продолжалось такое состояние, невозможно определить. Когда оно стало утихать, я открыла глаза, но уже все исчезло, и комната была погружена почти в абсолютную тьму, за исключением небольшой щели между занавесями окна» [2].

Иногда возникали моменты, когда казалось, что время сдвигается куда-то в прошлое и во всей его реальности и ощутимости вторгается в ее повседневную, обыденную жизнь, как бы приходя откуда-то из таинственного, запрятанного в тысячелетия небытия и вновь возвращаясь туда же. И она вплывала в эту жизнь, таившуюся в бархатных складках иных времен и пространств, действовала в ней и чувствовала ее. Потом это «вхождение» отзывалось, тянуще и болезненно, тяжелой, безысходной тоской.

Картины сменяли одна другую. Вот она в Германии, идет по старинному замку и в одной из комнат видит человека у стола. На столе разложены чертежи и инструменты. У человека длинные русые волосы и широкий бархатный камзол, отороченный мехом. Потом замок уходил и растворялся вместе с человеком, и возникали храмы, украшенные каменной резьбой, башни с древними надписями и процессия индийцев в белых тюрбанах.

Появлялась лестница с широкими площадками. «Все залито золотистым светом. На самой верхней площадке в длинных одеждах, собранных в мельчайшие складки, и в высокой прическе стою я, выделяясь силуэтом на общем золотом фоне. Передо мною на следующей площадке внизу стоит треножник, на нем фигурная, темная, бронзовая чаша, в ней курятся благовония» [3].

Оседланные арабские скакуны нетерпеливо бьют копытами, белые слоны, чьи спины покрыты золототкаными попонами, задумчиво качают хоботами, и стройный гибкий правитель, которому она протягивает своего маленького сына.

Обширный зал, весь центр которого занимает стол с разными яствами. Тут же, в этом зале, она ждет казни. Ей отрубят голову. «У главного внутреннего входа толпятся в пышных одеждах гости и придворные чины. К столу посреди зала подходит и садится Владелец замка в серебряном парчовом кафтане с синими бархатными прорезями и страусовым пером на небольшом берете (времен Франциска I). Рядом с ним сидит моя мать, близкая родственница этого Герцога, мое место за этим же столом, но и стула моего уже нет» [4]. Ее встречают раздраженно и насмешливо. Слуга, несущий блюдо, обливает ее соусом.

Сменялись костюмы и эпохи, исчезали замки, возникали кочевые шатры, уходили снежные российские поля и появлялась прокаленная жарким солнцем земля Индии.

И только один таинственный человек из этих видений возникал чаще, чем кто-либо другой. Первый раз – в 1910 году.

...В мраморном итальянском палаццо она открывает дверь в свою комнату, «на противоположной стене против кровати стояли высокие часы с маятником в шкафу. Она смотрит на эти часы и видит, как дверка шкафа раскрылась и из глубины появилась слегка светящаяся фигура рыцаря в серебряных латах. Рыцарь, смотря на нее, отчетливо произнес: “Конрад Рудендорф” – и исчез» [5]. Так состоялось первое знакомство с тем, кто пройдет за ней вплоть до XX века и в рясе иезуита захочет завладеть Камнем, данным ей Великим Учителем. Из скупых намеков, которые содержатся в ее записях и рассказах Учителя, трудно понять, что собой представлял этот таинственный персонаж ее видений, обретший затем в настоящей ее жизни вполне реальные очертания. Одно можно сказать, что был он человеком значительным, остро интересовавшимся энергиями, скорее всего разрушительными, и появлялся он тогда, когда ее историческая жизнь, нарушив свое плавное течение, устремлялась к тем, кто вел ее по пути космической эволюции. Он начинал мешать ей, давая понять, что не все гладко на этом пути и даже Высокий Иерарх, приблизившийся к земле, не избежит трудностей и противостояния. Этот рыцарь в серебряных латах, обладая достаточно сильным лучом, будет потом мешать и Учителю в его экспериментальной работе с ней. И, как в приключенческом романе, время вырвет из небытия средневековой Европы еще одну таинственную картину. Развевающийся плащ всадника, стремящегося во что бы то ни стало перехватить ту, которая уже приближалась к монастырским воротам. Там, за крепкими стенами, должна была вместе с ней исчезнуть Великая Тайна новой энергии, время которой, и он знал об этом, еще не наступило. Но разрушение годится для всех времен. Он уже самодовольно усмехался, полностью уверенный в том, что еще несколько скачков коня, и он, пролетев по подъемному мосту, станет между ней и воротами. И вожделенная формула наконец окажется в его руках. Но подъемный мост в последний момент вдруг неожиданно начал подниматься, и конь, ставший на дыбы, чтобы прыжком преодолеть образовавшееся пространство, вдруг замер, как будто какая-то неведомая сила возникла на его пути. Всадник дал шпоры, но они лишь беспомощно скользнули по камню. Он не мог поверить своим глазам – конь окаменел. А в это время на той стороне монастырского рва неотвратимо и бесповоротно закрывались за беглянкой тяжелые кованые ворота. Потрясенный и еще не веря до конца в происшедшее, он сполз с каменного коня и, обессиленный, упал на траву. Он опять потерпел поражение в борьбе с той, которую Рок судил ему для вечного противостояния, для бесконечного соперничества пред Ликом Высшей силы.

Космос и планета держались на противоположениях – так определил великий закон. В тяжелом и плотном мире Земли противоположения вступали в схватку, порождая нужные для восхождения энергии. На высотах противоположения как бы дополняли друг друга, и диалектика этого дополнения рождала гармонию синтеза и движение Великих сил.

Она жила и действовала на Земле, проходя бесконечный ряд земных жизней и воплощений, и Конрад Рудендорф был сужден ей как проявление этого великого закона здесь, на Земле. Ибо сказано: «как вверху, так и внизу».

Сведения о Елене Ивановне Рерих, полученные от нее самой, вне всякого сомнения представляют большую ценность. Также бесценны материалы Николая Константиновича, напрямую связанные с его супругой. Судьбе было угодно свести на дороге жизни двух Вестников космической эволюции, тесно связанных с XX веком и его метаисторическим процессом. Космическая эволюция объединила в одно целое творчество двух великих личностей, удачно дополнявших друг друга – художника и ученого, с одной стороны, и философа и тонкого музыканта – с другой. Оба владели, как известно, способностями, которые позволяли им активно участвовать в космической эволюции, и характер их творчества позволял им связываться с высшей космической материей. Трудно сейчас определить, когда в жизни и творчестве Елены Ивановны стали проявляться ее уникальные способности. Мы находим у Николая Константиновича ряд интереснейших картин символического плана, через которые узнаем моменты метаисторического процесса, имеющие прямое отношение к Елене Ивановне. В беспокойном и разрушительном 1918 году он создал картину «Властитель ночи». На ней мы видим богатую юрту и женщину, стоящую на коленях у входа в эту юрту. Вход открывает звездное пространство ночного неба, к которому женщина, замерев, подняла голову, покрытую шелковым убором. Художник сопроводил эту картину загадочным текстом:

«Должен Он придти – Властитель ночи. И невозможно спать в юрте на мягких шкурах.

Встает Дакша, и встают девушки. И засвечивают огонь. Ах, томительно ждать. Мы его призовем. Вызовем. Огонь желтый, и юрта золотая, и блестит медь. Начинается колдовство. Пусть войдет Он, желанный. Придет ведунья. И зажжет травы. И вспыхнет зеленый огонь. Надежда!

И ожидание. Но молчат тени, и нейдет Он. Ах, бессильны добрые слова. Пусть войдет та, злая. И бросит красные травы. И заволочет туманом стены. И вызовет образы. И духи возникнут. Кружитесь. И летите в пляске.

И обнажитесь. Откройтесь. И мы удержим образы возникшие. И сильнее образы, и багровее пламя. Ах, приди и останься. И потянулась и обняла пустое пространство. Не помогло красное пламя. А вы все уйдите. И оставьте меня. Здесь душно. Пусть тухнет огонь. Поднимите намет. Допустите воздух сюда.

И вошла ночь. И открыли намет. И вот она стоит на коленях. Ушел приказ. Ушло волхование. И тогда пришел Он, властитель. Отступила Дакша. Замирая. И опустилась. Он уже здесь. Все стало просто. Ах, так проста ночь. И проста звезда утра. И дал Он власть. Дал силу. И ушел. Растаял. Все просто» [6].

Здесь Рерих ясно изложил целый исторический период – переход от насильственного вторжения в «потустороннее» к сознательному общению с Учителем. Такое общение было свойственно Елене Ивановне. И сама картина, и слова, сопровождавшие ее, свидетельствовали о каком-то изменении в жизни Елены Ивановны, ее переходу от неясного к ясности в пространстве метаисторического процесса, через который космическая эволюция общалась с Землею. И в этом общении важнейшую роль играла сама Елена Ивановна.

Описания прошлых жизней супруги вдохновили Н.К.Рериха еще на несколько картин, которые он создал в разные годы. Это «Тени прошлого» (1937) с целой плеядой образов, будто бы вышедших из Средневековья. Это триптих, посвященный Жанне д’Арк (1931), чья жизнь окончилась костром. И наконец, написанная несколькими годами ранее картина «Приданое китайской принцессы Вэнь-Чень» (1929), везущей в Тибет статую Будды. С этим приданым в Тибет вошло учение Будды. Можно по-разному трактовать безымянные образы в «Тенях прошлого» или имена великих женщин в названных картинах, но связь этих образов с прошлыми жизнями Елены Ивановны не подвергается сомнению.

Работая над этими картинами и глубже чувствуя внутренний мир своей Лады, Рерих все яснее осознавал ее духовную высоту. Он отчетливо понимал ее ведущую роль в своей жизни. Несколько картин, созданных им, назывались «Ведущая» – 1924, 1932, 1944 годов. Идея этих картин была выражена через образ женщины, ведущей за собой по крутым горным склонам мужчину. От картины к картине идея оставалась одной и той же, и только горы, по которым поднимались женщина и мужчина, становились круче и выше. И в жизни Елены Ивановны и Николая Константиновича, как эти горы, росли трудности, но их преодоление приносило все большие плоды.

По планете шли двое, стремясь изменить земное сознание и поднять Землю на виток выше в космической эволюции, и путь их был связан с метаисторическим процессом.

Нам известно, что старшие Рерихи вместе с сыновьями Юрием и Святославом из отсоединившейся к тому времени от России Финляндии отправились в 1918 году в Европу. Они поселились в Англии, из которой шел прямой путь в колониальную Индию, куда стремился попасть Николай Константинович. В Лондоне Рерих познакомился с великим индийским писателем и философом Рабиндранатом Тагором и получил от него приглашение посетить Индию.

Знакомство с Тагором совпало для Рериха с работой над серией полотен «Сны Востока», или «Мечты мудрости». Название это прекрасно выражало суть самих картин, написанных художником на основе удивительных снов об Индии. На трех панно этой серии Николай Константинович изобразил индийских женщин в национальных костюмах, удивительно точно прорисовав их одежду. Информация, перенесенная на полотна, вновь свидетельствовала о метаисторическом методе, которым пользовался художник.

Полотна были созданы в 1920 году и наполнены тонкостью и красотой индийской духовной жизни, которую можно было так изобразить, только повидав ее воочию. «Язык птиц», где мы видим прекрасную девушку с попугаем, «Песнь потока», «Песнь утра» дают нам представление о пластичности и изяществе, присущих самому индийскому искусству. Трудно поверить, что эти полотна написал русский художник, еще ни разу не побывавший в Индии.

В 1920 году появилась еще одна таинственная и загадочная картина «Неведомый певец», о которой Н.К.Рерих писал: «Каждое утро проезжал незнакомец мимо нашего берега и пел свою песню» [7]. В розовом предрассветном тумане плыла по неведомой реке, а возможно по морю, лодка с изогнутым, похожим на лебедя, носом. Резьба по ее деревянному борту походила на узоры древнерусских ладей. Лодкой правил человек в свободной одежде и головном уборе, напоминавшем шапки тибетских лам. О чем или о ком пел неведомый певец, сразу было трудно догадаться. И только произошедшее в этот год важное событие подсказало, что картина была пророческой и свидетельствовала в символической форме об Учителе, том самом, который проходил через сны Елены Ивановны.

В 1920 году в Лондоне Елена Ивановна шла возле Гайд-Парка, когда заметила идущих около нее двух высоких офицеров в форме англо-индийской армии. Их облик показался ей знакомым. Но сразу она не смогла вспомнить, где их раньше видела. Через несколько мгновений она поняла, что один из них – Учитель из ее снов. Офицерская форма прикрывала от любопытствующих невежд Космического Иерарха. Так сны, совершенно неожиданно для нее, становились реальностью. Она не помнила, сколь продолжительной была их беседа. В памяти остались несколько волнующих моментов, в один из которых Учитель сказал, что будет передавать ей Учение – философию космической реальности, названную позже Агни Йогой, или Йогой Огня. Годы спустя было предложено другое название – Живая Этика.

Передача началась 24 марта 1920 года. Запись велась по-русски: «В Новую Россию Моя первая весть» [8]. День за днем, месяц за месяцем, год за годом записывались удивительные знания о человеке, Мироздании, космической эволюции и космическом сознании, которое должно было прийти на смену старому. Метанаука, метаистория лежали в основе нового сознания, связанного тесными узами с высшей космической материей.

Все, что говорил Учитель, Елена Ивановна записывала в толстые общие тетради. Ее беспокоило – будет ли понято Учение, даваемое на Земле в XX веке как никогда открыто. Учитель успокаивал ее.

Можно продвинуть небесное тело, подобное Земле, на более высокую ступень космической эволюции, но как? И кому это под силу? Великий космический закон свидетельствовал – именно через человека, его энергетику можно продвинуться дальше. Но кто этот человек, энергетика которого в состоянии видоизменить энергетику Земли и поднять ее уровень выше существующего? «Выше» – слово неопределенное. Насколько выше? Насколько энергетику Земли можно изменить?

На Земле, как известно, существуют «двоемирные» личности, т.е. личности, сознательно действующие в двух мирах – плотном и Тонком. Явление это достаточно редкое, присущее высокодуховным людям. Такой человек может существовать в этих двух мирах, одинаково воспринимая их и являясь как бы мостом между ними. Но в нашем космическом пространстве есть и третий мир, чья энергетика для нас труднодостижима. Так или иначе, на данном этапе космической эволюции был необходим человек, и этим человеком стала Елена Ивановна Рерих.

Сам энергетический эксперимент был крайне опасен, но ради планеты Земля и ее людей она вошла в космическую неизвестность. Можно сказать, что она пошла на подвиг, и я думаю, что даже это высокое земное слово не отражает реальной сути происходившего. У нее было две перспективы – участвовать в космическом творчестве, если эксперимент удастся, – за многие тысячелетия к этому занятию прикоснулись лишь единицы, или погибнуть в случае неудачи.

Трудно сказать, когда и где начался этот прометеев эксперимент. Возможно, в Англии, возможно, в Америке, куда Рерихи приехали после Англии и где создали ряд культурных учреждений. А возможно, в Индии, которой они достигли в 1923 году. Основной этап смены энергетики Елены Ивановны пришелся на 1924 год, когда она, ее муж и старший сын Юрий Николаевич уже были на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции.

«Творчество, – читаем мы в одной из книг Живой Этики, – проявляется на всем сущем, и ждущие энергии находят свои применения или в других циклах, или в других мирах и формах. Так огонь Агни Йоги создает свои формы, трансмутируя силы вокруг себя. Так Тара (Е.И.Рерих. – Л.Ш.) устремляет течение и направляет рукотворчество Новой ступени» [9].

И еще: «...Агни-йог утверждается как прямая связь с дальними мирами. <...>

Так Наша носительница Чаши сокровенного огня даст планете нашей пламенное очищение. Так творчество психодуховности вкладывается в новую ступень. Когда космическая магнитная сила утвердит явление огней, тогда можно сказать, что близится Время Новое» [10].

В XX веке на планете Земля, в преддверии ее нового эволюционного витка, шел эволюционный эксперимент, впервые в истории человечества научно описанный и осмысленный.

Эксперимент проводили Космические Иерархи, те субъекты эволюции, которые могли на нее влиять и могли ею руководить строго в рамках великих космических законов. Они стояли на разных ступенях космической эволюции и были по-разному приближены к Земле. Но на Земле, внизу, принеся свою великую жертву, оставалась она, русская женщина Елена Ивановна Рерих, жена своего мужа и мать двоих детей, от которой теперь зависела судьба космической эволюции планеты Земля. Но об этом тогда знали лишь самые близкие. И мало кто понимал, что с началом ее мучительного эксперимента над планетой загорелась заря Нового мира. Но новый Бог не вознесся над нею. Над Землей встала она, Космический Иерарх и Великий Учитель.

«Урусвати (Е.И.Рерих. – Л.Ш.), – писал тот, кто руководил космическим творчеством, – явит земли сочетание с небом. Урусвати явит красоты меру симфонией сфер. Урусвати явит луч Света, проникающий стены. Урусвати явит Щит, показавший течение Светил. Урусвати явит полет стрел духа. Урусвати явит постижение плотности материи по желанию духа. Урусвати явит пустоту мысли, не зажженной духом, ибо Наш путь – Земли во Дворец претворение» [11]. И тут же: «Теперь растет новое понимание земного пути на Небо. Утвердить Храм можно лишь путем Земли. Когда тяжесть камней Храма с духа ляжет на Землю, вздохнем Все Мы. Урусвати чует. Урусвати знает. Урусвати явит. Урусвати явлена чудо на Земле зажечь. Урусвати Щита Нашего чистое покрытие надо соткать, потому говорю – “не мешайте Нашей Урусвати!”» [12].

В этих двух фрагментах из «Огненного Опыта» содержится все основное: и специфика переживаемого планетой этапа космической эволюции, и цели, стоящие перед Еленой Ивановной, которая пошла на мучительный и болезненный эксперимент, и, наконец, те достижения, которые принесет Земле труд Космического Иерарха, помещенного в тяжелые земные условия с целью их изменения.

Она согласилась на обычное земное воплощение без всяких скидок. Эксперимент должен быть «чистым». От этой «чистоты» зависело качество того Нового Мира, на пороге которого все и свершалось. Это они, Иерархи и Великие Учителя, следили за ее развитием в детстве, навевали ей сны и видения. Через них она постигала себя и все, что было с ней связано. Учителя держали свой Щит над ней, стараясь уберечь от ненужных случайностей и облегчить ей жизнь. Они не могли оградить ее только от одного – от непонимания близких и окружающих. Те не верили в то, что она видела и что слышала. Ее главный Учитель и Наставник, Иерарх высокой степени, вел ее от детства до самых последних дней. Это Он тогда, много лет назад, стоял под деревом в утреннем саду, это Он соединял серебряной нитью ее сердце со своим, а потом явился ей в облике Светлого Мальчика. И Он же дал ей представление о той грандиозной космической задаче, которую она потом выполнит.

«Период от сорокалетнего возраста, – писала Елена Ивановна, – утвердился на новом достижении приближения к Наставнику и Учению Света. Наставник оявился сначала как Индус, но, когда сознание ученицы расширилось и научилось вмещать, Прекрасный Облик начал постепенно изменяться и принял наконец Величественный Облик Космического значения – Владыки Мудрости и Красоты, Владыки Священной Шамбалы.

Вместе с расширением сознания получилась новая возможность приближения к Сокровенному Знанию и принятию Огненного Опыта и, наконец, участия в строительстве космическом и сотрудничестве с Великим Наставником, Владыкою Света» [13].

Ее уникальные записи об энергетических процессах, происходивших в ее организме, она назвала «Огненным Опытом». Они относятся к 1924 году. Эта связь в пространстве и во времени, возникшая между самим космическим экспериментом и намечавшейся экспедицией, лишний раз подтверждает значительную эволюционную нагрузку последней, тайна которой еще до сих пор не раскрыта до конца.

Приступая непосредственно к эволюционному творчеству, Великий Учитель старался объяснить Елене Ивановне его суть и те трудности, которые встречаются и еще встретятся на ее пути. «Строение новых мировых комбинаций не протекает так легко. Центры упраздняемые пытаются затруднить усилия новых. Новая память образуется. Переживем грозу и ливень» [14].

«На три отдела, – рассказывал Он, – разделяется Наша работа. Первый – изыскания улучшения земного плана. Второй – изыскания передачи людям этих результатов. Третий – изыскания способов сообщения с Мирами» [15].

Она участвовала в формировании всех трех этапов, и в каждом из них присутствовали ее энергетика, ее боль и страдание. Сказать и написать обо всем этом было легко. Сделать – «неземно трудно», как писала она сама в одном из писем. Возможно, именно она, как никто другой, понимала значение Земли в этом космическом творчестве, и, пройдя через все, постигнув высокую Истину «человеческими руками и человеческими ногами», она напишет потом: «Но на Земле, как в Горниле, самые разнообразные энергии сталкиваются, притягиваются и уявляются на очищении и трансмутации в более совершенные, или тонкие, энергии под воздействием огня пробужденного духа. От таких столкновений и неожиданных соединений различных энергий нарождаются новые энергии, несущие новое творчество, новые возможности. Земля есть место испытания, искупления и великого творчества. Место последнего Суда, ибо тут совершается отбор. Запомните... что только на Земле мы можем приобрести и ассимилировать новые энергии или обновить состав своих энергий» [16].

В этом состояла новая творческая концепция Космических Иерархов. Прежде всего Земля, опора на нее, низведение на нее высших энергий.

Только таким путем можно преобразовать плотную материю земного мира, утончив ее и повысив ее энергетический потенциал. Учитель называл этот процесс «на Земле касаться Неба» [17]. Не уходить от жизни, не уходить от Земли...

«Высшая Директива – проявить Общение, не нарушая условий жизни» [18], – говорил Он. Поворот космического творчества был новым и необычным. Он трансформировал прежние традиционные духовные наработки человечества и звал к новым высотам. Настал этап ускорения эволюции, и эволюционный коридор уже начинал сужаться. Ускорение требовало новых концептуальных подходов, новых методов. Скрытая от нас космическими тайнами и нашим собственным невежеством, творилась и развивалась не знающая пределов и границ наука самого Мироздания, самого духа и материи. Шло изумительное и фантастическое творчество одухотворенной материи, рождающей в бесконечном синтезе энергетические вспышки эволюционных Озарений. Происходило открытие Новых миров для Земли и на Земле. Землю снаряжали в новый путь к Новому миру и Новому человеку. И, как заклятие, звучали слова Космических Иерархов, обращенные к той, которая взяла на себя всю земную тяжесть эксперимента: «Помоги Нам, помоги Нам, помоги Нам на всех путях. Новую связь Земли с Небом созидаем» [19]. Нет необходимости описывать здесь весь ход грандиозного космического опыта. Лучи Космических Иерархов, как тонкие хирургические инструменты, формировали у Елены Ивановны Рерих новую энергетику, в которой Земля сопрягалась с мирами иных состояний материи и иных измерений. И прежде всего с Миром Огненным, миром духотворчества. Без него невозможно было бы ни обновление Земли, ни новый эволюционный виток, к которому стремился одухотворенный Космос. На каждом шагу такого творчества возникали свои трудности, свои опасности. На одном из этапов Творцы поняли, что «лучи могут перейти в волны огня, сжигающего оболочку центров» [20]. В этом случае возникала смертельная опасность для самой Елены Ивановны. Можно было пойти по другому пути: передача путем накопления без воспламенения. Но тогда исключался принцип красоты, создающийся на огненной основе. Иерархи понимали, что «сейчас без красоты нельзя подвинуть. Все можно претерпеть, лишь бы сохранить основание красоты... Явление огня надо уберечь, иначе костер духа может сгореть без смысла» [21].

Нам не дано пока знать, как Они решили эту проблему – уберечь оболочки центров Елены Ивановны Рерих и сохранить огненное явление красоты. Она прошла буквально по лезвию бритвы. Чего это ей стоило, знает только она одна.

Временами она испытывала огромные энергетические перегрузки. Каналы общения пробивались один за другим.

Канал связи с Учителем, ощущение Его Луча были давними и привычными. Но космическое творчество, подготовка новой ступени эволюции требовали ее общения со всеми Иерархами, которые находились в энергетическом центре планеты, называвшемся по-разному: Твердыня Братства, Шамбала, Священная страна. Энергия их лучей была напряженной и временами вызывала боль во всем теле.

Важную роль в космическом эксперименте Учителей сыграл так называемый Камень, предмет таинственный, загадочный и мало известный публике. Теперь из доступных нам работ Е.И. и Н.К. Рерихов мы знаем, что историческим или, скорее, метаисторическим предметом назывался метеорит из созвездия Орион. История этого метеорита и его космических связей представляет собой фантастическую и в то же время реальную информацию. Метеорит этот, обладающий сильной энергетикой, находился в Заповедной стране, где жили и работали на Земле Космические Иерархи. Энергетический ритм самого Камня есть ритм Космического Магнита, или Сердца нашей Вселенной, которое находится в пространстве созвездия Орион. Энергетика Елены Ивановны Рерих была согласована с ритмами Космического Магнита именно через этот Камень. Иначе эксперимент не состоялся бы.

«Когда центры могут пламенно отражать волю Космического Магнита, – сказано в одной из книг Агни Йоги, – тогда психодинамика духа соединяет планы высшие с планетою» [22].

Дыхание, или ритм, Космического Магнита определяет зарождение и умирание Вселенных. Поэтому любое космическое творчество должно идти в его режиме, иначе оно не принесет желаемых результатов. В Камне, сообщал Учитель, «заключена частица Великого Дыхания – частица души Ориона. Явил смысл Камня. Указал на Сокровище Великого Духа. Урусвати, надо приобщить Камень к твоей сущности. Камень, находясь при тебе, ассимилируется с твоим ритмом и через созвездие Ориона закрепит связь со своим сужденным путем» [23].

На этот раз эволюция вручила Камень, или Сокровище Мира, женщине. Ибо над новым витком космической эволюции всходила голубая звезда Матери Мира, и с именем женщины начинался Новый мир.

Основной этап космического эксперимента, несмотря на все трудности и опасности, завершился благополучно в середине 1924 года. Второго июня над планетой прозвучал взволнованный голос Учителя: «Хр[истос] зажег голубой огонь. Хр[истос] послал крест... Никогда так не пахли Лилеи, и Будда облекся в лиловое одеяние. Праздник Урусвати – Наш Праздник.» [24].

Планета голоса не услышала. Но та, единственная, все поняла. Царственный обруч Братства коснулся ее головы. «Урусвати, над тобою Наш Обруч с Камнем» [25].

С этого момента Елена Ивановна Рерих вступила на путь героического творчества, который продолжался всю оставшуюся ее земную жизнь. Этот путь был неразрывно связан с маршрутом Центрально-Азиатской экспедиции. Этот же путь и совет Учителя привели ее семью в конце 1928 года в древнюю гималайскую долину Кулу. Именно там ее Огненный Опыт получит свое развитие. Она станет участницей космического строительства, или сотворчества с Великим Учителем и Космическим Иерархом. Там, на уединенной вилле, расположенной на горном склоне над поселком Наггар, шла работа, скрытая от посторонних глаз, но имевшая огромное значение для нашей планеты и ее будущего. Там складывалось это будущее, там творился Новый мир и готовились необходимые условия для возникновения Нового человека. Там действовала сама эволюция, создавались основы нового мышления человечества XX века, закладывался энергетический фундамент его преображения и расширения его сознания.

Со стороны же все выглядело самым обычным образом. На вилле, которая была куплена у раджи Манди, поселилась семья Рерихов. Осколок метеорита был прислан Елене Ивановне Учителем еще в 1923 году, по пути Рерихов в Индию, для связи и дальнейшего использования его космической энергетики. Вскоре после завершения космического эксперимента многое в самой Елене Ивановне изменилось. На Землю ступила Женщина нового энергетического вида, с иным телом, с огненной энергетикой, но с поврежденным сердцем, которое было необходимо все время поддерживать. Она стала Провозвестницей наступления Новой Эпохи и прихода Нового человечества, ее собственное преображение и новая энергетика способствовали переходу планеты на новый эволюционный виток. Теперь от самого человечества зависело, совершит ли оно этот переход или нет.

Этого грядущего Нового человека В.С.Соловьев и Учитель называли Богочеловеком, иными словами, тем, в ком Высшее преобладало над земным.

«О Богочеловеке, – разъяснял Учитель, – так много говорят, стремясь к обоготворению. Столько есть памятных записей, указующих на Образы устремленных к Высшим Мирам. Но как тускло представлены они в сознании людском! Богочеловек, только ушедший в иные миры! Но Мы – Братья человечества – ищем и утверждаем Богочеловека на Земле. Все Образы Мы чтим, но особенно Облик Богочеловека, который несет в сердце полную Чашу, готовый к полету, но несущий на Земле Чашу. Отвергая свое назначение, он напрягает огненное существо. Творя назначение, человек утверждает Космический Магнит. Богочеловек – творец Огненный! Богочеловек – носитель огненного знака новой расы. Богочеловек горит всеми огнями – так включите в рекорды о Богочеловеке. Архат – Агни-Йог – Тара – так внесем. Урусвати, новая ступень наступает. У Архата и у Тары цепь творческая сомкнулась. Столько невидимо прекрасного явлено» [26].

На излете 20-х годов XX века таким человеком стала Елена Ивановна Рерих, пройдя через мучительный путь собственного преображения. Она несла в себе не только огни Высшего мира, но и ту красоту, преображающая сила которой творит новые миры.

Космическое творчество Елены Ивановны шло вместе с художественным творчеством Николая Константиновича, который, будучи метаисториком, написал несколько картин, запечатлевших главные моменты ее жизни.

На диптихе «Агни Йога» мы видим Учителя, сидящего в горах. Елена Ивановна изображена символично. На фоне желтого предрассветного неба на синей скале стоит женщина. На ней розовая китайская одежда. Ее волосы уложены в высокую прическу. Она протягивает к небу правую руку, на ладони которой горит пламя – символ знания. В диптихе ясно угадывается процесс передачи информации Елене Ивановне. Он был написан в 1928-1930 годах, когда со всей интенсивностью она получала от своего Учителя философию космической реальности.

С этой же картиной была связана другая, написанная Рерихом в 1935-1936 годах. По шаткому мостику, переброшенному через широкий ручей, идет женщина в свободном белом одеянии. «Оттуда». Нетрудно догадаться, что это «оттуда» является местом пребывания на Земле Учителей – Космических Иерархов. Такого рода путешествие было и у Елены Ивановны.

И, наконец, третья картина. У снежных пиков гор на фоне яркого голубого неба высится фигура женщины. На ней длинный плащ, а на голове корона. Левой полой плаща она прикрывает какой-то предмет, который держит в руке. В предмете угадывается шкатулка, в которой хранился Камень. Картину, написанную в 1933 году, Рерих назвал «Держательница Мира» или «Камень несущая». Нет никакого сомнения, что женщина у снежных гор символизировала Елену Ивановну и суть ее космической миссии, в которой Камень, или метеорит, играл важнейшую роль.

Эти три картины указывали также на источник метаисторической информации, которая обусловливала космическое творчество Елены Ивановны.


[1] Рерих Е.И. Сны и видения // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2000. С. 45.

[2] Рерих Е.И. Сны и видения // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 66.

[3] Рерих Е.И. Сны и видения // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 72-73.

[4] Там же. С. 74-75.

[5] Рерих Е.И. Сны и видения // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 60.

[6] Рерих Н.К. Властитель ночи // Рерих Н.К. О вечном... М.: Политиздат, 1991. С. 375.

[7] Авторский список художественных произведений (картин) Н.К.Рериха за 1917-1924 гг. // Рериховский век: Каталог выставки. Живопись и графика. СПб.: Золотой век, 2009. С. 47.

[8] Листы Сада Мории. Кн. 1: Зов. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2003. С. 171.

[9] Беспредельность, 243.

[10] Беспредельность, 237.

[11] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 81.

[12] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 82.

[13] Там же. С. 80.

[14] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 105.

[15] Там же.

[16] Рерих Е.И. Избранные письма // Там же. С. 320.

[17] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 120.

[18] Там же. С. 114.

[19] Там же. С. 135.

[20] Там же. С. 136.

[21] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 136.

[22] Беспредельность, 178.

[23] Рерих Е.И. Огненный Опыт // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 61.

[24] Там же. С. 138.

[25] Там же. С. 140.

[26] Страницы дневника Е.И.Рерих // Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 229-230.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 109