СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ

По документам Международного Центра Рерихов

И.В.Орловская,
заведующая отделом рукописей МЦР

Данное сообщение не является подробным изложением биографии Юрия Николаевича Рериха, а лишь иллюстрацией некоторых страниц его жизни документами из фонда МЦР.

В Международном Центре Рерихов в Москве хранится документальное наследие всех четверых членов этой семьи – биографические материалы, по истории, фотографии, переписка, научные труды и т.д.

Работа по описанию документов ведется с мая 1991 года. Среди разобранных материалов большую часть составляют документы, относящиеся к жизни и деятельности старшего сына Рерихов – Юрия Николаевича в период с 1907 по 1960 год. Значительная часть этих документов – переписка Юрия Николаевича с родителями и братом, а также с учеными-востоковедами из разных стран, позволяющая проследить становление ученого, роль в этом Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов, целенаправленность и упорство самого Юрия Николаевича в достижении намеченных целей.

В семье Рерихов придавали большое значение воспитанию детей, с раннего возраста приучая их к труду, самостоятельности, инициативе.

Из письма Елены Ивановны Рерих Валентине Леонидовне Дудко: "Вы спрашиваете, каковы мои сыновья? Могу сказать – с самого детства они были моей радостью и гордостью. Оба необыкновенно даровиты, талантливы, но каждый идет своим путем. Никогда не навязываю им моего пути. Они идут к той же цели в своем понимании, и мы сходимся на конечном предуказанном пути. Оба в силу даровитости – трудные. Оба большие труженики...

В детстве я очень следила за их наклонностями, вкусами и чтением. Никогда не давала им читать пошлейшие рассказы для детского возраста. Любимым чтением их были книги, популярно изложенные лучшими профессорами по всем отраслям знания... Старший проявляет любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Стратегия – его конек, кровь прадедов сказывается в нем".

С 1912 по 1916 год Юрий Николаевич учился в Петербурге, в частной гимназии Мая. В Международном Центре Рерихов хранятся его письменные работы по истории: "Покорение Новгорода" (1912) и "Борьба королей с феодалами во Франции" (1916). Работы, написанные Юрием Николаевичем в столь раннем возрасте (в первом случае ему 10 лет, а во втором 14), свидетельствуют, что уже тогда его отличали глубокий подход к описываемым историческим событиям и всестороннее освещение темы.

В качестве примера можно привести фрагмент из сочинения на тему "Покорение Новгорода": "Очередной порядок Руси прошел, кончился и удельный. Осталось только два представителя управления: вечевой порядок Новгорода и Московский порядок с его стремлением к абсолютной власти... Московское княжество быстро пошло по пути объединения. Положение Новгорода становилось все более и более затруднительным: на западе росла Литва, на востоке – Москва, он очутился между двумя сильными княжествами, к одному из которых он должен будет присоединиться... Ссорясь с Москвой, Новгород переходил на сторону Литвы, а ссорясь с Литвой, переходил к Москве. Верховная партия в Великом Новгороде тянула к Литве, ей был дорог Новгородский вечевой порядок, в котором она занимала первенствующее положение, а низшая – тяготела к Москве и не дорожила Новгородской свободой и боялась подпасть в религиозном отношении под власть Киевского митрополита латинянца...".

В 1918 году шестнадцатилетний Юрий уезжает с родителями за границу.

В 1920 году, получив диплом об окончании 2-го курса индо-иранского отделения Школы восточных языков Лондонского университета, Юрий Николаевич Рерих вместе с родителями переезжает в США и поступает в Гарвардский университет на отделение индийской филологии. Оканчивает его в 1922 году со степенью бакалавра. Переписка этих лет с родителями и братом очень обширна и показывает, что его научные интересы, лежавшие в области изучения языков, культуры, истории народов Азии, остававшиеся практически неизменными всю жизнь, сформировались очень рано. Уже в 18 лет Юрий Николаевич начинает готовиться к экспедиции в Центральную Азию, усиленно изучать восточные языки.

Из писем Юрия Николаевича Рериха Елене Ивановне Рерих (1920-1921 гг.): "Мне было очень приятно повидать Pearson'a. Говорили с ним о необитаемых островах и об ужасах современной цивилизации. Как бы мне хотелось уехать с экспедицией куда-нибудь в Центральную Азию. Здесь, хотя я и веду очень замкнутый образ жизни, все-таки есть признаки развращенности нашего века. Да и народы тут не понимают стремления к пустынным островам. Для них Fifth Ave[nue] является целью, а особняк на ней раем. Мне такая психология не подходит. Начал писать новое сочинение о прежних перевоплощениях Будды...".

"Сегодня была очень интересная лекция проф. Rostovzeff о Средне-Азиатских влияниях на искусство юга России. Показывал снимки на экране, причем показывал снимки нескольких папиных рисунков погребений и указал, что это было сделано by our great artist Roerich, who is now in that country.

... Много работал для экзаменов. Последнее время у меня появилась уверенность, что выдержу. Будущий понедельник – первое представление. У нас сейчас настоящая зима, снег и холод. Очень напоминает Россию. Из лекции Ростовцева еще раз убедился, что Средняя Азия – это Египет будущего, в смысле археологических открытий. Меня очень заинтересовали татары и монголы, особенно их былины и песни кочевий. Если когда-нибудь мне придется писать об этом мире степей и каких-то тайных взаимодействий культур, обязательно помещу в книге папин "Dream of Orient", ибо чем больше читаю, тем больше убеждаюсь, что это лучшее картинное изображение того, что сказано в уйгурском сказании (далее в письме идет подробное рассуждение об уйгурском и татарском языках – И.О.). Привел это весьма длинное рассуждение из области Средне-Азиатской истории, чтобы вы имели представление о характере моей работы..."

"Усиленно изучаю китайский язык с Dr. Chao. За уроки не плачу, ибо он просил меня давать ему уроки русского и персидского языка. В этом году у меня больше времени, ибо на лекции можно не ходить.

Курс истории религий очень легок, ибо я хорошо знаком с верованиями Древнего Египта и Ассирии".

"Только что звонил доктор Blake и сообщил мне текст Епифания (Венский Corpus), который вполне подтверждает мое открытие в области истории скифских племен Юга России и Туркестана. Сейчас нахожусь в приподнятом настроении и решительно не знаю, куда деваться. Жаль, что сейчас ночь, а то бы бросился в Библиотеку доставать трактат Епифания о "двенадцати камнях". Моя теория подтверждает теорию проф[ессора] Ростовцева о иранском происхождении княжеского рода скифов /Еколото/ на юге России. Постановка вопроса обширна и позволяет объяснить многое в скифском народном искусстве. Выясняется громадное значение Средней Азии в истории юга России. Беда только, что нужно готовиться к экзаменам, а так тянет погрузиться в научную работу над кочевниками туркестанских степей."

Из письма Юрия Николаевича Рериха в Парижский университет (1921 г.):

"Я начал мои занятия, касающиеся Центральной Азии в Лондоне, где я изучал персидский язык и санскрит... Сначала я приступил к изучению работ персидских авторов по истории Центральной Азии. Кроме того, я собирал в библиотеке Британского музея материалы по истории исследований в Центральной Азии. С этой зимы я изучаю санскрит и пали в Гарвардском университете, где я надеюсь достичь успехов в филологии Индии. В Гарварде я начал изучать классический китайский язык. В настоящее время я, в частности, интересуюсь проблемой тохар. Моя интуиция дает возможность рассматривать проблему с исторической точки зрения, основываясь на археологических находках, касающихся китайского Туркестана. Я думаю представить эту работу как тезисы докторской работы в Парижском университете."

Уже в годы учебы Юрий Николаевич Рерих становится заметной величиной в научном мире.

Из писем к Елене Ивановне Рерих (1920-1921 гг.):

"Сегодня получил письмо от Шклявера, в котором он сообщил мне очень приятную новость. Оказывается, я начинаю мое продвижение в научном мире! Дело в том, что Шклявер встретил в Париже Prof. Boyer, директора Ecole des Lougues Orientales при Сорбонне, который, узнав, что Шклявер был в Лондонском университете, спросил его – не знал ли он Mr. Roerich в School of Oriental Studies. Оказывается, что ему говорили профессора School of Oriental Studies обо мне. Это все же что-нибудь да значит, когда один университет передает другому сведения о студенте."

"Получил письмо от Шклявера. Он пишет, что мне открыты в Париже след[ующие] возможности:

1. В один год получить докторскую степень или два Diplomes (College de France u Ecole des Houtes – Etudes).

2. Получить стипендию.

Мой план теперь следующий: подождать здесь приезда Sulvain Levy, получить магистра Harvard'a и стипендию на два года занятий (один год я могу пробыть в Париже, а другой в Индии или в Китае). Как ваше мнение?"

Елена Ивановна Рерих была всегда в курсе всех учебных и других дел своего сына, который делился с ней заботами и тревогами. Спокойный и уравновешенный тон ее писем помогал Юрию правильно отнестись к встречающимся на его пути трудностям.

Из писем, написанных Еленой Ивановной Рерих после отказа Юрия Николаевича от командировки во Францию [1921 г.]:

"Ни папа, ни я никогда не встанем на твоем пути. Не огорчайся, мой родной, своим отказом от командировки. Я твердо верю, что все делается к лучшему. Затем сильно сомневаюсь, чтобы во Франции или в Германии, где такое переполнение русскими студентами, ты бы встретил то же отношение, что и здесь. Подумай, после 4-х меся[цев] пребывания тебе уже предлагают командировку? Дальше отношение еще улучшится и будут большие возможности. Затем ты сам говорил, что на будущий сезон в Harvard приезжает французский профессор и мне думается, познакомившись с ним здесь и зарекомендовав себя, все будет значительно облегчено... Опять повторяю, все, что происходит с нами, не зря, и я уверена, что придет время и мы скажем, как хорошо, что ты не взял командировки. Не расстраивай себя, мой Юханчик, перед тобой еще столько возможностей и твои большие достижения уже намечены. Ты к ним придешь, когда это будет нужно. Твоя забота о преимуществе аттестатов Европы мне не очень нравится. Оставь это.

Верь себе, а не аттестатам."

"Работай и набирайся знаний, ибо в этом большое счастье. Имея знания, ты никогда не будешь одинок".

"Милый мой Юханчик, я уверена, что у тебя все пройдет благополучно. Бороться всем приходится. В этом жизнь и совершенствование. И нет человека, у которого все шло бы гладко. Я думаю, что со временем ты даже полюбишь преодолевать препятствия, ведь все большие люди, преодолевая препятствия и даже терпя поражения, приобретали новые силы, новые способности".

"Всем в жизни приходилось испытывать неудачи и лучше, когда они приходят в молодые годы. Все делается к лучшему".

После окончания Гарвардского университета Юрий Николаевич Рерих год работает на Средне-Азиатском и Монголо-Тибетском отделениях Парижского университета, совмещая это с занятиями на военном и юридическо-экономическом отделениях. В 1923 году он получает ученую степень магистра индийской словесности.

С 1924 года молодой ученый начинает исследовательскую работу на Востоке (Сикким, Кашмир и другие районы Индии), продолжая свои занятия санскритом и тибетским языком.

В 1925-1928 годах он участвует в Центрально-Азиатской экспедиции Николая Константиновича Рериха (Ладак, Синьцзян, Монголия, Китай и Тибет).

Из письма Юрия Николаевича Рериха Святославу Николаевичу Рериху (1927 г.):

"Давно собирался написать тебе, но ход событий и ускоренный темп всей жизни захватывал все имеющееся свободное время. Сейчас сижу ночью накануне отправления экспедиции в далекий путь.

Очень тронуты были твоими памятками и заботливым отношением в деле снаряжения экспедиции.

Истекший год был довольно труден для всех нас, работы было много и мало времени оставалось для чисто научной работы. Урга – это город со многими накоплениями, город, много пострадавший за последнее десятилетие.

Последние дни идет ужасная спешка. Грузимся на машины, ибо часть пути сделаем на автомобилях."

В результате экспедиции появились труды Юрия Николаевича Рериха, список которых есть в фонде МЦР. Это "Тибетские картины" (1925 г.), "Владения архатов" (1929 г.), "Современная тибетская фонетика" (1928 г.), "Звериный стиль у древних кочевников" (1930 г.), "Каталог тибетской коллекции" (1930 г.), "Путешествие в сокровенную Азию" (1931 г.), "На тропах Центральной Азии" (1933 г.).

С 1928 года Юрий Николаевич Рерих – директор Института Гималайских исследований в Индии. Среди документов, хранящихся в Международном Центре Рерихов, есть его переписка с учреждениями и частными лицами Индии, Америки, Франции, Латвии по поводу издательской деятельности, с приложением рекламных проспектов, книг, издаваемых "Урусвати". Кроме того, из переписки тех лет можно увидеть, сколь велика была его роль в деле становления и организации Института.

Из писем Юрия Николаевича Рериха Елене Ивановне Рерих (1929 г.):

"Я деятельно занимаюсь подготовкой наших научных планов на будущее, а также устанавливаю некоторые важные связи".

"Урусвати" начинает получать в дар книги для библиотеки. Начну скоро их пересылать вам. Попроси полковника Банона начать собирать гербарий лекарственных растений, обозначая каждое растение его туземным названием, тибетским и индустани. Это будет начало коллекции."

"Я имел плодотворные переговоры с членами рокфеллеровского фонда. Я надеюсь, что мы будем в состоянии начать нашу научную работу уже предстоящей весной."

Находясь в период с 1929 по 1930 год в Нью-Йорке, Юрий Николаевич занимался не только проблемами "Урусвати", но вел большую работу по организации кабинета тибетологии в Рериховском Нью-Йоркском музее, читал лекции в университетах американских городов, закончил работу над книгой "На тропах Центральной Азии."

С 1949 года Юрий Николаевич Рерих работает в Индо-Тибетском исследовательском институте, заведует курсами китайского и тибетского языков. В фонде МЦР имеется переписка с ученым секретарем Института.

Растет авторитет Юрия Николаевича как ученого, обладающего энциклопедичностью знаний, тибетолога широкого диапазона, занимающегося не только лингвистикой и филологией, но и философией, археологией, искусствоведением.

Из письма Елены Ивановны Рерих Владимиру Константиновичу Рериху (1951 г.):

"Юрий много работает и говорит по-тибетски лучше многих самих тибетцев, подвинулся и в знании монгольского и не забывает свой санскрит. Практика ему здесь неплохая. Он пользуется большим авторитетом среди населения за свою ученость и замечательную мудрость."

Из писем Елены Ивановны Рерих Святославу Николаевичу Рериху (1952-1953 гг.):

"Несмотря на непогоду, люди все же наезжают в наши края. Юханчик имеет постоянно посетителей. Приезжают новые профессора-индусы и иностранцы. Приезжают знакомиться с профессором санскрита и тибетского языка, и знатоком Йоги. Юрий интересуется ими, ибо каждый может принести что-нибудь новое".

"Уважение к Юханчику продолжает расти. Он окружен учениками. На днях приезжают два буддиста из Японии специально повидать его. Студент из Калькутты в восторге от своих занятий и достигнутых успехов с Юханчиком. Годы Университета не дали ему того, что он приобрел за несколько уроков и бесед с Юрием. Репутация Юрия как необыкновенного и талантливого, и знатока Востока твердо установилась и в Европе среди тамошних ученых. Постоянно получает запросы и приглашения от европейских ученых."

"Юханчик становится центром знания и главным авторитетом по тибетологии и всему, связанному с этим. Все время получает письма от профессоров из Европы, желающих познакомиться с ним для разъяснения многих трудных понятий и т.д. Так, сюда едет проф[ессор] Стейн из Парижа, приехал уже англ[ичанин] Снеллгров и хочет приехать проф[ессор] Хоффман из Мюнхена. Магнит знания действует. Юханчик доволен своими учениками, последними. Очень серьезной японкой из Калькутты и одним индусом, тоже из Калькутты."

В это же время в Индии и за рубежом публикуется много работ Юрия Николаевича. Оценку некоторых из них приводят в своих письмах Святославу Николаевичу Рериху Елена Ивановна и Николай Константинович.

Из письма Николая Константиновича Рериха Святославу Николаевичу Рериху (1941 г.):

"От Сунита Чаттерджи Юрий получил восторженное письмо по поводу его Гесэриады (имеется в виду работа Ю.Н.Рериха "Сказание о Кессаре, правителе Линга"). Помимо того, что она будет напечатана в трудах Азиатского общества, он просит разрешения прочесть ее как доклад на собрании Общества. Таким образом, труд не пропадет."

Из письма Елены Ивановны Рерих Святославу Николаевичу Рериху (1946 г.):

"Статья Юрика произвела большое впечатление, и она будет напечатана в особом юбилейном сборнике. Главная радость, что большой труд Юрия "История буддизма" или "Синяя тибетская книга" предположена ими к изданию. Самые главные официальные члены высказались за напечатанье ее и в ближайшем заседании будут обсуждаться все условия издания. Так хотелось, чтобы именно в Индии был бы напечатан этот прекрасный труд".

Работа Юрия Николаевича Рериха "Blue Annals" ("Голубая Летопись") в 2 томах издана в Калькутте в 1950-1954 годах.

Несмотря на свою огромную научную деятельность, Юрий Николаевич всегда находил время помогать родным не только советами, но и практическими делами. Елена Ивановна Рерих называла его самым "родственным" из Рерихов, и "эта привязанность в нем" ее очень трогала.

Из письма Юрия Николаевича Рериха Святославу Николаевичу Рериху (1948 г.):

"Родной Светик, начинаю думать, что нужно что-то предпринять, чтобы пополнить нашу казну. Ближайшая и в настоящее время единственная возможность – выставка. Быть может, небольшая. Напиши свои соображения. Если трудно, я могу приехать в Бомбей помочь открыть ящики с картинами."

Из письма Юрия Николаевича Рериха Елене Ивановне Рерих (1953 г.):

"Говорили о твоих тетрадях. Д-р Бхатнагар тут же вызвал своего секретаря и велел изготовить в спешном порядке 12 тетрадей с хорошей бумагой в линию в полутвердом переплете, который не страдает от сырости. Уже получил 6, завтра получу еще 6. Все изготовлено в правительственной мастерской."

В августе 1957 года Юрий Николаевич Рерих переезжает в Советский Союз. За два с половиной года, проведенные на Родине, он активно занимался научной деятельностью в Институте Востоковедения Академии Наук, много внимания уделял молодым востоковедам, организовал выставки картин отца и брата в Москве, Риге, Ленинграде и других городах. В 1958 году он пишет брату:

"У нас все хорошо. Оканчивается учебный год. В июле предстоит поездка в Монголию. Затем ухожу в отпуск на 2 месяца. Еще не решили, куда ехать. 16-го выставка открылась в Риге. В августе-сентябре поедет в Ленинград. Собираюсь туда на открытие."

Это последний по хронологии документ Юрия Николаевича Рериха среди разобранных материалов. Обработка наследия семьи Рерихов продолжается.

 

Метки: МРБ

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 191