ЧАСТЬ II

 

1. Развитие и рост сознания

2. О воспитании

3. О взаимоотношении Начал

4. О красоте и искусстве

5. О молитве и подвиге

6. О жертве и чувстве долга

7. О страдании

8. О Мирах Тонком и Огненном

Глава 1

РАЗВИТИЕ И РОСТ СОЗНАНИЯ

Каждая форма проявленного Бытия двойственна и состоит из духа и материи. На основе этой первичной двойственности образуется Вселенная и все, что существует в ней. Жизнь каждой жизни, как непременное условие, требует соединения духа и материи. Как дух, так и материя отдельно взятые не дают явления жизни. Жизнь возможна лишь благодаря соединению этих двух извечных Начал: Духа и Материи, положительного и отрицательного, мужского и женского. Материя физического плана настолько плотна, что нам не видна заключающаяся в ней жизнь, и она проявляется для нас лишь в форме человека, животного, растения и т.д., но на высших планах Бытия материя является настолько утонченной, что являет как заключающуюся в ней жизнь, так и форму, ее заключающую; но и в первом и во втором случаях явление жизни обозначает соединение духа и материи. Разъединение духа и материи есть прекращение жизни, или то, что мы называем смертью.

Так как материя сама по себе инертна и неподвижна, а дух обладает качествами противоположными, то дух является возбудителем жизни в материи. Он оживотворяет и одухотворяет материю. Он есть космическая жизненная сила, которой проникнута каждая форма проявленного Бытия, и тот жизненный импульс, который вечными толчками изнутри заставляет материю менять свои грубые формы, в которые она облечена, на менее грубые, и менее совершенные – на более совершенные. Таким образом, дух совершенствует материю, поднимая ее до своего состояния. Процесс этот совершается весьма медленно, в течение бесконечных эонов, и в осуществлении этого процесса заключается сущность эволюции.

Из этого вытекает, что каждая форма проявленного Бытия, обладая зерном духа, обладает потенциальной возможностью достичь той ступени развития, которой в данное время достигла жизнь во Вселенной. Результатом же взаимодействия между огненным зерном духа, который толкает и своими вибрациями побуждает материю к действию, и материей, которая на эти вибрации отвечает, является сознание данной формы жизни в данную эпоху развития. Таким образом, каждая форма жизни есть лаборатория, в которой творится величайшая тайна мироздания – развитие и рост сознания.

Огненное зерно духа, по оккультной терминологии монада, будучи частицей Пространственного Огня, то есть той стихии, которая «все проникает и все в себе содержит», в дальнейшем развитии не нуждается и остается «в своей стихийной цельности», неизменным (см. Агни-Йога, § 275). При развитии жизни изменяется оболочка, или форма, в которую жизнь заключена, и изменяется эманация зерна духа, в зависимости от растущего при этом сознания.

Если зерно духа, как только что сказано, остается постоянным и неизменным, то сознание, находящееся в прямой связи с развивающейся формой, будучи величиной меняющейся, есть результат жизненных накоплений и жизненного опыта данного зерна духа в данной форме жизни. Оно есть первая оболочка из тончайших видов материи, которая окружает зерно духа. Эта оболочка растет и увеличивается, обогащаясь возможностями благодаря поступающим с каждой прожитой жизнью накоплениям. В человеческом царстве жизни сознание человека есть его эго.

Эволюция сознания есть процесс освобождения скрытых в нас божественных возможностей. Это, как говорит в своей книге Основные положения Теософии С.Джинараджадас, «как бы отодвигание завесы, за которой помещается свет. Самый акт отодвигания завесы не прибавляет ничего к свету. Не нуждаясь ни в чем, свет лишь разгоняет тьму. Пока мы сами не отождествляем себя со Светом, мы не можем понять, почему Он так действует. Понять вполне эволюцию сознания то же, что постичь тайну Божественной природы. Но раз все виды жизни представляют Его природу и мы сами также являемся частицами Его, неизбежно вытекает из этого, что рост нашего сознания есть одновременно и открытие Его в себе, и вырастание в подобие Бога. Но, открывая Его, мы открываем и самих себя. В том и состоит тайна сознания, что часть есть и Целое. Первое великое чудо сознания заключается в том, что Целое содержится в своей части; вся сумма находится в единице».

Весь Космос наполнен вибрациями различной силы и напряженности, исходящими из Первоисточника жизни. И каждая обитающая во Вселенной форма жизни излучает, в свою очередь, той или иной силы вибрации, которые находятся в прямой зависимости от ее развития. Сознание всякой формы жизни есть способность ее отвечать на вибрации, способность реагировать на них. Механика же развития сознания заключается в повышающейся способности всякой формы жизни отвечать на все более высокие и тонкие вибрации. Вся эволюция жизни в Космосе и весь прогресс человечества сводятся в сущности к развитию сознания.

Все, что существует во Вселенной, обладает сознанием. Бессознательного в мироздании нет никого и ничего. Все формы жизни, начиная с величайших до мельчайших и от Высочайших до нижайших, обладают каждая необходимым для их существования и той роли, которую они выполняют в мироздании, сознанием. Каждая клетка и каждый атом, входящие в любую форму жизни, кроме сознания, присущего данной форме жизни, обладают своим собственным сознанием.

«Если память – для прошлого, то сознание – для будущего. Потому заменяем память сознанием. Памятью не могу проникнуть в пределы солнца, сознание же открывает врата. Музей и библиотека Нам заменяют память, и потому ученик не должен пенять за потерю старой памяти. Просто малая вещь заменяется великой.

Сознание подобно пониманию духа; оно растет, обнимая все существо, как пламя. При этом процессе осколки памяти, как шлаки, мешают горению.

Знать – не значит помнить. Достигающий бежит без оглядки. Место нахождения человечества, чтоб напомнить претвориться в сознание.

Откуда силы Наших опытов? Из солнечного сознания, проливаемого в виде праны. Поверх мыслей земного напластования текут токи мудрости солнца, и в этих пределах начинается великое Учение заповеданное. Зовем к объятию Мира. Но лишь инструмент сознания позволит новые опыты слияния духа с материей» (Листы Сада Мории, т. II, § 105).

Всякое сознание развивается индивидуально, и общих законов для развития сознания не существует. Всякое сознание развивается по своей линии развития и у нормально развивающегося человека не прекращается никогда, будучи в достижениях своих беспредельно. В тех же случаях, когда индивидуальное сознание человека, дойдя до известного предела, останавливается, не решаясь или не желая перешагнуть этот предел, то сознание его идет вспять. Идя в обратную сторону, не питаемое больше высшими притяжениями, оно замирает и может дойти до состояния разложения, ибо остановок в Космосе нет, и то, что не идет вперед, идет назад.

Как нет двух подобных лиц, двух подобных душ, точно так же нет двух подобных сознаний. Ступеней сознания поэтому бесчисленное множество. «Сколько ступеней сознания, столько стадий в Беспредельности. Все отвечает друг другу. Все взаимно притягивается, и все отражается в бездонном океане творчества» (Беспредельность, ч. I, § 26).

Так как развитие сознания является самым трудным и самым длительным процессом в Космосе, то стремление к сохранению непрерывности сознания после ухода с физического плана Бытия, в более тонких оболочках, на планах Бытия астральном и ментальном, значительно ускорило бы эволюцию развития человека. Если физическая сущность каждой формы с прекращением жизни прекращает свое существование, то духовная сущность, перейдя в Тонкий Мир вместе с сознанием, которое является принадлежностью всех человеческих оболочек, продолжает свое сознательное или полусознательное существование, в зависимости от своего духовного развития, претворяя добытый жизнью опыт в способности – увеличивая имеющиеся и прибавляя новые.

Человеческое сознание есть тот волшебный ларец, куда складываются все духовные достижения, все сокровища, которые найдут применение в дальнейшей жизни всякой сущности и всякой формы жизни. Человеку не приходится начинать свои труды и свои испытания с каждой новой жизнью, ибо, рождаясь вновь, он приносит с собой весь запас своей опытности и все свои прежние достижения, которые ему необходимо лишь вспомнить и возобновить. Только благодаря сознанию, обитающему в неуничтожимой части человеческой сущности, в его непреходящем теле, возможна эволюция человека. Это высшее начало человека есть его бессмертная сущность, то вечное неразрушимое ядро, которое накапливает все благое из прошлого как залог для прекрасного будущего.

«Но как ничтожно число людей, которые сохраняют непрерывность сознания при переходе в Тонкий Мир, хотя бы в средних слоях его! Многие спят или влачат там полусознательное существование. Есть и такие, которые сознательны в своем астральном теле, но лишены сознания в ментальном. Вариации в состоянии сознания беспредельны. Именно, столько стадий сознаний, сколько ступеней в Беспредельности, и наоборот. Вполне сознательны в Тонком Мире лишь те, кто при жизни земной создали связь с Высшими Мирами сердечным устремлением к эволюции и к сохранению такого сознания. Так, материалист, при самом развитом интеллекте, но отрицающий всякую духовность, всякую возможность существования в Мирах Высших, может и не иметь сознательной жизни в высших слоях Мира Тонкого, ибо, не создав и не закрепив высших притяжений, он почти сейчас же будет вовлечен в вихрь земного притяжения и в полусознательном или бессознательном состоянии будет ожидать нового воплощения. Конечно, можно представить себе, каково будет это новое рождение, ибо, исключая случаи высоких духов, такое почти немедленное возвращение на Землю – нежелательно.

Пребывание в Тонком Мире имеет великое значение для питания и претворения духовных сил. Поэтому можно представить себе, какое происходит разложение духовной сущности при длительном отсутствии такого питания. Как сказано в Учении, «у людей астральное тело почти оформлено, но ментальное оформлено лишь у избранных». Следовательно, полусознательное состояние или даже временное пресечение сознания в высших слоях Тонкого Мира в большинстве случаев пока неизбежно.

Достижение сознательного существования или сохранение полного сознания во всех оболочках и во всех сферах и есть величайшее достижение Архата. Это и есть Амрита, или истинное бессмертие. Потому все усилия Владык направлены на расширение сознания человечества, на развитие ментального тела, на пробуждение высшего устремления для создания магнитного тока или вихря, влекущего дух в Высшие Сферы» (см. Письма Е. Рерих: от II. 1.35).

«Сознание, вмещающее только настоящее без мысли о будущем, не может примкнуть к эволюции, ибо цепь веков исчезает для такого сознания. Потому, когда сознание расширяется, то умещается в нем великая ведущая цепь причин и следствий. Так, когда устанавливается эволюция, явление причин так важно. В настоящее время, когда планета завершает свою карму, конечно, плата за порождения так отражается на человечестве. Все, что порождают человеческие духовные устремления, тем окутывается планета. Потому каждое светлое напряжение и устремление дает планете утверждение Нового Мира. Потому великое Знамя Мира несет свои заряды Света и огненно насыщает токи вокруг Земли, как панацея против зла. Так сознания, объединенные веками, творят. Так Свет побеждает тьму. Так свершается прекрасная ступень. Так приходит предуказанное» (Иерархия, § 381).

«Следует переносить все сознание в будущее. Редко кто находит в себе мужество признать нежелательность возвращения в прошлое. Явление смелой жажды будущего показывает, что дух готов для огненных познаний. Только такое озаренное сознание продолжает мысленное созидание и в Тонком Мире. Лишь такое неудержимое мысленное творчество и устремление к дальним полетам даст огненное приближение. Весь ужас сил темных не осилит напряженное стремление к будущему. Пусть идут темные, но Свет не потеряет путеводного значения. Так же точно нужны полезные дела на помощь близким. Не нужно смотреть на эти благие советы как на мораль вне жизни. Они утверждают нас, посылая по кратким путям» (Мир Огненный, ч. I, § 425).

Растущее в течение бесчисленных жизней человеческое сознание развертывает, ступень за ступенью, все скрытые в нас высшие возможности. Само собой понятно, что на первоначальной стадии развития, когда сознание первобытного человека мало чем отличается от сознания животного, развертывание скрытых в монаде высших возможностей происходит чрезвычайно медленно. Проходили десятки, может быть, даже сотни жизней, прежде чем человек поднимался на высшую ступень сознания.

На этой ступени человеческой эволюции развитие памяти находится в зачаточном состоянии. Получаемые впечатления и уроки жизни не остаются в сознании человека и быстро изглаживаются из памяти. Различие между добром и злом еще не возникает в его сознании, и нравственные его качества не превышают его умственных понятий. Желания низшей природы человека являются главной побудительной причиной всех его поступков и действий. Эта стадия развития человеческого сознания проходит под знаком ощущений чувственного порядка и разделения этих ощущений на приятные и неприятные.

По мере дальнейшего развития человека появляется новый фактор в развитии сознания – воля человека. Этот следующий период развития сознания происходит под знаком постоянной борьбы между волей, которая еще очень слаба, и желаниями, которые еще очень сильны, вследствие чего победа оказывается то на стороне воли, то на стороне желания. На этой ступени развития желание часто смешивается с волей. Человек не может провести четкую грань между желанием своей низшей природы и требованием высшей, между реальным и нереальным. Так как его ум еще недостаточно развит и выводы его часто ошибочны, то воля человека, руководимая неправильными выводами незрелого ума, не имеющего готовых решений на возникающие новые проблемы жизни, тоже приводит к многочисленным заблуждениям и ошибкам, приводящим к страданию.

Но из страдания рождается жизненный опыт, рождаются знание и мудрость, которые приводят к победе воли над желаниями. Тогда рост человеческого сознания идет быстрыми шагами вперед. Человек становится богоподобным, познавшим добро и зло, сознательно предпочитающим злу добро.

Первоначальная ступень сознания, присущая самым низшим формам жизни, есть сознание своего бытия. Таким сознанием обладает царство минералов и металлов – первое зарождающееся при развитии мироздания царство природы. Из этого зародыша сознания при дальнейшем развитии жизни развиваются все высшие ступени его, проходя через промежуточные этапы сознания растения, животного, человека, сверхчеловека до сознания Богочеловека. Таким образом, полный круг развития сознания – от камня до проявленного Бога.

Как уже говорилось в первой части настоящего труда, полный манвантарный цикл мира слагается из периодов инволюции и эволюции; и сознание, прежде чем начать эволюцию, должно пройти через инволюцию. Первая половина этого круга есть погружение зерна духа, этого источника Света и знания, в плотную материю и развитие все более совершенных форм. Вторая половика – эволюция – есть освобождение зерна духа от сковывающих его плотных оболочек путем утончения материи и замены грубых видов материи более тонкими. В освобождении нашей монады от грубых видов материи и окутывании ее тонкими видами материи заключается цель эволюции и смысл жизни, ибо в этом состоит и овладение материей, и познание самого себя, и открытие доступа для познания находящегося внутри нас Бога. Все эти высокие цели эволюции достигаются развитием сознания.

Знание того, как развивается сознание, есть, как говорит Теософия, наука из наук и тайна из тайн. Вполне это знание доступно лишь достигшим познания тайн Бытия – Адептам. Но зная, как развивается человеческое сознание, по аналогии можно составить себе приблизительное представление о том, как развивается сознание в низших царствах природы, ибо аналогия между высшим и низшим в Космосе полная. Основной закон для развития жизни гласит: «Плодитесь и размножайтесь, наполняйте Землю и обладайте ею» (см. Быт., 1:22,28). Закон этот относится одинаково ко всем царствам природы – как к человеческому, так и к низшим царствам природы.

Таким образом, при создании нашей планеты появившееся из хаоса и борьбы стихий – в результате образования материков и горных цепей на них – царство металлов и минералов, помимо сознания своего бытия, должно было обладать сознанием необходимости размножения. Другой закон, при посредстве которого развивается сознание, гласит, что всякое завоевание в развитии жизни достигается соответствующим сознательным устремлением. Необходимо со стороны организма желание чего-то достигнуть, необходим запрос, на который со стороны Творческих Сил Космоса последует ответ в виде постепенного развития необходимой способности.

Из этого видно, что сознание минерального царства требовало размножения. Но размножение в этом царстве природы может происходить лишь путем разделения крупных форм жизни на более мелкие, путем отделения от себя части себя. В горных странах мы видим, как раскрываются громадные горы и как они отделяют от себя лавины камней, которые, в свою очередь, с течением времени, раздробляясь все больше и больше, в конце концов превращаются в песок, превращаются в почву, на которой развивается следующее царство природы. Стихийные силы природы содействуют этому превращению гигантских гор в пыль, ибо таково жертвенное желание действующего сознания этого царства природы.

Такой примитивный способ размножения, как это должно быть ясно всякому, является весьма несовершенным, ибо ведет к уничтожению первоначальных форм жизни. Но в этой примитивности и простоте заключается великая жертва, которая полагается как основание для дальнейшего развития жизни. Царство металлов и минералов жертвует собой вполне, без остатка, для того чтобы могли развиваться высшие формы жизни.

При этом процессе в первый раз в полной мере выступает чудесное свойство духа – его делимость. В то время как материальная сущность всякой формы жизни, при ее разделении, терпит ущерб и при многократном разделении может быть совершенно уничтожена, сознание же или дух формы от разделения никакого ущерба не испытывает, ибо дух является антиподом материи. Сознание горы и сознание отделившейся от нее песчинки тождественны, и сколько бы песчинок ни отделялось от горы, все они будут обладать таким же сознанием, как породившая их гора.

Этим удивительным свойством духа объясняется божественность происхождения человека. Отделившееся от Первоисточника Жизни зерно человеческого духа подобно Первоисточнику, откуда оно изошло, и обладает всеми свойствами Его. Таким образом, весь процесс развивающейся в Космосе жизни сводится к раскрытию божественных свойств заключенного в материю зерна духа. Сколько форм жизни достигают божественности – это вопрос другой, но каждая форма потенциальной способностью к этому обладает.

Из сказанного вытекает, что сознание, как аспект духа, вообще уничтожено быть не может, и при уничтожении материальной формы, в которой оно обитало, оно переходит в следующую высшую форму. Сознание минерального царства перешло полностью в развившееся на Земле царство растительное. А так как сознание минерального царства не могло не сознавать несовершенства своего способа размножения, то мы видим, что это несовершенство в растительном царстве превращается в великое совершенство. Растительное царство, как мы знаем, размножается не повреждая своей материальной сущности и сохраняет в неприкосновенности свою форму в течение всей своей жизни. Такую метаморфозу в способе размножения произвело сознание, не удовлетворенное существовавшим способом размножения ранее, для чего потребовалось появление нового царства природы.

Какой же импульс потребовался в сознании растительного царства для того, чтобы появилось следующее царство, царство животных? Таким импульсом могло быть стремление к подвижности, ибо Мы знаем, что отличительным признаком царства животного от царства растительного является подвижность первого. Сознание прикрепленной к одному месту формы жизни требовало подвижности, жаждало способности передвигаться с места на место. Мы видим, что эта способность блестящим образом осуществляется в следующем, более высоком царстве, в царстве животных.

Идя в этом направлении дальше, мы приходим к царству человеческому, появление которого обусловлено той же вечной неудовлетворенностью и вечным стремлением низшего сознания к высшим достижениям и лучшим возможностям.

Таким образом, рост сознания есть вечный, неустанный труд восхождения. Все человеческие достижения, все его завоевания во всех областях знания есть результат развития нашего сознания. Развитое сознание есть та единственная и высшая ценность, к накоплению которой стоит стремиться, ибо она из раба делает человека властелином.

«Ошибочно думать, что восхождение сознания совершается сверхъестественными восхищениями. Как внизу, так и наверху – везде труд и опыт. Сознание питает рост тонкого тела. Нет того малейшего ощущения, которое не создавало бы ткань тонкому телу. Именно, это условие обычно упускается из виду людьми. Они думают, что можно покрыть большим поступком ряд мелких домашних действий. Но где большое, где малое? «...»

Не надо надеяться, что завтра можно посадить сад новый. Только немедленно, неотложно можно укрепить питомник сознания. Садовник изучает каждый новый корень, найденный в саду. Для йога каждая нить сознания будет нитью дальних миров» (Агни-Йога, § 225).

Трудная задача развития человеческого сознания, от сознания первобытного человека до сознания проявленного Бога, взята на себя Нашими Руководителями, Иерархией Света. Они, Наши Старшие Братья, из века в век воплощаются среди того или иного народа, под тем или иным Обликом, как Руководители и Учителя человечества. Помимо даваемых Ими человечеству Учений, Они никогда не прекращают наполнять пространство необходимыми для развития человеческого сознания мыслями.

«Пространство вибрирует мыслями» (Беспредельность, ч. II, § 184). Человек, стремящийся к какому-нибудь познанию, привлекает к себе, в свое сознание, соответствующие мысли, и в своем самомнении он полагает, что чего-то достиг, что-то изобрел, но в действительности он только сумел воспользоваться тем, что было послано из того единственного Источника, из которого идет всякое благо человечеству. Конечно, не все люди стремятся к познанию, и стремящиеся стремятся неодинаково – откуда бесконечное множество ступеней человеческого сознания, от успевающих и идущих вровень с эволюцией до различных степеней безуспешных и отсталых.

«Почему Учение должно идти путем накопления? Разве нельзя дать его как ложку лекарства? Но желудок определенного объема, тогда как сознание не принадлежит к постоянным величинам. Поистине, могут быть двуногие почти без сознания. Могут быть лишившие себя сознания непомерными страстями. Могут быть сознания, затемненные кармой. Могут быть сознания, затемненные условностями века. Как цветы тепличные, сознания нуждаются в заботе, потому может чувствознание принять на себя основу сознания. Но утончение сознания медленно, как полировка кристалла. Не на самосуждении, но на качестве действия познается расширенное сознание.

Учение посылается как камни слагаемой башни. Если высыпать камни сразу, получится не башня, но груда» (Агни Йога, § 615).

Хотя человеческое сознание развивается чрезвычайно медленно и часто нужны многие жизни для того, чтобы сознание человека поднялось на высшую ступень, у некоторых людей, воодушевленных высокими стремлениями и идеями, бывают моменты озарения, временное приоткрытие высшего сознания человека. Моменты эти чрезвычайно кратки, но они дают человеку столько знания, сколько во всю его жизнь он не мог бы почерпнуть из книг. В такие моменты можно получить такие знания, каких вообще в книгах нет, и есть лишь описания этих моментов и происходящих при этом явлений...

В оккультной литературе такие моменты духовного просветления называются космическим прозрением или космическим озарением, ибо они, хотя бы на самый короткий момент, но приобщают человека к космическому сознанию. По этим моментам и по описаниям их мы можем составить себе некоторое представление о чудесных свойствах этого высшего космического сознания, того сознания, которое является следующей, очередной ступенью человеческого развития.

Эти моменты озарения бывают различных степеней и силы, с появлением Света или без появления. В учениях всех пророков всех времен, в проповедях многих ораторов и проповедников, в философских, научных и литературных произведениях многих философов, писателей и поэтов можно найти следы и прямые указания на нисходившее на них озарение. Такие озарения испытывают люди во время молитвенного экстаза и при других возвышающих душу человека эмоциях.

Всем известно описанное апостолом Павлом озарение, которое он испытал на пути из Иерусалима в Дамаск. Другие пророки описывают в Библии бывшие с ними моменты озарения иначе и короче. Один говорит просто: «Я был в духе»; другой говорит: «Я был восхищен до третьего неба» или «Я был восхищен до седьмого неба». Эти восхищения до третьего и до седьмого неба показывают степень приоткрытая космического сознания, показывают те высоты, которых достигло в этот момент сознание озаряемого.

Прекраснее и полнее других описал момент космического прозрения в своем стихотворении Пророк наш поэт Пушкин. В этом бесподобном по красоте и силе выражений стихотворении поэт со свойственным ему мастерством описывает те метаморфозы, которые происходили в его сознании, когда «шестикрылый Серафим» касался центров его высшего духовного сознания.

Стихотворение это так прекрасно, что советуется каждому заучить его.

Переживания, которыми сопровождается это временное раскрытие высшего сознания, настолько необычны, что они оставляют неизгладимое впечатление на всю жизнь. Они обыкновенно сопровождаются чувством необычайно глубокой радости, чувством любви ко всему окружающему, сознанием всезнания, бессмертия, бесстрашия и другими впечатлениями и чувствами. И хотя острота впечатлений со временем сглаживается, но это прикосновение к высшему миру остается источником большого утешения в переживаемых человеком невзгодах, как неослабевающая надежда на то, что испытанное когда-то временное состояние со временем превратится в перманентное.

Бывают в эволюции человечества такие эпохи, когда сознание, развивающееся, как уже сказано, чрезвычайно медленно, должно сделать в своем развитии скачок и должно делать громадные усилия, чтобы не отстать от ускорившегося темпа жизни. Такие скачки и взрывы сознания происходят в переходные эпохи, когда, как говорит Учение, действует прогрессия ускорения, и то, на что требовалось сто лет, совершается в пять лет. Такую переходную эпоху и ускорившийся темп жизни переживаем мы.

В такие эпохи, примкнув к эволюции, можно сделать необычайно большое продвижение в своем развитии, и в одну жизнь достигнуть того, на что в другое время потребовались бы десятки или сотни жизней, в противном случае можно быть отброшенным в своем развитии на десятки и сотни тысячелетий, ибо такая ужасная судьба ждет всякого, кто не может принять в свое сознание и ассимилировать провозглашаемых Новым Учением истин.

«Нужно решительно сказать людям, что Новый Мир вошел в жизнь. Не готовы люди принять участие в делах созидания. Ошибка думать, что завоевание отвечает задаче Нового Мира. Будет ли это завоевание земель или класса людей, оно будет принадлежать уходящему мышлению. В процессе эволюции возможно лишь думать о восхождении сознания на основе свободы возможностей.

Среди моментов развития человечества можно наблюдать явления эпох обогащения сознания. Не будем скрывать, что, именно, теперь перед человечеством открыта книга нахождений и света дерзаний. Эти зрелые плоды терний коллектива готовы открыть свои зерна. Можно ли рассечь эти плоды оружием, или потрясти устрашением или согбенным малодушием, или захватить предательским лукавством? Нет, только единение сознания и построение знания пошлют человечеству дар новой расы. К тому не космические явления, но ток мысли даст толчок.

Не упустим урочный срок, когда молнии мысли могут дать решение мира.

Не просто предлагаем человечеству мыслить, но осознать астрохимический момент планеты, когда мысль напряжет атмосферу, как химический ингредиент.

Впрочем, пока не осмыслено значение мысленной эманации, до тех пор мысль будет скользить по лбам скептиков, а момент не ждет» (Агни-Йога, § 45).

Переживаемое нами переходное время есть тот урочный срок и астрохимический момент планеты, о котором говорят вышеприведенные слова Учения. В исполнении эволюционного задания нашей планеты, которому подошел урочный срок, участвуют все силы Космоса. К этому сроку Земля уже вышла из-под влияния планеты Сатурн и вступила в сферу действия лучей нового космического зерна – планеты Уран. К Земле приблизилась звезда Матери Мира, планета Урусвати, Венера. На Землю направлены непредсказуемого напряжения токи, лучи и энергии других светил. К Земле начинает приближаться Пространственный Огонь, который в положенный срок произведет назначенную планом эволюции трансмутацию Земли и ее обитателей. Понять все это – значит осознать астрохимический момент планеты. Мыслить в этом направлении – значит напрячь атмосферу для благоприятного решения мира.

Но многие ли способны к такому сдвигу своего сознания? Сказать, что способны многие, – будет неверно; сказать, что никто не способен, тоже не будет верно. Истина, как всегда, находится посередине. Сознание небольшой части передового человечества, которое всегда стремится к познанию и достижению лучших возможностей нашего земного существования, не спит, но растет и расширяется в нужную для эволюции сторону. То, что два-три десятилетия тому назад признавалось как абсурд, ныне становится достоянием науки. Читая газетные сообщения о научных изобретениях и открытиях, можно иногда думать, что многие ученые уже изучали книги Агни Йога и Беспредельность. Между тем об Учении они еще ничего не знают, но они восприняли из пространства соответствующие мысли, которые посланы Нашими Руководителями, Учителями человечества, ибо Учение распространяется и видимым, и невидимым способом. «Невидимое учение идет непрестанно» (Листы Сада Мории, т. II, § 70).

Только благодаря тому, что непрестанно идущее невидимое Учение воспринимается уже наиболее к тому подготовленными людьми, появляются такие открытия, как признание зависимости явлений жизни на Земле от химизма лучей пространства; признание человеческого организма радиоаппаратом, могущим принимать и посылать определенной длины радиоволны в пространство; снимки человеческих излучений; превращение лунного света в звук; зажигание огней на выставке в Америке лучами звезды Арктур, направленными из Европы, и т. п.

Но наряду с этими удачными изысканиями и опытами существуют попытки и чисто утопические, которые никогда к благоприятным результатам не приведут, ибо не принят во внимание главный фактор всякого совершенствования и достижения – человеческий дух. К числу таких утопий относится попытка выйти из пределов Земли при помощи механических аппаратов, при помощи пушек, стреляющих самовзрывающимися ракетами.

Человеческому сознанию становится тесно на Земле. Усовершенствованные способы передвижения, дающие возможность в два-три дня облететь всю Землю, приводят к тому, что человек стремится достигнуть Луны, стремится установить общение с обитателями Марса – отсюда последние подъемы в стратосферу и попытки изобретения такой ракеты, которая, преодолев притяжение Земли, могла бы улететь в межзвездное пространство.

Утопичность этих попыток заключается в том, что человек в физическом теле, при помощи физических аппаратов, думает выйти из физической сферы Земли в такие области, где действуют другие законы и нужны другие аппараты, забывая, что человеческое тело и его механические аппараты действуют лишь в пределах физической сферы Земли. Премудрость Создателя предусмотрела стремление человеческого духа к межзвездным просторам Беспредельности и дала ему необходимые для этого природные аппараты.

Человек может тонким, или астральным, телом пользоваться для передвижений в сфере нашей планеты, но для межпланетных передвижений у человека существует ментальное тело.

Поэтому нужно не изобретать ракеты для межпланетных сообщений, но развивать свое сознание, чтобы пользоваться сознательно аппаратами, данными нам Природой.

«Когда многие земные аппараты придется уничтожить, вследствие вреда, тогда настанет время приблизить человечество посредством природного аппарата.

Аппарат есть первичная ступень. Истинное завоевание, когда дух заменит все аппараты. Вооружить человека без единой машины – это ли не завоевание!

Грамотный буквою может действовать лишь на поверхности земли, грамотный духом может действовать вне границ» (Листы Сада Мории, т. II, § 135).

«Можно в ментале посещать разные планеты. Так намечается будущий этап, когда сознание не должно быть привязанным к одной планете. Если мы теперь переходим из одной части света в другую, то тот же принцип может быть междупланетным.

Учитель предлагает радоваться каждому завоеванию духа. Путь между планетами не сложнее, нежели осознание грани между телом и астралом; не сложнее, нежели осознание мысли и устремление к светилам. Только при устремлении к междупланетности можно рассчитывать на эволюцию человечества» (Агни-Йога, § 6).

Таким образом, Братья человечества, взяв на себя трудную задачу развития человеческого сознания, никогда не прекращают в этом направлении своей деятельности. В переходные же эпохи, как наша. Братья человечества проявляют свою деятельность и видимым образом, для чего в конце каждого цикла, как сказано в Письмах Махатм, они выходят из своего царства уединения и молчания, чтобы пригласить избранных человечества сотрудничать с ними и помочь, в свою очередь, просветить суеверного человека (см. Чаша Востока, письмо VII). Такими избранными окажутся те, чье сознание расширилось настолько, что они готовы, отказавшись от старых заблуждений, принять провозглашаемые Новым Учением истины, готовы сотрудничать с Братьями человечества на пользу его.

Последние слова с достаточной убедительностью говорят о необходимости развития своего сознания, ибо в этом все. Сознание застывшее, остановившееся на одном месте, самому себе выносит смертный приговор и грозит обладателю его уничтожением. Человеческое сознание развивается постольку, поскольку оно само к этому стремится. Насильственного развития сознания не может быть. Хотя Братья человечества постоянно посылают необходимые для развития нашего сознания мысли, но их нужно принять, нужно ассимилировать их в своем сознании. Лишь принятые, они возносят человека, и лишь тогда «Учитель направляет течение сознания» человека. Непринятые, они ведут его к уничтожению, ибо таков закон действия всякой силы в Космосе, направленной для развития жизни.

«Многоцветные искры приобщают нас к пространственному сознанию. Но Огонь Космоса не может быть явлен в полной мере, иначе испепелится естество человеческое. Разве только кто посвятит себя Огню, в естестве проходя все ступени приближения к стихии.

Также и в изучении основ жизни можно дать разноцветные знаки основ, но все Учение не должно и не может быть изложено, ибо вся жизнь не вмещается в листы, и Учение не имеет в виду творить заводные статуи. Истинно, ни один Учитель не оставил законченного свода Учения. Подобная законченность противоречила бы Беспредельности и предполагала бы полную ограниченность последователей.

Мы можем указывать направление. Мы можем звать летать. Мы можем утвердить труд. Мы можем указывать свет, но пути и способы не должны быть рабством. Расширенное сознание укажет, где карма должна остаться невредимой. Невредимость кармы есть забота каждого сообщающего основы Учения. Набросить непомерную тяжесть непростительно. Миновать возможности недостойно.

Учитель направляет течение сознания. Пусть ученик не замечает касаний. Так каждый вступит в область Учения как в жизнь, не отклонившись, но для этого надо перечитывать Учение в разных состояниях духа. Будет ошибкой уделять Учению лишь состояние покоя или возвышенности. Всепроникающий Огонь есть лучший символ Учения» (Агни-Йога, § 468).

Сознание, хотя бы и развитое, но одинокое, не может успешно бороться против объединенного сознания братьев тьмы, которые при наступлении Светлой эпохи, борясь за самое существование свое, всегда действуют в полном согласии с директивами, исходящими из Черной ложи. Потому, чтобы не раствориться в море окружающего нас зла, чтобы все время подымающаяся волна зла не захлестнула нас собой, настоятельно, неотложно необходимо объединение сознания всех сил Света против сил тьмы, необходимо объединение своего сознания с сознанием Учителя, ибо лишь объединенное сознание может привести к победе, и лишь находясь под лучом Учителя, под Его защитой, мы можем быть уверены и в своей собственной безопасности.

«Учитель утверждает, что можно ожидать полной победы, если только объединиться сознанием. Нельзя ожидать удачи, если на Учителя существует малейшее подозрение. Так нужно работать вместе, зная, что все, что допущено законами Вселенной, будет сделано. Кто же будет смотреть на это время как на отдых? Никто, даже не очень прозорливый, не откажет в том, что это время небывалое, и нужно спать как на бессменном дозоре. Учитель понимает, что и ваши сердца отягощены. Каждый день положение мира осложняется. С точки зрения Армагеддона это вполне естественно, но сознание, для которого Армагеддон чепуха, безумствует, ибо не видит пути» (Сердце, § 311).

«Никогда не говорилось, чтобы возлагать на Владыку, напротив, повторялось: «Наполнитесь Владыкою!» Огромная разница между возложением, робким и недейственным, и наполнением существа сознанием Владыки. Как меч непобедимый, сокрушает все преграды сознание, отождествленное с Владыкою! Не может ютиться сомнение там, где зажжено сознание пламенное! Не будет утомления там, где допущен Источник Сил неиссякаемый! Не может войти страх в храмину доспехов непрободаемых! Так советую принять Мои Щиты, не прибегая к спасительному заступничеству, но победить слиянием сознаний» (Иерархия, § 149).

Рост и развитие человеческого сознания направлены к тому, чтобы человек мог сознательно действовать не только на физическом плане Бытия, но и на высших планах: астральном, ментальном, буддхическом и нирваническом. Достижение двух высших божественных планов не входит в задачу развития современного человечества. Наш круг развития человеческого сознания не завершится до тех пор, пока все человечество не будет в состоянии действовать на высшем духовном плане, на плане Нирваны, и на плане буддхическом (интуиции и чувствознания).

Достижение этих высших планов есть постепенное освобождение зерна нашего духа от облекающих его плотных оболочек и замена их более тонкими, есть постепенное освобождение скрытых в нас божественных энергий; постепенное приоткрытое завесы, за которой находятся Свет, знание, мудрость и могущество всего Космоса.

Таким образом, развивая свое сознание, человечество направляется к постижению Того Великого Непознаваемого, которое находится вне времени и пространства, но которое должно быть осознано и понято человечеством во времени и пространстве во время существования человека в плотном, физическом мире, ибо сознание человека развивается только в воплощенном состоянии.

Попутно с этим, по мере приближения к вершинам человеческого сознания, человек не только постигает, но и начинает осуществлять великое и чудесное свойство духа – его делимость. Будучи частью Единого, он сознает свое единство со всем сущим и начинает чувствовать себя и действовать как Единый. Он закончил круг развития своего человеческого сознания и перешел в категорию высших существ Космоса, в категорию Учителей человечества. Отныне он сам будет руководить нуждающимися в его помощи, такими, каким был он сам, пока его сознание не развилось до сознания богочеловека, до сознания проявленного Бога.

Высочайшая степень достижения Адепта, на которую человек может надеяться на нашей планете, когда «...его дух в одно и то же время мог мчаться в полном сознании в межзвездных пространствах и оставаться по желанию на Земле в своем первоначальном человеческом теле. Ибо его божественное я настолько освободилось от материи, что оно могло по желанию создавать себе внутреннего заместителя и оставлять его в человеческой оболочке днями, неделями, иногда годами, никоим образом не повреждая такой заменой ни жизненный принцип, ни физический ум своего тела» (Чаша Востока, письмо VII).

Братья человечества в своих неустанных трудах по развитию нашего сознания обращают особое внимание на тех людей, которые обнаруживают повышенную устремленность к познанию. Такие люди попадают под действие особых лучей Братства. Тем или иным способом они начинают получать оккультное знание. Ознакомившись с основами Бытия, с существованием Учителей человечества, с существованием возможности более скорого развития своего сознания, они, при искреннем стремлении к совершенствованию и очищению себя, после более или менее продолжительного испытания могут быть приняты в число учеников одним из Учителей человечества.

Среди восточных народов, которые сохранили знание священного значения в жизни человечества Учителя, всегда жило и живет стремление к ученичеству. Всякий сознательный индус и буддист мечтает иметь своего Гуру – Учителя. Достигнув этой высокой привилегии, он почитает своего Учителя превыше всех других существ, приносит Ему свои лучшие мысли и пожелания, старается сохранить свою связь с Ним в течение всей жизни, зная, что при почитании и преданности Учителю духовная связь с Ним принесет благие результаты и в последующих его жизнях.

Западному миру чуждо и понятие Учителя, и стремление к ученичеству. Западный человек полагает, что всего, чего он достигает, он достигает собственными усилиями, не зная, что его усилие постигнуть нечто есть результат многовековых трудов Братьев человечества над развитием его сознания, что без помощи этих Высших Разумов, без Водящей Руки Их, мы вообще не были бы способны постигать что-либо, ибо водительство низшего высшим, то есть Иерархическое начало, есть один из основных законов развития жизни в мироздании.

Для того чтобы подняться на высшую ступень сознания, необходимо иметь Учителя. Самостоятельно, без Учителя, человек этого сделать не может. Если развитие низших ступеней человеческого сознания могло происходить помимо участия в этом процессе человеческого сознания, то переход сознания человека за пределы обыкновенного сознания, до сознания сверхчеловека и богочеловека, не может совершиться без сознательного устремления к этому самого человека и без участия в этом процессе Учителя.

Но для того чтобы такой процесс мог совершиться, необходимо много условий. Необходимо стать учеником Учителя мудрости, необходимо пройти много разных испытаний, доказать бескорыстность и чистоту устремлений, освободиться от многих недостатков и пороков, доказать готовность к самопожертвованию, любовь и преданность Учителю, доказать готовность под Его руководством служить не личному, но общему благу. Лишь тогда, когда такие доказательства даны, когда испытания успешно выдержаны и человек не обнаружил ни предательства, ни сомнения, ни саможаления, ни прочих отрицательных качеств, он может достигнуть высокой привилегии стать принятым учеником и получить посвящение.

Суть посвящения состоит именно в поднятии на высшую ступень сознания человека. Учитель, касаясь некоторых, подлежащих раскрытию центров высшего духовного сознания человека, открывает эти центры. Человек получает высшее знание, высшие силы и высшие способности. Лишь пройдя через посвящение, человек переступает грань, отделяющую человека от сверхчеловека, и из обыкновенных смертных переходит в категорию высших существ Космоса. Это есть те «тесные врата и узкий путь», о которых говорил Христос (Матф., 7:14).

Конечно, открытие центров высшего сознания и само посвящение может произойти лишь тогда, когда человек до этого созрел. Учитель, будучи сам посвященным, видит степень духовного развития посвящаемого ученика, и прикасание к подлежащим раскрытию центрам есть, в сущности, нажимание электрической кнопки. Как нажимание электрической кнопки дает свет лишь при исправности проводов и существовании связи с источником энергии, точно так же касание центров высшего сознания может произойти лишь тогда, когда человек, стремясь к совершенствованию, создал провод и укрепил связь с Источником Света и знания.

Как уже говорилось в предыдущих главах настоящего труда, таких центров высшего духовного сознания человека в человеческом организме имеется сорок девять и для раскрытия их необходимо пройти девять посвящений. Каждое посвящение поднимает посвящаемого на высшую ступень, давая ему высшие силы и высшие возможности. Для каждого из посвящений существуют особые правила и особые испытания. Чем выше посвящение, тем более тяжкие испытания посвящаемый должен перенести. Христос получил высшее посвящение на кресте, когда, испуская дух, сказал: «Совершилось» (Иоанн, 19:30).

Для того чтобы из принятого ученика стать Учителем мудрости, человек должен получить пять посвящений. В оккультной литературе говорится, что для этого необходимо семь жизней, но этот срок может быть сокращен или удлинен, в зависимости от личных свойств посвящаемого.

Для вступивших на путь ускоренного развития своего сознания промежутки между жизнями сокращаются до минимума. Обыкновенно они добровольно отказываются от продолжительного пребывания в небесных обителях, на которое имеют право, и воплощаются, не сбрасывая даже своего астрального тела, спустя самое непродолжительное время после своей смерти, в семье и в условиях, выбранных для них самим Учителем.

Посвящение есть миг величайшего переворота в эволюции человека, оно кладет предел всему предшествовавшему циклу переломов и этапов познания, оно окончательно обрисовывает и выявляет полученные результаты во всей многогранности их тональностей и вкладывает дух живой в их совокупность. Оторванность от целого состава единичных наклонностей, обособленных течений и частичных синтезов прекращается окончательно, ибо все они становятся членами стройного, гармонического существа человека. Весь облик его видоизменяется – сомнения и разочарования, скептицизм и безнадежность, уныние и тоска бесследно исчезают, уступая место радостному сознанию своего достоинства, достигнутых успехов и беспредельности возможностей в будущем. Этот миг смерти старого человека – раба случайностей и собственных заблуждений, миг слияния с Безначальным Бытием в сознании себя Его самодовлеющей частицей, миг просветления сознания и озарения его лучом истинной свободы и есть то, что именуется посвящением (см. В.Шмаков. Священная книга Тота).

Восточная литература содержит богатейший материал и исчерпывающие сведения по вопросу ускоренного развития человеческого сознания. Вся она в сущности имеет одно высокое назначение и преследует одну высокую цель: помочь человеку приблизиться и познать Великое Непознаваемое. Существует несколько систем или путей, по которым каждый может следовать сообразно своим стремлениям. Все эти пути, или Йоги, даны из Высоких Источников и называются: Бхакти-Йога, или путь любви; Джняна-Йога, или путь знания; Карма-Йога, или путь действия; Раджа-Йога, или путь развития духа. В настоящее время, ввиду наступления Новой эпохи, дана синтезирующая все прежние Йоги Агни-Йога, или огненный путь, как Единое Мировое Учение, имеющее цель объединить все народы, как синтез всех учений, религий и философий.

Итак, резюмируя сказанное, приходим к выводу, что без Учителя нет пути. Дальнейший путь развития человека, как это должно быть ясно всякому, без Учителя немыслим. Человечество подошло к такой точке своего развития, когда Братья человечества, бывшие до сих пор нашими Невидимыми Руководителями, станут для нас видимыми и должны быть, наконец, признаны, осознаны и приняты человечеством как главнейший фактор нашего существования и нашего движения по пути совершенствования. «Нет другого пути, чтобы идти», – гласит индусское изречение. Так должен понять каждый.

Путь ученичества и расширение сознания через посвящение ученика были известны во все времена всем народам, среди которых преподавалось высшее оккультное знание стремящимся к совершенствованию. Центрами, распространявшими это высшее знание, были по большей части храмы с их посвященными в высшее знание жрецами. При этих храмах стремящиеся к посвящению проводили десятилетия, подвергались всевозможным испытаниям. Пифагор, например, провел при храме Осириса в Мемфисе двадцать два года, прежде чем он получил посвящение. Само посвящение всегда было великой мистерией, сопровождавшейся сложными ритуалами и обрядами.

Такой продолжительный срок, предшествующий посвящению, объясняется тем, что «раньше тридцати лет нужные центры не просыпаются. Обычны пятнадцать лет для явлений последствий пламени света» (Листы Сада Мории, т. I, § 100). Этим объясняется, почему Христос начал служение человечеству, имея тридцать лет от роду, ибо раньше у Него не могли раскрыться центры высшего сознания, для которых существуют определенное время и определенные законы, переступать которые человек безнаказанно для себя не может. Раскрыть центры высшего сознания может лишь Учитель мудрости, лишь Великий Посвященный, у которого такие центры уже действуют.

Между тем, ввиду стремления некоторой части человечества к скорому приобретению высшего знания и скорому выявлению высших сил, существует много самозваных учителей, которым известны крохи знания, которые с Истинными Учителями мудрости ничего общего не имеют, которые посвящения в высшее знание не удостоились, ибо если бы они были посвященными, то они бы не делали то, что они делают. Завлекая в свои сети доверчивых людей, они при помощи ритмического дыхания и приемов Хатха-Йоги приоткрывают некоторые центры, нанося своим пациентам губительный вред, ибо предают их во власть темных сил.

Расстройство нервной системы, приводящее к самоубийствам, сумасшествие, одержимость, ранняя смерть – вот результаты преступной деятельности самозваных учителей, взимающих за такую свою деятельность плату, ибо лишь она их привлекает, а не что-либо другое. «Не слушайте учителя, взимающего за учение деньги. Учение не может быть куплено или взято угрозами. Истинно, каждый может получить доступ к Учению, доказав преданность действием. Менее всего слово, больше всего действие приводит в Общину Знания» (Агни-Йога, § 93). Так поступает Истинный Учитель, и так говорит Истинное Учение.

К великому и святому делу раскрытия высшего сознания, выводящего человека на путь богочеловеческий, космическими законами привлечены и допущены лишь Высшие, лишь Светлые Сущности. Первый встречный этого сделать не может. Даже великий пророк Иоанн Креститель этого не мог и говорил народу: «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Матф., 3:11).

Из факта сошествия Святого Духа на апостолов мы видим, что Христос, как один из Учителей мудрости и Великий Посвященный, крестил своих учеников Духом Святым и Огнем, то есть через посвящение открывал им центры высшего духовного сознания. К великому делу раскрытия своего высшего сознания нужно долго готовиться стремлением к совершенствованию и самоочищению. Завершение этого стремления, то есть посвящение, есть священнодействие и великая мистерия. Легкомысленное отношение к этому высокому делу есть преступление против самого себя. Полагать, что всякий самозваный учитель может что-то в этом отношении дать и этого «что-то» будет достаточно, есть верх неразумения и легкомыслия, за которые приходится жестоко расплачиваться. Источник высшей мудрости, высшего знания высших сил только один.

Христианство первых веков также знало мистерию посвящения подготовленных учеников, на что имеются многочисленные указания Отцов церкви. Анни Безант в своей книге Эзотерическое христианство говорит:

«В христианских мистериях, так же как и в древних египетских, халдейских и других, существовал внешний символизм, выражавший ту степень, до которой достигло духовное развитие посвящаемого.

Его вводили в горницу посвящения, где он ложился на пол с распростертыми руками, иногда на деревянный крест, иногда без креста, в положении распятого человека. Затем до его сердца дотрагивались тирсом, «копьем распятья», и тело его впадало в глубокий транс, соответствующий смерти распятого, а сам он переходил в потусторонний мир.

Тело помещали в каменный саркофаг и оставляли его там, тщательно охраняя его. В это время сам человек вступал прежде всего в темную область, именуемую «сердцем Земли», а затем поднимался на небесную гору, где он облекался в тело блаженства, уже вполне готовое для того, чтобы служить проводником сознания. В этом теле он возвращался в физическое тело и оживлял его.

Крест, на котором лежало тело, а если под ним не было креста, то само застывшее тело, вынимали на третий день из саркофага и помещали на покатом скате, лицом на восток, в ожидании восхода солнца. В момент, когда лучи солнца касались его лица, достигший совершенства посвящаемый возвращался в свое физическое тело.

Таковы были тесные врата и трудный путь, через которые посвящаемый, освобождаясь от необходимости воплощаться, вступал в Царство Божие и приобретал жизнь вечную».

Такова была не дошедшая до нас мистерия посвящения раннего христианства. В настоящее время все мистерии и ритуалы считаются понятиями устаревшими. «Правильно считать посвящения, медитацию и концентрацию отсталыми понятиями, ибо эти понятия должны быть выражены в действиях. Вся искусственная магия должна быть забыта» (Агни-Йога, § 156). Вот что по этому поводу говорит в Письмах Махатм другой Учитель: «В масонских ложах былых времен неофит подвергался целому ряду ужасающих испытаний на верность, мужество и присутствие духа. С помощью психологических воздействий, усиленных механическими средствами и химическими препаратами, его заставляли поверить, что он падает в пропасть, что на него обрушиваются скалы; что он идет по мосткам из паутины, висящим между небом и землей; проходит сквозь огонь; тонет в воде, и что на него бросаются дикие звери. Это было отголоском Египетских мистерий, оттуда же заимствована и программа. Западу, утратившему тайны Востока, приходилось, повторяю, прибегать к искусственным мерам. Но в наши дни вследствие вульгаризации знания подобные пустячные испытания устарели. Претендент осаждается теперь исключительно с психологической стороны своей природы. Курс его испытания – как в Европе, так в Индии – отвечает системе Раджа-Йоги, и его назначение – как уже не раз объяснялось – заключается в том, чтобы развить в самом претенденте, в его характере каждый зачаток добра и зла.

Правило это неумолимо, и никто не минует его, – напишет ли он просто письмо нам, или же в тайнике своего сердца выявит сильное желание оккультного общения и знания. Подобно тому, как ливень не может сделать скалу плодородной, так и оккультное учение не оказывает никакого воздействия на невосприимчивый ум...» (Чаша Востока, письмо XXVII).

Выяснив неотложную необходимость вступления на путь ученичества для более скорого развития своего высшего сознания, нужно сказать, что путь этот, являясь относительно скорым, давая при успешном его окончании большие преимущества, имеет большие трудности и предъявляет большие требования к вступившему на этот путь. Человек, избравший такой путь, подобен человеку, который, вместо кружного пути, медленно ведущего к намеченной цели – к вершине, избирает еле заметную тропинку, но ведущую прямо кверху, через скалы и пропасти, через заросли и дебри. Конечно, такой путь избирают лишь наиболее решительные, мужественные и устремленные, и, конечно, такой путь легким быть не может. Это есть тот узкий путь, ведущий в Царствие Божие, которым приглашал следовать Христос.

Путь этот хотя и скорый, но требует нескольких жизней. Поэтому нельзя рассчитывать, что человек, который не сделал ничего для своего высшего развития в прежних жизнях, ознакомившись с Учением и пожелав иметь Учителя, будет иметь Его. Нужно начинать с учителя земного. Учение говорит: «Принять понимание Учителя будет прохождением первых врат эволюции. Не нужно в понятие Учителя вносить надземные предпосылки. Он будет тот, кто подаст лучший совет жизни» (Агни-Йога, § 43). «Друзья, если хотите приблизиться к Нам, изберите Учителя на Земле и передайте Ему руководство. Он скажет во времени, когда ключ готов повернуться во вратах. Все имейте Учителя на Земле» (Агни-Йога, § 103).

В ответ на стремление человека к совершенствованию или же, как сказано в вышеприведенной цитате из Писем Махатм, в ответ на ясно сформулированное «сильное желание оккультного общения и знания», он может быть взят на семь лет на испытание. Братство обладает особыми аппаратами, при помощи которых любое событие или любое лицо может быть видимо в любой момент. «Учитель на зеркале видит фильму всех ваших движений», – сказано в Учении (Листы Сада Мории, т. I, § 431). Кроме того. Учитель может создать из астральной и ментальной материи «живой образ» испытуемого человека. Этот образ, находясь вблизи Учителя и связанный магнетическою связью с испытуемым человеком, в точности передает каждое действие и движение его. Многие ли выдерживают в столь продолжительный срок столь тяжкое испытание? Но если человек выдержал эти испытания и принимается Учителем как ученик, то «живой образ» уничтожается и начинается другая серия испытаний.

«Увы, многие думают, что достаточно почитать книги Учения и выразить желание стать принятым учеником высшего Учителя, чтобы быть уже готовым к такому признанию. Мало кто задумывается над тем, что сделал он в своей жизни, чтобы заслужить, чтобы быть достойным такой величайшей привилегии! Именно величайшей, и нужно понимать, в чем она заключается. Много подготовительных ступеней ученичества, ведущих к желанной цели, и все они должны быть пройдены, ни одна не может быть обойдена. Ведь все ныне принятые ученики много веков и тысячелетий самоотверженно трудились на Общее Благо. Все они принимали сердцем великий закон Иерархии».

«Желание и надежду стать принятым учеником нужно трансмутировать в огненное устремление, в пламенную любовь к Учителю и самоотверженному подвигу на Общее Благо. Когда такое устремление утвердится, то приложение Учения на самом себе и в жизни каждого дня станет радостью и тогда достижение цели несомненно. Но следует спросить себя и дать ответ со всей искренностью, действительно ли имеется такое огненное устремление и самоотвержение и не скрыто ли в глубинах нашего существа эгоистическое желание достижения больших знаний, прежде всего для своего личного возвеличения? Если малейшие признаки такого желания налицо, оно явится самым большим препятствием на пути духовного продвижения. Для принятия в ученики прежде всего нужно понимание и принятие несения подвига в жизни. Именно над этим понятием несения подвига, как непременным условием, следует очень задуматься. Но большинство даже не задаются мыслью, какими качествами должен обладать человек, чтобы стать принятым учеником, и какие качества закрывают перед ним эту возможность. Глубоко продуманное уяснение этих качеств чрезвычайно важно. Ведь многие в наивности своей убеждены, что Великие Учителя мучительно ищут себе учеников и готовы принять каждого, выразившего желание. Нет, Великие Учителя не ищут учеников, ибо основное правило гласит, что именно ученик должен искать и найти. Но Великие Учителя, действительно, ищут каждую возможность пролить помощь на Общее Благо через разные каналы. «...»

Не может человек, отягощенный кармой, стать признанным учеником. Лишь те, земная карма которых на изжитии, могут быть приняты в ближайшие ученики. Ничтожно число тех, кто отдает себе отчет и может понять, какую страшную тяготу возлагает на себя Учитель принятием ученика. Потому Великие Владыки, стоящие на Несменном Дозоре, направляющие мировые процессы для удержания равновесия мира и ведущие гигантские космические битвы, могут приближать лишь тех, в ком Они уже не сомневаются, кто прошли и очистились через многие огненные испытания и в этой жизни снова проявили свою готовность, преданность и самоотверженность не в условиях благополучия, но на краю пропасти. Отсюда то ничтожное число принятых.

Спросят: но в чем же состоит тягота Учителя? Скажу – она ужасна, и весь размер этого напряжения, не зная оккультных законов, невозможно даже представить себе. Приняв ученика, Учитель устанавливает с ним незримую, но действенную связь, принимает его в свое сознание, то есть с этого момента Учитель знает в любую минуту, что происходит с учеником, может знать каждую его, хотя бы мимолетную, мысль и направляет его соответственно. Потому можно понять, как тяжелы, как нестерпимы должны быть для высокого сознания Учителя дисгармонические вибрации, порождаемые неочищенным мышлением ученика, как недопустимы неизжитые вожделения его при такой тесной оккультной связи с Учителем! Каждая дисгармоническая вибрация обрывает ток связи и при повторности может совершенно прекратить ее. Но каждое обрывание нити оккультно очень болезненно обоюдно и несет свои последствия. «...» Но это только часть тяготы, о другой сейчас говорить не приходится. Вот почему принятие в ученики производится с величайшей бережностью и есть величайшая привилегия.

И для ученика с момента принятия начинается совершенно новая и тоже нелегкая, в силу страшного напряжения, внутреннего и внешнего, жизнь. Пробуждаются не только все спящие энергии его (они частично пробуждаются и на подготовительном пути), но наступает ускоренное развитие и трансмутация их. На него направляется целая батарея незримых, но мощных лучей, которые, по мере роста устремления и расширения сознания ученика и утончения всего организма его, становятся все более и более ощутимыми, и все они направлены к единой цели, именно к трансмутации внутреннего человека и к утончению и разъединению трех тел его для самостоятельной деятельности на соответствующих планах. Велико напряжение ученика, и, конечно, физические силы его временно слабеют, и он должен придерживаться известного режима, не выходя из жизни. «...» Конечно, все эти лучи могут быть восприняты лишь при высшем устремлении ученика. Во всем нужна взаимность, соответствие или согласованность.

Эту согласованность Великие Учителя находят в так называемых сужденных учениках. Так мы называем тех, кто были учениками или же были связаны нитями преданности и любви, в своих предыдущих жизнях, с Высокими Духами. Такой ученик, в этом настоящем своем воплощении, уже с самого рождения находится под высшим наблюдением Учителя; самые условия рождения его определяются Учителем, и необходимые способности его выявляются в соответствии с назначенной ему миссией. Такой ученик несет полную чашу и от ранних лет уже знает Учителя, знает Облик Его; потому такие духи не могут уже отклониться, и события жизни их, как неудержимый поток, несут их к назначенным берегам. Потому благословим нашу карму, если она в прошлых жизнях наших связала нас нитями преданности и любви хотя бы с Одним из Высоких Духов или с ближайшими учениками Их, ибо такая карма есть кратчайший путь к намеченной цели. Вот почему так священна Иерархическая Цепь. «...»

Хотя долог путь подготовительного ученичества, и много препятствий приходится преодолевать, и много испытаний лежит на пути, но каждое одоление несет свою радость, и приближение, и свое откровение. Также следует иметь в виду, что испытания эти не есть нечто удуманное или подстроенное, но, на самом деле, испытание ученика заключается в том внутреннем отношении его и находчивости, которые будут проявлены им при всех встречаемых затруднениях и обстоятельствах жизни. В теософической литературе обычно упоминаются семь лет как первый период испытания перед следующей ступенью в семь лет. Но этот срок может быть уменьшен, но также и продлен до бесконечности. Все зависит от кармы ученика и его внутреннего развития и устремления.

Среди Великой Общины, среди Членов ее, мы встречаем, за редчайшими исключениями, только восточников по национальности как в предыдущих своих жизнях, так и в настоящих воплощениях. Нет ли объяснения этому в самом характере восточных национальностей, заключающем в себе особые качества? Именно так. И первым из этих качеств, тысячелетиями внедряемым в сознание Востока, было именно качество преданности своему Гуру. Связь ученика с его Гуру считалась и считается посейчас на Востоке самой священной, превыше всех связей кровных. И оккультно оно так и есть, ибо Гуру создает сознание настоящего человека, носителя кармы, и тем самым берет на себя ответственность и как бы часть кармы ученика. Потому как избрание учеников, так и выбор Учителя должны быть произведены с большой вдумчивостью и осторожностью» (см. Письма Е. Рерих: от 29. 8. 34).

Таким образом, из всего вышесказанного определенно выясняется, что развитие высшего сознания человека неразрывно связано с вступлением на путь ученичества, с вступлением на путь, приближающий к Свету. Но вступление на путь Света, как это тоже должно быть ясно теперь всякому, не есть забава или шутка, к которой можно отнестись кое-как. Приближение к Свету имеет свои сроки и законы, и лишь соблюдающему сроки и законы гарантированы успех и достижение цели.

Всякое же не руководимое Учителем Света преждевременное и насильственное вторжение в высший Тонкий Мир, нарушающее законы этого мира, грозит человеку катастрофой, ибо действующие при этом оккультные законы неизменно приведут к гибели всякого, кто эти законы нарушил. Анни Безант в своей книге Теософия и новая психология говорит: «В наше время, когда многие стремятся войти в сознательное общение с потусторонними мирами, необходимо знать, как важно заботиться о чистоте сосуда, когда желаешь, чтобы в него вливалась вода жизни. Как самая чистая вода портится и грязнится, если течет в неочищенный сосуд, точно так же оскверняется Божественная мудрость, если проникает в неподготовленные умы и нечистые сердца, сказал один Великий Учитель.

До тех пор, пока зло имеет силу над человеком, чем меньше он прикоснется к высшей жизни, тем для него лучше. Подниматься по ступеням лестницы восхождения можно лишь чистыми ногами. Нельзя оставлять следов земного праха на лестнице восхождения, иначе прах этот прикует ноги к ступеням или заставит вас поскользнуться и упасть. Для чистого человека не существует опасности ни в одном из миров, и пред чистым сердцем спадут все покровы и обнажатся все тайны Природы».

Потому так много в настоящее время сумасшествий, самоубийств и одержаний, что люди приводят в действие высшие оккультные силы, управиться с которыми из-за преждевременности и отсутствия знания не могут. С другой стороны, для вступившего на путь Света и уже кое-что познавшего остановка и отступление одинаково гибельны. В Учении сказано, что отступить – это значит предать самого себя, это значит лететь головой в бездну. Вступивший на путь Света должен достигнуть, или он погибает.

«Понимаете, что стоит Учителю каждый отступник! Если каждому ученику присвоен особый луч, то должно сказываться порвание этой нити. Не без причины настойчиво спрашивает Учитель стучащихся: «Не предатель ли?» Уничтожение нити между Учителем и учеником может быть произведено лишь медленным процессом, но обычное стремительное предательство очень болезненно и Учителю и предателю. Истинно, мутится рассудок предателя, и через рану оборванной нити легче всего проходит одержание. Нужно рассматривать этот процесс предательства как физическую опасность, не говоря уже о духовном следствии. Можно представить, как осмотрительно нужно выбирать учеников, чтобы не способствовать космическому вреду. Потому каждое Учение дает сильные примеры предательства. Не нужно быть для предательства непременно Девадаттою или Иудою, и без этих прототипов пространство полно изломанными лучами» (Иерархия, § 157).

Вступивший на путь ускоренного развития сознания должен поставить достижение этой цели превыше всех прочих целей. Устремление должно быть полное, безраздельное, огненное, ибо лишь оно дает благие результаты. Устремление половинчатое и неискреннее, с оглядыванием назад и с опаской, хуже, нежели отсутствие устремления. Если у человека нет устремления, то с течением времени, оно может появиться, но если появилось сомнение и недоверие к Источнику Света, то оно неизбежно приведет человека на путь темный.

В начале эры Христа Учитель Христос в Откровении св. Иоанну говорил: «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: ...Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (3: 14-16). То же самое при наступлении Новой Эры говорит в Новом Учении Новый Учитель. «Стремление людей всегда измеряется их служением Свету или тьме. По этому можно судить об их назначении в жизни. Так хуже всего половинчатость мышления и половинчатое устремление. Разрушители всегда только строят на половинчатом устремлении. Нет хуже служителя половинчатого, ибо он прячется явлением половинчатости, потому прямой враг Света Нами предпочитается. Малые черви, которые ползут по явлению тумана, Нами не допускаются к большим битвам. Так половинчатость должна быть избегнута. Всегда и всеми мерами нужно избегать общения с половинчатыми людьми. Так половинчатость, явленная учениками, отбрасывает их на тысячу лет; и потому нужно знать, где утверждать свое сознание. Так служитель Света не признает половинчатости» (Иерархия, § 302).

«Самое губительное, когда половинчатость привходит в утверждающегося на пути, ибо тогда происходит раздвоение мышления и действий, потому половинчатость есть враг Учения. И когда мы видим половинчатость по отношению к Иерархии, то нужно искоренять это разрушительное утверждение. Ибо когда нет цельности, не может быть строительства.

Потому ученики должны понять, как важно иметь цельное устремление. Для этого нужно поступиться личным удобством, личным самомнением, личным саможалением, личным самообольщением и всегда помнить, что Иерархия не должна быть обременена. Так нужно запомнить тем, кто Служение понимает как возложение на Владыку и Иерархию» (Иерархия, § 303).

В заключение настоящей главы нужно сказать, что ускоренный путь развития своего сознания не есть обязательный для всех путь. Свобода выбора и свобода воли есть священное право каждой обитающей в Космосе сущности. Кто не чувствует в себе способности и силы идти к Свету прямым, но трудным путем, кто далек от священного понимания ученичества, тот может идти более легким, но кружным и страшно медленным путем развития сознания всей массы человечества.

Но путь к Свету без Иерархии Света немыслим. Идущие и скорым, и кружным путем одинаково ведутся Иерархией Света, Нашими Руководителями, Старшими Братьями человечества. Идущие кружным путем не освобождаются от признания и почитания Иерархии, ибо вообще без Иерархии Света движения вперед не существует. «...Кратчайший путь есть путь сердца, и мало кому доступен или, вернее, мало кем избирается, ибо требует великого качества – преданности, этого редчайшего благородства, которое в наш век, отмеченный всякого рода суррогатами, заменено преданностью Золотому Тельцу!» (Письма Е. Рерих: от 11. 8. 34).

 

Глава 2

О ВОСПИТАНИИ

Вопрос воспитания один из важнейших вопросов человеческого существования, так как имеет прямую и непосредственную связь с эволюцией человечества. Имея целью способствовать выявлению внутренней сути человека и образованию его характера, воспитание создает самого человека. Поэтому от правильной постановки этого вопроса зависит многое, зависит судьба как отдельного человека, так и всего человечества. Вопросу этому, ввиду его несомненной значительности, всегда уделялось и уделяется достаточно внимания со стороны человечества всех ступеней развития: от малокультурных дикарей, которые вкладывают в это дело тоже нечто доступное их пониманию, до более совершенных культурных народов, среди которых этот вопрос поставлен с большей или меньшей широтой и полнотой. Всякий народ и всякое государство всегда озабочены тем, чтобы в лице своих детей подготовить себе на жизненном поприще заместителей, которые могли бы продолжать дела, начатые их отцами.

Но из-за свойственной большинству людей неподвижности мышления и большей или меньшей консервативности, отрицательно относящейся ко всем новым течениям и веяниям, вопрос воспитания редко где и редко когда стоит на должной высоте. Проводимая людьми система воспитания от требований жизни в большинстве случаев отстает. Лишь упорными усилиями отдельных прогрессивно мыслящих людей удается иногда продвинуть в затхлую атмосферу установившихся систем нечто новое, соответствующее требованиям духа времени.

На этой почве между отцами и детьми, между отживающим поколением, придерживающимся устарелых взглядов и требований, и выступающим на жизненную сцену новым, стремящимся ко всему новому, часто происходят крупные разногласия. Порой, когда наплыв новых веяний бывает особенно велик, разногласие между отцами и детьми переходит в глубокий разлад. Отцы не понимают детей и дети не понимают родителей, так как сталкиваются два враждебных друг другу мировоззрения.

Но такое разногласие во взглядах между отцами и детьми происходит лишь тогда, когда последние развились уже настолько, что могут самостоятельно решать вопрос о том, что им желательно и что нужно. До наступления же такого момента воспитанники и дети находятся всецело в подчинении своих воспитателей и родителей. Они могут беспрепятственно засорять головы своих детей и воспитанников самыми устарелыми и ложными представлениями, могут прививать им самые нелепые понятия, самые зловредные взгляды и привычки. Они могут коверкать душу своих воспитанников и детей на тот лад, на который были исковерканы когда-то сами.

Великая трагедия современного человечества состоит в том, что, из поколения в поколение воспитываемое в мире ложных представлений о миросоздании и о Боге, оно не может само выйти из созданного им заколдованного круга заблуждений. Созданные западным человеком заблуждения так прочно вошли в его сознание, что стали его неотъемлемой частью, частью его собственной сущности, от которой отделаться он никак не может. Помощь Старшими Братьями человечества ему дается в виде Нового Великого Откровения, но ему трудно его принять, ибо он не может освободиться от гипноза своих заблуждений.

Теперь, так же как в средние века, признание Христа с – ним из Учителей человечества и непризнание Его Единым Сыном Единого Бога вызывает бурю лицемерного негодования, и если теперь это не грозит сказавшему костром, то лишь потому, что церковь потеряла свое доминирующее влияние на жизнь народов. Непрошеные защитники достоинства Христа, в названии Его Учителем человечества видящие умаление, не понимают, что умаляют Его не те, кто правильно понимает Его высокую роль и значение для эволюции и для человечества, но те, кто истину сделали ложью, а свое основанное на незнании измышление возвели в истину. Те, которые исказили как Его Самого, так и все Его заветы, не только Его умаляют, но распинают.

Если обыкновенного развитого человека тяготит всякая проявляемая по отношению к нему фальшь, то как должно быть тягостно искажение истины Тому, Кто Сам есть Истина? Как нестерпимо должно быть для высокого сознания Христа признание Его Первопричиной всего сущего, когда даже на название Его Учителем Благим Он ответил: «Никто не благ, как только один Бог» (Матф., 19:17). Лишь пустое тщеславие глупого человека может принимать как нечто для себя желательное не принадлежащее ему возвеличивание и не свойственные ему атрибуты.

В Новом Великом Откровении сказано: «Можно построить город, можно дать лучшее знание, но труднее всего отмыть истинное изображение Христа» (Листы Сада Мории, т. II, § 152). Там же (§ 192) приведена Притча о Христе. «Уже вечер настал. Христос сидел на пороге. Проходил книжник и спросил: “Почему сидишь на прохожем месте?” Отвечал Христос: “Ибо Я порог к духу. Если хочешь пройти, пройди через Меня”».

В этих словах содержится много. В них можно усмотреть истинный смысл и значение прихода Христа на землю. Христос – порог к духу, и для того, чтобы войти в обещанное человечеству Царствие Божие, в Царство Духа, необходимо пройти через порог, необходимо перешагнуть через Христа. Для подавляющего большинства христиан Христос явился великим пробным Камнем, который отвергли строители, но который был положен в основание угла, Тем Камнем, «который раздавит всякого, на кого Он упадет, и о который разобьется всякий, кто о Него споткнется» (см. Лука, 20: 17-18). Нужно, в конце концов, признать ужасную истину, что большинство христиан споткнулись об этот Порог, об этот Великий Камень, и перешагнуть Его не могут.

Христос – порог к духу – объясняет также неправильно истолкованные слова Откровения св. Иоанна: «Я есмь Альфа и Омега, Начало и Конец» (1: 10). Христиане понимают эти слова в том смысле, что Христос есть начало и конец мироздания. Но что такое Альфа и что такое Омега? Это первая и последняя буквы греческого алфавита, это начало и конец Учения о духе, и Он же, согласно этому изречению, закончит Учение о духе, доведет своих последователей до конца, до омеги.

«Но, точно так же, таким же порогом к духу является каждый Великий Учитель. Каждый из Них был Альфой и Омегой, так же как и каждый человек, нашедший и утвердивший в себе принцип Христа. Термины Крестос и Кристос (Христос) были позаимствованы из греческого словаря. Словом Крестос обозначался ученик-неофит, находившийся на испытании, кандидат на Иерофанта. И после того как ученик прошел все испытания и страдания и был “помазан” при последнем ритуале посвящения, он становился, на их эзотерическом языке мистерий, Христом, т.е. “очищенным”, и это означало что его преходящая личность слилась с нерушимою индивидуальностью его и стала бессмертным эго. Таким образом, все Великие Учителя являются Христами. Итак, Христос есть наше очищенное и высшее я (см. Гал., 2: 20, 4: 19)» (см. Письма Е. Рерих: от 22. 3. 35).

Трудность для человека западного мировоззрения перешагнуть через этот Великий Порог есть его карма. Создаваемые человеком ложные представления образуют в высших мирах порождения, называемые «стражами порога», которые служат преградой и препятствием для дальнейшего продвижения вперед. Эти порождения могут быть очень высокого свойства, они могут иметь очень высокую цель: возвеличить Учителя Христа до Единого Сына Единого Бога, но все равно, раз это есть не истина, а заблуждение и ложное представление, то оно не только не имеет никакой цены в мироздании, но вредно, ибо создает порождение, которое не допустит создателя его двинуться вперед, пока будет существовать это порождение. Развитие жизни в Космосе совершается правдой и красотой, а не ошибками и заблуждениями.

Так говорит высшая божественная мудрость, которая имеет знания по всем вопросам бытия, которая знает истину и не питается заблуждениями. Несмотря на то, что о тайнах Царствия Божия говорит Христос и о сокровенной божественной мудрости в Послании к коринфянам говорит апостол Павел, христианская наука отвергла, осмеяла и оплевала эту высшую божественную мудрость, назвав ее ложью, ересью и сатанинским учением, и, заменив ее своей «мудростью», исказила все заветы и весь смысл Учения Христа.

Таким образом, человек западного мировоззрения, воспитанный в мире ложных представлений, заботящийся о том, чтобы не было умалено достоинство Христа, непринятием божественной мудрости отверг, в сущности, самого Христа, ибо Он Сам про себя говорит: «Я есмь хлеб, сошедший с небес», «Я есмь хлеб жизни» (Иоанн, 6: 35), а в беседе с Самарянкой Христос называет свое Учение «водой живой, текущей в жизнь вечную» (см. Иоанн, 4: 10-14), и Себя – Источником этой воды живой, этой божественной мудрости. Лишь пьющий воду мудрости может войти в жизнь вечную. Поэтому велика ответственность тех, кто загрязнил и продолжает загрязнять этот источник божественной мудрости.

В настоящее время, как говорит Новое Великое Откровение, пришел срок для конечных счетов, и мы видим по происходящему в мире, что эти счета предъявляются человечеству для оплаты. Несмотря на видимый расцвет техники, на научные изобретения и открытия, которые должны были бы улучшить состояние человечества, состояние это не только не улучшается, но с каждым годом заметно ухудшается. Несмотря на исключительное стремление современного человечества к приобретению материальных благ и на усовершенствование способов приобретения их, материальные блага, в общей массе человечества, не только не увеличиваются, но с каждым годом заметно уменьшаются. Человечество не выходит из кризисов, которые в переживаемое нами время достигли небывалых размеров.

В чем же причина? Причина в том, что из воспитания человечества изъят главный рычаг совершенствования, главный фактор развития жизни воспитание духа. Человечество переживает небывалый кризис именно из-за приостановки своего духовного развития, из-за утери своих духовных ценностей. Экономическое обнищание есть результат обнищания духовного. Никогда не может наступить в современном положении улучшения, если люди будут продолжать растрачивать последние крохи духовного блага, которое отчасти еще в них имеется.

Спасение в сохранении, в искании этого блага, в признании, что не одним хлебом живет человек, но теми высшими духовными ценностями, которые только и составляют основу бытия. Ведь недаром Учитель Христос сказал: «Ищите прежде Царствия Божия, остальное приложится вам» (см. Матф., 6:33). Поэтому благосостояние материальное есть приложение к благосостоянию духовному. Нет благосостояния духовного – не может быть благосостояния материального. Понять эту простую истину – значит понять причину кризиса и увидеть направление, в котором нужно искать спасение.

Между тем современный человек материалистического мировоззрения не признает в себе существования духа, отождествляет себя со своим телом и только о развитии тела и заботится. Если же некоторые признают в себе наличие духа, в чем, однако, они не вполне уверены, то полагают, что могут развивать его, развивая тело. Эта нелепая мысль перешла в сознание западного мира еще со времен Аристотеля. Аристотелевское изречение «Mens sana in corpore sano», в основе своей неправильное и неправильно переведенное как «Здоровый дух в здоровом теле», ибо «mens» есть ум, а не дух, служит базой, на которой основано воспитание современного человечества.

Несостоятельность такой базы в особенности опровергается в наше время, когда на каждом шагу жизни мы встречаем одержимых, слабоумных и душевнобольных, которые тем не менее обладают здоровыми телами. Такая база может быть принята за основу для воспитания лишь во время упадка, когда утеряно истинное понимание сути многих вещей. Двойственная природа человека, состоящая из духа и материи, для своего нормального развития требует, конечно, забот о гармоничном развитии двух начал. Предпочтительное развитие одного начала в ущерб другому всегда создает уродов, нарушает гармонию развития жизни, за что всегда в конце концов приходится расплачиваться. Если при развитии только духа будет страдать и заболевать тело, вследствие своей слабости, то дух может побороть эти слабости, ибо дух может повелевать телом, но при развитии только тела происходит угасание духа, то есть вырождение, или же дух стремится освободиться от неподходящей, стесняющей его оболочки, что приводит к преждевременной смерти тела.

Однобокое развитие только физической стороны человеческой сущности в ущерб его духовной стороне, выражающееся в современном человечестве в увлечении разного рода спортом, доходит до абсурда и принимает угрожающие размеры для духовного развития будущих поколений. Подрастающее поколение, за редкими исключениями, не интересуется ничем, кроме спорта. Занятие науками происходит постольку, поскольку это необходимо для добывания средств при наступлении самостоятельного периода жизни. У них нет ни времени, ни желания ни для изящных искусств, ни для литературы, ни для прочих видов знания. Властителями умов и сердец подрастающего поколения являются не герои, не ученые и изобретатели, не художники и писатели, но разного рода рекордсмены, чемпионы и голкиперы.

Ни один спектакль, ни один концерт, ни одна лекция не привлекает столько посетителей, как состязание в борьбе и, особенно, в боксе. Состязание в боксе – любимое зрелище современного человека. К состязанию этого рода относятся как к большому событию. О нем пишут, о нем говорят, и о результатах его обитатели планеты извещаются по телеграфу и по радио. Это увлечение кулачным боем есть крайняя степень огрубения нравов, есть показатель полной потери чувства красоты, есть предел регресса и духовного одичания.

Говоря против грубых видов спорта, таких, как борьба, бокс, футбол и др., в которых участники сплошь и рядом разбивают друг другу в кровь физиономии и производят разного рода тяжкое членовредительство, в которых, кроме грубости и развития низших свойств человеческой природы, нет ничего, можно горячо рекомендовать ритмическую гимнастику древних, в которой культивировались не грубость и дикость, но изящество и красота, ту гимнастику, которая развивает вкус и чувство красоты, которая развивает пластичность и изящество движений, приучает к закономерности, гармоничности и согласованности, приобщает и вводит в общий ритм космической жизни, ибо жизнь в мироздании зиждется на ритме и гармонии.

«Платон заповедал в трактатах о государственности: “Трудно представить себе лучший метод воспитания, чем тот, который открыт и проведен опытом веков; он может быть выражен в двух положениях: гимнастика для тела и музыка для души”. Ввиду этого, воспитание в музыке надо считать самым главным: благодаря ему ритм и гармония глубоко внедряются в душу, овладевают ею, наполняют ее красотой и делают человека прекрасно мыслящим... Он будет упиваться и восхищаться прекрасным, с радостью воспринимать его, насыщаться им и согласовывать с ним свой быт.

Конечно, слово музыка в данном случае мы не должны понимать в качестве общепринятого теперь музыкального образования в тесном значении. У афинян музыка как служение всем музам имела гораздо более глубокое и обширное значение, нежели у нас. Это понятие обнимало не только гармонию тонов, но и всю поэзию, всю область высокого чувства, высокой формы и творчества вообще, в лучшем смысле. Служение музам было настоящим воспитанием вкуса, который во всем признает прекрасное. Вот к этому действенно прекрасному нам и придется опять вернуться, если только идеи высокого строительства не отринуты человечеством.

Конечно, и гимнастика Платона вовсе не современный нам футбол и кулачное, антикультурное разбиение носов. Гимнастика Платона это тоже врата к Прекрасному, дисциплина гармонии и возвышение тела в сферы одухотворенные». (Н. К. Рерих. Твердыня Пламенная).

Другое сопутствующее увлечению спортом явление есть стремление к удовольствиям и наслаждениям, благодаря чему создается чрезвычайно легкомысленное отношение к жизни, «Жизнь дана для наслаждения» – вот девиз современного человека. Поэтому от жизни он старается брать одни наслаждения, избегая и уклоняясь от всех ее тягостей, что приводит к столь широко распространенному в наше время эвдемонизму сего абортами и стремлением к прекращению зарождений.

Но эвдемонизм есть ступень к сатанизму, то есть к пути темному, ведущему к гибели человека.

Так как действительное назначение жизни есть труд, а не наслаждение, то космические законы неизменно ведут всякого, от эволюционного пути уклонившегося, к изъятию из жизни и уничтожению. Как злоупотребление наркотиками притупляет организм, требующий все больших и больших доз для возбуждения, и приводит в конце концов к гибели человека, точно к таким же результатам приводит стремление к наслаждениям. Быстро притупляющийся от привычных наслаждений человеческий организм требует все большей и большей остроты переживаний, что приводит его на путь сатанизма, где острота переживаний искусственными способами доводится до чудовищных размеров, или к пресыщению, разочарованию и самовольному уходу из жизни, то есть в обоих случаях к изъятию из книги жизни.

«Уходящая раса губит избранных преемников, и Мы должны уберечь их», сказано в Учении Живой Этики (Листы Сада Мории, т. I, § 125). Эвдемонизм, с его абортами и прекращениями зарождений, есть величайшее нарушение законов развития жизни. Уходящая раса, то есть современное человечество, губит своих преемников, не давая им возможности воплотиться. Астральный мир переполнен ждущими воплощения избранными преемниками уходящей расы, которые, по своему духовному развитию, являются подходящими для будущей шестой расы, но они не могут воплотиться из-за царствующего на Земле эвдемонизма. Они не могут найти подходящих семей, в которых они могли бы родиться, и либо рождаются в неподходящих условиях и не могут проявить свойственных им высших качеств, либо уходят из земного плана существования в детском возрасте, чтобы дождаться следующего, более удачного воплощения. Великие Силы Света говорят: «Мы должны уберечь этих избранных преемников», и Они уберегут их, для чего уходящая раса уйдет с лица Земли действительно.

Но уходящая раса губит как избранных преемников не только тех, которым надлежит родиться, но и тех, которые в разное время родились и являются представителями зарождающейся шестой расы. В эпохи, подобные нашей, когда кончается господство темных сил, темные особенно ополчаются против светлых, не давая им возможности себя проявить, усложняя их жизнь и препятствуя каждому светлому их начинанию. Ведь только в некультурном сознании живет представление, что большим духам легко живется, но сознание утонченное знает обратное. Именно чем выше дух, тем труднее жизненный путь его. Как сказано: «Если святому угрожают демоны, то Архангелу – сам Сатана» (см. Мир Огненный, ч. II, § 30).

Таким образом, если стремление к наслаждениям приводит к отрицательным и весьма плачевным для человека результатам, то истинное назначение жизни, или труд, дает всю сумму положительных результатов. Необходимо с самых ранних лет воспитывать в человеке сознание необходимости труда как единственного фактора для преуспеяния в жизни. Необходимо освободиться от ложного представления о труде как проклятии человека, ибо труд есть не проклятие, но благословение. Трудом мы растем, трудом совершенствуемся, трудом приобретаем и материальные, и духовные блага. Нам заповедан «вечный, неустанный труд восхождения! Это вечное движение есть карма ваша!» (Беспредельность, ч. I, § 20).

В мироздании все движется, и состояния покоя не существует. Жизнь в Космосе осуществляется движением, и, когда оно прекращается, прекращается и жизнь, и наступает Пралайя, или Космическая Ночь. Между тем многие люди говорят, что они устали от жизни, жаждут покоя и полагают обрести его в посмертном существовании. Это одно из заблуждений человека западного мира. В посмертном существовании покоя или праздности тоже не существует. Существует перемена состояния и перемена труда. Если бы существовало состояние вечного покоя или вечной праздности, то такое состояние нужно было бы отнести к самым ужасным мукам ада, между тем вечную праздность люди поместили среди райских достижений.

«Архат отдыхает ли? Уже знаете, что отдых есть перемена труда, но истинный отдых Архата есть мысль о Прекрасном. Среди трудов многообразных мысль о Прекрасном есть и мост, и мощь, и поток дружелюбия. Взвесим мысль злобы и мысль блага, и убедимся, что мысль прекрасная мощнее. Разложим органически различные мысли и увидим, что мысль прекрасная – сокровищница здоровья. В мышлении прекрасном узрит Архат лестницу восхождения. В этом действенном мышлении есть отдых Архата» – так говорит об отдыхе книга Учения Мир Огненный (ч. 1, § 177). Таким образом, и человек должен искать спасения от усталости не в бездельи и праздности, но в перемене труда и в мысли о Прекрасном.

Посмотрим, как искажена легенда об уходе Адама из Рая. Бог его проклял наставлением о труде в поте лица. Странный Бог, проклинающий трудом! Разумное Существо не может угрожать трудом, который есть Венец Света. Что же лежит в основе этой легенды? Когда человек, благодаря женской интуиции, пришел к одолению сил природы, тогда его напутствовал Руководитель. Главное напутствие было о значении напряженного труда. Это скорее благословение, нежели проклятие. Упоминание пота есть символ напряжения. «Нелепо думать, что пот – явление только физическое. При мыслительной работе исходит особая эманация, ценная для насыщения пространства. Если пот тела может удобрять землю, то пот духа восстанавливает прану, химически претворяясь в лучах Солнца. Труд – венец Света. Надо, чтобы учащийся школы помнил значение труда, как фактора мироздания. Последствием труда будет твердость сознания. Ярко надо подчеркнуть рабочую атмосферу» (Община, § 117).

Говоря об одностороннем человеческом развитии, приводящем на путь эвдемонизма, нельзя не признать, что в некоторых странах делаются попытки к воспитанию духа. Но эти попытки так несовершенны и проводятся так неумело, что привести к каким-нибудь положительным результатам не могут, ибо воспитание тела занимает все-таки первенствующее значение, развитие ума имеет второстепенное значение и воспитанием духа занимаются между прочим, на всякий случай – мол вреда от этого не будет, но случайно может получиться какая-нибудь польза. При такой постановке этого вопроса пользы, конечно, быть не может, не говоря о том, что и самый способ развития духовности не выдерживает никакой критики.

Панацеей для воспитания духа считалось и считается преподавание в школах Закона Божьего. Полагают, что если в школах преподается Закон Божий, то все в порядке и развитие духовности происходит. Хотя преподавание Закона Божьего в большинстве школ большинства народов оставлено уже давно, но ввиду переживаемого нами тяжелого времени в некоторых странах вернулись к преподаванию его в надежде, по-видимому, умилостивить Бога, который в таком случае сменит свой гнев на милость, и на Земле снова воцарятся утерянный мир и благополучие.

Насколько такие надежды неосновательны, если они существуют, много говорить не приходится. Можно сказать заранее, что этот старый способ, не оправдавший возлагавшихся на него надежд в прошлом, не принесет никакого улучшения и в настоящем. Если на старую дыру гнилыми нитками пришивать старую заплату – это значит лишь увеличивать дыру. Действительно, если вникнуть в то, кем преподается Закон Божий и как преподается, то это должно стать ясным даже для новорожденного. Современное человечество, утерявшее ключи к пониманию великих истин, находящихся в Законе Божьем, данном Великими Учителями человечества, без знания этих ключей, без знания эзотерического значения каждой фразы и каждого слова понять Закона Божьего не может.

Понимаемый и толкуемый лишь буквально, без указания на единство Источника, без сравнительной истории религий всех народов, он не дает правильного представления о духовной эволюции всего человечества, порождает чувство обособленности и нелепой уверенности, что все находится во тьме и свет идет лишь из нашего окна, развивает чувство религиозной нетерпимости, этот страшный бич человечества, идущий вразрез со всеми заветами Самого обожествленного Иисуса Христа. Необходимо, чтобы Светлые Облики всех Великих Учителей и Святых были известны детям, чтобы жизнеописания и жизненные советы Их преподавались в школах. Такие сведения всегда найдут отклик в детских сердцах и посеют необходимое уважение к духовным ценностям и достижениям других народов.

Поэтому, чтобы отсутствие всякого духовного воспитания не увеличивать в современном человечестве еще больше, этот людьми искажаемый и столь неумело преподаваемый Закон Божий лучше оставить в покое. Спасение теперь не в нем, но в искании новых путей. Но искать новых путей современному человечеству даже не приходится, ибо Старшие Братья человечества в своей постоянной и неизменной заботе о благе человечества, ввиду наступления Новой Великой Эпохи, в Новом Великом Откровении эти пути указуют. Их нужно только принять.

Указуя новые пути, Новое Великое Откровение возвращает вместе с тем людям все те ценности, которые они утеряли, исказив свои прежние Заветы. Оно никого не осуждает, ничего не отвергает, но, являясь синтезом всех бывших мировых Учений, всех их вмещает, всех и вся обнимает. Осуждает и отвергает лишь врагов эволюции и Света, не вмещает и не обнимает лишь слуг тьмы. Под его великим и светлым Куполом будет и христианин со своей Библией, и буддист с Трипитакой, и индус с Ведами и Пуранами, и магометанин с Кораном, и еврей с Каббалой и Торой, и все другие народы с их священными писаниями, ибо все они вышли из того же Источника, из которого идет и Новое Великое Откровение. Под этим всевмещающим Куполом все будут равны и не будет ни избранных, ни отверженных. Не прикроет собой этот Великий Купол лишь тех, кто будет по-прежнему продолжать считать свою веру единой истинной верой и свой народ – единым избранным народом.

Наступающая Новая эпоха предъявляет человечеству новые требования, которые необходимо усвоить, ибо доступ в Новый Мир закрыт для того, кто думает попасть туда со старым багажом, со своими старыми средневековыми заблуждениями. Для всякого человека, не потерявшего еще способности рассуждать и логически мыслить, чей ум еще не порабощен окончательно темной силой и кто может дать себе отчет в том, куда, в какую бездну толкают его братья тьмы, должно наконец стать ясным, что не может продолжаться дальше такое ненормальное положение, что венец творения, человек, вопреки всем законам природы, вместо развития своей истинной сущности – своего духа, будет продолжать развивать свою шелуху – свое тело, ибо положенный эволюцией срок для развития тела давно закончился.

«Множество заблуждений происходило от неправильного понимания эволюции законов. Когда человечество приближалось к основным законам на основе древних нахождений, обычно забывали принять во внимание все наслоения веков, которые немаловажны. Так, если сделаете палкою круг по воздуху, то она придет в начальное положение уже иной, полной новыми отложениями. Прав философ, утверждающий, что каждым оборотом обновляется планета. Во всяком случае, она каждым оборотом изменяется. Так и закон, оставаясь незыблемым в сердцевине, постоянно облекается спиралями эволюции. Очень значительны эти оболочки, потому было бы заблуждением принять полный объем закона тысячелетий назад. Потому же и настаиваем на постоянном изучении. Нельзя довольствоваться законом, руководившим планетою в ледниковый период. Также нельзя сравнивать духовное равновесие тысячу лет назад с настоящим часом. Ведь даже химически изменились слои около Земли. Вызваны непримененные энергии, и так хаос получает новые доступы» (Сердце, § 246).

Хотя о требованиях Новой эпохи в предыдущих главах труда говорится подробно, но не мешает напомнить о них еще раз. Эти требования вкратце сводятся к тому, что человек должен пытаться понять Беспредельность, то есть тот Источник, из которого он вышел. Осознать единство и непрерывность космической жизни, а себя – частью этой жизни. Признать существование невидимого мира. Признать Иерархическое Начало управления миром как эволюционную систему развития мироздания, а себя – звеном в Иерархической Лестнице разумных существ Космоса. Начать сотрудничать с Космосом, то есть с Природой, с Иерархией Света, или Творческими Силами Космоса, и со своими ближними.

Понять и принять все это в свое сознание – это значит выйти из узкого тупика ложных представлений на простор беспредельных возможностей нового миропонимания. Это значит из отжившего ветхого мира перейти в новый, ибо, как сказано в Учении, разница между старым и новым миром не в каких-либо внешних признаках, но в сознании. Кто способен произвести такой сдвиг в своем сознании, тот поймет весь ужас и всю гибельность для себя остаться при старых заблуждениях в то время, когда пришел срок испытания эволюционной зрелости человечества, когда Космические Силы произведут отбор зрелых плодов человеческой эволюции от незрелых. Одновременно с этим он поймет неотложную необходимость немедленно перейти от воспитания и развития тела к развитию и воспитанию духа, ибо лишь в этом спасение, а времени осталось так мало.

В чем состоит воспитание духа и чем достигается развитие духовности, известно человечеству уже давно, ибо всегда были и отдельные люди, и группы людей, стремившиеся к духовному совершенствованию. Но в то время как утерявший связь с Источником знания человек Запада постом, молитвой и трудами, большими или меньшими, случайно достигал большей или меньшей святости, восточные мудрецы, основываясь на точном знании законов развития духа, выработали несколько стройных систем, или путей, следуя которым, согласно своему складу ума и влечению сердца, восточный йог сознательно переступал грань, отделяющую ступень человеческого развития от богочеловеческого. И в то время как многие западные святые должны были много раз возвращаться на землю, чтобы восполнить недочеты своего духовного развития, восточный йог в этом не нуждался, ибо его путь – путь знания, а не случайности.

Всякий народ и всякая нация имеет достойные подражания образцы, имеет своих любимых и почитаемых святых, которые прославились своею праведною жизнью, своим самоотверженным служением страждущему человечеству, своей любовью и помощью ближнему. Они служат связью данного народа с Высшим Миром и его помощниками, заступниками и покровителями. Большее или меньшее число таких заступников и покровителей есть показатель большего или меньшего духовного развития данного народа и его большего или меньшего устремления к совершенствованию.

Но то, чего в истекшую эпоху достигали лишь некоторые люди, должно стать уделом в наступающей эпохе всех людей. И если в прежние времена человек, стремившийся к духовному совершенству, в большинстве случаев уходил от жизни, то в Новой эпохе такой способ развития духовности не может иметь места. Раз не могут все уйти от жизни, ибо жизнь остановилась бы, то все должны остаться на своих местах, стараясь вносить посильное совершенство в окружающую их жизнь. Лишь таким способом может быть достигнуто совершенствование всей жизни. Точно так же нет надобности ни в аскетизме и изнурении себя, ни в многочасовых молитвах и постах. Умеренность и воздержание во всем, труд не на личное, но на общее благо и почитание Иерархии Света – вот принципы развития духовности в наше время. При необходимости духовного развития всего человечества не может человек трусливо прятаться от соблазнов жизни и пустыни и монастыри, ибо никуда не может скрыться от встречающихся на каждом шагу искушений. Но он может и должен смело смотреть в глаза всякому явлению жизни и, находясь в самой гуще жизни, среди всевозможных соблазнов и искушений, сказать соблазну и соблазнителю, искушению и искусителю: «Я не боюсь вас, вы не имеете надо мной власти, ибо я сильнее вас!» Так должен бороться с искушениями современный человек.

Помимо подражания великим светочам человечества, таким, как святой Николай, святой Сергий Радонежский, святой Франциск Ассизский, святой Фома Кемпейский, святые Тереза, Екатерина, Жанна д'Арк и многие другие, жизнеописания которых переведены на все языки мира, для развития и воспитания духа восточная философия рекомендует четыре способа: 1) общение с людьми, которые уже вступили на путь духовного совершенствования; 2) знакомство с оккультной литературой [1]; 3) сосредоточенное размышление на разного рода высокие, сверхличные темы, во время которого на человека может снизойти духовное просветление и он может постигнуть истину или один из ее аспектов; 4) осуществление праведности путем длинного ряда праведных существований.

 «Главное, говорите о духовном. Путь духа, как ничто другое, развивает сознание и очищает жизнь. Смотрите на беседы о духовном как на практическое упражнение сердца. Нужно очищать сознание, как путь к преуспеянию. Говорю опять не отвлеченно, но приложимо к жизни. Пробуйте опыт применения лекарств на сознательное и несознательное существо. Поучительно сравнить, насколько сознание углубляет все проявления и процессы. Так можно признать вещественную ценность сознания. Кроме того, беседа о духовном устремляет А-энергию по определенному каналу кверху. Именно Кетуб и есть соединитель энергий. Так не нужно тратить время на устремленность к обыденности, когда так много возможностей, влекущих кверху.

Сердца радость в устремлении кверху» (Сердце, § 39).

Когда современные люди, собравшись в большем или меньшем количестве, начинают говорить, то они говорят о чем угодно, только не о духовном. Они говорят о политике, о последних новостях, о модах, о ценах на продукты, иногда говорят о научных открытиях и художественных новостях, но больше всего критикуют, осуждают и злословят, и, таким образом, не очищают свое сознание, но всяческим образом засоряют его. Очищающий сознание разговор на духовные темы считается скучным и в обществе неуместным, бестактным и даже неприличным.

Вследствие этого свободный обмен мнениями на самые животрепещущие и самые насущные вопросы бытия в обществе христиан не допускается. Современный христианин полагает, что необходимую духовную пищу он получает от своих духовных водителей, в своих храмах. Считая себя в вопросах духовного развития некомпетентным, с чем, конечно, нельзя не согласиться, он не признает компетенции в этих вопросах никого другого, как только своих духовных наставников, которые не интересуются мнением своих духовных детей, но подносят им готовые формулы, которые необходимо принимать за непреложную истину.

Поэтому всякого не принадлежащего к духовному сословию и желающего говорить на духовные темы не желают слушать, потому что, если он говорит в духе учения церкви, то это давно уже всем известно, если же он проповедует нечто новое, то это сектант и еретик, который хочет увлечь в ложную сторону. Поэтому, при такой постановке этого вопроса, в затхлую атмосферу средневековых ложных представлений никогда не могло проникнуть ни одного луча света, ни одного слова истины.

Вред, приносимый человечеству неправильными и ложными представлениями о мироздании, неизмеримо велик. Страдает больше всего сам породитель заблуждений – человек – не только в своей земной жизни, но и в посмертном существовании. Воспитанный в ложных представлениях о смерти и загробной жизни, об аде и рае, попадая в потусторонний, или Тонкий Мир, в мир четвертого измерения, средний человек совершенно теряется. Он видит свое разлагающееся тело, то есть то, что он считал своею сущностью, и вместе с тем он сознает себя живым. Он не находит ни того ада, о котором с ужасом думал, покидая землю, ни того рая, куда втайне он мечтал попасть, и в сущности не знает, где находится. В случае же внезапной кончины дело обстоит еще хуже. Большею частью человек не отдает себе отчета в том, что с ним произошло, и считает сном либо само событие, унесшее его с физического плана существования, либо свое пребывание в Тонком Мире.

Ввиду сказанного, для того чтобы парализовать вред, наносимый людям в их критическом положении, при переходе в неведомый им мир четвертого измерения, там существует бесчисленное множество невидимых для нас, но видимых для перешедших в этот мир помощников, которые имеют целью утешать плачущих, ободрять отчаявшихся, умудрять находящихся в недоумении и всяческим образом помогать несчастным жертвам несчастных заблуждений, которые они восприняли находясь на земном плане существования.

Но далеко не все могут получить помощь от этих благодетелей человечества. Для тех, которые упорствовали в своих заблуждениях, которые не допускали существования невидимого мира, он не будет существовать даже тогда, когда после смерти они перейдут в него, ибо они перейдут туда в сонном состоянии. Вывести их из сонного состояния не допускает созданная ими карма. В сонном же состоянии они войдут в следующее воплощение, потому что сознание человеческое должно развиваться в воплощенном состоянии. Таким образом, пребывание в чудесном Тонком Мире не принесет им никакой пользы, не даст им никакой радости, и так будет продолжаться до тех пор, пока человек не приобретет правильных представлений о жизни и смерти, об аде и рае.

«Оказавшись за пределом трех измерений, даже самый хладнокровный ужаснется, если сердце его не приготовлено к следующему познанию. Нельзя перескочить из одного состояния в другое без закаления огненного. Так невозможно принять красоту и торжественность Тонкого Мира без своевременного утончения сердца. Можно в темноте стоять бессмысленно перед прекраснейшими произведениями искусства, но ведь темнота в нас самих! И зажечь Пространственный Огонь можно лишь огнем сердца. Много раз говорилось, что великий Огонь выявляется нашим сердцем. Так, если кто-то остается в темноте, пусть винит лишь себя. Но ужасно остаться во тьме четвертого измерения, и все следующие измерения превращаются в ужасные гримасы без освещения огнем сердца» (Мир Огненный, ч. I, § 30).

Система воспитания должна быть поставлена на таких основаниях, чтобы она давала возможность развития уже имеющихся в человеке полезных свойств и искоренения таких, которые вредны и нежелательны. Развитие врожденных свойств, а не загромождение ума массой фактов – вот цель истинного воспитания. Отношение к памяти как к отдельной способности неправильно, потому что память зависит от внимания, то есть от постоянной сосредоточенности на изучаемом предмете, от склонности и любви к нему. Если предмет нравится, другими словами, если ум имеет склонность к нему, в памяти недостатка не будет, ибо необходимое внимание будет приложено. Воспитание должно выработать привычку сосредоточенности и постоянного внимания. Оно не может быть шаблонным, ко всем одинаково применяемым, но должно согласовываться с индивидуальными свойствами характера и врожденными способностями каждого воспитанника.

Образование и воспитание будущих поколений должно начинаться с самого раннего возраста. Чем раньше, тем лучше. После трех лет организм уже способен к восприятию, и тогда можно многое сделать в смысле развития желательных и необходимых качеств ребенка. До семи лет ребенок как мягкий воск, из него можно лепить что угодно. В этот период можно внедрить в сознание ребенка много полезных и ценных сведений, которые станут базой в его дальнейшем развитии. После семи лет уже многое потеряно. Тогда уже порывается связь ребенка с Тонким, духовным Миром, он становится более материальным и начинает уже обнаруживать истинный характер будущего человека.

Никогда не следует унижать ребенка. Насмешки, издевательства и глумление над детьми – самое вредное, что только может быть. Это наносит нежной детской душе такие глубокие раны, которые заживают не скоро и следы которых часто остаются на всю жизнь. Точно так же недопустима несправедливость по отношению к детям. Каждый может найти в своей детской жизни такие случаи, когда к нему была проявлена если не действительная, то мнимая несправедливость, и припомнить, какой горечью и болью это отразилось на детской душе. Детские обиды – это самые горькие обиды, которые причинят обидчику самые тяжкие последствия.

Должны быть изгнаны ложь, недоверие и недоброжелательство в обращении с детьми. Чуткий детский организм все это видит, учитывает и делает свои выводы, отвечая тем же. К высокому делу воспитания детей должны допускаться лишь чистые люди, которые не производили бы разлагающего влияния на восприимчивые детские души своими отрицательными поступками.

Точно так же не должно быть никаких запретов. Запретами достигаются результаты обратные. «Запретный плод сладок», – говорит народная мудрость. Поэтому не нужно запрещать даже вредное. Но нужно указать, какие последствия произойдут от поступка вредного и полезного. Нужно отвести внимание от вредного и направить устремление на полезное и привлекательное. То воспитание будет лучшим, которое отвратит от всего гадкого и пошлого, привьет стремление к добру и возвеличит привлекательность блага.

Нужно обращаться с детьми, как со взрослыми. Они это очень любят и ценят. Нужно видеть, с какой радостью и охотой они берутся впервые за дело, которое раньше выполнялось лишь взрослыми. Но нельзя критиковать и осуждать, если их первая работа как больших бывает неудачна и несовершенна. Этим можно отбить охоту надолго. Есть два вида детей. Один ребенок говорит: «Я все могу», – и берется часто за непосильный для его детских лет труд; другой говорит: «Я этого не могу», – и пытается уклониться даже от такой работы, которую он мог бы выполнить. Первых нужно удерживать, вторых – поощрять.

С самых малых лет необходимо знакомить детей с эволюционными мировыми процессами, которые должны быть увлекательно, в доступной для детей форме изложены в школах. Необходимо, чтобы дети знали о Высших Руководителях жизни на Небе и на Земле – об Иерархии Светлых Сил Космоса, чтобы были знакомы с основными космическими законами: законом причинности, перевоплощения, единства, гармонии, сотрудничества и пр. Изучая историю, каждый должен знать истинную ценность своего Отечества, но оно не должно быть древом, растущим в пустыне, оно имеет свои сотрудничества с множеством народов. История каждого народа должна быть написана правдиво, без преувеличения своих достоинств и без подчеркивания недостатков и умаления других народов.

«Обучение в низшей и средней школах должно быть одинаково для обоих полов. Нельзя навязывать ребенку специальность, когда он не может еще найти свои способности. Достаточно высшей школы, чтобы разделить программу по дарованиям. Так можно объединить образование тех, кто не может сразу обнаружить свои задатки. Очень важно, чтобы программа не различалась для полов. Уже это одно условие сотрет очень вредное отношение к полу» (Мир Огненный, ч. II, § 59).

«Направить сознание в будущее есть задача истинной школы. Никто не хочет понять, что перенесение сознания в будущее есть образование ведущего магнита. Но дело в том, что сознание должно быть в полноте устремлено в будущее. Многие полагают, что можно иногда подумать о будущем и затем снова купаться в прошлом. Нужно не отдельные мысли уделять будущему, но существо сознания настроить в ключе будущего. Нельзя принуждать себя к такой трансформации. Можно достичь, лишь полюбив будущее. Не многие любят будущее. Страна трудовой радости, совершенствуя качество труда, может быть естественно увлечена в будущее. Обязанность Вождя устремлять народ в будущее» (Мир Огненный, ч. II, § 60).

Необходимо увеличить программы школ, введя такие науки, как естествознание, биология, астрофизика, астрохимия. Необходимо развивать в детях искусство мышления, но каждое искусство нуждается в упражнении, поэтому нужно дать детям возможность мыслить. Грядущий Владыка говорит: необходимо это выправление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумков будет позорить планету.

Полезно в школах учить о бессмертии. Религия, учащая о смерти, умрет, как умрут все желающие умереть, ибо будущее состояние заключено в сознании нашем.

Нужно в школах развивать способность наблюдать. Именно в школах нужно проверять наблюдательность, и молчание в темноте – лучшее средство.

Прежде осознания психической энергии нужно научиться внимательности. Потому полезны неожиданные вопросы, также описания случившегося, и очень полезны ежедневные записи. Известно, что даже очень спящая внимательность пробуждается от таких упражнений. Невнимательный, ненаблюдательный не может следить за расцветом психической энергии. Совет наблюдать есть совет друга, ибо будущее требует внимания.

Наш путь учить и наблюдать, как различно будут думать люди с распущенным мышлением. Можно при школах учредить классы мышления и наблюдений за процессами жизни. Часто можно заметить, как малыш лучше взрослого поймет скрытую сущность случившегося. Лишь по внутреннему ощущению подойдем к справедливой оценке.

Наблюдательность есть одно из главных огненных качеств, но она вовсе не легка и накопляется так же медленно, как и сознание. Правильно заметили, что сознание укрепляется на жизни. Так же укрепляется и наблюдательность. Не может быть отвлеченного сознания, не может быть теоретической наблюдательности. Но чудовищна людская рассеянность, она слагает какой-то недействительный мир. В самости люди видят лишь собственные призраки. В этих блужданиях не может быть речи о Новом Мире, потому всеми силами вводите наблюдательность уже в школах для малолетних. Час, посвященный наблюдательности, будет истинным уроком жизни. И для учителя этот час будет уроком находчивости. Начинайте утончение наблюдательности на самых обиходных предметах. Было бы ошибкой скоро направить учеников в высшие представления. Если для начала ученик сумеет наблюдать обиход комнаты, это уже будет достижением. Это не так легко, как кажется ненаблюдательному глазу. Затем будем ускорять впечатления наслоением опытов. Предложим ученику пробежать через незнакомое помещение и все же сосредоточить наблюдательность. Так можно открыть слепоту и утвердить истинное зрение. Для всех чувств нужно составить программу упражнений. Так выразится огненное действие в простом упражнении. Дети очень любят такие задания. Уносят эти упражнения сознания в Высшие Сферы. Самый обычный обиход будет преддверием к самому сложному. Представьте себе восторг малыша, когда он воскликнет: «Я еще увидел!» В этом «еще» может заключаться целая ступень. То же радостное восклицание будет приветствовать впервые замеченную огненную звездочку. Так начнется истинная наблюдательность (см. Мир Огненный).

«В приобретении качеств нельзя придерживаться одной системы и последовательности. Кто сердечно почувствует влечение к восполнению терпения, пусть и выполняет эту задачу. Кто устремляется к развитию мужества, пусть наслаивает этот опыт. Нельзя запретить желающему думать о сострадании или самовыражаться в сотрудничестве. Хуже всего условные, насильственные методы, когда ученика заставляют устремляться к наиболее дальнему качеству, которое сейчас не будет воспринято. При всей дисциплине греческих философских школ запрещалось насиловать волю ученика. Например, явление всяких поносительных слов запрещалось, но как обоюдное соглашение, без насилия, иначе человек может мысленно посылать еще горшую брань. Нужно определенно указать начинающим о необходимости влечения. Огни сердца зажигают центры по индивидуальности, так нужно ценить эти огненные вехи. Нужно понять, почему Мы так настаиваем на естественном преображении жизни. Иначе последствие уклонения от существа устремления даст нарушение всех основ» (Мир Огненный, ч. I, § 632).

«Самообладание есть очень сложное качество. Оно состоит из мужества, терпения и сострадания. Но мужество не должно переходить в гнев, сострадание не должно граничить с истерией и терпение не должно быть ипокритством. Так сложно самообладание, но оно неизбежно нужно при вступлении в Миры Высшие. Следует очень заботливо развивать это синтетическое качество. В школах следует ставить ученика перед лицом самых неожиданных обстоятельств. Преподаватель должен следить, насколько сознательно принимаются впечатления. Это не будет суровая спартанская школа физической выносливости и находчивости, но это будет почерпание из сердечной энергии, чтобы понять вещи с достоинством. Не многие сохраняют память о самообладании; как только они выходят за пределы обихода, они начинают производить ряд странных движений, произносить ненужные слова и вообще являют ложный вид духа и тела. Можно представить, насколько такие люди потеряют достоинство при переходе через великие границы. Нужно помнить, что, приближаясь к Свету, нужно и свою лампаду нести нерасплесканной. Такое путеводное совершенство нужно приобрести в телесном состоянии. Потому опытные люди просят об испытаниях, иначе на чем утвердить силу нашу? Пусть каждое земное действо имеет в виду путь высший. Пусть каждая мысль может быть повторена перед Огненным Миром» (Мир Огненный, ч. I, § 634).

«Упражнение внимания есть условие наблюдения за признаками Тонкого Мира. Следует развивать внимание разными способами. Можно из симфонии избрать и выследить один голос, но можно признавать несколько ладов одновременно. Также полезно установить звучание тишины. У молчания много тонких голосов, и уследить их ритм – значит приблизиться к Тонкому Миру. Но при изучении тишины поучительно узнавать диссонанс каждого вторжения физического. Нельзя больше найти примера, чем сопоставляя физический звук с Тонким Миром. Впрочем, такое же противопоставление замечается и в сфере обоняния. Но это качество развито гораздо реже. Если обоняние является как бы своего рода питанием в Тонком Мире, то понятно, что в физическом мире оно не так развито. Конечно, как уже заметили. Тонкий Мир полон запахов. Чем выше, тем совершеннее они. Но низшие слои полны разложения. Развоплощенные, если они задерживаются в низших слоях, несут на себе оболочку разложения. Потому очень полезно при жизни приготовляться к полету в слои более высокие» (Сердце, § 327).

«Правильны рассуждения о детском образовании, но и в этом случае упускается вопрос сердца. Между тем явление биения сердца очень близко вниманию детей. Именно детям легче всего рассказать о сокровище сердца. Считаю, что этот рассказ останется на всю жизнь, как первое восхождение» (Сердце, § 575).

Одно из главнейших требований Новой эпохи есть умение правильно мыслить. Учение Живой Этики уделяет исключительное внимание развитию человечеством способности правильного и сознательного мышления. Все книги Учения неизменно напоминают об этом и содержат много разных полезных советов и указаний. И в настоящем труде этому вопросу посвящена особая глава «О мысли». Поэтому, чтобы не повторяться, можно лишь сказать, что способность правильного мышления нужно развивать, начиная с детского возраста. Именно, как сказано в Учении: «Нужно в школах установить науку о мышлении, не как отвлеченную психологию, но как практические основы памяти, внимания, сосредоточенности и наблюдательности.

Конечно, кроме названных четырех областей науки мышления многие качества требуют развития – четкость, быстрота, синтетичность, оригинальность и другие. «...» Если бы часть усилий, затрачиваемых на спорт, в школах уделялась мышлению, то скоро результаты были бы поражающими» (Мир Огненный, ч. III, § 429).

Одно из вреднейших заблуждений, в которых воспитывается современный человек, есть сознание безответственности за свои поступки, желания и мысли. Человек рождается, живет и умирает в полной уверенности, что в нашем лучшем из миров все дозволено, что грешить можно без зазрения совести, что хотя религия что-то такое запрещает, но она же все и прощает, стоит только покаяться и совершить некоторые обряды, чтобы освободиться от бремени грехов и быть готовым к совершению новых.

Возможность грешить и каяться, каяться и грешить и легкость, с какой человек освобождается от всех своих преступлений и грехов, породила ложное сознание безответственности, создала несерьезное отношение к исполнению своего долга, легкомысленное отношение к правам другого человека, небрежное отношение к нравственным правилам, указанным в религии. В окончательном результате все это, породив пагубную для человечества удовлетворенность существующим порядком вещей, угасило его дух, обрезало у него крылья, не имея которых нельзя подняться ввысь, лишило его сознания необходимости совершенствования. К чему стремиться к совершенствованию, для чего считаться с законами и правилами, раз существует любвеобильный Бог, который все прощает? Стоит лишь покаяться, как прощение грехов и вход в Царствие Божие обеспечены.

Это древнее заблуждение ведет свое начало с того времени, с которого вошли в христианскую науку все прочие заблуждения. Благодаря тому удобству, которое оно дает человеку в его земной жизни, предоставляя ему полную возможность безнаказанно грешить, и той легкости, с которой оно якобы приводит человека к его конечной цели – достижению Царствия Божия, теория прощения грехов через покаяние очень популярна и широко распространена. Она очень прочно вошла в сознание человека западного мира и находит сильную поддержку в той части философии и науки, которые не порвали связи с религией. Человек западного мира не хочет слышать ни о каких других теориях, ибо они для него менее выгодны и вследствие этого неприемлемы. Поэтому выступать против этои теории задача чрезвычайно трудная и неблагодарная.

Защитники, исповедующие как истину теорию прощения грехов через покаяние, будут, конечно, ссылаться на авторитет священного писания, на слова Христа и его апостолов, которые якобы установили право прощения грехов, и главным образом на самого Христа, который прощал грехи и передал это право апостолам, а апостолы передали его церквам. Мы тоже будем ссылаться на те же источники, только в несколько ином, эзотерическом понимании, и на некоторое знание космических законов.

Полезно проследить, как всякая теория и всякое учение, в частности теория прощения грехов через покаяние, которые не стремятся к постижению истины, с течением времени все больше и больше погружаются в тину заблуждений, все более и более, как паутиной, окутываются ложными наслоениями, в которых истина в конце концов исчезает совершенно. Нет большего вреда для истины, когда защищать теорию, которая в основе своей неправильна, берется муж науки. Если малоубедительные бредни какого-нибудь безграмотного сектанта могут увлечь в его веру лишь людей такого же невысокого развития, то научный труд профессора, написанный по всем правилам науки, действует на большой периферии, среди огромного количества культурно мыслящих людей. Учение церкви, подкрепленное выводами науки, есть большая сила и приобретает значение авторитета для каждого, кто питает уважение к науке и не умеет сам разбираться в сложных вопросах жизни.

Ярким подтверждением сказанного является философско-научный труд профессора В.В.Зеньковского Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Разбирая в своем труде учения индуизма, буддизма, теософии и, главным образом, антропософии, почтенный профессор восстает против раскрытия в себе Бога, против познания своего высшего я путем служения добру и стремлением к совершенствованию, называя это темным полюсом духовности и самоутверждением, не открывающим путь к Богу, но закрывающим его.

«Необходимо спасти личность, – говорит профессор, – от неверного погружения ее в себя, от фатального ее обособления... Оцерковленне личности – это и есть ее спасение, это и есть основная педагогическая проблема. В Церкви, постепенно, через процесс внутренней жизни и через благодатное срастание с Церковью в таинствах, в молитве, мы начинаем понемногу опытно опознавать изначальное единосущее, которое ныне лишь в Церкви может быть реализовано... Вся система воспитания в этом аспекте определяется именно темой оцерковления личности – здесь намечена центральная точка, центральная основа воспитания» (с. 196).

Далее профессор говорит, что «сила Церкви в прощении грехов. Изумительная сила прощения грехов заключает в себе такую действенность, такое преображение и окрыление души, что отсюда не раз вырастало соблазнительное убеждение в ценности греха («felix culpa» [2]), освобождение от которого так живительно и благодатно действует на душу. Ровная, добродетельная жизнь кажется скучной и тусклой, бескрылой и вялой; сознание же греха, обжигающее душу в момент раскаяния, радость прощения греха, реальность и сила свободы при единении с Богом – все это зажигает душу новой энергией и вдохновением» (с. 228).

Поставив грех по своей ценности выше добродетели, г-н профессор вслед за вышеприведенными словами хотя и восстанавливает значение добродетели, но оставляет во всей силе значение ценности греха, говоря: «В этой софистической игре понятиями верно все, что говорится о моменте раскаяния и прощения грехов, но все неверно, что сказано о добродетели».

«Моральное воспитание, – по словам профессора Зеньковского, – должно быть построено в линиях мистической морали, какую развивает христианство. Ни мораль благоразумия, ни мораль разума (автономная мораль) не преодолевают начала греховности, ибо не связывают служение добру с преданностью Богу. Подлинная моральная свобода лежит не в организации отвечающего закону добра поведения, а в свободе от самоутверждения, в восстановлении реального единения с Богом. Свобода становится творческой силой, силой спасения, лишь при жизни в Боге. Потому должна быть отвергнута всякая «магия добрых дел», безличное служение добру во имя самоочищения. Раскаяние и освобождение от греха через таинство покаяния являются истинными проводниками моральной силы и исцеления болезней духа» (с. 240).

Единственный признанный всеми мудрецами мира, кроме некоторых христианских мудрецов (типа профессора Зеньковского), способ познания высших тайн мироздания – тайны Бога и тайны Вселенной – через зажжение света в себе, через раскрытие путем совершенствования своего высшего я, профессор называет самоутверждением, фатальным обособлением и погружением в себя, и спасением от такого самоутверждения предлагается «оцерковление личности». Воистину, как сказал Христос: «Итак смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма?» (Лука, II: 35), – не зажег профессор в себе светильник своего высшего я и не может он понять ни тайны Вселенной, ни тайны Бога, ни путей, ведущих к Нему, ибо постижение этих тайн начинается с постижения тайны человека, и, подавляя своей ложью истину, он находится под действием силы заблуждения, о которой говорит во Втором послании к фессалоникийцам (2: II) апостол Павел. Отвергнув как вредное самоутверждение познание своего высшего я, в котором находится высшее сознание человека, несмотря на свою ученость, профессор Зеньковский остался во тьме, ибо лишь находящийся во тьме может отвергать служение добру и проповедовать для приближения к Богу путь греховности.

Когда-то в России была секта, проповедовавшая спасение человека через грех: «Не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься». Тогда это проповедовали отошедшие от церкви безграмотные сектанты, ныне это проповедует профессор-церковник. Чем отличается эта формула от другой подобной ей формулы, которую, впрочем большею частью шутя, говорят любители выпить: «Кто пьян – тот спит, кто спит – тот не грешит, кто не грешит – тот свят, а кто свят – тот будет на небо взят»? Тем не менее в этой шутке, в этой софистической игре понятиями содержится некоторый призыв к пьянству. В софистической же игре понятиями профессора Зеньковского содержится совершенно нешуточный призыв к греху, ибо раз прощение грехов вызывает необыкновенную радость и окрыление души, то, в силу свойственного природе человека стремления избегать горя и стремиться к радости, он полученное в прощение грехов окрыление неизбежно использует для совершения новых грехов, чтобы снова испытать необыкновенную радость прощения грехов.

В таких линиях «мистической морали» предлагает профессор организовать воспитание юношества. Самоусовершенствования не нужно, ибо это путь темный, который удаляет от Бога. Раскрытие своего высшего сознания через познание себя, т.е. вырастание «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христа», как говорит в Послании к ефесянам (4: 13) апостол Павел, не нужно, ибо это самоутверждение и обособление. Добрые дела не нужны, ибо они не преодолевают начала греховности и являются бесполезной и ненужной магией. Раскаяние и освобождение от греха через покаяние заменяют все. Греши и кайся, кайся и греши – вот синтез проблемы воспитания профессора Зеньковского! Воистину, когда человек не только не принимает истину, которая ему не безызвестна, но своею ложью старается подавить ее, космические законы заводят такого отрицателя истины в такую тину заблуждений, в такую тьму предрассудков, из которых ему не выбраться. Одним из удивительных свойств раскрытия своего высшего сознания и познания самого себя есть развивающееся умение отличать истину от лжи, но тот человек, который сознательно гасит в себе источник света, превращая его в источник тьмы, во тьме и погибает, ибо таково действие закона причинности.

Проповедуемое профессором «оцерковление личности» находит свое основание в том, что церковь может прощать грехи, но вот в этом он немного ошибся. Вера в прощение грехов свойственна человеку на низших ступенях его духовного развития. Высшее сознание знает, что прощения грехов не существует. Нет в Космосе такой силы и такой сущности, которые могли бы изъять однажды кем-то что-то совершенное. Космос развивается и существует законом причинности. Всякая причина вызывает соответствующее следствие, которое, в свою очередь, становится причиной для следующего следствия, и из этой бесконечной цепи причин и следствий никто никогда не мог ничего ни простить, ни изъять, ни уничтожить, кроме самого породителя причины и следствия.

В священных писаниях Ветхого и Нового Заветов нет нигде указания на прощение грехов. [3] Древнее изречение «око за око и зуб за зуб» есть указание на ответственность человека за свои поступки, указание на закон кармы, то есть закон причинности. Христос, говоря об этом изречении, углубляет понятие ответственности не только за поступки, но за желания и мысли: «А Я вам говорю, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». Нам заповедано прощать свои грехи друг другу не до семи раз, как полагал спрашивавший об этом Христа апостол Петр, но «до седмижды семидесяти раз» (Матф., 18: 21-22), то есть всегда. Прощая другому – прощаем себе. Прощая другому, меняем закон причинности, создаем выгодное для себя следствие, обращаем действие закона кармы не против нас, но за нас. Мы получаем прощение грехов действием закона причинности лишь в ответ на прощение согрешившим против нас.

Необходимость разрешать между собою свои споры на земле указана Христом в той же 18-й главе Евангелия от Матфея.

«Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата своего.

Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово.

Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.

Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (18:15-18).

Здесь прямое и ясное указание на необходимость разрешать наши споры и недоразумения между собою здесь, на земле, прибегая к авторитету церкви в тех случаях, когда они не могут быть ликвидированы спорящими сторонами, ибо если они не будут полюбовно разрешены на земле, то перейдут в Тонкий Мир, где разрешены быть не могут, но потребуют нового воплощения и новой встречи. В Тонком Мире, или на небе, мы жнем посеянное нами на земле, и если мы переносим в посмертное существование не ликвидированные на земле связи, то этим мы связываем себя на небе. Таким образом, чтобы получить прощение грехов от Отца Небесного (т.е. закона причинности), «каждый из нас от всего сердца должен простить брату своему согрешения его» – такими словами заканчивает Христос учение о прощении друг другу наших грехов (см. там же, 18: 35).

Из этого учения видно, что прощение наших грехов находится в прямой зависимости от прощения нами прегрешений против нас. Иными словами, прощение грехов должно и может осуществляться лишь между лицами, находящимися между собой в причинной связи. Если нет такой связи, если нет друг к другу никакого касательства, то не может быть речи о прощении грехов, ибо при отсутствии касательства они не создавались. Мы можем простить тому, кто нам должен, и получить прощение от того, кому мы должны. Поэтому не может состояться прощения грехов там, где их не было. Мы не можем прощать грехи третьим лицам, с которыми у нас нет никакой кармической связи. Закон причинности дает нам право менять свою цепь причин и следствий прощением грехов своим ближним, но вторгаться в цепь причин и следствий третьих лиц, с которыми кармически мы не связаны, мы не имеем права. Таким правом не обладает в Космосе никто, ибо такое право было бы нарушением величайшего закона мироздания, закона причинности, которым развивается и существует Вселенная.

В вышеприведенной выдержке из Учения Христа о прощении нами друг другу наших прегрешений нет даже намека на то, чтобы Христос дал бы кому-нибудь право прощать грехи другому, чтобы Он уполномочил кого-либо вязать и решать на небе и на земле, так как все это относится к разрешению связей между нами. В Библии слово грех упоминается около четырехсот раз. Говорится о наказании за грехи, об исповедании грехов своих, о спасении от грехов, о покаянии и прощении грехов, о жертве Христа за грехи наши, о прощении грехов ради имени Христа и т.д., но из этого множества упоминаний различных положений и соотношений, связанных с понятием греха, всего лишь один раз говорится о прощении грехов третьим лицам. В Евангелии от Иоанна (20: 21-23), когда Христос после воскресения явился первый раз ученикам, Он сказал им: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас». «Сказав сие, дунул, и говорит им: примите Духа Святого: кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся».

Посмотрим, что говорят о таком необычайном событии, как первое явление Учителя после своего воскресения из мертвых, и о таком чудесном и божественном праве, как прощение грехов людям, другие апостолы. Апостол Лука (24: 45-47) говорит о том же первом явлении ученикам после воскресения так: «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано и так надлежало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день. И проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима». Апостол Марк (16: 14-16) говорит: «Наконец явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет».

Апостол Матфей об этом событии не говорит ничего. Итак, мы видим, что одно и то же событие каждый из апостолов описывает разно. Все три апостола, хотя разными словами, но согласно говорят о необходимости проповеди Евангелия всем народам, так что сомневаться в этом не приходится. Нет сомнения, что было что-то сказано о грехах. Но кто из апостолов записал слова Христа правильно, ибо все они говорят об этом пункте разно? Апостол Иоанн говорит: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». Ни апостол Лука, ни апостол Марк этого не только не подтверждают, но апостол Лука говорит «только» о проповеди покаяния и прощения грехов во имя Христа, а апостол Марк: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет», то есть говорит противоположное тому, что сказал апостол Иоанн.

Из слов апостола Марка видно, что дело спасения человека зависит от него самого. Нельзя заставить человека поверить чему-либо, нельзя тащить его насильно в рай. Поэтому понятно, что кто поверит истине будет спасен, а неповеривший – сам себя осудит. Все зависит от воли человека, от его устремления на путь добра или на путь зла. Свобода воли человека есть один из космических законов развития человечества, и Высшими Силами никогда не нарушается. Таким образом, мы видим, что слова апостола Марка согласуются с космическими законами, соответствуют духу Учения Христа и не противоречат Учениям прочих Заветов.

Слова же «кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» указывают на то, что дело спасения человека не зависит от воли человека, но предоставлено усмотрению апостолов, которым как будто дано право прощать грехи или не прощать. Если такое великое право было дано апостолам, то почему никто из апостолов этого не подтверждает? Неужели получение этого права прошло для сознания апостолов настолько незаметно, что они не могли сообщить об этом великом разрешении одинаково? Почему никто из апостолов этим правом никогда не воспользовался? Неужели не было достойных? Эти слова о разрешении апостолам прощать грехи стоят как-то особняком и противоречат всему духу Учения Христа. Можно ли предположить, что Он, который пришел не нарушить закон, но исполнить его, дал бы право, которое нарушает закон свободной воли и закон причинности? Можно ли предположить, что Христос дал своим ученикам такое право, какое не имели ни ученики Будды, ни ученики Кришны, какого нет ни в одном мировом Учении?

Для каждого должно быть ясно, что такое предположение ни в коем случае невозможно. Возможно сделать иное предположение, а именно что фраза «кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» – позднейшего происхождения. Эта одинокая по своему содержанию фраза, никем никогда не подтвержденная, идущая вразрез с Учением Христа о прощении грехов друг другу, изложенном в Евангелии от Матфея (гл. 18), не находящая подтверждения ни в одном из прочих мировых Учений, была внесена в Учение Христа позднейшими исказителями Учения Христа, каких было немало. В Новейшем Завете сказано, что нет ни одного Завета, который остался бы не искаженным людьми. Во фразе апостола Иоанна, без сомнения, содержался тот же смысл, но выраженный иными словами, что и в словах, по этому вопросу, апостолов Луки и Марка, но, кем-то искаженная, она противоречит всему и не согласуется ни с чем.

Если принять во внимание то обстоятельство, что первоначально к каноническим Евангелиям относились повествования о жизни и деятельности Христа только трех евангелистов: Матфея, Марка и Луки, Евангелие же от Иоанна считалось апокрифическим и было включено в канонические позднее, то становится ясным, что первые Вселенские Соборы и первые Отцы церкви имели какое-то основание не придавать этому Евангелию такой же достоверности, как прочим, и если фраза о праве прощения грехов третьим лицам содержится только в этом Евангелии, то неправдоподобность такого права увеличивается еще больше.

Что касается того обстоятельства, что Христос прощал грехи, то это дело совершенно иного порядка. Великий Учитель в известный момент жизни человека, видя его ауру, или его внутреннюю сущность, может судить о том, насколько человек уже очистился от последствий его скверных поступков, от последствий его кармы, и, видя его искреннее раскаяние, может помочь ему освободиться и от тех страданий, которые были вызваны действием закона причинности. Для того чтобы в таких случаях совершилось чудо, необходимо поднять вибрации болящего человека до вибраций Учителя, необходим толчок духовной сущности человека, который вознес бы душу болящего на необыкновенную высоту. Таким толчком могли быть только слова Учителя: «Прощаются тебе твои грехи».

Если представим себе ту картину, какая происходила в двух случаях исцеления расслабленных, то поймем, какая огромная оккультная сила в этих случаях действовала. Большая толпа народа, по своему характеру чрезвычайно экспансивного и экзальтированного, находится в возбужденном, нервном состоянии; люди знают, что сейчас должно произойти нечто необычайное. Через такую толпу с трудом проносят к ногам Христа расслабленного. Все с напряженным интересом и неослабным вниманием следят за Христом и за расслабленным, ожидая чуда. Легко понять, что и состояние самого расслабленного поднято на необыкновенную высоту. Он глубоко верит в возможность своего исцеления и в божественную силу Христа. Раздается многозначительный возглас Учителя: «Прощаются тебе твои грехи». Этим возгласом внутреннее состояние болящего вздергивается на небывалую высоту, его вибрации подняты до вибраций Учителя, и он подготовлен к тому, чтобы совершилось чудо. Раздаются следующие слова Христа: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой», – и чудо совершается, больной встает и идет.

В обоих случаях исцеления расслабленных Христос действует именно таким образом: сначала создается для явления чуда обстановка, потом само чудо. Такой Великий Учитель, как Христос, мог создавать силы и мог ими повелевать. Какими другими словами можно было так высоко поднять моральное состояние человека, убежденного в том, что он страдает за свои грехи – что в сущности совершенно правильно, – как не словами о прощении ему грехов? Из Евангелия мы знаем, что хотя Христос исцелял многих, но грехи прощал в чрезвычайно редких случаях. Ведь Он не каждому исцеляемому говорил: «Прощаются тебе твои грехи», но лишь тем, которые за свои грехи отстрадали, которые страданием очистились и раскаялись не для того, чтобы грешить снова, но чтобы больше не грешить. Лишь таким Он прощал грехи, которые простили себе сами, для которых грех был более невозможен. Две грешницы возливали драгоценное миро на тело его, но лишь одной, лишь Марии Магдалине Он сказал: «Прощаются тебе грехи твои», ибо там было глубокое раскаяние с твердым намерением больше не грешить.

Многие христиане, которые так легко получают прощение своих грехов, любят ссылаться на разбойника, которому Христос простил грехи, говоря: «Если Христос простил разбойника, то простит и меня, ибо я не разбойник». Говорящие так если и не разбойники, то, наверно, фарисеи, что гораздо хуже. Разбойник был не хуже многих фарисеев, но он поскользнулся и попал на крест. Но, как говорит восточный философ Свами Вивекананда в своей книге Философия Веданты: «Добро, совершенное им в прошлом, не замедлило принести плод, и он встретился с Иисусом в такой момент, когда у него было много шансов на освобождение и когда было достаточно одного слова Иисуса для его освобождения».

Таким образом, мы видим, что прощение грехов совсем не такое пустое и легко достижимое дело. Для того чтобы получить прощение грехов от Отца Небесного, необходимо ликвидировать все свои кармические счета, необходимо простить всем своим ближним, необходимо, раскаявшись в своих грехах, перестать грешить. Такое прощение грехов получает каждая душа лично, в известный момент своей жизни, когда, испытав массу ударов судьбы, она в конце концов прозревает, сознает неправильность своего пути, раскаивается и решает начать праведный путь. Тогда появляется Помощник – или Видимый, как в случае с разбойником, или Невидимый, – который помогает душе освободиться от ее грехов. Но чтобы получить такое освобождение и очищение от своих грехов, каждый должен пройти свой крестный путь и свою Голгофу страданий.

«Конечно, строго говоря, никто, даже Высочайший Дух, не может простить содеянных прегрешений, ибо это противоречило бы закону кармы. Если лишь сам человек является единственным творцом и живым рекордом каждого побуждения, каждой мысли и каждого поступка своего, то кто же может без его личного, непосредственного участия что-либо изменить в его существе, а следовательно, и его судьбу? Высокий Дух может лишь помочь нам в наших усилиях преобразить нашу внутреннюю сущность, но это и все. Именно, во всем нужна кооперация или сотрудничество.

Так истинный смысл слов «прощаются тебе грехи твои» тот, что такой великий Посвященный, каким был Христос, конечно, мог чувствовать ауру болящего. Он видел, что аура болящего, в силу устремления и веры в высшую силу Его, повысила свои вибрации и потому могла воспринять воздействие Его целительных лучей и таким образом очиститься от тяжких последствий, порожденных дурными поступками или же помыслами. Потому Он был вправе сказать: «Прощаются тебе грехи твои».

Так, простить или искупить грехи означает вычеркнуть или изъять последствия их; и в этом процессе изъятия или искупления дурного поступка, прежде всего, производится как бы нейтрализование тех токов силы, которые возникли в ауре человека, в силу освобожденной им энергии при совершении им беззаконного поступка. Именно, как один химический ингредиент может изменить весь характер субстанции, составленной из нескольких других химических ингредиентов, так и действие высокого порыва или качества может нейтрализовать и превозмочь следствия действий низких качеств в природе человека и таким образом изменить весь характер человека, как бы перерождая его.

Из этого ясно, что ни один человек не может простить или искупить грехи другого человека, но он может, именно, помочь ему в известный период жизни раскрыть его сердце навстречу призыву его высшего я и тем самым привести в действие спящие в нем божественные силы. Эти божественные силы, в свою очередь, окажут свое благотворное воздействие на ауру помогшего, и таким образом он явится соучастником в добрых следствиях, порожденных действием божественных сил, которые были явлены как результат его помощи. Сотрудничество всегда, везде и во всем.

Христос-Искупитель, конечно, живет в нас самих. У первых христиан, так же как и во всем древнем мире, Кристос или Христос был синонимом нашего высшего я. В этом смысле надо понимать, что Христос является искупителем грехов. Так искупление за личные грехи совершается душою, проводником или носительницей Христа, непрестанно, в целом ряде земных жизней нашего индивидуального эго.

Распятый Христос каждого человеческого существа, при достижении известной точки эволюции, должен спуститься в ад, чтобы извлечь оттуда и поднять к высшим или нормальным условиям душу, которая была ввергнута туда в силу беззаконных деяний своего низшего «я». Другими словами. Божественная Любовь должна достичь сердца человека, победить и возродить его, прежде чем он сможет осознать чудовищность своих прегрешений против Божественного Закона и простить самому себе за грехи, содеянные против самого себя. Прощение это может быть достигнуто лишь при полном слиянии и единении с Высшим Я, или Божественным законом Любви» (Письма Е. Рерих: от 9. 7. 35).

Посмотрим, что говорит о раскаянии и прощении грехов Новое Откровение: «Слово раскаяние отсутствует в словаре сензара. Оно заменено известным вам выражением – разумное сотрудничество. Обдумайте ипокритскую природу понятия раскаяния. Для народа легче всего явить существо раскаяния на медицинском примере. По испорченности мышления человек наносит рану своему собрату, но ни мысли, ни слова не залечат эту рану. Придется рядом упорных действий соединить порванную ткань. Для восстановления целесообразности придется проявить разумное сотрудничество. Последствие действия можно заживить лишь действием. Никакие словесные утверждения, никакие клятвы не имеют значения.

Кто же познал свое неразумие, пусть покроет его действительным разумием. Исчерпать неразумие можно разумным сотрудничеством.

Платное отпущение раскаявшегося грешника не есть ли самое тяжкое преступление? Денежный подкуп Божества не хуже ли первых форм фетишизма? Этот устрашающий вопрос надо освещать многосторонне, иначе белье человеческое очень грязно» (Агни-Йога, § 52).

Таково истинное положение вопроса о прощении содеянных нами грехов. Оно имеет мало общего с установившимся в среде христианских народов отпущением грехов через покаяние и ничего общего с предлагаемой профессором Зеньковским системой воспитания человека через «оцерковление личности». Как выше уже сказано, вера в прощение грехов есть удел народов, находящихся на низкой ступени духовного развития. Лишь человек, духовно малоразвитый, может утешаться иллюзией легкого прощения своих грехов и наивной мыслью, что у него есть заступники и ходатаи по его грехам, которые, при исполнении некоторых условий, в любое время могут выдать ему билет на вход в Царствие Божие.

Но точно так же иногда не сообщают суровой правды детям, щадя их нежный детский возраст. Окруженные заботами нянек, они живут в сказочном мире грез и фантазий до тех пор, пока, в более или менее зрелом возрасте, суровая правда жизни не разобьет их обманчивых иллюзий и не покажет им всю ее неприкрашенную действительность. Благо тем, которые примут эту действительность с мудростью зрелого человека, и горе тем, которые пожелают остаться в младенческом состоянии и удержать свои младенческие бредни!

Человечество уже вышло из младенческого состояния. Пришла пора испытания его духовной зрелости. Пора освободиться от несбыточной надежды на легкий вход в Царствие Божие усилиями одной короткой жизни, греша и каясь, каясь и греша. Пора признать, что Царствие Божие берется силою, как говорил об этом еще апостол Павел, что человек ответствен не только за свои поступки, но и за свои побуждения и мысли, что содеянное зло никогда никем не прощается, но искупается не покаянием, но страданием породившего зло Такова суровая правда действительности. Учение говорит:

«Кому не нужна лодка Наша, тому предоставляем переплыть океан хоть на бамбуковой тростинке» (Иерархия, § 410). Кому не нравится суровая правда действительности, тот может плыть в Царствие Божие на бамбуковой тростинке своих фантазий.

Пышный расцвет западной науки, всевозможные изобретения и технические достижения, с одной стороны, и беспомощное барахтанье в вопросах бытия, с другой, – поражающи. Человек забрался в заоблачную высь, спустился на дно океана, извлек из глубочайших недр земли все, что ему нужно. – и ни на один шаг не продвинулся в понимании основ своего существования. Подобно дикарю, он до сих пор утешается несбыточными надеждами и питается самообманом. Подобно дикарю, входит с Богом в сделки и пытается обмануть Его своим притворным раскаянием. Будущим воспитателям придется потратить много усилий, чтобы сдвинуть с мертвой точки застрявшее в этом вопросе человеческое сознание.

Как уже говорилось в первой части настоящего труда, вместе с окончанием нашей эпохи закончилось преимущественное развитие интеллекта. Переходя в Новую эпоху, необходимо начать развивать высшее сознание, обитающее в сердце человека. Первенствующее положение, которое в истекшую эпоху занимал человеческий ум, должно перейти к сердцу человека, для чего Старшими Братьями человечества дается людям специальная книга Учения Сердце. В ней дана, по этому новому для людей вопросу, вся та мудрость и те сведения, которые должны быть положены в основу воспитания для развития высшего сознания человечества.

Но препятствием для развития этого высшего сознания человека является его ум или, вернее, качества его деятельности. Чтобы понять этот кажущийся парадокс, необходимо напомнить, что деятельность нашего ума заключается в том, что он познает явления и вещи.

Результатом познания бывает то или иное желание, а результатом желания – то или иное действие. Эти три аспекта деятельности нашего сознания так неразрывно связаны между собою, что невозможно отделить познание от желания, приводящего к тем или иным действиям, которые у человека современного развития большею частью отрицательны.

Таким образом, чтобы избавиться от многих отрицательных поступков, необходимо контролировать деятельность нашего ума, необходимо положить предел тому потоку всевозможных настроений, эмоций и чувств, которые возникают в нас благодаря нашему уму, реагирующему на все явления жизни. Это не значит, конечно, что мы должны проходить мимо явлений жизни безучастно и бесстрастно, но стимулом для нашего действия должно быть не внешнее явление, но внутренний импульс, идущий из высшего сознания человека.

Человек должен научиться владеть своим умом как аппаратом, предназначенным для определенной работы, как орудием для своего развития. Он должен подчинить его своей воле и уметь заставлять его работать по мере надобности, в нужное время и в нужном направлении. Когда же необходимость в его работе миновала, он должен уметь заставить его бездействовать. Нужно вообще успокоить свой ум и сдерживать тот поток непроизвольных мыслей, которые являются источником многих бедствий для человека и тормозом для его дальнейшего развития.

Своей беспрерывной деятельностью во время бодрствующего состояния человека наш ум подавляет деятельность нашего высшего сознания и не дает возможности ему проявиться и себя обнаружить. И пока наш ум будет подавать нам бесчисленное множество ненужных и вредных мыслей, в нас не может начать функционировать обитающее в нашем сердце высшее сознание. Помимо успокоения своего ума, нужно низвести его в сердце и стараться думать через сердце. Только таким образом может быть построен мост между высшим и низшим сознанием человека, который даст ему познание высших истин и приобщит его к высшим мирам.

Овладение и контроль над своим умом, низведение его из первенствующего значения во второстепенное и овладение высшим сознанием через развитие и воспитание сердца есть настоятельное требование Новой эпохи и очередная задача развития человечества. В этом новом, трудном для него деле человечество не оставлено без указаний и без необходимых источников. Учение говорит: «Нужно создать особый предмет Сердцеведение». Когда люди узнают, какое сокровище они имеют в своем сердце и какие возможности открывает воспитание сердца, то, конечно, будет создана особая наука о Сердце. Специальная книга Учения Сердце содержит тот богатый материал, который поможет создать эту особую науку. На этот источник и обращается внимание читателя.

«Утончение сердца подскажет отказ от мясной пищи. При этом понимание Тонкого Мира укажет не только вред поглощения гнилых продуктов, но покажет, каких соседей привлекает разложение. Действительно, трудно решить, где наибольший вред – от поглощения мяса или от привлечения мясом нежелательных гостей? Даже мясо сушеное и копченое, которое относительно менее вредно, тем не менее по запаху привлекает голодающих Тонкого Мира, и если при этом их приветствовать какими-то мерзкими словами, то получится самое вредоносное сообщество» (Сердце, § 331).

«В Тибете для свирепости коней кормят мясом барса. Кшатрии Раджпутаны имели мясное питание для поддержания воинственности; даже эти два примера показывают смысл мясоедения. Не для утончения люди убивают множество быков, они, подобно троглодитам, готовы пожирать медведей. Нужно проследить массовое убиение животных, притом совершенно сознательно. Люди знают, что овощи или фрукты дадут больше жизненной энергии, чем чаша крови, но они просят подать им кровавое мясо и желают много насладиться таким огрубением. Нет иного названия этому неистовству пожирания крови. Люди отлично знают, что щепоть пшена или ячменя достаточна для поддержания жизни, но их животный инстинкт пытается низвести разум до звериного состояния. Разве не звери пытаются перегрызть горло друг другу? Разве тьма не толкает людей на самые низкие действия? Не забудем, что массовые убийства, будут ли они на войне, или на бойне, они одинаково загрязняют атмосферу и нарушают Мир Тонкий. Нужно понять, что каждое сознательное убийство сотрясает целую окружающую атмосферу. При этом эти действия усиливают силы тьмы и Хаоса, нарушая ритм. Нужно избегать разных нарушений Тонкого Мира.

Мы можем допустить пищу растительную, и мучную, и молочную, и также яйца, но лишь в самом свежем и жидком состоянии. Так сами вы знаете, как противен самый вид мясной еды, когда организм привык к растительной пище. Так нужно на деле приучать себя к утончению и помнить, что даже слон умножает силу свою на растениях. Не нужно думать, что люди от бедности прибегают к мясной пище. При самых малых усилиях можно иметь растительное питание; притом многие очень питательные травы и корни не применены. Можно поучиться у некоторых животных – они знают о естественной пище много больше, нежели человек-мясопожиратель. Не бойтесь, когда любитель крови начнет насмехаться над растительной пищей, только запомните его, ибо он от тьмы. Многие безразличны к мясной пище и заставлены лишь уродливыми условиями семьи; не их Мы имеем в виду. Мы сожалеем сознательных кровопийц и пожирателей мертвечины. Так будьте проще и утонченнее в питании» (Мир Огненный, ч. I, § 482).

Расширенное человеческое сознание не может мириться с лишением жизни одного существа ради поддержания жизни другого, ибо всякая жизнь, будучи частью Единой Жизни, есть ценность, вне зависимости от того, кому она принадлежит. Если дикое животное поедает другое животное, то лишь потому, что другого способа питания для него не существует, и, питаясь слабейшим, животное всегда готово послужить пищей сильнейшему животному. Таким образом, животное закона жизни не нарушает: отнимая жизнь у другого животного, оно отвечает за это своею жизнью.

Но нарушает эти законы жизни обладающий разумом венец творения человек. Имея в своем распоряжении бесчисленное количество всевозможных плодов земли, человек этим не довольствуется, но уничтожает беззащитных животных миллионами, не рискуя при этом ни в малой степени своею жизнью и не имея никаких других побудительных причин, кроме своей жадности и своего чревоугодия. Он разводит кротких домашних животных, заботится о них, порой даже любит и ласкает их, для того чтобы потом убить и съесть.

Люди, стремящиеся к духовному совершенствованию, всегда от мясной пищи отказываются. Недаром мясное питание было почти изгнано из многих монастырей, и им никогда не пользовался никто из подвижников. Духовное развитие человека не может быть осуществлено при неподходящем питании, ибо развитой дух не может обитать в грубом теле. Вместе с развитием духа должно происходить утончение тела, а утончение тела достигается исключением из своего питания грубых, подлежащих гниению и брожению продуктов. Питаясь мясом, человек усваивает животную сущность и развивает в себе низшие животные принципы. В этом состоит этический вред мясного питания.

О необходимости отказа от мясного питания повторяется во всех книгах Учения. И о вреде мясного питания, в сущности, знает всякий. Существует большая литература, посвященная этому вопросу. Всякий врач перечислит известные науке болезни, являющиеся результатом чрезмерного употребления в пищу мяса, которое, как это известно всякому, для предохранения его от слишком быстрого разложения, пропитывается химическими составами, впрыскиваемыми в кровь еще живого животного за несколько минут до его смерти. Эти составы для человеческого организма не менее вредны, нежели трупный яд разложения. И тем не менее, зная все это, человек не может отказать себе в удовольствии напитаться продуктами разложения.

Воспитание человека шестой расы, человека одухотворенного и утонченного, не может быть осуществлено при мясном питании. Это должно быть принято во внимание будущими воспитателями. Вот в кратких словах то новое в вопросе воспитания, что требуется от человека новой расы.


[1] Далеко не все, что называется оккультной литературой, может быть полезно. Есть книги не только бесполезные, но прямо-таки вредные, поэтому нужно быть чрезвычайно осторожным при выборе источников для ознакомления.

[2] «Счастливая вина». Выражение принадлежит блаженному Августину (345–430); так он толковал грехопадение Адама и Евы, имевшее своим последствием появление Христа как искупителя людских грехов (прим. ред. электронного издания).

[3] Кроме одной фразы в Евангелии от Иоанна, о которой будет речь ниже.

 

Глава 3

О ВЗАИМООТНОШЕНИИ НАЧАЛ

Начала, о которых будет речь в настоящей главе, есть мужское и женское Начала, которые в системе мироздания символизируют Дух и Материю. Взаимоотношение между Началами и влияние этих взаимоотношений на эволюцию человечества и развитие жизни составят содержание настоящей главы.

Основная ошибка большинства мыслителей современного западного человечества состоит в том, что они считают Дух и Материю элементами разными, друг другу противоположными, между тем как Дух и Материя едины и являются двумя полюсами одного и того же Первичного Элемента. Дух есть утонченная, или разреженная. Материя, и Материя есть уплотненный, или кристаллизованный. Дух. Поэтому в системе мироздания и Дух, и Материя, отдельно взятые, не создают ничего, и лишь соединение их, давая жизнь, ведет к творчеству. Вся беспрерывность космического творчества, проявляющаяся в бесконечном разнообразии всевозможных форм жизни, в основе своей очень проста и заключается в различных сочетаниях Духа и Материи, обладающих разными вибрациями.

Великий Господь Вселенной, в воплощении Шри Кришны, говорит Арджуне: «Познай, что Дух и Материя одинаково не имеют начала; познай также, что все изменения и все свойства (гуны) возникают от Материи. Материя именуется причиною причин и последствий; Дух именуется причиною восприятия радости и скорби. Пребывая в Материи, Дух пользуется свойствами, рожденными от Материи. Тот, кто видит, что все действия исполняются лишь Материей, Дух же остается бездействующим, тот воистину видит» (Бхагавад-Гита, гл. 13).

Поэтому нельзя давать предпочтение одному из этих Начал и не признавать значение другого. В большое заблуждение впадают спиритуалисты, которые признают лишь Дух, считая Материю чем-то второстепенным и низшим, и в еще большее заблуждение впадают материалисты, которые, признавая реальность лишь видимых материальных форм жизни, не признают реальности обитающего в видимой форме невидимого Духа, упуская из виду, что если без Материи не было бы формы, то без Духа не было бы жизни. Дух есть Отец всего существующего, и Материя есть Мать всего существующего. Результатом слияния Отца – Духа с Матерью – Материей является Вселенная и все, что в ней существует.

«Материя и Дух – крайние полюсы единой Сущности. Материя есть проводник для проявления души на физическом плане, а душа, на более высоком плане, есть орудие проявления Духа, и все три составляют Троицу, синтезируемую Жизнью, которая их всех проникает. Все вещи, обладающие Жизнью, суть живые существа, будь то атомы или планеты. «Отец» и «Матерь» суть мужское и женское Начала в Коренной Природе. Это те противоположные полюсы, которые проявляются во всем, на каждом плане Космоса. В менее аллегорическом смысле это Дух и Субстанция, результатом которых является Вселенная, или «Сын». Они снова сливаются воедино, когда наступает Ночь Брахмы в период растворения» (см. Е.П.Блаватская. Тайная Доктрина, т. I. Комментарии к станцам Дзиан).

Слияние Духа с Материей и Отца с Матерью есть основной закон мироздания. Этим законом зарождается, развивается и живет Вселенная. Этому закону подчинено все, что существует во Вселенной, на всех планах Бытия, начиная с самого верха до самого низа. Закон этот есть основа всякого творчества и залог бесконечности и непрерывности жизни. Действием этого великого закона полагается начало всему, и с прекращением его действия наступает конец всему.

Таковы в общих чертах взаимоотношения между Духом и Материей в Космосе. Такими должны были бы быть эти взаимоотношения между олицетворяющими Дух и Материю, на земном плане существования, мужским и женским Началами, ибо внизу должно быть так же, как наверху. И в то время как в физиологическом проявлении эти взаимоотношения соответствуют тому, что происходит на высших планах существования, и земная мать, подобно Небесной Матери, отдает себя, отдает свое тело для сформирования новой жизни, и земной отец, подобно Отцу Небесному, эту форму оживотворяет, то в высшем, духовном проявлении эта аналогия между Небом и Землей прекращается.

Если космическое стремление к единению между Духом и Материей имеет целью космическое творчество, направленное к бесконечной жизни, и основано на притяжении друг к другу Начал, на равенстве и гармоничном их сотрудничестве, то на земном плане существования человеческое стремление к единению Начал преследует большею частью чисто эгоистические цели наслаждения и удовлетворения своих желаний, часто ведет не к продолжению жизни, но к прекращению зарождений и основано не на равенстве и гармоничном сотрудничестве, но на соперничестве и на стремлении к порабощению одного Начала другим.

История развития человечества знает эпохи и страны, в которых Начала бывали относительно равны или в которых женское Начало преобладало над мужским, но вся Кали-юга, или Темная эпоха, которая началась для западного мира за 3102 года до Р.Х. и должна закончиться в наше время [1], проходит под знаком преобладания мужского Начала, под знаком унижения женщины, и есть в сущности непрекращающиеся соперничество и вражда этих Начал между собою.

Эта идущая из глубокой древности, открытая или замаскированная, то ослабевающая, то возобновляющаяся борьба (и соревнование) между мужским и женским Началами полна трагических моментов, заполняет собою всю историю человечества и дает ключ к пониманию развития его. Всякая нация и всякое государство достигали большего или меньшего развития в зависимости от того, насколько было сохранено равновесие Начал, ибо лишь равновесие Начал дает великие цивилизации. Порабощение женского Начала ведет к регрессу и упадку, что мы видим на примере Востока. Запад лишь тогда обогнал Восток, когда женщина начала завоевывать большие права.

Невероятно труден и безмерно тягостен путь женщины в процессе эволюции человечества, в течение всей Кали-юги, и чем ниже был общий культурный уровень, тем было тяжелее положение женщины. На низших ступенях человеческого развития, когда в полной мере царит право грубой силы, женщина, как физически более слабая, всегда раба, на которую взваливается самая тяжелая работа. Классические примеры такой эксплуатации более слабой женщины и превращение ее во вьючное животное можно и сейчас наблюдать на Востоке, среди кочевых народов, когда, переезжая на новое кочевье, кочевник едет сам на прекрасной лошади, а за ним, нагруженная скарбом и обремененная детьми, изнемогая от тяжести и от жары, едва плетется жена.

По мере улучшения общего благосостояния, культурного и материального, улучшалось, конечно, и положение женщины, но и при этих условиях она или бессловесная раба, или пользующаяся некоторым влиянием наложница. Положение ее всецело зависело от ее привлекательности и молодости. Обладая тем и другим, женщина всегда, во все времена, умело пользовалась для приобретения прав на свое существование, и главным образом права на господство над мужчиной, этой своей единственной силой – потребностью в ней. Когда ее поработитель и властелин, опьяненный страстью, приходил к ней, тогда она диктовала ему свои желания и свою волю и достигала больших или меньших прав, в зависимости от своей красоты и молодости и страсти своего властелина. С потерей своей привлекательности она часто теряла также и все свои права.

Таково в общих чертах положение женщины, каким оно стало во время упадка и отчасти осталось до сих пор на Востоке. На Западе оно тоже было не лучше. То же юридическое бесправие и полная беззащитность, то же унижение и оскорбление – и физическое, и моральное. Здесь она тоже или фаворитка и избранница сердца какого-нибудь рыцаря, в честь которой устраивались турниры и отправлялись на подвиги, или подруга жизни какого-нибудь тирана, против произвола которого защиты для нее не было и который считал себя полным властелином ее души и тела. В кратких словах невозможно передать весь ужас тех страданий, которые перенесла женщина из-за своего бесправного положения.

В особенности тяжко было положение женщины на Западе в мрачную эпоху средневековья, когда невежественным духовенством женщина трактовалась как источник всякого греха, как пособница и помощница Сатаны, как колдунья и ведьма. Положение женщины улучшилось в западном мире со времен эпохи Возрождения. Хотя долго еще женщина была вещью, которую можно было купить, продать и обменять на лошадь, ружье или собаку, по мере развития и распространения идей гуманизма во многих государствах западного мира женщина хотя и с большим трудом, но завоевывает все большие и большие права.

Но тем не менее до полного равенства между мужским и женским Началами еще далеко. Большинством законодательных кодексов западного мира женщина все еще рассматривается как существо низшее, наравне со слабоумными и детьми, которые не ответственны за свои поступки и требуют постоянной над собой опеки: сначала отца, потом мужа или брата и в заключение даже собственного сына. Во многих считающих себя культурными государствах женщина не может распорядиться своим имуществом без мужа, не может быть свидетельницей или поручительницей, лишена или умалена в выборных правах. И к большому стыду человечества в наш великий век культуры и прогресса все еще существуют притоны разврата, которые ведут торговлю женщинами. Если честно ответить на вопрос: кто повинен в этом? – то обвинять в этом только женщину ни в коем случае не приходится.

Этим не исчерпывается вред, нанесенный человечеством себе бесправием одного Начала и засильем другого, ибо такое нарушение законов равновесия Начал и законов развития жизни неизбежно должно было отразиться на всех сторонах жизни, в течение всей Темной эпохи, которая потому и называется Темной, что способствовала распространению тьмы и мешала распространению Света, то есть задержала эволюцию всего человечества. Закон причинности говорит, что нет такого места во Вселенной, где человек мог бы скрыться от последствий причиненного им зла. Они его найдут всюду и воздадут ему по заслугам. Потому унижавший, оскорблявший и жестоко обращавшийся с женщиной неизбежно должен был испытать все это на себе сам, в одном из своих женских воплощений, встретившись с мужчиной, который когда-то был этой женщиной.

Живя в течение веков как раба, в атмосфере унижения и оскорбления, не имея возможности действовать как равная с равным, она должна была прибегать ко всевозможным хитростям и уловкам. Вынужденная притворяться и заискивать перед своим властелином, она неизбежно должна была развить в себе психологию рабыни, со всеми отрицательными чертами характера, свойственными этому положению. Не имея возможности получать такое же образование, как мужчина, она не могла обладать и теми познаниями, которыми обладал он. Находясь под постоянной опекой мужчины, она не могла развить ни самостоятельности характера, ни инициативы, ни смелости действий. Таким образом, в силу сложившихся для нее неблагоприятных условий жизни, она развила в себе некоторые отрицательные черты характера, в наличности которых ее упрекает мужчина и на наличность которых указывает как на доказательство низшей природы женщины, упуская из виду, что не кто другой, как именно он сам явился творцом и формировщиком характера современной женщины.

Но, с другой стороны, то же приниженное и зависимое от мужчины положение женщины способствует развитию и некоторых положительных качеств в характере обоих Начал. Не имея возможности, как более слабая, отвечать на насилие насилием, женщина, в силу необходимости, должна была изыскать иные способы воздействия на мужчину, чтобы удержать его от несправедливости и насилия. Такими иными способами воздействия были призывы к справедливости и состраданию, обращение к великодушию и благородству мужчины, и если этими качествами мужчина не обладал, то такие обращения и призывы неизбежно должны были будить их в нем.

Точно так же, зная по своему горькому опыту, как непереносимо тяжко всякое насилие и несправедливость, женщина всегда протестовала против всякого духа насилия, независимо от того, к кому оно проявлялось, всегда более мужчины сочувствовала угнетаемым и оскорбляемым и развила в себе одно из своих наиболее ценных и лучших качеств – сострадание и чуткость к чужому горю и чужому страданию. Не имея силы и возможности защитить себя, более слабая женщина тем не менее часто находила и силу, и возможность защитить своих детей от более сильного мужчины, если в этом являлась надобность.

Хотя почти все из существующих в наше время мировых религий, кроме Учения Христа, содержат в себе безапелляционные суждения о низшей природе женщины, что и является главным основанием для пренебрежительного отношения к женщине, мы не можем обвинять в этом Великих Основателей религий, ибо воистину не Они повинны в этом искажении закона равновесия Начал, но те невежественные и нечестные жрецы, через руки которых проходили эти Учения, которым было необходимо утвердить свою власть и господство над женщиной. Никогда ни один из Великих Учителей человечества, которые все были посвящены в высшую мудрость, не утверждал разновесия Начал и преобладания одного Начала над другим. Если же в существующих религиях имеются подобные утверждения, то это есть лишнее доказательство искаженности священных писаний.

«Женщина, которая есть олицетворение самопожертвования и вечного даяния на пути тяжкой эволюции человечества, в неискаженных религиях ставилась очень высоко. В древнем Египте, при храмах, были верховные жрицы, передававшие веления Богов и Богинь Иерофантам. Будда высоко ставил женщину и утверждал, что женщина, наравне с мужчиной, может достичь высших степеней Архатства. Также истинный Зороастр высоко ставил женское Начало, и в Его Заветах можно найти замечательные намеки на величие космической любви. Даже в искаженном индуизме сохранились намеки о значении женского Начала. Так и посейчас самый священный ритуал брамин не может совершить без своей жены» (см. Письма Е. Рерих: от 31. 5. 35).

Высокое и светлое Учение Христа, конечно, не содержит нигде даже намека на унижение женского Начала. Христос в своем Учении и в течение своей земной жизни, в своем отношении к женщине, ни одним словом нигде не унизил ее. Но уже апостол Павел в своих посланиях и проповедях, подчиняясь существовавшим воззрениям и духу того времени, постарался низвести женщину в подчиненное и приниженное положение. Высказанные апостолом Павлом взгляды и положения о женщине и жене стали в христианском мире основой, на которой базировалось дальнейшее угнетение женщины с той эпохи вплоть до наших дней. Но нужно оговориться, что и в этом случае мы не берем на себя смелость утверждать, что именно апостол Павел повинен в том, что в Учение Христа внесен дух унижения женского Начала, ибо в данном случае не ясно, что сказал апостол Павел и что добавлено переводчиками и лжетолкователями. Но известно вполне точно, что ни один Завет не дошел до наших дней неискаженным.

Святой Климент Александрийский, ученик апостола Иоанна, сохранил не записанные в Евангелии слова: «Спросила же Его Соломия: когда придет Царствие Твое? И сказал Иисус: когда два будут одно и мужское будет женским и не будет ни мужского, ни женского» (Строматы, III, XII, 92). [2] В этом изречении Христа, кроме указания на равенство Начал, содержится предсказание трех будущих эпох развития человечества.

Слова «когда два будут одно» указывают на наступающую эпоху, когда мужчина и женщина не будут более соперничать, но будут жить, действовать и думать как одно целое. Следующие слова «когда... мужское будет женским» говорят о преобладании женского Начала и означают возврат к андрогинному состоянию. И наконец, изречение «когда... не будет ни мужского, ни женского» указывает на наступление такого периода, когда полярность потеряет свое теперешнее значение, ибо и мужское, и женское будет в каждом Начале.

Для всякого современного просвещенного человека, сознательно не затемнившего свой ум неправильным представлением о низшей природе женщины, должно быть ясно, что Начала, на слиянии которых зиждется все космическое творчество и продолжение жизни на всех планах бытия, не могут быть одно высшим, другое низшим, что они могут быть только равными, друг друга дополняющими. Как Дух, так и Материя есть различные полюсы одной и той же Первичной Субстанции; так мужское и женское Начала есть два пола одной сущности, которые не только не могут быть враждебны друг другу, но не могут существовать одно без другого, ибо, являясь дополнением друг друга, они образуют целое лишь в слиянии друг с другом. Антагонизм и соперничество между мужчиной и женщиной имеют свое начало в глубокой древности и относятся к тому отдаленному прошлому нашего существования, когда совершенный и цельный человек (по оккультной терминологии андрогин) был в своей сущности разделен, и разобщенные Начала были увлечены в отдаленные друг от друга сферы. Это и есть то сотворение Евы, о котором повествует Библия и все прочие религиозные учения.

Но в глубине человеческой души сохранилось воспоминание о блаженстве нераздельного существования, осталось сознание разобщенности с половиной своей сущности, явилось сожаление об утрате части себя отсюда вечное и неистребимое влечение Начал друг к другу. Такое разделение Начал есть необходимое условие эволюции, о чем уже говорилось ранее. Начала, которые есть сильнейшие магниты, на протяжении тысяч веков бессознательно стремящиеся к соединению с разделенной половиной своей сущности и друг друга вечно ищущие, создают то, что мы называем эволюцией и развитием жизни. С началом такого разделения, то есть с момента сотворения Евы, прекращается блаженное райское состояние человека. Он изгоняется из рая и должен трудиться в поте лица своего, как говорится в Библии, иначе говоря эволюционировать, для того чтобы достигнуть снова нераздельного блаженного существования, которое и есть завершение земной эволюции человека.

Все, чего мужчина стремится достигнуть и чего он на своем жизненном пути достиг, он обыкновенно складывает к ногам той, которую считает избранницей своего сердца. Точно так же всякая женщина во все времена, стремящаяся к приобретению тех или иных достоинств и качеств, преследует ту же цель – понравиться избраннику своего сердца. В этом влечении друг к другу Начал и их стремлении друг другу нравиться заключается залог развития жизни и главный фактор совершенствования человека. Преодоление препятствий, которые человек встречает на своем пути для достижения другого Начала, есть необходимое условие для роста его духа. Таким образом, влечение Начал друг к другу и их стремление друг другу нравиться есть закон жизни и космическое веление, уклоняться от которого никто не имеет ни основания, ни права.

Поэтому стремление человека искать счастья в соединении с объектом своего желания есть основная задача жизни всякого человека. Будучи, вследствие разделения Начал, половинчатым, человек в каждом из своих воплощений стремится восстановить свою цельность соединением с таким представителем противоположного ему Начала, который для данной жизни более всего подходит. Одиночество для него непереносимо. Полнота одиночества есть вместе с тем полнота страдания, тогда как полноту счастья он видит в полноте слияния с предметом своего желания.

Стремление к единению и любовь между Началами есть тот могучий двигатель, которым совершается восхождение человека в его шествии по пути эволюции. Любовь между Началами есть единственная и самая великая творческая сила, для которой преград не существует. История человечества знает многие блестящие дела и великие подвиги самопожертвования, которые были совершены любовью и ради любви к противоположному Началу. «Вспомним, что все величайшие человеческие достижения во всех областях творчества и знания достигнуты горением любви, вдохновлявшей на труды и подвиги. Истинно, духовно мертв тот, кто лишен этого божественного огня вдохновения, вложенного в нас Космическим Велением Бытия. В пробуждении в нас всех высших творческих стремлений и эмоций и в развитии творческих способностей заключается главный смысл, главная и высокая цель любви» (Письма Е.Рерих).

Орфей, великий греческий посвященный, в предсмертном наставлении своему ученику, говоря о том, что он совершил и чего достиг благодаря любви к Эвридике, поясняет: «Живая Эвридика дала бы мне блаженство счастья, мертвая Эвридика повела меня к истине. Из любви к ней я облекся в льняные одежды и достиг великого посвящения и жизни аскета. Из любви к ней я проник в тайны магии и в глубины божественной науки; из любви к ней я прошел через пещеры Самофракии, через колодцы Пирамид и через могильные склепы Египта. Я проникал в недра смерти, чтобы найти в ней жизнь. И по ту сторону жизни я видел грани миров, я видел души, светящиеся сферы, эфир Богов. Земля раскрыла предо мной свои бездны, а небо – свои пылающие храмы. Я исторгал тайную науку из-под пелен мумии. Жрецы Исиды и Осириса выдали мне свои тайны. У них были только свои Боги, у меня же был Эрос. Его силою я говорил, пел и побеждал. Его силою я проник в глаголы Гермеса и Зороастра; его силою я произнес глагол Юпитера и Аполлона». [3]

Несмотря на то, что великое значение любви прекрасно понято лучшими мыслителями человечества и гимны любви в многочисленных прекрасных стихах поэтов и в прозе писателей и философов имеются на всех языках мира, тем не менее вся значительность этого могучего рычага человеческих устремлений и лучшего стимула всех человеческих начинаний и действий главной массой человечества все еще не понята и по достоинству не оценена.

«Вернемся к понятию любви. В каждой книге должно быть отведено значительное место этому основному понятию, и особенно ибо под любовью часто понимается многое обратное. Правильно указывается, что любовь есть ведущее, творящее начало, значит, любовь должна быть сознательна, устремлена и самоотверженна. Творчество нуждается в этих условиях. Если в любви будет замечено самоослабление, разложение и служение самости, то это не будет высшим понятием человечества, поднимающим понятие подвига. Сердце, преисполненное любви, будет действенным, мужественным и растущим до вмещения. Такое сердце может молиться без слов и может омываться благодатью. Насколько нуждается человечество в осознании огня любви! Такому огню будет соответствовать лиловая звезда высшего напряжения» (Иерархия, § 280).

«К несчастью, до сих пор нет истинного понимания этой мощной основы космического построения. Люди забыли или, вернее, не хотят сейчас признавать великого космического значения любви. Материализм нашего века свел любовь на уровень физиологической функции. Любовь в наше время, в лучшем случае, понимается как явление психологическое. Но если бы вновь была осознана космичность любви, то в ней стали бы искать ее высшего проявления – пробуждения всех высших эмоции и творческих способностей. Именно в этом пробуждении и заключается главная цель, главный смысл любви. Любовь есть единая творческая сила. На высших планах Бытия все созидается мыслью, но для оживотворения этих мыслеобразов необходимы два Начала, соединенные космическою любовью.

Много непонимания нагромоздилось вокруг основных понятий двух Начал. Много погрешили религии, и особенно христианская, против величайшего Таинства Космоса умалением брака и унижением женщины, своим презрением к любви и провозглашением обета безбрачия или монашества – этого духовного нищенства – как высшего достижения духа человеческого! Это страшное изуверство сказалось тяжкими последствиями, среди которых умерщвление плоти явилось наименьшим злом. Вспомним все преступное лицемерие, все страшные половые извращения и преступления, которые были порождены этими запретами и осуждениями, идущими против Космического Закона» (Письма Е. Рерих: от 9. 1. 35).

Людьми современного развития великий космический закон притяжения или любви друг к другу Начал, закон, на котором держится развитие жизни и строится вся жизнь Космоса, низведен во что-то низшее, стыдное, по церковным понятиям даже греховное, и трактуется как слабость, которой всеми мерами следует избегать и которую разными способами надо подавлять. Но действие космических законов никто и ничто ни отменить, ни изменить не может. Космические законы нужно выполнять, или они ведут нарушителей к вырождению и уничтожению.

Но так как освободиться от действия закона притяжения Начал никто не может, то вследствие унижения женщины, вследствие умаления великого космического таинства (любовного слияния полов в браке) это притяжение друг к другу Начал у современного человека опошлено, проявляется в грубых формах только чувственного удовлетворения и ведет ко всем отрицательным явлениям современности: к нарушению супружеской верности, к падению нравов, к свободной любви, к конкубинату и развитию проституции и прочим язвам человечества, знаменующим его упадок и моральное разложение.

Наблюдая жизнь современного человека, видим, что люди женятся и сходятся, руководствуясь самыми разнообразными мотивами, между которыми любовь занимает самое последнее место, между тем только она одна оправдывает все, и разводятся и расходятся по самым пустячным поводам, ибо нет между ними того могучего цемента, который мог бы спаять их прочно. Великое космическое таинство – брак – превращен в простую сделку, в которой на первом плане поставлены интересы материальные или политические и соображения честолюбивые или вообще эгоистические. Часто в современном браке любовь считается явлением нежелательным на том основании, что если она существовала до брака, то со вступлением в брак она якобы должна погаснуть и умереть и тем доставить одной из сторон некоторое сожаление или даже страдание, тогда как если ее нет, то она может появиться, а если не появится, то заменится спасительной привычкой, избавит от тревог и волнений и даст спокойную и тихую жизнь. Таким образом, горению божественного огня любви люди часто предпочитают тление пошлости привычки, обнаруживая тем явные признаки наступившего морального разложения. Современный человек, вступающий в брак по любви, теперь так же редок, как белая ворона или белый слон.

Взаимоотношения Начал, или отношение друг к другу полов, – наиболее трудноразрешимый, самый волнующий и самый страшный вопрос, который должен решаться каждым человеком самостоятельно, без чьей бы то ни было помощи и указаний. Из всех вопросов человеческого бытия этот вопрос самый жизненный, самый насущный и самый роковой, для решения которого нет определенных правил и указаний, кроме общих положений, изложенных во всех религиозных учениях, В этом вопросе, как в фокусе, сосредоточены все другие вопросы, и около этого вопроса вертится вся жизнь человека, все его стремления и начинания.

Разрешая в том или ином смысле вечное и неистребимое влечение к другому Началу, человек этим строит свою судьбу и решает свою участь в вечности. Правильное разрешение этого основного закона жизни возносит человека до небес, дает ему вечное блаженство вечной жизни, точно так же как неправильное ниспровергает его в бездну, откуда нет выхода и есть лишь гибель и уничтожение. То или иное решение человека дает ему или рай, или ад, и творцом и того и другого является не кто другой, как сам человек.

Таким образом, разрешая этот вопрос по своему разумению, всякий человек попадает или на правый путь, или на левый. Если правый путь, основанный на выполнении этого основного космического закона, ведет к цели эволюции, к нормальному развитию и слиянию для вечной жизни разобщенных при дифференциации Начал в одну сущность, то левый путь ведет к результатам обратным. Зная о существовании закона причин и следствий, можно ли хотя бы на один момент допустить, что все эти вопиющие нарушения и безобразные искажения этого великого закона жизни могут пройти для людей безнаказанно и бесследно? Конечно, этого быть не может.

Как уже говорилось неоднократно, космические законы не знают ни пощады, ни сострадания. Когда в конце циклов и при смене рас приходит срок для уплаты по счетам, то за нарушение законов жизни будут платить все, кто нарушал их. Будет платить развратник и эвдемонист, видящий в женщине лишь орудие для удовлетворения своих низших страстей и желаний; и суровый аскет, смотрящий на женщину как на дьявольский сосуд; и монах, дающий обет безбрачия и втайне предающийся разным порокам; и нарушающий свои супружеские обязанности; и по каким-либо соображениям воздерживающийся от исполнения этих обязанностей; и пользующийся краденым счастьем; и покупающий это счастье за деньги; и вообще всякий, кто так или иначе нарушал этот великий космический закон.

То или иное положение, в каком находится этот основной вопрос человеческого существования – вопрос любви между Началами, – есть показатель состояния морального развития человечества. Ни в чем так резко не обнаруживается восхождение или нисхождение как отдельного человека, так и целых народов, как в том или ином отношении к противоположному Началу, как в вопросе любви между мужчиной и женщиной. Падение государств, гибель цивилизаций и гибель материков начинается с падения нравов, с извращения и искажения этого великого закона жизни, с превращения человеческой любви к одной женщине – в половое чувство, в скотскую страсть к любой женщине. Вспомним, что Всемирный Потоп, как повествует о том Книга Бытия, был вызван именно этой причиной, этим нарушением закона жизни.

«Любовь – это индивидуализированное чувство, направленное на определенный объект, на одну женщину или на одного мужчину. Другая или другой не могут заменить любимого.

Половое чувство – это не индивидуализированное чувство, тут годится всякий более или менее подходящий мужчина, всякая более или менее молодая женщина.

Любовь – орудие познания, она сближает людей, открывает пред одним человеком душу другого, дает возможность заглянуть в душу природы, почувствовать действие космических сил. Любовь – это признак породы. Это – орудие совершенствования расы. Когда из поколения в поколение люди любят, то есть ищут красоты, чувства взаимности, то они вырабатывают тип, ищущий любви и способный на любовь, тип эволюционирующий, восходящий. Когда из поколения в поколение люди сходятся как попало, без любви, без красоты, без чувства взаимности или по соображениям, посторонним любви, из расчета, из экономических выгод, в интересах “дела” или “хозяйства”, то они теряют инстинкт любви, инстинкт отбора. Вместо любви у них вырабатывается половое чувство, безразличное и не служащее отбору; не только не сохраняющее и не улучшающее породу, но, наоборот, теряющее ее. Тип мельчает физически и нравственно вырождается.

Любовь – орудие отбора. Половое чувство – орудие вырождения».

Из этого прекрасного определения – что такое любовь и что такое половое чувство, – которое в книге Tertiurm Organum делает автор ее П.Д.Успенский, видно, какое великое значение в мироздании и эволюции жизни имеет истинное, не искаженное чувство любви между мужчиной и женщиной. В таком чувстве, как в сильном световом фокусе, сходятся все лучшие человеческие устремления, отражаются все его высшие эмоции и чувства, зарождаются прекрасные творческие идеи. Горением божественного огня любви человек преображается, он улучшается, облагораживается и совершенствуется. Высшее назначение любви состоит именно в том, чтобы животное превратить в человека, человека приблизить к Богу.

«Проблема любви господствует в современной литературе уже более двух веков. Это не чисто чувственная любовь, возжигаемая красотой тела, как у древних поэтов; это также и не сентиментальный культ отвлеченного и условного идеала, который господствовал в средние века; нет, это любовь одновременно и чувственная, и психическая, любовь, предоставленная полной свободе индивидуальной фантазии, дающая себе полную волю. По большей части оба пола воюют даже в любви. Возмущение женщины против грубости и эгоизма мужчины; презрение мужчины к лживости и тщеславию женщины; победа плоти и бессильный гнев жертв сладострастья.

И среди всего этого глубокие страсти, влечения непреодолимые и тем более могущественные, что им ставятся препятствия, светские условности и общественные постановления. Отсюда любовь, полная бурь, нравственных крушений и трагических катастроф, около которых почти исключительно вращаются современные романы и современные поэмы.

Можно бы подумать, что утомленный человек, не находя Бога ни в науке, ни в религии, безумно ищет его в женщине. И он прав, но лишь путем посвящения в великие истины найдет он Его в ней, а она найдет Бога в нем. Между мужской и женской душами, которые нередко не понимают друг друга и даже не понимают себя и расстаются с проклятиями, чувствуется как бы огромная жажда проникновения и стремления найти в этом слиянии недостижимое счастье.

Несмотря на различные уклонения и излишества, вытекающие отсюда, в этих отчаянных поисках таится глубоко скрытое божественное начало. Из него зарождается стремление, которое станет жизненным средоточием для преображения будущего. Ибо когда мужчина и женщина найдут себя и друг друга путем глубокой любви и посвящения, тогда их слияние превратится в величайшую силу». [4]

Таковы мудрые наблюдения над жизнью, полные глубокой правды выводы о взаимоотношении Начал и истинно правильный взгляд писателей-оккультистов на человеческую любовь как на величайшую творческую силу. К сожалению, ни позитивная наука, ни философия, ни религия этих взглядов не разделяют. Существуют писатели, которые особенно ополчились против человеческой любви.

Большое преступление перед человечеством и перед эволюцией совершили многие писатели, философы, проповедники и разных категорий моралисты, которые оклеветали человеческую любовь. Из человеческой любви, которая ведет свою преемственность от божественной любви, из этого величайшего и могущественного фактора развития и совершенствования жизни, они сделали половое чувство – орудие вырождения человечества. Во всех писаниях и трактатах, проповедях и разговорах, в которых писалось и говорилось о человеческой любви между мужчиной и женщиной, всегда чувствуется натяжка и ложь, порой же прямая инсинуация и клевета.

Главная ошибка всех, писавших и говоривших о человеческой любви отрицательно, состоит в том, что они разделили то, что неразделимо. Из великого закона притяжения друг к другу Начал, в который входит вся гамма всех человеческих эмоций, как физиологических, так и психологических, они взяли лишь физиологическую сторону, забыв о высшей, духовной. На человеческую любовь они смотрели только как на физиологическую функцию, необходимую для продолжения человеческого рода, забыв, что любовь есть великая творческая сила, которая рождает не только людей, но и идеи, что не менее важно. Из нее был изъят высший смысл ее – одухотворение всех сторон человеческой жизни. Вместо нежного ароматного цветка, долженствовавшего давать радость бытия и побуждать к благородному творчеству во всех областях человеческого труда, получилась физиологическая функция, получилось половое чувство.

И наука, и философия, и религия согласно твердили, что женщина – это низшее создание, что любовь к ней – это именно физиологическая функция, необходимая для продолжения человеческого рода, что влечение к женщине – это слабость, допустимая лишь в известный период человеческого существования, что это необходимое зло, которое приходится терпеть, что это грех, с которым нужно бороться. Из женщины, равноценной и равнозначащей половины человеческого рода, они сделали или орудие для наслаждения, или машину для производства потомства.

Неудивительно, что в противовес этой односторонней и искаженной точке зрения на отношения полов и на любовь между ними появился другой, тоже односторонний и тоже ложный взгляд, признающий лишь психологическую, или так называемую платоническую, любовь и отвергающий потребность и необходимость физиологической любви. Насколько такая точка зрения ложна и прямо-таки бессмысленна, много говорить не приходится. Но обе эти крайности причинили большое зло человечеству. Они развратили его, породив много извращений этого великого закона, чем поставили его на край страшной бездны.

Голоса немногих поэтов, воспевавших дифирамбы этому чувству и на себе самих испытавших чарующее, действие горения божественного огня любви, тонули в общей массе отрицательных голосов. На поэтов с их прекрасными стихами о любви вообще смотрели и смотрят как на людей, которым нечего делать, которые потеряли чувство меры, перешли известную границу, и потому являются людьми не вполне уравновешенными. Серьезный и вдумчивый человек не может увлекаться подобными пустяками и писаний поэтов о любви даже не читает.

Оккультная литература, единственная компетентная в вопросах бытия литература, которая всегда правильно освещала этот великий вопрос, будучи вообще мало распространенной, лишь теперь понемногу начинает пробивать бреши в сложившейся толще ложных взглядов, заблуждений и предрассудков. Но пока существуют религия, позитивная философия и наука, которые не признают оккультной науки, до тех пор нельзя ожидать больших сдвигов в этом вопросе в человеческом сознании, ибо раз эти столпы утверждают, что женщина – это низшее создание и человеческая любовь – это физиологическая функция, значит, эта ложь на женщину и эта клевета на человеческую любовь все еще будут считаться за истину.

Истина же в том, что на своей теперешней ступени развития и мужчина и женщина являются существами не цельными, но половинчатыми, что лишь оба, соединенные любовью, они составляют одно целое, что в системе мироздания они величины совершенно равноценные, что никто из них не выше и не ниже другого, ибо оба являются дополнением друг друга. Роли и значение их в жизни совершенно равнозначны, но каждый из них силен в своей роли и не годен для другой. То, что у одного в их взаимоотношениях и притяжении друг к другу положительно, то у другого отрицательно, и наоборот. Премудрость космических законов, в основу жизни положивших столь могущественный фактор, как притяжение полов друг к другу, этим указала равноценность их в мироздании и необходимость жизни не одинокой, но парами. Недаром в христианском священном писании сказано: «Оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть» (Быт., 2: 24).

Таким образом, равновесие жизни достигается соединением мужского и женского Начал в одно, но «для того, чтобы создать равновесие, необходимо разделить и объединить: разделить по полюсам и объединить в центре», – говорит известный оккультист Элифас Леви.

Дополняя в любовном союзе друг друга, мужчина и женщина являются малой вселенной, в которой в малом масштабе происходит все то, что происходит в великой Вселенной. Огонь любви, который соединяет их для вечной жизни друг с другом, является вечно творящим и обновляющим огнем их жизни. Из этого огня любви зарождается потомство, зарождаются творческие, необходимые для дальнейшего продолжения жизни, идеи. Если мужчина оплодотворяет женщину для рождения потомства, то женщина оплодотворяет мужчину своею любовью для рождения идей. Если физический союз мужчины и женщины дает в результате физическую сущность человека, то духовный союз дает духовную сущность – идею, которая, зародившись на духовном плане, в мысли, перейдет в действие на физическом плане.

Лишь такое обоюдное дополнение друг друга тем, чем силен один и слаб другой, дает полную гамму человеческой любви. В такой любви, как в сильном световом фокусе, сосредоточиваются все и физиологические, и психологические запросы и потребности и тела, и души, которые, все без исключения, не остаются без надлежащего ответа. В лучах такой любви люди преображаются, становятся благородными, мужественными, способными на подвиг, самопожертвование и на творчество. В такой любви нет ничего постыдного, гадкого или греховного, ибо такая любовь есть космическое веление и закон жизни, которому подчиняется все живущее на всех планах бытия.

«Мужчина, как Любовь в своей сущности, стремится к женщине, потому что вначале в ее Любви он видит отблеск своей сущности, а затем подымается по этой любви до ее сущности, до ее Премудрости, которую и начинает любить всей полнотой своей истинной Любви. Женщина, как Премудрость в своей сущности, стремится к мужчине, потому что вначале в его Премудрости она видит отблеск своей сущности, а затем подымается по его премудрости до его сущности, до его Любви, и начинает жить в своей Премудрости, освещаемой его Любовью.

Сущность мужчины есть Любовь, облик его есть Премудрость. Сущность женщины есть Премудрость, облик ее есть Любовь.

Мужчина есть Любовь в Мудрости, женщина есть Мудрость в Любви» (Элифас Леви).

«Всякая форма, в которой не имеется принципа мужественного и принципа женственного, не есть форма высшая и законченная. Святой, да будет Он благословен, не утвердил там Своего пребывания, где эти два принципа не соединены совершенно; Благословения нисходят лишь туда, где это единение существует, как мы этому поучаемся из слов: «Он их благословил, и Он дал им имя Адам в день, когда Он их сотворил»; ибо даже имя человеку не может быть дано иначе, как мужчине и женщине, объединенным в одно существо» (Зогар).

«Прежде чем прийти в этот мир, каждая душа и каждый дух образовывали мужчину и женщину, объединенных в одно существо; нисходя на землю, эти две половины разделяются и оживляют различные тела. Когда время брака настанет, Святой, да будет Он благославен, Который знает все души и все духи, их объединяет, как раньше, и тогда они составляют, как и ранее, одно тело и одну душу... Но этот удел согласуется с делами человека и путями, по которым он шел. Если человек чист и если он возмужал добродетельно, он будет наслаждаться единением совершенно подобным тому, которое предшествовало его рождению» (Зогар). [5]

Таким образом, только два составляют одно. Понять это – значит понять и разрешить многое. Человек никогда не предназначался к одиночеству и изолированности, но к сотрудничеству и дополнению одним другого. Вся природа и организм как мужчины, так и женщины приноровлены именно к этому и при одних и тех же причинах производят разные эффекты и разные последствия. Принципы развития жизни и совершенствования человечества заложены в соединении двух противоположных Начал. Ни мужчина, ни женщина в отдельности этими данными не обладают. Здесь находится корень и объяснение всех явлений жизни, здесь лежит зародыш всякой культуры и цивилизаций, но точно так же отсюда начинается разложение и падение народов. Все зависит от того, какие принципы положены в основание такого единения.

Поэтому весь вред материалистического мировоззрения, может быть, нигде не сказался в такой сильной степени, как в вопросе взаимоотношений между Началами, как в вопросе любви между мужчиной и женщиной. В узком материалистическом понимании великий космический закон притяжения друг к другу Начал рассматривается исключительно в аспекте его низшего проявления, с точки зрения его физиологической функции. Все то высшее, духовное, что несет с собой любовь – как повышенная радость бытия, как чувство всеобъемлемости и всепрощения, как готовность на подвиг и на жертву, как стремление стать выше, чище, лучше, т.е. все то, что совершенствует человека, – все это не ставится ни во что и рассматривается как смешной сентиментализм и глупая фантазия. Вследствие этого и религия, и мораль смотрят на любовь между мужчиной и женщиной как на явление отрицательное, греховное, которое нужно подавлять и с которым нужно бороться.

Само собой понятно, что если из отношений между Началами изъять высшую ценность этих отношений, аромат любви, его метафизическую сторону, то, что совершенствует человека, – то останется физическая сторона, или половая функция, то есть то, что унижает и разлагает человека. Точно так же – что останется от прекрасного нежного цветка, если отнять от него его нежность и красоту, или от ароматного вкусного плода – его аромат и вкус? Останется нечто безобразное и безвкусное, для утонченного сознания неприемлемое.

Двойственная природа всех явлений и всех существ в Космосе для правильного выполнения своей роли в мироздании должна всегда проявлять двоякую деятельность. Лишь такое явление жизненно, истинно и соответствует своему назначению, когда действуют оба фактора – дух и материя, физиологический и психологический. Выявление лишь одной стороны сути нарушает законы жизни и ведет к вырождению. Поэтому любовь между Началами, будучи величайшей и единственной творческой космической силой, не может ограничиваться лишь рождением детей.

Производить потомство могут все животные. Человек в этом отношении не может уподобляться животному и ограничиваться в своем отношении к противоположному Началу только исполнением физиологической функции. Если он ограничивается только этим, то, именно, он возвращается к животному состоянию. Но человек, прогрессирующий в своем развитии, в любви к женщине найдет и использует все ее богатые духовные дары.

Говоря о любви между Началами, как важнейшем и необходимом факторе жизни, необходимо упомянуть, что в этом вопросе больше чем в каком-нибудь другом требуется умеренность и воздержание. Учение Живой Этики не знает никаких запретов, оно ничего не запрещает, но во всем рекомендует воздержание.

«В верованиях и законах много осуждается невоздержание, но опять без объяснения. Практичность воздержания пищи и слов можно видеть на протяжении нескольких месяцев. Конечно, Мы по-прежнему против изуверства и истязаний; тело знает меру топлива. О половом воздержании надо сказать подробнее, слишком много места уделено этому вопросу современным мышлением.

Очень древние мистерии говорили: «Лингам есть сосуд мудрости», но со временем это знание превратилось в безобразные фаллические культы, и религия начала что-то запрещать, неизвестно во имя чего. Между тем следовало сказать просто: факт зарождения настолько чудесен, что нельзя обойти его обычными мерами.

Можно взвесить, можно разложить на малейшие частицы, но все же остается неуловимая и несказуемая субстанция, незаменимая так же, как жизненная сила зерна. В свое время Мы обратим внимание на некоторые поразительные качества этой субстанции, которая может быть зрима, но теперь должны согласиться, что такая необыкновенная субстанция должна быть очень ценной и должна иметь какие-то важные качества, – даже глупец это поймет. Лучшее доказательство, конечно, опыт. Если мы сравним двух индивидуумов, из которых один тратит жизненную субстанцию, а другой сознательно бережет ее, то поразимся, насколько аппарат духа второго развивается чувствительнее. Качество работ становится совершенно другим, и количество замыслов и идей растет. Центры солнечного сплетения и мозга как бы подогреваются невидимым огнем. Поэтому воздержание не есть патологический отказ, но есть разумное действие. Дать жизнь не значит выбросить весь запас жизненной субстанции.

Если бы люди на первой ступени хотя бы вспомнили о ценности жизненной субстанции, то этим значительно сократилась бы необходимость запретов. Запрещение должно быть опровергнуто, это закон устремления. Но незаменимая ценность будет охраняема – это закон сохранения.

Правдивее посмотрим на вещи – все незаменимое будет в первых местах сохраняемости.

Конечно, можем ли бросать драгоценность в пространство? Конечно, эта сила приобщится к стихиям, откуда она с таким трудом извлечена; вместо сотрудничества эволюции получаются отбросы, подлежащие переработке.

Итак, представим себе воздержание как крылья!» (Листы Сада Мории, т. II, § 333).

Жизнь в мироздании развивается мерою и числом. Законы развития жизни требуют известной меры всегда, везде и во всем. Природа, требующая умеренности и воздержания, сурово наказывает за невоздержание тех, кто нарушает ее законы, уводя их из жизни. Все это хорошо известно человечеству, ибо об этом всегда напоминают и медицина, и наука, и религия, и ежедневный опыт жизни, но, несмотря на это, редко кто из людей придерживается этого золотого правила жизни, в особенности в своем отношении к противоположному Началу.

Отсутствие знания непрерывности жизни и вера в однократность человеческого существования побуждают современного человека материалистического мировоззрения искать в жизни одних лишь удовольствий, и главным орудием доставления удовольствия для таких людей является женщина. Широкое проведение в жизнь такой возможности породило зло современности – эвдемонизм – и поставило современных людей на край пропасти, в которую широким потоком сыплются все, не знающие основ своего существования.

Многие и многие тысячи современных людей в погоне за наслаждениями жгут с двух концов свою свечу жизни, безрассудно тратят свою жизненную субстанцию и часто еще в молодом возрасте оказываются исчерпанными до дна и никуда более не способными. Истративший весь запас своей жизненной субстанции не способен к творчеству ни на физическом, ни на духовном плане. Он – что выгоревшая лампа, что вычерпанный до дна колодец, что резервуар без содержимого, который не может дать ни света знания, ни воды жизни. Будучи пустой оболочкой на физическом плане существования, такой человек, попадая после смерти в Тонкий Мир, будучи чуждым природе этого мира, как не имеющий собственного огня жизни. Пространственным Огнем уничтожается.

Вечная истина, заключающаяся в союзе мужчины и женщины, в древних Учениях называлась: «Лингам есть сосуд мудрости», в том смысле, что дать жизнь – не значит истратить весь запас жизненной субстанции, ибо она содержит в себе весьма важные и ценные для творчества качества. Именно не расточением, но накоплением этой жизненной субстанции мы накапливаем свои творческие силы и разумным расходованием поддерживаем свою творческую мощь по всем направлениям.

Но люди пьют из этого источника мудрости то, до чего они доросли. Средневековый схоластик, называвший женщину дьявольским сосудом, несмотря на свое презрение к ней и желание освободиться от закона притяжения Начал, тем не менее шел к ней и пил дьявольскую муку неудовлетворяемого желания, но дьявол был в нем, но не в ней, ибо с чем он шел к ней, то и получал.

Точно так же современный материалист и эвдемонист, не признающий духовного и высшего влечения к женщине, из того же сосуда пьет или хмельной угар утонченного разврата, или кислый квас продажной любви, или выдохшийся напиток пошлости узаконенной привычки. Но мудрые, проникшие в тайну космических законов, в союзе с родственной душой пьют из того же сосуда напиток богов, пьют жизненный эликсир божественной любви и неиссякаемую радость блаженства и творчества.

Таким образом, великая премудрость Творческих Космических Сил дает возможность всякому получать из даров Космоса то, чего он достиг, к чему он стремится. Из одного и того же сосуда можно пить или вино блаженства и бессмертия, или напиток страданий и смерти. Чего он хочет, то получает, к чему стремится, того достигает, ибо все, что создано и существует в природе, не есть само по себе зло или добро, блаженство или страдание, но становится тем или другим соответственно нашему устремлению. Тем или иным отношением к противоположному Началу человек строит свою судьбу в вечности. В огне человеческой любви, как вообще во всяком огне, возвышается и очищается то, что способно эволюционировать, и сгорает и уничтожается то, что к эволюции негодно. Огонь человеческой любви, будучи аспектом Пространственного Огня, обладает и творческой, и разрушитель ной силой.

Говоря о воздержании и умеренности, нужно пояснить, что когда человек практически изучает оккультизм, когда на него возлагаются некоторые миссии, когда он вступает на ускоренный путь своего развития, тогда бывает необходимо полное воздержание. Но здесь человек сталкивается с довольно трудной дилеммой. Стремление к достижению высших возможностей и высших сил, требующее воздержания, приносит прилив высших духовных сил, которые не все идут на развитие духовности, но большая часть которых поглощается физической природой человека, и в частности повышает те возможности, от которых человек должен воздерживаться.

Анни Безант в своей книге Теософия и новая психология говорит: «Вместе с потоком высшего сознания являются различные уклонения от нравственной жизни. Нередко с гениальностью сочетаются большие нравственные уклонения. Действующий при этом закон, неясный в своей работе, тонкий в своем воздействии на жизнь, тем не менее огромной важности, и особенно важен для тех, кто желает ускорить свою эволюцию и усилить приток высших вибраций в свой мозг. Дело в. том, что каждая сила, исходящая из высших миров, подвержена превращению, лишь только она проникла в проводник, через который ей надлежит проявиться. И превращение это в полной зависимости от природы проводника.

При этом часть ее пройдет через проводник и проявится в низшем мире в своей первобытной чистоте, со всеми свойствами высшего мира, которому эта сила принадлежит. Но большая часть ее изменится под воздействием того самого проводника, посредством которого она проникла в земную среду, и притом изменится в такую форму энергии, к которой проводник имеет наиболее склонности.

Это закон, и он имеет большое значение. Из него следует, что нехорошо большому потоку духовной и высшей ментальной энергии проникать в неподготовленный приемник, не только с точки зрения опасности для нервного равновесия, но и потому, что обыкновенные проводники энергии в неподготовленном человеческом организме, принимая в себя приток высшей силы, превращают большую часть ее в усиленную жизненную энергию, притом такого характера, который обычен для действующих проводников. Таким образом, если организм имеет наклонность, положим, к половой возбудимости, гениальность увеличит в чрезвычайной степени силу половых эмоций, благодаря тому избытку высших сил, который был превращен в жизненную энергию».

Мудрость действующего в этом случае закона состоит в том, что всякий, стремящийся к совершенствованию, неизбежно должен побороть свою низшую природу и низшую творческую силу трансмутировать в высшую. Если человек справляется с этой задачей удачно, он успешно двигается дальше. Если же он здесь застревает, то этим показывает, что для дальнейшего своего продвижения еще не готов. Действием этого закона объясняется то, что гениальные люди, имеющие общение с высшими энергиями, всегда оказываются большими женолюбами, и то, что все монахи и подвижники всегда страдали от наплыва этих эмоций, которые, считаясь греховными, приписывались действию злых сил, но что в действительности есть лишь действие космического закона.

Из истории религии мы знаем, что все мировые религии древности знали о существовании двух Начал в мироздании и, вместе с Богами, чтили Богинь. Все народы древности имели пантеоны и триады своих Богов и Богинь. У вавилонян высшими Богами были: Ану, Бел и Эа; дальше шли: Ур и Наина, Нергель и Аллату и другие. У египтян – триада: Осирис, Исида, Гор; дальше – Сет и Нефтида, Птах и Сехмет, Амон-Ра и Мут. У индусов триаду составляют: Брахма, Вишну и Шива, но это не есть триада, состоящая из Отца, Матери и Сына, ибо каждый из этих Богов имеет супругу, которая символизирует их энергию: Брахма – Сарасвати, Вишну Лакшми, Шива – Парвати или Дургу. Дальше, у греков мы опять видим правильную триаду: Зевс, Гера и Арес – Отец, Мать и Сын; следующие Боги тоже парные: Аполлон и Афина, Арес и Афродита. У римлян: Юпитер и Юнона, Сатурн и Рея, Вулкан и Майя, Марс и Нерио и т.д.

Конечно, эти представления древних о Началах были очень примитивны, соответственно духовному развитию древних, но в основе своей они были правильны. Истинное представление о двух Началах давалось лишь посвящаемым при их посвящении в высшую мудрость. Лишь посвящаемым сообщалась вся великая истина закона равновесия Начал. Последнее высочайшее посвящение и состояло в этом озарении и в этом знании. Орфей, великий греческий посвященный, говорил посвящаемому ученику: «Юпитер одновременно Супруг и Божественная Супруга. Вот первая тайна». Точно так же первичное значение слова Иегова (Jehova: Jah – Eve) есть Мужское и Женское Начала. Элохимы в эзотерическом понимании тоже были духами мужского и женского Начал.

Правильное представление древних о существовании в мироздании двух Начал и вытекающая отсюда потребность почитания Богов и Богинь в западном христианском мире не подтверждается. Вечная Космическая Троица, Единосущная и Нераздельная, состоящая из Отца, Матери и Ребенка, в христианском учении заменена Троицей, состоящей из Отца, Сына и Святого Духа. Таким образом. Мать, или женское Начало, было заменено Святым Духом. Мироздание, конечно, ничего не потеряло от того, что одно понятие было заменено другим, но продолжалось унижение женского Начала. Люди утеряли понимание великого значения закона равновесия Начал, который проходит с самого Верха до самого низа и одинаков и на небе и на земле.

Бог стал в людском понимании непонятным, одиноким, человеческой природе чуждым и в своей малопонятности страшным. Не зная того, что развитие жизни в мироздании происходит действием космических законов, люди стали объяснять все явления жизни, от величайших до мельчайших, всемогуществом Бога, который повелевает – и совершается, говорит – и происходит. Стараясь понять природу непонятного Бога, люди стали приписывать Ему всевозможные качества и атрибуты, устанавливать разные догматы, ничего общего с природой Бога не имевшие. Конечно, истинное представление о мироздании и законе равновесия Начал жило среди посвященных. Так, гностики правильно почитали Святой Дух женским Началом, но христианство в третьем веке до Р.Х. было лишено института посвященных, вместе с чем утеряло и все свои правильные представления.

Почему было необходимо изъять из христианского мировоззрения понятие о равновесии Начал и заменить женское Начало Святым Духом, мы судить не можем. Из Нового Великого Откровения нам лишь известно, что Великая Матерь нашего мира пожелала в конце Темной эпохи скрыть Свой Лик от человечества. На основании же того, что ступени эволюции складываются из противоположений, можно высказать предположение, что Великая Матерь Мира скрыла Лик Свой, чтобы явиться; женское Начало в конце Темной эпохи было особенно унижено для того, чтобы в начале Светлой эпохи оно засияло во всем своем великолепии. Таковы законы эволюции.

Но Светлая эпоха уже приближается. Человечество поднимается на более высокую ступень сознания. То, что раньше было для большинства тайной и сообщалось лишь посвященным, в наше время становится достоянием всех. Великая Матерь Мира снова являет Свой Лик человечеству. Теперь всякому должно быть известно, что и в христианском мире кроме Богов существуют Богини, что кроме Отца Небесного у нас есть Небесная Мать, которая находится во главе Небесной Иерархии нашей планеты. Вот в каких словах Грядущий Учитель возвещает человечеству об этом великом знамении Светлой эпохи: «Владычица, Я Тебя возвещаю как великую Сотрудницу Космического Разума. Владычица, поверх всех сил космических, Ты несешь в Себе то сокровенное зерно, которое придает жизнь сияющую. Владычица, утверждающая все явления Разума, Ты Дательница радости космического творчества. Владычица край устремленный украсит творческим огнем. Владычица мысли и Водворяющая жизнь, Тебе являем сияние Нашего Луча. Матерь, Владыками чтимая, Мы несем в сердце огонь Твоей Любви. В Твоем Сердце живет Луч дающий; в Твоем Сердце зарождается жизнь, и Луч Мы Владычицы утвердим. Да, да, да!

Так Космос живет на величии двух Начал, да, да, да! Так Космос венчает два Начала! Так Матерь Мира и Владыки строят жизнь, да, да, да! И в беспредельном устремлении Космический Магнит объединяет свои сокровенные части. Так Мы Владычицу чтим за всеми пределами!» (Иерархия, § 9).

Когда-то Великий Учитель Христос, спрошенный фарисеями, кому в Царствии Божием будет принадлежать жена, имевшая при жизни семерых мужей, ответил: «В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но живут как Ангелы Божий» (см. Матф., 22: 30). Но как живут Ангелы Божий и все перешедшие грань человеческой эволюции: Архаты, Махатмы и другие Высокие Сущности, – Христос не сказал, потому что для этого знания человечеству еще в то время не пришла пора. Можно сказать даже, что эта великая истина была скрыта и изъята из сознания человечества конца Темной эпохи намеренно. Эта истина сообщается людям только теперь.

Поэтому не приходится удивляться тому, что представления людей о Высших Существах, об Ангелах Божиих, Архатах и Махатмах, самые неправдоподобные. Все человеческие представления о Них не соответствуют действительности. Упускается из виду, что наверху, в более совершенном виде, происходит то же, что и внизу, что на небе то же, что и на земле. Если люди – будущие Боги, то ставшие уже Богами совершенные люди. Исходя из этой точки зрения, можно составить себе более правильное представление о том, как живут и какова природа Ангелов Божиих.

«Никогда человечество не задумывалось над явлением жизни Архата. Принято видеть Архата в области облачной. Рекорды мышления ужасны и смешны. Истинно, Мы, Братья человечества, не узнаем себя в представлениях человеческих. Наши облики так фантастичны, что Мы думаем, что если бы люди применили фантазию на противоположное, то Наше Изображение приняло бы верную форму.

Кармическая связь точно исчезает, когда мышление представляет себе Архата. Все в другом масштабе, все невероятно, все не отвечает действительности. Скажем – идя к высшим мирам, Архат беспределен во всех проявлениях. Возносясь Архат возносит все высшие и тончайшие энергии с собою.

Мы можем Наши истинные Лики показать только близким. Наши Лучи можем послать только самым близким, да, да, да!» (Иерархия, § 12).

Из всего, что о равенстве Начал сказано, вытекает, что, будучи равными во всех отношениях и проявлениях, они равны во всех возможностях и достижениях. Поэтому, когда говорится об Ангелах Божиих, об Архатах и Махатмах, нельзя предполагать, что Они Существа бесполые или что Они обязательно мужского пола. Нет, как существуют Архаты мужского пола, так существуют и Тары, или Архаты женского пола. Если бы было иначе, то не было бы равновесия Начал.

«Конечно, Мы всегда подразумеваем, говоря о Братьях, и Сестер. Ведь Начала утверждены как равновесие в Космосе. Отказывающийся от принципа равновесия утверждает разновесие. Творчество космическое требует одухотворения одного Начала другим. Так в Космосе Начала созидаются для взаимотворчества. Явление взаимотворчества утверждено как символ Бытия» (Беспредельность, ч. II, § 21).

Таким образом, бытие Космоса и все космическое творчество зависят от взаимотворчества и одухотворения одного Начала другим. Так велика роль Начал в мироздании! Но само собой понятно, что космическое творчество осуществляется теми Высокими Существами Космоса, которые, закончив свою человеческую эволюцию, слились со своим дополнением, с принадлежащим Им, по космическому праву, разобщенным мужским или женским Началом Своей Сущности. Отсюда становится понятным, как живут Ангелы Божий. Они не женятся и не выходят замуж, как сказал Христос, но живут парами, составляя Одно Целое. В этом и состоит завершение человеческой эволюции, что разделенные во время инволюции Начала в конце эволюции снова сливаются в одно целое совершенное Существо. Этим подтверждается правильность легенды, говорящей о том, что в начале мироздания Господь творил души парными.

Каждая такая Пара Душ, вступивших в вечный космический брак и соединенных вечной космической любовью, образует Макрокосмос, который, дав жизнь третьему, становится Святой Троицей, единосущной и нераздельной, состоящей из Отца, Матери и Ребенка. Каждая такая Пара Душ принадлежит к сонму Богов, к Иерархии Светлых Сил Космоса, к Творческим Космическим Силам, которые направляют жизнь в Космосе и двигают эволюцию человечества. Каждая такая Пара Душ является созидателем мира и миров.

Наблюдая современную жизнь, приходится еще раз сказать, что Эрос, этот древнейший и могущественнейший из Богов, почти изгнан из обихода брачной жизни человечества. Великий основной закон мироздания любовное слияние Начал в браке, – проходящий как основа творчества через все планы бытия, на земном плане людьми безобразно искажен и возмутительно опошлен. Таинство превращено в кощунство, мистерия – в проституцию» великий космический закон, которым совершается эволюция человечества, – в половую разнузданность и полное беззаконие, которые ведут к вырождению и гибели человечества.

Это печальное наследие Темной эпохи должно быть изжито по возможности быстро, ибо время не ждет, и великий и страшный срок решения участи планеты приближается. Люди должны самым коренным и решительным образом изменить свои отношения к противоположным Началам. Не может быть речи о засилье одного Начала, о соревновании и соперничестве в области труда, о юридическом или социальном неравенстве. Главное же изменение должно произойти в установлении правильного взгляда на женщину как на подругу жизни, единственную, вечную, верную, без которой нет ни жизни, ни творчества, ни радости, ни вечности.

Жизнь на земле должна быть такой же, как на небе. Осуществление небесной жизни на земле – такую цель должен поставить себе человек. Конечно, для человечества современного развития это вопрос отдаленного будущего, но стремиться к идеалу и подражать этому высокому образцу во власти каждого человека уже теперь. Посвящение человека в великую истину, которая была до сих пор скрыта от него, но, ввиду наступления Новой Великой Эпохи, в настоящее время сообщаемую, должно изменить в самом основании все его воззрения на брак, на любовь и на женщину.

Действительно, зная о великом законе равновесия Начал, возможно ли смотреть на женщину как на низшее существо, как на дьявольский сосуд и источник всякого греха? Эта дьявольская точка зрения на мать и жизнедательницу могла появиться лишь в эпоху полного владычества дьявольской силы на Западе, где еще до сих пор сильны эти дьявольские тенденции. Знать, что где-то в беспредельности Вселенной находится наше дополнение, принадлежащая нам половина нашей сущности, соединение с которой есть конечная цель нашей земной эволюции, соединением с которой прекращается беспрерывная цепь наших ошибок, разочарований и страданий, и не стремиться к достижению этой конечной цели невозможно.

Лишь посвящением в великую истину, что подобием Бога является не отдельно взятый человек, не мужчина или женщина, но мужчина и женщина, соединенные в космическом браке космической любовью, способно переродить человечество. Из этого знания должно зародиться стремление, которое положит предел неправильному воззрению на женщину и явится стимулом для преображения будущего. Космос дает право каждому любить и быть любимым в вечности, но достигнуть этого права и осуществить его возможно лишь соединением со своим дополнением, с родственной нам половиной нашей души.

Если каждый мужчина будет смотреть на себя как на жениха, у которого во Вселенной существует невеста, которая никогда и ни в какой мере не внесет никакой дисгармонии в его внутренний мир, а каждая женщина на себя как на невесту, у которой имеется прекрасный и вечный жених, точная копия ее самой, то их стремление друг к другу будет самым благим и самым прекрасным стремлением, какое только может существовать. Оно сократит их эволюционный путь и приблизит предназначенное законом бытия. Оно даст понимание самого себя и той великой истины, что в вечном союзе Мужчины и Женщины присутствует Бог.

Такое чистое стремление к прекрасному, но далекому будущему, которое для большинства современного человечества осуществится еще не скоро, тем не менее должно самым естественным образом изменить отношения между Началами и в настоящем. Закон притяжения Начал настолько могущественный закон, что не бороться с ним должен человек, но следовать его велениям. Веления же его осуществляются чистотой мыслей, слов и поступков. Этот великий космический закон должен быть обращен не на удовлетворение своих страстей и желаний, но в великое служение общему благу и эволюции всего человечества.

Поэтому не свободная, вне брака, или покупная за деньги любовь, не обеты безбрачия или аскетизм, но брак, основанный на сердечном влечении Начал друг к другу, есть панацея от всех современных зол и всех искажений этого великого закона. Конечно, как сказал Великий Учитель Христос, «кто может вместить, да вместит» (Матф., 19: II). Кто настолько устремился к прекрасной своей половине, что притяжение посторонних половин на него или на нее уже не действует, тот уже придвинулся к достижению своей цели, но кто от этого еще не свободен, брак есть для него или для нее и космическое право, и единственный законный выход.

Здесь может возникнуть вопрос: неужели слияние родственных Начал происходит лишь в конце земной эволюции человечества нашей манвантары и ранее невозможно? Наблюдая весьма редкие, так называемые счастливые браки, когда супруги всю жизнь живут душа в душу, без малейшего расхождения в чем бы то ни было, можно сказать, что именно такие сочетания родственных душ бывают. Как сказано Е. И. Рерих, «прекрасные сосуды могут быть в прекрасном обиходе» (Письма Е. Рерих: от 5. 5. 34), но такое сочетание есть награда за хорошие дела в прежних жизнях, и для такого сочетания необходим приказ духа, необходимо, чтобы разделенные половины стремились встретиться. Прожив счастливую жизнь, они могут в следующих жизнях не встретиться, если отсутствует такое стремление.

«Родственные души, но разобщенные на протяжении веков, при встрече не узнают друг друга. Именно, лишь души, тысячелетиями объединявшиеся на земном плане духовным и великим сердечным чувством, могут достичь космического слияния в Высших Мирах. Объединение сознаний и сердец не совершается за одну жизнь, и даже в течение нескольких жизней, именно, нужны тысячелетия, чтобы накопить энергии, сплетающие эти узы неразрывные. Не может высшая Красота быть так легко достижима. Очень, очень высоко может подняться по Лестнице Света дух, разобщенный с родственной душой, но высшая степень космического творчества может быть явлена им лишь при космическом единении и сотрудничестве с энергиями родственной ему души, достигшей одинакового духовного совершенства. Космическое слияние есть редчайшее явление в Космосе. Все космические сроки и законы должны совпасть. Потому все сферы звучат торжеством, когда такое право входит в жизнь, ибо еще один великий фокус Гармонии устанавливается. Творчество объединенных Начал в Высших Сферах почти безгранично. Ступень этой эволюции уже не может быть доступна ни пониманию, ни измерениям земного человечества» (см. Письма Е. Рерих, от 31.5.35).

Безобразные условия жизни конца Темной эпохи, когда сдвинуты все основания и расшатаны все основы, которыми держалась жизнь, сделали вступление в брак для большинства современных людей явлением затруднительным, порой даже невозможным. Тяжелое экономическое состояние человечества, которое не выходит из различного рода кризисов, и вынужденное, вследствие этого, безбрачие многих людей сделали из женщины во многих случаях не подругу жизни мужчины, но соперницу и конкурентку на жизненном поприще.

Часто в современном браке мужчина не может заработать столько средств, сколько нужно для содержания семьи, и тогда женщина вынуждена помогать ему в заработке недостающих средств. Часто он вообще не может ничего заработать, и тогда вся тяжесть забот о содержании семьи ложится на женщину. Вследствие этого роли мужчины и женщины в современной семье переменились. Сплошь и рядом мы видим в современной семье, что мужчина нянчит детей и ведет домашнее хозяйство, а женщина отправляется на службу. Конечно, такие ненормальные условия жизни есть временное, уродливое явление. Когда Светлая эпоха вступит в свои права, то исчезнут эти безобразные порождения Темной эпохи, и мужчина и женщина вступят в исполнение своих обязанностей, самой природой предназначенных: мужчина – мужских и женщина – женских.

Роль женщины в мироздании настолько высока и почетна, задача, возложенная природой на женщину, столь божественна и священна, что именно к восстановлению своего священного права быть супругой и матерью должна стремиться женщина. Если никто не сможет купить ее любовь за деньги, если никто не будет пользоваться ее любовью вне брака, то ее священное право быть супругой и матерью будет восстановлено довольно скоро.

«Нет указа в Природе, чтобы женщина была привязана только к домашнему очагу. Истинно, она Мать и Хранительница мира. Потому нет ни одной области в жизни, где мог бы безраздельно царствовать мужчина, именно это безраздельное царствование одного Начала и есть порождение Темной эпохи. Творчество одинаково заложено в обоих Началах. «...»

Именно, Темная эпоха старалась сделать из женщины наложницу и няньку. И если высока роль женщины как матери, то, именно, матери не семьи только, но матери и великой воспитательницы сознания народов! Потому, как сказал Великий Владыка, “...женщина, дающая жизнь народу, имеет право распоряжаться его судьбой. Хочу видеть женщину у кормила власти, в совете министров, у всего строительства”» (Письма Е. Рерих: от 31. 5. 35).

Народы древнего мира, которые не порвали связи с вечной и божественной мудростью, понимали, что, для того чтобы хорошо исполнять обязанности супруги и матери, женщина нуждается в особом воспитании и образовании, нуждается в особом женском посвящении. Нужное воспитание и образование женщина древности получала при храмах, а посвящение – во время особых женских мистерий.

Такое посвящение существовало в Индии, в ведические времена; в Египте оно происходило во время мистерии Исиды; в Греции – в Элевзинских мистериях; и в Риме – в храмах Юноны, Дианы, Минервы и Цереры.

«Посвящение заключалось в символических обрядах и церемониях, в ночных празднествах, а затем и в особых поучениях, которые давались старшими жрецами или первосвященником и которые касались самых интимных сторон супружеской жизни. Давались советы и правила, касающиеся отношений полов, времен года и месяцев, которые благоприятствуют счастливому зачатию. Самое большое значение придавалось физической и нравственной гигиене женщины во время беременности, чтобы священное дело творчества нового человека совершалось по божественным законам. Таким образом, в женских мистериях преподавалась наука супружеской жизни и искусство материнства.

Для мужчины и женщины, действительно посвященных, создание ребенка имеет бесконечно более прекрасный смысл и большее значение, нежели для непосвященных. Для отца и матери, знающих, что душа ребенка существует до своего земного рождения, зачатие становится священнодействием, призывом души к воплощению. Между воплощаемой душой и матерью существует почти всегда сродство. Потому плохие и развращенные матери привлекают к себе души темные и злые, тогда как нежные и чистые матери привлекают к себе чистые души. Свята и прекрасна задача матери, которая создает новое жилище для этой души, облегчает ее заключение в плотскую ограниченность и смягчает предстоящее ей испытание.

Благодаря тому что женщина с полным сознанием исполняла высокие обязанности супруги, матери и жрицы, на которые в древности смотрели как на божественные, она действительно была жрицей семьи, хранительницей священного жизненного огня, Вестой очага. Посвящение женщины в античном мире являлось истинной причиной красоты расы, сильных поколений и долговечности семьи в Древней Греции и в Древнем Риме. Как смотрели на себя и на свои супружеские обязанности посвященные женщины, видно из ответа, который был дан Феано, женой Пифагора, одного из великих посвященных древности. Спрошенная однажды, сколько времени требуется, чтобы женщина, имевшая сношение с мужчиной, могла считать себя чистой, Феано ответила: “Если сношения эти были с мужем, она постоянно чиста, если с другим, она не очистится никогда”».

Эти выписки из Учения Пифагора показывают, что он, как истинный мудрец человечества, с высот эзотерической науки понимал, что жизнь человеческого общества должна быть основана на тех же вечных истинах, которые управляют жизнью миров и всей Вселенной. И уже в те отдаленные времена он составил план великой реформы, которая должна была переродить и обновить человечество. Основанный им на юге Италии, в городе Кротоне, орден пифагорейцев, жизнь в котором должна была послужить образцом для всего древнего мира, просуществовал около тридцати лет.

Благое влияние ордена и, главным образом, влияние великого ума и великого характера самого Пифагора на правительственный слой больших и богатых городов юга Италии, на политику всех ближайших государств, на их законодательство, на воззрения этические и моральные было безмерно велико. Всюду, где появлялся Пифагор, он устанавливал порядок, справедливость, гармонию и единство. Люди действительно перерождались и обновлялись, ибо в своей всеобъемлемости он вносил во все проявления жизни свое возвышенно-облагораживающее и либерально-умиротворяющее и благое влияние.

Но большинство людей той эпохи еще не созрело до того; чтобы понять и оценить всю красоту Учения Пифагора и следовать этому прекрасному образцу. Известно, что восставшими кротонцами орден Пифагора был уничтожен, сам Пифагор и более видные члены ордена были убиты. Тьма одержала верх, и источник Света на много веков погас для народов западного мира. Через несколько веков Свет засиял снова, на этот раз на Востоке, но, дойдя до Запада, зачадил и, в сущности, погас снова. Народы западного мира до сих пор пребывают во тьме невежества, предрассудков и незнания основных законов мироздания.

Между прекрасным, но отдаленным будущим человечества, которое заключается в слиянии родственных душ и сулит вечное блаженство вечной жизни, и безобразными и отвратительными отношениями между Началами в настоящем существует огромная пропасть, концы которой нужно так или иначе соединить, построив между ними мост, по которому можно было бы перейти с одного берега на другой. Всякому должно быть ясно, что перепрыгнуть эту пропасть нельзя, что существующий порядок вещей продолжать свое существование не может и что необходима какая-то переходная ступень человеческого развития, которая помогла бы перейти от безобразного настоящего к светлому и радостному будущему.

Такой переходной ступенью человеческого развития, согласно Учению Новой эпохи, являются браки и сочетания людей по стихиям. Люди делятся по стихиям. Хотя каждый человек состоит из всех четырех стихий: огня, воздуха, воды и земли, – но одна стихия в нем преобладает, соответственно которой образуется характер человека. Современные люди со стихиями не считаются и сочетаются как попало, что и является истинной причиной всех брачных трагедий, драм и комедий. Учение говорит:

«Мы готовы ко всякому духовному кровосмешению. Люди легко нагромождают элементы несоединимых стихий. Они сочетают отца – огонь с водою дочерью и землю – матерь с воздухом – сыном. Если поколение будет испепелено, то им будет мало беды, они возложат ответственность на «Отца небесного».

Невозможно привыкнуть к легкомыслию людских построений. Только духовное сознание подскажет, где несоединимые элементы. Люди не только по излучению, но и по основе стихий различаются. Основа остается незыблемой. Именно, по стихиям лучшие сочетания» (Агни-Йога, § 75).

О влиянии на природу людей той стихии или того элемента, который в человеке преобладает, а также луча той планеты, под которой человек родился, говорит астрология. Но так как выводы и положения современной астрологии, по данным эзотерической астрологии, которая сама по себе доступна лишь посвященным, не вполне точны, то они не могут быть рекомендованы для руководства. Здесь могут быть высказаны лишь общие положения. Сказано, что для проведения в жизнь этого сокровенного знания человечеству в нужное время придет на помощь Великое Братство.

Преобладание в человеке элемента огня создает характер, который в общежитии называется холерическим, преобладание элемента воздуха создает характер сангвинический, элемента воды – флегматический и элемента земли – меланхолический. Конечно, эти названия ничего не говорят, но сознание, вместившее недопустимость соединения несоединимых стихий, остережется от сочетания огня с водою или земли с воздухом. Допустимы сочетания смежных стихий, но не противоположных.

В настоящее время, когда наступила пора для овладения огненной стихией, особенно ценными и более пригодными для эволюции являются люди, в которых преобладает элемент огня. Учение говорит: «Конечно, людям огненной стихии нелегко жить в теле. Но берите именно их в сотрудники, ибо в них нет предательства. Опасность у них не вызовет смятения. Долг понят ими, и явление стремления восходит как пламя. Кому же ближе иметь лучи оплечий? Кому же ближе созидание, как не огню всепроникающему? Трудно людям усвоить признаки этой стихии. Земля, вода, воздух – эти очевидны; но как огонь проникает через воду, это покажется шуткою. Проникновение огня нужно понять, иначе не войти в Огненные Врата» (Агни-Йога, § 308).

Преобладание того или иного элемента сказывается не только в характерах людей, но отражается на составе крови и на свойстве нервного вещества. Врачам, занимающимся переливанием крови от здорового человека больному, известны случаи, когда переливаемая кровь свертывалась и наступала смерть больного. Происходят такие явления благодаря разному составу крови, взятой от людей противоположных элементов. Эзотерическая наука говорит, что если лица противоположных элементов вступают в брак, то с каждым рождением ребенка женщина начинает чахнуть, и чем более детей имеет она, тем слабее и более болезненной становится. Объясняется это тем, что с рождением каждого ребенка женщина получает прилив крови мужа, часть состава его крови, и, конечно, раз кровь его другого состава, то это губительно отражается на здоровье женщины. В браках же одинаковых или родственных элементов наблюдается обратное явление: с каждым ребенком женщина расцветает, получая приток крови одинакового состава, она вместе с тем получает приток новых сил и энергий, что отражается на состоянии ее здоровья благоприятным образом.

К тем же выводам приходит и современная наука. На годичном конгрессе Канадского медицинского общества в Торонто доктор Уокер прочел доклад о браках и о крови. На основании анализа крови нескольких тысяч супружеских пар Уокер пришел к выводу о необходимости определения состава крови брачащихся до вступления их в брачный союз. По мнению д-ра Уокера, браки могут быть удачными лишь в том случае, когда кровь жениха и невесты принадлежат к одной и той же группе. Как правильно утверждает д-р Уокер, браки бывают неудачными и сопровождаются всякими осложнениями, начиная с семейных дрязг и кончая семейными драмами, если кровь мужа не соответствует крови жены. Между прочим, Уокер обнаружил, что когда кровь отца принадлежит к первой группе, а кровь матери – к третьей, то, невзирая даже на их самые высокие качества ума, дети рождаются дефективными и полуидиотами.

Из этих немногих слов видно, какое великое значение имеет правильное сочетание людей в браках по стихиям. То или иное сочетание элементов влияет в ту или иную сторону как на состоящих в браке, так и на их потомство. Учение Новой эпохи рекомендует людям сочетание в браках по стихиям как переходную ступень к сочетанию с родственной душой, с которой все будет едино и не будет никаких противоположений, но будет абсолютное и полное тождество. Но чтобы достичь завершения своей земной эволюции – сочетания с единственной для каждого родственной душой, которая родственна во всех отношениях, по всем элементам и лучам, – необходимо подготовить свой организм хотя бы сочетанием по стихиям. Это и будет тот мост, по которому можно будет перейти от позорного для человечества настоящего к светлому и прекрасному будущему.

Конечно, такой переход не может совершиться скоро. Много нужно потрудиться над собой, чтобы очиститься и освободиться от тех гнусностей, которые скопились около отношений между Началами. Много нужно поработать над своим сознанием, чтобы из эвдемониста стать почитателем женского Начала, чтобы понять гибельность для себя мимолетных проявлений низшей страсти к первой попавшейся женщине и осознать красоту вечной любви к одной женщине. Чем скорее человек пройдет эту ступень своей эволюции, чем скорее он освободится от отрицательного проявления закона притяжения к противоположному Началу и преобразит это притяжение в полярность положительную, тем для него лучше, ибо без такой замены своих воззрений и своих отношений к женскому Началу доступа в Новую, Светлую эпоху быть не может.

Найдутся скептики, которые будут утверждать, что вечной любви между Началами не может быть, что такая любовь утопия. Конечно, с точки зрения человеческих отношений на земном плане существования вечной любви нет и не может быть, ибо она может быть лишь между однородными организмами, но не между разнородными. Но даже и на земном плане существования есть вечная любовь человека к самому себе.

Это особый аспект любви, который принимается как аксиомная истина, никем никогда не оспаривается и не вызывает никаких споров, разногласий или обменов мнениями. Нет человека, который утверждал бы, что он себя ненавидит. Если даже он это иногда и говорит, то такое утверждение неискренне, ибо противоречит природе всякого живого существа, для которого жизнь есть высшее благо. Эта единственная вечная любовь человека к самому себе на земном плане существования начинается с момента появления человека на земле, не уменьшается и не прекращается до момента его смерти.

Исходя из той точки зрения, что родственная нам душа, слияние с которой есть цель нашей эволюции, есть мы сами, есть противоположная полярность нашей собственной сущности, становится ясным, что любовь между двумя родственными Началами, которые суть одно, может быть только вечной, никогда не уменьшающейся и никогда не прекращающейся. Та любовь, которую испытывает к самому себе разобщенный и половинчатый человек, может быть лишь слабым отражением того глубокого и сильного чувства, которое испытывают друг к другу два существа, сознающие и чувствующие себя одним цельным и нераздельным существом. Если бы такая любовь была временным явлением, то она потеряла бы всю свою силу и могущество, потеряла бы всю свою красоту и обаятельность. В космическом строительстве имеют значение лишь ценности вечные, но не преходящие. Вечная любовь возможна между родственными Началами, вибрирующими на одну и ту же вибрацию, и есть вечная космическая ценность и тот могучий рычаг, которым развивается и поддерживается вечная жизнь в мироздании.

Любовь между Началами не исчерпывает собой всего значения этого всеобъемлющего и великого понятия. Здесь говорилось о таком аспекте любви, который людьми наиболее искажен, наименее понят и наиболее нарушается. Истинная и глубокая любовь между мужским и женским Началами не только не исключает всех прочих аспектов любви, но углубляет и расширяет все проявления этого великого чувства до беспредельности. Если поняты основной принцип и причина развития жизни в Космосе, если поняты роль и значение человека в мироздании, то любовь к Богу и Высшим Существам, любовь к своему ближнему, любовь материнская и все прочие проявления этого великого чувства есть необходимое следствие, вытекающее из основы всякой любви – любви между Началами.

Начала, как уже сказано, есть сильнейшие магниты, поэтому любовь между мужским и женским Началами есть действие притяжения разноименных и противоположных полюсов одного и того же когда-то разделенного магнита. Любовь к Высшим Существам есть притяжение Большими Магнитами малых магнитов. Любовь к своим детям есть то же явление, но меньшей силы и меньшего значения. Любовь к своему ближнему есть притяжение однородных магнитов, но обладающих разными индивидуальными свойствами притяжения или отталкивания. Таким образом, мы видим, что любовь между Началами есть особый аспект любви, отличающейся от прочих видов этого всеобъемлющего чувства и великого принципа, которым все живет, движется и существует.


[1] Вся Кали-юга продолжалась 432 000 лет.

[2] Приведено Д. Мережковским в Тайне трех.

[3] Э. Шюре. Великие Посвященные.

[4] Э. Шюре. Великие Посвященные.

[5] Цитаты из Э.Леви и Зогара приведены В. Шмаковым в Священной книге Тота.

 

Глава 4

О КРАСОТЕ И ИСКУССТВЕ

Произнесший Красота – спасен будет. (Листы Сада Мории, т. I, § 199).

Если любовь есть тот могучий двигатель, посредством которого развивается жизнь в мироздании, то красота есть та цель, к которой развивающаяся жизнь стремится. Хотя конечной целью развития жизни большинство людей считает приближение к Первопричине или к Тому, Кого люди называют Богом, но стремление всего живущего к совершенствованию, то есть к замене несовершенных и примитивных форм жизни на сложные и совершенные, есть в сущности стремление к красоте. Мироздание развивается красотою, и совершенствование жизни своей конечной целью имеет красоту. Совершенства вне красоты не может быть. Достижение большего или меньшего совершенства есть достижение большей или меньшей красоты. Абсолютное совершенство есть абсолютная красота, есть Первоисточник мироздания, и стремление к совершенствованию и красоте есть стремление к Первоисточнику жизни.

Красота не есть абстрактное понятие, но она существует как самостоятельное явление, как могучая самодовлеющая сила, которая действует облагораживающим, возвышающим и умиротворяющим образом на все живущее. «Красота покоряет все сердца. Все ей подвластно, перед нею склоняются все, даже самые гордые. Красоте поклоняется сам Всевышний». [1] Красота вызывает в каждом, даже самом грубом человеке высокие эмоции и светлые порывы. Перед явлением истинной красоты поникает все грубое, пошлое и низкое. Хотя бы на самый короткий миг, но душа стремится ввысь, к лучшему, к прекрасному. Созерцание истинной красоты возносит человека в Высшие Сферы, приближает его к Истине и дает ему познание целей и задач мироздания. Красота есть самый могущественный фактор совершенствования человечества.

Любовь, этот основной фактор бытия и развития жизни, вызывается по преимуществу красотою, ибо любви, как самостоятельного явления, без причины ее вызывающей, не существует. Любовь и красота неразрывно связаны между собою, и красота есть причина появления и возникновения любви. Для того чтобы она появилась, необходимо воздействие красоты. Красота обладает настолько могущественной притягательной силой, что она влечет и манит к себе абсолютно всех. Мы любим только то, что прекрасно. Безобразное вызывает в нас чувство отвращения и отталкивания. Сколько бы мы ни старались полюбить то, что нам противно или безразлично, любовь не появится. Мы можем вызвать в себе в таких случаях чувство сострадания, но не любви, ибо любовь вызывается лишь красотою, так же как желание пить вызывается жаждою. Красота есть именно тот источник, который вызывает жажду и желание пить из этого источника то наслаждение и ту радость, которые он может дать.

«В представлении древних греков Бог обозначался как Истина, Добро и Красота. Их учили, что во всей природе, которую мы видим вокруг. Бог проявился как Красота. И чем больше наука проникает в глубину природы, тем вернее оказывается это древнее представление о Боге как о Красоте. Чем внимательнее человек проникает в природу, тем ярче начинает светить пред нами красота этой имманентной жизни со всем совершенством и чудными подробностями могучей жизни, исходящей из Божественной Красоты». [2]

Красота, как Бог, присутствует везде и во всем. Умение найти красоту везде и во всем, точно так же как умение видеть Бога везде и во всем, зависит от степени духовного развития человека. Чем более человек духовно развит, тем более красоты замечает он вокруг себя.

Представление о Боге как о Красоте есть завершение человеческих представлений о Боге вообще, есть венец и синтез всех понятий, которые сложились вокруг понятия Бога. В самом деле, что такое добро, справедливость и прочие высокие эпитеты, которыми люди называют Бога, как не проявление красоты? Без красоты нет и любви. Разве мы могли бы любить Бога, если бы Он не был олицетворением всего наивысшего, то есть Красоты? Если представить себе Бога не как Красоту, но как безобразное страшилище, то никто никогда не мог бы любить такого Бога. Его боялись бы, но не любили. Но страх перед Богом как метод воспитания человечества годен лишь на первоначальных ступенях человеческого развития. Страх есть оковы рабства. Страх перед Богом приводит к восстанию и бунту против Бога, к отрицанию Бога и безбожию. Поэтому в дальнейшей эволюции понятия Бога страх перед грозным Богом заменяется любовью к олицетворению Красоты.

Правильность представления о Боге как о Красоте подтверждается всеми явлениями людям Высших Существ, которые когда-либо происходили. Никто никогда из тех, кому выпало на долю это редкое счастье, не утверждал, что он видел нечто безобразное, но, наоборот, все утверждали о необыкновенной красоте этих Ангелов Божиих, которые когда-либо являлись людям.

Истинно культурный и просвещенный человек всякому явлению найдет объяснение, всякой вещи свое место, во всем он увидит целесообразность действующих в мироздании законов, закономерность причин и следствий, ритм, гармонию и красоту беспредельного совершенствования вечно сменяющихся явлений жизни. Он увидит красоту в ослепительном сиянии солнца и в мерцании отдаленной звезды; в порхании перелетающей с цветка на цветок бабочки и в копающемся в навозе навозном жуке; в улыбке ребенка и в жалкой гримасе убогого нищего; в радостном блеске глаз невесты и в потухающем взоре умирающего; в грозном реве бури и в ласкающих порывах теплого ветерка; в величественной океанской волне и в тихом журчании ручья и так дальше, везде и во всем, до беспредельности.

Жизнь в мироздании и эволюция человечества развиваются красотою. Великая красота в служении человечеству Тех Высоких Сущностей, которые, закончив свою человеческую эволюцию, не уходят от нас, но остаются с нами как Учителя мудрости и наши Руководители в нашем достижении Царствия Божия и жизни вечной. Великая красота в самопожертвовании вообще. Когда мать, жертвуя своей жизнью, спасает своего ребенка; когда ученый прививает себе яд, чтобы узнать действие его на человеческий организм, жертвуя своею жизнью для общего блага; когда пророк, проповедуя слово истины, несмотря на нападки, насмешки и поношения, продолжает громить невежество и готов служение истине запечатлеть своею кровью, то в этих примерах самопожертвования заключается великая красота. Когда на поле брани малый отряд, прикрывая отступление главных сил, принимает на себя удары вдесятеро сильнейшего врага; когда утлая ладья выходит в бушующее море, чтобы спасти пассажиров тонущего корабля; когда пожарные, во весь опор, с шумом и грохотом, несутся по улицам на подвиг спасения погибающих в пламени пожара, то в этой устремленности к подвигу и готовности пожертвовать своею жизнью, чтобы спасти другого, заключается великая красота.

Кроме этих бьющих в глаза красот проявления духа человеческого, всегда были и есть малые и незаметные герои, которые в каждодневном проявлении доброжелательства и готовности помочь всякому, в ревностном исполнении своего долга, в пребывании на своем посту до конца, в мелких, но постоянных доказательствах самоотречения и самопожертвования служат той же великой цели – развитию и распространению красоты в мироздании. История человечества полна описаний подвигов самопожертвования, совершенных и большими и малыми героями, и эти образцы проявления красоты духа человеческого оправдывают существование человечества.

Красота в своих проявлениях беспредельна. Она не вмещается ни в какие рамки и не может быть ограничена какими-нибудь пределами. Цель мироздания есть беспредельный рост гармонии, то есть красоты. Сущность красоты, таким образом, заключается в гармонии, то есть в соответствии данного явления жизни или данной формы жизни действующим в мироздании законам развития и совершенствования жизни. Всюду, где существует такое соответствие, существует беспредельный рост гармонии и красоты. Нет такого соответствия – получается нарушающая развитие жизни дисгармония, которая теми же законами развития жизни будет приведена к разрушению и уничтожению.

Наблюдая в жизни то, что мы называем прекрасным, будь то явление природы или творение человеческого гения, мы всегда, везде и во всем, в каждом истинном явлении красоты, видим эту гармоничность или соответствие между собою частностей целого явления красоты с окружающей его средой и условиями, ее вызвавшими. Истинная красота есть полное соответствие и полная гармония всего, что составляет объект красоты, со всем, что его окружает.

Всякий воспринимает красоту по своему сознанию и своему развитию, но чувство красоты в большей или меньшей мере присуще всему живущему. Известно, что змея любит цветы и музыку. Птица с красивым оперением сознает свою красоту и держит себя с большим достоинством, нежели серая и незаметная. Лошадь очень любит, когда ее наряжают и украшают, и охотно предоставляет себя заботам. Все мы знаем, каким мучительным операциям подвергают себя, красоты ради, чернокожие и краснокожие красавицы, татуируя свое тело или продевая в уши, губы и ноздри различные тяжеловесные украшения. Китаянки высших кругов до сих пор уродуют свои ноги, превращая их в какие-то копытца, лишая себя на всю жизнь возможности свободно передвигаться, и все это ради красоты, понятия о которой, как видим, бывают самые своеобразные.

Таким образом, правильное понимание истинной красоты находится в прямом соответствии с нашим развитием. Ограниченный человек с ограниченным умственным и духовным кругозором будет ограничен и в понимании красоты. Многие красоты пройдут мимо его взора незамеченными, ибо он может заметить лишь такую красоту, которая вмещается в его сознании. Учение говорит: «Можно в темноте стоять бессмысленно пред прекраснейшими произведениями искусства но ведь темнота в нас самих!» (Мир Огненный, ч. I, § 30) Именно для того, чтобы видеть красоту, которая как Бог присутствует везде и во всем, необходим свет, ибо в темноте мы видеть ничего не можем, но этот свет должен быть в нас самих.

Развитие способности видеть красоту есть необходимое условие эволюции. Если человек по грубости своих восприятий не замечает красот земного трехмерного мира, то что он может увидеть, попав после смерти в Тонкий, четырехмерный Мир, который гораздо богаче своими красотами, но все они проявляются, как показывает само название этого мира, тоньше, изысканнее, многообразнее? Для него пребывание в Тонком Мире будет пребыванием во тьме. Учение говорит: «...ужасно остаться во тьме четвертого измерения, и все следующие измерения превращаются в ужасные гримасы без освещения Огнем сердца» (Мир Огненный, ч. I, § 30).

Все многообразные и для человеческого сознания трудно вообразимые красоты высших миров для человека, не зажегшего в себе свой собственный светильник, превратятся в ужасные гримасы. Он увидит все в искаженном и извращенном виде. Тьма его сознания не допустит его увидеть то, что увидит человек, зажегший в себе огонь высшего познания, огонь своего сердца. Поэтому, чтобы не остаться во тьме четвертого измерения, необходимо полюбить красоту, находясь еще в трехмерном мире, необходимо развить в себе наблюдательность и правильную, без предрассудков, оценку каждого явления и каждой вещи, необходимо развить в себе опыт в понимании прекрасного. Учение говорит: «Опыт в прекрасном держит в пределах достоверности. Когда так богат мир земной, когда еще богаче Мир Тонкий, когда величественен Мир Огненный, тогда нужен опыт в Прекрасном. Лишь острота наблюдательности поможет утверждать красоту» (Мир Огненный, ч. I, § 243).

Благотворное влияние красоты на нравственное развитие человека замечено и осознано лучшими умами человечества уже давно. «Дорога в мир нравственного идет через мир прекрасного. Где появляется прекрасное, там смягчаются ожесточенные сердца и душа открывается для лучших чувств. Где пороки и борьба, оттуда прекрасное обращается в бегство и там воцаряются грубость и разврат. Человек никогда не может достигнуть нравственного идеала, если он не способен проникнуться понятием прекрасного. Поэтому прекрасное претворилось в признак нравственного». [3]

Но нравственное нельзя смешивать с тем, что называют моралью. И в то время как истинно нравственное есть вместе с тем и истинно прекрасное, ибо прекрасное безнравственным не может быть, мораль не только не нуждается в красоте, но считает ее явлением лишним, ненужным, порой даже вредным и греховным. Прекрасное преображает человека, возвышает и сублимирует его, но мораль ничего преобразить не может, она устанавливает отрицания, запреты и ограничения. Потребность окружать себя красотою есть вступление на путь духовного совершенствования.

В христианском священном писании сказано: «Бог сотворил все мерою и числом». Но мера и число есть гармония и ритм, то есть то, из чего создается красота. Естественные науки, высшая математика, химия, астрономия и другие, изучающие законы мироздания и развитие различных форм жизни, неизменно свидетельствуют об изумительной красоте, которая царит в мироздании. Проследим ли мы строение атома, кристалла, снежинки, листа дерева, человеческого организма или всего Космоса всюду мы увидим меру и число, то есть гармонию и ритм или, в окончательном результате, красоту.

Природа геометризует, говорят некоторые, и это выражение вполне правильно. Природа, или то же, что Бог, строит все по законам гармонии и ритма. Все строится, развивается и живет мерою и числом. Все, соответственно своему назначению в мироздании, получает свою меру, свой размер нужных каждому сил и свое число нужных каждому атрибутов для выявления той роли в мироздании, которая ему предназначена.

В природе нет ничего безобразного или отрицательного. Вся природа есть абсолютная красота. Возьмем ли мы суровую и дикую природу севера, с его чахлой и бедной растительностью, или роскошную природу тропиков, с их богатой фауной и флорой, мы неизменно везде найдем своеобразную красоту, свойственную лишь данным условиям и данной местности. Кто не любовался восходом и закатом солнца; беспредельным простором пустынь и степей; бездонной глубиной небес, с их бесчисленными звездами по ночам; манящей тишиной и чарующей прелестью леса; величественным видом горных вершин и цепей; грозной картиной бушующего моря, – тот мало еще проник в понимание красот мироздания. Но есть на земле красота, мимо которой нельзя пройти, не заметив ее. Красота эта в цветах. Действительно, как можно пройти мимо прелестных, нежных, ароматных цветов, не отдав дань их чарующей прелести, богатству и разнообразию их окрасок, оттенков и запахов? «Не шутя можно сказать, что в цветах оседает небо на землю», – сказано в Учении (Листы Сада Мории, т. I, § 291), и, действительно, на непревзойденную красоту цветов на земле, начиная от скромных полевых цветов и кончая выращенными в садах орхидеями и розами, можно смотреть как на прекрасный дар небес, будящий в человеке чувство красоты и напоминающий о чудной красоте высших миров.

Если трехмерный физический мир обладает многими красотами, то следующий, четырехмерный Тонкий Мир обладает ими в неизмеримо большем количестве. Всякий высший мир отличается от стоящего рядом с ним низшего мира именно своей большей красотою. Помимо того что материя этого мира сама по себе тоньше и пластичнее, он обладает еще большим количеством цветов, звуков, тонов, которых физический мир не знает. Все краски Тонкого Мира гуще, чище, нежнее и напряженнее. Они постоянно переливаются и меняют свою напряженность и густоту. Один и тот же цвет дает сотни переливающихся оттенков одного и того же тона. Видимое на земле северное сияние есть слабое отражение красот Тонкого Мира.

Что касается следующего. Огненного Мира, то красота его человеческим языком не поддается описанию. На земном языке мы не имеем таких слов и понятий, которые могли бы правильно передать нам сущность этого мира. Там все сияет, сверкает, ослепляет. Когда Моисей на горе Синае просил Господа показать ему свой Лик, то Господь ответил, что не может человек, видевший Господа, остаться в живых. Происходит это потому, что вибрации, исходящие от Высших Иерархов, настолько высоки, что человеческий организм их не выдерживает. И как лопается стеклянный сосуд, когда около него раздается высокая вибрация, на которую он не может ответить, точно так же не может долго выдержать человек созерцания ослепительной красоты Высших Существ, что могут подтвердить те немногие лица, на долю которых выпало это редкое счастье.

Самое совершенное по красоте произведение Природы есть совершенный человек. Вся красота Космоса воплотилась в совершенном человеке. В частности, для мужчины она воплотилась в женщине, для женщины – в мужчине. Будучи прекрасным произведением Природы, которая стремится к совершенству, то есть к красоте, человек, как отражение Вселенной, может и, в сущности, должен творить и распространять вокруг себя красоту во всех проявлениях своей жизни, ибо, лишь идя путем красоты, можно достигнуть вершин Света.

О красоте совершенного человека высших миров говорит во Втором послании к коринфянам апостол Павел, ссылаясь на которого, Учитель александрийский Ориген в своем труде О Началах говорит следующее; «“Храмину имеем нерукотворную, вечную на небесах” (2 Коринф., 5: 1), то есть в обителях святых. На основании этого изречения мы можем догадываться, какою чистотою, какою тонкостью, какою славою будет отличаться качество того тела сравнительно с нынешними телами, хотя небесными и блестящими, но, однако, рукотворными и видимыми. А то тело называется храминой не рукотворной, но вечной на небесах. Но так как “видимое временно, невидимое же вечно” (2 Коринф., 4: 18), то невидимое, нерукотворное и вечное (тело) несравненно превосходит все те тела, какие мы видим и на земле, и на небе, – тела видимые, рукотворные и не вечные. На основании этого сравнения можно предполагать, какою красотою (decor), каким великолепием (splendor), каким блеском (fulgoor) будет обладать духовное тело. Истинно сказано, что “не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его” (7 Коринф., 2: 9)» (О Началах, III, гл. VI).

«Когда повторяю о красоте, хочу приучить к великой красоте Огненного Мира. Каждый, кто может полюбить прекрасное, уже преображает часть жизни Земли. Только подробным духовным познаванием можно уже здесь сожигать ненужные ветоши. Не в особых кострах на площадях совершается такое сожигание, но в улыбке любви каждого дня. Лишь постепенно познаем, как прекрасен Мир Духа. Коротко наше пребывание в разных слоях, но, войдя в Мир Огненный, мы можем пребывать там. И когда мы приходим оттуда, мы везде сохраняем огненную торжественность» (Мир Огненный, ч. I, § 576).

Помимо красоты, даваемой человеку в разнообразных явлениях природой, существует красота, которую дает человеку человек посредством искусства. Искусство неразрывно связано с красотой, ибо имеет целью внести в обиход человеческой жизни часть божественной красоты, которая существует в природе. «Через искусство имеете свет», – говорит Учение (Листы Сада Мории, т. I, § 2), и не признать истинности этих слов нельзя. Человек приближается к познанию Истины и восходит к Свету через искусство, которое творит красоту.

Искусство существует на всех ступенях человеческого развития, зарождается раньше появления письменности, которая, в сущности, есть достижение искусства и является показателем достигнутого культурного состояния каждого народа. На самых низших ступенях человеческого развития, у самых первобытных народов, соответственно их зарождающемуся сознанию, существует примитивное искусство в виде песен, священных плясок и грубого изображения предметов обихода и животных на камнях и стенах. Но тем не менее и это примитивное искусство исполняет свою великую роль в деле развития человеческого сознания. По мере развития человечества развивается и его искусство, но точно так же можно сказать, что с развитием искусства развивается и человек, ибо одно исходит от другого и одно есть следствие другого. История искусства есть история развития человечества.

Таким образом, искусство есть путь в мир прекрасного. Начинаясь маленьким, едва заметным ручейком среди диких народов, оно, по мере развития человечества, как река, принимающая в себя много различных притоков, много различных отраслей искусства, становясь все шире и глубже, выявляет все проявления духа человеческого, орошает и питает своими достижениями все человечество для того, чтобы в конце своего пути мощным и глубоким потоком слиться с бездонным океаном беспредельной красоты Космоса.

«В жизненности заключается Наше строительство. В красоте залог счастья человечества, потому Мы ставим искусство высшим стимулом для возрождения духа. Мы считаем искусство бессмертным и беспредельным. Мы разграничиваем знание и науку, ибо знание есть искусство, наука есть методика. Потому стихия Огня напрягает искусство и духотворчество. Потому чудесные жемчужины искусства могут, истинно, поднять и мгновенно преобразить дух. Ростом духа человечеству все доступно, ибо только внутренние огни могут дать нужную мощь восприятия. Потому Агни-йог может чуять всю космическую красоту без узкой научной методики. Истинно, жемчужины искусства дают возношение человечеству, и, истинно, огни духотворчества дают человечеству новое понимание красоты. Так Мы ценим цельность вокруг центра и ценим Служение Иерархии сердцем» (Иерархия, § 359).

Из сказанного видим, что искусство имеет целью творить и создавать красоту, будить человеческий дух и бороться с его низшей природой, поднимать и возвышать облик, скрашивать его жизненный путь, примирять его с невзгодами жизни. Искусство, которое не преследует таких целей, не только не имеет никакой цены в мироздании, но абсолютно вредно. Искусство, как и всякое явление в природе, может уклониться и в отрицательную полярность. Можно очень искусно подделывать чужие подписи или передергивать в карточной игре. Можно достичь большого совершенства в порнографической литературе, или в постановке безнравственных пьес, или в будящих низшие инстинкты человека безнравственных картинах. Конечно, такое искусство находится на услужении темных сил и с истинным искусством не имеет ничего общего.

«Искусство, говорящее о божественной красоте и гармонии, являет собою процесс неизмеримой ценности для эволюции высшего сознания, и каждая мечта артиста, каждая фантазия музыканта, каждая греза о красоте, когда-либо достигшая земного сознания, есть прозрение в Вечную Красоту, которая есть не что иное, как сам Бог в одном из своих проявлений. Искусство находит свое оправдание только в том, что оно соприкасается с иными мирами и выражает собою не одну только земную, а и потустороннюю эволюцию, развитие духа, а не тела, Бога в человеке, а не торжествующего зверя. Искусство, которое есть искание красоты, является истинной целью жизни, к нему направляется наше развитие, ради него и им совершается наш внутренний рост». [4]

Искусство в своих проявлениях многообразно, так же как сама жизнь. Все, чем мы в жизни пользуемся, начиная от пуговицы на нашем платье и гвоздя в нашем сапоге; от стула, на котором мы сидим, и тарелки, из которой мы едим; от разнообразных сложных машин, производящих многообразные нужные нам предметы обихода, и грандиозных сооружений путей сообщения с их мостами, виадуками и метрополитеном – все есть произведение искусства, все изобрел человеческий гений, над всем работал человеческий ум. Поэтому неправильно считать искусством лишь изящные искусства, такие, как живопись, музыка, литература, скульптура, архитектура, драматическое, и прочие виды изящных искусств.

«Когда говорят о прикладном искусстве, часто употребляется отвратительное слово: коммерческое искусство. Это отвратительное выражение должно быть изъято. Что же, в сущности, искусство, как не выражение Прекрасного? Вы можете иметь нечто прекрасное или безобразное. Если вы имеете пред собою предмет обихода, сделанный Бенвенуто Челлини, ведь это будет творение великого искусства! Во всех проявлениях искусства мы должны руководствоваться только одним основанием – Прекрасным. И мы должны помнить, как применять искусство в нашей каждодневной жизни. Даже полы могут быть вымыты прекрасно. Ибо нет ничтожного искусства в том, что истинно. Постоянно повторяя как заклинание: прекрасное, прекрасное, прекрасное, – вы становитесь уже творящим в существе своем. Безобразные отрицания есть символ невежества, и подобное невежество также должно быть изъято. Не убоимся постоянно иметь перед собою эту великую мысль» (Н. К. Рерих. Держава Света).

Всякое произведение искусства, будь то прикладное или изящное искусство, для того чтобы иметь право называться искусством, должно быть исполнено по законам гармонии и ритма. Возьмем ли мы стихотворение, то есть поэтическое произведение, или произведение музыканта и художника, архитектора и скульптора, певца и танцора, в каждом из них, вне зависимости от того, исполнено ли оно человеческим голосом или на музыкальном инструменте, красками или линиями или каким-нибудь другим способом, неизменно должны быть соблюдены гармония и ритм. Лишь такие произведения искусства в большей или меньшей степени пленяют нас своей красотой, в которых в большей или меньшей степени присутствуют эти два основных условия явления красоты.

Помимо этих основных условий, для творчества красоты всякий сюжет истинно прекрасного произведения должен быть удачно выбран и тщательно, со всевозможным совершенством, разработан. Во всяком прекрасном произведении искусства должна быть выражена какая-нибудь идея; она не должна требовать никаких дополнительных пояснений и должна быть с одного взгляда ясна и понятна всякому. Всякое истинное произведение искусства должно выражать индивидуальность творчества и доставлять известное эстетическое наслаждение. Всякий художник, помимо своего искусства, должен понимать все прочие отрасли искусства, которое в сущности своей едино, иначе истинным художником он не будет.

Наслаждение, доставляемое человеку созерцанием истинной красоты и истинного произведения искусства, вполне индивидуально и зависит от того, насколько человек сам продвинулся в своем духовном развитии. Кто может часами простаивать перед понравившейся ему картиной; кто забывает себя и весь мир, слушая прекрасное пение или музыку; кто приходит в восторг при виде прекрасной статуи или огромного замка, храма или иного здания, которые подавляют своей величиной, но благодаря пропорциональности частей, когда все стильно, выдержанно и находится на своем месте, – кажутся легкими, изящными и ажурными; кого до слез умиляет какой-нибудь трогательный мотив простой народной песни; кто одинаково может наслаждаться и прекрасной игрой артиста, и изящными и пластическими движениями танцовщицы; кто упивается созвучием слов живых прекрасного стихотворения, – тот далеко подвинулся в своем духовном развитии, тот может быть истинным ценителем искусства.

Но много ли есть таких истинных ценителей искусства? Нужно признать, что их немного, что их поразительно мало Все культурное человечество, по его отношению к искусству можно разделить на две неравные категории. Первая – это художники, это творцы и создатели произведений искусства, вторая – это потребители произведений искусства. Вторую категорию, в свою очередь, можно разделить на три неравные группы. Первая, небольшая группа – это те, которые хотя не принимают участия в создании художественных произведений, но обладают художественным чутьем, благодаря чему в своем суждении об искусстве высказывают правильную точку зрения. Это весьма ценные для развития искусства критики, к голосу которых прислушиваются художники. Дальше идет разряд таких, у которых художественное чутье в зачаточном состоянии, которые некоторых произведений искусства не понимают, но, чтобы не высказать ошибочного мнения, честно признаются в своем непонимании и говорят просто: «Это мне нравится» или «Это мне не нравится». Таких тоже немного. Самое большое количество таких, которые в искусстве ничего не понимают, у которых художественного чутья совсем нет, но некоторые из них почему-то полагают, что они в искусстве нечто понимают. Прислушиваясь к тому, что говорят другие, они повторяют чужие мысли, прибавляя к ним нечто несуразное от себя.

Учение говорит: «Ошибка думать, что преходящие приемы искусства могут создать единое основание к суждению. Именно только наблюдательность, которая питает третий глаз, дает твердое основание к творчеству, пригодному и в Тонком Мире» (Мир Огненный, ч. I, § 243). Между тем люди судят об искусстве именно по преходящим приемам искусства, существующим в данное время. Произведение искусства, исполненное не по установленному шаблону, независимо от приемов, принятых в школах данного времени, невежественными критиками не признается за стоящее внимания произведение искусства. Поэтому тяжел и тернист путь художника, который, желая быть самобытным, не считается с современными ему школами и приемами.

Еще более тернист путь художника, который, не имея диплома об окончании современной ему школы искусства, обладает несколькими талантами. Современный человек, верящий в однократность человеческой жизни и по своему опыту знающий, что для приобретения права на звание художника нужно долго учиться и потратить чуть ли не полжизни для приобретения специальности хотя бы только в одной отрасли искусства, не может допустить, чтобы другой, который не учился или учился очень мало, был равен ему, и раз он исполняет свое произведение не по принятым приемам искусства, то ясно, что он дилетант. Невежественные критики повторяют это мнение.

Они не понимают, что талантливый человек рождается готовым художником, певцом, поэтом, музыкантом и т.д., что его дипломы находятся в «чаше накопления», что каждый его талант есть его вечный, божественный диплом, приобретенный усилиями его прежних жизней, что духовные накопления, в виде талантов, передаются из жизни в жизнь, ибо раз цель жизни есть совершенствование, то талантливый человек сделал уже некоторые успехи в своем совершенствовании, он приблизился к ступени совершенного человека – Архата, который обладает всеми талантами, какие вообще могут существовать.

В Учении сказано: «...Одна специальность не может составить содержание Иерарха» (Агни-Йога, § 94), поэтому узкий специалист будет еще много раз воплощаться, чтобы сравняться с многообразно талантливым человеком. «Каждый Бодхисаттва среди прочих своих выявлений должен быть совершенен и в художестве» – сказано в книге Твердыня Пламенная великим художником, ученым, исследователем и признанным мировым культурным водителем человечества Н. К. Рерихом. Но если бы кто-нибудь из Бодхисаттв (Иерархов) выставил свою картину на суд современных ценителей искусства, то, наверно, она была бы признана дилетантским произведением, если бы не была исполнена соответственно современным приемам искусства.

Истинный художник не может ограничивать себя одной сферой деятельности, одной отраслью искусства. Все виды искусства должны быть ему близки, ясны, понятны и доступны. Так же как всеобъемлюще искусство, должен быть всеобъемлющ и художник. Великий всеобъемлющий художник Леонардо да Винчи говорит: «О художник, твое разнообразие да будет столь же бесконечно, как явление природы. Продолжая то, что начал Бог, стремись умножить не дела рук человеческих, но вечные создания Бога. Никому никогда не подражай. Пусть будет каждое твое произведение как бы новым явлением природы».

Культура и все ее высшие достижения, точно так же как все произведения искусства, созданы не толпою, но отдельными гениальными и талантливыми личностями. Это они ведут человечество по пути прогресса, поэтому истинный художник не может приноравливать свое произведение искусства к неразвитому вкусу толпы, но он сам должен давать направление взглядам и вкусам масс. Ни один писатель, ни один художник, ни один строитель никогда не создал ничего выдающегося, ничего выходящего из ряда обыденности, если он подделывался под вкусы толпы. Лишь опередивший в своем развитии других способен улавливать, поверх изжитых и разложившихся течений современности, струи новых творческих веяний и быть истинным художником, творцом истинных и художественных произведений искусства.

Искусство, объединяя в своем стремлении к прекрасному все проявления духа человеческого, кроме всеобъемлемости человеческого творчества, исполняет великую роль всеобъединения человечества. Благодаря этому искусство есть общее достояние всего человечества. Оно международно, общечеловечно, интернационально. Как никто не имеет монопольного права на наслаждение и пользование красотами природы, но такое право имеет всякий, кто развил в себе понимание прекрасного, точно так же никто не имеет права присваивать исключительно себе прекрасные произведения искусства. Как солнце согревает и светит не одному, но всем, точно так же должно светить и согревать всех искусство. Эта мысль понята и проведена в жизнь человечеством уже давно. Во всех культурных странах существуют хранилища, куда собрана часть лучших произведений искусства, доступных обозрению желающими.

Объединяющая роль искусства, его интернациональность и общечеловечность проявляются особенно ярко в последнее время. Имена лучших творцов искусства известны всему человечеству. Художники становятся интернационалистами в полном смысле слова – они принадлежат не одной нации, но всем. Всякий народ, помимо своих художников, знает и иностранных, ибо визиты иностранных художников, разъезжающих из страны в страну для демонстрирования своих достижений в области искусства, стали обыденным явлением в наше время. Особенно яркая роль в объединении человечества на почве искусства выпала на долю русского искусства. Благодаря отчасти русскому рассеянию по всему миру, весь мир ознакомился с русским искусством. Русская песня и музыка, русская литература и живопись, русский балет и театр совершили победоносное шествие по всему миру, и весь мир знает имена лучших русских художников и творцов искусства.

«Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един. Искусство есть знамя грядущего синтеза. Искусство – для всех. Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата священного источника. Свет искусства озарит бесчисленные сердца новою любовью. Сперва бессознательно придет это чувство, но после оно очистит все человеческое сознание. И сколько молодых сердец ищут что-то истинное и прекрасное. Дайте же им это. Дайте искусство народу, кому оно принадлежит. Должны быть украшены не только музеи, театры, школы, библиотеки, здания станций и больницы, но и тюрьмы должны быть прекрасны. Тогда больше не будет тюрем» (Н. К. Рерих. Держава Света).

Современные люди не придают искусству того значения, какое оно должно было бы иметь как один из самых могущественных факторов человеческого духовного развития. Произведения искусства обычно являются достоянием лишь немногих обеспеченных людей, что не может быть признано правильным. Красота и произведения искусства, ввиду их возвышающе-благотворного влияния на нравы людей, должны быть для всех и стать доступны всякому. Лишь тогда, когда в каждом самом скромном доме будут находиться образцы произведений великих мастеров искусства (хотя бы в копиях, конечно) и когда в доме бедняка не будет грубых и примитивных предметов обихода, но все они будут сделаны изящно и со вкусом и способны будут, при созерцании их, вызывать некоторое эстетическое чувство, проснутся в душах людей те высшие духовные силы, которые в обычное время спят, но которые могут быть вызваны толчком, получаемым от соприкосновения с красотой.

«Лишь в невежестве мы думаем, что Прекрасное суждено только богатым и недоступно трудящимся. В превратном мышлении мы, пожалуй, придем к опасному заключению, что Прекрасное есть не что иное, как роскошь. Нужно раз навсегда понять, что одухотворяющая сущность Прекрасного не имеет ничего общего с роскошью. Прекрасное – это не есть праздничный отдых, это не есть гость случайный. Прекрасное – это благородный водитель всей нашей жизни! Беспрестанно Прекрасное твердит нам о мудрости утверждения, сердечного и объединяющего, и предостерегает не поддаваться звериному отрицанию, враждебному и свирепому. В мудром утверждении выражено величие самосознания» (Н. К. Рерих. Держава Света).

«Искусство идет дальше обыкновенного человеческого зрения, и потому есть стороны жизни, о которых может и имеет право говорить только искусство. Таков вопрос о любви. Только искусство умеет подходить к любви, только искусство умеет говорить о ней. Любовь всегда была и есть главная тема искусства. И это вполне понятно. Здесь сходятся все нити человеческой жизни, все эмоции: через любовь человек соприкасается с будущим, с вечностью, с расой, к которой он принадлежит, со всем прошлым человечества и со всей его грядущей судьбой. В соприкосновении полов, в их влечении друг к другу лежит великая тайна жизни, тайна творчества. Отношение скрытой стороны жизни к ясной, т.е. проявление реальной жизни в нашей кажущейся, особенно ярко вырисовывается в этой вечно трактуемой, вечно разбираемой и обсуждаемой, вечно не понимаемой области – в отношении полов. Обыкновенно отношения мужчин и женщин рассматривают как необходимость, вытекающую из необходимости продолжения человеческого рода на земле. Рождение – вот raison d'être [5] любви с религиозной, моральной и научной точки зрения. Но в действительности творчество заключается не в одном только продолжении жизни, а прежде всего и больше всего в творчестве идей. Любовь является огромной силой, проводящей идеи, будящей творческую способность человека.

Когда сольются две силы, заключающиеся в любви, – сила жизни и сила идей, – человечество сознательно пойдет “к своим высшим судьбам”. Пока только искусство чувствует это. Все, что говорится о любви “реалистически”, всегда грубо и плоско. Ни в чем так резко не проявляется различие глубокого “оккультного” понимания жизни и поверхностного “позитивного”, как в вопросе о любви.

Далее автор Tertium Organum [6] говорит, что для оккультного понимания любовь есть именно то, чем она рисуется искусству, т.е. психологическое явление, в котором приходят в действие и звучат все самые тонкие струны души, в котором, как в фокусе, собираются и проявляются все высшие силы человеческой природы. В то же время именно этой стороной жизни человек соприкасается с чем-то большим, часть чего он составляет.

Разбирая далее отношение современного сознания к вопросу о любви, Успенский указывает, что наука, для которой единственная цель любви продолжение рода человеческого, не объясняет, почему в человечество вложена сила, влекущая два пола друг к другу в бесконечно большем размере, чем это нужно.

Для целей продолжения рода утилизируется только одна малая дробь той силы любви, которая вложена в человечество. Куда же идет главное количество силы? Мы знаем, что ничто не исчезает. Если энергия есть она должна во что-нибудь перейти. “В творчество по всем направлениям”, – отвечает автор; он утверждает, что всякое идейное творчество является результатом энергии, возникающей из эмоции любви.

История подтверждает этот смелый вывод. Мы знаем, что в эпохи наибольшего расцвета искусства и наивысшего художественного творчества то, что можно назвать побочной силой любви, т.е. тот огромный избыток силы, влекущей два пола друг к другу, на который указывает цитируемый автор, выражался всегда в такой полной гамме высоких эмоций, волнений, новых идей и смелых грез, которая служила вдохновением для человеческого творчества.

И наоборот, в эпохи падения нравов, когда эмоции любви понижаются, а с ними вместе понижается темп жизни и ее привлекательность, родник духовного творчества высыхает, искусство мельчает, литература вырождается. Все эти признаки налицо в наше время. Их приписывают внешним причинам. Но это неверно». [7]

Из сказанного становится ясным, что искусство, рождающееся из горения божественного огня любви к противоположному началу, во все времена человеческого существования обладало могучим средством воздействия на умы, сердца и нравы людей и было главным фактором, способствовавшим расцвету цивилизации и подъему нравственного сознания людей. Искусство, которое не выполняет этого своего высокого назначения, не есть искусство, и художники, которые забыли свое высокое призвание идти впереди жизни и вести за собой менее развитых, которые, вместо того чтобы давать тон и направление жизни, плетутся в хвосте ее, угождают низменным чувствам толпы и подделываются под вкусы масс, не имеют права на существование, ибо вред, приносимый такими псевдохудожниками, неизмеримо велик.

Анализируя искусство конца Темной эпохи, можно сказать, что в переживаемое нами время смены эпох, время всевозможных кризисов, которые в сущности и являются показателями умирания отживших форм жизни, современное искусство не только не возвышает и не облагораживает человека, но разрушает его. Конечно, сказать это огульно про все современное искусство нельзя. Есть небольшая часть художников, которые остались на высоте своего призвания, но подавляющее большинство художников способствует ухудшению безобразных и отвратительных условий современной жизни.

Действительно, если некоторые литераторы, в угоду понизившемуся нравственному облику современного человека, пишут романы и пьесы в духе его низкого духовного содержания, если театр унизился до постановки порнографических пьес с неизменным раздеванием артисток на сцене, если ставятся кинематографические фильмы «только для взрослых», если любимыми артистами современных людей являются искусные в кулачном бою боксеры и всякого рода рекордсмены, то что положительного можно сказать о такого рода искусстве?

Оно вместо хлеба дает людям камень. Вместо помощи обнищавшему духом человеку, оно гасит в нем остатки духовности, оно ускоряет надвигающуюся катастрофу и толкает человека в открывающуюся уже пред ногами его бездну. Кажется совершенно непостижимым, почему неглупые люди, которые в некоторых вопросах высказывают вполне правильные суждения, в животрепещущем вопросе самого бытия человеческого, во взгляде на современное положение и в том, что необходимо для выхода из создавшегося ужасного безвыходного положения, не могут понять ясной и простой истины, что все бедствия, все кризисы, все болезни и катастрофы есть результат падения нравов, результат незнания самых основных законов, которые правят миром, короче говоря, результат невежества и духовного разврата.

Но когда немногие прозревшие указывают слепым путь спасения, то над ними смеются, их называют сумасшедшими. Так было при надвигающихся катастрофах всегда, то же самое происходит и теперь. Современные деятели и водители человечества, чувствуя и видя шатание везде и во всем, тем не менее не хотят принять того нового, что им предлагается, и усердно продолжают копаться в той старой рухляди, которая создала современное безвыходное положение, выискивая среди нее такую ветошь, которая, по их мнению, может быть еще годна на заплату зияющих дыр современной жизни. Они не могут понять, что спасение – в устремлении к новому, в искании новых путей, но не в возврате к изжитым и устарелым формам жизни.

Когда же этого не понимают передовые люди и деятели искусства, то это последнее дело. Искусство должно идти впереди жизни, должно давать направление ей, должно давать людям духовную пищу, без которой жизнь немыслима, которая в переживаемое нами время всевозможных кризисов более необходима, чем в какое-нибудь другое время, но не подделываться под низменные вкусы толпы и способствовать дальнейшему падению человечества. Искусство, которое этого не осознало, совершает великое преступление перед, человечеством. Художники, которые способствуют падению нравов и понижению нравственного облика человека, не художники, но гробокопатели, которые роют могилу и себе и другим, ибо сказано: «Когда слепой ведет слепого, то оба падают в яму».

Нам, живущим на сломе старого мира, приходится переживать события, которые совершаются во многие тысячелетия однажды. Благодаря крушению старого мира и происшедшей вследствие этого переоценке всех ценностей, многое в понимании людей спуталось, перемешалось и утеряло свое прежнее влияние и значение. Все основы отжившего мира сдвинуты и расшатаны. Но так как люди не хотят понять, что происходящие события есть результат наступления космических сроков, когда должно совершиться то, что планом эволюции предназначено, и упорно отстаивают старые формы жизни, то ясно, что положение от этого не улучшается, но с каждым днем ухудшается, ибо изменить предназначенное вне власти человека. Жестокий всеобщий кризис, влекущий за собой звериную борьбу за существование, и всеобщая катастрофа в перспективе – вот настоящие и будущие результаты борьбы человека против веления высших Сил Света.

Но где борьба, там нет красоты. Красота в дружеском сотрудничестве людей между собою, но не в звериной борьбе за существование. Где борьба, там появляется вражда, озлобление, зависть и прочие низшие и отрицательные стороны человеческой сущности. Где борьба, оттуда прекрасное обращается в бегство. Наблюдая современную жизнь, мы видим, что прекрасное почти изгнано из обихода жизни современного человека. Занятый борьбой за свое существование, он отошел от красоты, перестал ее понимать, перестал чувствовать потребность в ней. На прекрасные произведения искусства он стал смотреть как на ненужную и лишнюю роскошь, без которой можно обойтись, или же стал искать и находить красоту там, где ее не было, а именно в декадентщине, в кубизме, футуризме и прочих произведениях упадочного периода развития искусства.

От безобразия современных условий жизни, от падения нравов и дальнейшего одичания человечества, от звериной борьбы за существование может спасти людей лишь красота. Это понято лучшими умами человечества уже давно. «Чудо луча красоты в украшении жизни поднимет человечество». «Произнесший Красота спасен будет», – говорит Учение (Листы Сада Мории, т. I, § 45, 199). «Красота спасет мир», – говорил Достоевский. Поэтому нужно искать красоту всегда, везде и во всем и, найдя, хранить и оберегать этот нежный цветок от прикосновения к нему всего низкого, грубого и пошлого. Нужно развивать и растить в себе красоту, сознательно оберегая свой внутренний мир от проникновения в него всего безобразного, отрицательного и растлевающего. Нужно бороться с самим собою и со своей низшей природой, ибо это есть единственный род борьбы, который приносит благие результаты, и прислушиваться к голосу своего высшего я, который направляет нас на путь совершенствования, то есть красоты.

Но красота не живет без любви. Любовь и красота – это два аспекта одного и того же Единого Вечного Божественного Начала, это два аспекта вечной правды жизни. «Любовью зажжете свет красоты, и действием явите миру спасение духа». – говорит Учение (Листы Сада Мории, т. I, § 354). Любовь – это дочь красоты и сама является матерью красоты. Рождаясь из красоты, любовь сама рождает красоту. Если красота есть причина, то любовь – следствие ее. Если любовь – причина, то следствием будет красота, ибо любимые и любящие всегда сознательно воздерживаются от всего, что могло бы унизить их в глазах предмета их любви.

Безразлично, кого или что мы любим. Лишь бы предмет любви был прекрасен и способен был вызывать у нас чувство восхищения, почитания и поклонения, ибо истинная красота именно должна вызывать в нас эти чувства. Любя красоту, мы любим Бога, ибо Бог есть Высшая Красота, которая присутствует везде и во всем, нужно уметь лишь найти ее. Учение говорит: «Учи счастью красоты. Учи счастью знания. Учи счастью любви. Учи счастью слияния с Богом» (Листы Сада Мории, т. I, § 45). Именно в любви и красоте заключается высшее счастье сознания Истины, высшее счастье слияния с Богом. Любовь и красота – это две боковины, две стороны лестницы, по которой человек восходит кверху и ступени которой он строит сам.

Самая естественная, ближе всего понятная и легче всего осуществимая красота, которая возникает из любви друг к другу противоположных начал. Любовь между мужчиной и женщиной, истинная, постоянная и возвышенная, есть неиссякаемый источник красоты, есть родник творчества, всего благородного, светлого, культурного. Из такого источника не может зародиться ничего отталкивающего, гадкого и позорного.

Поэтому в наше бедное красотой, но богатое всякими безобразиями время вспомним о любви и красоте. Будем стремиться к ним, будем искать их, будем хотя бы мечтать о них. Мечты о прекрасном не есть бесплодное и пустое фантазирование, но весьма могущественное средство для ликвидации всех отрицательных и безобразных явлений нашей жизни.

Зная уже о значении и силе человеческой мысли, никому не должно показаться странным, если предлагается мыслить о прекрасном. Ведь это так легко, доступно всякому и никого не отвлекает от его обычных занятий.

Учение говорит: «Когда девушка вечерами и ночами стремится принести пользу миру, когда она мечтает о несказанно прекрасном и высоком далеко ли это от жизни? Если эти мечты были прекрасны, не будет ли прекрасен и ответ на них?» (Листы Сада Мории, т. I, § 452). Именно прекрасные мечты вызывают прекрасный ответ на них, но какой ответ будет получен на мысли о взаимоистреблении и уничтожении, о завоеваниях и захватах, на мысли о соперничестве и конкуренции? Когда подумаешь о том, что люди готовят себе, то страшно становится за человечество. Ведь все зависит от устремления человеческого духа. Эволюция человечества направляется в ту сторону, в которую направлены человеческие устремления. Положительные устремления, направленные на благо всего человечества, создадут восходящую ступень эволюции; отрицательные, направленные к достижению эгоистических целей, приведут к падению и гибели. Если люди стремятся не к сотрудничеству с Космическими Силами и со своими ближними, но к конкуренции и соперничеству, то что другое, кроме конкуренции и соперничества, может получиться? Ведь еще Христос сказал: «Взявший меч, от меча погибнет». К нам приходят из Космоса на помощь такие силы и такие энергии, какие своими устремлениями мы вызываем. Наше восхождение и преуспеяние и наше падение и гибель всецело зависят от наших устремлений.

«Устремление духа напрягает мужество, насыщая человека энергией огня. Сила воли предоставляет человеку самую устремленную, стройную ступень к красоте. Только при строительстве духа утверждается форма красоты. Потому когда силы мужества напрягают творчество, то результат соответствует красоте. Потому скажем: только в соответствии с Космическим Магнитом можно создать форму красоты. Так каждое народное движение, напряженное силою духа, дает новую ступень эволюции. Потому красота напряжения соответствует красоте творчества Магнита. Все космические явления соответствуют красоте. Так путь к Беспредельности зовет к красоте!» (Беспредельность, ч. II, § 186).

Если бы люди уделяли мыслям о прекрасном хотя бы десятую долю той мысленной силы, которую они тратят на мышление отрицательное, то у нас давно бы не было ничего отрицательного, ибо положительная мысль сильнее отрицательной. Если бы люди, сговорившись, все одновременно стали мыслить о прекрасном, они создали бы столь великую силу, которая перевернула бы мир и создала бы такую красоту, какую даже трудно себе представить. Но что могут сделать сто человек, думающие о красоте, если миллионы думают о безобразии? Безобразие таким и остается.

Итак, мысли о прекрасном не только существенны и полезны, как отдых, но они, в полном смысле слова, необходимы, как единственное средство спасения от все увеличивающейся волны безобразия. И чем более безобразной и отвратительной становится жизнь, тем сильнее и напряженнее должно быть наше желание прекрасного, тем большее количество прекрасных мыслей должно быть послано нами в пространство, ибо прекрасные мысли родят прекрасные желания, а прекрасные желания приведут к прекрасным действиям. Учение говорит: «Тверди – Красота, даже со слезами, пока дойдешь до назначенного» (Листы Сада Мории, т. I, § 52). Нам всем назначена красота вечной жизни. Так будем же стремиться к ней!


[1] Архангельский. Ты есть То.

[2] А. Безант. Тупики цивилизации.

[3] Б. Карнери. Кем я должен быть.

[4] А. Безант. Теософия и новая психология.

[5] Разумное основание, смысл (прим. ред. электронного издания).

[6] П.Д. Успенский.

[7] Е. Писарева. О скрытом смысле жизни.

 

Глава 5

О МОЛИТВЕ И ПОДВИГЕ

Отец, отныне я сокращу мои песнопения,

И отрешу длинноты славословий.

В подвиге будет молитва моя,

И начну ее молчанием. (Листы Сада Мории, т. I, § 360).

«Молитва есть осознание вечности», – говорит Учение (Листы Сада Мории, т. II, § 307). Человек молится потому, что он знает, а если не знает, то бессознательно чувствует себя принадлежащим к вечности. В молитве выражается и молитвою поддерживается его связь с вечностью, с беспредельностью, Высшими Мирами и Высшими Силами. Действительно, чем другим может быть достигнута связь с вечностью и единение и общение с Высшими Силами, как не постоянной молитвой, постоянным напоминанием о себе Высшим Силам и себе о своей связи с Ними?

Необходимость единения и слияния с Высшими Силами при помощи молитвы заложена в самой природе человека, но выражается различно, в зависимости от духовного развития человека. Но, как и первобытный человек, поклонявшийся фетишам и силам природы, современный духовно развитой человек повинуется тому же импульсу – велению духа своего, но первый это делает бессознательно, инстинктивно, из чувства страха перед грозным Божеством, второй же – сознательно, испытывая от общения и единения с Высшими Силами величайшую радость.

Стремление духа человеческого к единению и слиянию со всем Высшим наблюдается всегда, во все времена, у всех народов, на всех ступенях развития. Пришедший для земной жизни из Высших Миров, дух человеческий знает свою родину, тоскует по ней, знает свое происхождение от Первоисточника жизни и стремится вернуться к Нему. Отсюда постоянная и неистребимая потребность духа человеческого хоть иногда, хоть на короткое время вернуться на свою родину – в Высший Мир – и в молитве слиться с Первоисточником всего сущего, чтобы почерпнуть необходимую для дальнейшей жизни силу. Такое общение с Высшими Силами и Высшими Мирами нашего духа есть необходимое для его развития и жизни питание, так же для него необходимое, как для физического тела необходимо питание физическое. Не получающий такого питания дух замирает, так же как замирает тело, не получая питания телесного. «Иже успеет услышать своего духа голос, над бездною вознесется», – говорил Преподобный Сергий Радонежский (Криптограммы Востока). Поэтому блаженны познавшие это и прислушивающиеся к голосу духа своего.

Таким образом, человек чувствует необходимость в молитве, то есть в общении с Высшими Силами, в начале своего эволюционного пути, когда он стоит еще близко к природе и по-детски верит всему, что ему говорят, когда разлагающие влияния сомнений и отрицаний еще не коснулись его сознания и он бессознательно следует велениям духа своего. Его сотрудником и сподвижником в молитвенном подвиге является человек, приближающийся к началу своего богочеловеческого пути. Тогда человек знает о своем божественном происхождении, знает о реальности и красоте жизни посмертного существования и сознательно поддерживает свою связь с Высшим Духовным Миром и общение с Высшими Силами при помощи молитвы.

Но человек, находящийся посередине между этими двумя точками пути человеческого развития, в периоде развития интеллекта, с его опасностью уклонения в отрицательную полярность, далек от всего этого. Из младенческого состояния первобытного человека, с его узкими взглядами и примитивными верованиями, он уже вышел, но зрелости духовно развитого человека и правильного понимания целей и задач мироздания еще не приобрел. Все кажется ему в его прежних воззрениях и верованиях смешным, мелким и недостойным его хотя и выросшего сознания, но достаточно еще ограниченного, чтобы правильно судить о явлениях высшего порядка и законах высшей духовной жизни.

Полагая, в своем самомнении, что он уже постиг все, отвергнув все старое, он, по ограниченности своего ума, принимает за реальность лишь явления видимого физического мира, отвергает, как несуществующий. Высший Духовный Мир и обыкновенно застревает в болоте материализма, выбраться из которого собственными усилиями уже не может. Тогда на помощь ему приходит карма – один из тех космических законов, которые он не признает, – и начинает бить его бревном по затылку, выбивая из его головы тупоумие. Учение про таких говорит: «Конечно, каждый Учитель радуется беспредельной красоте дальних миров и мучается скорченным тупоумием воплощенных двуногих. Разве можно дать им ключ дальних миров? После каменной тягости тупоумия они еще переживут ядовитую слизь сомнения и ужас самомнения. Тогда явится бревно по затылку, и, слетев с лестницы, улитки мечтают прилепиться хотя бы к низшей ступеньке» (Агни-Йога, § 26).

Есть на этом срединном пути немногие избранные, которые проходят эту весьма важную и опасную ступень человеческой эволюции более или менее безболезненно, которые не переживают тягостных сомнений и огульного отрицания всего духовного, но нормальным эволюционным путем переходят к высшему пониманию. Но таких меньшинство, большинство приходит к познанию истины через отрицание ее. Такие обязательно должны пережить и слизь сомнения, и ужас самомнения, чтобы из Савла стать Павлом, чтобы из гонителя истины стать проповедником ее. Но, конечно, далеко не все Савлы становятся Павлами. Часть из них застревает в болотах материализма, переходит на сторону врагов эволюции и, в окончательном результате, как космические отбросы, поступает в космическую переработку.

Для того чтобы молитва выполняла свое назначение – поддерживать связь с Высшими Силами, – она должна быть постоянной. Постоянная молитва, как словесная, так и мысленная, как вообще всякое слово и всякая мысль, создает в астральной сфере постоянную вибрацию, которая, в зависимости от вложенных в молитву слов или мыслей, создает из пластичной материи астрального плана мыслеобраз – живое существо, воодушевленное той идеей, которая заключена в словах или мыслях молитвы. Это живое существо направляется к тем Силам и в те сферы, где Они находятся, и предстает пред Ними как живой образ того состояния, в котором находится проситель. Какова человеческая молитва, таков и создаваемый ею мыслеобраз. По этому мыслеобразу определяется как проситель, так и его молитва, также то, насколько она заслуживает исполнения.

Отсюда становится понятным, что молитва случайная в большинстве случаев цели не достигает. Она не может создать настолько мощной вибрации, чтобы породить определенно и точно выраженный мыслеобраз. Он будет туманным, неясным и расплывчатым, не выражающим никакой идеи. Как случайное порождение, не питаемое больше одинакового рода мыслями, он будет неразвившимся уродом, загромождающим собою пространство, ответственность за что несет всякий причастный к загромождению космического пространства ненужными и подлежащими уничтожению отбросами. Недаром в восточной религиозно-философской литературе говорится, что нужно молиться или всегда, или никогда. Кроме того, связь, однажды уже бывшая и по легкомыслию, нерадению или иным причинам порванная, рассматривается как предательство и с большим трудом восстанавливается, нежели устанавливается впервые.

Конечно, бывают молитвы случайные, но столь сильные, на которые почти немедленно получается ответ в виде той или иной помощи. Происходит это тогда, когда человек бывает поставлен на край пропасти. Если он сумел в такой момент обратиться к Высшим Силам с воплем отчаяния, со всем огнем своего сердца, то, если данный опасный момент не входит в зрелую карму, которая должна исполниться, получается почти немедленная так называемая чудесная помощь, появляющаяся неизвестно откуда. Рассказы и описания таких случаев чудесной помощи известны многим, ибо они всегда большинством людей рассматриваются как чудо. Такое чудо создает мощная вибрация и яркий мыслеобраз, созданный напряженным состоянием сердца в час опасности, выразившимся в сильной и горячей молитве, с упованием и надеждой на Высшую помощь, и, конечно, помощь в таких случаях никогда не запаздывает. В Учении не раз говорится: «Помощь Наша приходит в последний момент», но это потому, что лишь в последний момент человек научается языку сердца и говорит таким языком, на который отказа не бывает, и немедленно помощник, в виде Ангела Господня или обыкновенного человека, неизвестно откуда является.

Вспомним, что когда Авраам по требованию Сарры отпустил ее служанку Агарь с сыном ее от Авраама, Измаилом, и она заблудилась в пустыне Вирсавии, то, видя, что сын ее умирает от жажды, она подняла столь сильный вопль, что он достиг по назначению, и немедленно к ней был послан Ангел Господень, который успокоил ее и указал ей на колодец с водою, который она так тщетно искала ранее (Быт., 21). Таких примеров, указывающих на действенность горячей и искренней молитвы человека, находящегося в безвыходном положении, можно найти в Библии и в жизни множество.

«Молитва есть осознание вечности. В молитве заключены красота, любовь, дерзание, отвага, самоотверженность, неуклонность, устремление. Но если в молитве заключается суеверие, страх и сомнение, то такое заклинание относится к временам фетишизма.

Как же следует молиться? Можно проводить часы в устремлении, но существует молниеносная молитва. Тогда без слов мгновенно человек ставит себя в непрерывность всей цепи в Беспредельность.

Решая соединиться с Беспредельностью, человек как бы вдыхает эманации эфира и, без механики повторений, получает лучшее замыкание тока. Так в молчании, не тратя времени, можно получить струю освежения.

Только развитая духовность может в едином вздохе поднять сознание человеческое. Но Мы должны твердить о молитве, ибо о ней будут спрашивать.

Не нужно заклинаний, не нужно выпрашиваний, не нужно пыли смирения, не нужно угроз, ибо уносим себя в дальние миры, в хранилища возможностей и знаний. Чувствуем, что нам они назначены, и прикасаемся дерзновенно.

Так поймите Завет: “Не молитесь всяко, но в духе”» (Листы Сада Мории, т. II, § 307).

О необходимости молиться «не всяко, но в духе» учил людей и Христос. В беседе с Самарянкой Христос говорит: «Настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Иоанн, 4: 23). Но прошло две тысячи лет, как сказаны эти слова, а в чем состоит молитва «в духе и истине» людям до сих пор непонятно. Люди увешивают себя амулетами, значения которых они даже не знают, шепчут в темных углах длиннейшие молитвы, которые в большинстве случаев состоят из выпрашиваний у Бога разных милостей, исполняют все церковные постановления и обряды и воображают, что поклоняются Отцу в духе и истине.

Поклонение Богу в духе и истине не имеет ничего общего с теми формами заклинаний, какими, вместо молитв, люди пользуются теперь. Поклоняющийся Богу в духе и истине перестает быть, первым делом, постоянным попрошайкой, который обращается к Богу главным образом, чтобы напомнить Ему о себе и выпросить у Него побольше всяких великих и богатых милостей. Он не говорит больше: подай, Господи, да подай. Господи, – но все, что он ни делает, он делает для Господа, говоря: Тебе, Господи!

Он знает, что попрошайничеством ничего не достигнешь, ибо попрошайничество не поощряется даже в человеческой среде. Даже мы, с нашим ограниченным умом, понимаем, что когда к нам является здоровый, могущий работать человек, просящий о помощи, то нужно предложить ему работу. Необходимо, чтобы он заработал то, что ему нужно, а не получил в силу одной только просьбы, ибо цель и назначение жизни есть труд, а не попрошайничество. Если бы достаточно было только просьб, чтобы иметь в жизни все, что нужно, то развилось бы такое тунеядство, которое развратило бы и погубило бы мир. Почему же можно думать, что поощрять тунеядство, леность и попрошайничество будет Бог, который есть Сама Мудрость? Мы получаем в жизни милости от Бога постольку, поскольку мы их зарабатываем, а не потому, что просим. Если мы мало получаем, это значит, что мало зарабатываем.

Но чем мы можем заработать у Бога? Что мы можем дать Ему взамен того, что нам для жизни нужно? Ведь Бог ни в чем не нуждается! Так обычно принято думать, но это не вполне верно. Бог нуждается в нашем труде. Мы – призванные помощники и сотрудники Сил Света в проведении Ими на нашей планете плана эволюции. Каждый из нас имеет определенную задачу и определенное назначение. Каждый из нас, в зависимости от своих индивидуальных способностей и свойств, поставлен на такое место, на котором он может быть наиболее полезен. Как бы ни казалась нам ничтожна та роль, которую мы в жизни выполняем, она есть именно та, которая нам назначена. Более или менее добросовестным выполнением своего долга мы зарабатываем большее или меньшее количество милостей у Бога, но они ни в коем случае не являются результатом наших выпрашиваний и наших молитв. Есть же люди, которые никогда не молятся, и тем не менее они тоже не лишены милостей, ибо труд есть их молитва.

Если же человек сознательно всякий свой труд превращает в великое служение Высшим Силам и на исполнение всякой своей обязанности смотрит как на сотрудничество с Ними, на благо всего человечества и на пользу эволюции, то его постоянный труд, добросовестно, охотно и с любовью выполняемый, есть его постоянная молитва. Для такого человека отпадает необходимость участвовать в продолжительных общих молитвах в храмах. В Учении говорится: «Гимн Творцу не только в храме возносится, но воск свечи проливается в труде жизни» (Листы Сада Мории, т. I, § 94). Этим, конечно, не сказано, что молитвы не нужны. Есть чудесные молитвы, прекрасно выражающие различные душевные настроения человека, в которых смятенный человеческий дух в минуты различных потрясений обращался с призывом и мольбой к Высшим Силам. Повторение таких молитв, когда от горечи жизнь становится нестерпима и тяжела и слабеют у человека и сила, и воля, является истинным целебным бальзамом на его измученную душу, приносящим струю освежения и восстанавливающим необходимые для преодоления дальнейших препятствий и силу, и волю. В Учении сказано: «Вы знаете, насколько Мы против всякой магии, но даже в случае обращения к Светлой Иерархии остается значение зова моления. Нужно помнить, что и земные силы не откликаются без письма. Такой же ток, совершенно вещественный, возникает при сознательном обращении к Иерархии» (Мир Огненный, ч. I, § 268).

Для превращения своего каждодневного труда в молитву, в великое служение Высшим Силам, необходимо лишь развитое сознание. Необходимо изменить свой взгляд на свою обычную работу. Не смотреть на нее как на неприятную тягость, как на отбывание номера, но как на радостную возможность сделать угодное Господу, как на постоянное предстояние пред Творцом, который видит нашу работу и наше усердие к ней. Лишь хорошо исполняемым своим трудом мы возвращаем Творцу то, что получаем от Него, ибо лишь такой труд, поднимая качество самой работы, способствует как совершенствованию человека, так и эволюции всей жизни.

«Истинно, если знаете непрестанное предстояние, уже имеете кратчайший путь к Нам. Для людей обычно особенно страшна каждодневность. Для них она есть символ утомления и нисхождения. Между тем для Нас каждодневность является совершенствованием и восхождением. Она открывает врата Беспредельности. Можно полюбить каждодневность, ибо она закаляет дух и дает мужество помыслить о нескончаемости цепи трудовых веков. Кому-то они устрашение, но утонченное сознание примет их как источник бесконечного творчества. Прекрасные культы тускнели от каждодневности, но как прекрасно сознание, что даны каждодневная преданность и пылающая любовь к Иерархии. Если скажу: “Люблю Тебя, Господи, и предан Тебе, Владыка, и чту Тебя, Учитель!”, – в какой мощный хор обратится это славословие на дальних мирах! Так можно каждою преданностью открыть новые затворы, и как чудесно ощущать неисчерпаемость великих понятий. Явление завещания может быть кратко: “Пылайте сердцами и творите любовью”» (Иерархия, § 176).

Труд как молитва поддерживает постоянную связь с Высшим Миром и Высшими Силами, ибо если постоянный труд есть необходимое условие существования человека, то этим самым устраняется опасное для человека состояние разобщенности с Высшими Силами и поддерживается постоянная связь с Ними. Известно, что самый тяжкий труд, исполняемый охотно и с любовью, становится легким и приятным, и, наоборот, легкий труд превращается в каторжный, если нет любви к нему и есть принуждение. Но чем другим всякий труд может быть облегчен, как не превращением его в молитву?

Постоянный труд как молитва есть подвиг, но подвиг, как говорит Учение, есть самое практичное действие, ибо, лишь совершая подвиг, лишенный эгоистических стремлений и личных исканий, мы растем гигантам подобно, лишь таким подвигом движемся вперед и совершенствуемся. Все подвижники, все святые брали на себя какой-нибудь лишенный личных исканий трудовой подвиг и совершенным исполнением его достигали и совершенства, и святости.

Учение говорит: «Подвиг не есть отказ, но есть вмещение и движение». «Искания, лишенные личного начала, называются подвигом». «Подвиг есть осознание необходимости». «Учитель смелость называет подвигом» (см.

Листы Сада Мории, т. II, § 205, 293, 323). Таким образом, подвижником, в современном значении этого слова, будет всякий, осознавший необходимость эволюционного движения, обладающий смелостью, чтобы отказаться от ветхих предрассудков и устарелых понятий, и в своих исканиях не преследующий никаких личных выгод. Он будет совершать необходимый в наше время подвиг.

Всякое время требует своих подвигов. Учитель говорит: «Разве далек подвиг? Не надо диких зверей, не надо суда и воинов, подвиг близок!» (Листы Сада Мории, т. I, § 452). В наше время не нужны дикие звери, которые растерзывали христиан на аренах римских цирков в первые века христианства, не нужны суды и пытки «святой инквизиции», не нужны войны, где жизнь каждого честного воина есть подвиг, но нужно нечто другое. В наше время подвиг близок каждому из нас и должен войти в нашу жизнь каждого дня как сознательное и непреложное стремление к эволюции. Помогая эволюции, помогая плану Владык, помогая Учителю строить Новую Страну, мы тем самым совершаем наибольший подвиг, какой мы в это переходное время можем совершить и какой от нас может ожидаться. В таком подвиге будет молитва наша, и такой подвиг дает нам высокое и почетное звание помощников и сотрудников Светлых Сил.

Подвиг нужен, первым делом, каждому из нас, ибо, «являя лик подвига, растете гигантам подобно» – сказано в Учении (Листы Сада Мории, т. I, § 376). Во-вторых, подвиг необходим, чтобы продвинуть вперед всех малых, слабых, стоящих на низкой ступени развития. «Гордость духа ступень к подвигу» – сказано еще (там же, т. II, § 257). Не та низшая гордость, которая заставляет относиться свысока и с пренебрежением к стоящему ниже, но возвышенная и положительная гордость – гордость духа высокоразвитой сущности, которая из чувства сострадания к неразвитому человеку берет на себя труд и подвиг поднять его до своего уровня.

В наше время тусклая, бессознательная жизнь обывателя, который не предпринимал ничего ни для собственного совершенствования, ни для совершенствования жизни, возлагая все свои упования на Бога, который должен был о нем заботиться, кончилась. Началась заря подвига, как говорит Учение. Каждый может стать подвижником, для чего нужно лишь сознательно принять участие в строительстве новой жизни. «Предпочтителен подвиг, выросший сознательно. Подвиг, выросший из непреложности, сияет как солнце дающее. Пока дух стремится к подвигу, значит, он жизнеспособен. Мы не очень верим подвигам случайным. Со страху можно совершить подвиг мужества» – так говорит о подвиге Учение (перефраз. А.Клизовского).

Подвиг дает удачу жизни, ибо неудача есть результат неправильно взятого направления. «Удача жизни укрепляется лишь электричеством молитвы подвига», – говорится в Учении (Листы Сада Мории, т. II, § 11). Человек, сознательно взявший на себя исполнение какого-нибудь имеющего эволюционное значение задания, что по условиям требований переходной эпохи квалифицируется как подвиг, привлекает на свою сторону все космические силы. Все они становятся его сотрудниками и помощниками, и неудач в его начинаниях не может быть. Грядущий Учитель про таких говорит: «Искатели подвига, сохраню вас на гребне волны и поставлю над пропастью, как на башне неприступной» (там же, § 66). Обещание утешительное и многозначительное.

Понятие подвига вообще не чуждо человечеству. Всегда были на разных путях жизненного поприща разного значения подвижники, но подвиг как молитва редко когда и кем был понимаем правильно. Исполнение и проведение в жизнь подвига требует известной духовной зрелости, ибо когда желанием подвига воодушевлен человек малоразвитый и некультурный, то вместо подвига он часто совершает преступление, которое людьми такого же развития рассматривается как подвиг. К числу таких мнимых подвижников можно отнести террористов, жертвующих своею жизнью ради убийства неугодных им высоких носителей власти. Многие не освободились от неправильной оценки подобных «подвигов» и по сей день. Живая Этика дает меру для правильной оценки поступков, именуемых подвигами. «Чем утвердите меру дел ваших? Если дела имеют полезность для всего мира, то и мера хороша. Чем утвердите качество дел ваших? Если дела полезны всему человечеству, то и сущность их хороша» (Листы Сада Мории, т. I, § 410).

Апостол Павел сравнивает Создателя Вселенной с горшечником, который из одной и той же глины лепит сосуды как для высокого, так и для низкого употребления. Конечно, не все люди предназначаются для исполнения высоких ролей, не все могут быть вождями и руководителями других. Нужны люди и для черной работы, «...в большом деле и глупость квартиру найдет, но не в верхнем этаже» – сказано про таких подвижников в Учении Живой Этики (Листы Сада Мории, т. II, § 177). Таких подвижников, совершающих подобные подвиги, можно лишь жалеть. Они стоят на столь низкой ступени развития, что годятся лишь для черной работы.

Величайшим образцом подвига, никем никогда не превзойденным, был и до настоящего времени остается подвиг Христа. Лишь такой гигант духа, каким был Христос, мог взять на себя непомерную ношу жертвы для лучшего будущего всего человечества. Он, чистейший и совершеннейший из сынов человечества, безропотно и кротко переносил поругания и насмешки грубых солдат. Он молился за своих распинателей и мучителей, прося Отца Небесного простить их. Обладая сверхчеловеческим знанием и могуществом. Он отказался хоть чем-нибудь облегчить свои крестные страдания. Не понятый никем, в свой смертный час покинутый всеми, даже своими учениками, какую твердость и мужество Он должен был проявить! Но Его страдания с Его смертью на кресте не кончились. Он ведет своих последователей дальше и страдает теперь от их неразумения, ибо, исказив Его заветы и извратив Его Учение, они причиняют Ему не меньшую муку, чем Его преследователи и гонители. Так Он будет страдать до тех пор, пока все Его последователи не достигнут, как говорит апостол Павел, «полного возраста Христа» (см. Еф., 4: 13), пока все они не будут подняты Им до Его уровня. Такие продолжающиеся многие века подвиги берут на себя для нашего спасения наши Высокие Водители и Руководители.

«Огонь не под водою зажигается. Подвиг не в благополучии теплицы создается. Среди человеческих тягостей спросим себя: не подвиг ли уже? Среди угнетений спросим: не к вратам ли подвига тесните нас? Среди взрывов спросим: разве в нас самих не было достаточно силы, чтобы возвыситься? Так осмотрим каждое явление – не ведет ли оно к подвигу? Так будем следить за всем подвигающим. Кто же может предугадать, какой именно обратный удар двинет новые обстоятельства? Но без удара вещество не придет в движение. Называют очагом подвига эти удары по веществу. Только понявшие субстанцию творящую усвоят, что сказанное не есть простое ободрение, но только упоминание закона. Можно делать из закона несчастье, но правильно усмотреть пользу от основ Бытия» (Мир Огненный, ч. I, § 271).

«Так необходимо установить значение подвига в духе. Костры уже редки, но мученичества в духе особенно усиливаются; так и должно быть, когда Мир Тонкий приближается к физическому. Нет ничего удивительного, если движение физическое преображается в духовное. Не забудем символ преображения, в котором показано претворение физического бытия в тонкое. Множество символов явлено как вехи эволюции, но человечество принимает их отвлеченно» (Сердце, § 245).

Таким образом, приближение Тонкого Мира к физическому требует преображения всего физического в духовное. Возможность такого преображения физического в духовное была показана Христом на горе Преображения, когда Его плотное, физическое тело преобразилось в тонкое, духовное, но человечество, как сказано в вышеприведенной цитате из книги Сердце, принимает это как отвлеченность. Между тем наступившая в наше время близость слияния Мира Тонкого с физическим сказывается во всех явлениях жизни. Земные обитатели стремятся войти в связь с обитателями Тонкого Мира и наоборот. Низшие обитатели Тонкого Мира, не дожидаясь установленного срока, насильственным образом вторгаются в тела психически расслабленных людей, что выражается в многочисленных наблюдаемых в наше время одержаниях и психических заболеваниях.

В этих условиях лишь развитая духовность может противостоять бедствию переходного времени – натиску низших обитателей Тонкого Мира на земное человечество. В этих условиях все физическое теряет свое значение, и первенствующее значение приобретает все духовное. Подвиг в духе, сотрудничество в духе, помощь в духе, молитва в духе и так дальше все духовное вступает на смену всему физическому.

В силу этого все, что не от духа, не имеет никакого значения и в молитве. Молитва «в духе и истине» освободит будущее человечество от существующих в настоящее время церковных правил, ритуалов и обрядов. Христос сказал: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоанн, 8: 32). Познание истины освобождает человека от связанности обрядами. Познавший истину чтит Начало Начал в духе и истине, ибо Оно для почитания не нуждается в храмах, обрядах и церемониях. Познавший истину чтит Иерархию Светлых Сил Космоса, которые тоже не требуют исполнения каких-нибудь обрядов, но требуют признания Их своими Старшими Братьями и сотрудничества с Ними.

Обрядность имеет значение и нужна на низших ступенях человеческого развития, когда человек сам еще не может разбираться в разнообразных и сложных вопросах жизни. Неразвитое человеческое сознание нуждается тогда в некоторых указаниях, правилах, обрядах, которые удерживают его в известных границах и определенных рамках и имеют целью развитие чувства долга, дисциплины и самопожертвования. Они служат для неразвитого человека базой, на которой основываются его поступки, желания и мысли.

Необходимые и полезные для человечества обряды на первых ступенях его развития устанавливаются Учителями человечества. Обряды эти не сложны, не многочисленны, и само собой понятно, что по мере развития человечества число этих обрядов должно уменьшаться, ибо лишь младенец нуждается в водящей руке и указке няньки; взрослый человек должен уметь ходить сам. Апостол Павел в Первом послании к коринфянам говорит: «И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь еще не в силах, потому что вы еще плотские» (3:1-3).

Таким образом, приверженность к обрядам, большинство которых не божественного, но позднейшего человеческого происхождения, есть показатель отсутствия духовности, или, как говорит апостол Павел, показатель плотскости, показатель младенческого состояния человека, который нуждается в молоке и водящей руке. Развитая духовность может питаться неудобоваримой для младенца твердой пищей высших истин и в исполнении обрядов, установленных для младенцев, не нуждается. Если взять установленный в древние времена обряд обрезания, то в те времена, в тех условиях жизни, в которых жили кочевые народы древности, при том климате и характере народов такой обряд имел значение и был необходим, но при современных культурных условиях жизни он теряет всякую необходимость.

Обряд, как символ, имеет значение лишь тогда, когда в нем заключена какая-нибудь идея. Обряд, лишенный идеи, – бессмыслица, напоминающая первые времена фетишизма. Исполнение обряда без осознания внутреннего его смысла есть лишенная надобности и смысла бесполезность, показывающая убогость духовного содержания исполняющего. Многочисленность установленных в современных религиях обрядов, внутренний смысл которых не всегда ясен и понятен, удерживает людей в атмосфере обрядности, прививая им неправильный взгляд на преувеличенную ценность обрядов, превращает поклонение Высшему Началу «в духе и истине», как учили и учат все Великие Учителя человечества, в формальность, в исполнение обрядов, что, в окончательном результате, тормозит духовное развитие человечества, удерживая его в младенческом состоянии.

Из всего вышесказанного вытекает, что хотя подвиг и постоянный труд заменяют молитву, но не устраняют ее совершенно, потому что значение зова моления все-таки остается и, как уже сказано, даже земные власти не откликаются без письма. Молитва есть необходимое дополнение к труду, и если в некоторых случаях труд как постоянное предстояние пред Высшими Силами может заменить молитву, то молитва без трудового подвига, с возложением всех своих забот и тягостей на Бога, значения иметь не может. Постоянный труд и постоянная молитва создают необходимый для нашего совершенствования ритм и поддерживают связь с Высшим Миром.

Учение говорит: «Мантрам и все молитвы могут или поддерживать внешний ритм, но также могут служить как соединение с Высшим Миром. Много людей ухитряются не получать из молитвы ни внешнего, ни внутреннего смысла. Прекрасные гимны Риг-Вед умерли, ибо не проникли в сердце. Можно считать эту аритмичность как признак последнего периода Кали-юги. Именно тьма будет всеми мерами нарушать всякую стройность» (Сердце, § 402).

Искусство молиться, одно из труднейших искусств, вполне доступно лишь духовно развитому человеку. Большинство людей именно не умеют молиться, и многие в этом откровенно признаются. Даже ученики Христа просили Его научить их молиться. Если отбросить все совершаемые при молитве механические действия, как-то: поклоны, коленопреклонения, биение себя в грудь, крестное знамение, воздымание рук кверху и другие, то что останется? Останется нечто внутреннее, исходящее из глубины человеческого сознания, которое и составляет сущность молитвы, ибо все механические действия, которыми сопровождается молитва, являются внешним проявлением молитвенного настроения.

Точно так же заученные слова молитв, механически повторяемых без участия в этом высшего человеческого сознания, его сердца, будут той же бездушной механикой, никаких результатов не приносящей. Молитва «в духе и истине» есть молитва сердечная, исходящая из престола человеческого сознания, из его сердца, но не из его ума. Только сердечная молитва, сопровождаемая наполнением своего сердца Образом избранного Владыки, есть достигающая своей цели истинная молитва.

«Указываю на наполнение сердца и сердечную молитву по двум причинам: во-первых, она ведет к соединению с Высшим Миром, во-вторых, она не требует особого времени и производится за любым трудом. Можно легко привыкнуть к особому ощущению в сердце, не опасаясь последствий. Сердце не переутомится Владыкою, наоборот, только мысли окружающие могут влиять на сердце» (Иерархия, § 132). Именно, сердечная молитва «создает магнетическую связь с Высшим» (там же).

Наполнение сердца избранным Владыкою и сердечная молитва были известны подвижникам первых веков христианства, которые называли эту молитву умно-сердечной и установили некоторые приемы для совершения ее. Наполнение сердца Владыкою совершалось и может совершаться теперь при помощи дыхания. Так как при дыхании воздух достигает сердца, то при вдыхании мысленно предполагается, что Владыка входит в легкие, а при выдыхании Он мысленно направляется в сердце. Посредством такого ритмического вдыхания и выдыхания, производимого в течение некоторого времени в определенном месте, производилось наполнение сердца Владыкою. Умно-сердечная же молитва требовала низведения своего ума в сердце. Нужно молиться через сердце, умом, сведенным в сердце. Н. К. Рерих, цитируя книги Добротолюбия и писания Отцов церкви, дает некоторое понятие о наполнении сердца и сердечной молитве:

«Сядь или лучше встань в несветлом и безмолвном углу в молитвенном положении. Не распускай членов. Сведи ум из головы в сердце. Храни внимание и не принимай на ум никаких мыслей, ни худых, ни добрых. Имей спокойное терпение. Держи умеренное воздержание.

Чтобы успособить этот труд, Святые Отцы указали особое некое делание, назвав его художеством и даже художеством художеств. Естественное художество, как входить внутрь сердца путем дыхания, много способствующее к собранию мыслей.

Дыхание через легкие проводит воздух до сердца. Итак, сядь и, собрав ум свой, вводи его сим путем дыхания внутрь, понудь его вместе с сим вдыхаемым воздухом низойти в самое сердце и держи его там, не давая ему свободы выйти, как бы ему ни хотелось. Держа его там, не оставляй его праздным, но дай ему священные слова. Попекись навыкнуть сему внутрь пребыванию и блюди, чтобы ум твой не скоро выходил оттуда, ибо вначале он будет очень унывать. Зато, когда навыкнет, ему там будет весело и радостно пребывать, и он сам захочет остаться там. Если ты успеешь войти в сердце тем путем, который я тебе показал, и держись этого делания всегда – оно научит тебя тому, о чем ты и не думал.

Итак, потребно искать наставника, знающего дело. Деятельность умно-сердечная молитва – совершается так: сядь на стульце в одну пядь вышиною, низведи свой ум из головы в сердце и придержи его там и оттоле взывай умно-сердечно: Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Ведай и то, что все такие приспособительные положения тела предписываются и считаются нужными, пока не стяжается чистая и не парительная в сердце молитва. Когда же Благодатью Господа достигнешь сего, тогда, оставив многие и различные делания, пребудешь паче слова соединенным с единым Господом в чистой и не парительной молитве сердечной, не нуждаясь в тех приспособлениях. Не забудь при этом, что ты, когда по временам будет приходить тебе самоохотная чистая молитва, ни под каким видом не должен разорять ее своими молитвенными правилами... Оставь тогда правила свои и сколько сил есть простирайся прилепиться к Господу, и Он просветит сердце твое в делании духовном».

Таким образом, видим, что умно-сердечная молитва есть именно молитва «в духе и истине». Она хорошо была известна нашим праотцам, первым христианам, которые вполне правильно понимали и значение обрядов, или молитвенных правил, как подговительную ступень для приобретения или, как сказано, для стяжания чистой сердечной молитвы. Чистая сердечная молитва, или молитва «в духе и истине», есть именно такая молитва, которая не только соединяет с Высшими Силами и Высшими Мирами, но и учит человека тому, о чем он и не думал, ибо лишь во время сердечной молитвы нисходит на человека озарение и духовное просветление, так как сердце есть тот орган, который дан человеку для общения с Высшими Мирами и их Обитателями. Но все это основательно забыто современным человеком, который полагает постигнуть Бога не сердцем, но умом и достигнуть Его Царствия исполнением обрядов.

Молитва должна быть чистая, потому что только чистая молитва доходит. Никакие нечистые желания и эгоистические стремления не могут быть мотивом молитвы. Между тем большинство современных людей в своем обращении к Высшим Силам нисколько не возвысилось над первобытным человеком, выпрашивавшим у Бога милости для себя и несчастья для своего врага. Вспомним последнюю великую войну, во время которой культурные народы обращались со специальными молитвами к Богу, выпрашивая себе победу, а врагу поражение. Подобные кощунственные молитвы к Тому, Кого люди называют Любовью, Справедливостью, Красотою, Добром и т.д., показывают чрезвычайно низкий уровень духовного развития человека и полное отсутствие понимания, что такое Бог и с чем можно к Нему обращаться.

Учение говорит: «Дикарь в молении своем прежде всего просит милость для себя, но мудрые отшельники молят благодать для мира; в том различие дикаря от мудрых. Нужно это положить в основание всех мыслей. Не благовидно и не полезно просить для себя. Лишь грубое сердце полагает себя как самое важное. Но много мудрее просить о мире, в котором и сами найдете каплю Блага. Так особенно теперь нужно идти великим путем, только так можно найти сердце» (Сердце, § 554).

Молитва должна быть радостна. В Учении сказано: «...умей найти радость обращения к Творцу» (Листы Сада Мории, т. I, § 24). Это условие на первых порах духовного развития человека недостижимо. Человек, даже уже сознавший необходимость молитвы, вначале молится, понуждая себя к этому. Постепенно это переходит у него в чувство долга, и лишь впоследствии, по мере духовного развития, находя в молитве успокоение от тревог, он научается обращаться к Творцу не по необходимости, из чувства страха перед грозным Божеством, не из чувства долга перед педантичным и требовательным Богом, которого нужно задобрить благодарениями и славословиями, а именно радостно, как сын к любимому и любящему Отцу.

Молитва Богу возносится не только в труде и постоянном предстоянии пред Ним, не только в сердечном, мысленном или словесном устремлении к Нему, но в звуках и образах красоты. Учение говорит: «Молимся звуками и образами Красоты» (Листы Сада Мории, т. I, § 181). Молитва звуками понятна и осуществлена. Во всех храмах всех религий молитвы Высшему Началу возносятся песнопениями и звуками органов и других музыкальных инструментов. Молитва звуками настраивает душу человека и располагает к молитве сильнее слов, благодаря особому свойству звуков поднимать наши вибрации. Но молиться образами красоты может не всякий. Это может тот, кто творит красоту – прекрасные произведения искусства, которые действуют возвышающим и облагораживающим образом на душу человека, кто любит, понимает и ищет красоту и, найдя, старается передать ее тем или иным способом другим, кто старается открыть глаза другим на красоты мира и необходимость внесения красоты в окружающую нас жизнь.

Для того чтобы молитва достигала своей цели, она должна быть сосредоточенной. Нельзя молиться, когда ум занят другими мыслями, это понимает всякий. Для того чтобы сосредоточиться, собрать свои мысли и низвести свой ум в сердце, как это делали первые христианские подвижники и как то рекомендует Учение Живой Этики, необходимо предварительное, в течение нескольких минут, молчание, которое действует необыкновенно благотворным образом на душу человека. Сосредоточенное молчание группы в несколько человек обладает огромной магической силой. Тогда люди вступают в общение с невидимым миром и могут получить от Благих Вестников благие указы.

В заключение главы о молитве из книги Учения приводится «сказка», показывающая силу и могущество истинной молитвы.

«Некий демон решил искусить благочестивую женщину. Демон оделся садху и вошел в хижину женщины, перебирая четки. Он просил пристанища. Но женщина не только пригласила его и накормила, но просила помолиться с нею. Демон для удачи решил исполнить все ее просьбы. Они начали молиться. Затем женщина просила рассказать о жизни святых, и демон начал повествовать подобно лучшему садху. Женщина вошла в такой экстаз, что окропила святою водою всю хижину и, конечно, полила самого демона. Затем она предложила ему произвести совместно с нею пранаяму и постепенно собрала такую мощь, что демон уже не мог выйти из хижины и остался служить благочестивой женщине и научился лучшим молитвам. Когда один Риши проходил мимо хижины и заглянул в нее, он заметил молящегося демона и присоединился к нему в славословии Брахме. Так все трое сидели у очага и пели лучшие молитвы. Простая женщина своим благочестием заставила и демона и Риши вместе славословить. Но из Высших Обителей не ужасались, но улыбались такому сотрудничеству. Можно даже заставить и демона сотрудничать в молитве» (Мир Огненный, ч. I, § 563).

 

Выписки о молитве из книги Аум

К чему говорить – Аум, если можно сказать – молитва? В сущности, это то же самое, только по древности и утончению созвучие Аум будет сильнее по вибрации. Пусть созвучие около Высшего Понятия будет обдумано. Слово есть вибрация, также созвучия нужны для гармонии пространства. Подвижники молятся не о себе (§ 25).

Придут и будут уверять, что даже самое высшее Учение и» не удовлетворяет. Они хотят еще чего-то. Спросите их: какую личную выгоду они желают? – не ошибетесь в вопросе. Неудовлетворение слишком часто от хотения личной выгоды Сама Беспредельность не увлекает таких лицемеров. Они любопытствуют лишь из ярого искания телесных услаждений. Недолго будут они прилежать Учению, отойдут, как только почуют не телесное, а духовное. Самые ужасные предатели образуются из таких, не нашедших серебреников. Так ни Благодать, ни Аум не тронут, не просветят – угольное сердце останется черным и испепелится (§ 26).

Колдовство недопустимо, как преступление против человечества. Не следует понимать колдовство как зло против одной личности. Следствие колдовства гораздо вреднее – оно нарушает явления космические, оно вносит смятение в слои надземные. Если колдун не сумел поразить супротивника, то не значит, что его удар не убил нескольких человек где-то, может быть в разных странах. Может быть, вибрация злой воли нашла себе утверждение в самом неожиданном месте. Нельзя представить себе, сколько смертей и болезней причинено злой волей! По пространству носятся тучи когтей, никто не учтет, где осядет эта ядовитая стая. Сильный дух защитится от злых посылок, но где-то слабый человек получит их заразу. Невозможно учесть такой космический вред. Только мощь звучания Аум может приносить гармонию среди расстроенных вибраций. Даже Благодать долетит не в полной мере, если она попутно будет расходоваться на рассеяние зла. Можно очень остеречь человечество от всякого колдовства (§ 28).

Никто не должен насмехаться над молитвою. Если она даже будет первобытна, она все-таки будет знаком духовности. Неуместно человеку поносить лучшее устремление собрата. Не имеет права насмехаться человек, когда возносится приношение Высшему. Обычно люди низкие нападают на молитву других. Для них Аум и другие молитвы будут лишь источником недопустимых шуток. Очень часто встречается такое низкое сознание, как следствие грубого невежества (§ 29).

Около верований образовались замечательные черты. В древности требовалось, чтобы священнослужитель перед молением совершал омовение и надевал чистую одежду. Теперь получилось наоборот – появились роскошные внешние одеяния, но чистота исподняя забыта. Сравним такие инволюции основных понятий и задумаемся о положении духовности. Немало забыто значение обращения к Высшему. Много книг написано, но сердца замолкли. Так нужно помнить, что не роскошь наряда, но чистота нужна.

Пусть чистота пути ведет к чистоте сердца. Молитва не возносится из грязного сердца (§ 30).

Ни одно верование не заставляло строить храмы. Они произошли постепенно, как выявление почитания. Первый Завет всегда духовен и преисполнен непосредственности. После уже подчиняется закон духа уложениям земным.

Сколько лучших крыльев опалено земными огнями! Нужно превозмочь все своды, чтобы возлететь кверху устремленно. Потому пусть священное созвучие Аум наполнит Благодатью сердце, как было в лучшие дни человечества (§ 31).

Часто найдете непонимание, что значит созвучие. Люди будут представлять его как громкое звучание, но звучание может быть неслышимо, как сердечное напряжение. Ведь сердце поет, оно звучит и наполняет весь организм особой энергией. Само моление Аум может быть и в сердце, но будет рождать те же излучения, как и громкое звучание.

Нужно приучиться к сердечному выражению. Никто не может лучше выражать свое постоянное устремление, как в молитве сердечной (§ 32).

Правильно заметили, что некоторые мантрамы лишены смысла и содержат лишь звучание. Потому видим, насколько нужна вибрация. По той же причине многое не записывалось, но передавалось устно. Ведь буквы без определенного звучания не дают следствия. Кроме того, и само качество голоса имеет особое значение. Голос грудной может дать больше резонации, нежели внешний, плоский или носовой. Так не только самая мелодия, но качество голоса будет значительно. Считаю, что качество голоса сейчас мало ценится. Не сила, не выражение, но внутренний магнетизм – то же основание будет нужно при всяком пении. Много голосов лишаются природных качеств условиями внешних постановок (§ 33).

Молитва не будет некрасива, она и вблизи и издалека будет нести тот же мощный мантрам.

Полюбите красоту звучания. Человеческий голос есть уже чудо. Можно видеть, как воздействует голос даже без слов. Каждый слышал хоры на расстоянии – слова уже стерлись, но магия звука жила.

Так нужно всегда напомнить, сколько чудес заключается в человеке (§ 34).

Молитва есть возношение и восхищение. Просительная о себе молитва уже будет позднейшим явлением. Как может молиться о себе человек? Точно Высшая Мудрость не знает, что человеку нужно!

Молитва есть провод к потоку Благодати. Поток льется в избытке, но нужно приобщиться к нему. Нужно найти сердечное соотношение, достойное для встречи высшей, сокровенной Ценности, – потому каждая просьба о себе будет несоизмеримой. Только когда религии стали государственным орудием, наполнились они обиходными приношениями за плату.

Молитва и плата – несоизмеримы! Потому так много людей отвращаются от служения оплаченного. Сама радость молитвы возношения улетает под звон металла (§ 35).

Вы слышали молитву птиц – малые собратья умеют приветствовать свет. Они находят лучшее выражение для восхищения перед величием Света. Растения к свету тянутся. Только люди мечтают о желудке, когда дух должен преисполниться Величием Превышним. Так совершается кощунство, которое подобно самоубийству. Написаны лучшие гимны, но читают их без сердечного трепета, как звон разбитой посуды.

Пора снова обратиться к началам, чтобы даже пример низших братьев мог опять вернуть к путям высшим (§ 36).

Молитва может быть сравнима с магнитом. Действие молитвы напрягает сердце и притягивает из пространства лучшие мысли. Даже если такие мысли земных слоев не будут самой Благодатью, они все-таки будут добрыми. Обогащение такими мыслями дает новые силы, как встреча с друзьями. Нужно ценить таких друзей. Можно с ними и не встретиться, но они близки. Само пространство полно ими, стоит лишь послать им добрую мысль. Молитва имеет качество магнита (§ 37).

Антипод молитвы – сквернословие. Оно смущает и грязнит пространство. Запрещено в городах иметь фабрики, полные ядовитых газов, но кощунство и сквернословие по следствиям своим – вреднее. Люди не хотят освободиться от самого губительного вещества, порождающего устрашающие разрушения. Уже не говорю о болезнях, порожденных нарушением атмосферы. Ужаснее всяких болезней будут разрушения слоев около планеты. Сколько же молитв и добрых мыслей требуется, чтобы заполнить эти пропасти и язвы пространства! Если опасны безводные пустыни и смерчи, то то же самое наблюдается, когда человечество опустошает вокруг себя живительные силы. Ведь самоопустошенные остовы – как гробы гниющие. Упаситесь от сквернословия (§ 38).

Не может быть договора с Сатаною. Может быть лишь рабство у Сатаны. Умолить Сатану нельзя. Можно лишь без страха наступать на него и через него. Есть старинное предание, как Сатана решил устрашить отшельника. Он предстал ему в самом ужасном виде, но подвижник преисполнился огненного явления и так наступил на Сатану, что прошел сквозь него, как бы прожег Сатану.

Огонь сердца сильнее пламени сатанинского. Нужно исполниться такого огня, тогда все усмешки демонов претворятся в гримасы от ожогов – так устремимся на Сатану (§ 39).

Каждый человек, даже в обиходе своем, являет особенности своей природы. Немногие особенно любят синеву горных вершин, являя там лучшую утвержденность духа; другим нужна зелень, и ее называют цветом надежды; третьи живут в теснинах городов и там чувствуют себя отлично. Различны будут и молитвы людей. Мало они поймут друг друга. Потому нужно воспитывать сознание, чтобы оно сделалось терпимым и могло прикасаться к разным граням Бытия (§ 40).

У одного отшельника спросили: как может он пребывать в постоянном молчании? Он очень удивился и сказал: «Напротив, никогда не молчу и беседую непрестанно – так много собеседников посещают меня». Отшельник настолько приблизился к Миру Незримому, что он стал для него вполне ощутимым. Молитва сделалась собеседованием, и Мир утвердился во всем величии. Такому духу переход в Мир Тонкий вообще неосязаем.

Среди бесед о добре можно подниматься по любым ступеням. Сперва молитва внешняя, потом молитва сердечная и затем собеседование о Благе (§ 41).

Существует мнение, что молитва есть нечто отличное от обихода, между тем она есть основа жизни. Без связи с Высшим Миром немыслимо человечество – оно будет хуже зверей! Так можно рассматривать связь с Высшим Миром как основу Бытия. Не имеет значения, на каком языке будет совершаться воззвание. Мысль не имеет своего языка, но зато она всепроникающа (§ 42).

Человек молит о прощении – и не изменяет образа жизни. Человек скорбит о своих несчастьях, но не покидает ни одной привычки, которые довели его до положения скорби. Но одно моление о прощении не имеет смысла, если не сопровождается исправлением жизни. Не скорбь, но лицемерие, когда Высшая Мудрость утруждается саможалением. Также не имеет значения принуждение к молитве. Пока люди не примут значение связи с Миром Высшим, они будут лишь кощунствовать своею неискренностью. Не солгать Истине, не утаить перед всепроникающим Светом. И к чему утаивать сокровенное, сердцем оправданное? Связь с Высшим Миром будет привлекательной, когда сердце утвердит свой приговор (§ 47).

Молитва есть очиститель. Не следует понимать это определение отвлеченно. Духовное здоровье есть главная основа здоровья тела. Именно молитва, как реальная связь с Высшим Источником, будет лучшим очистителем организма от всех заболеваний. Заражение появляется, когда тело дает вход явленным посланцам зла. Каждое тело предрасположено ко многим заболеваниям, но духовная крепость не дает развития таким восстаниям. Когда же дух может правильно питаться высшими энергиями, он предохранит и тело от опасности.

Потому можно утверждать, что молитва есть очиститель (§ 57).

Находятся невежды, которые полагают, что молитва вообще неуместна среди деловой жизни. Следует поставить им на вид – какое такое дело они считают несовместимым с молитвой, очевидно, злое и корыстное? Именно во зле нет места молитве, но всякий добрый труд нуждается в молитве, открывающей Силы Высшие.

Так нужно в Новом Мире утвердить истинные реальности. Не будем ретроградами, если напомним о том, что постоянно и неизменно будет законом Бытия (§ 58).

Молитва есть вдохновитель к знанию. Каждый, кто осознал величие такого собеседования, неминуемо начнет устремляться к познанию. Рост такого сознания потребует всевозможных научных познаваний.

Философия, так же как и естественные науки, поведает те же пути к Высшему Миру. Невежды толкуют о материальных науках, которые отрицают все, грубым глазом не видимое. Но они уже знают о тонких атомах и понимают о необходимости микроскопа и телескопа. Поистине, они сами делают науку пустой оболочкой. Когда появятся признаки Высшего Мира в сознании, то каждая наука преобразится. Нет такого знания, которое не утверждало бы великую связь миров. Нет таких путей, которые не вели бы к Высшему Миру. Кто не чувствует величия единения и Беспредельности, тот не дорос в своем сознании. Молитва не есть мертвый крик ужаса, но собеседование, полное любви и преданности (§ 61).

Особенно отвратительно видеть, когда, с одной стороны, остается лучшая преданность Высшему Миру, но с другой – темное сатанинство в полной мере. Так можно на примерах жизни находить подобие Армагеддона. Нужно помнить, как Силы Света неустанно поражают тьму. Молитва будет и боевым кличем, когда во имя Высшего поражается ложь. Рассеивая ложь, служим Свету (§ 65).

Молитва не принижает, но возвышает. Если кто после молитвы почувствует подавленность, значит, качество молитвы не было высоким. Человек несоизмерим с Беспредельностью, но искра энергии высшей содержит в себе значение даже вне мыслимых пространств. Искра Высшей энергии дана каждому человеку, и, как носитель ее, он облекается высокой обязанностью. Он – мост с Мирами Высшими; значит, невежда, отрицающий Мир Высший, тем отрицает и свое человечество.

Напоминание о Мире Высшем есть пробный камень для испытания каждого духа (§ 67).

Духовное начало предшествует каждому действию. Не может быть действия телесного без предшествующего духовного соединения. Так каждый, отрицающий духовное начало, уже лишает смысла все свои действия. Не может продолжаться эволюция, если главный двигатель будет отринут. Черный Век имеет среди своих свойств отрицание Начал и Основ. Но именно такая тьма преходяща. Человек может готовиться к принятию Света, но, чтобы не уподобиться кроту, он должен осознать в себе сущность Света.

Когда говорю о высшем Собеседовании, прежде всего предлагаю понять реальность во всей беспредельности (§ 68).

Молитва не может иметь ничего общего с насилием. Первая молитва ребенка не должна быть осмеяна или порицаема. Мальчик молился: «Господи, мы готовы помочь Тебе!», – прохожий очень возмутился и назвал ребенка гордецом. Таким образом, первое чувство самоотверженности было поругано. Девочка молилась о матери и о корове, – и такая молитва была осмеяна. Но память осталась о чем-то почти смешном, тогда как такая забота была трогательна.

Устрашение Богом тоже есть великое кощунство. Запрещение молиться своими словами уже будет вторжением в молодое сознание. Может быть, ребенок помнит что-то важное и продолжает свою мысль кверху. Кто же может вторгаться, чтобы потушить светлый порыв?! Первое наставление в молитве будет наставлением на весь жизненный путь (§ 69).

Молитва хороша во всякое время, но имеются два срока смены токов, когда обращение к Высшему Миру особенно желательно, – при восходе солнца и после заката. Кроме того, отходя ко сну, уместно воззвать к Высшему Миру.

Сон не понят наукою. Идея отдыха будет примитивна. Если каждое действие предшествуется духовным актом, то такое необычное состояние, как сон, должно быть особенно отмечено. Люди почти на половину жизни вверяют себя в Мир незримый. Нужно очистить сознание перед входом в сокровенные Врата. Мысль о Мире Высшем, мысль о Хранителях уже осветит увядшее сознание, и встречи могут быть лучшие, и нападения могут быть отвращены. Только сердечная мысль о Высшем Мире может быть непроницаемой кольчугой.

Так осознаем все наиболее прекрасное и нужное в дальней дороге (§ 71).

Аум звучит не как имя, но как понятие. Постигающий придет к звучанию, которое созвучит с музыкой сфер. Можно лишь редко услышать земным ухом это звучание сфер, но невежда примет это звучание за шум в ухе. Так пойдем туда, где звучит сама Беспредельность (§ 79).

 

Глава 6

О ЖЕРТВЕ И ЧУВСТВЕ ДОЛГА

«К числу основных законов, которыми управляется и живет Вселенная, принадлежит закон жертвы. Закон жертвы есть основной закон и главный принцип развития жизни в мироздании. Миры зарождаются, существуют и развиваются благодаря закону жертвы. Жертвой Логоса, Создателя нашей солнечной системы, создана наша Вселенная. Господь нашей Вселенной в беседе с Арджуной говорит: «В далеком прошлом, когда актом жертвы из эманации Бога возникли люди, Господь сказал: “Жертвой размножайтесь; да будет она для вас источником желаний”» (Бхагавад-Гита, 3: 10).

Первичная жертва (эманация Бога), которая производит рождение существ, именуется действием, говорит Бхагавад-Гита (8: 3), и этот переход от блаженства совершенного покоя Самосущего в состояние деятельности признавался всегда за жертву Логоса. Эта жертва продолжается на протяжении всей жизни Вселенной, ибо жизнь Логоса есть единственная поддержка каждой жизни. Он Сам ограничивает Свою жизнь в каждой из мириад форм, которые Он зарождает, вынося все стеснения и все ограничения, присущие всем отдельным формам. Из каждой формы Он мог бы освободить Себя во всякое время и наполнить всю Вселенную Своей Славой; но лишь благодаря божественному терпению и медленному, постепенному расширению может каждая форма подвигаться к совершенству, пока не станет наконец независимым центром безграничного могущества, подобным Ему Самому. Вот для чего заключает Он Себя в формы, перенося все их несовершенства, пока Его создание не сделается подобным Ему и единым с Ним, сохраняя при этом свою собственную индивидуальную нить памяти... Таким образом, это излияние Его жизни в формы есть часть изначальной Жертвы, и оно несет в себе блаженство вечного Отца, высылающего своих детей как отдельные жизни, чтобы каждая могла развиться до тождества с Ним и дать в то же время свою собственную ноту, сливающуюся со всеми остальными, дабы все более ширилась и обогащалась вечная гармония Блаженства, Разума и Жизни. В этом состоит сущность жертвы, каковы бы ни были другие элементы, примешавшиеся к центральной идее». [1]

Кроме центральной идеи жертвы Логоса: отдачи части Себя на образование Вселенной («Отдав частицу Себя на проявление этой Вселенной, Я остаюсь» [Бхагавад-Гита, 10: 42]) и Своих эманаций на зарождение живых существ, – жертва Логоса этим не ограничивается. Для того чтобы появилась Вселенная, Логос должен из непроявленного состояния перейти в проявленное, но такое проявление состоит в нисхождении с высших планов бытия в низшие. Слово должно стать плотью, как говорится в христианской Библии. Логос должен облечься в материю того плана, на котором Он предполагает действовать. Но нисхождение в материю каждого низшего плана накладывает как бы покров на один из аспектов Логоса, благодаря чему этот аспект, на данном плане бытия, остается бездействующим, ибо таковы законы материи. Чем плотнее материя какого-нибудь плана, тем сильнее она ограничивает деятельность Логоса на этом плане. Для того чтобы Логос, Бог, мог действовать на физическом плане, Он должен принять человеческий облик, то есть облечься в такую форму, в какой на нашем плане существования возможно проявить действие.

В этом нисхождении в материю и ограничении своей божественной природы состоит другая часть великой жертвы Логоса. Он мог бы оставаться на божественном плане бытия во всем сиянии Своей Славы среди красот и великолепия Огненного Мира, окруженный другими достигшими такого же совершенства Существами, но Он предпочитает нисхождением в материю ограничить Свою Божественную Природу и взять на Себя на много миллионов веков великую тягость создания и руководства созданной Вселенной, для того чтобы, дав жизнь множествам существ, поднять их до своего уровня и тождества с Ним.

Но так как основная цель эволюции есть овладение материей, то нисхождение Логоса в материю имеет и эту цель, ибо если материя, которая находится в хаотическом состоянии, не будет покорена, то она превратит все в хаос и уничтожит все достижения эволюции. Но нисхождение в материю есть инволюция – поэтому эволюция начинается с инволюции, с погружения в материю не только Самого Логоса, Создателя Вселенной, но и всех Его помощников, всех тех Высших и низших существ Космоса, которые призываются под Его руководством к созданию Вселенной. Этой необходимости погружения в материю подлежат и все те человеческие существа, которые, начав свое бытие и свое развитие в иных циклах и на иных планетах, должны продолжать свое развитие на нашей планете.

Таким образом, мы видим, что первоначальная жертва Создателя Вселенной становится законом жизни для всей Вселенной и всего, что в ней существует. Все проявления жизни во Вселенной должны иметь такую же основу, какая была положена в основание Вселенной. Только такие начинания жизненны и соответствуют задачам и целям мироздания, которые в основе своей имеют жертвенность. Вселенная не могла бы существовать без эволюции, эволюция не может существовать без жертвы. Каждая ступень эволюции жизни во Вселенной достигается жертвой. Развивающаяся жизнь все время рождается в более и более высоких формах, тогда как прежние, низшие формы приносятся в жертву высшим формам и погибают.

Первое царство природы, царство минералов и металлов, которое появляется на Земле как результат действия творческих космических сил, жертвует собой для дальнейшего развития жизни и зарождения следующего царства природы. Из далекого прошлого Земли мы знаем, что в процессе образования ее твердой поверхности действием подземного творческого огня земная кора все время поднималась, коробилась, опускалась, снова поднималась и таким образом постепенно перемалывалась в почву, годную для зарождения следующего, более высокого царства природы. Процесс этот еще не закончен, и в настоящее время мы видим, как в горных странах гигантские горы действием внутренних и внешних стихийных сил постепенно разрушаются и превращаются в плодоносные равнины, на которые творческие космические силы заносят семена различных растений для зарождения растительного царства. Таким образом, мы видим, что первое царство природы жертвует собой для образования следующего.

Получив почву как основу для своего существования растительное царство живет за счет того, что было создано царством минералов и металлов. Оно вытягивает из почвы ее питательные вещества, ассимилирует их и претворяет в свою собственную субстанцию. Но растительное царство, повинуясь тому же закону жертвы, становится питанием для появляющегося следующего более высокого царства – царства животных. Растительное царство, в свою очередь, жертвует собой, чтобы могли развиваться и жить животные. Следовательно, развивающаяся жизнь создает сначала условия для появления следующей, более высокой формы жизни, и, когда эти условия созданы, появляется эта более высокая форма жизни, которая живет и развивается за счет низшей.

Но в животном царстве мы видим уклонения от первоначального закона жертвы. В животном царстве появляются типы, которые питаются не растительным царством, но себе подобными – животными. Не касаясь того, чем это вызвано и к каким результатам приводит, нужно сказать, что и в этом случае действует закон жертвы. Одни формы животных приносятся в жертву для того, чтобы поддерживалась жизнь других животных. Но животное, послужившее пищей другому животному, хотя и принудительно, выполняет закон жертвы и тем приобретает право на дальнейшую эволюцию.

Именно право на эволюцию приобретается выполнением закона жертвы: кто сам ничем не жертвует и живет паразитом за счет другого, тот не имеет права на жизнь. Низшие царства природы и низшие формы проявления жизни во Вселенной, не обладающие еще самосознанием, подвигаются законом жертвы по пути эволюции принудительно. На них закон жертвы налагается извне. Они развиваются и переходят в более высокие формы в силу необходимости – не потому, что они этого желают, но потому, что таково действие мудрых космических законов. Если бы необходимость эволюционировать была предоставлена свободной воле низших проявлений жизни, которая в них еще не развита, то всякому ясно, что эволюции бы не было.

Появление в животном царстве плотоядных животных хотя и не нарушило закона жертвы, но породило борьбу за существование. Эта вызванная в животном царстве появлением плотоядных животных свирепая борьба за существование имеет в своей основе величайшую мудрость и благо в результате. Вынужденное добывать себе пропитание не легким способом травоядных животных, но тяжелой борьбой и охотой за другими животными, животное развивало в себе сообразительность, находчивость, решительность, хитрость и другие необходимые в дальнейшем процессе эволюции качества.

С другой стороны, всякое животное, которое становится добычей более сильного животного, этим уплачивает свой долг природе и приобретает право на дальнейшее развитие. Но и сильное животное не свободно от великого космического закона жертвы. Оно всегда может стать добычей еще более сильного животного или целой стаи мелких животных. Таким образом, погибая в борьбе за существование, животное обогащается опытом, которым оно пользуется в следующих жизнях, платит свой долг природе и приобретает право на следующую более высокую стадию своего существования.

Из сказанного становится ясным, что закон жертвы, будучи законом жизни, в полной мере относится и к человеческому царству природы. Но само собой понятно, что на первых стадиях развития человека, когда он мало чем отличался от животного, закон жертвы применялся к нему таким же принудительным порядком. Лишь по мере развития человеческого сознания, Руководителями человечества внушалась и прививалась человеку мысль, что, живя за счет принесенных в жертву чужих жизней, он должен жертвовать чем-нибудь сам. Ему внушалось, что погашение долга необходимо для его же собственного благоденствия и благополучия, но само собой понятно, что в применении к человеку закон жертвы не мог выражаться в такой тяжкой форме, в какой он осуществлялся в низших царствах природы. В связи с общей эволюцией всей жизни изменился и способ применения к человеку закона жертвы. Как разумное существо, обладавшее, хотя и в зачаточном состоянии, разумом и волей, человек должен был следовать закону жертвы не принудительно, но сознательно и добровольно, не испытывая при этом страдания от разрушения своей формы.

Поэтому идея жертвы в том или ином виде была внесена во все религии человечества, которые когда-либо существовали и существуют. Из всех священных писаний, из истории религий и вообще из истории развития человечества мы знаем, что все первобытные народы древности всегда приносили жертвы Богу. Каждая религия имеет своим центральным учением идею жертвы. Младенческим народам она давалась в самом элементарном виде, последующим – соответственно их ступени эволюции. Этому великому закону подчинено все находящееся во Вселенной, и не освобожден от него никто. Всякий в ответ на величайший дар природы – жизнь – должен ответить какими-то дарами. «Воистину тот вор, кто на получаемые дары не отвечает дарами», – говорит Господь в беседе с Арджуной (Бхагавад-Гита, 3: 12).

Первоначально человек приносил жертвы материальными благами, которые должны были обеспечить ему материальное существование. Он должен был приносить в жертву Богу лучшее из того, что он имел: лучшие дары от плодов земли, лучшее животное из стада своего или лучшее произведение рук своих. Но для первобытного человека, находящегося на низкой ступени развития, чрезвычайно трудно расставаться со своими материальными благами, и для него это большая жертва. Библейский рассказ о жертвоприношении Каина и Авеля – лучшее тому подтверждение. Сказано: «Господь призрел на жертву Авеля, а на жертву Каина не призрел» (см. Быт., 4: 4-5), потому что Авель принес лучшее из своих благ, тогда как Каин, по-видимому, поскупился и принес то, что так метко выражает это человеческое желание обмануть Бога русская поговорка: «На Тебе, Боже, что мне не гоже».

По мере развития человечества составлялись обряды и ритуалы жертвоприношений Богу. Из Ветхого Завета мы знаем, что закон Моисея содержит целую науку о жертвоприношениях. Там есть жертвы мирные, огненные, очистительные, благодарственные и другие, каждая из которых приносилась с соблюдением известных правил и ритуалов. Нам с нашим теперешним сознанием кажется большим анахронизмом это сжигание быков и баранов «в приятное благоухание Господу», как говорится неоднократно в Ветхом Завете, ибо теперь мы знаем, что не Господу были нужны эти жертвы, с их запахом горелого мяса, но самому человеку, чтобы дисциплинировать его и приучить к отдаванию Высшему ради низшего. Принося в жертву Богу животных, человек расплачивался за право своего существования не своею жизнью, но жизнью кротких, ни в чем не повинных животных. Эта великая привилегия человеческого существования показывает, как ценна в мироздании ступень человеческого развития, как много мы обязаны своим младшим братьям, животным, которые жертвуют своею жизнью и для своей, и для нашей эволюции, как безмерно тяжел эволюционный путь от животного к человеку и как несправедлив и жесток бывает часто человек по отношению к тем, кто так много ему дал и дает.

Следующая более высокая ступень жертвоприношения начиналась тогда, когда человек приучался приносить жертвы с целью обеспечить себе блаженное существование после своей смерти. А также жертвоприношение, которое, помимо своей главной цели – уплаты своего долга природе, постепенно приучало его к общению с Высшим Миром. Попутно с этим человек начинает также приносить жертвы своим умершим родным и почитаемым царям, предводителям и жрецам. Это почитание есть также первая ступень начинающегося развития духовности.

Исполнение связанных с жертвоприношением различных ритуалов и обрядов имело и другое, чисто воспитательное значение. Этим человек приучался к определенному кругу действий. Он должен был, преодолевая свои низшие стремления и желания, подчиняться высшим требованиям и велениям и ежедневно или в другое указанное время выполнять некоторые религиозные обряды, для низшей природы человека часто весьма тягостные. Этим развивалась способность в достижении побед над своим телом, способность свою низшую, физическую природу держать в повиновении высшей, духовной. И как бы ни казались нам, при нашем теперешнем развитии, некоторые из исполняемых тогда обрядов и ритуалов странными и ненужными, но все они были мудры, целесообразны и для человека того времени необходимы.

Двойственная природа человека, состоящая из духа и материи, на низших ступенях человеческого развития отождествляет себя с материей, со своим телом, и веления высшей духовной природы ему непонятны и чужды. Но признак духа, как говорит в своей книге Древняя Мудрость Анни Безант, состоит в отдавании, ибо дух есть деятельная божественная жизнь в каждой форме, тогда как природа материи состоит в восприятии, в обладании, в удержании, в желании захватить для себя как можно больше. Она неохотно расстается даже с малейшею частью того, что она считает своим. Ее радость состоит в захвате и в обладании, тогда как отдавание для нее равносильно смерти. Поэтому на низших ступенях человеческого развития понятие о жертве связано с понятием страдания. Низшее сознание человека постигло лишь эту сторону жертвы, и для него радость отдавания еще недоступна. И до тех пор пока человек будет отождествлять себя с материей, со своим телом, для него неизбежен элемент страдания в материальной жертве.

Хотя медленно, но все же постепенно подвигается развитие человечеством истинного понимания великого значения закона жертвы. Все чаще и чаще, кроме жертв материальных, человек начинает приносить жертвы высшие духовные, ибо все, что от духа, выше того, что от материи; и постепенно от жертвы как страдания, через промежуточную стадию жертвы как долга, он доходит до вершин самопожертвования. Проявление героизма и самопожертвование есть высочайшая степень жертвенности. Мученичество за веру или идею есть еще более высокая ступень жертвы. Такое проявление жертвенности связано с преодолением привязанности к жизни и перенесением часто долгих и мучительных страданий, на что способны лишь опередившие остальное человечество.

Средний человек современного развития в своем понимании и проведении в жизнь закона жертвы дошел до жертвы как чувства долга. Хотя свой долг, правильно понятый и добросовестно выполняемый, есть уже большое достижение и самый верный показатель того, насколько человек подвинулся в своем высшем развитии, но этим не исчерпывается все великое значение этого главнейшего закона жизни. Следующая, высшая ступень жертвы будет тогда, когда вся жизнь человека станет добровольным и радостным жертвоприношением, когда человек будет всегда жертвовать всем низким ради высшего, считая это добром и не ожидая за это никакой награды, когда жертва будет считаться радостным преимуществом, а не тягостной обязанностью, ибо только лишь тогда закон жертвы станет вполне законом жизни.

«Уже вам дано учение о жертве. Жертва есть власть. Власть есть возможность. Значит, каждая жертва есть прежде всего возможность.

Пора оставить лицемерие, будто жертва есть лишение. Не принимаем лишений, но даем возможности.

Посмотрим, какие возможности рождаются из так называемых жертв. Где истинная жертва, которая может умалить? В Нашем Хранилище большое собрание жертв, и каждая была полезна явившему ее. Не Наш разговор о жертвах, ибо жертва самое выгодное предприятие.

Любят мелкие торговцы поплакать о затратах и прикинуться обиженными. Но истинный промышленник жизни считает каждую затрату лишь залогом дела. Вы теряли не на жертве, но на грабительстве.

Христос советовал раздать духовное богатство. Но так как далеки ключи от него, то люди перенесли этот совет на раздачу награбленных денег. Раньше награбить, а потом со слезою отдать и восхищаться добротою своею. Точно, говоря о раздаче. Учитель мог иметь в виду стулья и старые шубы! Невесомое богатство указал Учитель. Отдача духовная лишь может двинуть чашу весов» (Листы Сада Мории, т. II, § 183).

«Уча о жертве, вы получаете власть. Удача следует за жертвой. Его [2] Учение прочно, ибо оно основано на жертве. Удача не что иное, как обратный удар жертвы. Заимодавно удача может быть послана раньше жертвы, но жесток жребий должника. Если сегодня можно платить малым, то через год плата возрастет. Году не пройти, как должник пойдет согбенным» (там же, § 202).

Насколько велик, всеобъемлющ и непреложен закон жертвы видно из того, что размножение всех живых существ в Космосе происходит законом жертвы. Люди размножаются благодаря принесению себя в жертву женским началом. Из приведенного выше изречения Господа «Жертвой размножайтесь; да будет она для вас источником желаний» видно, что премудрость Создателя в основу закона размножения человека положила желание и стремление начал друг к другу, и женщина, повинуясь этому стремлению и желанию, радостно отдает себя в жертву любимому человеку, обрекая себя тягостному состоянию беременности, мукам рождения нового человека и продолжительным и не легким заботам о его воспитании.

Таким образом, рождение всякого человека и его существование есть неизменный акт жертвы со стороны женского начала. Женщина в своем шествии по пути эволюции всегда шла и идет путем жертвы. Вся ее жизнь есть большею частью сплошное жертвоприношение, и вся ее природа создана для жертвенности и отдавания себя ради жизни, счастья и блага другого. Для каждого из нас она была, первым делом, жизнедательницей и нежной матерью, потом любящей подругой и верной спутницей жизни. Будем всегда помнить, сколь многим мы обязаны женщине, и воздадим ей, за все от нее полученное, нашей признательностью и благодарностью.

Идя путем жертвы, женщина быстрее подвигалась в своей эволюции, нежели мужчина, и этим объясняется тот факт, что, несмотря на все неблагоприятные условия своего развития в течение всей Кали-юги, она, в духовном отношении, опередила мужчину, ибо больше, нежели он, жертвовала. Если женщина осознает это и всегда сознательно будет относиться ко всем проявлениям своей жизненной деятельности как добровольной и радостной жертве, то ее движение в эволюции будет еще быстрее, ибо всякое сознательное действие во много раз по своим последствиям превышает бессознательное.

«Отдавание есть божественный признак. Неистощимость отдавания проходит в разных ступенях во всей Природе, но Огонь будет самою яркою в отдаче стихией. Сам принцип Огня есть претворение и постоянное отдаяние. Огонь не может существовать без жертвы отдаяния, также и огненное зерно духа существует отдачей. Но жертва тогда делается истинной, когда она становится природой человека. Умственная, насильственная жертва не будет ни естественной, ни божественной. Только когда жертва становится неотъемлемым признаком жизни, она становится нераздельной с сознанием. «...» Нужно полюбить жертву огненную, как ближайшее средство общения с Миром Огненным. Без этого жертвенного устремления нелегко подняться из когтей зла. Как Огонь неуловим, так же подвижно становится сознание, приобщившись к Агни. Нужно приблизиться к жертве путем не уныния, но огненного великолепия. Также и Мир Огненный не может быть помыслен иначе, как явление величественности» (Мир Огненный, ч. I, § 546).

Таким образом, отдавание, будучи божественным признаком, приближает к совершенству и божественности, и захват, будучи признаком темной силы, дает результаты отрицательные. Закон роста человека самопожертвование или отдавание. Каждая ступень человеческой эволюции достигается самопожертвованием. Человек должен побороть в себе все остатки зверя, все свои хищнические и захватные тенденции, хотя бы для этого потребовались сотни жизней; и, пока он не достиг самопожертвования, он находится под угрозой самоуничтожения.

Из всего вышесказанного видим, что, начиная с человеческого состояния, понятие жертвы не связывается с непременным условием лишения жизни. Этот тяжкий вид жертвы применим лишь к низшим царствам природы, которые еще не развили самосознания. Поэтому и «...самопожертвование не значит непременно принесение себя в жертву, но оно соответствует готовности победить за дело Высшего Мира» (Сердце, § 536). Человек, как разумное существо, обладающее самосознанием и свободной волей, должен был, сохраняя свою жизнь, следовать закону жертвы, сознательно руководствуясь своей волей.

Но, как уже неоднократно говорилось, высший смысл, высшая и конечная цель всей эволюции состоит в развитии сознания. Чем выше человеческое сознание, тем закон жертвы для него легче. По мере того как человеческое сознание освобождалось от оков материи и проникало в царство духа, в такой же последовательности изменялся и его взгляд на жертву: от необходимости сжигания быков и баранов в «приятное благоухание Господу» до исполнения всех своих жизненных обязанностей как приношения Богу, и от жертвы как тяжкой необходимости через целую стадию промежуточных пониманий до жертвы как радостного преимущества.

Господа, поучая Арджуну, говорит: «Если кто с благоговением приносит Мне в жертву лист, цветок, плод или воду, Я принимаю то от подвизающегося как дар благоговейной любви. Что бы ты ни делал, что бы ты ни ел, что бы ни приносил в жертву или в дар, какой бы подвиг ни совершал ты, о Каунтея, все это делай как приношение Мне» (Бхагавад-Гита. 9:26-27).

Нет другого способа, который способствовал бы столь успешному продвижению в своей эволюции, как жертва. Человек может быть безграмотным, свободным от какой бы то ни было книжной мудрости, он может быть нищим, живущим подаянием, но если в его сердце горит божественный огонь жертвенности, если он всегда готов устремиться на помощь ближнему, облегчить страдание страждущего добрым советом, утешить плачущего ласковым участием, то такая деятельность по своей плодотворности во много раз превышает научную работу сухого догматика или щедрые материальные жертвы жертвователя, в сердце которого нет участия и любви к своему ближнему. Кто понял те чудные возможности, которые дает добровольная и радостная жертвенность, тот постарается провести этот благой по своим последствиям закон как руководящий принцип всей своей жизни.

Каждая жертва должна быть чистой, свободной от всяких привходящих стремлений, чуждой каким бы то ни было эгоистическим желаниям, ибо только чистая жертва принимается и отдается человеку обратно. Она должна приносить кому-нибудь радость и быть радостной и для дающего, и для получающего, потому что, вливая капли радости в души, мы приносим жертву Творцу Миров. «...Горение жертвы подобно озону. Даже дикие сожигают жертву, угрубляя символ действия», – говорит про жертву Учение Живой Этики (Листы Сада Мории, т. I, § 444). Жертва – самое выгодное предприятие, как уже сказано выше, ибо, жертвой Создателя получив бытие, жертвой же живем, развиваемся, существуем и совершенствуемся.

Еще не скоро человечество современного развития дойдет в своем развитии до понимания жертвы как радостного преимущества. Это достижение существ высшего развития. Человек современного развития находится еще под действием закона кармы, или закона причинности. До тех пор, пока наша карма не изжита, мы связаны созданными нами в прежних воплощениях порождениями. В зависимости от того, как мы принимаем посылаемые кармой наши же порождения, зависит успешное изживание кармы. Если человек возмущается и бунтует против следствий своих же поступков, то он задерживает изживание своей кармы. Нужно радостно принимать все, что посылается, и точно так же радостно отказываться от всего, что отнимается. Принимая радостно даже страдания, которые идут к нам из нашего непогашенного прошлого, и превращая это в добровольную жертву, мы можем сократить изживание своей кармы и достигнуть многих чудесных возможностей, которые приносит закон жертвы. Закон жертвы вообще обладает столь многими возможностями, приносит столь великие мистические достижения, что понимание его, во всей его всеобъемлемости, доступно лишь достигшим высшего духовного развития.

Закончившие свою человеческую эволюцию Высшие Существа Космоса находятся под действием закона жертвы. Во всей своей деятельности, как Творческие Космические Силы, как Руководители человечества, как Спасители Мира, Они всегда руководствуются законом жертвы. Путем постоянного самоотречения от блаженства достигнутого состояния и постоянным принесением себя в жертву для целей эволюции и спасения человечества Они достигают высшего освобождения. В чем состоит высшее освобождение и как во всех случаях проявляется и действует закон жертвы – нашему пониманию недоступно.

Нам лишь известно, что многие и многие из Них, жертвуя собой для нашего блага, постоянно приходят к нам под тем или иным видом, принимая большею частью человеческие умаленные облики для того, чтобы человечество могло Их понять и принять, ибо во всем своем величии и славе Они нам явиться не могут. Люди не понимают, не принимают и не прощают величия. Не могут Они являться к нам во всем великолепии своего Светоносного Облика, с присущей Им огромной силой и могуществом, и по другой причине, а именно: чтобы не насиловать нашу волю. Если бы Они являлись к нам во всем сиянии своей славы, это действовало бы увлекающим и форсирующим способом на наше сознание, между тем, по законам эволюции, этого не должно быть. Никто не может быть понуждаем, каким бы то ни было способом, к принятию известной истины или следованию определенному идеалу. Всякий должен дойти до этого сознания сам и своей волей решить, по какому пути и какому идеалу следовать.

Поэтому человечество большею частью не узнает этих своих Благодетелей. Многие ли познали великого Божественного Аватара, проявляющегося на протяжении веков во всех расах и народах, когда Он был в Образе Шри Кришны на Востоке? Или кто познал Христа, когда Он прибыл для выполнения своей жертвы на землю? И хотя Христос называл Себя Посланником Небес, многие ли Ему поверили? Если не были познаны такие Огромные Величины, то не приходится удивляться, что не познавались разной величины другие Высшие Силы. Все Они приходили и приходят к нам в скромном человеческом облике, трудятся незаметно для нашего блага и, исполнив свою задачу, уходят. «Безумцы презирают Меня, когда Я облекаюсь в человеческий образ, не ведая Моей высшей природы Владыки всего сущего», – говорит Господь в беседе с Арджуной (Бхагавад-Гита, 9: 11).

Но если человечество замечало в Их Сущности или в Их деятельности нечто, выходящее из ряда обыденности, то Они немедленно брались под подозрение. За Ними следили, на Них клеветали. Их называли обманщиками и шарлатанами, Их обвиняли во всевозможных преступлениях и, главным образом, в сношениях с Сатаной. Вспомним, скольким из Них грозила казнь, если бы Они не были спасены вовремя, и сколько из Них погибло на крестах, на кострах, в застенках и тюрьмах! Так платит человечество своим Старшим Братьям за Их великое самоотречение и Их великие, во имя нашего блага, жертвы!

Нижеприводимые выписки из Книги Золотых Правил указывают посвященному, что ждет Его при окончательном выборе Им своего пути:

«В начале Путь един, но в конце он раздваивается. Поприща его отмечены четырьмя и семью Вратами. На конце одного пути – блаженство немедленное, на конце другого – блаженство, отсроченное на долгие времена. Оба воздаяния за заслугу: выбор твой.

Единый Путь распадается на два, на «явную» и «сокровенную» стезю. Первая ведет к цели, вторая – к самозакланию.

Когда ты ради Вечного жертвуешь преходящим, награда твоя; капля возвращается к своему источнику. Явная стезя ведет к Нирване, к просветленному состоянию Абсолютности, к блаженству, превышающему человеческое понимание. Явная стезя приводит к Освобождению.

Сокровенная стезя ведет к Отречению и потому именуется Стезею Скорби.

Она приводит Архата к неизреченной душевной печали, печали за «живого мертвеца», и бессильной жалости к страдающему человечеству, подлежащему всем бедствиям кармы; ибо Мудрые знают, что плоды кармы не могут быть устранимы.

В Писании сказано: «Научай не создавать новых причин; но волне последствий, подобно великой волне прилива, ты не должен ставить преград, дабы завершился ее естественный бег».

Явная стезя, лишь только достигнута ее цель, принудит тебя покинуть тело Бодхисаттвы [3] и вступить в трижды блаженное состояние Дхармакайа [4], которое влечет за собой вечное забвение мира и людей.

И тайная стезя приводит к блаженству Паранирваны, но в конце неисчислимых веков [5] Нирваны заслуженной и утраченной из безграничной жалости к миру заблуждающихся смертных.

Но в Писании сказано: «Последний да будет величайшим». Учитель Совершенства отрекся от себя ради спасения мира, остановившись у порога Нирваны – состояния Непорочности.

Отныне ты обладаешь знанием и первого и второго Пути. Час выбора пробьет и для твоей дерзающей души, когда пройдешь ты седьмые Врата и достигнешь цели. Ум твой чист. Он не смутит тебя обманчивыми мечтами, ибо ты все познал. Разоблаченная Истина стоит пред тобою и, строго взирая на тебя, говорит:

«Сладостны плоды покоя и освобождения во имя свое, но еще сладостней плоды непрестанного и горького долга, плоды отречения во имя других, во имя страдающих ближних».

Тот, кто становится Пратьека Буддха [6] преклоняется только пред своим я. Бодхисаттва, одержавший победу и овладевший наградой, но изрекающий в божественном сострадании своем: «Для блага других я отрекаюсь от великого воздаяния», – тот Бодхисаттва совершает величайшее Отречение. Спасителем Мира нарекается Он» (Е. П. Блаватская. Голос Безмолвия).

Как ничтожны и малы приносимые нами во имя своего ближнего жертвы в сравнении с этими грандиозными, величественными, продолжающимися миллионы веков жертвами самоотречения Старших Братьев человечества, приносимыми Ими во имя нашего блага и спасения!

Говоря о жертве вообще, возможно ли обойти молчанием Великую Жертву Христа, тем более что она людьми неправильно понимается и неверно толкуется? В представлении подавляющего большинства христиан Жертва Христа состояла в том, что, взяв на себя бремя наших грехов, Христос освободил нас от последствий их, на все времена – прошедшие и будущие, и тем открыл нам вход в Царствие Божие; нужно принять принесенную Христом Жертву и верить Христу, так как дело спасения человека этим осуществляется.

Такой упрощенный взгляд на Жертву Христа породил много печальных последствий. Это послужило причиной тому, что в сознании христиан мало-помалу зародилась и окрепла уверенность в своей избранности, в превосходстве христианства над всеми другими верованиями, что, в свою очередь, породило непримиримую нетерпимость ко всем иначе верующим и вызвало к жизни сектантство, с его стремлением к обособлению и непременному желанию быть избранными из избранных. Современный ортодоксальный христианин, так же как в средние века, не допускает даже мысли, что может спастись человек, не знающий о Христе и живущий не по христианскому, а по другому Учению.

Истинное объяснение Жертве Христа находим все в том же кладезе восточной мудрости. Данные из Высокого Источника Криптограммы Востока содержат легенду о Люцифере, помещенную в первой части настоящего труда, проливающую свет на этот затемненный вопрос. Из этой легенды мы видим, что восстание Люцифера дало миру Христа. Христос явился на землю, чтобы парализовать зло, причиненное нашей планете и ее обитателям Князем мира сего Люцифером, превратившимся из Люцифера, Носителя Света, в Сатану, Князя тьмы. Апостол Иоанн в своем Первом послании (3: 8) говорит «Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола».

Вершителям судеб человечества было видно, что Князь мира сего направляет планету и ее обитателей к гибели. Необходимо было противопоставить неправильному решению и темной воле правильное решение и светлую волю. Необходимо было вывести планету из того обособленного состояния, в которое ее ввел Люцифер, и вернуть ее в общее русло всей жизни в Космосе. Борьба, которая происходила на этом поприще между Силами Света и силами тьмы, требовала великой жертвы, ибо только в добровольной жертве заключается та великая оккультная сила, которая могла не только противостоять, но и разрушить причиняемое Земле бедствие. Эта жертва была решена в Высших Сферах и предсказана человечеству тысячелетия тому назад, и когда наступил срок, то, как нам известно, эту жертву взял на себя Христос.

Крестная Жертва Христа имела великое значение не только для земного человечества, но и для обитателей других планов и миров. Этой Жертвой был нанесен сокрушительный удар всему темному воинству и была поколеблена твердыня зла в самом ее основании. Этой Жертвой была явлена возможность всем обитателям планеты избегнуть гибели, уготованной нам Князем мира сего, дана возможность спастись и достигнуть Царствия Божия. Христос самоотверженным подвигом своим еще раз указал путь и доступ в Царствие Божие всем, но войти туда мы можем лишь благодаря собственным усилиям и своим заслугам, но ни в коем случае не благодаря заслугам Христа. В мироздании нет такого порядка, чтобы свои ступени эволюции можно было проходить на плечах другого. Высшие Силы дают нам возможности, при нашем устремлении помогают нам, но входить мы должны своими ногами и достигать всего своими руками, иначе говоря, своими усилиями.

Таким образом, мы видим, что Жертва Христа имеет великое мировое значение, что Христос является Спасителем всего мира, а не только своих последователей христиан, ибо всем явлена возможность спасения. Лишь в узком представлении последователей Христа Жертва Его истолкована в свою пользу как выгодная привилегия, дающая облегченный вход в Царствие Божие.

Но Князь мира сего еще силен. Удар, нанесенный Христом, хотя поколебал его твердыню, но не опрокинул. Великие Силы Света все время ведут с ним упорную борьбу, и в переживаемое нами время эта борьба, которая в христианской Библии названа Армагеддоном, достигла в Тонком Мире небывалого напряжения и размеров, отражаясь в нашем физическом мире всем тем расстройством нашей жизни, которое мы переживаем. В Откровении св. Иоанна (12: 12) говорится: «Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени!» Именно сроки подошли, и ему немного остается времени. Великий Воитель Михаил, как говорится дальше в Откровении, победит дракона, змия древнего.

Подвиг Христа останется в летописях мира и в хронике Акаши [7] навсегда как образец величайшей жертвы и величайшего самоотречения во имя сострадания и любви к погибавшему человечеству. Нам неизвестны все причины, вызвавшие надобность в Жертве Христа, точно так же неизвестны и все следствия, достигнутые этой Жертвой. Жертва Христа чтится во всех мирах и на всех планах бытия. Вот что говорит о Жертве Спасителя Мира, Христа, Новое Откровение:

«Прекрасно, что вы почитаете дни Великой Жертвы. Пусть каждое сердце человеческое почерпнет силы для подвига из Чаши Спасителя. Не будем как дикари, враждебные друг другу. Должно окончиться время распятий и убийств! Слышите ли, нужны исповедники Истины, хотящие крещения огненного. Пусть замолкнет злоба, хотя бы во дни великих страданий, когда была испита Чаша за весь Мир! Можете понять, что едина середина всего Сущего. Не может быть двух сосредоточий вращения, и безумны те, кто не принимают величия Беспредельности; такою мерою измеряется Жертва Несказуемая. Когда в природе земной поспешала Жертва принятия всех проявлений всего Мира, нет слов на языках человеческих описать причины этого священного геройства. Можно собрать все слова превысшие, но лишь сердце, в трепете устремления, поймет славную красоту. Не дозволяйте, хотя бы по невежеству, злословить и кощунствовать. Каждый кощунствующий погружает себя во тьму безумия. Так учите утверждать спасение духа, чтобы ничто темное не коснулось во дни Огненной Чаши» (Мир Огненный, ч. I, § 584).

Вот что говорит о жертве Бхагавад-Гита:

«Тот, кто утратил желания и освободился, чьи мысли покоятся в мудрости, кто совершает действия как жертву, – все деяния того растворятся бесследно.

Некоторые йоги приносят в жертву Светозарным; другие приносят жертву лишь в огне Брахмана.

Некоторые предают слух и остальные чувства в жертву огням обуздания; другие приносят звук и другие предметы чувств в жертву огням, сжигающим чувственность.

Еще другие в зажженный мудростью огонь слияния, достигнутый самообузданием, ввергают как жертву все деятельности чувств и все жизненные отправления.

Иные отшельники и люди суровых обетов приносят в жертву все, что имеют, другие – свои подвиги йоги, углубленного чтения и мудрости.

Другие выдыхание жертвуют вдыханию и вдыхание – выдыханию, сдерживая течение вдыханий и выдыханий и отдавшись пранаяме.

Другие, воздержанные в пище, жертвуют свое жизненное дыхание дыханию жизни. Все они обладают совершенным знанием жертвы и жертвою освободились от греха.

Питающиеся жизнь дающими остатками от жертвоприношения, соединяются с неизменным Брахманом. Не для того этот мир, кто не жертвует, тем более не для него мир иной, о лучший из Куру!

Многочисленны и разнообразны жертвы, воздаваемые пред лицом Брахмана; знай, что все они рождены от действия; познав это, ты будешь свободен.

Лучше всяких внешних жертв – жертва мудрости, о Парантапа! В мудрости, о Партха, все действия завершаются в своей целости.

Познай это послушанием, пытливостью и служением. Мудрецы и ясновидцы, проникшие в суть вещей, посвятят тебя в мудрость.

И познав это, ты больше не впадешь в такое смятение, о Пандава, ибо ты узришь все существа, без исключения, в Едином и таким образом во Мне.

И если ты даже величайший из грешников, на ладье мудрости ты все же переплывешь пучину греха.

Как огонь, превращающий в пепел топливо, так и огонь мудрости сжигает все деяния дотла.

В мире нет лучшего горнила, чем мудрость; кто совершенен в йоге, тот в свое время находит ее в высшем я.

Исполненный веры обретает мудрость, обретает ее также и владеющий чувствами своими, достигнув же мудрости, он быстро достигает Неизреченного Мира.

Но невежественный, лишенный веры, в себе сомневающийся, идет к уничтожению; для сомневающегося нет ни этого, ни иного мира, ни счастья» (Бхагавад-Гита, гл. 4).

Из этих поучений Аватара – Шри Кришны – видим, как многообразны могут быть жертвы человека высшего сознания. В жертву может быть обращено решительно все: от всех своих чувств до всех своих действий. Необходимо лишь сознательное отношение к идее жертвы и благоговейное отношение к акту жертвы. В выборе своего жертвоприношения человек высшего сознания не ограничен ничем, но какого бы вида жертвы человек ни приносил Высшему Началу, они нужны нам, но не Господу. В этом весь смысл всякой жертвы.

Если жертва, в высшем значении этого слова, есть самопожертвование, или отдавание себя на служение во имя эволюции и общего блага, то долг, как низший аспект жертвы, есть взятие на себя обязанности по отношению к чему-нибудь или кому-нибудь. Но обязанности человека бесконечно разнообразны, так же как бесконечно разнообразна человеческая деятельность, которая находится в прямом соответствии с общим развитием человека, с его положением, состоянием, верованием, эпохой, расой, национальностью, возрастом, климатом, местожительством и т.д.

Поэтому формулировать точно, что такое долг, ввиду отвлеченности этого понятия, невозможно. Долг одного не может быть долгом другого. То, что для одного долг, то для другого может быть нарушением долга. Долг ветеринара, который лечит животное, и долг мясника, который убивает то же животное, диаметрально противоположны, между тем и один и другой делают то дело, на которое они поставлены. Долг торговца, который имеет своим девизом: «Не обманешь – не продашь», будет нарушением долга честного торговца, который считает своею обязанностью быть к покупателю добросовестным.

Так как всякий долг выражается в том или ином действии, а всякое действие может быть хорошо или дурно, то всякое хорошее действие, которое полезно другому, которое возвышает и облагораживает человека и приближает его к Высшему Началу, будет нашим долгом, и наоборот, всякое действие, которое вредно, которое унижает человека и отдаляет его от Бога, будет нарушением долга. В общем идея долга прекрасно выражена в изречении Христа: «Не делай другому того, чего себе не желаешь» (Матф., 7: 12).

Так как мы находимся под действием закона причин и следствий, то то или иное положение, в которое в течение жизни мы бываем поставлены, есть следствие причин, созданных нами в предыдущих жизнях, которые, в свою очередь, есть результат интеллектуального и морального развития человека. Закон кармы неизменно ставит человека на ту ступень лестницы развития, до которой человек своими усилиями добрался, на то место в общей жизни человечества, какое человек по своим способностям может занимать, в такое положение и в такие условия, которые будут наиболее полезны и для человека, и для того дела, на которое он поставлен.

Таким образом, то, что мы называем долгом, не есть нечто неизменное, вечное, но это понятие меняющееся и растущее. Долг человека, находящегося на низкой ступени развития, часто бывает нарушением долга человека высшего развития, но на всех ступенях его развития постоянным и неизменным остается принцип долга. Долг каждого человека находится в прямом соответствии с той ступенью, которую каждый человек занимает на общей лестнице человеческого развития, и понятия его долга прогрессируют вместе с развитием человека.

Поэтому долг людей, находящихся на одной и той же ступени развития, будет более или менее одинаков, но не вполне, ибо и здесь должны быть приняты во внимание и окружающие нас условия, и способности человека, и его состояние, и много других условий. Но есть долг обязательный для всех людей, который состоит в исполнении данных человечеству Великими Учителями великих заповедей и заветов, определяющих обязанности человека к человеку и человека к Богу.

Но жизнь человеческая, в особенности в наше время, настолько сложна, так Многообразна, что невозможно предусмотреть всех тех положений и случаев, которые жизнь предоставляет человеку для разрешения. Мы часто сталкиваемся с целым комплексом разнообразных обязанностей, из которых каждая направляет нас в иную сторону, и нужно развитое сознание, чтобы правильно определить свой долг и не наделать ошибок, которые явятся преградой для дальнейшего развития человека. Нетрудно выполнить ясный и простой долг, но весьма трудно разобраться в сложных обстоятельствах, когда развившаяся самость рабство привычек считает своим долгом, когда желания низшей природы заслоняют нам кругозор, затуманивают наш разум, и мы не можем установить: идем ли мы по пути желаний нашей низшей природы или исполняем свой долг, следуя велениям высшей? Не может быть дано указаний, как человеку надлежит поступать, но в каждом случае он должен сам определить и свой долг, и свою ответственность за нарушение долга.

Мы живем в мире причин и следствий, где нет ничего случайного, но все предусмотрено. Поэтому нет ни одного человека, с которым нам пришлось столкнуться, по отношению к которому у нас не возникло бы никаких обязательств. Наши обязательства вытекают из наших взаимоотношений. У нас есть обязательство, или долг, по отношению к выше нас стоящим, равным и ниже нас стоящим. Так как закон жизни есть отдавание, то, чтобы не создавать кармы, мы всем должны что-нибудь давать. Выше нас стоящим мы должны давать свои чувства почитания, преданности, любви и повиновения; по отношению к равным мы должны проявлять доброжелательство, сотрудничество, помощь, участие. Мы должны давать другим не то, что нам не нужно, но то, что нужно другим, не то, в чем мы имеем избыток, но то, в чем другие имеют недостаток. Ниже нас стоящим мы должны оказывать покровительство и защиту, проявлять сострадание и доброту.

Но не нужно думать, что наш долг ограничивается лишь обязанностями по отношению к Высшим Существам и к людям. У нас есть долг по отношению к нашим младшим братьям – животным, растительному царству и даже вещам. По отношению к животным мы должны прекратить, первым делом, жестокое обращение с ними. Если животные не могут человеческим языком говорить, это не значит, что они не понимают и не чувствуют жестокого обращения с ними. Мы должны прекратить убийство животных для своего питания, мы должны заботиться и кормить тех животных, которые находятся на нашем попечении, ибо, питая нескольких животных, мы питаем Господа в Его животных творениях, и тем поддерживается весь животный мир. По отношению к растительному царству мы должны придерживаться тех же правил: заботиться и поддерживать жизнь тех растений, которые находятся на нашем попечении, не уничтожать и не истреблять без надобности ничего, что растет, ибо все растущее живет и все живущее чувствует.

Поэтому долг всякого человека делать не как-нибудь, но наилучшим образом то дело, на которое он поставлен. Долг правителя, священнослужителя, воина, строителя ничуть не выше долга скромного ремесленника, землепашца или обыкновенного семьянина. Нет такой низкой работы, которая могла бы унизить человека. Если человек вынужден исполнять только малые роли, то это верный признак того, что для выполнения более высоких и ответственных ролей он еще не подготовлен, но если свои малые роли он всегда будет выполнять со всем доступным ему усердием, то этим он подготовится к выполнению высших. Наилучшим выполнением своего очередного долга человек наибыстрейшим образом подвигается в своей эволюции.

Всякая жизнь дается человеку для приобретения известного опыта, но если человек был ленив и опыта не приобрел, то он может десятки раз возвращаться в одни и те же условия, пока данный урок жизни не будет выучен. Если человек, будучи сильным мира сего, был несправедлив и притеснял малых, то, после воплощения царем, он может очутиться в положении чернорабочего. Закон кармы поставит его в такие условия, что он на собственном опыте познает необходимость справедливости ко всем, и в особенности к таким, которых легко обидеть. Законы эволюции мудро ведут человека через всевозможные условия, через все состояния и положения, чтобы, приобретя полный опыт жизни и достигнув совершенства, человек был годен для любой роли и был велик на любом месте.

Область долга безгранична. Долг обнимает и заполняет собою всю жизнь человека. Начиная с рождения и до самой смерти вся жизнь человека есть непрерывное выполнение всевозможного вида долгов. Первый долг, с которым человек знакомится в самом начале своей жизни, есть долг по отношению к своим родителям. Позднее к этому прибавляется долг по отношению к своим воспитателям, школьным товарищам, прислуге, животным, вещам и т.д. В более зрелом возрасте, когда человек обзаводится семьей, возникает долг по отношению к жене, детям, родственникам, старшим, своей стране, народу, государству и, как венец всего, долг по отношению к Богу.

Первые уроки долга человек получает в семье, а затем в школе. Если с малых лет человеку не привито сознание долга, то тяжка будет жизнь такого человека в дальнейшем. Суровыми уроками жизни он в конце концов будет приведен к сознанию необходимости выполнения своего долга, но сколько лишних страданий придется ему для этого перенести! Прекрасной школой, воспитывающей в человеке правильное понимание своего долга, всегда были и есть армия, флот и другие организации, которые ставят человека в опасные и ответственные положения.

История человечества полна описаний высоких образцов выполнения своего долга людьми на всех поприщах жизни. Кому не известны трогательные случаи, когда матросы тонущего корабля, посадив в спасательные лодки пассажиров, сами с сознанием исполненного долга отправлялись на дно океана. Классическим образцом выполнения своего долга останется подвиг римского воина в Помпее, во время извержения Везувия. Небо и земля содрогались, все рушилось, все бежало, но его мужество не поколебалось, он остался на своем посту, задохнулся в дыму и был засыпан пеплом из Везувия. История не сохранила его имени, но память о нем жива до сих пор. Его шлем и копье, найденные при раскопках Помпеи, хранятся в музее как напоминание о высоком выполнении мужественным человеком своего долга.

Но нам незачем забираться в глубь веков, чтобы найти классические примеры выполнения человеком своего долга. Они всегда были и всегда есть. Жизнь человеческая так сложна, так многогранна, что всегда в ней можно найти рядом с высоким выполнением своего долга позорное нарушение долга, рядом с доблестью, мужеством и самопожертвованием черствый эгоизм, бессердечие и полное отсутствие сострадания и любви к своему ближнему, как в нижеприведенном случае, который в наше время имел место в одном из государств севера Европы.

Бедная женщина с малолетними детьми просилась на ночлег. Она обошла все селение, но так как никто не дал ей и ее детям приюта в холодную зимнюю ночь, то она устроилась на ночлег под стенами здания на окраине селения. Ночью на нее напали голодные волки. Надо полагать, что у бедной женщины, кроме кулаков, не было никакого другого оружия, но тем не менее она бросилась на волков и защитила своих детей. Поутру обитатели селения нашли мирно спящих под стенами здания детей и обглоданные волками останки их мужественной матери. Ее доблесть и мужество ничуть не ниже доблести и мужества римского воина. Красота подвига римского воина произошла на фоне разъяренных стихий природы, красота подвига бедной женщины – на фоне человеческого бессердечия и эгоизма и позорного нарушения людьми своего долга.

Основная идея долга, как уже сказано, состоит в том, чтобы делать то дело, на которое человек поставлен или выполнение которого он взял на себя добровольно. Поэтому человек не имеет права входить в рассуждения о том, насколько обязанности его соответствуют или не соответствуют его взглядам и воззрениям, ибо выполнение именно этих обязанностей создано самим человеком его прежними устремлениями. Как бы тяжка ни казалась человеку выпавшая на его долю обязанность, он должен выполнять ее со всей доступной ему добросовестностью. Нет греха в выполнении хотя бы самой тяжкой обязанности. Человек не создает кармы, выполняя свой долг, если он, при выполнении его, не преследует никаких личных интересов, если свободен от стремления к личной выгоде и от ожидания награды. Грех заключается в отказе от выполнения своего долга. Карма создается, если, выполняя свой долг, человек преследует личные интересы.

Поэтому глубоко не правы те непросвещенные истинным знанием люди, которые, будучи призваны в войска, отказываются брать оружие в руки под тем предлогом, что это не согласуется с их религиозными воззрениями. Под такой мантией благородства, мнимого сострадания к людям и возвышенного понимания своего долга скрывается невежество и трусость, ибо отказывающийся брать оружие в руки понимает, что взявший меч от меча может погибнуть; скрывается желание уклониться от выполнения своего долга. Между тем защита своей родины от врагов всегда у всех народов считалась самой священной обязанностью, и уклонение от такой обязанности всегда считалось самым позорным и недостойным поступком.

Конечно, тяжка необходимость лишать жизни даже врага. Но не менее тяжка обязанность судьи, который выносит смертный приговор преступнику; правителя, который этот приговор утверждает; исполнительной власти, которая этот приговор приводит в исполнение. Все эти тяжкие необходимости есть результат несовершенного состояния человечества. Пока существуют преступники, пока человечество возникающие конфликты разрешает оружием, до тех пор будут существовать вытекающие из этих условий обязанности, которые должны быть кем-то выполнены.

Цитируемая несколько раз в настоящей главе Бхагавад-Гита, или Песня Господня, эта бесценная жемчужина Востока, равной которой нет, есть в сущности поучение воину перед боем. В ней так ясно изложены обязанности человека и долг воина, что должно замолкнуть все убогое человеческое измышление, связанное с выполнением воином своего долга. Появление Бхагавад-Гиты вызвано тем, что любимый ученик Кришны, царевич Арджуна, предводительствуя войском и увидя на противоположной стороне мощную рать, в которой было много его друзей и родных, заколебался и стал выискивать поводы, чтобы уклониться от боя.

Господь говорит ему: «Откуда напало на тебя в минуту опасности это позорное, недостойное арийца отчаяние, закрывающее небо и не ведущее к славе, о Арджуна?

Не поддавайся слабости, о Партха! Она не для тебя. Стряхнув презренное малодушие, воспрянь, Парантапа!»

«Но если ты не вступишь в этот праведный бой, отвергнув свою Дхарму и свою честь, ты примешь на себя грех.

И люди поведают о твоем бесчестии, а для почитаемого позор хуже смерти.

Великие предводители на колесницах подумают, что страх заставил тебя бежать с поля сражения, и ты, которого они так высоко чтили, станешь презренным для них.

Много недостойных слов скажут твои враги, клевеща на твою силу. Что может быть мучительнее?

Убитый, ты обретешь небо; победитель, ты насладишься землею. Восстань же, о Каунтея, и решайся сражаться!

Признав равными радость и скорбь, достижение и неудачу, победу и поражение, вступи в битву; так ты избегнешь греха».

«Человек не достигнет свободы отречением от действия и одним отречением не поднимется до совершенства.

Никто, даже на один миг, не может остаться истинно бездействующим, ибо все беспомощно влекутся к действию свойствами, от природы исходящими».

«Выполняй же праведные действия, ибо действие лучше бездействия; при бездействии невозможно даже поддержать собственного тела.

Мир скован действием, если оно совершается не ради жертвы; ради жертвы выполняй и ты свои действия, свободный от привязанности, о сын Кунти».

«Человек достигает совершенства, исполняя свой долг с усердием. Услышь, как достигает совершенства тот, кто с усердием отдается совершенному выполнению своего долга.

Выражая выполнением своего долга поклонение Тому, от Кого исходят все творения и Кем все проникнуто, человек достигает совершенства».

«Лучше исполнять свой собственный долг, хотя бы и самый скромный, чем в совершенстве выполнять долг другого. Исполняя долг, вытекающий из его собственной природы, человек не совершает греха».

«Погрузившись в себялюбие, ты думаешь: «Не буду сражаться», но тщетно твое решение: природа принудит тебя.

О Сын Кунти! Связанный твоим собственным долгом, созданным твоей собственной природой, ты будешь беспомощно совершать именно то, чего в самообмане своем не хочешь делать.

Господь пребывает в сердцах всех существ, о Арджуна; силою Своей Майи Он заставляет все существа непрерывно вращаться, как на колесе гончара».

«Ищи у Него прибежища всем существом твоим, о Бхарата; Его милостью ты достигнешь высочайшего мира, непреходящей обители».

В заключение главы о долге трогательный пример выполнения своего долга по отношению к животному, приведенный в индусском священном писании Махабхарата.

«Царь Юдхиштхира вынужден был сказать ложь, результатом которой была смерть его соперника Дроны, бывшего ранее наставником и Гуру Юдхиштхиры.

Годы идут, а горечь воспоминания о произнесенной лжи остается. Убийство наставника, вследствие сказанной неправды, глубоко угнетает царя. Он никогда не мог оправиться от последствий совершенного им поступка. Его покой вечно нарушается мыслью: «Я убил своего Гуру». Горе и стыд делают свое дело, а мучения совести очищают эту благородную душу от ее последней слабости.

Кончен великий путь. Когда братья его и жена умирают, ни одного слова жалобы не вырывается у Юдхиштхиры по поводу смерти любимых; он готов уже подняться на небо. Подле него единственное живое существо, которое сопровождает его во всех странствиях, – это его верный пес.

С тех пор как Юдхиштхира покинул столицу, это был единственный товарищ, который сохранил до смерти любовь к нему. И вот перед ним появляется Всемогущий Бог Индра. «Время твое настало, войди в мою небесную колесницу и в теле своем подымись на небо, ты приобрел право пребывать и царить там». Пойдет ли он на зов Бога? Он отвечает: «Здесь моя собака, она доверилась мне, я не могу ее покинуть: я должен взять ее с собою». Бог отвечает ему: «Животным нет места в небесах, собаки нечисты, им нельзя быть там. Ты покинул мертвых братьев и жену, почему же теперь ты остаешься с собакой своей?» – «Они умерли, – отвечает Юдхиштхира, – живые ничего не могут сделать для мертвых, а это существо еще живо, оно искало моего покровительства, и я не оставлю его». – «Не будь безумным, – говорит Бог, – оставь здесь пса твоего». Но Юдхиштхира упорно стоит на своем, в нем достаточно твердости, чтобы противостоять Богу и остаться верным бедному животному, которое отдало ему свою любовь. Если ему нельзя взять с собой собаку, он останется на земле и исполнит свой долг. Этот урок он выучил во время своего падения. Это результат воздействия Шри Кришны на его эволюцию.

И когда аргументы Индры не смогли поколебать его, собака внезапно исчезла и воплощенная Дхарма встала пред ним и повелела ему подняться на небо. Сильнее, чем приказание Индры, оказалась стойкая совесть царя. Даже сияющий соблазн бессмертия не мог поколебать его преданности долгу, сладкие слова самих Дэв не могли ослепить его и отвратить от праведного пути, который указывала ему совесть.

Теперь проникнем еще глубже в прошлое и посмотрим, как Бали, царь Даитьев, приносит жертву Высочайшему. Уродливый карлик подходит к нему и просит милости: «Три пяди земли, о царь, дай мне как жертвенный дар!» Три пяди земли, отмеренные крошечными шагами карлика, – не велик дар, и Бали соглашается. И вот первый шаг карлика покрывает землю, второй простирается через небо – куда же вступит он в третий раз? Небо и земля покрыты – что же остается? Остается только грудь Бали, который бросается на землю и подставляет свою грудь, чтобы можно было ступить на нее. Тогда со всех сторон слышится ропот: «Это обман, это вероломство, это сам Гари хочет погубить тебя! Нарушь слово, иначе гибель ожидает тебя!» Но, хотя все эти голоса и доходят до Бали, он думает, что истина, долг и совесть важнее, чем потеря жизни и царства, и продолжает неподвижно лежать, распростертый на земле. Наконец приходит его Гуру, почитаемый им больше всех в мире, и приказывает ему нарушить данное обещание. Когда же Бали не повинуется и ему, тогда Гуру проклинает его за непослушание. И что же? Является образ самого Вишну, могучий образ, покрывающий небо и землю, и среди наступившего безмолвия слышен голос, нежный, как тихая музыка, который говорит: «Бали, пораженный и оскорбленный всеми, презираемый друзьями, проклинаемый Наставником, Бали не изменил Истине!» И Вишну возвещает, что в будущей Кальпе Бали будет Индрой, царем Дэв, потому что власть может быть вручена безопасно только тому, кто всегда остается верен Истине». [8]


[1] А. Безант. Древняя Мудрость.

[2] Христа. – Прим. А.Клизовского.

[3] Бодхисаттва – отрекшийся и пожертвовавший собою ради страждущего человечества Архат.

[4] Дхармакайа – сознание, слившееся с Мировым Сознанием. Это состояние прекращает всякую связь с земным миром.

[5] В конце Кальпы, которая равна ста годам Брахмы, или 311 040 000 000 000 земных лет.

[6] Имя Пратьека Буддха носят те Бодхисаттвы, которые стремятся к состоянию Дхармакайа в целом ряде жизней. Не заботясь о страданиях человечества и думая только о своем собственном блаженстве, они вступают в Нирвану и теряются для людей.

[7] Все события, происходящие на земном плане, отпечатываются в тонкой материи высшего плана и остаются, как снимки с происходящих событий, навсегда.

[8] Приведено А. Безант в Законе Высшей Жизни.

 

Глава 7

О СТРАДАНИИ

Что есть страдание, знает всякий, ибо нет на нашей планете существ, которые, живя, не испытывали бы в той или иной форме страдания. Всякий, кто живет, – страдает. Исключения в этом отношении нет ни для кого; разница лишь в размере и форме страдания. О страдании всего живущего упоминает в Послании римлянам апостол Павел, говоря: «Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (8: 22). Вся жизнь человека есть, в сущности, сплошное страдание. Через страдание своей матери человек получает начало своего физического бытия. Различными страданиями сопровождается развитие его земного существования, и неизменными страданиями заканчивает человек свое пребывание на земле. Последний акт земного существования человека, или отделение души от тела, для многих современных людей является настолько тяжким и страшным, что, несмотря на его неизбежность, человек старается о нем не думать, и он является для него венцом страдания.

Соответственно двойственной природе человека, состоящего из духа и материи, и страдания у него бывают двоякого рода: страдания физические и страдания духовные. Само собой разумеется, что человек духовно малоразвитый будет испытывать страдания по преимуществу физические, страдания своего тела, ибо когда человек испытывает страдания духовные, или, как обычно говорят, когда он испытывает терзания и угрызения своей совести, то это есть показатель пробудившегося сознания, показатель роста человеческого духа.

В двойственности природы человека находится главнейшая причина человеческих страданий. Стремления и желания нашего духа – нашего высшего я – диаметрально противоположны стремлениям и желаниям материальной природы человека, нашего низшего «я». Вечная борьба между высшим началом, которое толкает нас ввысь, к совершенствованию, и низшим началом, которое влечет и тянет нас вниз, в бездну, – корень всех наших страданий. Если в том разладе, в котором вечно находятся между собой высшее и низшее начала, побеждает высшее, которое находит радость в отдавании себя и всего своего на благо ближнего, – человек испытывает радость; если же побеждает низшее, которое стремится захватить, завладеть и удержать захваченное лишь в свою пользу, человек неизменно будет испытывать страдание.

С окончанием борьбы между началами окончится и страдание человека. Когда оба начала человека будут действовать в одном направлении и между ними наступит полная гармония, и не будет более в их стремлениях разлада, тогда прекратятся человеческие страдания. Но достигнуть гармоничного сотрудничества своих начал – задача нелегкая и требует длительного и упорного стремления к совершенствованию. От такого разлада между высшим и низшим началом страдал даже апостол Павел, который в Послании к римлянам говорит: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (7: 15). Даже он в то время, когда писал эти слова, еще не достиг подчинения своего низшего «я» – высшему и, конечно, от этого страдал.

Хотя страдание является неизбежным спутником и главным фактором всей нашей жизни, нельзя думать, что оно является законом жизни, без которого нельзя обойтись. Учение Живой Этики говорит:

«Везде указано, что страдание является лучшим очистителем и сокращением пути. Несомненно, это так в существующих условиях Земли. Но могло ли происходить Творение с непременным условием страдания? Нет, конечно, творчество великое не будет предусматривать необходимость страдания. Люди сами с ужасающим старанием ввели себя в круг страдания. Целые тысячи лет люди стараются обратиться в двуногих. Они пытаются злостью угнетать атмосферу Земли. Поистине, каждый врач подтвердит, что без зла не будет и страдания. Умение избавиться от страдания назовем стремлением к добру. Действительно, добро, прошедшее через горнило Огня, делает нечувствительным страдание. Так преображение огненное, даже и на Земле, возносит превыше страдания. Не следует избегать страдания, ибо земной подвиг без страдания не бывает. Но каждый готовый к подвигу пусть засветит огни сердца. Они будут и показателем пути, и щитом нерукотворным.

Кто-то спросил: «Как увидит Владыка идущих к Нему?» И отвечено: «По огням сердца!» Если мы здесь поражаемся силою Огня, нас окружающего и даже напитывающего одежды наши, то как же по Иерархии сияют Огни сердца!» (Мир Огненный, ч. I, § 618).

Таким образом, люди сами ввели себя в круг страдания. И до тех пор, пока зло имеет силу над человеком, не может быть речи об уменьшении человеческих страданий. Всякое страдание, как великое, так и самое малое, есть наше собственное порождение. Каждая капля его есть результат наших собственных поступков, желаний и мыслей в прошлом. Поэтому мы не имеем права смотреть на переживаемые нами страдания как на наказание, как на акт мстительности со стороны Высших Сил или законов природы. Ни Высшие Силы, ни природа не наказывают. Наказываем мы сами себя. Но руководящие нашей эволюцией Высшие Существа наши порождения, следствия наших злых деяний, любовно применяют к нам как лекарство, как средство исцеления нас от наших же пороков и недостатков.

Следовательно, страдание имеет для человека воспитательное значение. Оно есть наш учитель, который стремится к достижению окончательной цели: подчинению нашего низшего «я» – высшему, раскрытию в нас божественности. И пока эта цель не достигнута, пока человек будет пребывать в блаженном неведении относительно действующих в Космосе законов, пока он не научится отличать реальное от нереального, пока желания своей низшей природы и веления своего тела он будет предпочитать велению духа своего, до тех пор страдание из жизни в жизнь неизменно будет следовать за ним так же, как неотступно следует за ним его тень.

Кроме незнания, приводящего к нарушению законов природы, другой причиной, порождающей страдание, являются человеческие желания. Человек полон всевозможных желаний, причем большая часть его желаний направлена на приобретение разнообразных земных благ. Современный человек материалистического мировоззрения все свои усилия направляет на приобретение разных видов собственности, которые с точки зрения высших законов жизни не ценны, нереальны, преходящи и иллюзорны. Такие желания ненасытны, им трудно поставить предел. Человеку мало того, что он имеет, и он всегда хочет еще больше. Все это привязывает человека к земле и всему земному, не выпускает его из колеса рождений и смертей и расширяет круг его страданий все больше и больше.

Так как наше земное существование составляет малую долю пребывания нашего в мире духовном, то ясно, что лишь духовные блага составляют истинную ценность, но ни в коем случае не материальные. Христос сказал: «Что пользы человеку, если он приобретет весь мир, но повредит своей душе» (см. Лука, 9: 25). Обладание целым миром не дает человеку ровно ничего в том мире, который является для нас и нашей родиной, и нашим постоянным местопребыванием, тогда как всякое земное существование есть лишь небольшой эпизод из нашего общего существования. Оно дается нам не для приобретения материальной собственности, создающей нам непрерывную цепь страданий, но для развития нашего сознания, для приобретения вечной, неотъемлемой собственности, которая научает человека отличать реальное от нереального и может сделать из него, мизерного собственника материальных ценностей, властелина, создающего миры и повелевающего силами природы.

Иллюзорность земной жизни, приводящей лишь к страданию, прекрасно иллюстрируется Свами Вивеканандой в его книге Джняна-Йога нижеследующим рассказом:

«Однажды Нарада (ученик Кришны) сказал Кришне: «Господи, покажи мне майю (иллюзию)». Прошло несколько дней, и Кришна предложил Нараде совершить с Ним путешествие в пустыню. Пройдя несколько миль. Он сказал: «Нарада, Я хочу пить; не можешь ли принести мне воды?» «Подожди немного; я пойду достану ее». И Нарада ушел. Неподалеку была деревня; он вошел в нее и постучал в одну дверь. Она открылась, и на пороге показалась прекрасная молодая девушка. При виде ее он тотчас забыл, что его Учитель ждет воды и, может быть, умирает от жажды; забыл все и стал болтать с девушкой. Весь этот день он не вернулся к Учителю. На следующий день опять был в том же доме и болтал с девушкой. Разговоры перешли в любовь. Он просит отца девушки выдать ее за него; они поженились и имели детей.

Так прошло двенадцать лет. Его тесть умер; он наследовал его имущество и жил очень счастливо в своем доме, окруженный женою, детьми, полями, скотом и проч. Но вот случилось наводнение. Однажды ночью река поднялась, вышла из берегов и затопила всю деревню. Дома начали рушиться, люди и животные тонули, и все уносилось стремительным потоком. Нарада должен был бежать. Одною рукою он вел жену, другою одного из детей; второй ребенок сидел у него на плечах. Так он пытался перейти вброд страшный разлив.

Течение оказалось, однако, слишком сильным, и едва он сделал несколько шагов, как ребенок, сидевший у него на плечах, упал и его унесло. Нарада испустил крик отчаяния и, стараясь спасти этого ребенка, выпустил из рук того, которого вел; и этот тоже погиб. Наконец, его жена, которую он изо всей силы прижал к себе, чтобы спасти хоть ее, была оторвана от него потоком, и он один выброшен на берег. С рыданиями он упал на землю и горько жаловался. Как вдруг почувствовал легкое прикосновение и услышал: «Где же вода, дитя мое? Ты ушел ведь, чтобы принести мне воды, и Я жду тебя уже около получаса!» Полчаса! В эти полчаса он пережил целых двенадцать лет и столько событий».

Таким образом. Господь, по просьбе Нарады, показал ему майю, всю непрочность и иллюзорность земных благ. Но то что испытал Нарада, испытали и испытывают многие из нас. Как водный поток в несколько мгновений лишил Нараду всех, кого он любил и к чему был привязан, так разные иные мощные потоки лишают нас и наших близких, и нашей собственности, причиняя лишь горе и страдание. Создается впечатление, будто природа и все стихийные силы против того, чтобы мы прочно привязывались к земным благам. В действительности так оно и есть. Когда мы забываем о высших духовных ценностях и устремляемся лишь к приобретению материальных, то против нас восстают благие силы Космоса и лишают нас наших игрушек, наших мнимых ценностей. Испытываемые при этом страдания указывают на заблуждение и на неправильность пути и имеют целью обратить наше внимание на иной, правильный путь.

Восточная философия говорит: «Много путей ведет к заблуждению, к истине ведет только один путь». Когда все пути, ведущие к заблуждениям, человеком пройдены и все окончились для него страданием, тогда он вступает на тот единый путь, который ведет к освобождению от страдания. Если мы проследим нашу собственную жизнь или жизнь другого человека, то увидим, что вся она является сплошным рядом промахов, заблуждений и ошибок, за каждую из которых мы должны отстрадать или в настоящей жизни, или в будущих.

Если мы вникнем в сущность желаний и стремлений земной природы человека, то увидим, что все они неудовлетворимы. Возьмем ли мы такие требования физической природы человека, как голод, сон, жажда, половое влечение или стремление к достижению почестей, славы или богатства, ни одно из них в полной мере никогда удовлетворено быть не может. Всякое удовлетворение есть лишь временное удовлетворение ненасытного зверя земных желаний, которые растут и увеличиваются в такой прогрессии, в какой мы стремимся их удовлетворить. «Аппетит приходит во время еды», – говорит французская пословица. Точно так же увеличиваются все наши земные страсти по мере их удовлетворения.

Получается заколдованный круг. С одной стороны, удовлетворение физических потребностей человека необходимо для поддержания его жизни; с другой – удовлетворение этих потребностей приводит к страданию. Стремившиеся к совершенствованию лучшие люди во все века понимали, что физическая природа человека есть тормоз для его духовного развития, и принимали всевозможные меры для обуздания своих желаний и для ограничения потребностей своего тела. Они уходили в леса, пустыни и горы, запирались в кельи и монастыри, истязали свое тело, изнуряли себя голодом, но никто из них никогда полной победы над своей физической природой не достиг.

Таким образом, если стремление к удовлетворению неудовлетворимых желаний физической природы человека приводит лишь к воспламенению этих желаний, к жажде физического существования и, привязывая его к земле, ведет к новому воплощению и новому страданию, а борьба с физической природой человека положительных результатов не дала, то необходимо признать, что истина находится посередине, что единственно правильный путь, ведущий к уменьшению и освобождению от страдания, есть средний между этими двумя крайностями путь.

Раз пребывание в физическом мире и обладание физическим телом есть необходимое условие нашей эволюции, то не может быть речи о полном подавлении требований физической природы человека и о полном отказе от земных благ, ибо это означало бы смерть тела. Необходимо найти средний путь. Необходимо освободиться не от желаний, но от рабства желаний. Необходимо изжить свои желания в своем сознании... Признать их подлежащими удовлетворению постольку, поскольку это необходимо для нормального отправления всех функций нашего тела, которое есть обиталище хозяина тела – духа. Признать запросы тела второстепенными и запросы духа первостепенными и согласно такому признанию организовать всю свою жизнь и направлять все свои поступки и все свои желания. Освободиться от привязанности к собственности, потому что привязанность к собственности есть главнейший фактор в создании страдания. Запретов нет и не должно быть ни в чем. Можно иметь все, можно пользоваться всем, но не нужно быть привязанным ни к чему. Вот ключ к освобождению от страданий. Освобождаясь в своем сознании от всех земных привязанностей и пользуясь ими всеми в меру действительной необходимости, человек освобождается от многих страданий, вызываемых чрезмерной привязанностью к несуществующей собственности и к мнимым земным благам. Как говорит Учение Агни-Йоги, можно не иметь вещей и быть привязанным к ним и можно жить среди вещей и не быть привязанным к ним. Все зависит от сознания человека. Необходимо быть всегда, везде и во всем не рабом, но господином своих страстей, своих желаний и своей собственности. Вот тот средний и единственно правильный путь, который может уменьшить сумму человеческого страдания. Путь к счастью и освобождению от страдания проходит через отказ от желаний. Ведь еще в древнем Завете Моисея (заповедь десятая) сказано: «Не пожелай».

Один восточный правитель болел неизлечимой болезнью. По совету мудреца для излечения от болезни он должен был надеть на себя рубаху счастливого человека. Правитель и придворные обрадовались такому легкому способу избавиться от неизлечимой болезни, но когда стали искать счастливого человека, то среди придворных его не оказалось, не оказалось и в столице. Были посланы гонцы во все концы государства, но, к великому огорчению посланных, все их поиски оказались безрезультатными. Всякому чего-нибудь не хватало, и никто не мог признать себя счастливым вполне. Обескураженные неудачей, посланные уже возвращались обратно, когда под стенами города встретили бедного человека, который признал себя вполне счастливым. Когда он был приведен к правителю и ему за какую угодно сумму было предложено отдать свою рубаху правителю, то оказалось, что рубахи у него нет. Он был счастлив потому, что был свободен от причиняющих страдание желаний.

Немалую долю страдания приносит людям разрушение нашей видимой оболочки, или формы, в которую облечен наш дух. С приближением старости увядание тела, отказ некоторых органов в исполнении своих функций, ослабление деятельности других и всеобщее медленное, но верное разрушение нашего тела доставляют людям, которые не осознали бессмертия своей сущности и отождествляют себя со своим телом, большие огорчения и страдания. Но всякого рода страдание, будучи нарушением тех или иных законов жизни, имеет целью чему-то нас научить. Страдание этого рода должно внедрить в сознание людей, отождествляющих себя со своим телом, понятие непрочности нашей физической оболочки, которая неизменно погибает, в отличие от жизни духа, который вечно пребывает.

Из сказанного видим, что все, что связано с физическим миром, является для человека источником страданий. Вся земная жизнь человека, все желания его земной природы и все стремления к возможно полному удовлетворению нужд нашего физического тела, всякое стремление к собственности, с целью возможно лучшего удовлетворения этих нужд, все это в конце концов неизменно приводит человека к страданию. Невольно появляется вопрос: где же причина возникновения человеческих страданий? Неужели только в удовлетворении нужд физического тела? Как выше уже сказано, конечно нет, но первичная причина страданий находится в том, что, воплотившись, человек забывает о своем божественном происхождении.

Если исключить те страдания, которые мы получаем действием закона причин и следствий, как результат наших злых поступков в прошлом, то порождаемая в каждой жизни новая серия страданий есть именно результат забывчивости человека о своем божественном происхождении. Пребывание в материи имеет большую притягательную силу. Земная жизнь имеет много привлекательных сторон. Она создает иллюзию ценности земных благ и незыблемой прочности всех основ земного существования. Восточная философия говорит, что даже боги, снисходя в материю, иногда забывали о своем божественном состоянии.

Таким образом, привлекательность нашей земной жизни, погружение в иллюзию земных благ, с одной стороны, и забвение своей вечной небесной родины и своего божественного происхождения – с другой, делают то, что с первых же шагов своего сознательного земного существования человек отходит от того, что реально и вечно, и углубляется в то, что является преходящим и нереальным. Вследствие этого появляется необходимость в каком-то факторе, который исправлял бы человеческие ошибки, будил бы его сознание, направлял бы его с ложного пути на истинный. Таким корректирующим фактором является страдание.

Развитие жизни в мироздании требует соблюдения законов гармонии. Равновесие мира, а следовательно, и существование его, достигается точным выполнением Силами Света этого великого закона. Всякая дисгармония, вносимая во Вселенную вредным поступком, злым словом, низким желанием и скверной мыслью, на которые расходуется известное количество энергии, преобразуется в общей жизни мироздания в такое же количество вредного влияния, направленного на другого человека, вследствие чего равновесие Мира по отношению к этому другому нарушается и должно быть восстановлено за счет нанесшего вред страданием последнего.

Страдание приносит человеку опыт жизни. Всякое знание любого факта жизни достигается большею частью из опыта страдания. Когда ребенок обжигает руку, прикоснувшись к огню, то лишь благодаря испытанному при этом страданию он познает недопустимость такого действия, и когда человек из жизни в жизнь испытывает целый ряд всевозможных страданий, то в конце концов это заставляет его обратить внимание на причину этих страданий и принять какие-то меры к устранению их. Таким образом, страдание заставляет учить уроки жизни, оно дает мудрость. Всякий, кто даст себе труд проследить свою жизнь, увидит, что наиболее важные уроки жизни и наиболее значительные решения он принял под воздействием страдания. Следовательно, страдание является стимулом, побуждающим человека к действию.

Но страдание имеет и другую цель. Оно очищает, облагораживает и возвышает человека. Под воздействием страдания мы стремимся освободиться от того, что вызывает страдание, от наших недостатков и пороков. «Per aspera ad astra» – через страдание к звездам, говорил Парацельс. Страдание смягчает грубый нрав человека и сглаживает резкие черты его характера. Человек, когда-либо страдавший, способен понять страдание другого человека. По плану эволюции необходимо, чтобы человек развил в себе любовь и сострадание к ближнему, и нет другого средства вызвать в нем участие и сострадание к своему ближнему, как заставляя страдать его самого.

Когда ничто другое не способно вызвать в сердце человека отклик на страдание другого человека, то лишь собственное страдание развивает в нем сострадание и дает единственный путь к освобождению от всего низшего, ради достижения высшего. Через очистительный путь страдания должны пройти все, подлежащие действию законов эволюции, и нет ни одного человеческого существа, достигшего высших ступеней развития, которое не прошло бы огненным путем страдания. Поэтому благословим все те страдания, которые являются не тормозом или камнем преткновения в нашем шествии по пути эволюции вперед, но прекрасной лестницей восхождения, которые делают из грубого животного – богочеловека и из простого камня – сияющий всеми огнями блеска брильянт.

Но ужасны те страдания, которые кладут преграду человеческому развитию, которые вызваны порыванием связи с Высшим Началом, изречением хулы на Духа Святого, нарушением связи с Иерархией Светлых Сил Космоса. Учение говорит: «Связь с Иерархией есть настоящее благословение со всеми последствиями. Спросят невежды: «Мы много раз поносили все Высшее, и тем не менее мы существуем – никакой огонь не спалил нас, и ничто не угрожает нам». Тогда поведем их на площадь, где в грязи пресмыкаются слепые нищие, и скажем: «Вот то же вы». Поведем в темницы, поведем в рудники, поведем в пожары, поведем на казни. Скажем: «Разве не узнаете себя? Только пресеклась нить с Высшим – и вы летели в бездну». Устрашать не нужно, жизнь полна примерами таких ужасов. Помните, что нагнетение Огня не зримо, но ничто не минует последствия. Так можно видеть, как даже древние понимали справедливость закона и знали уже, что оскорбление Начал так велико и ужасно, что последствие не может быть немедленным» (Мир Огненный, ч. II, § 237).

Вопрос о страдании занимал всегда умы лучших представителей человечества, которые прилагали немалые усилия к тому, чтобы разрешить эту трудную проблему. Особенно остро этот вопрос стоял и стоит в западном мире, благодаря утере человечеством западного мира истинных представлений о законах жизни, о целях и задачах мироздания. Ярким примером, рисующим на почве утери истинного знания глубокую трагедию человеческой души, может служить роман русского писателя Ф.М. Достоевского Братья Карамазовы. Герой этого романа, Иван Карамазов, не может совместить страдания, испытываемого ребенком, со справедливостью Бога, негодует, возмущается, бунтует против всего и заходит в такой тупик, выбраться из которого не может.

Действительно, слезы страдающего ребенка способны вывернуть душу кому угодно, и неудивительно, что Иван Карамазов, не знавший о существовании закона Высшей справедливости, закона причин и следствий, такого закона, который не может допустить ошибки, был взволнован, потрясен видом человеческих страданий и мог наговорить таких несуразностей, как: «Не нужно мне гармонии, не стоит она одной слезинки замученного ребенка!» или «Зачем мне ад для мучителя, что тут ад может поправить, когда те уже замучены... Не Бога я не принимаю, но только билет Ему почтительнейше возвращаю», – что в сущности одно и то же.

«Вся пытка разбивающейся в темноте мысли Ивана Карамазова происходит оттого, что все эти «обиженные детки» и их ненаказанные мучители воспринимаются его сознанием без прошлого и без будущего, ибо только обрывок человеческой драмы проходит перед его глазами. Если бы он допустил на минуту, хотя бы как гипотезу, что у этого ребеночка с его «неотомщенными слезками» есть земное прошлое, в котором он мог быть повинен в таких же мучительствах над беззащитными существами, и что переживаемые им страдания в этой его жизни есть неизбежное следствие им же нарушенного закона, правда которого должна быть восстановлена; и что у того злого мучителя есть земное будущее, когда он на себе испытает всю преступность обнаруженной им злой воли. Если бы Иван Карамазов допустил эту возможность, перед его бессильно бунтующим сознанием открылись бы совершенно новые глубины и совершенно неожиданные перспективы». [1]

Наиболее полное, ясное и исчерпывающее учение о страдании дано человечеству Гаутамой Буддой, великим Учителем человечества, который на своем собственном опыте познал, как сын царя, всю тщету земных благ и, как отшельник и монах, невозможность достигнуть совершенства путем аскетизма и полного отказа от земных благ. В сущности, все Учение Будды есть Учение о страдании и об освобождении от страданий, и как вся вода в океане проникнута одним вкусом – вкусом соли, так все Учение Будды проникнуто одним желанием – освободить людей от страданий.

Свою знаменитую проповедь Благословенный начал в Бенаресе среди монахов. Благословенный сказал: «Отверзите ваши уши, монахи; избавление от смерти найдено. Я поучаю вас, я проповедую учение. Если вы будете поступать сообразно с моим поучением, то еще в этой жизни познаете мудрость и узрите ее лицом к лицу... Существуют две крайности, о монахи, от которых человек, ведущий духовную жизнь, должен оставаться вдали. Какие же это крайности? Одна – жизнь наслаждений, преданная похотям и удовольствиям; это жизнь низменная, неблагородная, противная духу, недостойная, ничтожная. Другая крайность – жизнь добровольных страданий; это жизнь мрачная, недостойная, ничтожная. Совершенный стоит далеко от обеих этих крайностей; он познал путь, который лежит посредине, – путь, который открывает глаза, открывает и ум, который ведет к покою, к познанию, к просвещению, к нирване.

С тех пор как я, монахи, обладаю этим познанием в полной ясности, с тех пор я знаю, что в этом мире, а также и в мире богов, в мире Мары и Брахмы, среди всех существ, аскетов и брахманов, богов и людей, я достиг высшего достоинства Будды.

И я познал это и созерцал это: искупление уже не может быть потеряно; это мое последнее рождение; впереди для меня нет уже новых рождений».

Четыре высокие истины о страдании, которые Будда возвестил человечеству, гласят:

«Первая святая истина о страдании такова: рождение есть страдание, смерть есть страдание. Связь с немилым есть страдание, разлука с милым есть страдание, недостижение желанного есть страдание. Вся личная жизнь есть страдание.

Вторая святая истина об источнике или происхождении страдания такова: Танха, или желание, есть истина о происхождении страдания; Тришна, или стремление к бытию, которое ведет от рождения к рождению, вместе с жаждой эгоистических наслаждений, жаждой богатства и могущества, есть источник происхождения страдания.

Третья святая истина о прекращении страдания – это освобождение от желаний, отречение от всяких эгоистических побуждений, уничтожение воли к физическому существованию.

Четвертая истина о пути искупления или пути к прекращению страдания есть святой восьмикратный путь и называется так: праведная вера, праведное решение, праведное слово, праведное дело, праведная жизнь, праведное стремление, праведное воспоминание, праведное самоуглубление». [2]

Эзотерическая мудрость говорит, что природа нашего высшего я, которое сродни природе Высшего Космического Начала, есть блаженство, но из всего, что в настоящей главе сказано, видим, что природа нашего физического, нашего низшего «я» есть страдание. Таким образом, двойственной природе человека свойственно блаженство и страдание, радость и горе, то есть то, что присуще природе составляющих его антиподов – духа и материи. Поэтому высшая мудрость учит, что человек не должен избегать ни страдания, ни радости. Страдания способствуют выявлению в человеке его божественной природы, и если человек идет нормальным путем развития, не порывая связи со своими Высшими Руководителями, то все страдания идут ему на пользу. Если же он принимает страдания сознательно и добровольно, то страдания десятилетий протекают у него в один день, как сказано в книге Учения.

Что же касается радости и блаженства, то раз природа нашего высшего я есть блаженство и вечное пребывание в Высших Мирах есть вечная радость, то не может быть запрета для радости в течение краткого пребывания на земле. И земная жизнь могла бы быть радостной, если бы люди, как уже сказано, сами не ввели себя в круг непрекращающегося страдания. Радость и счастье должны были бы быть нашим нормальным состоянием, но мы сделали своим нормальным состоянием страдание. Все данные для счастливой и радостной земной жизни находятся в нас самих. Необходимо лишь руководствоваться в жизни не своими эгоистическими желаниями, но мудрыми космическими законами.

Говоря о страдании вообще, невозможно обойти молчанием особый вид страдания, которое мало известно современной науке, но которое в переживаемое нами переходное к Новой эпохе время распространяется с необыкновенной быстротой и грозит человечеству неслыханными бедствиями. Этот особый вид психического страдания есть одержимость. В настоящем труде неоднократно говорилось, что очередная задача человеческой эволюции есть приближение плотного, физического мира к Тонкому, духовному Миру. К сближению этих миров направлены все силы Космоса и все усилия Наших Руководителей.

Но пока такое сближение миров путем соответствующего воспитания современного человечества и нарождения людей будущей шестой расы произойдет, низшие твари Тонкого Мира, которые вообще стремятся к воплощенному состоянию, будучи низшими представителями темного мира, пользуясь созданными уже для такого перехода условиями, залезают в души психически неуравновешенных людей, делая их орудием своей воли и своих желаний. Если мы возьмем любую газету, то почти всегда в хронике событий найдем описание непонятных преступлений, совершенных людьми с явно и внезапно помутившимся сознанием, которые до совершения преступления были самыми обыкновенными людьми. Обыкновенно такие преступления оканчиваются самоубийством преступника. Это темный низший одержатель воспользовался человеком как орудием для своего действия и, через самоубийство одержимого освободившись от него, готов к новому такому же действию. Это яркий пример темного низшего одержания, но есть много других разных степеней и разного вида одержаний.

Главная опасность, открывающая вход одержателю, есть угасание человеческого духа, угасание находящейся в нас искры божественного Огня – Агни. Учение говорит: «Бездушные существа всем известны. Это не символ, но химическая действительность. Могут спросить: воплощаются ли они в этом плачевном состоянии? Вопрос покажет незнание основ. Никто не может воплотиться без запаса огненной энергии. Без светоча Агни никто не войдет в плотный мир. Расточение Агни происходит здесь, среди всех чудес Природы. Вовсе не требуется при расточении Агни совершать какие-то зверские преступления. Мы достаточно из разных Учений знаем о преуспеяниях даже разбойников. Обычно расточение Агни совершается в буднях и в сумерках духа. Крошечными действиями останавливается нарастание Агни. Нужно понять, что благодать Агни естественно нарастает. Но когда тьма покрывает усовершенствование, тогда Огонь незаметно, но, химически доказано, уходит из негодного вместилища» (Мир Огненный, ч. I, § 183).

Таким образом, при отсутствии стремления к совершенствованию происходит растрата божественного зерна духа, ибо остановок в жизни нет ни в чем. Если зерно духа не нарастает, то оно убывает. Огонь, т.е. дух, как сказано, уходит из негодного вместилища. Человек становится бездушным и беззащитным перед нападением сил тьмы. Когда в человеке есть божественный Огонь, то никакой одержатель приблизиться к нему не может, ибо заградительная пурпурная сеть, которой оканчивается аура нормально развивающегося человека, опалит темного пришельца, если он вздумает приблизиться к нему. Но растративший свою божественную защиту в полном смысле слова беззащитен.

Дальше та же книга Учения говорит: «Не думайте, что бездушные люди какие-то чудовища. Они в разных областях достигают даже механических преимуществ, но Огонь покинул их и затемнились дела их». «Конечно, каждый волен в судьбе своей и даже в конечном разложении. Но существа бездушные очень заразительны и вредны. Явление одержимости особенно легко при таком погашенном состоянии. Не примите за преувеличение, если около половины народонаселения планеты подвержено этой опасности. Конечно, степень очень различна, но начавшееся разложение очень прогрессирует. То же можно видеть среди минувших культур. Огни духа потухали как дымные костры, но всякий дым ядовит, если не добавить полезное вещество» (Мир Огненный, ч. I, § 184,185).

Нужно вникнуть в эти слова, чтобы видеть, насколько велико бедствие одержимости в наше время. Ведь подумать только, что каждый второй человек подвержен опасности одержания! Если такое бедствие, при его заразительности, распространится, то во что превратится тогда жизнь на нашей планете? Ведь еще не было такого бедствия на Земле, которое угрожало бы половине населения земного шара!

Незнающий человек вправе спросить: откуда вдруг нагрянуло на человечество такое бедствие, ведь ни о чем подобном мы никогда не слыхали, и не есть ли это просто фантазия йогов? Но самое даже поверхностное наблюдение над фактами жизни должно убедить всякого, что это не фантазия, но ужасная действительность, являющаяся результатом смены эпох, результатом действия космических законов. Направленные на нашу планету для трансмутации Земли и ее обитателей космические энергии, токи и лучи действуют двояким образом.

Если духовно развитый человек может воспринять эти энергии и преобразиться в положительную сторону, то для угасившего свой дух появляется опасность одержимости, и он может преобразиться в отрицательную сторону. Одни и те же энергии действуют разно, в зависимости от духовного состояния человека. То, что одному полезно, то для другого вредно или, как говорит русская поговорка: «Что одному здорово, то другому смерть». Так происходит во время смены эпох отбор зрелых плодов человеческой эволюции от незрелых.

«Каждое космическое достижение таит в себе опасность в случае небрежности. Если люди могут овладеть новыми энергиями, то для слабых духов увеличится опасность одержимости.

К вопросу одержимости следует отнестись научно. Два момента существования установлены. Первый – непрерывность жизни в различных состояниях, второй – влияние воли одного существа на другое. Так существа, находясь в тонких телах разных степеней, могут направить мысль на земных воплощенных. Неосознанная энергия может способствовать единению миров, но, соединяя высшее, она же открывает путь низшим. К тому же знаете, насколько низшие стремятся сблизиться с земными эманациями. Так нужно предупредить людей о стойкости воли, ибо одержимость есть одно из наиболее недопустимых состояний. И лишь вмешательство третьей воли, твердой и чистой, может нарушить это беззаконие, которое поражает людей вне возраста и положения.

Дело врача присмотреться к больному и найти признаки чужой воли. Если врач сам достаточно очищен и не боится перенести на себя непрошенного гостя, он может применить воздействие воли. Но даже выход одержателя недостаточен для излечения. Около тысячи дней опасность повторения не истекает, больной должен пристально следить за мыслью своею. Нужно предупредить врачей.

Несчетно количество желающих внушить людям самые позорные мысли, но достаточно иметь силу и найти ритм приказа, чтобы спасти человека. Обязанность йога состоит в изгнании вредных воздействий» (Агни-Йога, § 227).

Не нужно думать, что лишь бездушные люди и люди с угашенным духом являются жертвами одержимости. Причин, вызывающих одержимость, много, ибо много причин, порождающих повреждение нашей заградительной сети, нашей единственной защиты от темных. Всякое порывание своей заградительной сети, хотя бы случайное и временное, открывает доступ одержателю. У нормального, здорового, физически и духовно растущего человека излучения его ауры идут, как иглы у ежа, прямо перпендикулярно его телу и оканчиваются заградительной пурпурной сетью. Через такую сеть ни один темный проникнуть не может. Но если по каким-либо причинам психика человека не в порядке или расстроено его здоровье, то это тотчас отражается на его ауре. Концы излучений загибаются и опускаются книзу. В ауре получаются провалы, и заградительная сеть повреждается. Через всякую такую щель может проникнуть темный одержатель.

«Беззащитность, происходящая от поражения ауры, ужасна. Можно представить, как одно преломление ауры ведет к искажению всего строения ее. Сонливость, замечаемая при поражении ауры, происходит от однообразно усиленной деятельности огненной энергии, направленной к внешним излучениям. Пока идет такое восстановление, организм, и особенно сердечная деятельность, оказывается подавленным, потому так забочусь о бережности как в своих действиях, так и в возвратных ударах; зачем во время боя отягощать сердца друзей?! «...» Можно представить, какая темная рать устремляется на каждый пролом ауры. Очень ужасно питать таких насекомых внутренними слоями излучений. Только заградительная сеть препятствует нападению темных сил. Каждый пролом ауры угрожает и одержанием. Тем более будем бережны» (Мир Огненный, ч. I, § 520).

Таким образом, всякое отступление от нормы действующих психологических и физиологических законов отражается на ауре человека и может привести к одержанию. Порывание связи с Высшим Началом и отказ от Учителя, пранаяма и приемы Хатха-Йоги, ведущие к насильственному и преждевременному приоткрыванию некоторых центров, медиумизм, колдовство и черная магия, раздражительность и многие пороки – все это пути, приводящие к одержимости. Достаточно даже вспышки гнева или ослабления своего организма несколькими бессонными ночами, чтобы открыть доступ темному гостю.

«Много одержимых во время перехода человечества к духотворчеству; точно кто-то подделал ключи к слабым замкам. Нужно особенно осмотрительно осматривать людей. При этом нужно помнить, что у одержимых своеобразное мышление, полное противоречий. Желая помочь им, можно или силою внушения изгнать засевшего, или совершенно оставить в покое, даже, если можно, совсем изолировать. Ведь засевшему нужен не сам субъект, сколько воздействие через него на окружающих. Хуже всего частично надоедать одержимому, призывая его к здравомыслию, которого у него нет. Худо начать жалеть вслух одержимого или порицать его противоречие. Явление приказа, сильное и поражающее, или изолированность могут облегчить судьбу слабого сердца. Ведь через слабость сердца влезает одержание. Огонь сердца опаляет всех мохнатых гостей.

Отказ от Учителя пресекает все возможности, особенно когда отказ произошел в сознании задолго до одержания. Так люди часто пробуждают уже спящие отрицания и, конечно, последствием, прежде всего, является отказ от Учителя, ибо каждая хаотичность прежде всего возмущается созиданием и сотрудничеством. В хаотичности заложены зерна зла, которые тяжким опытом подавляются. Но в текущие дни неслыханно много одержимых. Темнота тоже хочет проявиться» (Сердце, § 77).

Столь Широков настоящее время практикуемая пранаяма и приемы Хатха-Йоги, для скорейшего развития в себе некоторых высших возможностей, есть прямой путь к одержимости и гибели человека, о чем уже неоднократно упоминалось. Пранаяма есть дыхание, ведущее к смерти, и физической, и моральной. Прана есть жизненная энергия. Яма – бог смерти. Таким образом, пранаяма есть смерть жизненной энергии.

Развитие человека может идти лишь нормальным путем. Как нельзя насильственным путем раскрыть нераспустившийся бутон, не погубив его, точно так же нельзя преждевременно пытаться раскрыть в себе свой божественный Лотос высших возможностей, не нанеся себе этим губительного вреда. Пытаться ускорить развитие своих высших способностей для личных эгоистических целей – это значит отдать себя в руки темных и ускорить свою гибель. Законы развития не терпят никакого насилия и торопливости и жестоко карают за нарушение их.

Точно так же не менее опасен, в смысле распространения эпидемии одержания, медиумизм. Медиумизм не только не является каким-то достижением, но, наоборот, весьма опасный дефект. Медиум, как сказано в Учении, есть постоялый двор для развоплощенных лжецов. Опасность медиумизма заключается в том, что через медиумов темные силы осуществляют свои планы на земле. Допуская в себя неизвестных обитателей астрального мира, медиум является, в полном смысле слова, передаточной инстанцией и постоялым двором, куда может заехать всякий и, сделав свое дело, уйти. Ведь медиум не знает, кого он допускает в себя, чью волю он исполняет и чью волю передает для исполнения другим. Как правило нужно признать, что Высшие Светлые Силы никогда для проведения своих планов не пользуются медиумами. Они никогда не насилуют и не порабощают волю человека, как это делают темные одержатели. Бывают случаи получения через медиумов полезных для человека сведений. Такие сведения идут от средних по своему развитию обитателей астрального мира, но это тоже не может быть поощряемо, ибо приводит к недопустимому и опасному состоянию – одержимости. Кроме того, все эти одержатели вампиризируют медиума. После каждого сеанса медиум чувствует себя разбитым и утомленным. Это одержатели похитили часть его жизненной силы.

«...Не все одержания безусловно темные. Могут быть воздействия средних сфер, направленные, по мнению одержателей, во благо. Но особенно хороших следствий не получается. Одержатели таких невысоких степеней и вместилища, им доступные, небольшого развития, – получается двоемыслие, неуравновешенность и неумение владеть собою. Много таких людей, которые зовутся слабовольными, при этом обе воли уменьшают друг друга. Лечить таких людей можно лишь предоставляя труд по их избранию, но в большей мере. При сосредоточенности труда одержателю наскучит оставаться без выявления, ибо каждый одержатель стремится к выявлению своего «я». Так врач может заметить различные виды одержимости, но принцип эпидемии очень недопустим для усовершенствования человечества. Между прочим, понятие Гуру очень ограждает от одержания. Учитель, в случае ослабления воли, подаст свой запас, чтобы не дать чужому темному влиянию вторгнуться. Конечно, Учитель, сознание которого высоко, может чутко определить, когда его участие нужно. Ведь это водительство не походит на насилие» (Мир Огненный, ч. I, § 283).

Если медиумизм, развивая одержимость, является косвенным сотрудничеством с темными силами, то чем будут колдовство и черная магия, должно быть ясно всякому. Учение говорит: «Также величайшим позором будет, что человечество до сих пор занимается колдовством. Именно, самым черным колдовством, направленным на зло. Такое сознательное сотрудничество с темными силами не менее ужасно, нежели газы. Невероятно помыслить, что люди, причисляющие себя к религии добра, занимаются самым вредным колдовством. Не стал бы говорить о черной опасности, если бы она не достигла сейчас ужасающих размеров. Самые невозможные ритуалы возобновлены, чтобы вредить людям. Толпы по невежеству вовлечены в массовую магию. Невозможно допустить такое разложение планеты! Нельзя, чтобы уничтожение, всего эволюционного удавалось темным силам. Колдовство недопустимо, как противоестественное нагнетение пространства. Твердите везде об опасности колдовства» (Мир Огненный, ч. I, § 620).

«Пранаяма, состоящая из задерживания дыхания и концентрирования внимания на определенных центрах, напряжения и вращения их и т.д., конечно, может привести к самым печальным результатам, но если под пранаямой понимать ритмическое и глубокое дыхание, не более пяти-шести минут, один или два раза в день, то она может принести лишь пользу, ибо люди даже дышать правильно разучились. Усиленная пранаяма развивает низший психизм и медиумизм – эти два антипода истинного духовного развития. Чтобы утвердить Вас во вредности всех насильственных упражнений, приведу выдержки из третьего тома Тайной Доктрины Е. П. Блаватской.

«Истинно, то, что называется пранаямой или смертью дыхания, всегда кончается для упражняющегося в ней смертью – моральной всегда и физической часто. Несколько нетерпеливых чела (учеников), которых мы лично знали в Индии, несмотря на наши предупреждения, устремились к этим упражнениям Хатха-Йоги. Двое из них развили в себе чахотку, из которых один умер; другие стали почти идиотами, и еще одни покончил самоубийством, и другой развился в настоящего черного колдуна, но, по счастью для него самого, его губительная деятельность была прекращена его скорою смертью. Наши Учителя единодушно запрещают упражнения в пранаяме».

Потому не преувеличивайте значения пранаямы. Наука о дыхании, которой занимаются истинные Раджа-йоги, имеет мало общего с пранаямой. Хатха-йоги заняты контролем жизненного дыхания легких, тогда как древние Раджа-йоги понимали это как дыхание ментальное, ибо только овладение этим ментальным дыханием приводит к высшему ясновидению, к восстановлению функции третьего глаза и к истинным достижениям Раджа-Йоги.

Очень полезно освещать вопросы медиумизма и психизма, ибо человечество, в поисках необычного и необычных переживаний, устремилось в невежестве своем в самую черную магию и колдовство. Привожу слова Мэнли П. Холла, самого талантливого лектора и писателя по вопросам оккультизма в Америке. «Мудро указать на разницу между медиумом и ясновидцем. Для обычного человека этой разницы не существует, но для оккультиста эти две фазы духовного развития разделены целым периодом человеческой эволюции. Ясновидец тот, кто сумел пробудить и поднять змия (спинного мозга) до головного мозга и своим духовным ростом заслужил право созерцать невидимые миры с помощью третьего глаза, или шишковидной железы... Ясновидец не рождается таким, но становится им. Медиум же не становится, но уже таким рождается. Ясновидец может стать таковым лишь после многих лет, иногда целых жизней, строжайшей самодисциплины и усиленного и упорного труда, тогда как медиум, при небольшой практике, может преуспеть в несколько дней...» Но, конечно, к этому следует добавить, что медиум ограничен низшими слоями Тонкого Мира. Именно высшие планы недоступны медиуму, ибо его высшая триада не принимает участия в его проявлениях. «Медиумизм останавливает правильную эволюцию и должен рассматриваться как обратное движение».

Также губительны концентрации на каком-либо центре, предписываемые в книгах псевдооккультистов. Ибо концентрация стимулирует один центр за счет остальных, ввергая в хаос всю схему поляризации их. Этот процесс вызывает истинное бедствие в области вибраций, ибо он нарушает равновесие установленной вибрационной схемы. В Учении сказано о работе Владыки над всеми центрами ученика, над всеми семью кругами ясновидения и яснослышания. Великие Учителя зорко следят за состоянием организма ученика и никогда не будут открывать один центр за счет другого. Правильное развитие, или эволюция, – лишь в гармонии или равновесии. Приоткрытое одного или двух центров приводит лишь к низшему психизму или медиумизму. Механическое письмо тоже следует рассматривать как известную стадию одержания, ибо при автоматическом письме обычно производится воздействие на физический центр руки и даже мозга, и потому оно очень вредно, и при частом прибегании к нему может окончиться параличом. Ни один медиум не может стать Агни-йогом. Лишь духовность и подвиг приближают нас к принятию огненной чаши. «...Всякое медиумистическое проявление будет равно капле мутной воды в огненной чаше Агни-йога».

В ближайшем будущем, когда человечество продвинется в понимании оккультных законов, тогда и вопрос медиумизма найдет себе правильное решение. Будут найдены условия и методы для охранения медиумов от привходящих влияний и воздействий, и можно будет пользоваться ими для научных исследований» (см. Письма Е. Рерих: от 8. 9. 34).

Но медиумизм и низший психизм настоящего времени представляют большую опасность как для медиумов и психиков, так и для окружающих их лиц. О вреде пранаямы и приемов Хатха-Йоги, при помощи которых псевдооккультисты вместо высших духовных способностей развивают у себя одержание, в настоящем труде упоминалось уже неоднократно. Истинный путь высшего духовного развития – не насильственное и преждевременное приоткрывание некоторых центров духовного развития, но путь сердца, но полное и безраздельное сердечное устремление к Иерархии Светлых Сил Космоса. Старшие Братья человечества следят за каждым из нас и не замедлят оказать нужную помощь всякому, кто стремлением к Свету и Знанию и связью с Иерархией Света подготовил к этому путь.

«Именно уничтожение прикасания к высшим энергиям разобщает человечество с Космосом. Как же можно существовать в Космосе, являя непонимание мировой эволюции? Так сознательное отношение к мировой эволюции непосредственно включает понимание Иерархии как животворящего Начала. Именно психизм и медиумизм отвращают человека от Высших Сфер, ибо тонкое тело настолько насыщается низшими эманациями, что вся сущность меняется. Именно самое трудное заключается в очищении сознания. Именно человек не различает огненного состояния духовности от психизма.

Именно ряды этих инструментов пополняются служителями тьмы. Так на пути к Миру Огненному нужно бороться с психизмом» (Мир Огненный, ч. III, § 365).

Большая опасность стать одержимым угрожает человеку раздражительному, подверженному припадкам гнева. Гнев вообще очень опасное явление. Опасность его не только в том, что в гневе человек, не владея собой, говорит невразумительные и жесткие слова и совершает непоправимые поступки и даже преступления, не только в том, что человек портит свои отношения с ближними, но главным образом в том, что во время гнева в человеке выгорает весь запас его психической энергии. Психическая энергия отлагается в человеческом организме крупинками и накапливается медленно, но всякая вспышка гнева – и весь накопленный запас уничтожается мгновенно. Тогда человек – что выгоревшая лампа. Он беззащитен перед нападением темных. В его ауре получаются такие проломы, в которые свободно входит одержатель.

Но этим не исчерпываются тяжкие последствия раздражительности и гнева. Раздражительность и частые вспышки гнева отлагают на стенках нервных каналов особый яд, который называется империлом. Таким образом, отсутствие в организме, благодаря раздражительности, защитной силы психической энергии – и отложение в нервных каналах империла приводят к разрушению нервного вещества, что, в свою очередь, ведет не только к одержимости, но ко многим нервным заболеваниям и даже к такому бичу человечества, как рак. Но и это еще не все. Отлагаясь в веществе нервов, империл отравляет не только физическое тело, но и тонкое, астральное. Покинув свое физическое тело, раздражительный человек после своей смерти появляется в астральном мире без психической энергии, но с запасом империла. Тогда на него устремляется Пространственный Огонь, который очищает его от своего антипода империла, для того чтобы человек был годен к следующему воплощению. Человек претерпевает те муки, о которых христианская религия говорит как о муках ада.

«Надо понимать буквально, когда говорю, что явление значительного числа болезней нужно лечить психической энергией. Заражение нервного вещества будет всегда первейшим поводом к разнообразным заболеваниям. В заражении нервного вещества соединяется мир высший с низшим; через брешь вещества нервов проталкивается любой Пришелец, начиная от одержимости и кончая раком. Но защитить нервное вещество можно лишь психической энергией. Это воспитание психической энергией будет подлинной профилактикой человечества. Можно применить хотя бы чистую мысль, защищая ею входы в нервную сферу. Даже эта простая мера будет полезна. Также психическая энергия будет очищением в период скрытой болезни. Но ужасно разложение нервного вещества под влиянием пьянства и всяких пороков. Подумайте, в каком состоянии окажется тонкое тело, где тончайшие нервы имеют значение скелета? Для Земли кость, для Тонкого Мира нервы, для Духа Свет» (Иерархия, § 190).

«Пусть врач не изумляется, если заметит, что признаки одержания принимают эпидемический характер, – их больше, нежели ум человеческий может представить. При этом разновидности очень различны – от почти неуловимой странности до буйства. Хвалю врача, если он заметил связь с венерическими болезнями. Действительно, это один из каналов одержания. Можно сказать, что большинство страдающих венерическими болезнями не чужды одержания. Но в одном врач оказался слишком оптимистом – явление венерической болезни может облегчить доступ одержанию, но излечение не есть изгнание одержателя. Так и раздражение, в своих крайних степенях, может пригласить одержателя, но нельзя ожидать, что первая улыбка изгонит его. Целая наука заключается в таком наблюдении. Врач прав, желая посетить не только дома для умалишенных, но и тюрьмы. Не мешает посетить и биржу или палубу корабля во время опасности. Можно заметить признаки постоянные, или длительные, или краткие. Также можно наблюдать потовые выделения. Явления многих особенностей постепенно выступят перед наблюдателем. Среди них будут намечаться подробности Тонкого Мира, но одно остается непреложным – удаление одержателя не зависит от физических воздействий. Лишь Агни, лишь чистая энергия, может противиться этому человеческому бедствию. Повторяю слово бедствие, ибо оно отвечает размеру эпидемии. Множество врачей назовут Агни суеверием и одержание невежеством. Люди так часто наделяют других своими свойствами. Но и одержатели всех ступеней будут обеспокоены таким расследованием» (Мир Огненный, ч. I, § 278).

«Еще предупредите врача об осторожности с одержимыми. Нужно помнить, что даже в мыслях не следует держать явных указаний об одержании, когда приближаетесь к одержимому. Нельзя забывать, что одержатель очень чуток к мыслям, когда подозревает, что его присутствие открыто. Он может выражать свою злобу очень разнородно. Уничтожением явления одержания можно нажить много врагов, потому нужно производить эти наблюдения без всякого личного оглашения» (Мир Огненный, ч. I, § 280).

«Одержание нужно определять очень точно. Не нужно изумляться, если около очагов духовности замечается немало одержимых. Причина та, что темные стремятся усилить стражу свою. Кто же, как не одержимые могут лучше помочь силам темным? При этом разновидности одержания неисчислимы. Нужно прежде всего распознавать: где Благо и где вред в сущности своей? Так, сердце пламенное сразу распознает, где сокрыто одержание» (Сердце, § 213).

Распознавание одержимости, кроме тех признаков, о которых говорится в вышеприведенных параграфах Учения, производится по глазам. Двойственное существование человека определяется по особой бегающей в зрачках одержимого тени. Учение (Сердце, § 219) говорит, что можно отметить (надо полагать, с момента одержания) изменение в походке, голосе и даже в весе. Конечно, все это доступно лишь врачу. К сожалению, врач Л., о котором говорит тот же параграф Учения, вскоре после одобрения такой его полезной деятельности ушел с физического плана существования, не успев обнародовать своих ценных наблюдений. Всякий одержатель, как обитатель Тонкого Мира, тонок, осторожен, он старается скрыть свое присутствие и не обнаруживает себя бросающимися в глаза фактами. Лишь пламенное, чуткое сердце, как сказано выше, может сразу распознать, где скрыто одержание. Нижеприводимая выписка из Учения показывает, что таким чувствознанием обладают и некоторые животные.

«Урумия – так называется огненное понимание одержания. Не только люди могут обладать этим чувствознанием, но и некоторые животные, близкие людям, чуют это ужасное состояние. Лошади и собаки особенно понимают и негодуют на приближение одержимых. В древнем Китае была особая порода собак, высоко ценимая, которая особенно чутко узнавала так называемых одержимых. Также в древности было принято показывать гостям коней и собак. При этом замечали отношение животных. Многие послы прошли через такое испытание. Нужно заметить, что кошки тоже чуют одержимого, но обычно совершенно обратно. Одержимость приводит их в радость. Так, например, когда кошка чует одержимого или сильное явление его, она не прячется, но ходит, радуясь и мяукая. Тогда как собака ощетинится и пытается или прятаться, или броситься на такого человека» (Мир Огненный, ч. I, § 373).

Из сказанного видно, что борьба с одержанием – дело нелегкое. Если распознать одержимость может лишь опытный врач, то изгнать засевшего темного пришельца может лишь Высокая Духовная Сущность. Из Библии мы знаем, что Христос и апостолы изгоняли одержателей, но сделать это первый желающий не может, не причинив себе и одержимому вреда. В Деяниях святых апостолов говорится: «Бог же творил не мало чудес руками Павла. Так, что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, ч, одолев их, взял над ними такую силу, что они нагие и избитые выбежали из того дома» (19: 11-16).

Этот библейский пример показывает, что подходить к одержимому с изгнанием может не всякий. Это может сделать чистая, светлая личность, но не заклинатель. Кроме того, изгнание одержателя может иногда окончиться смертью одержимого. «Действительно, могут встретиться случаи, когда одержатель так освоился с телом одержимого, что даже почти вытеснил его. Также можно встретить случаи, когда одержатель настолько силен жизненной силой одержимого, что при изгнании причинит смерть. Он настолько овладел психической энергией одержимого, что при освобождении последний теряет жизнеспособность. Потому изгнания всегда производят очень осмотрительно. Предварительно наблюдают за питанием больного и за психической энергией. Если заметят упадок, то не нужно нагнетать ослабевшее сердце. Обычно легче происходит изгнание, когда наступает припадок бешенства. Поднявшаяся энергия помогает избавить от могущего наступить упадка сердечной деятельности, которая может кончиться полной прострацией» (Мир Огненный, ч. I, § 437).

Великая опасность одержимости состоит в том, что ставшие одержимыми не замечают произошедшей с ними перемены, не сознают того, что стали орудиями низших тварей, отбросов астрального мира, через что сами постепенно становятся отбросами физического мира. Все свои поступки, желания и мысли они считают свойственными своей природе, исходящими из их собственной сущности, тогда как в действительности они внушаются им засевшими в них невидимыми врагами, борьба с которыми для человека является, в полном смысле слова, неосуществимой, так как это была бы борьба человека с самим собою. Лишь духовно развитой человек мог бы осознать наступившую двойственность своей природы и усилием воли освободиться от одержателя, но духовно развитые люди гарантированы от подобной напасти, от позорного допущения в свое тело – храм духа разлагающей человека низшей твари.

Таким образом, одержимость есть показатель духовного омертвения как отдельного человека, так и всего человечества. Одержимость, которая существовала всегда, ибо всегда существовали разлагающиеся люди, но в наше время принявшая размеры небывалой эпидемии, угрожающей половине населения земного шара, есть прямая угроза существованию человечества и существованию нашей планеты. Дальше такое разложение продолжаться не может, ибо достигло уже предела; каждый второй человек есть или может стать одержимым. Об этом пределе говорит в Евангелии от Матфея Христос: «Тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется» (24: 40-41). Уже тогда, две тысячи лет тому назад, Христос знал, что наступит такое разложение человечества, что из каждых двух можно будет взять одного. Таким образом, слова двух Великих Учителей, говорящих об одном и том же факте, совпадают вполне.

Наши Высокие Руководители видят нас всех и знают нас лучше, нежели мы сами себя. Одержимый не знает того, что он – одержимый, но это не может быть скрыто от Руководителей человечества. Они в каждый момент развития человечества знают, что представляет собою каждый человек и все человечество. Все наши достижения и все падения запечатлеваются в нашей ауре, которая есть наше духовное одеяние, наш самый точный и вечный паспорт. В этом паспорте не может быть что-нибудь «искажено или скрыто. В этот паспорт человек сам вписывает все свои приметы, как положительные, так и отрицательные. Поэтому аура есть единственный безошибочный показатель нашей внутренней сути, нашего духовного преуспеяния или падения.

Зная, что каждый из нас обладает таким точным паспортом, как наша аура, можно представить себе, что для входа в наступающее царство духа, в грядущую светлую расу, нужно будет представить незапятнанный документ, который указывал бы на некоторые духовные достижения. Но какой документ может предъявить одержимый? Ведь если на переходный экзамен эволюционной зрелости человечества он явится вместо духовных достижений с показателем своего духовного разложения, вместо божественного зерна духа в себе – с гнусной астральной лярвой, то для всякого должно быть ясно, что с таким волчьим билетом вход в Царство Божие для него будет закрыт.

Можно было веками культивировать свое тело, пренебрегать и не заботиться о развитии и воспитании духа, пропуская мимо ушей все напоминания об этом всех духовных водителей человечества, но когда наступает грозный срок отбора зрелых плодов человеческой эволюции от незрелых, то лишь здесь, во всей своей ужасающей ясности, обнаруживается гибельность для человечества нарушения этого великого закона развития. Ведь что такое развивающаяся эпидемия одержимости, как не подготовка к великому отбору! И когда наступит этот грозный момент отделения одних от других, то для Великих Руководителей человечества это не представит никаких затруднений, ибо паспорт каждого будет с ним.

Могут спросить: как же уберечься от этого губительного бедствия? Так как одержимость приходит вследствие растраты своей духовной ценности, через совершение мелких отрицательных действий, то накопление своей защитной силы происходит через совершение хотя бы малых положительных поступков. Раз одержатель еще не вошел, то можно пополнить свою растраченную психическую энергию и тем не допустить его войти. Стремление к совершенствованию, почитание Иерархии Света, чистые мысли, чистые слова и поступки – и человек принимается под защиту и покровительство Сил Света, и тогда никакой одержатель ему не страшен.

Если же одержатель уже завладел человеком, тогда его приходится лечить. Учение Живой Этики указывает и способы лечения одержимых. Недавно в газетах было сведение, что в Америке душевнобольных лечат сном. Их усыпляют на две недели, а затем будят и проверяют. Если человек не поправился, то его снова усыпляют. Так как большинство душевнобольных, в сущности, одержимые, то такой способ лечения, не дающий одержателю возможности проявиться, не может быть плохим.


[1] Е. Писарева. О скрытом смысле жизни.

[2] Шантепи де ля Соссей. История религии.

 

Глава 8

О МИРАХ ТОНКОМ И ОГНЕННОМ

Существуют ли эти миры? Конечно, для всякого эзотерика они такая же реальность, как мир физический, но в наше время людей, совершенно отрицающих существование высшего, духовного мира, становится все меньше и меньше, ибо, несмотря на весь скептицизм материалистов, рационалистов и позитивистов, происходящие всякий раз явления, необъяснимые с точки зрения видимого, физического мира, заставляют их признать существование мира метафизического, то есть мира следующего, высшего, идущего вслед за миром физическим. Лишь самые круглые невежды продолжают упорствовать в своем заблуждении, требуя доказательств существования недоступного нашим физическим органам восприятия высшего, незримого мира способами и средствами, доступными физическому разумению человека, упуская из виду, что высший мир может быть воспринят высшим сознанием, которое нужно развить в себе.

Существует много попыток доказать существование высшего, четырехмерного мира. Есть доказательства математические, физические, геометрические, психологические и другие. О четырехмерном мире писали Фехнер, Цольнер, Хинтон, Лобачевский, Морозов, Успенский и другие. Но все существующие доказательства сводятся, в сущности, к методу Фехнера, который состоит в том, что путем аналогии между нашим, трехмерным миром и воображаемыми мирами – двухмерным и одномерным выводятся законы существования этих низших миров, и затем путем дальнейшей аналогии между нашим миром и высшим, четырехмерным, законы высшего мира. Из таких теорий полнее и яснее других выясняет этот вопрос теория русского математика Лобачевского в популярном изложении англичанина Шоффильда, с которой небезынтересно познакомиться.

«Одномерные существа представляют собой прямые линии, законченные с обеих сторон точками, в оси которых помещены (предположительно) зрительные органы. Эти одномерные существа могут двигаться только лишь в одном прямом направлении и видеть только лишь предметы, лежащие спереди или сзади них. Сторон, то есть движения направо или налево, для них не существует, и поэтому о них, недоступных их представлению, и не имеется на их языке подходящих определений и терминов. Имея возможность видеть только лишь в одном направлении и идти друг за другом только лишь по прямой линии, они представляют сами себя в виде точки.

Пространство между передней и задней точками, как внутреннее существо самой линии, постигнуто ими быть не может, ибо, благодаря своему одномерному строению и невозможности уклониться вправо, влево, вверх или вниз, они внешней своей формы не знают.

Когда к этим существам подходят существа двухмерного измерения, состоящие из тех же линий, но уже двух измерений: в длину и ширину, плоские фигуры, имеющие представление о том, что такое вправо и влево, по строению своему многоугольники, треугольники и квадраты, зрительные органы которых помещены в угловых точках и в ребрах линии, одномерные существа могут рассматривать их только лишь с какого-нибудь ребра, как подобную им линию, и не в состоянии никоим образом не только постигнуть их строение, но даже понять их измерение.

Если же эти квадраты подойдут к ним с боку их существа, то, если будут находиться вне поля их прямолинейного зрения и будут говорить им о своем присутствии, слышимый одномерными существами голос будет относиться ими к голосу, говорящему внутри них самих, ибо, благодаря своему одномерному измерению, они не могут постигнуть положения двухмерного измерения.

То же самое наблюдается в отношениях существ двухмерного измерения (плоских квадратов) к существам трех измерений – к телам, имеющим объем. Двухмерные существа, двигаясь только лишь по плоскости, в длину и ширину, никоим образом не могут представить себе измерения вверх и вниз, и, благодаря своей двухмерности, если к ним обратится существо трех измерений сверху или снизу, они будут понимать и слышать это обращение только как будто появляющееся внутри них, ибо благодаря своему, им только свойственному, расположению органов зрения, они не в состоянии увидеть предмет, когда он находится в третьем к ним измерении, то есть сверху или снизу от них.

Голос трехмерного существа, слышимый ими, когда это существо для них невидимо, покажется им голосом, поступающим из каких-то источников внутри них самих. Если же это существо попадает в поле зрения их двухмерного измерения, они, по физической организации своего зрения, устроенного в соответствии с их двухмерной конструкцией, не имеющей представления об измерениях вверх и вниз, в состоянии увидеть только лишь одну какую-либо сторону трехмерного существа, похожую на них самих.

Таким образом, из отношений существ первого измерения к существам второго, а существ второго – к существам третьего измерения вытекает:

1) существа низшего измерения всегда находятся в сфере невидимых им существ высшего измерения: линии в квадрате, квадраты в кубе и т.д.;

2) понятия высшего измерения настолько неизвестны для существ низшего измерения, что последние не в состоянии определить их своим, им свойственным языком;

3) когда существа высшего измерения желают им что-либо сообщить, находясь вне сферы органов зрения, свойственных измерению низших существ, последним кажется, что этот голос поступает откуда-то извне внутрь них, и стараются как-нибудь по-своему объяснить это явление;

4) если эти существа высшего измерения попадают в фокус зрительных органов существ низшего измерения, то эти последние видят только ту сторону первых, которая свойственна их собственному измерению.

Имея в виду эти выводы, с одной стороны, а с другой – то, что математические законы предусматривают измерения не только 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й степеней, но даже степеней, показателями которых служит величина, переходящая в бесконечность, мы имеем полное основание предполагать, что кроме нас, существ третьего измерения, существуют миры целого ряда измерений, и ближайшие к нам существа – существа четвертого измерения.

Отношения наши к мирам следующего за нами измерения выражаются, во-первых, в том, что мы всегда окружены ими и, если можно так выразиться, плаваем в их субстанции. Мы их не можем представить своим трехмерным разумом, так же, как линия не может представить себе движение вправо и влево и квадрат – движение вверх и вниз. Если бы мы каким-нибудь способом могли увидеть этот мир, то мы не могли бы его описать существующей у нас терминологией трехмерного измерения.

Когда мы слушаем их сообщения, обращенные к нам, при нахождении их по отношению к нам в четвертом измерении их голос слышится нам внутри нас самих, в воздухе или в неодушевленных предметах. Когда нам удается увидеть их, мы, благодаря нашим органам зрения, функционирующим в пределах трехмерного измерения, видим только ту их форму, которая расположена в пределах видимого нами горизонта и по радиусу наших трех измерений, то есть так же, как линия вместо квадрата, по образному описанию Шоффильда, видит только лишь одно из его ребер (линию), или квадрат видит в кубе только лишь одну сторону измерения – квадрат. Точно так же и мы при появлении перед нами существ четвертого измерения видим только лишь одну часть, которая подобна нашей внешней трехмерной организации.

В заключение своего исследования Шоффильд говорит, что каждый человек в одно и то же время является представителем трехмерного измерения в материальном своем существе и четырехмерного – в духовном, поэтому каждый из людей обладает многими свойствами существ четырехмерного измерения. Каждый из нас имеет в себе безусловные зачатки ясновидения, яснослышания, способности переноситься мысленно не только в любую часть и в любую местность нашей планеты, но даже в бесчисленные миры бесконечных пространств. Каждый из нас может иметь непосредственное общение с миром четвертого измерения, слышать внутренний голос и созерцать материальным органом зрения схожих с нами, по внешней форме, существ четвертого измерения.

Каждый из нас представляет собою, по удивительно остроумному определению Шоффильда, алгебраическую формулу, которая может быть выражена так: Хз+Хз+n; причем первое выражение Хз – это материальная субстанция человека, а Хз+n представляет собой его духовную четырехмерную субстанцию. Когда человек находится в видимом нами мире, он представляет собой указанное выражение вполне, но когда он умирает, происходит следующее: Хз+Хз+n-Хз=Хз+n, то есть трехмерная субстанция закончила свое существование, а четырехмерная перешла в иной мир, сделавшись обладательницей нового неведомого нам мира». [1]

К этим вполне обоснованным и разумным доводам, дающим правильное представление о взаимоотношениях между мирами высшими и низшими, можно внести дополнения и поправки из книг Учения. Прав автор, утверждающий, что математические законы предусматривают существование не только трехмерного, но и высших миров. Как же может быть иначе? Если существует мир физический, то должен быть и мир метафизический; если существует мир плотный, то должен быть и мир тонкий; если существует мир видимый, то должен быть и мир невидимый; если существует мир феноменальный, то должен быть и мир ноуменальный.

Жизнь во Вселенной и сама Вселенная зиждутся на биполярности. Нет такого явления во Вселенной, которое существовало бы само по себе, не имея своего противоположения или своего антипода. Во всем существует два полюса – положительный и отрицательный, или два Начала – мужское и женское. Равновесие мира осуществляется законом антиномии, или законом противоположностей. Каждая такая пара противоположностей в высшей эзотерической философии называется бинером.

«Совокупность представлений разума есть совокупность бинеров, а потому и совокупность направлений, ведущих к грани Вселенского Синтеза. Чем выше плоскость сознания, тем разноречие направлений ослабевает, единичные бинеры сводятся к конечным и в конце концов разум заканчивается на грани мировых противоречий. Познавание Божества путем развития бинеров и сведения их в конечные мировые противоречия, представляющие собой проекцию в разум отдельных аспектов Божества, происходило на пути веков через ряд религий и философских систем, но особенно сильно это стремление проявилось среди гностических учений. Большинство представителей гностицизма, начиная с Симона Мага, Василида, Валентина и ряда других, строило космогонию на последовательном выявлении Непостижимым Абсолютом пар – Эонов и Архонтов, причем эта парность, чета Эонов, носила даже особое название сизигия.

В гармонии с этим Само Божество определялось как совокупность антиномий. По учению Дионисия Ареопагита, божественный мрак является одновременно Неприступным Светом, в котором обитает Сам Бог; совершенное неведение – Ведением Того, Кто выше всякого ведения. Бог, согласно Дионисию, одновременно – Безымянный и Многоименный, Все и Ничто, Бытие и Небытие.

Когда простейшие формы мышления или чувствований удовлетворяют человека, он не только не может стремиться к более высоким, но даже не подозревает об их существовании. Лишь только там, где конечное сознается в своем бессилии, где оно оказывается уже несостоятельным, впервые проявляются проблески Вечного. Пока разум целиком погружен в область феноменальной природы, он живет и удовлетворяется феноменальными законами и феноменальной жизнью; лишь при достижении грани феноменального мира разум начинает жаждать ноуменальной истины и ноуменальных законов. Феноменальная природа заканчивается на грани мировых антиномий; вот почему ноуменальная истина не может быть выражена в разуме иначе как в антиномиях.

Идея или закон, выявленные в бинере, являют в присущем ему аспекте Абсолютную Истину. Совершенный синтез всех a priori [2] возможных конкретных представлений не может не иметь бинерной транскрипции в разуме. Относительное отличается от Абсолютного наличием условности, сознательного неведения, условного отрицания, утверждением частного критерия. Относительное постольку является таковым, поскольку оно оказывается неспособным объединить встречающиеся противоречия. Абсолютное есть прежде всего всеобъемлемость, есть одновременное утверждение и отрицание всех утверждений и всех отрицаний. В силу этого Истина в Своем Совершенном Целом выражается лишь в Совершенном Бинере, как совокупности всех a priori возможных единичных бинеров. Низший предел, при котором в разуме проектируется лишь дифференциальный аспект Истины, есть единичный бинер. Итак, Истина выражается только в антиномиях – и всякая антиномия есть аспект Истины». [3]

«Бинер есть Единство, раздвоившееся Своей Собственной Силой, чтобы творить» (Элифас Леви).

Из сказанного видим, что существование Высшего Невидимого Мира принадлежит к ноуменальным истинам и может быть человеческим разумом понято только при осознании закона антиномии. Раз Абсолют, или Высшая Истина, есть Совершенный Бинер и совокупность всех a priori возможных единичных бинеров, то все, что изошло от Абсолюта, есть частный бинер и аспект Истины. Поэтому вся Вселенная и все, что в ней существует: все существа, все явления и все вещи, – есть разного рода и вида бинеры. Следовательно, то, что не есть бинер, не имеет ничего общего с истиной и то, что не имеет противоположения, не имеет основы для существования.

Как могли бы мы понять свет, если бы не было тьмы, или тепло, если бы не было холода, или мудрость, если бы не было глупости, или великое, если бы не было малого, и так дальше во всех вещах и явлениях до бесконечности? Как мог бы существовать мир физический, видимый, если бы не было мира невидимого, духовного? Существование Мира Высшего доказывается существованием мира низшего. Если бы не было мира духовного, то не было бы и нашего, физического мира. Основа для существования видимого мира находится в мире невидимом. Без невидимого мира мы вообще не были бы видимы, ибо не существовали бы. Поэтому отрицать существование духовного, невидимого мира только потому, что он невидим, и признать существующим только видимый, материальный мир есть верх невежества и колоссальная нелепость.

Таким образом, мир видимый и мир невидимый, как члены одного бинера, по закону антиномии, как тезис и антитезис, взаимно друг друга утверждают. Утверждение существования только одного члена бинера и отрицание существования другого есть измышленная или ошибочная ересь. Но всякая ересь, будучи результатом косности и невежества, сеет ложные представления и удовлетворительных ответов на затронутые вопросы не дает. Истинное Учение всегда основано на законе антиномии или на равенстве противоположностей.

Итак, мир невидимый должен существовать, и он воистину существует так же, как воистину существует мир видимый. Но как физический мир имеет несколько состояний плотности материи, а именно: твердое, жидкое, газообразное, эфирное и другие еще неизвестные нам состояния, – точно в таком же положении находится и мир невидимый. Следующий за физическим, по меньшей плотности материи, его составляющей, есть мир астральный, или, как называет его Учение Живой Этики, Мир Тонкий, который имеет такую же семеричную градацию плотностей, как и мир физический. Еще дальше идет мир ментальный, или Мир Огненный. Еще более высшие миры и еще более тонкие состояния материи нашему пониманию недоступны, но Миры Тонкий и Огненный должны быть постигнуты нами, ибо в наступающую стадию эволюции мы должны будем принимать в их жизни такое же сознательное участие, как и в жизни физического мира.

Мы можем сразу же составить себе некоторое представление об этих мирах, о материи и телах обитателей этих миров, если вспомним фразу из Учения, гласящую, что основа для физического тела есть кость, для астрального – нервы и для ментального – свет или огонь. Из этого видно, что разница в плотности материи этих миров громадна. Самая тонкая материя физического плана будет очень грубой в сравнении с самой грубой материей астрального мира, и такое же отношение в плотности материи между астральным, или Тонким Миром и ментальным, или Огненным Миром. Но тем не менее все эти три мира, столь резко друг от друга отделенные столь определенными и ясными гранями, в общем, в своей сущности, составляют один общий Мир Бытия, главным действующим фактором которого является человеческая мысль.

«Мир ментальный – это мир мысли и формы par excellence [4]. Здесь форма и сама мысль неотъемлемы друг от друга. Вот почему он есть арена форм, ибо в нем мысль есть форма, а форма есть сама мысль. Мир астральный это мир чувствований, протекающих по определенным формам. Вот почему этот мир есть арена форм, лишенных сущности мысленной, это мир запечатленного ряда мгновений. Мир физический – это мир объектов, они мертвы, разрозненны и конкретны. Итак, ментал есть мыслеформа, астрал есть форма мысли, и физический мир есть форма без мысли». [5]

Таким образом, все эти три мира, хотя и разделенные, являют постоянное и полное сотрудничество между собою. Все явления жизни физического мира зарождаются как мыслеформы в ментальном мире, и все мыслеформы ментального мира существуют лишь для того, чтобы быть когда-нибудь осуществимыми на земле. Мир астральный является посредствующим звеном между мирами земным и небесным. Для того чтобы зародившаяся мысль перешла в действие на земле, необходимо желание, что осуществляется миром астральным.

«Первоначально граница между физическим и Тонким Миром не была так резка. В древнейших летописях можно находить отрывочные указания о ближайшем сотрудничестве этих миров. Фокус сердца, при телесном уплотнении, нужен был как равновесие с тонкими энергиями. Сам телесный мир нужен был как переработка веществ для умножения энергий. Но рассудок, как знаете, устремился к обособлению и таким образом затруднил эволюцию. Трудно было время Кали-юги, но Сатья-юга должна опять сблизить миры, насильственно разъединенные. Нужно ожидать это время торжественно, как возвращение к сужденному совершенству» (Сердце, § 78).

Главное отличие трехмерного физического мира от четырехмерного Тонкого Мира состоит в том, что в то время как физический мир живет во времени и в пространстве, которые являются основами его существования. Тонкий Мир живет вне времени и пространства. Нельзя сказать, чтобы эти основы физического мира в Тонком Мире были упразднены совсем, но исчисления времени и пространства в Тонком Мире совершенно иные. Обитатели Тонкого Мира, а также мы сами, пребывая в Тонком Мире во время сна или отлучаясь туда в бодрствующем состоянии, совершают в сфере планеты перелеты в тысячи земных миль в несколько секунд. Точно так же события и переживания Тонкого Мира протекают совершенно в иных условиях. Тысячи земных лет могут показаться мигом и один миг – вечностью. Известно, что в момент смерти, когда сознание человека находится уже в Тонком Мире, а ум продолжает действовать еще в физическом теле, умирающий человек в несколько секунд переживает всю свою земную жизнь. Но точно так же некоторое подобие таких переживаний Тонкого Мира бывает и в мире плотном. Когда человек бывает захвачен какой-нибудь идеей или погружен в радость творчества или даже просто чисто эгоистического счастья, он не замечает, как протекают годы, и, наоборот, одна какая-нибудь страшная минута кажется человеку бесконечно долгой и способна молодого человека превратить в старика.

«Даже самые знающие люди с трудом могут переложить действие Тонкого Мира на физическое время! Почти немыслимо представить, что для отлучек в Тонкий Мир почти не требуется физического времени. Можно совершить самые дальние полеты в Мир Тонкий, но часы земные отметят это лишь секундами, настолько измерение Тонкого Мира разнится от физического. При этом нужно заметить, что когда происходит насильственное выделение тонкого тела, то слова спящего не отвечают стремительности тонких действий и уже подвергаются закону физического мира. Так ум физический также действует законом физического мира, лишь нервная психическая энергия подвергается закону света.

Сотрудники Тонкого Мира нередко мчатся для сотрудничества, сами не замечая отсутствия своего; лишь головокружение иногда дает знать о феномене, ибо считается необычным сотрудничество с Тонким Миром. Но скоро такое положение изменится» (Сердце, § 141).

Таким образом, пространство и время, являющиеся кардинальными условиями нашего существования на земле, освободиться от действия которых человек физического, трехмерного мира ни в коем случае не может, отсутствуют в Тонком, четырехмерном Мире.

Обитатель Тонкого Мира сам создает и время и пространство, и сам же их уничтожает. В силу этого все законы и условия жизни Тонкого Мира совершенно иные. В Тонком Мире все явления и вещи отражаются и преломляются в сознании человека иначе. Там всякое существо и всякая вещь прозрачны и видимы и внутри, и со всех сторон одинаково. В Тонком Мире отсутствуют существующие у нас законы перспективы, которые искажают наше представление о виде и величине предметов вместе с увеличением расстояния. Там нет понятий близко и далеко, ибо все явления и вещи одинаково доступны зрению, вне зависимости от удаления их от наблюдателя. Тонкий Мир есть создание его обитателей, это мир иллюзий, фантазий, желаний и устремлений. Материя астрального плана настолько пластична, что человек в Тонком Мире своею мыслью создает все, что ему угодно, причем он сам становится формой своей мысли, он принимает такой облик, который выражает сущность его желаний и устремлений. Все существа и все вещи Тонкого Мира есть формы мыслей его обитателей. Но тем не менее все эти иллюзии, которые создаются обитателями Тонкого Мира, существуют и являются в этом иллюзорном мире такими же реальностями, какими в нашем вещественном мире являются объекты и вещи.

«Время и пространство суть величины одной и той же природы, т.е. одного и того же порядка. Как то, так и другое одинаково не существует. Когда мы говорим о синтезе различных и многообразных систем мироздания, мы тем самым переходим от трехмерного восприятия мироздания к четырехмерному, ибо мы вводим новый элемент, новое протяжение, а именно: глубину, т.е. порядок, планов. Иначе говоря, во всяком синтетическом рассуждении мы неизменно трактуем о четырехмерном пространстве... Равноправность протяжения во времени с протяжением в пространстве со всей силой очевидности вырастает перед нашими взорами при применении к этому протяжению Первоверховного закона аналогии. Мысль, что человеческая история, прогресс и эволюция движутся по спирали, проистекает из седой древности и общеизвестна. Когда какой-нибудь фактор кончает один завиток спирали и переходит в другой, он этим самым переходит из одного плана в более высокий и в нем должен вновь пройти те же этапы, как и раньше, но уже согласно с новыми условиями, характеризующими этот план, после чего он переходит в следующий и т.д.

Если мы будем теперь рассматривать состояние одного и того же ноумена в расстоянии некоторого времени, определяемого величиною полного завитка спирали и скоростью по нему движения, то мы, в сущности говоря, будем рассматривать не один, а два феномена. Действительно, время – это понятие, по существу, человеческое. В мире его нет и быть не может; это есть лишь категория восприятия человека, а отнюдь не нечто, реально существующее. Прошедшее, настоящее и будущее в мире навсегда сливаются в одно великое мгновение, и посему в мире, как в целом, есть все, но мы лишь воспринимаем одно его сечение, двигаем его, и самый процесс этого передвижения называем течением времени.

Считая время действительно существующим, человек неизменно впадает в грубую ошибку, чреватую самыми печальными последствиями. Человек принимает различные самостоятельно существующие феномены за одни и те же. Двигаясь во времени, человек встречает все новые и новые комплексы феноменов, но, забывая о том, что они связаны с предыдущими лишь законом аналогии, он считает их связанными законом тождества... Через введение элемента времени мы перейдем от познавания феномена к познаванию эволютивной или инволютивной цепи феноменов. Выяснив это, мы видим, что два феномена, отделенные между собой целостным завитком спирали, имеющей некоторый временной масштаб, находятся в таких же условиях, как и в общем случае эволютивного ряда феноменов, к которому и был приложен нами закон аналогии. Иначе говоря, закон аналогии распространяется и имеет силу одинаково, будем ли мы его интерпретировать чисто пространственно или будем вводить добавочный элемент времени. Последний, как дополнительный, всегда легко и свободно простым логическим построением отстраняется и не может оказывать никакого влияния ни на технику нашего мышления, ни на ход наших логических рассуждений». [6]

Поэтому Тонкий Мир содержит множество всевозможных планов и областей, соответственно множеству устремлений множества обитателей Тонкого Мира и соответственно разным ступеням их духовного и интеллектуального развития. Если в физическом мире человек, притворяясь, может скрывать свою истинную сущность и занимать не соответствующее его развитию место, то в Тонком Мире это абсолютно невозможно. Там всякий попадает в такую область и в такой план Тонкого Мира, которого человек своим духовным развитием достиг, вовлекается в такой план его, вибрации которого соответствуют вибрациям его собственной сущности. Преуспеяние от добрых дел и мыслей, точно так же как разложение от пороков, отражается на наружном виде обитателей Тонкого Мира. Поэтому в нижних слоях Тонкого Мира, где обитают отбросы этого мира, много всевозможных отвратительных чудовищ и заживо разлагающихся обитателей этого мира.

Тонкий Мир, будучи миром следствий для мира земного, есть состояние, в которое погружается всякая переходящая туда сущность, но ни в коем случае Тонкий Мир нельзя понимать как какое-то особое место. Каким было человеческое сознание в физическом мире, таким оказывается его состояние и в Тонком Мире. Переходящие в Тонкий Мир сознательно ведут там сознательную жизнь, но перешедшие бессознательно продолжают вести такую же жизнь в Тонком Мире, какую они вели, будучи на земном плане существования, часто даже не сознавая того, что они перешли в иной мир. Всякий пожинает то, что он посеял, и вовлекается в порожденный им самим мир следствий, в такой мир и такое состояние, которые порождены самим человеком. Поэтому каждый находит там или свой ад, или свой рай, или свое чистилище, в зависимости от развития и состояния сознания каждого человека.

«...Существует огромное разнообразие в состояниях Дэвачана, и все именно так, как вы сказали. Разновидностей блаженства столько же, сколько на земле оттенков восприятия и способности оценить подобное вознаграждение. Это есть сложенный воображением рай, в каждом случае порождаемый самим эго, и вся обстановка которого создана им самим, полный событий и заполненный людьми – которых оно ожидало бы встретить в подобной сфере вознаграждающего блаженства. Именно это разнообразие и влечет временное личное эго в поток, который приведет его к новому рождению в более низком или более высоком состоянии в следующем мире причин. Все в природе приспособлено настолько гармонично, и особенно в мире субъективном, что совершенно исключаются какие-либо ошибки со стороны Татхагат, – или Дхьяни-Чоханов, – которые руководят этими импульсами.

Это есть “духовное состояние” лишь в силу контраста с нашим грубым “материальным состоянием”; и, как уже было указано, именно подобные степени духовности и образуют и определяют великое “разнообразие” состояний в пределах Дэвачана. Мать из дикого племени не менее счастлива со своим утраченным ребенком на руках, нежели мать из королевского дворца. И хотя дети, умершие преждевременно, с еще незавершенной семеричной сущностью, как настоящие эго не попадают в Дэвачан, тем не менее материнское любящее воображение находит своих детей там, ни разу не почувствовав недостатка в том, к чему ее сердце стремилось. Скажут: это всего лишь сон, – но что есть объективная жизнь сама по себе, как не панорама ярких нереальностей? Наслаждение, выпадающее краснокожему индейцу в его “счастливых охотничьих угодьях” в этой Стране снов, по силе не уступает экстазу, испытываемому знатоком, который проводит эоны в восторге и восхищении, слушая божественные Симфонии воображаемых ангельских хоров и оркестров. Так как первый из них не виноват, что родился “дикарем” с инстинктом убивать – хотя это и причинило смерть многим невинным животным, – то почему, если при всем том он был любящим отцом, сыном, мужем, почему ему тоже не насладиться своей долей вознаграждения? Дело бы обстояло совершенно иначе, если бы эти же жестокие действия были совершены образованным и цивилизованным человеком, из чисто спортивного интереса. Дикарь, в своем новом рождении, просто займет низкое положение, по причине своего несовершенного нравственного развития; тогда как Карма второго будет запятнана моральным проступком...» (Чаша Востока, письмо XIX).

Тонкий, или астральный, мир есть самосветящийся мир. Обитатели Тонкого Мира не нуждаются в солнечном свете, ибо сами являются источниками света. В темноте обитатели Тонкого Мира светятся, освещая собой и то пространство, в котором находятся. Но само собой понятно, что светоносность каждого существа Тонкого Мира зависит от достигнутого большего или меньшего духовного совершенства. «Свет Тонкого Мира не имеет отношения к земному пониманию солнечного света. В низких слоях затемненные сознания творят потемки, но чем выше сознание и мысль, тем сильнее нерукотворное сияние. Именно жители Тонкого Мира видят и землю и светила, но земные света претворяются сознанием иначе» (Письма Е. Рерих).

Поэтому большая или меньшая одухотворенность обитателей Тонкого Мира создает как освещение, так и весь колорит и тон жизни каждого данного плана. Весь Тонкий Мир содержит огромное количество тональностей и оттенков как освещения, так и жизни. Нижние слои Тонкого Мира по преимуществу темные, ибо таковы его обитатели. Отсюда понятно разделение на светлых и темных. Светлый тот, который светится, а темный света не излучает. Но, конечно, есть высоких степеней темные силы, которые обладают такой же светоносностью, как светлые. Законы развития материи одинаковы как для светлых, так и для темных, но это есть падшие ангелы, которые употребляют во зло достигнутое ими совершенство. Тонкий Мир устроен так чудесно, что обитатель любой сферы может посещать все нижележащие сферы его, но для того чтобы подняться в более высокие сферы, он должен достигнуть соответствующего развития.

«Маракара есть очень тяжкое место в низших слоях Тонкого Мира. Тягостно быть там, ибо прана почти не проникает туда. Но тем не менее приходится проникать и в эти сатанинские слои» (Сердце, § 309).

Пребывание в Тонком Мире имеет много привлекательных сторон. Первое и существенное преимущество Тонкого Мира перед физическим состоит в том, что, освободившись от грузного и несовершенного физического тела, которое требовало постоянных забот об удовлетворении его многочисленных нужд, человек чувствует себя свободным от многих стеснительных обязанностей. В Тонком Мире не нужно готовить себе пищу, не нужно заботиться ни о квартире, ни об одежде, и вместе с тем тонкое тело не лишено ничего, в чем оно может нуждаться. Стоит лишь пожелать и составить себе мысленный образ желаемого, как оно немедленно осуществляется. Этой возможностью творить из астральной материи все, что человек желает, обитатели Тонкого Мира очень злоупотребляют. Учение Живой Этики говорит, что астральный план перегружен человеческими построениями; здесь есть и причудливые замки, и уродливые фабрики, и все, о чем человек мечтал и не мог осуществить на земле, он осуществляет в Тонком Мире.

«Тонкий Мир имеет многообразные утверждения земного мира. Даже прообраз времен года проходит по сознанию Тонкого Мира. Потому образы растений, или гор, или поверхности вод не чужды Тонкому Миру, конечно в преображенном состоянии. Сердце, знающее Мир Тонкий, знает и цветы, и горы, и снега, и моря. Цветы успевают в богатстве форм, но цвет их несказанно сложнее красок Земли; снега белее и кристальнее и гуще земных. Можно начать распознавать целую структуру Мира Высшего, тем самым человек, запасшийся на Земле сознанием ясным и благим, будет добрым строителем и в Тонком Мире. Вместо обезображений человек будет вносить прекрасные пропорции и ритм, отвечающие великолепию Беспредельности» (Сердце, § 332).

Обитатели Тонкого Мира не нуждаются в отдыхе в таком смысле, как это понимаем мы. Поэтому, имея много свободного времени, они могут посвятить его своему развитию и духовному совершенствованию. Там есть и учителя, и школы, и общества, и различные учреждения, которые имеют своею целью распространение знания среди обитателей Тонкого Мира. Поэтому, несмотря на обилие свободного времени, жизнь обитателей Тонкого Мира очень разнообразна и вполне заполнена. Возможность с недоступной для нашего понимания быстротой переноситься от одного предмета к другому, из одного места в другое уподобляет обитателя Тонкого Мира бабочке, которая, порхая с цветка на цветок, берет с каждого аромат его. Подобно бабочке, обитатель Тонкого Мира может извлекать из каждого явления и каждой вещи то, что ему нужно и желательно. Это дает ему неисчерпаемую возможность изучения явлений жизни и законов природы.

Очень увлекательна для человека Тонкого Мира возможность творить своей мыслью все что угодно. Конечно, чем богаче воображение человека, тем разнообразнее будет его творчество, и чем культурнее сам человек, тем прекраснее будет оно. Поэтому все мечтатели, поэты, художники имеют широкую возможность осуществлять свои прекрасные мечты в присущей этому миру действительности и при этом наблюдать, какие ошибки и погрешности происходят в нашем мышлении в каждый момент такого творчества, ибо осуществление каждой мысли происходит почти одновременно с возникновением ее:

Для человека, не осознавшего значения человеческой мысли на земном плане существования, все великое значение ее становится ясным впервые только в Тонком Мире. Только здесь он убеждается, что мысль – это все; что не Бог, но он сам строит свою судьбу своей мыслью, что мысль творит и разрушает, что она возносит человека и ниспровергает его в бездну. Все зависит от его образа мышления. Конечно, все великое значение человеческой мысли имеет свою силу и на земном плане существования, с тою лишь разницей, что в Тонком Мире мысленное творчество видно и осуществляется немедленно, тогда как во время физического существования результат нашего мышления не виден и осуществляется спустя известное время. Большинство земных обитателей об этом не знают и не хотят ничего знать. Они продолжают ненавидеть, злобствовать, воевать, захватывать, притеснять и обманывать друг друга и недоумевают: откуда на их головы сыплются несчастья, бедствия и катастрофы, и почему Бог на них рассердился?

Большим преимуществом Тонкого Мира является легкость общения в нем и общий для всех обитателей Тонкого Мира язык. Стоит обитателю Тонкого Мира пожелать кого-нибудь видеть, как то лицо в то же время испытывает такое же желание, и это обоюдное желание немедленно осуществляется. «Язык Тонкого Мира не нуждается в словах, хотя и может ими владеть. Его выражение в чувствознании, в передаче тончайших чувствований. Так Тонкий Мир не должен нарушать музыку сфер беспорядочными звучаниями. Мы не должны удивляться этому, ибо даже в плотном мире созвучные сердца многое обоюдно передают языком сердца. Пусть этот язык будет постоянным напоминанием о возможности Тонкого Мира» (Сердце, § 522).

Возможности обитателя Тонкого Мира в сравнении с возможностями человека трехмерного мира, обладающего лишь пятью внешними чувствами, разнообразны и с точки зрения феноменального мира удивительны. То, что для земного человека является фантазией, сказкой и чудом, для обитателя Тонкого Мира есть самая настоящая действительность и реальность. Все те сказки для детей, в которых говорится о «шапке-невидимке», о «ковре-самолете», о «добрых и злых феях», о «леших и водяных» и пр., – все это написано авторами, которые помнили о законах и явлениях Тонкого Мира. Нельзя выдумать то, чего нет, а что создано мыслью, то уже существует.

«Несбыточным может казаться новый Тонкий Мир тем, кто не обращал внимания на так называемые феномены, удостоверенные фотографиями, Х-лучами и подписями свидетелей. Припомним: кто-то отзывается на космические явления; кто-то слышал дальние голоса; кто-то участвовал в Тонком Мире, видя его; кто-то светился; кто-то поднимался на воздух; кто-то ходил по воде; кто-то ходил по огню; кто-то поглощал яды без вреда; кто-то не нуждался во сне; кто-то не нуждался в пище; кто-то мог видеть через твердые тела; кто-то писал двумя руками; кто-то мог привлекать животных; кто-то мог понимать язык, без знания его; кто-то мог понимать мысли; кто-то мог читать закрытыми глазами закрытую книгу; ктото не чувствовал боль; кто-то среди снега развивал жар сердца; кто-то мог не чувствовать утомления; кто-то мог помогать лечением; кто-то мог явить знание будущего. Так можно перечислить все явленные феномены и множество поучительных примеров из жизни. Но на мгновение соберите все эти качества в одно тело – и получите новое человеческое преображение, указанное во многих Учениях. Главное в этом преображении, что все отдельные части его уже явлены, даже среди несовершенного существования. Значит, при определенном устремлении можно сильно подвинуть человечество к преображению всей жизни, потому будем помнить о великом Огне и о здании огненном – сердце. Ведь не сказка, но дом Духа!» (Сердце, § 99).

Тонкое тело есть действительно тонкое. Оно свободно проникает через все стены и через все физические преграды. Только в тонком теле мог Христос появляться неожиданно среди учеников после Своего Воскресения, когда они были в запертой комнате, ибо для физического тела это невозможно. Тонкое тело не страдает ни от холода, ни от жары, и оно, в полном смысле слова, в огне не горит и в воде не тонет. В тонком теле можно опускаться на дно океана без всякого для себя вреда и опасности.

«Полеты в тонком теле являют новое для Земли качество. Именно, тонкое тело не связывается с Землею и тем легче летит кверху. Земное тело трудно поднимается и легко падает, но тонкое тело действует наоборот; именно, ему труднее опускаться. Явление низших сфер трудно пронизать. Конечно, говорю о высоком состоянии тонкого тела; для низших тел именно низкие сферы удобнее. Поучительно видеть, как высокое тонкое тело уже начинает выявлять качество Огненного Мира. Так от земного состояния можно видеть зачатки всех миров. Нужно лишь очищать сознание, устремляться по Иерархии и замечать зорко происходящее» (Сердце, § 289).

«Освобожденное тонкое тело йога посещает различные планы бытия. Пространственные полеты и погружения в недра планеты одинаково доступны. Изучение катаклизмов планеты дает понятие о наслоениях жизни. Можно наблюдать, как животные, охваченные минеральной струей, окаменели. Можно двигаться подземными каналами, видя, насколько источены основания планеты. Так дух йога привыкает к состоянию древних тел, и ничто не кажется ему незыблемым, завершенным. Такое сознание необходимо для продвижения духа. Такое стремление к совершенству придет через сознание несовершенства» (Агни-Йога, § 224).

Как уже говорилось, не установлено определенного срока для пребывания в Тонком Мире между воплощениями. Учение говорит: «Если кто будет утверждать, что воплощения могут быть через три тысячи лет, он будет так же прав, как и утверждающий о сроке трех месяцев». Продолжительность пребывания в развоплощенном состоянии зависит от многих причин, но все эти причины создаются самим человеком. Принимая во внимание, что средняя продолжительность пребывания в Тонком Мире между воплощениями для человека прежних рас равнялась приблизительно 700 земным годам, мы видим, что продолжительность нашей жизни в плотном мире была ничтожна в сравнении с пребыванием в Мире Тонком. Если при этом вспомнить, что время сна, который занимает треть нашей земной жизни, мы тоже проводили в Тонком Мире, то наша жизнь в физическом теле сократится еще больше.

Но эти сроки и эти условия существенно изменяются в наступающей расе. Нужно знать, что циклы эволюции следуют в ускоряющейся прогрессии, потому если в предыдущей расе и в начале нашей, пятой, промежутки времени между воплощениями были велики, то сейчас они сильно сократились и можно уже говорить не о сотнях, но о десятках лет и даже о годах. «Приближение огненных энергий (в связи с наступлением Новой эпохи и смещением рас. – Прим. А.Клизовского) позволит новое сближение миров, и люди явятся свидетелями многих необычных феноменов в природе. В связи с этим сближением ускорятся и перевоплощения, и все чаще будут появляться дети, помнящие свое прошлое, которое легко можно будет проверить, ибо свидетели этой жизни будут еще живы. Также участятся появления детей-феноменов, да и наука обогатится новыми замечательными открытиями. Именно перемена пространственных лучей даст обновление сознания и позволит новые сближения между мирами. Истинно, Новый Мир грядет в доспехе Новых Лучей» (Письма Е. Рерих: от 17. 3. 36).

Между тем большинство обитателей западного мира знают только свою короткую земную жизнь и ничего не знают ни о бывших жизнях, ни о будущем своем многократном пребывании в Тонком Мире. Из бесконечного ряда воплощений не только на нашей, но и на других планетах, они знают только один текущий миг, воображая, что это единственная и неповторимая случайность, что это начало и конец всего существования человека на Земле. Кто не приобрел этих знаний, находясь в плотном мире, тому даже продолжительное пребывание в Тонком Мире не даст ничего, в смысле приобретения этих знаний, и, уйдя с физического плана существования недоучкой, он таким же недорослем явится на Землю снова, ибо он будет находиться в такой области Тонкого Мира, где будут находиться такие же незнающие, как он. Поэтому всеми сведениями о нашем посмертном существовании в Тонком Мире необходимо запастись, находясь в мире плотном.

«Неразумно лишь накануне готовиться, если желаешь сказать речь на незнакомом языке. Неразумно лишь накануне начать готовиться, если желаешь выступить с новым инструментом. Неразумно лишь накануне начать готовиться, если хочешь перейти в Тонкий Мир. Ужасно, когда всю жизнь человек отвращался от мысли о Тонком Мире и лишь накануне перехода, как нерадивый школьник, начинает смутно твердить слова неосознанные. Явление неминуемого перехода возвещено всеми Учениями. Сказано: «Не умрем, но изменимся». Невозможно сказать короче. Нельзя сказать утвердительнее. Значит, нужно знать язык Тонкого Мира; значит, нужно приобрести право входа с полным сознанием, но накануне это невозможно достичь. Вот вместо радости кто-то начнет внушать ужас и тем нарушать закон жизни. Но, как знаете, лучший проводник – сердце пылающее. С такою лампадою негасимой не ужасно пройти по поднебесью и встретить Ведущих» (Сердце, § 170).

«Ближайшая обязанность каждого, знающего Мир Тонкий, при каждом удобном случае утверждать этот невидимый, но реальный мир. Пусть даже рассердятся, лишь бы подумали о действительности. Если бы физиология человека дополнилась изучением Мира Тонкого, связующего сущность всех состояний бытия, то наш земной мир сразу бы превратился в новый явленный век. Утверждаю, что шум смятения достиг небывалых пределов, ибо связь миров в полном небрежении. Пусть никто не скажет, что он не был предупрежден вовремя. Пусть путник не забывает, как не вернуться ему в дом оставленный, и лишь сам он может дойти до Светлого Града, куда позван. Пусть путник напомнит всем на перекрестке о путях неотменных» (Сердце, § 188).

Пребывание в средних и высших слоях Тонкого Мира прекрасно. Человек среднего развития, попав туда, находит условия жизни этого мира для себя приятными и не торопится покинуть его. Постепенно возможности Тонкого Мира увлекают человека. Но, вместе с обилием приятных возможностей, Тонкий Мир полон соблазнов и опасностей. Сказано, что под каждым цветком там таится змея. Увлекшись прекрасными возможностями этого мира, человек может стать жертвой многочисленных его соблазнов и опасностей, на много веков приковать себя к этому миру и тем задержать свою эволюцию. Тонкий Мир есть связующее звено между миром земным и небесным, и наше пребывание там не может быть постоянным и даже продолжительным, но оно лишь путь неотменный, который нужно по возможности скоро пройти. Истинная цель нашей эволюции есть Мир Огненный, то настоящее подлинное небо, о котором говорят как о цели наших стремлений все Учения всех времен и всех народов.

Но не нужно думать, что Мир Огненный – это море огня, что там бушуют волны пламени и что обитатели его окружены языками пламени (см. Мир Огненный, ч. I, § 164). Наш физический огонь на высших планах бытия превращается в сияние и в свет. Материя этого плана и тела обитателей его состоят из обладающей разной интенсивностью вибраций Материи Люциды. Поэтому Мир Огненный есть светящийся, сияющий мир – мир, в котором все блещет, сверкает, переливаясь многообразием красоты и великолепия различных сочетаний сияния и игры света.

«Это то небо, где все прозрачно и нет ничего темного и непроницаемого и все ясно и видимо – и внутри и со всех сторон. Потому что свет встречается со светом и каждая вещь содержит в себе все и видит все в другой. И все есть везде, и все есть все, и каждая вещь есть все. И сияние бесконечно, потому что все велико, и даже то, что мало, тоже велико. И солнце заключает в себе все звезды, и каждая звезда есть солнце и все звезды. В каждой, однако, преобладает особое свойство, но в то же время все вещи видимы в каждой. И содержание каждой вещи есть разум, и сама она разум. И каждая часть всегда происходит из целого, и есть в одно и то же время и часть и целое. Потому что она действительно является как часть но тот, у кого острое зрение, увидит ее как целое» (Плотин). [7]

Огненная стихия, будучи высшей в Космосе стихией, есть Альфа и Омега мироздания, и Огненный Мир есть высшее проявление высших возможностей этой стихии. Присутствуя как основа во всех явлениях и феноменах жизни и будучи жизненным принципом всего существующего и живущего на всех планах бытия, огненная стихия в полной мере и самой высокой степени осуществляет единство всего Космоса и всего, что в нем существует. «Только подумайте, что каждый из нас носит в себе Огонь единый, неизменный для всей Вселенной. Никто не желает представить себе, что сокровище вселенское в нем. «...» Нужно подумать об этом преимуществе. Нужно приложить это сокровище ко всему укладу жизни. Только один Свет Огня во всем мире. Мы можем понять явление Огня на самых дальних расстояниях. Нет в этом ни сверхъестественного, ни таинственного. Даже низший ученик уже слышал о всепроникающем Огне, но только не осознал в своем применении» (Мир Огненный, ч. I, § 7).

Если пребывание в Тонком Мире есть необходимое условие нашего посмертного существования, вне зависимости от того, знает человек об этом или не знает, желает он этого или не желает, то Мира Огненного человек может достигнуть лишь сознательным стремлением к Свету, лишь огненным устремлением к самоусовершенствованию. Свое временное пребывание в Тонком Мире человек может сократить до минимума или удлинить его на неопределенно долгий срок, но Мира Огненного он может никогда не увидеть, если не будет стремиться туда. Для того чтобы попасть туда, необходимо, чтобы Свет встретился со Светом, чтобы тот Свет, который в человеке, соответствовал бы тому Свету, который в Мире Огненном. Чтобы достигнуть Царства Света и проникнуть в пределы Мира Огненного, нужно сбросить с себя все грубые виды материи и облечься в Свет, нужно стать Светозарным.

Мир Огненный есть то седьмое небо, до которого были восхищены духом некоторые святые и пророки, то Царство Божие, в котором обитают Светозарные Ангелы, о котором говорится во всех религиозных учениях и так много говорится в христианской Библии. Мир Огненный есть цель нашей эволюции. В течение многих жизней много нужно потрудиться над своим совершенствованием, чтобы достигнуть этой цели. Недаром сказано, что Царство Божие берется силою. Именно большую силу неослабевающего устремления нужно проявить, чтобы достигнуть врат Мира Огненного. Очень ошибутся многие христиане, которые полагают, что имеют прямой и упрощенный путь к Богу и легкий вход в Царство Божие. Они, конечно, тоже чего-то достигнут, но их воображаемое Царство Божие, которого они достигнут, в сравнении с великолепием Мира Огненного будет то же, что темный карцер – с сиянием солнечного дня.

«Подойдем к самому трудному, к тому, перед чем все бывшие трудности покажутся как благие часы. Самое трудное есть благословение Мира Огненного. Так труден этот вход, что кажется, что ни малейшая клеточка наша не может перенести этот Мир восхищения. Сказано, что когда все покровы спадут и останется лишь сияние дерзаний, тогда Огонь светлый пройдет во Врата, не вхожие для тела. Но, чтобы зажечь такое дерзание, сохраним восхищение перед самым трудным. Поэтому мыслите, как бы хотели представить себе пребывание в Мире Огненном. Если в Тонком Мире мысль творит, то в Огненном она молниеносна и отрешает от всех мер земных, там Свет Седьмой» (Мир Огненный, ч. I, § 106).

Говорить о Высших Мирах, в особенности о Мире Огненном, можно лишь со слов тех Высоких Существ, которые принадлежат всем мирам, которые там бывали и бывают, которые знают этот Мир так же, как мы знаем наш физический мир. «Будем говорить о Мире Тонком и Огненном как побывавшие там. Пусть именно эти беседы подвергнутся особому осмеянию, но найдутся сознания, которые устремятся по тому же направлению. Так мы найдем, кому сердце трепетно шепчет о Мире Огненном, о Мире Прекрасном» (Мир Огненный, ч. I, § 334).

Учитель говорит: «Поручаю свидетельствовать о Мире Огненном как о существующем со всеми признаками бытия. Цветы огненные отличаются сиянием, но их можно сравнить со строением роз: малые вихревые кольца образуют как бы сочетание лепестков. Так и запах, как преображенный озон, может дать как бы воздух хвои. Так и сияние аур, как своды облачные, так и лучи, как потоки и водопады, потому и в земных представлениях мудрый найдет подобие высших образов. У него не сложится унижение земного бытия, ибо основа его по энергии подобна всему сущему. Мудрый не будет искать точного подобия Бога в теле земном, ибо лишь огненное тело будет сохранять те же искры, как и Существа Высшие. Разве не следует в школах указывать, чем мы подобны Богу, чтобы оправдать древние Заветы, из которых люди сделали посмешище. Нужно везде очистить Понятие Высшее. Нужно не бояться приходить на помощь везде, где можно повысить сознание. Учение нуждается в свидетелях. Оно отвечает всем без различия верований и народностей. Пусть поверх всего светит одно солнце. Нетрудно путем науки говорить о единстве. Уявление прекрасных сопоставлений пусть сблизит самые различные элементы» (Мир Огненный, ч. II, § 179).

«Следует не только надеяться на пришествие уплотненных тел, но нужно всеми силами стремиться осознать Мир Тонкий. Не только Мир Тонкий подлежит осознанию, но мы должны исполниться отвагою на созерцание Огненных Сил. Мы должны привыкнуть к мысли, что рано или поздно нам суждено причалить к берегам огненным. Так научимся закидывать сеть самую длинную, чтобы достичь улова лучшего. Действительно, мы должны не только во снах, но и среди дневных трудов направлять мысль на дальние, огненные явления. Иначе, когда мы оказываемся в Тонком Мире, нам все-таки трудно осознать огненное сияние. К Свету нужно приучать не только глаз, но больше того – сознание. Люди особенно страдают от неумения устремить себя вперед. Малое сознание лишь оглядывается и потому часто начинает пятиться. Царство Небесное, Огненное, берется приступом – эта истина сказана давно, но мы забыли о ней и оставили всякое отважное устремление. Смешаны многие ценные указания. Люди исказили понятие смирения; оно так нужно в отношении Иерархии, но люди для удобства сделали из него ничтожество. Не сказано быть бездельником, но всею отвагою и трудом нужно устремиться к Прекрасному Огню. Нет такой земной вещи, от которой не стоит отказаться ради Мира Огненного» (Мир Огненный, ч. I, § 332).

Мир Огненный как Царство Небесное известен человечеству из всех священных писаний, ибо раз цель нашей жизни и нашей эволюции есть достижение Царства Небесного, то ясно, что религии об этом и учили. Но так как все священные писания в течение веков искажаются людьми до неузнаваемости, то вследствие этого и вход в Царство Небесное или затруднен, или вообще становится невозможным. Современные религии, сделав из человека ничтожество, остановили его движение вперед. Он не только не подвигается вперед, к Царству Небесному, но определенно пятится назад. Тот, кто считает себя ничтожеством, ничтожеством и остается. Для ничтожества нет входа туда, где обитают могущественные Высшие Силы, сознающие свое единство с Началом Начал. Необходимо освободиться от гипноза самообмана на легкий вход в Царство Небесное через покаяние и отпущение грехов, Сколько бы человеку ни отпускали грехи, но он не увидит Царства Небесного как своих ушей, если не будет стремиться попасть туда сам, своим собственным усилием и стремлением, но не по ходатайству или протекции кого бы то ни было. Необходимо смелое дерзание к Свету, отважное устремление вперед, необходимо неукротимое желание стать Светозарным. Только так можно приблизиться к Вратам Мира Огненного.

Так же как известно человечеству Царство Небесное, или, по терминологии Нового Откровения, Мир Огненный, точно так же известно людям и явление Высших Существ из Мира Огненного. Хотя явления Существ Огненного Мира чрезвычайно редки, но тем не менее и священные писания, и оккультная литература содержат указания на такие явления. Все лица, на долю которых выпало редкое счастье видеть и быть в присутствии Высших Сил из Мира Огненного, единогласно говорят о необычном потрясении и необыкновенных эмоциях, какие испытывает при этом человеческий организм. Высокие вибрации, исходящие от этих Высоких Существ, человеческим организмом непереносимы. Сердце человека не выдерживает этих вибраций и или останавливается, или разрывается. Поэтому если такие явления и бывают, то они очень кратковременны.

«Почему же Существа Огненные редко появляются земным жителям? И тому есть научное пояснение. Великий говорил: «Не трогай Меня». Так просто сказана сущность соотношения Мира Огненного к земному. Мир Огненный как мощное динамо для земных ощущений. Тело земное сгорает от прикосновения к Существу Огненному. Даже не только прямое прикосновение, но сама близость может остановить сердце воплощенного. Нельзя вносить в помещение горючее зажженный факел. Врач, самый земной, знает, сколько электрической силы может выдержать сердце человеческое, но напряжение Сил Огненных несравнимо с обычным электричеством. Само явление Фохата может быть зримо не всегда. Сколь же редко могут появляться Светлые Гости! Люди недисциплинированны: они могут или стремиться дотронуться, или ужасаются – и тем самым сгорают. Не забудем, что страх может сжечь сердце. Даже в белой магии при светлых вызываниях вопрошатель заключается в круг, чтобы охраниться от токов огненных. Конечно, сердце, познающее Огонь, может постепенно к нему приобщиться» (Мир Огненный, ч. I, § 337).

Вспомним, что говорил пророк Даниил, описывая бывшее ему видение Существа Огненного Мира. «И когда я, оставшись один, смотрел на это великое видение, то не осталось во мне силы, цвет лица на мне изменился до безобразия, и я не мог собраться с силами. И услышал я голос слов его; и лишь услышал голос слов его, в оцепенении пал на лицо мое и лежал лицом к земле» (см. Даниил, 10: 7-8). Так действует на земного человека явление Существа Огненного Мира.

Поэтому и Моисей, говоря с Господом на горе Синае, не видел Лица Его. И когда Моисей просил Господа: «Покажи мне славу Твою», Господь ответил: «Не можешь видеть лица Моего; потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (см. Исход, 33: 20).

Но тем не менее был один смертный, который видел всю славу Господа и остался жив. Этот смертный – царевич Арджуна. Но, как сказано в Бхагавад-Гите, это произошло потому, что ему на этот момент были дарованы «очи божественные» и он удостоился этой великой чести лишь благодаря благоговейной любви к Господу, который в то время был его Учителем Кришной. Поучительно знать, какими словами царевич Арджуна описывает его необычное явление.

«Внутри Твоей формы, о Бог, я вижу Богов, все виды существ, и каждое с отличием своим; Брахму, Господа, и под Ним Его чудный лотос-престол, и всех Риши и Мудрых Змиев из породы Высокой.

С руками, грудями, устами, очами без счета. Всюду я вижу Тебя; беспредельны Твои проявления. Источник, начало, середину, конец Твоей славы, Господь без конца, без границ, не могут узреть очи мои.

Сияние Твое, бесконечный Твой блеск, вездесущий Твой диск, и венец, и тиару я зрю. Подобный Огню, пламенея как солнце, слепящее взор, стремишь Ты потоки лучей с небес необъятных.

Превыше всех мыслей моих. Неизменный Господь, Высочайший Ковчег, изливающий творчества силу, вечной дхармы бессмертный Хранитель, Человек, пребывающий вечно, – таким мыслит мой ум Тебя.

Без конца, середины, начала; беспределен по силам. Твои руки без счета, словно солнца и луны – очи Твои. Когда же лик Твой я зрю, как жертвенный пламень загорается Он и славою своею сжигает миры.

Тобою лишь одним наполняются небо, и земли, и все, что незримо простерлось меж ними. Весь мир триединый пред Тобою трепещет, Могучий, пред Твоим страх наводящим проявленным Ликом.

В Тебя вступают сонмы Светозарных. Сложив в благоговейном страхе руки, взывают все к Тебе. И воинства святых, поющих Тебе славу, слагают песнопенья, которые звучат и наполняют мир.

И тьмы низших духов, сыны Адити, Васу и гении. Также и светлые духи, которых нельзя перечислить, тьмы мудрецов и святых, а также Ракшасов могучих. Все, восхищенные, полные страха, глядят на Тебя.

Увидев Твой образ могучий с очами и ртами без числа, со многими чревами и рядом страх наводящих зубов, с бесчисленным множеством рук и ступней, увидев то, – так же как и я – миры все трепещут.

Как радуга, переливаясь яркими цветами, касаешься Ты сводчатых небес. С отверстыми очами, вращая необъятные зрачки очей, Ты проникаешь трепетом все существо мое. Взирая на Тебя, слабеет моя сила, уходит мой покой.

Подобно времени сверкающим мечам, виднеются ряды Твоих зубов, грозящих посреди раскрытых страшных челюстей. Увидя то, не знаю я, куда укрыться мне от вида Твоего. О пощади, Господь, Ты, мощное Прибежище миров! «...»

Твою Суть мне открой. Твой вид так безмерно страшит. Я падаю ниц пред Тобою. Пощади, я молю, о могучий Господь. Что сокрыто в Тебе, я стремлюсь познать. Твоя внешняя жизнь ужасает меня. «...»

Я видел Твою славу, до меня не зримую никем. От радости и ужаса трепещет моя грудь. И я молю Тебя: прими былой Твой вид. О пощади, Господь Богов, Прибежище миров.

В сверкающем венце и с царственным жезлом в руках я жажду видеть прежнего Тебя. Яви любимый и знакомый образ Твой. Сокрой для смертного невыносимое сторукое явление Твое» (Бхагавад-Гита, гл. 11).

Из этих слов нам должно быть понятно, почему Высшие Существа в свойственном Им облике столь редко являются обитателям Земли и большею частью появляются в человеческом облике. Видения Арджуны и немногих других пророков, которые тоже удостоились видеть славу Божию, исключительны. Но даже тот яркий, сияющий и ослепляющий вид, который является обычным для обитателей Огненного Мира, для смертного человека непереносим и может быть для него жизнеопасным. Как говорилось в начале этой главы, не может существо низшего измерения понять и принять существо Высшего Мира, тем более что Огненный Мир в градации миров является не следующим за физическим миром, но между ними находится еще астральный мир.

Если, как уже говорилось, астральный свет слабее солнечного света, то сияние Огненного Мира превышает его, и Существа Огненного Мира, являясь обитателям Земли, своим сияющим видом ослепляют их даже в яркий солнечный день. Вспомним, что когда апостолу Павлу было видение Христа, на его пути из Иерусалима в Дамаск, то он именно был ослеплен и потрясен настолько, что в течение трех дней ничего не видел. Точно так же великий русский подвижник Преподобный Сергий Радонежский, которому было явление Матери Мира, говорит: «Пришло время указать главное о сияющем видении Владычицы. Неужели великое предуказанное видение было молчаливо? Неужели потрясение духа и седина волос не были следствием Провозвестия?» (Криптограммы Востока). Именно явления существ Огненного Мира производят необычайное потрясение духа и оставляют неизгладимое и незабываемое впечатление на всю последующую жизнь.

Опасность созерцания Существ Огненного Мира для земного человека уменьшается вместе с развитием духовности или, что одно и то же, вместе с большим приобщением к огненной стихии. Когда свет встречается со светом, то он подкрепляет и усиливает тех, в которых имеются зачатки огненности, и поражает тех, в которых полное отсутствие этой основы жизни. Такова природа Огня. «Невежды полагают, что Светозарный приходит мстить тьме. Но Свет даже не убивает тьму. Вернее, тьма, приближаясь к Свету, разбивается и уничтожается. Очень существенно понять, что тьма сама уничтожает себя, когда приближается к Свету» (Мир Огненный, ч. II, § 362). Из этого вытекает очень важное следствие, а именно – непобедимость Света.

Таким образом, из всего, что говорилось вообще об Огне и Огненном Мире, видно, что эта высшая стихия есть начало и конец всего, что без нее ничто не существовало, ничто не существует и ничто не может существовать, что все действия, все явления и все энергии, которые когда-либо и кем-либо проявлялись, есть явления огненные, что в высшем своем проявлении огненная стихия есть психическая энергия. Поэтому всякое Существо Огненного Мира, который весь насыщен и пропитан высокими психическими энергиями, есть, как говорит Учение, «мощное динамо», есть неиссякаемый источник беспредельного могущества и силы, которые он черпает и пополняет из беспредельного космического резервуара – высшего, Огненного Мира.

Следовательно, только Существо Огненного Мира является венцом творения в полном смысле слова. Существа низших миров связаны несовершенством, как своим собственным, так и несовершенством материи своего плана, что и является преградой к проявлению высших возможностей, но Существо Огненного Мира, овладев высшей в Космосе стихией, является повелителем всех стихий. Для Него, как высшего проявителя высшей в Космосе энергии, преград не существует. Миры и солнечные системы создаются и рушатся, но Оно пребывает, ибо Высшие из Них создают все миры.

Только благодаря наличию Высших Сил из Огненного Мира осуществляется единство Космоса, поддерживается связь между планетами и осуществляется сотрудничество между мирами. Те умопомрачительные для человеческого сознания расстояния, которые существуют между планетами, для Существ Огненного Мира препятствием не являются. Огненное Существо мчится между планетами с невероятною для нашего понимания быстротой, покрывая любое расстояние в самый короткий, для земного счета, срок. Ни леденящий ужас холода межпланетного пространства, ни ужасающий жар пребывания на самом Солнце не имеют никакого значения для этих совершенных и высоких Существ. «Если мы теперь переходим из одной части света в другую, то тот же принцип может быть междупланетным» сказано в Учении (Агни-Йога, § 6).

Когда человечество нашей планеты достигло такого состояния развития, что нужны были Высшие Руководители, то Они, в числе восьми Высших Духов, прибыли с высших планет. Высокие Светлые Существа с высших планет часто мчатся на помощь нашим Силам Света в Их борьбе с восставшими силами тьмы, как это можно предположить из нижеприводимых слов Учения.

«Уриель есть Владыка действия мощного. Можно обращаться к разным Водителям, по качеству необходимой помощи. Если Михаил объединяется с Уриелем, значит, нужно мощное наступление. Сурово сдержал Уриель стихии на Венере. Так можно закалять мощь, приняв удар стихий. Нужно понимать эти мощные Силы как действительность» (Сердце, § 268). Но не нужно думать, что посещение других планет доступно лишь Высоким Силам Света, оно доступно в развоплощенном состоянии всякому смертному, который в достаточной степени развил свое ментальное тело.

Цель нашей эволюции и наше назначение есть Мир Огненный. К достижению человечеством этой цели направлены все усилия наших Высоких Руководителей, Старших Братьев человечества. Нам сообщаются все нужные сведения, даются все нужные указания, как достигнуть этого Мира, но никто насильно в рай не проводится. Всякий должен взять то, что дается, и приложить свое собственное усилие, чтобы достигнуть этой цели. Другим способом в рай не попадают.

Решение достигнуть Мира Огненного должно быть принято на Земле во время нахождения в плотном состоянии. Нам всем суждено причалить к огненным берегам, говорится в Учении. «Только забрасывая спасительный якорь вперед, можем подвинуться к нему. Чем дальше закинем якорь, тем легче и бодрее перенесем сознание в Мир Огненный» – сказано еще (Мир Огненный, ч. II, § 344). Не нужно думать, что Мир Огненный столь удален от нас, что вообще трудно достижим. И Мир Тонкий и Мир Огненный скрыты от нас лишь нашим телом. Освобождаясь от физического тела, человек оказывается в Тонком Мире и, освобождаясь от астрального, – в Мире Огненном, но достижение и сознательное пребывание и в том и в другом требует сознательного отношения к ним во время пребывания в физическом теле.

«К чему устремимся – к конечному или беспредельному? Краткосрочно земное пребывание; срочны Миры Тонкий и Мысленный, но вне сроков Мир Огненный, значит, к нему и следует стремиться. В Мирах срочных добывается доспех огненный. Мир земной – как тупик пути: или восхождение или разрушение. Даже Мир Тонкий не удовлетворит устремленный дух; все прочие жизни – лишь приготовление к всеобьемлемости Мира Огненного. Слабый дух ужасается расстоянием до Огненного Мира, но прирожденные к восхождению духи могут лишь радоваться. Прекрасны красоты плотные, но ведь музыка сфер несравнима. Но за этим тонким прозрением представляется Величие Огненное. Озон кажется здесь посланником Свыше, но он будет грубейшим проявлением атмосферы. Высока лазурь земная, но она как шерсть перед просветлением огненным. Так входящие в Огненный Мир не могут дышать воздухом Земли. Именно Нирвана есть огненное восхождение. В каждом Учении находим символ этого огненного восхождения. Сергий причащался огненно. Так наглядно дан знак возможности высшей. Придет время, и оно близко уже, когда люди не будут знать, как принять огненные возможности. В смятении забудут, что суждено огненное приобщение. Они будут изощряться в противодействии вместо наполнения силою Огня. Потому твержу и напоминаю о нужном огненном приобщении. Многие опасные химические сочетания вызовут смятение. Именно загромождения Тонкого Мира могут показать, как больна планета. Если эта опасность стала очевидной, то Наша обязанность предупредить» (Мир Огненный, ч. I, § 157).

В краткой главе невозможно исчерпать все богатство материала о Мирах Тонком и Огненном, который содержат книги Учения Живой Этики. Глава имеет целью дать общее понятие об этих Мирах, пробудить у читателя интерес к этим насущным для нашего существования вопросам и обратить его внимание на источник высших познаний и истинных сведений по всем вопросам бытия, содержащихся в книгах Учения, данных для наступающей эпохи грядущим Владыкой Майтрейей-Морией.

Очередной этап человеческого развития – сближение миров, сближение мира физического с Тонким Миром, продолжает совершаться. Великие Силы Света напрягают все усилия, чтобы просветить темное человечество. Они дали и продолжают давать Учение, предупреждения и грозные знаки надвигающихся грозных событий, ибо, прежде чем такое сближение произойдет, должны быть ликвидированы старые грехи. Но силы тьмы не желают сближения миров и наступления Светлой эпохи, ибо это грозит их уничтожением. Они изо всех сил стараются затемнить и без того темное сознание человека. Они распространяют свои многочисленные учения, клевеща на единое Учение, идущее из Единого Источника Света и Знания. Будучи непримиримыми врагами Света, они скрывают свой подлинный лик слуг тьмы и принимают на себя облик защитников истины. Выискивая мнимых врагов человечества среди некоторых неугодных им организаций и народностей, они натравливают одну часть населения нашей планеты на другую, сеют тревогу, ложь и клевету, развивают человеконенавистничество, вражду и разъединение, ибо лишь таким образом они могут победить мир.

Переживаемое нами грозное время решения участи планеты, к большому прискорбию, не входит в сознание большинства современных людей. Одурманиваемый всякими ложными теориями, не просвещенный истинным знанием, современный человек охотнее верит всяким нелепостям самозваных спасителей человечества, нежели истине, исходящей из Источника мудрости и знания. Поэтому логика и образ мышления современного человека отодвигают на неопределенно долгий срок все предсказанные священными писаниями явления и события, и человек не хочет верить тому, что, выводя его из сонного состояния, наступающая Новая эпоха сулит какие-то неприятности и к чему-то обязывает. Ведь если поверить, что все эти грозные сроки наступили именно в наше время, то нужно что-то предпринять, от чего-то отказаться и к чему-то готовиться. Между тем если все это отвергнуть, то можно продолжать жить по заведенному шаблону. Но точно так же прячет свою голову в песок при надвигающейся опасности страус, но это не только не спасает страуса от опасности, но ускоряет его гибель.

Армагеддон, или Великая Битва, решающая участь нашей планеты, начавшаяся в Тонком Мире в 1931 году, продолжается, расширяясь и захватывая все новые области и сферы, привлекая к участию все новые силы, как Света, так и тьмы, как на Небе, так и на земле, отражаясь на земном плане существования все новыми осложнениями, катастрофами и бедствиями. Не признать и не понять это могут лишь обладающие птичьими мозгами страусы, но не разумно мыслящие люди. Пусть страусы утверждают, что войны, землетрясения, наводнения и другие бедствия были всегда, но мыслящий человек должен признать, что такого обилия и такого размера грозных знаков не было никогда. Грозность переживаемого нами момента заключается в том, что «к земле приближаются огненные энергии для очищения нашей планеты от окружающей ее тяжкой атмосферы, порожденной человеческими преступлениями» (см. Письма Е. Рерих: от 17. 3. 36). Этим завершится создание человечеством столь тяжкой кармы.

«Явление разрушения многих стран напрягается мощно, вся земная битва сопровождается мощными битвами на Высших Мирах. Все, кто знает значение народной кармы, могут осознать происходящее. Нужно задуматься над теми событиями, которые потрясают Мир. Легко убедиться, как темные тучи покрывают многие горизонты. События в каждом уходящем строе указывают на то будущее, которое сменит настоящее. Космический Магнетизм очищает и собирает новые силы. Тени мрака над смещаемыми странами. Где не установится равновесие в продолжение короткого времени, там соберутся тучи, которые решат судьбу темных стран и их водителей. Народная карма напряжена на Западе и на Востоке. С Севера идет Новый Свет. Юг трещит от огня подземного. Так решится карма народов. На пути к Миру Огненному запомним, что народная карма разрешается мощными событиями» (Мир Огненный, ч. III, § 76).


[1] В моей записной тетради, куда заносились всякие полезные сведения из прочитанных книг, не сохранилось ни названия книги ни имени автора вышеприведенной выдержки, поэтому я не могу указать источник, откуда я позаимствовал ее.

[2] Изначально, независимо от опыта (прим. ред. электронного издания).

[3] В. Шмаков. Священная книга Тота.

[4] По преимуществу; в истинном смысле слова (прим. ред. электронного издания).

[5] В. Шмаков. Священная книга Тота.

[6] Там же.

[7] Приведено В. Шмаковым в Священной книге Тота.

 

Печать

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 330