Творчество Е.И. Рерих и Н.К. Рериха: циклическое выявление импульса Космической эволюции

В.Э. Жигота,
религиовед, руководитель Автономной научной группы МЦР,
Москва

 

Пусть имена цветущих городов

Ласкают слух значительностью бренной.

Не город Рим живет среди веков,

А место человека во Вселенной.

 

Им овладеть пытаются цари,

Священники оправдывают войны.

И без него презрения достойны,

Как жалкий сор, дома и алтари…

О.Мандельштам

Подобно электрическому току, пробегающему от источника энергии к электрической лампочке, озаряющей комнату светом, импульс космической эволюции, воздействующий на духовно­культурное развитие человечества, обладает энергийной природой и действует посредством определенной психоэнергетической, или психодинамической, цепи. Весь этот психокосмический механизм, в конечном счете, приводит к возжжению «лампочки» сознания возвышенного существа, воплощенного на Земле с определенной миссией. Такой человек, обретая опыт космического сознания, становится мощным «магнитом», способным воздействовать на космизацию человеческой культуры и мышления множеств людей, внутренне готовых к восприятию очередного импульса космической эволюции.

В первой части доклада будут очерчены некоторые психологические, культурологические (культурфилософские) и философско-­этические аспекты импульса космической эволюции. Во второй части, опираясь на очерченный общетеоретический базис, будет обосновано творчество Е.И.Рерих и Н.К.Рериха как уникальное выявление очередного импульса космической эволюции.

 

I

Следует отметить, что к настоящему времени собран обширнейший фактологический, научно-эмпирический и гуманитарно-­теоретический материал, который позволяет сделать некоторые выводы об атомарной структуре человеческой культуры, в частности о том, что метакультурным ядром в системе культуры является культура космического сознания и космической мысли. На чем именно базируется наша аргументация? Прежде всего, в различных отраслях психологии – от классических работ одного из основателей психиатрии Ричарда Бека [1], основателя психологии религии Уильяма Джеймса [2], выдающегося психоаналитика, основателя психологии культуры и творческой деятельности Карла Юнга [3] до современных исследований С.Грофа [4] и др. в области трансперсональной психологии, А.Менегетти [5] и А.Маслоу [6] в области онтопсихологии, или психологии бытия, а также нашего соотечественика Е.А.Торчинова в области психологии религиозного и философского познания [7], причем в ряд этих исследований можно поставить также работы Л.В.Шапошниковой о «Вестниках космической эволюции» [8], – накопились знания, которые в обобщенном виде выглядят следующим образом. Существует некий базовый онтологический опыт человеческого существа. Назовем его, в согласии с традицией, идущей от Ричарда Бека и принятой многими известными учеными, космическим сознанием или, точнее, опытом космического сознания. Согласно авторитетным исследованиям вышеуказанных авторов – специалистов как в сфере патологических отклонений в деятельности психики, так и сверхнормального, креативного ее функционирования – опыт космического сознания не только не является признаком психопатологии, но, наоборот, является важнейшим психологическим основанием высокого интеллектуального, творческого и духовно­-нравственного развития человека, его успешной самореализации в общественной и духовной жизни. Более того, опыт космического сознания, судя по всему, лежит в основании всех наиболее значимых, исторических прорывов в различных областях культуры – философии, религии, искусстве, морали, науке. Эти прорывы затем ложатся в основание мировоззренческого и духовно-­нравственного базиса индивидуальной и общественно-­культурной жизни человека.

Кроме того, за пределами внешних исторических событий опыт космического сознания или близкие ему переживания часто оказывались решающими для глобальных исторических процессов, задавая направление и качество их динамики. Эти процессы зачастую завершались формированием национальных, государственных, религиозных и др. сообществ, а также особенностей их менталитета и культуры. Не только указанные исследования, но и многочисленные свидетельства, которые оставлены в различных источниках – научных, художественных, философских, религиозных, мемуарных, а также в дневниковых записях, исторических хрониках, произведениях художественной культуры (живописи и т.д.), – весь этот неисчислимый и многообразнейший материал свидетельствует об одном и том же. А именно: опыт космического сознания является уникальным метанаучным и вообще метакультурным, онтологическим, или бытийным, источником космического познания и самопознания и, как следствие, – сущностной причиной глубоких мировоззренческих и социокультурных трансформаций. Он не может быть жестко связан ни с одной конкретной сферой культуры, т.е. он не является ни сугубо религиозным опытом, ни сугубо научным, или художественным, или философским опытом. Ибо через этот опыт проходят представители разных сфер культуры и разных мировоззренческих установок – представители религии, философии, искусства, общественные и политические деятели, ученые, домохозяйки и даже четырехлетние дети (первое самадхи Рамакришны); как верующие в Божественное Начало, так и скептики, агностики и даже убежденные материалисты. Этот опыт очень многообразен по глубине, интенсивности, продолжительности, особенностям знаний о реальности, которые он приносит. Но все же, если попытаться объединить основные, наиболее характерные признаки этого опыта, мы получим следующее.

1. Импульсом, причинным фактором, вызывающим опыт космического сознания, обычно служит глубинный поиск внут­ренней гармонии, мировоззренческих и духовно-­нравственных ориен­тиров внутренней жизни либо данная от природы духовная и интеллектуальная утонченность. А чаще всего и то и другое.

2. Часто опыту космического сознания непосредственно предшествует соприкосновение с явлениями, которые умиротворяют и возвышают сознание человека, – созерцание красоты природы, восприятие возвышенных произведений искусства (например, музыки, поэзии, живописи), религиозная настроенность на соприкосновение с Высшей Реальностью, самоотверженная деятельность во благо других людей, но также и предельное отчаяние, например, в попытке найти смысл жизни или в критических для нормального функционирования психики обстоятельствах, как­-то: военные действия, серьезная опасность для собственной жизни, гибель множества окружающих людей и т.п.

3. Опыт космического сознания обычно возникает спонтанно, без помощи каких­-либо предумышленных действий. Но даже когда ему предшествовали какие­-либо специальные духовные практики, такие как длительные молитвы или медитации, человек, практически всегда, остается во время этого опыта предельно пассивным в смысле действия интеллекта, он как бы пассивно созерцает глубины Бытия, открывающуюся ему иную Реальность, разительно отличающуюся от мира физического.

4. Опыт космического сознания является обычно недлительным – от нескольких минут до получаса (хотя в исключительных случаях он может длиться и до нескольких суток и, вероятно, более).

5. В то же время, несмотря на кратковременность, опыт космического сознания является предельно интенсивным эмоциональным, чувственным опытом. Человека, согласно многочисленным свидетельствам, охватывает предельно интенсивное чувство блаженства, восторга и одновременно какого­-то неземного покоя, всенаполняющей радости и беспредельной, ничем не ограниченной, всеобъемлющей любви, это чувство слияния с чем­-то несравнимо более обширным, блаженным, чем конечный человеческий разум, слияния со всей Вселенной и всем, что ее наполняет, как это было бы слияние с самим собой, но истинным, сущно­стным Собой. В связи с этим зачастую в этом состоянии возникает мысль, что в физическом теле невозможно перенести столь могущественные чувства и что, следовательно, это состояние, предшествующее переходу в иной мир.

6. Вместе с тем этот опыт является также предельно интенсивным познавательным опытом. Порой за считанные мгновения человеку открываются Истины космического масштаба, сугубо интеллектуальное постижение которых или требовало бы десятилетий изучения, или, пожалуй, вообще было бы невозможно. Прежде всего это касается следующего: человеку – на каком-­то глубинном, высшем уровне его сознания – становится совершенно ясно, что весь окружающий мир, все Мироздание является живой, одухотворенной Субстанцией, что сущность человеческого духа теснейшими узами связана с этой Субстанцией, которая в то же время является энергетическим, тонкоматериальным основанием любого индивидуального сознания и любой индивидуальной жизни, и что человеческая жизнь не ограничена пределами однократной физической жизни, но сородна Вечности и Беспредельности, из которой она изошла.

7. При этом опыт космического сознания обладает такой убедительностью, такой внутренней достоверностью, что никакие костры разного рода инквизиций, никакая наука, находящаяся на начальной стадии ограниченно-­материалистических представлений о мире, не способны переубедить человека в тех знаниях, которые обретаются в результате этого опыта.

8. Этот опыт обладает мощным энергетическим фоном. Человек либо видит как бы внутренним взором всеобъемлющий Космический Огонь или Свет, либо видит интенсивное огневидное или световидное свечение вокруг себя, вокруг или внутри окружающих предметов. Также зачастую люди, окружающие его, видят световые явления вокруг этого человека. Все это говорит о том, что реальность этого плана бытия, привычная для обычного человека, приходит как бы в тесное взаимодействие с реальностью более высоких измерений, более высоковибрационных, более энергийных. С философской точки зрения это можно охарактеризовать следующим образом: в этот момент Бытие – как Абсолютная Реальность Космоса – и знание о Бытии, отраженное в ограниченном человеческом сознании, переживают себя как сущностное единство, как исконное тождество Целого и частного.

9. Ввиду всего вышесказанного совершенно естественно, что опыт космического сознания переживается как предельно ценностный опыт, зачастую как опыт второго рождения, рождения в истинное Бытие. Это онтологическое, бытийное Рождение часто определяют как переход из тьмы неведения в Свет Знания. Знания, дающего не только рациональное понимание, но и живое, чувственное переживание места и роли человека во Вселенной и, соответственно, представление о должном образе мышле­­ния и жизни.

10. В заключение обозначим следствия этого опыта, что представляется крайне важным для установления критериев истинности опыта космического сознания. В результате этого опыта, по крайней мере, наиболее интенсивных форм его проявления, человек обычно уже не может вести прежний образ жизни, смотреть на мир по­-прежнему. Он перерождается как бы изнутри. Становится гораздо более чутким к болям, страданиям других людей, гораздо более сострадательным, любящим, самоотверженным, человечным, толерантным. Он чувствует свою сопричастность ко всему живому, даже если оно и недостаточно совершенно в своих временных, ограниченных формах жизни. Ибо за кажущимся многообразием космической природы, непримиримыми различиями, а зачастую и крайне враждебными противоборствами частных явлений он зрит внутренним оком игру Целого, Единого во вселенской проекции Его беспредельных творческих потенций. Повседневное мышление такого человека становится гораздо более широким, всеобъемлющим, космичным. Он чувствует себя причастным к Высшей Реальности. Он становится носителем знаний космического масштаба – о Едином Первоисточнике Космической Жизни, а также носителем Этики, которую следовало бы назвать Космической Этикой, или Этикой Все­единства, или Этикой Бытия – вместо этики существования, которую предлагает обычная человеческая мораль. Причем одним из центральных элементов Космической Этики является способность мыслить о Вселенской Целостности как о Себе истинном и о Себе – как о Вселенской Целостности. Часто человек выражает эти знания и соответствующие духовно­-нравственные установки на языке художественной, философской, религиозной, научной культуры, то есть через соответствующие культурные языки, которые доминируют в данный момент в том или ином обществе. И тогда этот опыт уже внедряется в ту или иную локальную сферу культуры и через эту доминирующую сферу оказывает воздействие на культуру в целом.

Теперь от психологического аспекта проблемы космического сознания перейдем к культурфилософскому (культурологическому). Есть много оснований полагать, что за пределами отдельных, спонтанных переживаний этого опыта на нашей планете сформирована мощная традиция сознательной культивации опыта космического сознания и космического мышления, как наполняющего всю человеческую жизнь, делающего ее предельно космичной, самоотверженной и человечной, в самом глубоком и широком смысле последнего слова. Собственно, эта традиция, эта культура космического сознания и космической мысли, основными носителями которой выступают Великие Учителя человечества, и является фундаментальным Источником или, точнее сказать, основным передаточным звеном импульсов космической эволюции человечеству. Причем в общей структуре культуры культура космического сознания и космической мысли занимает не локальное, но центральное место – смыслообразую­щего ядра культуры, которое является источником формирования мировоззренческого базиса культуры вселенского масштаба и соответствующих ценностей и возвышенных идеалов. Только основываясь на этом фундаментальном метакультурном базисе, система культуры в целом способна прогрессировать в направлении вселенской человечности и одухотворенности, а также красоты и гармонии форм творческого самовыражения человеческого духа. Это позволяет говорить об атомарной динамической структуре культуры.

Таким образом, непроявленным, скрытым ядром культуры, согласно этой концепции, является культура космического сознания и космической мысли. В философии Живой Этики это не вполне раскрытое концептуально понятие, но в свернутом виде вполне разработанное и связанное со следующими встречающимися в текстах Живой Этики терминами: «культура мысли», «культура мысли и сердца», «духовная культура», «культура духа», «искусство мысли», «творчество мысли», «мыслетворчество», «пространственная мысль», «духотворчество», «творчество импульса», «творчество устремления». Оно также связано с понятием «внут­ренняя жизнь», вынесенным как подзаголовок ко второй части книги «Братство» и подразумевающим особую культивацию внутренней жизни человека, т.е. культивацию мыслей и чувств, осуществляемую высокими духовными подвижниками, и, соответственно, особую культуру внутренней жизни, которая должна быть в той или иной мере воспринята всеми людьми, устремленными к духовному развитию.

Культура космического сознания и космической мысли имеет две основные зоны.

Первая – зона чистой субъективности (по отношению к феноменам внешней культуры), это мысль как таковая в силе ее психо­динамики, в ее широте, космичности, интенсивности, чистоте, освобожденности от связанности всем личным, эгоистичным, в ее насыщенности чувством любви, доброжелательства и т.д. Это мысль, которая культивирует себя как созидательную, творящую энергию универсально­-космического масштаба. Она связана не только с осознанием, но и с живым чувственным переживанием Себя как Целого или, во всяком случае, себя в контексте Целого. Она свободна от цели проговаривания себя в культуре (внешней), во всяком случае ее бытие независимо от этой цели, хотя и не противоречит ей. Ибо цели культуры космической мысли, по существу, надкультурны или, точнее, мета-­ и мегакультурны. Ее задача – ввести мыслящее, само­знающее существо во вселенский поток эволюционной Космической Мысли, в пространство Само­сознания Целого – Единого Источника Вселенской Жизни. Ввести в тот поток Эволюционной Космической Мысле­-Энергии, который, собственно, и формирует индивидуальные сознания как фокусы этой энергии, как своего рода центры Само­сознания Единого. Ведь осознание Единого индивидуальным мыслящим существом, по сути, есть проявление на планах дифференцированной материи Само­сознания Единого (Всеначальной Энергии, Божественного Начала, Пространственного Огня, Абсолютного Духа, как бы мы Его ни называли), которое без индивидуальных сознаний навсегда оставалось бы латентным. Т.е. осознание Всеначальной Энергии есть Само­сознание Энергии, выявление из латентного состояния одного из фундаментальных качеств космической энергии, заключающегося в способности к Само­отражению и Само­организации. Поэтому культура космической мысли имеет универсально­-космический масштаб, а не локальный, планетарный.

Вторая зона культуры космической мысли находится в прямом соприкосновении с культурой внешней. Это зона проговаривания космической мысли в культуре социально ориентированной, а также зона осуществления космической мысли в человеческих существах, которые являются деятелями в тех или иных локальных областях культуры. В былые времена это китайские даосы, индийские йогины, египетские посвященные, древнегреческие мудрецы, античные философы, буддийские, христианские и исламские подвижники, русские деятели культуры Серебряного века (философы, художники, поэты, писатели, ученые) и многие другие, – все те, кто способны переживать космическое сознание, т.е. себя в пространстве Целого. Это как раз пограничная зона между культурой космической мысли как таковой (культурой внутренней жизни) и культурой внешней; между незримой энергией мысли и зримыми образами и изложенными концептами культуры, ее артефактами.

Цель бытия этой второй, пограничной зоны культуры космической мысли двоякая. Прежде всего, речь идет о передаче знаний – о Космической Реальности, о законах эволюции Мироздания, о принципах и методах духовного самосовершенствования, космизации самосознания – людям. Но немаловажным является и впитывание образов внешней деятельности, типов осмысления внешней реальности и использование этого наработанного внешней культурой материала для целей культуры внутренней – культуры космической мысли. Здесь происходит постоянный обмен; те или иные зоны внешней культуры оказываются временно включенными своими высшими аспектами в культуру космической мысли, подобно электронам, которые могут временно входить в состав ядра атома.

Все очередные импульсы космической эволюции осуще­ствляются именно через это, не вполне осознанное человечеством, ядро культуры – культуру космической мысли, культуру Само­сознания (Мегакультуру – культуру мысли космического масштаба).

В чем заключается особенность современного этапа проявления культуры космической мысли во внешней культуре земного человечества? Эта особенность весьма значима, можно сказать, революционна. Практически весь исторически обозримый прошлый период развития культуры можно охарактеризовать как мифологический (мифопоэтический и мифорелигиозный) по форме выражения знаний, обретенных в культуре космической мысли, и как магический по методологии обретения космического сознания – от первобытного магического ритуала до современных религиозных ритуалов и даже аскетических практик, которые являются ничем иным, как результатом длительной цепи эволюции первобытного магического ритуала. Это показано в современном религиоведении. Но теперь происходит кардинальный поворот в культуре космического сознания и космической мысли, во многом благодаря современному развитию науки, развитию эмпирических знаний о мире. На смену проектам мифологического типа, и даже идеалистической философии, которая во многих отношениях была тесно связана с мифологическим типом мышления, приходит новая философская мысль. Она, с одной стороны, в полной мере вмещает знания, образы и объяснительные практики, которые доминировали в прошлых веках, при этом радикально переосмысливая их, а с другой – максимально задействует наиболее значимые открытия современной науки, вплотную приблизившейся к познанию тонких энергий, испокон веков познаваемых в культуре космической мысли. В то же время в своем праксилогическом аспекте культура космического сознания уходит от любых форм магических действий, включая их высшую форму – аскетические формы внутренней практики. Вместо этого на передний план выдвигается этика мысли, т.е. непосредственная работа с мыслью, которая подразумевает космизацию мысли индивидуума – ее расширение, утончение, усиление, насыщение позитивными чувствами и качествами, как-­то: любовь, дружелюбие, самоотверженность, бесстрашие, бескорыстие и т.д. Причем за образец во внутренней практике принимаются не магические ритуалы, но экспериментальные практики современной эмпирической науки.

Наиболее ярким и последовательным феноменом такого нового типа проявлений культуры космической мысли является философско-­этическое Учение Живой Этики, в основе которого лежит всеобъемлющая научно ориентированная философская система (философия космической реальности, включающая в себя онтологию, космологию, антропологию) и которое в своем праксилогическом аспекте направляет напрямую к космизации человеческой мысли путем внутренней работы в пространстве детально разработанной космической этики мысли. Подчеркнем, без любого рода магических, религиозных, аскетических и т.п. практик – наоборот, в гуще повседневной жизни. Ибо можно быть предельно проявленным во внешних действиях, при этом будучи предельно сосредоточенным внутри. Для этого стоит лишь осо­знать и прожить то, что все внешнее – лишь проекция Познаю­щего Себя Единого, проекция Космического Само­-Сознания Единого, который внутри тебя, а не снаружи, и отраженным проявлением которого ты и являешься.

Заметим также, что передача очередного импульса космической эволюции на нашей планете является не только попыткой придать динамику духовному развитию эволюции человечества, но и в некотором смысле Cпасением человечества (от деградации культуры, критического упадка устоев морали и, как следствие, от вырождения человека как мыслящего существа) и предотвращением гигантских энтропийных процессов на нашей планете. Есть основания считать, что культура космического сознания является мощным посредником между энергетикой процессов космической эволюции, ритмически нарастающей, и энергетикой нашей планеты, важнейшие параметры которой, согласно философии Живой Этики, теснейшим образом связаны с качеством коллективного мышления земного человечества.

 

II

Живая Этика, как и каждое выявление импульса космической эволюции, безусловно, кроме, в данном случае, философских знаний о космической реальности, несет новую методологию духовного самопреображения. И эту методологию в случае Живой Этики можно охарактеризовать как космическую этику мысли (понятие космической этики, заметим, ввел К.Э.Циолковский).

С точки зрения философии космической реальности и космической этики мысли, составляющих сущность Учения Живой Этики, Вселенная представляет собой основанную на едином Источнике – Всеначальной Энергии – Целостность. Это самоорганизующаяся система Духа и Мысли. Причем именно мысль, как своего рода квант самоотражения индивидуализированной психической энергии и энергоинформационного взаимодействия всего со всем, является основным механизмом такой само­организации.

Мысль, согласно Живой Этике, проникает все живое, все уровни бытия. От прекосмической Мысли, вибрирующей в нед­рах еще недифференцированной прекосмической Духо-­Материи, до относительно примитивного энергоинформационного обмена в монадических энергийных сущностях минералов, от растения, тянущегося к солнечному свету и отвечающего в соответствующих экспериментах всплесками вибраций на человека, который представляет для него угрозу, до гениальных взлетов человеческой мысли в области философии, искусства, религии, науки. И, наконец, до могущественных, космического масштаба проявлений мысле-­энергии Богочеловека. Все это и, вероятно, многое другое относится к области вселенского феномена мысли, единого механизма формообразования и самоорганизации во Вселенной Духа. Таким образом, мысль, как вибрация самоотражения и формо­образования, есть едва ли не основное качество Всеначальной Энергии, то качество, которое и является основанием беспредельно разнообразных творческих проявлений психической энергии во Вселенной. Можно сказать, что именно потоки вибрирующей потенциальной мыслью Всеначальной создают фокусы этой энергии – индивидуальные мыслящие существа, в которых постепенно формирующаяся субстанция сознания выступает своего рода проводниками и полупроводниками этой психодинамичной энергийной материи. В этих проводниках Всеначальной Энергии мысль постепенно кристаллизуется, обретая форму и возможность беспредельной эволюции.

Можно ли говорить о мысли минерала?! Философия космической реальности и космическая этика мысли, имея в виду всеобщую одухотворенность всего сущего, осмеливаются говорить об этом. Но что такое мысль минерала, как не своего рода квант энергоинформационного взаимодействия между частицей Всеначальной Энергии, заключенной в монадической сущности минерала, и всеобщей космической энергией; импульс, который при этом протекает через сложную, многоуровневую систему проводников минерала и окружающей природной среды? Именно благодаря этому механизму в природе происходят тончайшие энергоинформационные процессы синергетического взаимодействия и самоорганизации, которые в конечном итоге приводят к появлению таких мощных проводников космической мысли, каковым может быть человеческое сознание. Другими словами, эволюция человеческой мысли исходит именно из таких недр тончайших энергоинформацонных процессов в космической (и даже прекосмической) материи. По мере развития проводников мысли и самосознания она становится постигающей мыслью, в сознании проявляется как бы способность к само­рефлексии (самоотражению) и на этой основе к дальнейшему сложному развитию, самоорганизации мыслящей материи. По мере предельного погружения человеческой монады в плотную форму материи в той же степени материализуется и мысль (во всяком случае то, чем мысль является на поверхности мощного айсберга, основная часть которого сокрыта в Океане Космических энергий). Мысль погружается в жесткие, очень инертные кристаллические решетки понятийного мышления, весьма малопригодного для постижения тончайших несказуемых процессов космической эволюции. И все­-таки этот этап является важнейшим этапом всеобщей эволюции мысли. Ибо застывшая в виде различных артефактов мысль становится само­-очевидна, в результате чего мысль, в конце концов, обращается к себе самой, к ваянию из хаотических зарослей полуинстинктивного примитивного мышления тонкоэнергетических импульсов, потоков формообразующей энергии космического масштаба. В переходе к такого рода благому мыслетворчеству и состоит центральный пафос космической этики мысли, данной в Учении Живой Этики.

Итак, мысль в своей сущности, в своих высших аспектах может быть определена как своего рода квант Само­сознания Всеначальной Энергии Космоса, от инстинктивной примитивности она стремится стать единой управляющей процессами само­организации в Космосе Мощью. Она обладает, так сказать, потенцирующей способностью, т.е она вызывает в человеке ту способность, ту потенцию, к сущности чего она устремлена во внешнем мире. Если мысль осознает свой Космический Источник – Всеначальную Энергию (как это рекомендуется в Живой Этике), она проявляет в человеческом духе, который по существу есть индивидуали­зированная частица Всеначальной Энергии, Само­­-сознание Энергии Всеначальной, энергетическую потенцию, обладающую бесконечными энергийно-­динамическими (силовыми) и формообразующими возможностями.

Космическая этика мысли подразумевает самоконтроль и развитие силы и созидательной благостности мысли, а также красоты форм ее проявления, во всех возможных направлениях взаимодействия человеческого сознания со Вселенной. Она подразумевает устремление к осознанию Высшей Реальности – Всеначальной Энергии Космоса, взаимодействию с мирами высших измерений – Огненным, Ментальным, Тонким; с Иерархией Космического Разума; она подразумевает взаимодействие со сферой сознания проявленных тел Космоса (Орион, Уран, Венера, Юпитер и т.д.); но она подразумевает также (и это осознается как первоочередная задача) и благое, гармоническое взаимодействие с окружающим природным и социальным миром как частью Вселенской Природы. Кроме того, космическая этика мысли предполагает не только создание высокого качества мысли, но и утонченную настройку сознания, мыслительного аппарата человека на прием космической мысли высших миров и более развитых сознаний. Эти два процесса – созидание импульсов мыслеэнергии, идущих изнутри человеческого духа, и восприятие потоков мыслеэнергии, идущих из более высоких уровней Бытия, – есть взаимо­связанные и взаимозависимые процессы. Повышение качества собственной мысли невозможно без настройки на мысль высших измерений; с другой стороны – восприятие высшей мысли невозможно без повышения качества индивидуального мышления и, как следствие, утончения вибраций мыслящего аппарата.

Космическая этика мысли, основы которой даны в Живой Этике, не является отвлеченной наукой о морали, скучным морализированием на темы социального бытия человека. Космическая этика выводит этическую проблематику в надсоциальный контекст всеобщей космической жизни. И уже исходя из всеобщих законов эволюции Космической Жизни, в основе которых лежат принципы проявления Всеначальной Энергии Космоса, Живая Этика отстраивает идеалы и практическую методологию как внутренней жизни человека, так и его природного и социального бытия. Космическая этика мысли осуществляет беспримерный переворот в развитии нравственной культуры человечества. До философии Живой Этики этика была главным образом наукой о правильных поступках, правильном поведении человека. Ментальные действия рассматривались в этике, но самое большее, до чего поднималось это рассмотрение, касалось скрытой мотивации, лежащей за тем или иным поступком. А так как истинная мотивация человеческих действий всегда укрыта длинным шлейфом его бессознательных структур, этика все­-таки предпочитала иметь дело с чем­-то более определенным, а именно с целями, с целеполаганием, лежащим в основе внешних действий. Космическая этика, данная в Живой Этике, совершает радикальный поворот. Главным объектом рассмотрения и трансформации становятся не столько внешние, сколько внутренние действия человека – его ментальные акты. Короче говоря, мысли и чувства человека в их взаимодействии с космическими энергиями (и прежде всего во взаимодействии с тем фундаментальным основанием, системообразую­щим стержнем космической эволюции, который в философии Живой Этики именуется Космическим Магнитом) – вот главный объект космической этики Рерихов.

Следует подчеркнуть, что именно такая космическая этика мысли была положена в самое основание всего эволюционного творчества семьи Рерихов. Творчества, которое также, в совокупности с деятельностью Великих Учителей, руководивших ими, можно назвать поистине творчеством Спасения Земли – Земли как тела коллективной эволюции и, соответственно, коллективной кармы земного человечества.

Космическая этика мысли стала основанием огненного опыта Е.И.Рерих, о котором многократно писала Л.В.Шапошникова. Но здесь следует отметить, что огненный опыт не дался Е.И.Рерих, так сказать, по праву рождения, но явился результатом великих усилий гениальной ученицы, проходившей этот опыт под руководством Великого Учителя, который давал ей именно философско-­этические наставления. Избранная часть этих наставлений известна нам как тексты книг Учения Живой Этики.

Л.В.Шапошникова блестяще показала в своих работах, что в результате огненного опыта Е.И.Рерих был сформирован эволюционный коридор для дальнейшего развития нашей планеты, ее человечества. Здесь мы не будем останавливаться на этом. Лишь подчеркнем, что это было истинным творчеством Спасения мира, предпринятого группой высочайших Учителей человечества, одним из которых, безусловно, является Е.И.Рерих. Почему это так?! Ибо стояла задача согласовать энергии Космоса, которые ритмически нарастают вокруг каждого планетного тела, и проводники человеческого сознания, которые способны ассимилировать эти энергии. И огненный опыт Е.И.Рерих был в значительной степени ассимиляцией этих энергий, предотвращающей их финально­-хаотические проявления в магнито­­сфере планеты.

Далее, космическая этика мысли вместе с философией космической реальности легла в основу Живой Этики как ее практическая философия, способная изменять качество мышления отдельного человека, коллективного человечества и таким образом менять энергетику планеты и создавать новый вид человечества, новые энергетические проводники сознания и жизни. Ибо Спасение мира было как бы начальным импульсом, который был успешно проведен Учителями, – им удалось предотвратить худший сценарий развития событий на планете. Но подлинное, окончательное Спасение – это задача самого человечества, которое может и должно преобразить свое мышление на основе космической этики мысли. Изъять примитивные грубейшие разрушительные вибрации полуживотной инстинктивности и эгоизма, малодушного страха, злобной агрессии, безвольной лени, тще­славной гордыни и проч., проч., проч. Наполнить мысль огнем сострадания, любовью, самоотверженностью, мужеством, героиз­мом, творческим вдохновением, силой осознанной Всеначальной Энергии Космоса, знанием космических законов эволюции и т.д. Наполнить, в конце концов, Чело­вечностью в самом широком и самом глубоком понимании этого слова. Ибо Живая Этика как философско­-этическая система – это Учение всеобъемлющей человечности, в первую очередь. Это не просто философия космической реальности, это еще и методология претворения этих знаний, как это всегда было в истоках философии и этики, которые в европейском смысле этих понятий находятся в античном мире Древней Греции и Древнего Рима. Без этики, без нравственности, без системы всеобъемлющей человечности любые знания, и в первую очередь знания о космических энергиях, представляют собой не Благо, но великую опасность.

И наконец, уникальным в проявлении импульса космической эволюции, который был привнесен творчеством семьи Рерихов, явился следующий факт. Кроме языка философско-­этических наставлений, содержащихся в текстах Учения Живой Этики, он был выражен и другим языком – языком высоко­художественных живописных образов, созданных Н.К.Рерихом. В связи с этим важно понять то, что картины Николая Константиновича Рериха не есть некая попытка иллюстрирования идей Живой Этики или их художественная интерпретация, а именно другой, параллельный язык выражения космической этики мысли – не язык понятий и философских текстов, но язык одухотворенных мыслеобразов. Тех мыслеобразов, в форму которых облекались космические знания, являясь в разного рода духовных прозрениях – как Елене Ивановне Рерих, так и Николаю Константиновичу Рериху.

Используя символы трансформации (трансформации психической энергии, как их называл К.Юнг), или энергийные символы культуры (как их называл П.А.Флоренский), или метаобразы культуры (см. работы Л.В.Шапошниковой), Н.К.Рерих очень лаконичными и в то же время емкими средствами достигает передачи центральных идей космической этики и философии космической реальности.

В первую очередь, надо выделить образы Учителей, проявленные в картинах как творцы высшей космической и нравственной мысли, как архетипические образцы для подражания, как носители возвышенной человечности и духовных возможностей, способных радикально трансформировать культуру – и, что главное, основы коллективного мышления – целых народов (Моисей, Будда, Христос, Мухаммед, Миларепа, Лао-­Дзе, Конфуций, Сергий Радонежский и др.). Учителей, совершающих мысленные и духовные действия космического масштаба, гармонизирующих энергетику нашей планеты и вступающих в прямую битву с сознательным злом, окутавшим Землю липкой паутиной («Моисей­-Водитель», «Арджуна», «Сожжение тьмы», «Сокровище гор», «Сошествие в ад», «Искушение Христа» и др.).

Также назовем образы, демонстрирующие взаимодействие психической энергии человека и космической природы, ярким проявлением которого являются аурические излучения («Да здравствует король», «Сам вышел», «Мадонна из Турфана» и др.).

Особую группу составляют образы, иллюстрирующие энерго­информационный обмен между космической реальностью и человеком – прием космической мысли, а также посылки мощной мыслеэнергии, мощных мыслеобразов («Магомет», «Приказ», «Моисей­-Водитель», «Святые пещеры» и мн. др.).

Одухотворенная природа Земли и Неба созвучит с внутренним миром человека на полотнах Н.К.Рериха. В этом созвучии человеческого духа и Космоса человеку приходят знания космического масштаба («Книга жизни», «Сантана», «Экстаз», «На вершинах» и др.). Их носителями часто выступают Великие Учителя, зримо и незримо протягивающие Руку помощи устремленным ученикам («Сам вышел», «Ойрот – вестник Белого Бурхана», «Сострадание», «Будда дающий», «Жемчуг исканий», «Книга мудрости», «Триратна» и др.). Горы предстают как вечный символ устремленности человеческого духа. Характерным является то, что мысли человека отражаются в динамике облаков и световых небесных явлений («Приказ», «Моисей­-Водитель» и др.). Таким же образом отражаются мысли, идущие от Неба как символа Высшей Реальности («Веления неба», «Мост Славы», «Чудо», «Стрелок», «Майтрейя­-Победитель» из серии «Майтрейя» и др.). Кроме того, характерны для живописи Н.К.Рериха многочисленные образы посылаемых стрел, мчащихся небесных всадников и т.д. как символы посылаемых во Благо Мира мыслей.

В качестве конкретного примера того, как может быть прочитан символический язык художественных образов Н.К.Рериха в контексте космической этики мысли, рассмотрим картину «Прокопий Праведный о неведомых плавающих молится». Ясна историческая подоплека картины, связанная с почитаемым на Руси православным святым XIII–XIV вв. Прокопием Устюжским, прославившимся своей праведной жизнью, силой молитв о благе людей, духовной прозорливостью и чудесами. Очевидно, что в контексте космической этики мысли Прокопий Праведный выступает образцом для подражания в смысле формирования само­отверженного благостного мышления по отношению ко всему живому, что мы встречаем на своем пути. Согласно Живой Этике, мысль должна быть наполнена искренним, идущим от мощного энергетического потенциала сердца желанием блага, обращенным к любому встречному – знакомому и незнакомому, ближнему и дальнему. В предельно широком смысле этот художественный образ может быть охарактеризован как вопрошание. Вопрошание, обладающее космическим масштабом постановки этической проб­лемы и формирования этического идеала: «Как мы относимся к тому, что приходит к нам по Реке Жизни?»

Воистину, как мы встречаем не только людей, но и любые со­-Бытия, протекающие вокруг нас или внутри нас? Благословляя – и тем создавая новую реальность космической гармонии, насыщенной созидательной, любящей мыслью, Красотой Мысли космического масштаба, ибо она не обременена своекорыстием эгоизма и страха. Или проклиная – и тем внося хаос разрушения в потоки космических энергий, проходящих через энергетические структуры человеческого сознания. Способны ли мы благословить все то, что мы сами и породили в процессе многих перевоплощений, в которых наши мысли (и, как их следствие, поступки) вызывали в Поток нашей жизни энергетические причины тех или иных печальных либо радостных событий?! Способны ли мы благословить – и тем космизировать свое сознание, преодолев свое маленькое эго и все несчастья, которые оно предуготовляет человеческой душе? Благословение как желание блага от всего сердца, как посылка мощной мыслеэнергии – это еще и мощное оружие, охраняющее самого человека от зла, от дурного взгляда, от дурных мыслей других людей; оружие, также способное предельно минимизировать воздействие негативных кармических волн, причем не только в отношении самого человека, но и в отношении окружающих его множеств людей. В этом контексте по­новому прочитывается и другая картина – с другим сюжетом, взятым Н.К.Рерихом из жития этого же святого, – а именно: «Прокопий Праведный отводит тучу каменную от Устюга Великого».

Благостная, любящая, освобожденная от всякого страха и своекорыстия, предельно сконцентрированная и питающаяся Источниками высших космических измерений мысль – вот идеал, к которому устремляют образы Прокопия Праведного на картинах Н.К.Рериха. Причем глубокое созерцание и внут­ренняя визуализация этих художественных образов помогают прочувствовать, пережить искомое состояние благословляющего, космизированного сознания. Не случайно на картине «Прокопий Праведный о неведомых плавающих молится» святой изображен спиной к зрителю, – этот прием как бы «вживляет» образ благословляющего подвижника во внутренний мир созерцающего его человека, обращая последнего к той реальности, которая бескорыстно благословляется святым. К прекрасной широкой космизированной Дали, к текущей в этом беспредельном пространстве Реке Жизни, к несомым по ее водам ладьям незнакомых Путников.

Воистину, перенося образы, созданные Н.К.Рерихом, в свой внутренний мир, мы можем обнаружить внутри себя бесконечную державу духа, мысли и сердца. Открывая в себе это пространство всеобъемлющей человечности и красоты мысли космической, мы постепенно проявляем в своем собственном сознании – беспредельное Само­сознание Единого. Таким образом, созерцание, визу­ализация (памятование) этих образов, созданных творцом, обладающим космическим сознанием, может помочь выявлению в нашем духе глубинных источников силы и красоты. Причем образы эти являются общечеловеческими; искусство Н.К.Рериха – это уникальный способ выражения культуры космической мысли на языке метаобразов культурной традиции человечества, доступных представителям любой культуры, любого народа.

Мы затронули лишь несколько аспектов творчества Рерихов, оставив за пределами данной статьи многие другие. Но и этого достаточно, чтобы понять глобальный масштаб того эволюционного потенциала трансформаций, который был привнесен ими в самое основание человеческой культуры. Культура космического сознания и космической мысли, ярчайшими деятелями которой являлись Рерихи, получила благодаря их творчеству совершенно новые формы своего воплощения на нашей планете. В связи с этим новый, мощнейший импульс космической эволюции обрел соответствующие формы своего выражения: (1) новое, научно ориентированное философское осмысление космической Целостности – философию космической реальности как мировоззренческий базис Учения Живой Этики; (2) новую мето­дологию одухотворения, космизации человеческого сознания – космическую этику мысли, данную не только на языке философско-­этических наставлений Учения Живой Этики, но и на языке высокохудожественных образов, созданных Н.К.Рерихом; (3) новую энергетическую структуру воплощения космического импульса в человеческом существе планеты Земля. Энергетическую структуру, которая была осуществлена в результате огненного опыта Е.И.Рерих.

Отметим также, что с появлением очерченной нами концепции культуры космического сознания и космической мысли архи­тектоника Культуры приобретает устойчивость, логику, широту. Мы начинаем видеть не вырванную из контекста космической целостности земную культуру, но Мегакультуру Мысли и Духа, проникающую всю Вселенную; Культуру, которая в совокупности со своими частными явлениями в тех или иных мирах обращена к культивации космического Само­-сознания и космической Мысли как к важнейшему антиэнтропийному и эволюционному проекту Космоса. Причем источником основных идей этой концепции, безусловно, является философия Живой Этики, а также различные другие аспекты рериховского наследия, пронизанные этой философией Вселенского Блага.

 

Литература и примечания

[1] Бек Р. Космическое сознание. М., 1994.

[2] Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. М.: Наука, 1993.

[3] Юнг К. Символы трансформации. М.: PentaGraphic, 2000; Юнг К. О психологии восточных религий и философий. М.: Медиум, 1994.

[4] Гроф С. Космическая игра. М.: Изд­-во Трансперсонального института, 1997; Гроф С. Неистовый поиск себя. М.: АСТ, 2003.

[5] Менегетти А. Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии. М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.

[6] Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. СПб.: Евразия, 2002; Маслоу А. На пути к психологии бытия. М.: ЭКСМО-­пресс, 2002.

[7] Горчинов Е.А. Религии мира: опыт запредельного. СПб.: Петербургское востоковедение, 1998; Горчинов Е.А. Пути философии Востока и Запада: познание запредельного. СПб.: Петербургское востоковедение, 1998.

[8] Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн. 3. Вселенная Мастера. М.: Международный Центр Рерихов, 2005; Шапошникова Л.В. Дневник старого врача // Шапошникова Л.В. Держава Рерихов: статьи и выступления: 1997–2006. В 2 т. Т. 1. М.: МЦР, 2006. С. 551–564.

 

Метки: Жигота В.Э.

Печать

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 136