• Главная
  • 21. В защиту имени и наследия Рерихов

Л.В. Шапошникова

В защиту имени и наследия Рерихов

Эта конференция отличается от всех предыдущих тем, что если прежде мы выносили на их повестку определенные научно-философские и художественные проблемы, которые были непосредственно связаны с исследованием рериховского насле­дия, то теперь мы говорим о защите этого наследия и о защите имен тех, кто нам его оставил.

Мы долго терпели и не обращались к этой теме, полагая, что все уладится само собой, и у нас были для этого основания. Вся­кого рода нападки на Рерихов, нездоровые вымыслы о них и, наконец, откровенная клевета были так несовместимы с тем, что эта великая семья сделала для России и ее культуры, что, каза­лось, страна поднимется, хотя бы в лице лучшей своей части, на защиту тех, кто всю свою жизнь трудился и творил во имя ее. Но этого не произошло. И если еще 7–8 лет назад мы могли отвечать злопыхателям и клеветникам через средства массовой информа­ции, то теперь многое изменилось в худшую сторону. Для того чтобы добиться публикации в газете или передачи на телевиде­нии, нужно потратить немало времени и нервов, при всем том, что желаемый результат не всегда гарантирован.

Однако сегодня я не собираюсь давать социально-полити­ческий анализ положения, в котором оказалась сейчас Россия во многих областях ее жизни. Пусть это делают те, кто обязан этим заниматься. Я не стану подробно говорить о таких нега­тивных, захвативших в последние годы пространство нашей страны явлениях, как экономическое обнищание, коррупция, безответственность правящих кругов, все возрастающая пре­ступность и наркомания, преступная война в Чечне, миллио­ны выброшенных на улицы детей, становящихся добычей кри­минала, полное равнодушие правительства к происходящему, развал армии, отсутствие столь необходимого для любого госу­дарства правового пространства и многое другое, о чем знает любой грамотный человек.

Но я хочу заострить ваше внимание на том, что пренебрежи­тельное и подчас отрицательное отношение к культуре как таковой является одной из важнейших причин сложившейся ситуации. Отсутствие необходимого для защиты культуры общественного мнения, а также соответствующих организаций привело к бес­прецедентному разгулу самых темных сил, публично подрываю­щих наши культурные и духовные основы. Это они заполонили сейчас страницы центральных газет и журналов, заняли собой телевизионные передачи. Истинная культура уходит из СМИ, которые постепенно превращаются в рупор массовой – так назы­ваемой культуры и откровенного невежества.

Слабость интеллигенции, потерявшей во время революции, репрессий и Отечественной войны лучших своих представителей и сохранившей в своих рядах лишь небольшую часть истинных интеллигентов, создала благоприятную почву для конформизма, приспособленчества, карьеризма, трусости и самостной безот­ветственности за судьбу собственной страны, за ее культуру и за будущее этой культуры.

Среди представителей русской культуры Рерихи оказались в числе тех, кто подвергся наибольшему количеству нападок. Именно на них обрушились потоки самой разнообразной и бес­пардонной клеветы. Что же за всем этим стоит?

Остановлюсь лишь на общих причинах возникшей ситуации.

1. Николай Константинович и Елена Ивановна были поисти­не великими, каждый в своей области. Мы хорошо знаем, что ни один Великий не был обойден ни завистью, ни отрицанием, ни клеветой, ни ложными измышлениями. Толпа не любит, когда над ней возвышается чья-то голова.

2. Особое неприятие ждет тех, кто несет человечеству новое знание, – то, которое расширяет его сознание, разрушает сло­жившиеся стереотипы и расчищает человеку дорогу к вершинам его эволюции. В XX веке именно Рерихи были теми, кто стоял во главе той Духовной революции, что несла миру новое космичес­кое мироощущение, идущее на смену социологическому миро­воззрению века XIX-го. Философская система Живой Этики, олицетворявшая собой новое мышление, была самым тесным образом связана с творчеством Елены Ивановны Рерих как фило­софа и Николая Константиновича Рериха как ученого, художни­ка и общественного деятеля.

3. Явление Великих в нашем плотном мире нарушает устояв­шееся равновесие взаимодействующих сил. Старое пытается удержать это равновесие всеми доступными ему средствами и методами. Великий не может существовать в изоляции от осталь­ного мира. В свою очередь, отжившие силы этого мира пытаются «выдавить» его из реальной земной жизни, оберегая сферы своего влияния, в каком бы пространстве они ни существовали: в куль­туре, политике, духовном движении, в структурах власти или в социально-экономической области. Не осознавая величины измерения появившейся фигуры, находящейся в пространстве «над» или, точнее, «поверх» всего, они пытаются осмыслить ее со своей «кочки зрения» и противостоять ей на своем уровне, при­писывая ей то, к чему эта личность не имеет абсолютно никакого отношения. Отсюда возникают самые невероятные подмены и мифы. Каждое действие Великого обретает иное, нисколько не сопрягающееся с действительностью толкование. К примеру, если такой человек, как Рерих, организует экспедицию, проходя­щую через несколько стран, то он, конечно же, «шпион несколь­ких разведок, включая советскую». Если же он пытается создать в Маньчжурии хозяйственные кооперативы, то это может озна­чать только то, что он «прикрывает этим идею организации ново­го государства» и т.д. и т.п.

4. Великий человек подобен зеркалу, в котором отчетливо, без прикрас, отражается тот, кто о нем говорит и пишет, – со своим уровнем сознания, своими представлениями, своими вульгарны­ми домыслами и мелкими страстями. По этому «зеркалу» можно безошибочно судить о самом пишущем о Великом, – его челове­ческих качествах, интеллекте и сознании.

5. Клевета и нападки на Рерихов не есть знамение только нашего времени. Все это сопровождало их имя и в течение всей их жизни, и их современники свидетельствуют об этом со всей убедительностью. Каждое действие Николая Константиновича и Елены Ивановны было оклеветано, принижено, искажено ложью и расцвечено «открытиями» низкого домысла. История их жиз­ни с этой точки зрения сложна и трудна. Я не буду останавли­ваться на всех событиях, связанных с подобными процессами. Обращу ваше внимание лишь на один период, который подробно описан в только что вышедшей книге М.Дубаева «Харбинская тайна Рериха». Речь идет о поездке Н.К. и Ю.Н. Рерихов в Хар­бин в связи с их Маньчжурской экспедицией 1934–1935 гг. Там, в Харбине, Рерих впервые тесно соприкоснулся с пространством русской эмиграции. Пространство это было весьма разнообраз­ным, наполненным самыми различными организациями, начи­ная от церковных миссий и кончая фашистскими объединения­ми. В нем в то время столкнулись интересы различных держав – Японии и Китая, Америки и Англии, не говоря уже о Советском Союзе. Ситуация усугублялась присутствием в городе представи­телей различных разведок, включая, конечно, и советскую. Приезд в Харбин такой крупной личности, как Николай Константинович Рерих, не мог не пройти незамеченным. Активность, которую проявил Николай Константинович, отстаивая свои взгляды на роль культуры в эволюции человечества и стремясь разъяснить идеи уже подготовленного тогда Пакта Рериха о защите культур­ных ценностей, встречала самый разный прием. Она раздражала харбинских фашистов, православную церковь, монархистов, а также вызывала протест у всевозможных эмигрантских органи­заций. Против Рериха началась кампания, сопровождавшаяся клеветническими публикациями в харбинских газетах, выступле­ниями церковных иерархов и разного рода инсинуациями, распространяемыми в самых различных формах. Дубаев приводит в своей книге выдержки из харбинской прессы разного толка. Проанализировав их, можно прийти к очень интересному выводу, который пока трудно объяснить: содержание харбинской клеветы в газетах, можно сказать, один к одному повторяется сегодняш­ними клеветниками и лжецами. Те же обвинения Рерихов в шпионаже, в том, что Центрально-Азиатская экспедиция финансировалась Советским Союзом, в принадлежности к масонской ложе, в связи с розенкрейцерами, в сатанизме и анти­христианской деятельности. Эта клевета и домыслы совпадают с теперешними не только в общих позициях, но и в частностях. Например, обвинение Николая Константиновича в том, что он якобы считает себя воплощением Преподобного Сергия. Послед­нее обвинение в точности было повторено в книге сотрудника МВД Н.В.Кривельской уже в наше время. В связи с этим возни­кает один немаловажный вопрос: каким образом это могло про­изойти? Каким образом харбинская эмигрантская информация могла попасть к сегодняшним клеветникам и очернителям, подобным Кураеву, Шишкину, Минутко, Кривельской и прочим? Я далека от мысли, что информация такого рода «носилась в воз­духе». Или что в силу каких-то мистических обстоятельств кле­ветниками владели одни и те же конкретные «идеи». Или же что такие «исследователи» в поте лица своего научным способом добывали для своих домыслов и клеветы какой-либо материал, чтобы возродить его в наше время.

Мне известны два источника, из которых наши «малые гра­мотеи» могли почерпнуть нужные им сведения. Первый – это американская пресса 1930-х годов, которая эхом откликнулась на харбинскую во время суда по «делу Луиса Хорша». Но и этот материал требует архивных изысканий, на что наши теперешние «писатели» явно не способны. Можно также предположить, что кто-то собрал такие сведения и услужливо предоставил их в распоряжение ангажированной группы специально подобранных клеветников и очернителей Рериха. Зачем это понадобилось – это уже другой сюжет, но, как и первый, требующий своего объясне­ния.

Второй источник – архивы наших спецслужб, в которых, несомненно, содержатся материалы харбинских газет. Известно, что советские разведывательные органы проявляли немалый интерес к Харбину, ставшему в 1930-е годы гнездом международ­ного шпионажа. Не исключено, что информация из этого источ­ника могла попасть в руки наших «писателей» оттуда. Но «отту­да» ничего никому случайно не попадает. Поэтому можно пред­положить, что спецслужбы снабдили намеренно авторов одиоз­ных книг такой информацией. Но тогда возникает вопрос: для чего это понадобилось? Спецслужба России – не частная фирма, а государственное учреждение. Чем же мог помешать нашему госу­дарству наш великий соотечественник, всю свою жизнь посвятив­ший развитию и защите подлинной культуры? На такой вопрос я не могу ответить даже предположительно. Известно только одно – государство ни разу не выступило в защиту Рериха, ни разу не призвало клеветников различного рода к гражданской ответст­венности. Более того, административные, по большей части региональные, органы своим авторитетом поддерживают антирериховские домыслы, особенно те, которые выходят из стен Московской Патриархии. Российская академия наук по этой причине в 2000 г. отказалась участвовать в Международной кон­ференции МЦР «Новая эпоха – новый человек». Это лишь один пример, но можно привести еще немало подобных проявлений на государственном уровне. В 1993 г. Правительством РФ была сделана попытка разрушить уже работавший Музей имени Н.К.Рериха. В настоящее время на уровне городского арбитража прошли два судебных заседания, где решалась судьба коллекции картин Н.К. и С.Н. Рерихов из 288 полотен, подаренной нашему Музею С.Н.Рерихом и незаконно присвоенной Министерством культуры. МЦР отказали в его иске, несмотря на то что Минис­терство не представило ни одного документа, подтверждающего его права на владение этой коллекцией. МЦР же представил суду подлинные документы, начиная с дарственной и кончая письма­ми С.Н.Рериха на имя Президента Б.Н.Ельцина и подтверждени­ями Министерства юстиции РФ о том, что основанный в 1989 г. Советский фонд Рерихов и МЦР – одна и та же организация.

6. Но всего вышесказанного оказывается мало. В самом Рериховском движении появляются люди, которые выступают против МЦР, совершенно забывая о том, что Центр-Музей был создан по инициативе С.Н.Рериха, достойного члена великой семьи Рерихов, что именно МЦР он передал ценнейшее наследие своих родителей, что именно он выбрал тех, кому поручил беречь и исследовать это наследие. Но когда глаза столь слабы, что боятся посмотреть правде в лицо, когда душам не хватает ни мужества, ни достоинства, чтобы осознать случившееся, тогда тьма ослеп­ляет слабодушных и амбициозных и уводит их с истинного пути. Нам известна газета под названием «Знамя мира», редактором которой был некто А.Горчаков и которая в полуграмотных своих статьях задевала достоинство Елены Ивановны Рерих, Святосла­ва Николаевича Рериха, Б.Н.Абрамова, поносила МЦР и его руководство. Правда, сейчас, если не ошибаюсь, она разорилась и кончила свое существование. Но есть и другие. Загляните в Интернет и прочитайте, как некоторые деятели, образно говоря, «полощут» МЦР и тех, кто его поддерживает. Вот уж поистине безответственное использование новейших научно-технических достижений во зло в самом худшем смысле этого слова. Неодно­кратные выступления СибРО против МЦР и его руководства достаточно известны тем, кто имеет отношение к Рериховскому движению. Можно перечислить в связи с этим значительное количество имен и обществ, считающих себя рериховскими, но при этом никакого отношения к Рерихам ни по своим человече­ским качествам, ни по уровню своего культурного развития, ни по своему сознанию не имеющих. В последние несколько лет, когда усилились нападки на Рерихов и их эволюционные идеи, про­явилась в Рериховском движении еще одна не очень симпатич­ная черта, которую я бы назвала социальной трусостью или социальной безответственностью.

Когда мы составляли сборник «В защиту имени и наследия Рерихов», то обнаружилось, что почти ничего не было написано в защиту Рерихов рериховскими обществами, – нашлось всего лишь несколько статей, большей частью довольно слабых. Зато материал, направленный против МЦР, во много раз превосходил количество подобных статей. О чем это свидетельствует? О том же, что я отметила выше. Критиковать МЦР безопасней, чем выступать против тех, кто клевещет, стараясь замарать великие имена Рерихов. Ибо те, кто делает это, связаны с солидными структурами – церковью, возможно, ФСБ, аппаратом местных администраций и т.д. И поэтому в борьбе против МЦР (а она не утихает с самого начала его создания) можно показать себя сме­лыми и справедливыми, не являясь таковыми. МЦР, занятый настоящим делом, естественно, не может отвечать на эти напад­ки, среди которых встречаются и такие, что находятся буквально на грани идиотизма. Ряд деятелей из года в год позволяют себе вмешиваться в кадровую политику МЦР, осуждая его руководст­во за шаги, предпринятые им в этом отношении. Скажите, пожа­луйста, вмешивался ли когда-либо МЦР в подобную сферу в рериховских обществах? Уверена, что никто таких примеров при­вести не сможет. МЦР воздерживается от какого-либо вмеша­тельства во внутреннюю жизнь рериховских обществ. Своей задачей мы считаем помогать этим обществам литературой, сове­тами, выставками. Свое несогласие с чем-либо мы можем выразить каким-либо действием, как это было, к примеру, с Ярослав­ской конференцией, от которой ее организаторы отлучили Яро­славское рериховское общество. МЦР, не навязывая ни в коей мере своего мнения организаторам конференции, отказался уча­ствовать в ней. Нередко представители некоторых обществ используют информацию, полученную во время различных меро­приятий в МЦР, против самого же МЦР, разнося ее по городам и весям в искаженном виде. Такое положение недопустимо. Это наносит непоправимый вред сотрудничеству МЦР с рериховски­ми обществами. Однако я не хотела бы подробно останавливать­ся на ситуации в Рериховском движении как таковом, где с годами развиваются и усиливаются недостатки, о которых мы уже не раз упоминали и говорили. Я хочу вернуться опять непо­средственно к защите имени и наследия Рерихов.

7. С некоторых пор именно в пространстве самого Рериховского движения и в кругах, близких к нему, появились исследо­вания (я говорю «исследования» лишь потому, что они сделаны людьми остепененными, обладающими определенным статусом в науке), которые, претендуя на научность, в то же время иска­жают исследуемые проблемы, подменяют серьезные выводы различными домыслами и «гипотезами», не имеющими под собой никаких оснований. Нужно ли говорить о том, что подоб­ная «научная литература» наносит немалый вред представлени­ям людей равно как о жизни самих Рерихов, так и об их фило­софских воззрениях, суть которых в такой литературе профани­руется и вульгаризируется. Проанализировать все подобные работы в небольшом докладе, естественно, не представляется возможным, но наиболее «выдающиеся» из них заслуживают особого внимания. Следует отметить, что подобная «научная» деятельность выражается не только в публикациях, но и в раз­ного рода мероприятиях, на которых «научно» обсуждаются проблемы, к науке не имеющие никакого отношения. Среди них можно упомянуть регулярные пресс-конференции в Доме журналиста, которые проводит журнал «Дельфис». На них уче­ные и не-ученые делятся с весьма разношерстной аудиторией своими соображениями, касающимися деятельности Рерихов. Именно там была предоставлена трибуна В.А.Росову, который выступил с утверждением, что Н.К.Рерих стремился на Дальнем Востоке создать новое государство, к которому должна была отойти часть Сибири. Искаженно трактуя архивные материалы, приписывая высказываниям Рериха несуществующий смысл, сей ученый муж создал целую концепцию «политической дея­тельности Рериха», к которой последний не имел никакого отношения. Думаю, что любой здравомыслящий человек согла­сится с тем, что подобные выступления и статьи носят скорее провокационный, нежели научный характер.

Безответственной является и поддержка в рериховских кругах книг Ларисы Дмитриевой, в которых «исследуются» работы Елены Петровны Блаватской и в которых, как уже не раз говорилось и писалось, содержатся грубые ошибки и искажения. Непонимание этого достаточно ярко проявилось на недавней Ярославской кон­ференции. Более того, разногласия во взглядах на книги Дмитрие­вой привели непосредственно к нападкам на МЦР и распростра­нению домыслов, порочащих доброе имя этой организации.

Допускаются также непозволительные искажения и домыслы в осмыслении Живой Этики. Ряд дипломированных философов относят Живую Этику к эзотерической системе (С.Аблеев, Н.Зорина), совершенно забывая о том, что эзотерика есть закрытое знание, тогда как Живая Этика – это открытая философская сис­тема. Смешение в данном случае эзотерики со знаниями, полу­ченными вненаучным (внеэкспериментальным) путем, приводит к неверным оценкам Живой Этики как таковой. Процессы, про­исходящие сейчас в современной философской мысли, требуют четкого определения места, занимаемого в них Живой Этикой как новой философской системы с новой методологией, представ­ляющей собой одно из важнейших явлений в системе нового мышления. Более года тому назад С.Р.Аблеевым была защищена докторская диссертация на тему «Фундаментальные философ­ские основания концепции космической эволюции человека: сущность, зарождение и историческое развитие». По сути, речь в ней шла о концепции космической эволюции человека, заклю­ченной в Живой Этике. Считаю необходимым более подробно остановиться на этой работе, ибо, узаконенная докторской сте­пенью, она может быть принята людьми, мало сведущими в Живой Этике, за серьезный научный труд. К моему большому сожалению и разочарованию, данная диссертация таковым тру­дом не является. Она полна различных искажений, методологи­ческих ошибок, недопустимых подмен причин следствиями и многого другого, свидетельствующего о том, что Аблеев, не обла­дая способностью глубоко вникнуть в суть Живой Этики, не понял многих ее положений, упростил или, скорее, профаниро­вал сложнейшие космические процессы, описанные в ней и свя­занные непосредственно с космической эволюцией человека. В результате мы имеем не серьезное научное исследование Живой Этики, а некую выжимку из нее, подогнанную под уровень мышления самого Аблеева, перекроенную им «под себя». Попыт­ка же Аблеева «онаучить» Живую Этику привела к тому, что дан­ная философская система в его работе утратила не только свою узнаваемость, но и значительную часть своего содержания. Пере­деланная «под Аблеева», эволюционная концепция Живой Этики лишилась энергетического мировоззрения, энергоинформацион­ных обменных процессов, Великих законов Космоса, взаимодей­ствия миров различных состояний материи и многого другого. Работа, названная докторской, может быть опубликована и прочитана определенным числом людей, которые так и не узнают, кто такой Новый человек в представлении создателей истинной Живой Этики, что такое Новый мир и в каких культурно-исторических условиях все это может сформироваться. Но то, что они об этом не узнают, – это еще полбеды. Главная же беда заключается в том, что так называемая докторская диссертация Аблеева есть распространение невежества не только в отношении Живой Этики, но и в отношении основ общефилософских знаний. Это особенно заметно в разделе, где Аблеев пытается исследовать концепцию космической эволюции в контексте мировой фило­софии Востока и Запада. Что из всего этого получилось, доста­точно подробно разъяснено в рецензии «История одной диссер­тации», с которой многие участники нашей конференции смогут ознакомиться. Из нее же вы узнаете и о том, что Аблеев, занима­ющий руководящие посты в двух тульских организациях, ничтоже сумняшеся считает их центром по исследованию Живой Эти­ки. Об ученых же, давно занимающихся этой проблемой и не только теоретически, но и экспериментально, он предпочитает умалчивать. Ничего также не сказано у него и о наследии Рери­хов, и об организации, которая была создана Святославом Николаевичем Рерихом и которая называется МЦР. Сам Аблеев не однажды присутствовал на проходящих в МЦР международных конференциях, в которых участвовали крупные ученые различ­ных специальностей и где не однажды обсуждались проблемы Живой Этики. Однако ежегодные сборники таких конференций не были удостоены его внимания.

Живая Этика обладает одной удивительной особенностью, которая веками складывалась в пространстве формирования тео­рии познания земного человечества. Смысл ее таков: чем выше нравственный уровень конкретного человека, тем выше его интеллект и способность постигать новое, еще «не разложенное по полочкам» знание. Неудача Аблеева с докторской диссертаци­ей, в первую очередь, помимо других причин, объясняется несо­ответствием его нравственного уровня тем высоким знаниям, которые даны в Живой Этике. Чтобы выйти из этого положения, Аблеев и сотворил свою, аблеевскую, «живую этику», которой пытался подменить подлинную. По большому счету эта подмена не состоялась. Состоялась лишь докторская степень, но это уже не наш сюжет.

Я прошу прощения, что отняла у вас слишком много време­ни, излагая свои соображения по части докторской диссертации Аблеева. Но по-другому поступить было нельзя. Слишком уж поучителен урок, преподанный нам новоиспеченным доктором философских наук. Насколько же этот урок воздействует на нашу реальную жизнь, будет зависеть от нас самих.

И в заключение хотелось бы сказать следующее. Есть люди, есть организации (довольно солидные), которым Рерихи и их философские идеи мешают спокойно жить. И поэтому они на них клевещут, лгут, пытаются замарать их высокое имя и прини­зить их великое значение. И чем больше унижен Великий, тем выше чувствует себя унизивший. Другого способа стать выше у него нет – только этот, ибо если только растущее сознание делает человека выше, то сознание раба не знает иного.

Рериховцы так мало защищают тех, кому следуют, кем восхи­щаются и кого искренне считают выше себя, потому что стоят на так называемой «позитивной позиции». Суть ее состоит в следу­ющем: «Не будем обращать внимания на клеветников и очерни­телей, а станем больше писать, говорить и рассуждать о Рерихах. Мы же интеллигенты». Вы не интеллигенты. Вы трусы и люди с вялым духом. Потому и избираете безопасную позицию. Но ведь одно другому не мешает. Пишите, но и защищайте. Сколько раз Елена Ивановна Рерих давала отпор «пачкунам» и тем, кто иска­жал Живую Этику. Сколько раз говорили Учителя о необходимо­сти защищать Общее дело, о том, что нельзя позволять топтать его носителей. Если великая семья Рерихов, сделавшая для нас с вами так много (и вы все это прекрасно понимаете), не удоста­ивается вашей действенной защиты, то кто же тогда все мы? Спокойно сидящие и с рабской покорностью ждущие, когда за нас это сделает кто-нибудь другой? Или же само все рассосется? Но такого не бывает. Мы с вами оказались на гребне великой борьбы – борьбы нового со старым, света с тьмой, добра со злом. Так будем же достойны этого труднейшего и почетного места. На такое место нет права ни у трусов, ни у предателей, ни у слабо­душных. И чем дальше, тем больше поток космической эволюции будет сбрасывать вниз тех, на кого опираются силы тьмы и зла, и тем шире будет водораздел между тьмой и светом. Настало время великого отбора. И вы – те, которые так или иначе соприкоснулись с философией Живой Этики, – должны понимать, что все это не только книжные образы, но происходит в реальной жизни, и надо уметь увидеть все это собственными глазами, осознать свой долг и свое место в этой борьбе.

И еще надо понять, что защита великих имен и великого наследия есть форма нашего участия в Великой битве света и тьмы. Это сейчас наша главная, а не какая-то второстепенная или же незначительная задача.

 

Метки: Л.В. Шапошникова - статьи

Печать

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter