МЕМОРИАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ Ю.Н. РЕРИХА

М.И. Воробьева-Десятовская,
доктор исторических наук, Санкт-Петербург

С именем Юрия Николаевича Рериха отечественное востоковедение связывало планы создания целой школы исследований в этой области. Потеря была огромной и невосполнимой. Естественно, что общественность и сотрудники Института Востоковедения, коллеги и ученики Юрия Николаевича старались увековечить его память. Возникла мысль создать в Институте мемориальный кабинет его имени, разместить там его уникальную библиотеку и основать ежегодные научные Рериховские чтения.

Кабинет Рериха должен был функционировать при отделе Индии, которым в то время руководил профессор В.В.Балабушевич. Человек очень мягкий и интеллигентный он очень тепло относился при жизни к Юрию Николаевичу, помогал работе возглавляемого им сектора.

Поначалу надо было выделить круг книг и вещей для передачи в будущий кабинет Рериха. Печальное событие – кончина Юрия Николаевича – совпало с приездом Святослава Николаевича и с открытием в Москве его выставки. Трагедия вызвала какое-то общее оцепенение, и только через несколько дней администрация Института начала переговоры со Святославом Николаевичем относительно библиотеки его безвременно ушедшего брата. Первое, что было сделано, – разбор рабочих материалов, которые остались на столе Юрия Николаевича. Он писал рецензии на большое количество трудов востоковедов Москвы и Ленинграда. Я имела счастье работать с ним и была им лично представлена Святославу Николаевичу накануне открытия его выставки. После ухода Юрия Николаевича и начала переговоров относительно кабинета Святослав Николаевич попросил меня сначала разобрать текущие материалы. Все труды были возвращены авторам. Массу докладных записок, планов, ответов на вопросы удалось использовать по назначению. После этого в июне 1960 года началось описание библиотеки Юрия Николаевича. Сразу же было решено, что в Институт переедет та часть библиотеки, которая находилась в его кабинете. Другую ее часть, которую Юрий Николаевич держал в своей спальне, – справочники, наиболее ценные издания и нужные ему книги, – было решено оставить нетронутой. Книги составляли интерьер его спальни вместе с буддийским алтарем, бронзовой статуэткой одиннадцатиликого Авалокитешвары, медным Цзонкхапой, а также курительницами и прочими предметами буддийского культа. Мы не могли взять на себя смелость нарушить то, что еще недавно окружало Юрия Николаевича и было частью его земной жизни.

Я составляла опись книг, и ее тут же перепечатывала Кира Алексеевна Молчанова. За месяц мы описали с ней сначала библиотеку тибетских ксилографов, потом все книги из кабинета и огромное количество оттисков разных работ. В течение июля состоялась формальная передача этих материалов в Институт. Книги оказались в ведении библиотеки последнего. Акт о приемке книг подписал ее директор Александр Исакиевич Бендик. Упаковывали и перевозили библиотеку Юрия Николаевича его ученики. Книги были расставлены в течение недели. Так что, когда в Москве открылся XXV конгресс востоковедов, кабинет был готов к открытию. Это событие состоялось в середине августа 1960 года в торжественной обстановке. В цветах утопал портрет Юрия Николаевича.

После этого мемориальный кабинет Рериха начал функционировать как самостоятельное научное подразделение отдела Индии. Заведующей кабинетом была назначена ученица Юрия Николаевича, Наталья Юлиановна Лубоцкая – очень внимательный, очень преданный делу человек. В кабинете постоянно работали его ученики и сотрудники Института.

Первые Рериховские чтения состоялись в октябре 1960 года. Его последователи постарались принять в этом мероприятии самое активное участие. Наметили выпустить том собраний сочинений ученого, в который предполагали включить опубликованные в Индии работы, а также фрагменты рукописей, в частности, отрывки из "Истории Центральной Азии"; над этим трудом Юрий Николаевич работал в течение всей жизни. Это был машинописный текст с большим количеством добавлений. В Индии Юрий Николаевич не мог пользоваться рядом археологических исследований, которые велись в Советском Союзе. После возвращения на Родину он дополнял текст, включая туда новые источники и материалы. Эта работа не была завершена. Перепечатка рукописи велась уже после смерти ученого. Не смогли создать самое главное – редакционную коллегию, которая взяла бы на себя необходимые работы для обеспечения выхода этой книги в свет. Тибетскому словарю повезло больше – его удалось довести до конца и издать.

Память о Юрии Николаевиче продолжает согревать души тех немногих из его учеников, которые остались в живых. Жизнь разметала их по разным странам, но первые шаги в науке, во многом определившие их дальнейший жизненный путь, были сделаны ими здесь, в Москве, и связаны с именем Учителя и его мемориальным кабинетом.

 

Метки: МРБ

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 213