Шапошникова Л.В.

Новая философия истории

Шапошникова Л.В. Ученый, мыслитель, художник. — М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2006. — С.128-138.

Н.К.Рерих первый сформировал реальную философию истории. Сколько времени потребуется, чтобы эта философия вошла в научный оборот и стала основой исторической новой науки, сказать трудно. «И чтобы быть людьми в истинном значении этого слова, — писал Рерих, — мы должны развить в себе такое понимание глобальности всех событий, которое бы отражало суть и основу всей Вселенной» [1].

Создатели Живой Этики являются истинными материалистами, но их осмысление этого понятия гораздо шире традиционного восприятия, которое мы видим в современной эмпирической науке. «Нужно до такой степени обосновать материализм, — пишет один из Учителей, — чтоб все научные достижения современности могли войти конструктивно в понятие материализма. Мы говорили об астральных телах, о магнитах, о свечении ауры, об излучении каждого предмета <…> о проникновении одного слоя материи через другой, о посылках мысли через пространство, о явлении цементирования пространства, о чувстве центров, о понимании слова "материя". Много невидимого, но ощутимого аппаратами нужно вместить тем, кто хочет приложить технику в жизнь. Нужно заменить идеальные слюни твердым разумом. Мы, материалисты, имеем право требовать уважения и познавания материи» [2].

Эти слова являются не только ключом к пониманию сути самих Великих Душ, но и помогают осмыслить тот комплекс знаний и информации, которые содержатся в книгах Живой Этики. «Человек является источником знания и самым мощным претворителем космических сил» [3], — утверждает Живая Этика. Человек — часть космической энергии, часть стихий, часть разума, часть высшей материи.

Основу исторических взглядов Рериха, выработанных с помощью концепции Живой Этики, составляло методологическое положение об историческом процессе как космическом явлении. На последнем базировалась и новая философия истории. И эта философия была запечатлена не только словесно или в каких-то исторических действиях, но и в художественных образах на полотнах великого художника и выдающегося историка. Космическую философию истории Рерих сформулировал кратко: «...лучшие умы, — писал он, — обращаются к факторам взаимодействия космических сил с судьбами земных народов» [4].

Осмыслить, что есть исторический процесс во всем его богатстве, значит понять и правильно оценить закономерности и особенности развития человечества в прошлом, осознать цели этого развития в настоящем и познать основные направления нашего будущего.

Николай Константинович сумел выделить основные моменты истории человечества, такие как переселения народов, в которых он уловил ритм космической эволюции и увидел в этих передвижениях бурный энергетический обмен, созидание новой энергии, необходимой для дальнейшего восхождения. Древние земледельческие цивилизации умирали, израсходовав свою энергию. Динамичные кочевые народы принесли в мир новую свежую кровь, вдохнули в него необходимые ему силы. Нечто подобное происходило и в XX веке, когда сдвинулись со своих насиженных мест, используя современные средства коммуникаций, массы народа в бессознательной жажде усиленного энергообмена, необходимого для дальнейшего эволюционного развития.

Если космическая эволюция, бесконечная в пространстве Беспредельности, представляет собой бушующий, меняющийся океан энергий, то исторический процесс имеет свое начало и свой исчерпывающий себя конец, ограниченный видом и состоянием материи, в рамках которой он происходит. Концепция исторического процесса как космического явления дает нам возможность объяснить «закладывание магнитов», в котором участвовали Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи.

Закладывание магнитов не есть особенность только XX века. На нашей планете такие действия производились регулярно и определяли формирование земного исторического процесса. Магниты закладывались в преддверии переломных моментов эволюции и истории человечества. «Магнит или остается невидимым, притягивая течение событий; или служит центром сознательного действия; или озаряет нашедшего его человека. Можно видеть в истории человечества, как сеть магнитов подобно путеводным огням вспыхивала. Как же работает магнит? Он претворяет идеи пространства в действие» [5]. Вот это претворение «идей пространства в действие» и наполняет сам исторический процесс космическим содержанием.

Пользуясь новой методологией исторического процесса, Рерих осуществил немало художественных и научных сюжетов, которые прояснили сложные исторические проблемы и сделали эти проблемы не только теоретическими, но и практическими. Последнее несло в себе историческую действенность, которую требовали от истинного историка Учителя. Понимая, какие космо-энергетические явления лежат в основе исторического процесса, Рерих находил правильные пути решения практических проблем, многие из которых были нацелены в будущее. Его увлекал в значительной мере именно внутренний исторический процесс, его духовная наполненность, его причинная суть. Будущее было критерием исторических действий. «Практичнее мыслить о будущем — эти мысли обращаются к солнечной пране. Магнит таких мыслей может притянуть часть космической пыли. Эта пыль дальних миров благодетельна для новообразований. Если астрономия — география, то космическая пыль — история и каждый аэролит — археологический предмет <…> Надо приучиться мыслить о будущем» [6], — отмечали авторы Живой Этики. Рерих умел мыслить о будущем. И не только просто мыслил, но и ощущал и предвидел в самом историческом процессе те моменты, которые укрепляли это будущее. Эти моменты он видел и в прошлом и обращал на них главное внимание. Он как бы из этого прошлого выбирал те «кирпичики», которые можно было заложить в будущее строение. Эта удивительная и необычная способность сделала из него выдающегося, уникального историка. Занимаясь проблемой личности в истории, он подходил к ней совсем по-иному, нежели традиционные историки. Среди них он выбирал и отличал тех, чья деятельность и творчество опережали настоящее время и результаты которых продолжали действовать и в будущем. Эти личности не всегда принимали в расчет социально-экономическую обстановку. Они действовали как бы «поверх» этой обстановки, и их вели не земные обстоятельства, а нечто другое, связанное с тем, что не было ясно окружающим их людям. Среди этих личностей он отметил преподобного Сергия Радонежского, индийского императора Акбара, французскую героиню Жанну д'Арк, чьи исторические роли влияли не только на современность, но и продолжали действовать во времени, когда их уже не было. Рерих уделил значительное внимание роли сознания в историческом процессе, от уровня которого зависели многие события прошлого и настоящего. Опыт прошлого свидетельствовал, что многие исторические события могли бы развиваться по-иному и иметь другой результат, если бы сознание участников этих событий было готово к тем целям, которые стояли перед определенными движениями, революциями, социальными взрывами. «...Многое требует, — читаем мы в Живой Этике, — подготовки сознания, которое совершается длительно. Потому Мы так приучаем к терпению и бережности» [7].

Рерих немало сделал для того, чтобы подорвать позиции традиционного европоцентризма, который принижал значение истории и культуры Востока. В своих работах, и научных и художественных, он проводил мысль о том, что культура и история Востока оказывали огромное влияние на мировую культуру и что последняя была бы совершенно другой, обедненной, если бы не такое влияние. Николай Константинович не писал объемных монографий, связанных с его историческими исследованиями. Это были экспедиционные дневники, очерки и художественно оформленные размышления. Он писал точно и кратко, некоторые его высказывания стоят целых монографий, ибо они были подкреплены всегда убедительными научными аргументами. То, что он писал, было не только исторической литературой, но и историческим уникальным источником. Особо ценными работами являются те, где он анализирует проблемы космической энергетики и ее влияния на формирование земного исторического процесса. Можно сказать, что Рерих заложил основы новой методологии исторического процесса, который составил важнейшую веху нового космического мышления.

Внутриисторическое духовное пространство является источником прогнозов для будущего. Если мы внимательно просмотрим труды Рериха, то найдем немало пророчеств общего и частного характера. Ни Рерих, ни его Учителя не занимались разведывательной работой, вроде Рихарда Зорге, но за довольно долгое время они знали дату нападения Германии на Советский Союз, и в одном из очерков Рериха она присутствует. Целая серия пророческих картин была создана Рерихом незадолго до Второй мировой войны, значительная часть которых, несомненно, адресована России.

Прежде чем перейти к этим картинам, закономерно поставить вопрос — что же такое пророчество? Пророческая традиция идет с древнейших времен, и ее осмысление связано, в первую очередь, с духовным развитием и уровнем сознания тех, кто имел непосредственное к ней отношение. XX и XXI века ничего нового в эту традицию не добавили. Способность человека к пророчеству по-прежнему считается непостижимым чудом или шарлатанством, не достойным доверия. Живая Этика, в отличие от всех современных «мудрецов», считает это явление вполне объяснимым с научной точки зрения. «Что есть пророчество? — читаем мы на страницах Живой Этики. — Предуказание определенного сочетания частиц материи» [8]. И еще одно важное замечание оттуда же: «Пророк есть человек, обладающий духовной дальнозоркостью. Так же как на физическом плане есть близорукость и дальнозоркость, так же просто надо отнестись к качеству дальнозоркости духа.

Было бы совершенно невежественно отрицать пророчества.

Было бы совершенно глупо порицать пророков.

Если научно и беспристрастно исследуем случайно сохранившиеся пророчества, что же увидим? Найдем людей, вопреки личной выгоде заглянувших в следующую страницу истории, ужаснувшихся и бесстрашно предупредивших народ. Среди так называемых пророчеств не найдете личных помыслов, не найдете преступного своекорыстия, не найдете клеветы. Символы изображений объясняются окраской далеких стекол.

Когда же ученые найдут время научно исследовать пророчества и сопоставить их исторически? Прекрасная книга для молодого ученого! Да, друзья, пора научиться культурно подходить к очевидным явлениям. Иначе будущие достижения окажутся электронами в люльке младенцев. Ваши мундиры и тоги не закрывают вашего боязливого младенчества <…> И сияние Нового Мира не проникает в нору вашу!» [9]

Оба этих уникальных фрагмента свидетельствуют о том, что знание пророчеств складывается в духовном пространстве метанауки. Новая философия истории, в которой синтезируются метанаучные и научные методы познания, без явления пророчества будет неполноценной. Важнейший момент этой философии, связанный с историческим прогнозированием, должен обрести качество истины, полученной в духовном пространстве внутреннего мира самого человека. Научно исследованные и научно объясненные пророчества несут, безусловно, эволюционную нагрузку в самом историческом процессе.

Пожалуй, Учителей, больше чем какая-либо другая проблема, волновала именно судьба пророчеств и отношение к ним человечества. «Сны будущего, — записано в Живой Этике, — рассеяны широко. Пророчества распространяются тысячами, и люди в разных странах привыкают к определенным срокам, — так утверждается течение эволюции. Также напоминаются и грозные сроки. Может быть, никогда человечество не вынимало свой жребий, как в эти годы. Невозможно насиловать свободу воли больше, нежели делается сейчас. Вы сами видите, как даже в самых странных формах напоминаются сроки, но слепы нежелающие видеть» [10].

Пророчества имеют еще одну уникальную особенность, которая важна для любого научного исследования. Оно формируется не в земном мире, а в более высоком состоянии

материи и ином измерении. Именно пророчества есть своеобразная форма влияния иного, более высокого мира на человечество. И от самого человечества зависит, насколько результативно будет им подобный вестник Высшего принят. «Предвидение событий, — сказано в Живой Этике, — представляет очень значительную схему наших огненных познавании. Иногда можно предвидеть самые ближайшие и даже обходные действия, но часто мы, как по дальнему проводу, познаем события очень отдаленные. Многие причины обусловливают такие неравномерности. Нет беды, если огненная прозорливость предупредит нас о завтрашнем дне, но не будет пролетом, если перед третьим глазом встанет далекое будущее. Сила огненная не знает расстояния; она, как наблюдатель на вершине, предвидит, где сходятся пути земные. Если Мировое Правительство предвидит на дальнее будущее, то наши слабые глаза могут видеть проблески этих огненных решений. Как торжественно и вдумчиво нужно принимать такие озарения. Нельзя немедленно по-земному обсудить их, но нужно сберечь как святыню доверенную!» [11] И еще: пророчества «от Мира Огненного» [12]. Пророчества, приходящие в наше время, часто связаны с другими временами. Нужно только уметь трактовать их правильно и понять, к какому времени они относятся. «...В пророчествах можно удивляться, — отмечают Учителя, — некоторым неясным для нас выражениям. Но, когда вспомним время и все обстоятельства пророчеств, можем ясно увидеть, что условность выражений существует для нашего времени, ибо века изменили многие понятия и выражения. Нужно запастись такой осмотрительностью, чтобы не впасть в невежество» [13].

Все, что сказано о пророчествах в философии реального Космоса — Живой Этике, приводит к выводу, что мы имеем дело с новым историческим источником, научно-историческое исследование которого будет не только плодотворным, но и приведет к ряду неожиданных открытий.

Николай Константинович отразил в своей второй пророческой серии все основные исторические особенности пророчеств и ясно показал важнейшее место пророческого прогнозирования в историческом процессе во всем его драматизме и многогранности.

В 1936 году он пишет картину «Армагеддон». Объятые пламенем башни и стены старинного города. Красно-оранжевые клубы дыма плывут над людьми, уходящими из этого раскаленного ада. Их фигуры, похожие на черные скорбные тени, резко выделяются на фоне бушующего пожара. Идут старики, опирающиеся на палки, женщины несут жалкий скарб, бредут полуослепшие дети. Картина как бы безмолвно кричала. Потом он ее повторит в 1940 году и 1941-м. Изображенное на картине вскоре станет реальной жизнью. Из горящих, рушащихся под бомбами городов также будут уходить обездоленные люди. Они станут погибать на жестоких дорогах войны, будут терять детей, сходить с ума... И грозное безжалостное слово «Армагеддон» встанет над ними пророческой неизбежностью. «Планета больна!» [14] — писал Рерих. Он хорошо понимал, какая опасность грозит его Родине, которую он любил и всегда оставался ей верен. И в этом же 1936 году он первый раз пытается ее предупредить. «Защита Родины есть <.„> оборона культуры <…> Великая Родина, все духовные сокровища твои, все неизреченные красоты твои, всю твою неисчерпаемость во всех просторах и вершинах — мы будем оборонять. Не найдется такое жестокое сердце, чтобы сказать: не мысли о Родине. И не только в праздничный день, но в каждодневных трудах мы приложим мысль ко всему, что творим, о Родине, о ее счастье, о ее преуспеянии всенародном. Через все и поверх всего найдем строительные мысли, которые не в человеческих сроках, не в самости, но в истинном самосознании скажут миру: мы знаем нашу Родину, мы служим ей и положим силы наши оборонить ее на всех ее путях» [15].

Выли метели на гималайских перевалах. Ветер гнал снег в долину. Заметал дорогу перед домом. Оттуда, от севера, не было ни вестей, ни гонцов. Николай Константинович знал, что Большая война близка, он знал, с чем придется встретиться Родине — оборона. Длительная и упорная. В 1938 году Рерих создал картины «Тревога» и «Тьма». В начале 1939 года появились «Затмение», «Печаль», «Башня ужаса».

Катастрофа надвигалась на весь мир, но самая жестокая судьба была суждена России. И ее тема, оттесняя Гималаи, начинает набатно звучать на его полотнах. Вновь возникают «Древний Новгород» и «Древний Псков», «Сергиева пустынь», «Радовашеся Ярослав граду Киеву». Поднимается над клубящимися облаками, достигая шлемом снежных вершин, «Святогор». Рерих пишет свою «Тревогу» несколько раз, в 1938 году, в 1939-м, 1940-м. Тревога, тревога, тревога! И сам тоже тревожится. Начавшаяся война окончательно отрезала его от Родины. «Сейчас мы как на острове, — сообщал он. — С каждым днем отрезанность все возрастает. Еще год назад была переписка, была осведомленность, а теперь все как вихрем сдуло» [16].

Время неумолимо приближало роковой день. Он назвал 1940 год со-роковым. Приставка «со» распространила слово «роковой» и на следующий год. Им был 1941. Советский Союз еще некоторое время оставался вне войны. Но Рерих уже пишет свой знаменательный очерк «Не замай!». «Пройдя историю русскую до самых последних времен, — отмечал он, — можно было лишь еще более утвердиться в этом грозном предупреждении. Оно звучало особенно наряду с трогательными русскими желаниями помогать многим странам самоотверженно. И теперь то же самое давнее утверждение встает ярко» [17]. Очерк кончался знаменательными словами, в которых была не только вера в то, что Родина выстоит в беде, но и знание того, что ей предстоит. В 1940 году Рерих пишет картину «Весть Тирону», которая имела прямое отношение к его Родине. Он тогда вспомнил именно о Федоре Тироне, одном из первых христиан, жившем во времена римского императора Диоклетиана, известного гонениями на христиан. Вместе со своими единомышленниками Тирон был схвачен и замучен римскими легионерами. Тирона предупреждали о грозившей ему беде, но он не поверил. То, что случилось в IV веке, чем-то напоминало происходившее в XX. Многое было несопоставимым, но общим было одно — неверие в предупреждение.

Теперь то, что писал на полотнах Рерих, производило странное впечатление. Полотна не поддавались разгадке. Но, когда война кончилась, стало ясно, что он писал ее историю, слагавшуюся на кровавых полях России. Писал он ее, когда еще никто ничего не знал и не подозревал.

Поднимаются из глубины пещеры закованные в латы воины. «Богатыри проснулись». По заснеженному ледовому полю едет на вороном коне в красном плаще «Александр Невский». Зловеще чернеют на голубом снегу латы поверженных немецких рыцарей. Но в фигуре князя нет самолюбивой гордости победителя. Невский серьезен и печален. Он скорбит о тех, кто пал под его знаменами. Потери велики. В июле 1940 года Николай Константинович записал: «Лежит передо мною "Слово о полку Игореве", отлично украшенное палехским мастером. Само "Слово" как бы горестное, но оно лишь напоминает, как из беды встанет народ и неустанно начнет строение» [18]. Картины его так точно отразили ход войны, как будто он там, в Гималаях, видел, что происходит. «Конечно, малы земные горизонты, — записывал он. — Величайшее космическое событие дойдет к нам через тысячи лет» [19]. Он умел выходить на «малые земные горизонты» и видеть и ощущать, как сжимаются и ускоряются космические сроки. Его расширенному сознанию было доступно то, чего не могли воспринять люди с обычным сознанием.

Наступало грозное и беспощадное время. Оно ложилось на его плечи горьким и тяжелым бременем Знания. «Прошел со-роковой год. Труден и наступающий. Пошлем всем друзьям привет на трудных путях» [20], — писал он 1 января 1941 года.


[1] Наука в СССР. 1986. № 2. С. 101.

[2] Община (Урга). Ч. II, X, 9.

[3] Мир Огненный. Ч. III, 306.

[4] Рерих Николай. Держава Света. Нью-Йорк, 1931. С. 80.

[5] Листы Сада Мории. Кн. 2. Озарение. Ч. III, II, 7.

[6] Там же, VI, 7.

[7] Мир Огненный. Ч. II, 466.

[8] Община (Рига), 24.

[9] Листы Сада Мории. Кн. 2. Озарение. Ч. III, V, 3.

[10] Мир Огненный. Ч. I, 303.

[11] Там же, 503.

[12] Мир Огненный. Ч. II, 7.

[13] Там же, 329.

[14] Рерих Николай. Листы дневника. В 3 т. М., 2000. Т. 2. С. 291.

[15] Рерих Николай. Нерушимое. Рига, 1936. С. 318.

[16] Рерих Н.К. Россия. М., 2004. С. 62.

[17] Рерих Н.К. Из литературного наследия. М., 1974. С. 196.

[18] Рерих Н.К. Из литературного наследия. С. 199.

[19] Рерих Н.К. Россия. С. 69.

[20] Рерих Николай. Листы дневника. Т. 2. С. 372.

 

Метки: Л.В. Шапошникова - статьи

Печать