Н.К. Рерих

РАДОСТЬ ТВОРЧЕСТВА

Разве наша эпоха не одна из самых значительных? Разве са­мые удивительные открытия не вошли в нашу повседневную жизнь? И разве мы не знакомимся с некоторыми самыми тонкими энергиями? Не счастье ли это – не только знать об этих энергиях, но и быть в состоянии использовать их на самом деле в жизни? Пе­ред самыми нашими глазами все трансформируется. Мы уже знаем, как разделить наши энергии между индивидуальностями и миллио­нами. И мы знаем, где и как достичь миллионов и как использовать нашу энергию в случае с индивидуумом.

Границы духовной жизни расширяются. И физические гра­ницы становятся гибкими и вибрирующими. Идея Востока и За­пада – идея близнецов, которые никогда не встретятся – для нашего ума уже закостеневшая идея. Мы уже не должны верить в то, что искусственные стены могут разделять лучшие импульсы человечества, импульсы творческой эволюции. И теперь перед нашими глазами стоит так называемый Запад и так называемый Восток. Они смотрят проницательно друг на друга. Они проверя­ют каждое движение друг друга. Они могут быть ближайшими друзьями и сотрудниками.

Запад может легко понять основные принципиальные идеи Во­стока и хранить вечную мудрость, которая исходит из той части мира, откуда фактически произошли все религии и все вероучения. А великий Восток следует открытиям Запада и ценит достижения этих творческих умов. На Востоке жаждут плодов цивилизации. Я избегаю сомнительного выражения "механическая" – потому что, по-моему, ничего нет механического, когда мы знаем, что материя и дух – это энергия, и мы, как наши дальневосточные друзья, го­товы принять благословение прогрессивной эволюции. Но жизнь из-за невежества полна непонимания. Они не враги.

Нет врагов эволюции – есть непонимание; непонимание семьи; непонимание секса; непонимание возраста; непонимание стран, континентов, миров. И только через открытую созидаю­щую мысль мы можем преодолеть ее, если мы думаем не о себе, а о будущих поколениях. Я повторяю, что Восток может быть близким другом, самым искусным сотрудником, но этот милли­ард людей так же легко может стать врагом из-за непонимания. Разве не прекрасная задача для нашего поколения решить про­блему непонимания, если мы чувствуем всеединство великой Энергии? Импульс улучшения, духовного подъема, творчества является одним и тем же для всего человечества. Одной и той же рукой мы можем дать наше благословение и ею же совершить убийство. Я не верю в так называемые различные условия. Одно условие существует для всего человечества – общий язык серд­ца, и владея этим языком, вы разрушаете все непонимание, по­тому что вы действуете с полной искренностью. Вы можете дей­ствовать, вы можете преодолевать трудности, потому что вы зна­ете, для какой объединяющей цели вы работаете. Мы так часто говорим о вечном мире, но откуда проистекают войны? Из непо­нимания. И если мы так искусны в своих открытиях, разве не са­мое важное открытие определить, как решить проблему непони­мания через язык сердца? Я не говорю о чем-то метафизическом. После 40 лет деятельности я утверждаю, что все – не эфемерно, и, если каждая энергия может быть открыта, измерена и взвеше­на, то таким же образом наша мысль также является материаль­ной эманацией. И сила мысли без каких-либо метафизических сил может подойти самым дружественным образом к каждому непониманию. Следовательно, с высоты, из будущего мы можем рассмотреть нашу действительность. И наш оптимизм не являет­ся продуктом далеких мечтаний, но результатом изучения дюжи­ны стран и широких подходов к различным народам с совершен­но разной психологией. И в конце концов, несмотря на все раз­личия, они едины. И язык сердца, язык любви один и тот же.

Если знак злобы минус, острый, как пронзающая стрела, то знак любви плюс, вечный пылающий крест, который с незапамят­ных времен проливал свет на сознание и содействовал подъему жизни.

Среди ледников Гималаев кто-то спускается с вершин. В руках он несет чашу. Откуда он пришел? И где он исчезнет в отвесных скалах, этот молчаливый одинокий пилигрим? Таковы незабывае­мые воспоминания о Гималаях. Гонцы вестей Шамбалы воскреша­ют связи между великими традициями прошлого и нашими стрем­лениями к будущему. Он вестник Ригден-Джапо, правителя Шам­балы, правителя будущего, предопределяющего наступающие до­стижения человечества, который посылает своих вестников по все­му миру.

От многих народов пришли эти вестники. Преданно и благого­вейно они несут священную весть грядущей эволюции.

Что это за весть? По всему миру бьются миллиарды сердец. Что свяжет их вместе? В моей статье "Красота-Победительница" есть мысль, что лучший путь приблизиться к незнакомому жили­щу – это песня. Не ночью, не с закрытым лицом.

Безграничное искусство, непредубежденная наука несут улыбку понимания. Великие традиции прошлого и будущего, вы­сокое Учение, которое исходит из вечных высот, позволяют до­стичь священные пространства в объединенном понимании. За­тем открываются сердца и начинается необъятная благословен­ная работа.

Не войну, не ненависть, но лучшие созидательные идеи прине­сут всему миру вестники Ригден-Джапо, правителя Шамбалы. Же­лезные птицы, предсказанные Буддой, уже летят, мирно ломая ус­ловные границы. В прекрасных научных лучах Агни Йоги эволю­ция cтучится в двери. Вестники Ригден-Джапо спешат, и благосло­венные открытия несут свет и благословение всему человечеству.

В двадцати пяти странах мы видели бесчисленное количество сердец, которые считают искусство, красоту, знание самыми объе­диняющими силами. Воистину, это цель для великого достижения, поэтому так много народов считают красоту и знание великой по­будительной силой, которая укладывает камни для грядущего про­гресса.

Почему мы вправе считать красоту и знание реальными побу­дительными силами? На какой-то момент представьте себе историю человечества без сокровищ красоты и знания. На какой-то момент вычеркните из памяти величественные изображения Египта и Ассирии. Давайте забудем красоту готских примитивов, очарование буддийского искусства и классической Греции. Давайте лишим эпи­ческих героев и правителей одежд красоты. Какими грубыми стали бы страницы истории! Воистину, ни одно героическое достижение, ни одна созидательная победа не может быть представлена без чув­ства красоты. Форма жизни есть синтез эволюции. Разве не вдох­новляет осознание того, что эволюция человечества имеет высшее выражение в красоте. Концепция красоты жизни растет в Америке и по всему миру. Человечество начинает постигать, что искусства и знания являются самым благороднейшим венцом наций.

Когда мы начинаем думать о чем-то созидательном, строи­тельном, смотрящем вперед, неслучайно на ум приходят высокие башни Северной Америки, величественные очертания Южной Америки.

Неслучайно в этих местах самой древней культуры растут зер­на новых мирных завоеваний и созиданий. Пан-Америка стоит как равновесие Азии. Сейчас наиболее поучительно знать, как на мес­тах самых древних достижений растут новые цветы человеческих знаний. Даже с хладнокровной научной точки зрения мы уже при­выкли говорить о токах, лучах и эманациях. Эти эманации культу­ры удобряют почву и, кто знает, вероятно, они обеспечат реальный подъем конструктивного духа.

Я никогда не был в Южной Америке. Но в духе я чувствую эту физически невидимую дружбу и взаимное понимание. Откуда это идет? Ну, хорошо, некоторые спрашивали меня, действительно ли корни нашей семьи в Испании, поскольку ветвь нашей семьи нахо­дится в Барселоне. Вероятно, общечеловеческие чувства прогресса, поиска и созидания глубоки в каждом человеческом сердце. Веро­ятно, священное чувство риска в поисках великих решений вошло в мое существование с первых лет сознания, когда охотясь, мы бро­дили целыми днями по необъятным лесам России, конечно, не со­бираясь убивать, но с чувством дружбы к природе, как нашей путе­водной звезде.

Когда мы изучали старинные строения Индии, Китая и Тибета, нашим первым сравнением было сравнение с остатками культуры Майя. И в моей старой статье "Радость искусству" я не мог закон­чить свои размышления ничем иным, как ссылкой на древних майя. Таким образом, то, что было самым древним и самым пре­красным, пришло в голову.

Вот сейчас я смотрю на кольцо из Азии с надписью о приходе Века Майтрейи. И я не могу забыть, как одна женщина, которая изучала развалины Юкатана, увидела такую же надпись там, со значением Союза Огня. Теперь решение приходит в такой формуле: "Наша духовная невидимая дружба и преданность – не идет ли это из всеохватывающего элемента огненного пространства? В этом все­охватывающем благотворном огне наши сердца освещаются и через них мы узнаем наших друзей, искренность и сотрудничество."

Разве это не Союз Огня, который сейчас освещает строителей Пан-Америки? И Азия, когда она говорит о благословенной Шам­бале, об Агни Йоге, Учении Огня, знает, что святой дух огня может объединить человеческие сердца в блистательной эволюции.

В марте 1914 г. я выставил серию картин, в которых было предвидение войны; сейчас я счастлив принести в Америку виде­ние Азии – Агни Йогу, Учение Огня, ту самую идею, обозна­ченную мудростью старого юкатанского мудреца, идею Союза Огня.

Снова одна из Великих Истин приходит к нам, и эта Истина объединяет всех носителей огня сердца, чтобы осветить землю мир­ным и прекрасным трудом. Абстрактная идея любви может снова трансформироваться в благодетельное действие, потому что без конструктивного действия любовь мертва. Но в новой Эре ничто не мертво, все живет, вознесенное просвещенным трудом и энтузиаз­мом. Когда я слышу прекрасные песни Испании и Южной Амери­ки, они открывают мне великий Восток.

Где Восток и Запад? После Азии вы едете в Грецию и чувст­вуете мудрость Востока; вы прибываете в Италию, и та же муд­рая романтика пронизывает вас; Корсика, Испания – во всех этих местах до сих пор есть что-то от Великого Востока. И зна­мена Фердинанда и Изабеллы близки мавританским орнаментам. Вы приезжаете в Нью-Мехико и на просторах этой прекрасной страны снова звучит для вас гимн Востока; и вы знаете, что в Мексике, в Юкатане, во всех замках Южной Америки та же са­мая нота великой романтики, великого видения, великой мудро­сти будет повсюду.

Я не умаляю ни запад, ни юг, ни север, ни восток – потому, что на практике разделения не существует, и весь мир разделен только в нашем сознании. Но когда при этом сознании приникает пространственный огонь, тогда создается Союз Огня, и Огонь Энтузиазма непобедим.

С этим священным знаменем мы можем достичь самых пре­красных земель и можем пробудить древние культуры для новых достижений и для нового величия.

На одном из самых древних друидических изображений дале­кой Монголии я увидел в руках каменного великана пламенную ча­шу. Пионеры великих переселений помнили также о святом духе огня. И, конечно, этот неугасимый факел мог провести их через все пространства Азии, Европы и через все океаны. На памятниках Юкатана записаны древние заветы об огне. Во имя этого объединя­ющего великого мудрого символа я приветствую вас, мои невиди­мые друзья из Южной Америки.

Какая радость видеть снова башни Нью-Йорка! Как часто в пу­стынях Азии и особенно в Тибете мы вспоминали небоскребы, ин­дейцев пуэбло и древние города Италии и Испании! Многоэтажные тибетские здания вызывают образы небоскребов. Лабиринты глинобитных стен обычного азиатского жилища напоминают пуэбло Нью-Мехико и Аризоны. Монастыри, гордо стоящие у вершин, по­хожи на орлиные гнезда Италии. Когда я увидел снова башни Нью-Йорка, я вспомнил радостные восклицания, которые вызывали в Азии фотографии этих твердынь человеческих достижений.

Никогда мы не слышали более восторженного восхищения при виде открыток и фотографий Нью-Йорка, чем в городах и кочевых стоянках Центральной Азии. Жители глинобитных домов и юрт вырывали эти сувениры из рук друг друга и восклицали: "Это зем­ля Шамбалы!".

Что может быть более священным для сына Азии, чем это са­мое сокровенное понятие, в котором объединены все его надежды и стремления? В молитвах Азия ждет Шамбалу – эту новую эру че­ловечества; поэтому каждое сравнение с Шамбалой действительно является высочайшей наградой.

Жители Азии добавляют: "Америка – chichab всех стран!"

И "chichab" означает "защитник".

Сколько фотографий башен Нью-Йорка осталось в пустыне! И все они хранятся в святых углах домов, где собраны самые почита­емые предметы.

В отдаленных юртах Азиатских пустынь президента Гувера считают великаном, спасителем голодающих народов. Форда назы­вают символом движущей силы. Монголы считают американских индейцев своими потерянными родственниками. Все наши послед­ние открытия рассматриваются на Востоке как знаки эры Шамба­лы. Космический луч Милликана, теория относительности Эйнш­тейна, музыка Термена из воздуха принимаются в Азии как знаки эволюции человеческого сознания, подтверждаемые ведическими и буддийскими традициями и учениями Шамбалы. Согласно этим древним учениям сороковые годы нашего столетия считаются эрой космических энергий и расширенного сознания.

Эти трогательные воспоминания возникают у меня, когда я снова вижу башни Нью-Йорка! И среди старых друзей я заметил так много новых твердынь, которые поднялись за последние пять лет.

Такое неостановимое творчество приносит настоящую радость.

Когда 30 лет назад я подготовил первую выставку картин ху­дожников США в России, я выразил твердое мнение, что искусство в этой великой стране распространится широко, как и вся ее энер­гичная деятельность.

Восемь лет назад, подводя итоги развития искусства в Амери­ке, я написал статью "Собиратели", наблюдая колоссальные завое­вания культурных принципов, достигнутые Америкой. В 1923 году, уезжая в мою долгую Центрально-Азиатскую экспедицию, я мог услышать о росте и движениях в искусстве Америки только из слу­чайных газет, вырезок из журналов или из писем, которые редко доходили до нас. Конечно, можно было почувствовать, что культурно-художественная и научная работа растет с каждым годом и что появляются новые сотрудники и поклонники. Но, вернувшись в Америку и сейчас входя в ее культурную жизнь, я должен выра­зить искреннее удивление!

В истории достижений человечества Америка является уни­кальным примером изумительного прогресса. Не связанная услов­ностями и старыми формами, без предубеждений, Америка постро­ила свою жизнь мощными руками труда. Естественно, вопрос мате­риального существования и жизни должен был быть решен первым. Затем внимание было повернуто к проблемам технических нужд и социальной жизни.

Построив фундамент цивилизации, Америка начала стремиться к твердому созданию культурных принципов. Знание и Красота стали настоятельной потребностью в жизни молодой страны. Самы­ми неожиданными путями, заслуживая великое восхищение, росли завоевания Искусства и Науки. Качество продукции все улучшает­ся, а это всегда знак роста национального творческого гения. Ши­рокий рост промышленности достигает поэзии созидания.

Деловая жизнь обогащается истинными друзьями духовных книг и произведений искусства. Все ступени культуры ведут, как они и должны, за пределы национальных границ. А другим законом истинной культуры является тот факт, что то, что достигнуто, не хранится только для личного использования. Сокровища достиже­ний открыты всему обществу.

Самые стремящиеся и жизненные силы всех наций собрались в Америке, внося свой вклад в гигантский рост страны. Добровольны­ми, преданными, а иногда даже анонимными руками строятся ог­ромные институты Америки.

Пусть свет, который осветил человеческие сердца, сияет для всех. Эти результаты добровольного и сознательного человеческого стремления высоко поучительны. Ими можно измерить особую цен­ность сотрудников общего блага. Также особенно интересно отме­тить, как развиваются американские организации и учреждения. Наблюдается не ограниченная специализация, а широкий взгляд, не боящийся предубежденного мнения. Чувствуется, что свобода и истинное благо не испытывают помех ни со стороны шовинизма, ни со стороны допотопных систем.

Очень ценно убедиться для себя, как расширяется художест­венное творчество Америки, и как вдобавок к старым известным патронам искусства, многие новые и мощные собиратели радушно принимают это творчество.

Существует поговорка: "Цветы не растут на льду". Художест­венные и научные достижения, музеи и школы – необходимы. Но существенным является широкий отклик народа. Необходимо иметь тех преданных энтузиастов, которые понимают, что стремление к культуре – высочайший долг и радость человечества.

Можно заметить, что часто колоссальные суммы платятся за художественные работы и книги. Разве это не разумно со стороны коллекционеров или еще что-то, что является результатом осужде­ния? Когда человечество станет столь созидательным, что духов­ный и творческий гении станут высочайшими достижениями и ве­хами в истории народов, цены на эти работы станут особым инди­катором. В нашей жизни как мы можем оплатить труд творческого гения? Деньгами? Но только недавно человечество имело возмож­ность убедиться, какой изменяющейся и ненадежной вещью явля­ются деньги. Поэтому цена за работы творческого гения очень от­носительна. Если мы слышим, что где-то платят высокую цену за произведения культуры, то мы знаем, что там культура ценится. И этот факт остается на страницах истории как свидетельство роста этого народа.

Люди могут высоко оценить результаты труда создателей куль­туры. Люди могут желать иметь у себя лучшие образцы творческо­го гения прошлых веков. Нужно приветствовать каждое стремление мысли в этом направлении. В жизни все относительно; могут слу­читься ошибки, но это направление мысли очень ценно. В настоя­щее время, когда старые формы превращаются так быстро и мощно в новые, направление народной мысли чрезвычайно драгоценно.

Америка следует в своем развитии дорогой истинного прогрес­са. В течение нескольких последних лет Америка стоит особняком в создании новых музеев, обществ, агентств, лекториев, театров... Поражаешься колоссальным ресурсам страны, которые поглощает этот богатый поток творческой силы. Найдена возможность как для развития национального искусства, так и для собирания сокровищ всего мира. Есть множество людей, которые доброжелательно при­ветствуют художественные события и откликаются на них.

Читая страницы истории самых культурных народов, мы рады отметить те, когда народ поворачивается к ценностям науки и кра­соты. Это всегда происходит в моменты расцвета нации. Сейчас, когда я вернулся из длительного путешествия, допустимо выразить радость по поводу художественного и научного роста американско­го сознания. Это то самое, во что я верил. Когда меня обвиняли в чрезмерном идеализме, я утверждал, что, напротив, моя вера была реальной и практичной. И я был прав, потому что именно самые практичные люди высоко оценивают достижения культуры.

Творчество является ее реальной и надежной сущностью. Твор­ческая нация не может ограничить свою деятельность узкими ци­вилизованными дорогами. Расширенное сознание ведет к синтезу всей жизни. Самые высочайшие импульсы и решения становятся реальными и убедительными.

Америка воодушевляет сознание широкими решениями; в сво­ем великодушии она хочет иметь лучшие предметы и хочет слы­шать лучшие слова и стремится сделать своих детей будущими со­зидателями. Государственные деятели Америки и ее прекрасные руководители в то же время являются собирателями самых разнообразных образцов творческого гения. Там, где руководители и где великие люди посвящают лучшую часть своего ума произведениям творчества – там массы также выражают те же стремления и будут думать в том же направлении истинной эволюции.

Не связанные предубеждением или суеверием люди хотят иметь не только удобную, но также прекрасную жизнь. Малые привычки не висят на спине строителя жизни. И за его успехом придет новый прогресс и даже сами препятствия станут рычагами энергии.

Я верю, что Секретарь Труда, м-р Джеймс Дэвис, не будет возражать, если я процитирую отрывок из его письма, посланного в Музей Рериха 24 марта 1929 года по случаю его основания:

"Поскольку наше материальное богатство растет, то все более необходимо сохранить живыми наше знание и любовь к прекрас­ным предметам духа и ума, иначе нам грозит опасность выиграть мир, но потерять наши души. Нужно благодарить каждого высоко мыслящего американца, который несет судьбу своей страны в серд­це, и заручиться его поддержкой в сохранении культуры и интел­лектуального потенциала народа и организаций таких же влиятель­ных, мощных и целеустремленных, как ваша.

Куда бы ни были направлены ваши усилия, я желаю вам вели­кого и постоянно растущего успеха на долгие годы. Хотя наше вре­мя опасно для творений духа, оно имеет и другой аспект. Цивили­зация достигает своих высочайших пиков только после того, как она накопит материальные средства, которыми вознаграждают ху­дожника и мыслителя. Эти обильные средства у нас есть. Необхо­димо, чтобы только руководители востребовали это богатство и увидели, что оно пошло для культурных достижений. Вы и ваши соратники и есть руководители. Желаю вам построить не только это здание, но и заложить у нас великое новое движение, воспиты­вающее любовь к прекрасному, и пусть то и другое служит нашему народу и принесет еще больше света в их жизнь".

Это действительно замечательные строки из высказываний го­сударственного деятеля! Там, где народ думает таким образом, там страна находится на пути счастливых достижений.

Когда вы приезжаете с гор и пустынь, где древняя культура ле­жит, спрятанная в тени веков, чрезвычайный рост художественной и научной деятельности в Америке глубоко поражает вас и прино­сит вам великую радость. Овладение культурой не проходит неза­меченным. Она создает тонкость мысли – творческое воображение и способность воспринимать новую волну прогресса.

Эра счастливых достижений предсказана Америке. Как быстрое движение огромного корабля притягивает все движущееся, так и неотразимое развитие Америки объединилось самым высоким и лучшим.

Нью-Йорк, 1929

 

Метки: МРБ

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 245