Творческий путь Н.К. Рериха как школа жизни человека будущего

Т.П. Сергеева,
кандидат технических наук,
Главная астрономическая обсерватория НАН,
Киев

 

Он, кроме того, жил и творил; местом, на которое поставила его судьба, он не пользовался для того, чтобы греться в уюте созерцательности, а открывал свой кабинет всем ветрам мира и впускал в свое сердце нужды и предчувствия эпохи, он участвовал в событиях своего времени, разделял вину и ответственность за них, имея дело не только с обзором, систематизацией и толкованием давно минувшего и не только с идеями, но не меньше с упрямством материи и людей...

...превратился в приветливо-молчаливого, все еще доброго, все еще досточтимого, все еще таинственного старца, чей взгляд и пример осеняли жизнь Иозефа, старца, который всегда будет выше его на целый человеческий век, на несколько ступеней жизни и на неизмеримую высоту достоинства и одновременно скромности, на неизмеримую высоту мастерства и тайны, но всегда будет ему покровителем и примером, всегда будет мягко влечь его по своему следу, как тянет за собой своих сестер восходящая и заходящая звезда.

Г. Гессе. Игра в бисер

Известно, что формирование человека более совершенного в нравственном отношении невозможно без обращения как к образам героев, которые на протяжении тысячелетий человеческой истории народная культура собирала в мифах, сказках, былинах и преданиях, так и к героическим примерам подвижнических жизней реальных исторических личностей. Процесс духовного преображения человека предполагает наличие вдохновляющего примера, идеала, к которому можно стремиться. «Нужно дать возможность молодому поколению прежде всего ознакомиться с тем, что может зажечь сердце его к подвигу и добру» [1, 26.12.31]. «Уроки высокой нравственности следует преподавать детям на жизнях героев всех веков и всех народов» [1, 19.04.38], – писала Е.И.Рерих.

Конец второго тысячелетия особенно богат примерами героического служения высоким идеям, направленным на эволюционное преобразование человека, на выявление, пробуждение и развитие в нем тех качеств, которые способствуют его собственному духовному восхождению и одухотворению им окружающего мира. Среди них можно назвать известных мыслителей П.А.Флоренского и Вл.Соловьева, композитора и художника М.К.Чюрлениса, ученых-космистов К.Э.Циолковского, В.И.Вернадского, А.Л.Чижевского и, конечно же, Е.И. и Н.К. Рерихов.

Н.К.Рерих и его подвижническая жизнь, отданная служению Общему Благу, Культуре, Красоте, привлекавшие к себе особое внимание современников и, поныне являются тем магнитом, к которому устремлены наши сердца. Не вызывает сомнения и мысль о том, что его образ будет служить идеалом, примером в жизни и для многих поколений после нас. Мы знаем из книг Живой Этики, из «Граней Агни Йоги», что вся деятельность Семьи Рерихов и все то бесценное наследие, которое они оставили человечеству, предназначены для будущего, служат ему фундаментом. Можно с уверенностью говорить и о том, что новый человек Новой Эпохи, проходя те крутые ступени преодоления и духовного восхождения, которые и составляют школу жизни [2, с. 35–36], найдет для себя в жизнеописании и творчестве Н.К.Рериха много поучительного и необходимого. Найдет вдохновение и силу в красоте и энергетической наполненности его картин. Найдет помощь и поддержку в доброй и очень жизненной мудрости, пронизывающей все его творчество. Найдет знающего и заботливого Учителя Жизни.

Творческий путь как школа жизни... Эта тема так же безгранична, как и образ самого Рериха, как и все его творчество, которое можно сравнить с величественной горой. Эта гора издали поражает своим великолепием, зачаровывает своей мощью и красотой, притягивает, как магнит. Хочется приблизиться и отыскать ту тропу, которая может привести к вершине. Но чем ближе подходишь, тем выше кажется гора и недоступнее вершина. И тропинок внизу много. Как найти среди них нужную, ту, что ведет вперед и выше? По каким вехам? В этом большим подспорьем служит жизнь и творческий путь самого Рериха. В конкретных вехах этого пути можно найти и необходимые ответы на свои вопросы, и помощь в преодолении собственных трудностей. Конечно, каждый ищет свою тропу в изучении творческого опыта этого великого человека, выбирая наиболее близкие ему вехи, наиболее созвучные качества, и мне бы хотелось остановиться на таких качествах Николая Константиновича, как стремление к самоусовершенствованию, созидательность, умение организовать свой труд и путем труда претворять в жизнь высокие идеи.

Жизнь Рериха – это пример реального становления того Нового Человека, о котором мы говорим сегодня, пример первопроходца, который проторил путь в далекое и прекрасное Будущее, путь к вершинам Новой Жизни, пример воплощения в жизни каждого дня устремленности и преданности служению Общему Благу, пример героического восхождения к высотам Духа через выполнение возложенной на него задачи. Из воспоминаний самых близких Н.К.Рериху людей известно, что ему были присущи неутомимость и бесстрашие, спокойствие и терпимость, искренность и простота, неутолимая жажда знаний и трудолюбие, доброжелательность и справедливость. В жизни и творчестве проявлял он огненные качества зоркости и вмещения, целесообразности и соизмеримости, гармонии и синтеза. Свидетельства того, как формировались эти качества и проходило становление этого «большого совершенного человека», как сказал о своем отце С.Н.Рерих [3, с. 109], можно найти в работах «первопроходцев» рериховедения, об этом мы читаем в работах Л.В.Шапошниковой, об этом еще долго будут размышлять будущие поколения исследователей.

В изучении творческого пути Рериха можно выделить два подхода. Первый – это изучение самого творческого пути, то есть тех конкретных проявлений его творческой деятельности, через которые претворялись в жизнь его замыслы, идеи, его предназначение. Можно проследить, как совершенствовалось его творчество, можно проследить эволюцию живописного метода Мастера, которая привела его к вершине художественного творчества – Гималайским этюдам. В развитии культурно-исторической концепции Рериха можно проследить его путь от интуитивного понимания значения творчества людей давних эпох и определяющей роли культурного обмена между народами до осмысления взаимосвязи исторических процессов и законов и явлений Космоса, до осмысления энергетической сущности Культуры, Красоты, Искусства. Можно выявить основные особенности в совершенствовании литературного творчества, проявившиеся в большей лаконичности поздних очерков, их наполненности философией Живой Этики. Можно выявить основные вехи становления Рериха как философа, мыслителя и ученого новой генерации. Такие исследования проводятся [4], и можно быть уверенным, что работа в этом направлении никогда не остановится, поскольку творчество Рериха поистине неисчерпаемо.

Но есть и другой подход, который задается тем жизненным утверждением, что будущее закладывается в настоящем и новое человечество может появиться только на основе ныне существующего. Так указано в Живой Этике. Так говорил своим ученикам и Рерих, призывая их стать строителями этого Нового мира. А чтобы стать полноценным строителем, нужно начинать с самого себя, учил Николай Константинович, нужно самому пройти такую жизненную школу, которая поможет справиться со своими недостатками, преобразовать свои низшие качества в высшие – пройти путем самоусовершенствования [5, с. 83]. И в этой кропотливой работе, в этом долгом и сложном процессе внутреннего преображения путь самого Рериха служит примером и учебником жизни.

«Работа бесконечного самосовершенствования заповедана Нами...» [6, VI, 21], – говорится в Живой Этике. Но еще задолго до того времени, когда появилась первая запись первой книги, задолго до встречи с той, кого назовут Матерью Агни Йоги, проявилось у Рериха стремление к самоусовершенствованию. «Николай Константинович всегда думал, что главная задача жизни – самоусовершенствование, – писал С.Н.Рерих. – Он считал, что его творчество, его искусство – это только пособники самоусовершенствования. Он всегда работал над самим собой прежде всего. Он хотел подняться над тем, чего достиг, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. Ив этом он преуспел» [3, с. 78]. Изучая жизнь и творчество Н.К.Рериха, убеждаешься, что он всегда шел верхним, наиболее трудным путем. Смолоду он очерчивал себе широкий круг задач, выполнение которых было сопряжено с большими трудностями, чтобы, по его образному выражению, собирать капли души, делать из них целебные воды, пройдя ущелья и теснины, вынырнуть чистым и полезным источником, нежели стремиться внешним руслом и служить для поливки улиц [7, с. 11]. Стремление стать «чистым и полезным источником» выливалось в постоянную работу над собой, своим развитием, повышением образовательного уровня. Выпускник самой лучшей гимназии Санкт-Петербурга, Николай Рерих, не довольствуясь полученным прекрасным образованием, составляет «Список первоначальных руководств для самообразования», а после поступления в Академию Художеств организует «Кружок художников для взаимного самообразования» [7, с. 13]. Побудительные мотивы таких действий описаны им самим в дневнике: «…они сказали, что помимо остального у меня уже есть большое преимущество перед многими художниками. Это образованность и знание многого такого, что другие не знают. Господи, помоги оправдать его слова. До глубины души сознаю, что не заслужил такого отзыва, кроме разве по русской истории. Но, может быть, наш кружок поможет мне оправдать его слова [подчеркнуто в оригинале. – Т.С.]» [8, л. 2]. «Еще несколько слов [было сказано] о моей какой-то образованности, просто неловко становится, аж краснею по старой привычке, как подумаю о своем невежестве. После каждого такого отзыва думаешь, как бы это постараться и оправдать его на деле» [8, л. 15; 18.10.1984].

Размышления о своем месте в мире, постоянно мучавшая мысль о своем несовершенстве, неудовлетворенность достигнутым, которые мы видим в его письмах и дневниках, явились тем стимулом, благодаря которому у Николая Рериха смолоду выработалось это постоянное устремление к работе над собой. То, что он называл «кнутом самолюбия» [8, л. 4] и что давало ему энергию для свершений и «охраняло все хорошее», по сути было пока еще не осознанной внутренней потребностью, которая налагала на него, как он выразился позже, «обязанность непрерывного совершенствования» [9, с. 119]. Даже в письмах к своей невесте, Е.И.Шапошниковой, в мечтах о будущей совместной жизни он не забывал о совершенствовании: «Мы на покое укрепим нашу технику, совместно проштудируем всю историю живописи и музыки, а также наиболее важные философии» [10, с. 4, 25–26.08.1900 г.]. А потом, когда в его жизнь войдет Живая Этика, уже осознание Беспредельности будет вести Рериха по ступеням совершенствования. «И когда дух человеческий осознает эту Беспредельность, она обязывает его к непрестанному совершенствованию», – запишет он в 1931 году [11, с. 146].

Понятия самоусовершенствования как непрерывного восхождения духа, как пути в лучшее будущее, и совершенства, как результата достижения творческих высот, часто переплетаются в очерках Рериха с темой осознанного и радостного труда и его созидающего значения. Вот лишь немногие выдержки из его работ: «Каждый труд уже заключает в себе попытку к усовершенствованию и к просвещению» [12, с. 219], «Культура есть песнь мирного труда в его бесконечном совершенствовании» [12, с. 212], «Веселей любите труд. В самом несовершенстве работы заключен источник следующего творения» [13, с. 321], «И из совершенства работы рождается чудо – работа протекает в постоянной радости, потому что работник ощущает законную гордость совершенства» [12, с. 27].

В очерке «Голос Горького» Николай Константинович пишет: «Совершенствование вносится не только самим мастерством, но и качеством мышления, сопровождающим творчество» [14, с. 83]. И тут же добавляет: «Лучшие решения приходят в жизни в часы труда» [14, с. 84]. Трудолюбие самого Н.К.Рериха в сочетании с его природной способностью к самоорганизации представляло собой совершенно удивительное качество. Качество это постоянно наращивалось как расширением круга задач, которые он перед собой ставил, так и их масштабностью. Именно это качество помогало ему справляться там, где другие отступали, и позволило ему так много совершить в жизни.

С детства Рерих привык заполнять досуг полезными занятиями. Проводя каникулы в Изваре, бродил по окрестностям, и изумительная северная природа пробуждала его воображение, развивала остроту художественного восприятия. Уже с девяти лет проводил он свои первые раскопки недалеко от поместья. Затем прибавилось рисование, участие в любительских спектаклях. Потом был упоминавшийся уже «Кружок художников для взаимного самообразования». Расширение круга интересов требовало все более интенсивного труда и эффективной его организации. Наконец, труд стал для Николая Рериха желанным и радостным способом жизни. Во многих его письмах к будущей жене можно найти слова о необходимости работать и радости, которую приносит труд: «Работай, Ладушка, работай, хорошая; то-то будет нам праздник, когда мы создадим свое положение, выполним свои надежды только благодаря нашей работе. Вот-то славное время будет» [15, л. 2], «И опять у меня плывут мысли о хорошей семье, об истинной работе, о той, которая казалась Тебе химерой, а теперь она будет источником Твоей радости» [16, л. 1]. О труде творческом, созидательном, радостном повествуют многие очерки Рериха. Он сам следовал «поучительным житейским примерам» сапожника Беме и мастера линз Спинозы. «Наконец, мы всегда имели пред собой потрясающий в своей убедительности пример Преподобного Сергия Радонежского, который не принимал даже куска хлеба, если не считал его заработанным» [17, с. 400], – написал он в очерке «Труд». «Ясный, зовущий пример» высокоорганизованного труда мы видим в жизни и творческой деятельности и самого Н.К.Рериха.

Секрет высокой продуктивности Рериха заключался еще и в том, что он никогда не терял времени зря. «Где бы он ни был, в каких бы условиях ни находился, он всегда писал картины, – свидетельствовал С.Н.Рерих, – И не только картины – писал свои книги и свои дневники. И это было возможно только благодаря строгой самодисциплине. Николай Константинович всегда верил, что труд очищает нашу жизнь, что человек должен трудиться и через труд он разрешит свои насущные проблемы и поднимется на следующую ступень эволюции. Сам Николай Константинович был как бы олицетворением этой мысли, потому что всю свою жизнь он трудился» [3, с. 74, 77].

Это, казалось бы, такое житейское, земное качество – умение трудиться – давало результаты необычайные. Благодаря ему он смог написать несколько тысяч картин, двадцать семь томов литературных произведений, при том, что еще писал фрески, создавал мозаики для общественных зданий и церквей, работал над декорациями и костюмами для опер и балетов, проводил исследования по археологии, истории [18, с. 11, 12], совершил две экспедиции, каждой из которых было бы достаточно, чтобы его имя навсегда осталось в анналах мировой истории. Мы отлично знаем эти цифры и эти итоги, но мы к ним привыкли и перестали удивляться.

Умение трудиться помогло Рериху практически решить извечный вопрос, который мучает каждого творческого человека, – вопрос о назначении творчества и роли творческой личности. В уже упоминавшемся письме к Е.И.Шапошниковой Рерих писал: «Методичность и система окружающей немецкой работы внесут в нашу российскую нервность порядок, и мы будем трудиться, забывая наши теперешние вопросы: "А в силах ли я?", "Могу ли я?", "К чему все это?" и прочее, что нас волнует» [10, с. 4; 25–26.08.1900]. Рерих не только говорил и писал о великом значении Культуры, Красоты, Искусства, он воплощал эти высокие идеи в жизнь. Первым этапом была Школа Общества Поощрения Художеств, где накопление знаний и приобретение практических навыков мастерства учениками сочетались с художественным и духовно-нравственным воспитанием. Затем были Институт Объединенных Искусств, Международный центр искусств «Корона Мунди», Музей Николая Рериха в Нью-Йорке, где под его собственным руководством воплощалась заветная мечта о Музейоне – храме всех Муз [19, с. 202, 240]. Институт Гималайских исследований «Урусвати» и много других учреждений, которые создавались с его участием и руководство которыми он осуществлял на протяжении всей жизни, дополняют картину практической реализации творческого потенциала личности.

Николай Константинович называл себя «практичным идеалистом». «Всегда верю, что наиболее идеальное является наиболее практичным. И каждая организация, в которой приходилось принимать участие, являлась лишь лишним примером» [20, с. 29], – писал он в 1922 году. Это качество «практичного идеалиста» помогло ему воплотить в жизнь и заветную идею охраны памятников культуры и произведений искусства, которая смолоду не давала ему покоя. Пакт Рериха и Знамя Мира – прекрасное и мощное воплощение высокой, гуманистической идеи отдельной творческой личности на пользу всему человечеству.

В этой практической реализации идей проявилось еще одно особенное качество творчества Рериха – созидательность. «Если какой-нибудь невежда выступит против деятельности нашей, – писал он в 1930 году, – скажем ему в твердом сознании: мы искренни, мы стремимся создать для каждого жизнь более прекрасную и более благородную. Мы ничего не разрушаем, мы созидаем. Мы принадлежим к положительным строителям и избегаем всякое отрицание» [21, с. 34]. Исходя из критерия созидательности, анализировал Н.К.Рерих исторические процессы. Он не углублялся в исследование социально-политических обстоятельств прошлого, опускал их, как временно существующие в плоскости конкретной исторической эпохи разнонаправленные векторы сил, как «ненужные и темно-вредные подробности» [17, с. 123]. «...Художник следует лишь за основною правдою, – записал Рерих в листке " O quanta allegria!". – Все отрицательно наносное является ненужным в его широкой характеристике» [17, с. 123]. В своих «широких характеристиках» он всегда выделял вектор культурного строительства, направленный в будущее, служащий ему основой и потому неподвластный времени.

По критерию созидательности строил Николай Константинович и свои отношения с людьми. Он всегда был готов сотрудничать с теми, чья деятельность приносила пользу людям, кто вносил свою лепту в развитие культуры, искусства, науки. Даже если они были его ярыми противниками [22, с. 187]. Несмотря на непростую историю отношений с Александром Бенуа, Н.К.Рерих нашел добрые, строительные слова, когда писал о нем статью [14, с. 48–50]. Только «широкие характеристики» использовал он в своем творчестве. Когда читаешь очерки Н.К.Рериха, посвященные живописцам, писателям, композиторам – тем, кого он называл «художниками жизни», то поражаешься его способности находить какие-либо необыкновенные достоинства у каждого из них. Он всячески подчеркивал эти достоинства, привлекая к ним внимание читателя, призывал молодежь учиться на этих примерах. Подчас он писал не столько о технике и мастерстве, сколько о человеческих качествах, проявляющихся в мировоззрении, отношении к жизни и творчеству, к природе и человеку. Он не разделял творческие достижения и служение искусству, красоте, справедливости. Мы видим, что так же сложно отделить творчество самого Рериха от его жизненного пути. Наверное, это и есть признак той самоотверженности, когда все помыслы и силы, весь талант, вся жизнь отдаются служению Общему Благу.

Можно перечислить еще много качеств Н.К.Рериха, которые могут служить вехами на пути самоусовершенствования, на пути строительства Новой Эпохи. Каждое из них может быть предметом отдельного исследования. Но мне хотелось бы сказать еще лишь об одном, пожалуй, самом удивительном качестве, придавшем всему творчеству Рериха исключительный характер. О качестве, которое, как маяк на вершине горы, освещает тропу и обозначающие ее вехи. О качестве, которое сделало Рериха не только необыкновенным художником и писателем, но и представителем науки будущего, воплотившим в своих трудах энергетическое мировоззрение Новой Эпохи.

Это качество, или умение, достигалось когда-то путем «умного делания», названного Отцами Церкви, как это отмечено у Рериха, «художеством художеств» [11, с. 9]. «Умное делание» – это когда ум помещается в сердце. «Умное делание» – это приобщение к Благодати, связь с Высшим Миром, с Богом, оно позволяет воспринимать бытие целостно, во всей красоте его совершенства.

В наше время ученые говорят о взаимодействии и балансе правого и левого полушарий мозга [23, с. 94], которые дают гармонию художественного, образного, иномирного и рационального, аналитического, земного восприятий. Это также рождает умение видеть мир в единстве его многообразия, целостно воспринимать все планы бытия.

Живая Этика говорит о Синтезе, средоточием которого является сердце человека. «Творчество обнимает огненный потенциал и насыщается сокровенным огнем сердца. Поэтому на пути к Иерархии, на пути к Великому Служению, на пути Общения синтез есть единый светлый путь сердца» [25, 1], – сказано в первом параграфе книги «Сердце». Речь идет о высшей, духовной форме синтеза: «Синтез духовности – самый редкий дар, именно он зажигает Свет мира» [6, II, 3], – читаем в Живой Этике. «Синтез или, иначе говоря, озарение духа – явление редчайшее» [1, 25.05.34], – отмечала и Елена Ивановна Рерих. – «Ведь синтез есть самое трудное, самое редкое и самое великое достижение – именно, это венец завершающих свой земной путь» [1, 10.10.34]. Из приведенных высказываний понятно, что качество Синтеза – вершина совершенствования земного человека. И оно было присуще Н.К.Рериху.

Как же нам понять, что такое этот огненный Синтез, Синтез Духа? – С помощью творчества Рериха, разнообразного по форме и синтетичного по сути. Его многогранность и многомерность может послужить ключом к этому явлению Духа. Изучая творческий путь Н.К.Рериха, осваивая его богатейшее наследие, мы приближаемся к пониманию качества, без которого, как это следует из положений Живой Этики, невозможно перешагнуть порог Новой Эпохи.

Вспоминая годы учебы в гимназии К.Мая, Николай Константинович писал об увлекательном мире, в котором сошлись «высокая духовность и тонкая потусторонность» Гоголя, уроки географии и первые находки: «Как будто от разных областей звучат курганные находки или географические карты, или яркие образы творчества Гоголя. Но проходят десятилетия; через полвека вспоминаются эти будто бы различные предметы в одном общем укладе. Именно они своими убедительными зовами сложили многие возможности» [17, с. 148].

Мы видим, что с ранних лет проявлялось в Рерихе то синтетическое восприятие мира, которое стало основой его творчества, которое так выделило его из ряда многих талантливых художников, писателей, поэтов, ученых ХХ века и сложило эти необыкновенные «многие возможности», реализованные им впоследствии в своей богатой и многогранной деятельности. Одновременная учеба на двух факультетах Университета и в Академии Художеств способствовала развитию этого восприятия. В своем дипломном сочинении «Правовое положение художников Древней Руси» студент юридического факультета Николай Рерих сумел органично соединить право, историю и искусство.

Сразу после окончания Университета Рериха пригласили прочитать курс «Художественная техника в применении к археологии» в Археологическом институте. В своей вводной лекции он говорит об органичном взаимодействии искусства и науки, в частности, исторической живописи и археологии: «При современном реальном направлении искусства значение археологии для исторического изображения растет с каждой минутой. Для того, чтобы историческая картина производила впечатление, необходимо, чтобы она переносила зрителя в минувшую эпоху; для этого же художнику нельзя выдумывать и фантазировать, надеясь на неподготовленность зрителей, а в самом деле надо изучать древнюю жизнь, как только возможно, проникаться ею, пропитываться насквозь» [25, с. 55]. Рерих призывает художников к углубленному изучению нового материала, ставшего достоянием науки, но не только лишь к рациональному изучению деталей предметов древности с целью достоверного, но механистического отображения в своих картинах. Он призывает проникаться, пропитываться духом эпохи и отображать этот самый дух силой искусства, синтетически соединяя достижения науки и мастерство художника с сердечным проникновением в те миры, над которыми не властны пространство и время.

В полной мере эта концепция была воплощена в собственном творчестве Рериха. Его исторические живописные полотна отличает особая убедительность, достоверность изображаемого. Они всегда наполнены живой жизнью отображаемой эпохи и глубоким сокровенным смыслом, в них всегда присутствует мысль об истоках – исторических и культурных. Иногда сюжеты этих картин рождались под воздействием того, что сам он называл «историческим настроением» [26, с. 27], а вернее, виденьем, поразительным по четкости и исторической достоверности. «Исторические настроения» вызывали у него и предметы, найденные при раскопках. Такой пример мы видим в одной из самых ранних статей «На кургане». Начинается она с обстоятельного научного, вполне академического анализа проблемы проведения раскопок в Петербургской губернии. Далее следует описание процесса выбора места, основанного на чуткой работе с местным материалом, – от изучения ландшафта до выслушивания «любопытнейших соображений, наблюдений естественно-научных, поверий, наивных предположений» [27, с. 15]. «Повыудив что можно дельного изо всех подобных рассказов, вы приступаете к самой работе» [27, с. 17], – пишет Рерих. И во время раскопок возникает это «историческое настроение»: «Колеблется вековой седой туман, с каждым взмахом лопаты, с каждым ударом лома раскрывается перед вами заманчивое тридесятое царство, шире и богаче развертываются чудесные картины» [27, с. 21]. Увиденная внутренним взором картина, этот художественный «репортаж из прошлого» [28, с. 48], – описание погребальной процессии, убранства усопшего и всех, кто участвует в церемонии. Ярко и образно показана природа, весь исторический ландшафт той далекой эпохи.

Многое помогает понять это раннее произведение Николая Константиновича, написанное в год окончания Университета. Рериху всего 24 года. Еще сильно влияние университетской школы, которое проявляется в способе подачи научных обоснований, в их форме, привычной по работе в Археологической комиссии. Но взятое в целом, оно представляет собой яркое проявление синтетического восприятия Рериха. Сочетание научного знания и высоко художественного, поэтического изложения с духовным прозрением. Слияние рационального подхода к археологическим проблемам с образно-художественным настроем на работу. Четкое действие в материальном мире настоящего и вхождение духом в мир образов прошлого. Здесь, в этой статье, как бы проходя из настоящего в прошлое, Рерих устремляется к будущему. Для будущего он проводит раскопки, стремясь к первоистокам культуры, для будущего его зарисовки, заметки, сбор преданий и поверий. Из прошлого в будущее строит он мост Культуры – спасительный мост Синтеза, благодаря которому мы, в нашем сложном настоящем, можем получить надежную почву под ногами и, опираясь на многовековые накопления своей национальной культуры, понять пути решения сегодняшних конкретных задач.

Такой подход присутствует во всем творчестве Рериха, становится его мировоззренческой основой, совершенствуясь со временем и набирая силу, придает всей его деятельности, всему творческому наследию необыкновенный, неповторимый характер. Много говорилось о новаторстве в творчестве Николая Константиновича. Многие его современники так и не поняли этой необычной новизны. Рерих, как каждый великий человек, опередил свое время. Этот «большой совершенный человек» имел огромное сердце и широкую, щедрую душу. Он пропускал, сопереживая, через себя, через свое сердце, открытое Миру, и каждого человека, встреченного им на Пути, и целые народы, все времена и эпохи, все Мироздание, весь Космос. Отсюда эта связь времен и культур, которая так мощно звучит в произведениях Рериха. Он принимал на себя эту непомерную ношу и ответственность за судьбы мира.

У Германа Гессе есть прекрасные строки, написанные с большой любовью и выразительностью. Кажется, будто вырисовывается живой и величественный образ такого совершенного человека: «Это была жизнь, полная увлеченности и труда, но свободная от принуждения, свободная от честолюбия и полная музыки. И текла она так, словно, став музыкантом и мастером музыки, он выбрал музыку как один из путей к высшей цели человечества, к внутренней свободе, к чистоте, к совершенству, и словно с тех пор он только и делал, что все больше проникался, преображался, очищался музыкой, проникался весь – от умелых рук клавесиниста и богатой, огромной, музыкантской памяти до последней клеточки тела и души, до сердцебиения и дыхания, до сна и сновидений...» [29, с. 208]. Если понятие «музыка» трактовать в духе Рериха, так, как это записано в его очерке «Познавание Прекрасного», то есть «как служение всем музам» [19, с. 239], то можно убедиться, что каждое слово приведенной цитаты очень ярко характеризует и Николая Константиновича, его творческий путь и перекликается с высказыванием Святослава Николаевича о главной задаче жизни своего отца и роли творчества на пути ее реализации [3, с. 78].

«Великая миссия зажигать сознание людей подвигом, который преобразит их сущность» [1, 06.05.34], – писала Е.И.Рерих. Возможно, сейчас мы еще не готовы понять все величие героической жизни Рериха. Но молодые горячие сердца услышат зов этого великого Человека и откликнутся. И каждый найдет в жизни и творчестве Николая Константиновича все необходимое для собственного пути совершенствования.

Постоянное устремление Н.К.Рериха к самоусовершенствованию, созидательность, умение соединять в себе небо и землю, то есть идеи и их воплощение, самоотверженность, многие другие качества, создающие возвышенную природу человека: «истинное понимание сотрудничества, пламенность мышления, возвышенность деятельности, утонченность восприятий, любовь к красоте» [30, 590], а главное – открытое всевмещающее сердце – средоточие Синтеза, являются для нас и для людей Будущего надежными вехами на пути духовного преображения и воспитания внутреннего человека. С.Н.Рерих, посвятивший много своих статей и выступлений проблеме совершенствования, писал: «Николай Константинович был примером для каждого. Это образ того совершенного человека, к которому в свое время стремился Конфуций. Большой совершенный человек. И это тот образ, к которому мы должны стремиться, чтобы создать пути в будущий прекрасный мир» [3, с. 109]. Великое значение жизни Н.К.Рериха еще и в том, что в оставленном им творческом наследии содержится ключ к новому осознанию таких высоких понятий, как Синтез, Культура, Красота, Творчество, в нем мы найдем понимание того, какими должны быть искусство и новая наука, найдем практическую помощь в восприятии категорий Живой Этики.

Е.И.Рерих, неизменная спутница и сотрудница в жизни и творчестве, так сказала о Н.К.Рерихе и его Миссии: «Наш Светлый и Любимый будет жить в памяти народа. Просветленные сознания поймут, какой великий Дух ходил по Земле, среди людей, и будил их сознания ко всему Прекрасному, и тем самым вливал в них Эликсир Жизни. Истинно, он заложил основание Новой Эпохи, Нового Мира...» [31, с. 123].

 

ЛИТЕРАТУРА

[1] Письма Елены Рерих.1929–1938. В 2 т Мн.: Белор. фонд Рерихов; ПАРАМЕБ, 1992. Т. 1.

[2] Амонашвили Ш.А. Школа жизни // Три ключа. Педагогический вестник. М.: Издательский дом Шалвы Амонашвили, 1997.

[3] Рерих С.Н. Стремиться к прекрасному. М.: МЦР, 1993.

[4] См. например: Уроженко О.А. «Сердце на кончиках пальцев». Юбилейные Рериховские чтения. 1999 г. М.: МЦР, 2000. С. 142–174; Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн.1. Мастер. М.: МЦР, 1998.

[5] См.: Хейдок А.П. Учитель жизни // Альманах «Утренняя звезда». М.: МЦР, 1993.

[6] Учение Живой Этики. Листы сада М. Озарение. М.: МЦР, 1994.

[7] См.: Петербургский Рериховский сборник. Вып.1 СПб.: Изд-во Буковского, 1998.

[8] Рукописный отдел ГТГ, фонд 44/14.

[9] Рерих. Н.К. Химават. Самара: ТОО «Агни», 1995.

[10] Рукописный отдел ГТГ, фонд 44/162.

[11] Рерих Н.К. Держава Света. Священный дозор. Рига: Виеда, 1992.

[12] Рерих Н.К. Нерушимое. Рига: Виеда, 1991.

[13] Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. М.: МЦР, 1995. Т.2.

[14] Рерих Н.К. Художники жизни. М.: МЦР, 1993.

[15] Рукописный отдел ГТГ, фонд 44/181.

[16] Там же, фонд 44/184.

[17] Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. М.: МЦР, 1995. Т.1.

[18] Рерих С.Н. Николай Рерих – художник и провидец. // Держава Рериха. М.: МЦР, 1992.

[19] См.: Рерих Н.К. Твердыня пламенная. Рига: Виеда, 1991.

[20] Рерих Н.К. Культура и цивилизация. М.: МЦР, 1994.

[21] Рерих Н.К. Созидательная работа // Знамя Мира. М.: МЦР, 1995.

[22] См.: Беликов П.Ф. Из письма Е.В.Кончину // Альманах «Утренняя звезда» № 2–3. М.: МЦР, 1994–1997.

[23] Черноземова Е.Н. «Как слово наше отзовется…» Что значит учить русскому языку? // Три ключа. Педагогический вестник. Выпуск третий. 1999.

[24] Учение Живой Этики. Сердце. М.: МЦР, 1995.

[25] Цит. по: Князева В.П. Николай Рерих. СПб.: «СОТИС», 1994.

[26] Рерих Н.К. По пути из варяг в греки // Рерих в России. М.: МЦР, 1993.

[27] Рерих Н.К. На кургане // О старине моления. Листы. Сказки. М.: МЦР, 1999.

[28] Шапошникова Л.В. Великое путешествие: В 3 кн. Кн. 1. Мастер.М.: МЦР, 1998.

[29] Гессе Г. Игра в бисер. Харьков: Фолио; М.: ООО «Фирма “Издательство АСТ”», 1999.

[30] Учение Живой Этики. Надземное. М.: МЦР, 1996.

[31] Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М.: МЦР, 1994.

 

Метки: Сергеева Т.П.

Печать

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter