Ю.Н. Рерих
Письма (1934–1935)

 

З.Г. Лихтман [1]

10 января 1934 г.

Дорогой Друг,

Благодарю за письмо Ваше от 21 дек[абря]. Вы совершенно правильно отмечаете значительность времени и наступление сроков работать на иных рубежах. Действительно, на некоторых секторах эти сроки приблизились вплотную, так что даже трудно порою определить контур происходящего. Да, сведения идут густою волною. Необходимо соблюсти сроки, и потому так важно закончить реорганизацию. Адвокатское сословие является одним из общественных несчастий современной цивилизации. Очень надеемся, что Логв[ан] проявит должную твердость в заключительных моментах битвы. Необходимо также справиться у представителя Деб.’а [2] в Вашингтоне о ходе его переговоров относительно приглашения. Вот и для этого сроки настают, и пора выяснить положение. Очень интересно письмо Франсис о возможности экспедиции. Ведь край Ал[тая] и прилегающие к нему районы чрезвычайно интересны в ботаническом и хозяйственно‑производительном отношении. Желательно решить принципиально возможность экспедиции и соответствующих ассигновок, не входя в детали и не связываясь с географическими названиями. Сердце Азии достаточно широкое понятие для первых шагов. Все же остальное, конечно, лично. Вот в наступающее время и в этой области много конкурентов. Вы спрашивали о Св[ене] Гедине. Думаю, что настоящая [его] экспедиция не имеет научного значения. Еще задолго до получения первых сведений о его поездке имел сон, что отобрал от него его верблюдов! Относительно Института «do whatever you can» [3].

Очень тронут готовностью Донна. Книга пожертвований, конечно, необходима. Буду благодарен, если удастся что‑либо доста[ви]ть для Кириллова. В настоящее время это полезный сотрудник. Ввиду краткости моего пребывания в N[ew] Y[ork], я не буду в состоянии принимать участие в каких‑либо публичных выступлениях (как‑то: лекции, банкеты и проч.). Все будет сосредоточено на продвижении. Шлю сердечный привет С.М. [Шафран] и Ав[ираху].

Духом с Вами,

Ю. Р[ерих]

<Относительно приглашения лучше действовать через представителя в Вашингтоне], а не Хорин[учи].> [4]


[1] Автограф.

[2] Здесь: Рензо Савада.

[3] Делайте все, что вы можете (англ.).

[4] Приписано на полях.

 

З.Г. Лихтман

9 июля 1934 г.

Дорогой Друг,

Спасибо сердечное за письмо Ваше от 6 июня. Все еще находимся в Харбине в ожидании наших ботаников, которые совершенно непонятно задержались в Дайрене и, видимо, просто не собираются держать нас в курсе своих планов. Последнее письмо от них было от 21‑го п[рошлого] м[есяца], а с тех пор нет известий. Со своей стороны начинаю собирать материалы по лекарственным травам, хотя обильные дожди препятствуют работе на местах, реки сильно разлились, и есть опасность наводнения. Посмотрим. За прошлый месяц следующие суммы: 222 долл[ара] для Н.К. [Рериха] и 172 долл[ара] для меня. Так как обе эти суммы ничему не соответствуют, то просим разъяснения. Оба чека датированы 5 июня.

Меня пригласили прочесть на местном юридич[еском] фак[ультете] ряд лекций по истории Средней Азии. Очень прошу Вас выслать мне сюда пакет моих слайдов, которые Вы найдете в моей квартире в клозете по правую руку от входной двери на полке клозета. Прошу их соответственно прочно уложить и отправить заказной посылкой. Быть может, Киммель имеет понятие, как укладывать слайды в столь далекую дорогу. Также, если найдете в моем личном файль [1], который находился в квартире моего брата вместе с моими книжными ящиками, текст моей лекции об истории Средней Азии (лекция напечатана на машинке на англ[ийском] яз[ыке] и переплетена в коричневый переплет), то перешлите и его.

Спасибо за хлопоты по уплате Фиала [2] и другим. Правильно сделали, что перевели оставшиеся 30 долл[аров] Фоку [3]. Также прошу написать Харрасовицу в Лейпциг (Кверштрассе, 14, Лейпциг, CI), что я пошлю ему взнос согласно его письму от 24 мая.

Работы много, но сложность большая. Ведь все время приходится идти по гребню волны. Знаю, что и у Вас сейчас сложно. На стыке событий эта сложность неизбежна. Каковы настроения Друга? Давно не имели сведений о нем.

Шлю сердечный привет С.М. [Шафран] и Ав[ираху], а также всем друзьям.

Душевно Ваш,

Ю. Р[ерих] [4]


[1] File (англ.) – папка.

[2] Вероятно, «Fiala Arms and Equipment Со», оружейная компания, основанная в 1920 г.

[3] «Fock» – немецкая книгоиздательская фирма.

[4] Чернилами от руки.

 

З.Г. Лихтман [1]

7 декабря 1934 г.
Пейпинг

Дорогой Друг,

Давно не писал Вам, но ведь последние дни в Харбине, а затем и в дороге были чрезвычайно заняты. Вы, наверное, получили нашу телеграмму от 18 ноября, в которой сообщалось о нападении блока газет. Некоторые группы лекторов [2] повели атаку, ибо в их планы не входит строительство будущего. Конечно, как всегда, торжествует tactica adversa, но нужно громыхать. Потому не унывайте, а добивайтесь amende honorable [3] через нашего друга Сав[аду]. Ведь нужно же выяснить положение. Или мы друзья, или нет. Не может же группа каких‑то проходимцев в редакции «Харб[инское] Время» направлять действие высокоопытных лиц! Как всегда, есть и хорошее. Мой друг из Kansas [4] написал мне очень значительное письмо. Поддержите его начинание школы всеми средствами. Ведь он представляет очень значительную группировку, и требуется лишь ссуда под значительное обеспечение. Ведь на его ranch [5] имеется и уголь, и многое другое, он все ставит на карту, лишь бы добиться результата. Пусть Галад [6] напряжет все усилия. Всего требуется около двух миллионов амер[иканских] долларов, и вы понимаете, какое значение может иметь этот новый научный успех в Канзасе. Ведь вопрос идет только о временном займе под солидное обеспечение. Для безработных артистов [7] это будет спасение, также и Тексас [8] может сделать великое дело. Ведь Михаилу [9] придется принять руководящее участие, о чем его уже просили. С родственниками Sachsa [10] нужна осторожность, ибо некоторые из них чрезвычайно эгоистичны и имеют непозволительное отношение к артистам и другим служителям высокого искусства.

Встретил и Петра [11], собирается заняться основным призванием, об этом его просили. Словом, действуйте в направлении займа. Быть может, Друг заинтересует Cowarda [12] или каких других влиятельных финансистов. Нельзя терять ни дня, ни часа, многое должно устроиться в течение этой зимы. Но пусть Галад напряжется и мобилизует все усилия и возможности. Чудо у порога.

Ваш всегда,

Ю. Р[ерих]

<Думается, что заем может выплачиваться частично и периодично. Главное, получить хотя бы некоторую сумму, чтобы начать хотя бы в пределах нескольких сот тысяч. Пусть Miller [13] и Leonore [14], каждый в своем поле действия, напрягут силы. Необходимо[готовиться] к решающему моменту, и учреждения должны выйти на новую дорогу и побороть кризис.> [15]


[1] Автограф.

[2] Здесь: японцы.

[3] Публичное извинение (фр.).

[4] Канзас (англ.).

[5] Ранчо (англ.).

[6] Генри Уоллес.

[7] Здесь: русские белоэмигранты.

[8] Техас. Здесь: США.

[9] Здесь: Н.К. Рерих.

[10] Здесь: Рензо Савада.

[11] Здесь: Ю.Н. Рерих.

[12] Здесь: Ф.Д. Рузвельт.

[13] Здесь: Л. Хорш.

[14] Здесь: Ф. Грант.

[15] Дописано на полях.

 

З.Г. Лихтман [1]

19 января 1935 г.

З[ине] Л[ихтман] от Юрия

Дорогой Друг,

Я долго не писал Вам, причиной этому была моя чрезмерная занятость и необходимость работы в нескольких направлениях. Научная работа занимает много времени. Во многих отношениях для меня это новая область. Я собираю материалы по лекарственным растениям. 17[января] я прочитал лекцию о тибетской медицине в местном Ротари клубе, она имела успех, присутствовало около 60 человек. В результате этой лекции я получил приглашение выступить с лекцией в Рокфеллеровском институте 24‑го этого месяца. Мы встретили здесь представителя Музея Канзаса [2]. Канзас надеется на возможность воплощения в жизнь планов, касающихся школы и связанного с ней займа. Радостно, что мы желаем им полного успеха и скорейшего воплощения в жизнь всех их полезных планов. Я убежден, что в сотрудничестве с Гал[ахадом] все вопросы будут решены быстро и полезно. Эти дни я пытаюсь найти информацию, которую запросил друг Модры для его физико‑географических исследований. Руководитель гарантирует доход от соленых озер; так озеро в Алашани (Джиаронто‑нур) в год приносит 500 000 мекс[иканских] долларов прибыли. Ихе и Бага Шикир‑нур в Ордосе в год приносят 300 000 мекс[иканских] долларов прибыли. Озера в Караманшнаи дают от 200 000 до 150 000 мекс[иканских] долларов в год. Также Ирине Бабасу‑нур. Шон‑хор, Дабасу‑нур – 200 000 мекс[иканских] долларов прибыли. Здесь также есть уголь очень хорошего качества и другие полезные ископаемые, о которых я должен сообщить дополнительно. Мы ждем от Вас дальнейшей информации. От управляющего лекторами мы до сих пор не получили ответа. В этой области сошлись вместе многие очень странные вещи и явное нежелание кооперировать. Необходимо очень хорошо и до конца прояснить[этот] вопрос. Везде нарастают великие события. Есть ли ответ от Загса? Ведь и в этом случае надо полностью все прояснить и понять, где мы находимся. Одними добрыми словами не сваришь кашу. Это странно, что нет ответа от генерала, которому мы послали публикации и знаки отличия через Сав[аду].

Юрий


[1] Перевод с английского О.А. Лавреновой.

[2] Вероятно, имеется в виду князь Де‑ван.

 

Ф. Грант [1]

13 февраля 1935 г.

Дорогая Франсис,

Премного благодарен за Ваше прекрасное письмо от 10‑го прошлого месяца с приложениями. Я попытаюсь ответить на все вопросы и послать объяснения. Конечно, я новый человек, и вся эта рутина хуже, чем армейский порядок! Перед нашим отъездом было оговорено, что Макмилл[ан] покажет мне должную процедуру, но в Харбине он отказался сделать это, и мне пришлось разбираться самостоятельно.

Я был счастлив прочесть в Вашем письме о Ваших планах относительно Канзаса и надеюсь, что Галад понимает важность этого [направления] развития в жизни наших организаций. Это реальные возможности, и я был рад узнать, что Петр назначен главным советником в своей области. Ситуация, согласно его письму, остается напряженной, но он надеется, что кризис будет вскоре преодолен. Я надеюсь услышать от Вас [что‑либо] о действиях Галада в этом направлении.

Наша научная работа успешно продвигается. Первая посылка материала из Северной Маньчжурии была отправлена через консульство 19 янв[аря] (эта посылка включает семена кормовых трав). Вторая посылка, содержащая коллекцию лекарственных растений, собранных лекарем в С[еверной] Маньчжурии, и часть основного гербария, была послана 2 февраля. Дальнейшие посылки последуют, вероятно, в 6 или 7 коробках. Я сейчас работаю над сбором коллекции лекарственных растений согласно тибетской фармакоп[ее]. Были собраны наиболее важные лекарственные образцы для Департамента. Все они будут переправлены через [американское] представительство до нашего отъезда из Пекина. Становится все более и более очевидно, что странные поступки Макмил[лана] и Стеф[енсона] имели негативные последствия в некоторых местных кругах. В нескольких случаях мне приходилось объяснять положение дел, чтобы утвердить реальную версию[событий].

Недавно мы обнаружили след клеветнической кампании среди членов местной американской колонии. Как обычно, в основном трудноуловимые сплетни. Один мой хороший друг недавно рассказал мне, что Оуэн Латтимор, редактор журнала «Pasific affairs» и автор нескольких более‑менее успешных книг о Центральной Азии, распространял вредные формулы как в Пекине, так и в Гоби! Он рассказывал отвратительные вещи о местной американской] колонии, которые, к счастью, не соответствуют действительности. Я пытался кое‑что выяснить через моих местных амер[иканских] друзей, но все они мало понимают утверждения Латтимора. Кажется, этот человек имеет определенную точку зрения. Вероятно, за ним стоят С[тарый] Д[ом] или некоторые обезьяньи создания [2]. Вашему другу будет, конечно, интересно узнать об этой деятельности. Возможно, Вы знаете подоплеку Латтимора, что касается меня, я должен сказать, что я был очень удивлен, услышав о его утверждениях, сделанных с очевидной целью затруднить нашу работу.

У нас в Пекине необычайно теплая зима. Необычно теплая погода вызвала эпидемии, к примеру «испанский» грипп. У Отца и меня температура держится уже десять дней. Сейчас возвращается один из наших ассистентов. Мы были бы счастливы уже выехать в поле и начать полевые работы.

С самыми наилучшими пожеланиями от нас обоих.

Сердечно Ваш,

Ю. де Р[ерих] [3]


[1] Перевод с английского О.А. Лавреновой.

[2] Здесь: англичане.

[3] Чернилами от руки.

 

Ф. Грант [1]

1 марта 1935 г.

Дорогая Франсис,

Приближается день нашего отъезда на полевые работы в Гоби. Мы сильно заняты подготовкой к предстоящему путешествию. Надо уделить внимание многим деталям. Я до нашего отъезда в Гоби вышлю в Вашингтон коллекцию по тибетской фармакопее. Очень надеюсь, что мы услышим о Канзасе до нашего отъезда. Я понимаю, что дело спешное и открывает прекрасные и исключительные возможности. Молюсь, чтобы Гал[ахад] понял грандиозные масштабы работы. Мы были очень рады прочесть хорошую новость, что здание [2] возвращено.

Благоприятное решение дела Канз[аса], конечно, даст новый импульс. Наконец, это очень выгодное предложение. Хадсон [3] очень благоприятствует, [как] я понимаю, и Петра попросили возглавить работу по его собственной специальной линии. Нет необходимости говорить, как мы ждем от Вас хороших новостей и надеемся, что Гал[ахад] поймет значимость этой прекрасной возможности.

Я просил Зину передать Вам, что редактор журнала «Pacific Rev[ew]» [О. Латтимор], о котором я писал в предыдущем письме, позвонил мне и отрицал, что он говорил нечто вредоносное. Надеюсь, что он будет более осмотрителен в будущем.

Буду счастлив оказаться на свежем воздухе. Городская жизнь – утомительна, особенно для меня. Посылаю в Ваш[ингтон] коллекцию тибетских медицинских текстов, также я преуспел в копировании некоторых ценных списков рецептов, составленных известными лекарями. Это заняло длительное время, Вы знаете, с какой неохотой местные позволяют иностранцам что‑либо копировать, особенно медицинские книги, которые считаются чем‑то вроде табу.

С наилучшими пожеланиями всем сотрудникам и друзьям.

Сердечно Ваш,

Ю. де Р[ерих] [4]


[1] Перевод с английского О.А. Лавреновой.

[2] Мастер‑Билдинг.

[3] Здесь: Таши‑лама.

[4] Чернилами от руки.

 

З.Г. Лихтман [1]

5 июня 1935 г.

Дорогой Друг,

Пишу Вам по несколько спешному делу. Вы, наверное, помните, что я Вам своевременно сообщал о г‑не Латтим[оре]. Теперь выяснилось, что этот тип продолжает свою «деятельность», всячески стараясь дискредитировать нас. Нам сообщалось за это время ряд фактов, которые ярко свидетельствуют, что поступки этого типа не могут просто объясняться как ревность исследователя или ученого. За ними стоит что‑то другое. И это что‑то необходимо выяснить. Вы понимаете, что подобная закулисная деятельность чрезвычайно вредит всему делу Кан[заса]. Надеемся, что Frances [Грант] сообщит обо всем этом Другу и что тот выяснит весь background [2] этого типа. Многие соотечественники этого типа его очень не одобряют и рассказывали о нем всякие вещи. К сожалению, некоторые члены О[ld] H[ouse] к нему питают большое доверие. Мне не ясна связь этого типа с «тиграми», но имеются данные и в этом направлении. Со своей стороны мы принимаем все меры к выяснению и нейтрализации его деятельности. Как пример приведу один случай, происшедший недавно: этот тип сообщил одному моему местному знакомому, что я о нем говорил дурно. Тот был в большом изумлении. Конечно, я ничего дурного не говорил, и вся эта глупая история только показывает методы этого типа. Боюсь, что за всем этим кроется та же рука, что и в происшествиях прошлого года с Франклином [3]. Вот и этот вопрос следует расследовать. Создается совершенно невероятная конъюнктура: приходится терпеть нападки от своей же стороны! Неужели нельзя этому поставить конец? Ведь представители О[ld] H[ouse] были только civil [4], и следует принять меры к выяснению всего положения.

В остальном у нас все благополучно, но предупреждаю, что необходимо нейтрализовать ветки этого темника.

Шлю сердечный привет С.М. [Шафран] и Авираху, и также всем сотрудникам.

Душевно Ваш,

Ю. Р[ерих]

Пишу это письмо и для Frances.


[1] Автограф.

[2] Подоплека (англ.).

[3] Здесь: X. Макмиллан.

[4] Гражданский, штатский (англ.).

 

З.Г. Лихтман [1]

23 июля 1935 г.
Наран‑обо

Дорогой Друг,

Спасибо сердечное за письмо Ваше от 13/VI со вложением газетных статей о Ломоносове. У нас по‑прежнему ладно. К экспедиции присоединился известный китайский ботаник Dr. Keng. Таким образом, с удвоенными усилиями сможем продвигать работу. Вы, наверное, знаете, что мы неожиданно получили телеграмму из Мин[истерства] земледелия с предписанием перевести экспедицию в Суйюань, т. е. в западную часть Внутр[енней] Монголии. Она, конечно, совпала с нашими планами, ибо мы уже 26 июня перевели экспедицию на запад. Думаю, что газетные слухи о событиях в наших краях повлияли на решение министерства], на самом же деле район вполне спокоен, и мы никаких затруднений не ощущали. В «P[eiping‑]T[ientsin] Times» была длинная статья об экспедиции со всевозможными намеками и целым рядом выдуманных фактов; так, мы никогда не собирались стоять во дворце местного князя, и Е[лена] Ивановна] [Рерих] не ожидает нас в Калгане. Словом, кто‑то снова постарался и опустился, как всегда, в лужу. Производим расследование об источниках этой статьи. Думаю, что она в связи с телеграммами, о которых телеграфировала Франсис. В таком случае необходимо расследовать и с Вашей стороны. Последние телеграммы от Модры и Друга нас повергли в большое удивление. Отсюда просто не придумать, что могло произойти в Ваших краях. Неужели тыл разлагается? При таких обстоятельствах продвижение становится невозможным, а сроки близки. Начавшееся культурное строительство в Кан[засе] нельзя бросить, вместе с тем необходимо застраховаться на случай углубления всяких настоящих тенденций. Пишу как никогда лично Вам, и читать их на собраниях Совета не следует. Официальные письма буду писать на машинке, сопровождая их указаниями, а то у нас в Minutes [2] почему‑то попадает много заявлений, не относящихся к businessy Совета. Поддержите друг друга в час испытаний. Ведь наступает грозный год, и нужна большая внутренняя подготовка, а то легко унестись вместе с вихрем, который уже начинается во многих местах нашей планеты. Итак, ждем Ваших сведений. Сердечный привет С.М. [Шафран] и Ав[ираху], а также всем сотрудникам, особенно самоотверженному Фосдику, которого Н.К. часто вспоминает.

Душевно Ваш,

Ю. Р[ерих]

Извините за почерк, пишу на бензинном ящике.


[1] Автограф.

[2] Протокол (англ.). Здесь: журналы заседаний Правления Музея Рериха.

 

З.Г. Лихтман

16 августа 1935 г.

Дорогой Друг,

Получили ваше письмо с описанием перемен, происшедших в Г[алахаде]. Все это чрезвычайно непонятно. Видимо, кто‑то очень потрудился, совершенно не отдавая себе отчета, что делает. Ведь с таким сознанием ко всему вопросу К[анзаса] подходить нельзя. Были даны большие возможности, были открыты двери, но в них не сумели войти. Возможности и сейчас есть, но на мед уже собралось много мух, и это нужно учитывать. Нельзя проявлять такую неповоротливость, а главное, отсутствие backbone [1] и достойных слов. Итак, как всегда в истории событий, тыл развалился скорее фронта и требует экстренных мер для водворения порядка. У нас здесь все благополучно. Собираем семена, гербарий. Работают два китайских ботаника. Появившиеся заметки в газетах вызвали здесь настоящее веселье. Один монгол мне говорил: «Мы думали, что европейцы и американцы более объединены, но, видимо, даже научная экспедиция является предметом яростных толков». Не без язвительности передавались слова некоторых лиц вроде Лат[тимора]. Конечно, все эти господа не учитывают, что если местный человек всем верит, то он непременно передаст вам все, с имена[ми], что говорил вам злошептатель. На днях в наш лагерь заехал W. Dey., знакомый американец из Калгана, который рассказал мне о своей беседе с Mr. Steel, корреспондентом «Associated Press», приехавшим в Калган. Этот последний сказал, что относительно экспедиции мнения разделились: одни под влиянием отозванных ботаников, которые, по его словам, оставили «ап evil trail behind» [2], настроены враждебно, другие дружественны и отрицают нападки враждебного лагеря. Прочтите это письмо Модр[е]. Быть может, она эту выписку сумеет передать [Уоллесу] через Бина. Все подобные факты должны быть использованы. Tactica adversa только [тогда] хороша, если ее суметь использовать, иначе происходит отравление пространства. Но хуже всего, когда в своем лагере появляются вольные или невольные сторонники темных, ибо «не ведают, что творят». Статья о стране Ч[ингиз] Х[ана] [3] создала совершенно определенные данные, основанные на официальных постановлениях. Говорить об искажениях вообще неуместно [4]. Потому требуется особая осторожность, бдительность и справедливость. Главное же, нужно избежать спекуляций на Указаниях. Это так недостойно.

Вот во всех этих вопросах внутреннего порядка потребуется особая честность. Иначе не пройти. А события идут, и, конечно, во многих областях возможности мирного строительства упущены. Сердечный привет С.М. [Шафран] и Ав[ираху].

Душевно Ваш,

Ю. Р[ерих]


[1] Твердость характера, основа (англ.).

[2] За собой дурной след (англ.).

[3] Очерк Н.К. Рериха «Монголия».

[4] Об искажениях действительности в статье Н.К. Рериха «Монголия» говорил в приватной беседе Г. Уоллес с Ф. Грант, о чем она потом сообщала Рерихам в письмах.

 

З.Г. Лихтман [1]

29 августа 1935 г.

Дорогой Друг,

Получили Ваше письмо от 18/VII. Внимательно прочли Ваше письмо к Н.К. Как видите, мое предыдущее письмо до некоторой степени является ответом на ваше от 18/VII. Все это давно было известно, но все же больно, что должно было совершиться и завершить собою цикл. Теперь начинается новый цикл при новых соотнесениях сил. Прилагаю два письма. Сообщите их для сведения Фр[ансис]. Дело в том, что мы получили совершенно неожиданно радиограмму из Department с предложением перевести экспедицию к началу сентября в Синин в Куку‑нор. Радио было датировано 22/VIII и достигло нас 23‑го. Итак, вопреки времени и пространству, и всем географическим условиям, и другим соображениям и формальностям, кто‑то нам предлагает «перелететь» в Синин через горы и пески. К сожалению, как увидите из письма, это вне человеческих возможностей, а собирать семена астрально вряд ли возможно. Видимо, у кого‑то «развинтились гайки», как говорят казаки, и нас начинают кидать по всему необъятному пространству Средней Азии. Здесь же работа продолжается успешно, и так как семенной сезон заканчивается в конце сентября, то и собираемся к этому времени окончить наши ботанические работы. Слышу положительное по делу К[анзаса], но не могу действовать по известным Вам обстоятельствам. Двери были открыты, возможности были, но не сумели войти. Ведь делать‑то нужно руками человеческими. Когда же замечается во всем полное отсутствие «backbone», тогда и поток направляется по другому руслу. Потому советую полное спокойствие. Если кто не хочет продолжать плыть в лодке, пусть прыгает. Дело его личное. Поразительна перемена некоторых. На словах было одно, а на сердце, видимо, другое, и это другое наконец вырвалось наружу. Здесь многие писаки начинают осознавать всю ерунду написанного ими же. Поздновато. Думается мне, что оба ботан[ика] приложили и, быть может, и продолжают прилагать свою «благородную» руку. Неужели нет порядочных людей? Шлю сердечный привет Ав[ираху], Фр[ансис] и С[офье] М[ихайловне].

Душевно Ваш,

Ю. Р[ерих]


[1] Автограф. С незначительными вариациями опубликовано: Рерих Ю.Н. Письма. В 2 т. М.: МЦР, 2002. T. I. С. 300–301.

 

З.Г. Лихтман [1]

28 октября 1935 г.

Дорогой Друг,

Вернувшись в Наггар, получил Ваше письмо от 5/IX, а также Income tax return forms [2]. Крайне тронут Вашим заботливым отношением. До сих пор этим занимался L[ouis Horch]'s office [3], и я совершенно не знаком с этим делом. Посылаю Вам при сем английское письмо, которое можно показать Tax officials [4]. Если Вас спросят, почему affidavit [5] не подписано notary [6], скажите им, что в настоящее время в Наггаре нет magistrate [7], который осенью обычно «on tour» [8]. Dep[artment] of Agriculture [9] принимает Vouchers [10] и другие документы, подписанные без засвидетельствования подписи, в случае, если нет времени подписания, не имелся notary. Думаю, что и в данном случае подпись английского офицера вполне удовлетворит чиновников. Конечно, все эти соображения только на случай, если они сами подымут этот вопрос. Я ничего не вписал под графой «Less: Earned Income Credit» [11], ибо не знаю, как они это высчитывают. Деньги в размере US $90 Вам посылаю. Если что останется, сохраните на почтовые расходы. Сейчас продолжаем работу по экспедиции: заканчиваем сбор семян в Гималаях и предстоит заняться написанием официального отчета по экспедиции. Сборы – большие. Относительно вакханалии, которая происходит в N[ew] Y[ork], трудно вообще что‑либо выразить, так все это безобразно. Конечно, гнойник должен был быть вскрыт, но подлость велика. Сообщаю, что я никогда не получал от Л[уиса Хорша] в долг US $5000. Я получил в июне 1928 г. $5000 из личных средств Н.К. Конечно, Л[уис], имея доверенность от Н.К., мог все это выдавать за свое. Вообще, обратите внимание, что настоящее восстание возглавляется человеком, имевшим доверенности. Это уже legal point [12]!

Беспокоит меня судьба моих ящиков с книгами. Ведь часть оставалась на 25 этаже. Где они сейчас? Если хотите, пришлю Вам доверенность на эти ящики. Привет всем.

Духом с Вами,

Ю. Р[ерих]

<Из Пекина послал Вам несколько пакетов с книгами и картами, прошу сохранить. Дошли ли они? Адресованы на 310, Riverside Drive. Сохраняете ли связь с проф. Болдыревым из Мичигана, Е.И. слышала его как сотрудника?> [13]


[1] Автограф.

[2] Формы декларации о доходах (англ.).

[3] Офис Л[уиса Хорша] (англ.).

[4] Налоговые службы (англ.).

[5] Письменное показание (англ.).

[6] Нотариус (англ.).

[7] Магистрат, мировой суд (англ.).

[8] В разъездах (англ.).

[9] Департамент сельского хозяйства (англ.)

[10] Расписки (англ.).

[11] Вычет: заработанный доход (англ.).

[12] Юридический вопрос (англ.).

[13] Дописано на полях.

 

З.Г. Лихтман [1]

1 ноября 1935 г.
Naggar

Дорогой Друг,

В дополнение прошлого письма со вложениями документов по налогу спешу сообщить Вам, что деньги в размере US $90

Вам посланы. Еще раз приношу Вам глубокую благодарность за Вашу работу. Ведь меня держали в полной неизвестности. Сейчас завален работой по экспедиции. Работаю над подробным отчетом о научных исследованиях в Монголии, сортируем коллекции, собранные здесь для министерства. Вообще, трудно себе представить все происходящее. Многое к лучшему. Но все же прискорбно, что одержание разрушает достижения. Так, в деле сколаршип К[анзас] были добыты прекрасные возможности, которые по местным условиям потребовали много труда, времени и усилий, далеко не среди легких обстоятельств. Но у кого‑то не хватило терпения, а у другого появился какой‑то животный страх, этим особенно отличался Гал[ахад]. Итак, строительство пойдет без этих «одержимых».

Ведь все это чувствовалось уже давно, и с таким внутренним багажом идти дальше было нельзя. Итак, будем работать, ибо работа идет и вне кирпичных стен buildinga [2]. Рад сообщить Вам, что я сейчас переписываюсь по двум возможностям напечатать словарь. Таким образом, и этот труд может увидеть свет. Теперь должен побеспокоить Вас личным делом. Дело идет о моих книгах. Дело в том, что некоторые из них мне нужны для работы здесь (особенно Stein: Innermost Asia, 4 vols. [3] и Sven Hedin: Southern Tibet, 8 vols. [4]). Не знаю, что проще по настоящим временам: вынуть ли их из ящиков и послать по почте, или же передать ящики American Express для пересылки грузом сюда в Индию. Вам виднее на месте по обстоятельствам. Ведь нужно избегать всяких осложнений. Насколько я помню, часть ящиков находилась в 2004 [квартире], а часть на 25 [этаже]. Вы мне писали, что все из 2004‑й было перенесено в помещение «Урусвати». Относится ли это также и к тем ящикам, которые находились на 25 эт[аже]? Если Вы решите, что проще переслать через Am[erican] Express сами ящики, то следует предварительно из них вынуть все книги по военной науке, которые здесь мне не нужны. Так как невозможно этим утруждать Ваших сотрудников, то для этого можно пригласить какого‑нибудь молодого человека на несколько дней, заплатив ему один доллар в день. Желающих можно, наверное, найти, хотя бы среди русских. Уложив затем все книги научного содержания в ящики, таковые можно было бы передать в Am[erican] Express для пересылки сюда (freight [5]). Посылать можно сюда «collect» [6], т. е. уплата за перевоз будет мною уплачена здесь. Стоимость перевоза «freight» стоит дешево. Сундуки, конечно, следует оставить, где они сейчас. Если у Вас имеются ключи, вскройте их и все наход[ящиеся] там книги положите в ящики для отправки сюда. Думаю, это займет меньше времени, чем искать по ящикам необходимые книги. Конечно, Вам виднее по местным обстоятельствам. Если кое‑что находится еще в 2004‑й, то тех вещей трогать не следует. Буду ждать Вашего письма, ведь Вам на месте виднее. Если можно было бы достать книги сюда, то это значительно ускорило бы работу здесь. В местных библиотеках достать их почти невозможно, для этого нужно ехать в Delhi [7] или Calcutta [8], что стоит больших денег. Покупать же новые – также невозможно теперь. Очень прошу Вас не затруднять себя этим делом, а поручить его, если возможно, какому‑нибудь маленькому человеку. Ведь для всей работы потребуется пара дней. Все расходы я уплачу. На 25 этаже, кроме сундуков, находились еще три ящика книг и один кожаный ягтан (вьючный сундук) с книгами. Брат говорил мне, что все его вещи с 25 эт[ажа] перенесены на 29 эт[аж]. Возможно, что туда перенесены и мои ящики. В таком случае следовало бы спросить Kath[erine], которая имеет ключи к помещению. Но повторяю, что главное – не усложнить, и потому все оставляю в Ваших руках и буду ждать Ваших соображений.

Шлю сердечный привет С.М.[Шафран], Ав[ираху], Frances и всем верным сотрудникам.

Духом с Вами,

Ю. Р[ерих]

Для отбора книг мог бы пригодиться молодой Шаховской, конечно, за renumeration [9]. Относительно ящиков на 20 этаже, то этот вопрос должна решить Kath[erine], которая ведает вещами брата. Главное, избежать загромождений.


[1] Автограф.

[2] Здание (англ.).

[3] Stein A. Innermost Asia: Detailed Report of Explorations in Central Asia, Kan‑su and Eastern Iran. Vol. I–IL Text. Vol. III. Plates. Vol. IV. Maps.[1928].

[4] Hedin S. Southern Tibet: Discoveries in Former Times compared with my own Researches in 1906–1908. 8 vols.[1922].

[5] Грузоперевозка (англ.).

[6] С оплатой получателем (англ.).

[7] Дели (англ.).

[8] Калькутта (англ.).

[9] Вознаграждение (нем.).

 

З.Г. Лихтман [1]

10 декабря 1935 г.

Дорогой Друг,

Несмотря на грозное время, Ваши последние письма от середины ноября нас порадовали. Действительно, происходит смотр друзей и врагов. Так и пойдем. Вот наступает преддверие великого года. Скорблю, что кому‑то понадобилось нанести удар перед самым концом. Многое стояло уже «на рельсах». Характерно, что удар пришелся со стороны сотрудников, выказавших безмерную степень предательства, лжи и злобности. Раскрылись настоящие лики, и за это, конечно, следует благодарить судьбу. Одно меня беспокоит – это здоровье Е.И. Ведь как бы мужественно ни смотреть на вещи, но чернота предательства все же вызывает глубокое огорчение, а Вы знаете состояние ее сердца. Также и Н.К. после трудов экспедиции остро чувствует все напряжение момента. Всячески стараемся облегчить бремя. Так своеобразно отпраздновали 60‑летие Н.К., а ведь в эти годы сердце уже требует бережного отношения. В нашу же эпоху прихода «великого Хама» исчезло бережение культурных достояний, и все опрокидывается в какой‑то дикой пляске. Своими поступками Леви доказал, что не было у него горения к вопросам духовной культуры, что шел он, гонимый жаждой земных благ и обогащения. Итак, он в прошлом, и теперь предстоит очистить помещение от нечисти! Чрезвычайно много работаем. Пишу отчет об экспедиции, как научный, так и финансовый. Просматривая переписку Леви, вижу, что он многократно и злорадно останавливался на некоторых расходах по снаряжению. Видимо, он совершенно превратно понял их и цитирует стоимости палаток и 3‑х пар сапог в амер[иканских] долларах, тогда как цены указаны в местной маньчжур[ской] валюте и их следует разделить на три, чтобы получить стоимость в амер[иканских] долларах. Так он сообщает, что три пары сапог стоили $75 (местных!), т. е. около $25 амер[иканских]! Согласитесь, что цена небольшая для 3‑х пар высоких сапог. Все снаряжение покупалось у поставщиков армии, т. е. по низким ценам. Шофер экспедиции получал 45 местных долларов в месяц, или US $15! Потому нельзя бросить упреки экспедиции в чрезмерных расходах. Конечно, в этом Леви обнаруживает свое полное и безнадежное невежество, которое и толкает его на край бездны. Новые, новые поднимут стяг и донесут его до сужденного! В газетах прочел, что в Петербурге открылся в Русском музее новый отдел живописи XIX–XX столетий, среди которого много картин Н.К. Не напишете ли Зюме, что именно и как выставляют. В прошлых письмах писал о своих книгах. Да, их лучше выслать сюда. В случае необходимости их можно вынести пакетами, если неудобно ящиками из‑за состояния помещения. Для этого пригласите какого‑нибудь молодого человека, конечно, за вознаграждение, которое вышлю, как только получу Ваше ответное письмо. Шлю самый сердечный привет С.М. [Шафран], и Ав[ираху], и всем друзьям.

Духом с Вами,

Ю. Р[ерих]


[1] Автограф.

 

З.Г. Лихтман [1]

17 декабря 1935 г.

Дорогой Друг,

Только что получил Ваши письма от 24 и 26 ноября. Спасибо сердечное за все хлопоты по вопросу о моем налоге. Получил форму доверенности. Нужно будет написать в присутствии чиновника. Единственный available district magistrate [2] находится сейчас «on leave» [3]. Как только раздобуду его подпись, перешлю Вам. Вы спрашиваете относительно моего «Trusteesheep» [4] в R[oerich] M[useum] – имею письмо об избрании Life‑trustee [5], а также письмо за подписью г‑на Х[орша] о пользовании даровой квартирой (2004). Никаких бумаг об отставке не подписывал, а также не получал уведомления о таковом акте. Просматривая отчеты президента Музея [Луиса Хорша], вижу, что он неоднократно упоминает о каких‑то расходах по экипировке настоящей экспедиции, причем все цены снаряжения упоминаются в амер[иканских] долларах, тогда как в нашем отчете они значились в местной валюте! Чтобы получить цену в амер[иканских] долларах, нужно разделить почти на три, тогда картина получается другая. Конечно, все это делалось с намерением, кроме того, даются неточные сведения о жалованиях. Пошлю Вам выписку этого отчета. Очень благодарен Вам и Dudley за хлопоты с моими книгами. Я совершенно не намерен причинять Вам и ему беспокойство. Потому и продолжаю думать, что лучше пригласить Шахов[ского] и за плату устроить разборку, отложив все книги по вое[иным] вопросам. Для Вашего сведения сообщаю, что кроме ящиков в 2004‑й имелось еще в квартире брата: три ящика с книгами, один ягтан, сундук, железная cantine [6] и file [7]. Все эти вещи были помечены моими именем. Вы мне писали, что они также были поставлены в «Урусвати». Так как многие из нужных книг довольно объемисты, то думаю, что их лучше просто выслать ящиками через American Express на Bombay [8]. Но Вам виднее, как это сделать. Мне очень нужна для отчета книга Обручева «Центральная Азия и Нанынань», 2 тома [9], толстых, в черных кожаных переплетах. Простите, что пишу обо всем этом в такое грозное время, но на мне ученая обработка материалов, а по настоящим временам все нужно делать «со страховкой» от возможных каверз.

Духом всегда с Вами,

Ю. Р[ерих]


[1] Автограф.

[2] Доступный районный магистрат (англ.).

[3] В отпуске (англ.)

[4] Попечительство (англ.).

[5] Пожизненный попечитель (англ.).

[6] Сундучок (фр.).

[7] Папка (англ.).

[8] Бомбей (англ.).

[9] Обручев В.А. Центральная Азия, Северный Китай и Нань‑шань. В 2 т. СПб., 1900–1901.

 

З.Г. Лихтман [1]

24 декабря 1935 г.

Дорогой Друг,

Спасибо сердечное за Ваши два письма от 6 дек[абря]. Итак, мы вступаем в новый знаменательный год под гром битвы. Все яснее развертывается картина беспримерного предательства и безумного лицемерия. Все это чувствовалось давно, и атмосфера тления на 17 этаже в достаточной мере это предуказывала. Маски сброшены и предстоит выбросить ехидну. Необходимо, однако, помнить, что в ненависти люди делаются необычайно активны и идут решительно на все. И нам, и нашим адвокатам необходимо проявить максимум находчивости и решительности. Мы знаем, что победа суждена и что Рука Водящая держит руль событий. Итак, когда строилась ступень грядущего года, кому‑то потребовалось нанести удар в спину и при этом выявить все безобразие «inner self» [2], ибо без наклонностей подобное не могло произрасти. Итак, шлем Вам наши самые крепкие и сильные мысли победы. На иных рубежах уже горит заря будущего и идет строительство. Сердечное спасибо за все хлопоты с моими книгами. Хорошо, что извлекли их из Storage room [3]. Stain «Innermost Asia», 4 тома, были нами уложены в ящик в [квартире] 2004 и, видимо, теперь попали в Storage в один из больших деревянных ящиков, там находящихся. Sv. Hedin «Southern Tibet» находился в ящике, который в апреле 1934‑го стоял в квартире брата (в то время там находились 2 деревянных ящика, один сундук, file, один ягтан и железная cantine. Не знаю, где они теперь, но Вы мне писали, что их перенесли либо в [квартиру] 2004, либо в «Урусвати»). Самое лучшее сделать след[ующее]. Пригласить Am[erican] Express или другую transport Со [4], перевезти ящики к ним, у них вскрыть и отобрать книги по воен[ным] вопросам, которые прошу сохранить. Все же научные книги, а также книги Е.И. послать сюда «collect», т. е. с уплатой здесь. Пусть застрахуют на US $1000 и сообщат мне название парохода и порт, куда направлены (Бомбей или Калькутта). Посылать следует «fright». Среди моих вещей были черный чемодан «Cross» с перепиской. Вскройте его и перешлите нам эту переписку почтов[ыми] пакетами. Присылка книг мне очень поможет, ибо занят ответственной научной работой. Отчет подвигается, но трудов с ним много. Все же что произошло с Гал[ахадом]?

Книги следует посылать в деревянных ящиках. Транспор[тная] комп[ания] может их уложить, только попросите кого‑нибудь присутствовать при этом. При сем прилагаю письмо, может пригодиться. Шлем сердечный привет С.М. [Шафран] и Ав[ираху], а также Катр[ин Кэмпбелл] и [Гизеле] Инге[борг Фричи].

Духом с Вами,

Ю. Р[ерих]

<Среди моих вещей был wardrobe trunk [5] малинового цвета, в нем также книги, прошу его вскрыть и книги переложить в деревянный ящик для пересылки сюда. Еще раз прошу извинить за все хлопоты причиняемые. На пересылку и приглашение упаковщика можно употребить US $10, которые послал Вам, если нужно, вышлю еще.> [6]


[1] Автограф.

[2] Внутренняя сущность (англ.).

[3] Камера хранения (англ.).

[4] Транспортная компания (англ.).

[5] Сундук для верхней одежды (англ.).

[6] Дописано на полях.

 

Из архива Музея Николая Рериха в Нью‑Йорке

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 297