Идея гуманной педагогики и Живая Этика

Ш.А. Амонашвили
почетный академик РАО,
доктор психологии и педагогики,
Тбилиси

Нам посчастливилось быть соучастниками в духовно-культурной жизни России и мирового сообщества конца двадцатого века. Открытие Музея Николая Константиновича Рериха, по своей сути, есть начало более высокой ступени углубления и расширения сознания на принципах Живой Этики. Такая устремленность особенно важна в условиях нынешних перемен в обществе, которое мучительно ищет выход из духовно-нравственного кризиса. В этом поиске особую ответственность, как мне представляется, должны взять на себя люди, считающие себя приверженцами Учения и Рериховского образа мышления.

«Учение надо нести как последнюю живительную влагу», – предупреждает Учитель. К сожалению, я очень поздно соприкоснулся с Учением Живой Этики и поэтому переживаю постоянную внутреннюю тревогу: как мне лично в моем мышлении, в моей духовно-нравственной и социализированной жизни уберечь эту Живительную Влагу.

Вы понимаете, какие эмоциональные пласты сопровождают мои педагогические размышления. И если раньше, скажем семь-восемь лет тому назад, я с легкостью мог ответить на некоторые вопросы воспитания и образования, то сегодня на те же самые вопросы с трудом нахожу ответы. И это в силу того, что соприкоснулся с Живой Этикой, начал углубляться в Новый Завет, осмысливать разные религиозные и духовно-философские учения. Хотя задолго до того, как я впервые взял в руки «Зов», а потом другие книги Учения Живой Этики, мои педагогические воззрения, как я убедился, были недалеки от этого Учения, тем не менее оно резко изменило мое восприятие педагогического мира.

Поговорим, например, о педагогической семантике. Эта проблема возникла предо мною после того, как я осмыслил простую до высшей мудрости мысль о том, что воспитание есть питание всего возвышенным и утонченным. Я попытался сложить все основополагающие для педагогики понятия и, пользуясь данным ключом раскрытия их сути, пришел к выводу о том, что почти все они имеют единый источник объяснения. Получилась следующая семантическая разгадка.

Школа – это понятие связано с латинским словом scale, то есть скала, а суть его – скалистая лестница для восхождения души и духа человека. Где же эта лестница может находиться? Разумеется, само здание, которое в наше время называется школой, не может составить скалистую лестницу для ребенка, душа которого устремлена к совершенствованию. Носителем скалистой лестницы, школы, является учитель. Где учитель со своим учеником, там и школа.

На фоне этого требуют осмысления понятия учение, учитель, ученик и все то, что связано с ядром этих понятий (учебник, обучение, заучивание и так далее).

Семантику этих понятий можно объяснить через раскрытие ядра:

УЧ, У + Ч (У значит Логос, Свет, Жизнь, а Ч – это чела, то есть, ученик).

Воспитание расшифровывается как питание оси (в-ос-питание). Речь идет, конечно, о питании духовной оси.

Образование говорит нам о том, чем питается духовная ось – образами. То есть получается, что воспитание может произойти через питание духовной оси возвышенными, утонченными образами красоты, любви, преданности, мужества, науки и так далее.

Просвещение можно понимать как вещение оси, то есть пропитывание духовной оси (пр-ос-вещение) утонченными и возвышенными образами красоты и знаний. Сравните, пожалуйста, эти два понятия: в-ос-питание, пр-ос-вещение – ось питается, ось вещается.

Понятие урок несет в себе уникальное и многогранное содержание. Его можно раскрыть через составные: у + рок. У – опять Логос, Свет, Жизнь, Слово («В Начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог... Все через Него начало быть, и без Него ничего не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была Свет человеков. И Свет во тьме светит, и тьма не объяла его» – от Иоанна Святое Благовествование. Из этого вырисовывается единство, целостность Слова (Логоса) – Бога – Света – Жизни). У вмещает в себе суть Высших Идей. Вторая же часть – рок – означает судьбу, то, что предписано как возможная судьба, возможное будущее. В целостности же урок может означать: судьба, проходящая через Свет, возможная жизнь (будущее), которая зреет в недрах настоящей жизни, и так далее. В понимание урока можно еще более углубиться, если раскрыть составные слова рок, где каждая буква несет высшую духовную субстанцию.

Семантику педагогического языка также обогатит расшифровка таких понятий, как знание, педагог, ребенок, дети и так далее. Как видим, в таких расшифровках семантической значимости основных педагогических понятий нет попытки искусственно подогнать их суть под предвзятые определения, приписать все мистике. Скорее всего, надо считать, что все эти понятия имеют в своем изначальном происхождении единый, целостный источник, который направлен на строительство, условно говоря, Образовательного Храма, Храма Просвещения. А в начале этого источника лежит указание на Логос, на Свет, на Духовность, на Высший Мир. Отсюда и суть самой педагогики как особой жизни общечеловеческого и общественного мышления, процессуальная сторона которого есть педагогическое искусство, педагогическая практика, педагогическое творчество – творение в человеке Человека Человеком.

Нужно ли проводить сравнительный анализ изначальной семантики данных педагогических понятий с их пониманием традиционной педагогикой? Это было бы весьма скучное занятие, которое привело бы нас к печальному выводу о том, насколько выхолощена истинная суть педагогического мышления и педагогической практики. Авторитарная педагогика исказила способ строительства Образовательного Храма, заложив в фундамент его не воспитание, а обучение.

Данные пояснения изначальной семантики основных педагогических понятий могут укладываться лишь в таком образе педагогического мышления, истоком которого является признание, допущение, вера в реальность Мира Духовного и самого Духа, Мира Высшего, Мира Тонкого, вера в Бога. Без такого признания мы получим то, что получили, – бездуховную, бездетную школу, которая строит свои подходы на насилии, авторитаризме, подавлении личности.

Размышляя над теми положениями, которые я постиг из книг Живой Этики, я попытался выстроить целостную картину гуманно-личностной педагогики. К теории гуманно-личностной педагогики подвела меня классическая педагогика – педагогика Квинтилиана, Коменского, Песталоцци, Жан Жака Руссо, Успенского, Гогебашвили, Корчака, Сухомлинского. Однако Новый Завет и Живая Этика, другие духовно-философские учения помогли мне воссоздать целостную модель такого мышления, а еще утвердиться в самом понятии гуманно-личностная педагогика. В теории гуманно-личностной педагогики заключены также обобщения опытно-экспериментальных поисков многих моих коллег и учителей.

Этот педагогический мир со своим образом мышления и творческой практикой строится на аксиоматической основе: дух есть реальная и вечная субстанция, он устремлен к вечному восхождению, а земная жизнь есть отрезок пути этого бесконечного восхождения. Отсюда возникает такое представление о ребенке: он есть особое явление нашей земной жизни, он есть носитель своей миссии, он есть носитель неограниченной энергии духа. Под гармонизирующим и направляющим влиянием духа происходит процесс становления Природы в Ребенке (то есть в каждом конкретном ребенке).

Этот процесс проявляется в трех стихиальных страстях, и ребенок не только бессилен против них, он даже стремится навстречу им. Это есть страсть к развитию, страсть к взрослению и страсть к свободе. Страсть, сопротивление, противоречия – это учителя. Мы приобретаем ту силу, что преодолели, – считала Е.П.Блаватская.

Эти допущения и принятие страстей в качестве движущих сил Природы в Ребенке составляют Веру и Надежду учителя, условие оптимистического подхода к ученику. Отсюда рождается первостепенный принцип для творческого труда учителя – принцип терпения (не находящий признания в авторитарной педагогике; практика авторитарного педагогического процесса полна нетерпимостью и ущемляющей личность ребенка жесткой требовательностью). Гуманно-личностный педагогический процесс строится на чувстве свободного выбора, он принимает и вбирает ребенка таким, какой он есть, и аккумулирует в себе всю его жизнь.

Учение Живой Этики дает новое направление в строительстве Храма Образования. Совершенно по-новому ставится вопрос о воспитании сердца и чувств, о содержании образовательного процесса, о взаимоотношениях (об общении) взрослого с маленьким, учителя с учеником, о сотрудничестве, о радости успеха и так далее.

Учи счастью красоты.

Учи счастью знания.

Учи счастью любви.

Учи счастью слияния с Богом.

Так сказано в Живой Этике. В этих положениях, по сути своей, заключена вся основа содержания образования и его цели. И если попытаемся построить школу на этих основах, то получим универсум в виде Школы Жизни, совершенно новый тип школы.

 

Метки: Амонашвили Ш.А.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 108