ПОДВИЖНИК КРАСОТЫ

«Великая Чаша Красоты явлена духу, как завершение».

«Почтим особенно свет очей, которые несут человечеству мощь красоты».

Мир Огненный. III. 50, 79

Носителем и созидателем красоты, в высшем сокровенном смысле слова, является синтетическая духовная индивидуальность духа. Именно в нашу эпоху чрезмерной специализации, духовной раздробленности и техники, перед нами встает чудо красоты – идеал царственности духа, несущего в себе всю цельность, весь многогранник жизни, всю несломимую дисциплину, широту понимания и геройство самоотречения.

Подвижник духа воплощает в себе тот свет доблести духа, который прекраснее всех земных цветов, всех горних вершин и океанов, который есть, истинно, сияние небесных светил. Это – «сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (I Посл. Петра. III. 4).

В духовной индивидуальности благозвучием сочетаются сердце, дух и интеллект, все подле ее огненного сознания есть синтез. Ее сердце – это Эолова арфа, которая в вечном трепете чуткости несет в себе всю тональность мира. Все ее центры, как тончайшие струны, вибрируют на сущее, в них отражаются все страдания творчества и радость эволюции.

Жизнь подвижника духа – это неустанное накопление и несение пламенной Чаши подвига красоты, красоты духовности, этой единственной пищи человеческого духа. Но красота эта, истинно, родилась из преодоления вершин и безысходных бездн, из неземных восхищений и устремлений – высших напряжений духа, таких напряжений, которые граничат как бы с линией взрыва и хождением по струне через бездну. Красота эта родилась от самых тяжелых нош мира, от неисчислимых помыслов о помощи ближнему и от несения на спасение его огненного креста. Красота эта родилась от испития чаши горчайшего яда на благо человечества. Красота эта – цветок великого смирения, которое знают лишь цари духа. Только этим путем, путем самого трудного и нагнетенного, но и самого радостного и восторженного, подвижнический дух мог получить в своей жизни благословение Огненного Мира:

«Подойдем к самому трудному, к такому, перед чем все бывшие трудности покажутся, как благие часы. Самое трудное есть благословение Мира Огненного. Так труден этот вход, что кажется, малейшая клеточка наша не может перенести этот Мир восхищения. Сказано, что когда все покровы спадут и останется лишь сияние дерзаний, тогда Огонь пройдет во Врата, не вхожие для тела. Но чтобы зажечь такое дерзание, сохраним восхищение перед самым трудным. Потому мыслите, как бы хотели представить себе пребывание в Мире Огненном» (Мир Огненный. II. 106).

Так качество огненного устремления человека приобщает его к высшему совершенствованию. Или, как говорит греческий философ Гераклит: «Чем более очищенный и ясный огонь в человеке, тем душа его совершеннее». Так и подвижник духа расцветает в огненной своей сущности. Если Христос называл себя Светом Жизни, то он, воистину, являлся и Огнем Жизни. Ориген приводит слова Христа, сохранившиеся в традиции: «Близ Меня – близ Огня; далеко от Меня – далеко от Царства». Подвижник духа является истинной обителью Святого Духа – Высшего Божественного Огня. О нем можно вполне утверждать слова Преподобного Сергия, которые тот относил к другому Святому: «В тебе обитает Святейший Дух, его действием ты светло украшен».

Потому и понятно, что единственным мерилом духовного достоинства человека является его аура. Уже новейшие научные исследования доказывают, что физическую оболочку каждого человека окружает весьма тонкая сеть излучений, которые несказанно тоньше световых волн солнца, и эти излучения приобретают качество, цвет и насыщение светозарностью, в зависимости от степени духовности или качества огненной напряженности духа. Порыв самопожертвования, огонь любви, каждая мысль, устремленная в Мир Света, – усиливают ауру, но самость и отрицания являются истинными ее тушителями. Как существует бесконечное множество ступеней сознания, так же многообразна и гамма излучений. В то время, как у большинства совершенно недуховных сознаний цвет ауры тускло-серый или ало-красный, окрашенный вожделениями или гаснущий в корыстных желаниях, у высокодуховных лиц ясновидящее око могло бы наблюдать как бы непрестанное свечение, усиливающееся кольцеобразно около известных центров, как около сердца, оплечий, головы и т.д. У некоторых лиц можно видеть даже «как бы световую диадему над головой». Ведь недаром древние предания окружают головы Святых венцом света. Ведь недаром головы древних царей-посвященных клалась корона, как эзотерический знак отличия, совершенно потерявший, с течением времени, в сознании человечества свое первоначально-сокровенное значение.

Что лица и ауры великих подвижников иногда, воспламененные мощью сознания, сверкали даже для физического глаза видимым неземным светом, если этот глаз был соответственно озарен, об этом сохранилось немало свидетельств в летописях духа. Вспомним, как сияло лучами лицо Моисея, при схождении с горы Синая, после соприкасания его сердца со Светом Мира; вспомним, как преобразился Христос, при встрече с Моисеем и Илией, – «и просияло лице Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет»; как в том, так и в другом случае от ослепляющего света ауры присутствия поражались и устрашались. Подобным свидетельствам полны такие Жития Святых. Вспомним лишь случай из жизни Преподобного Серафима Саровского, как в 1831 году один очевидец увидел Святого, с лицом в сиянии своем превосходящем солнечный свет и с глазами «сыплющими молнии». «Я взглянул в лице его и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе, в середине самой блистательной яркости полуденных лучей солнца, лицо человека с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажен кругом и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня и великого старца». Но свидетель огненного причащения сам в тот момент был «в полноте Духа Божьего», иначе он этого бы не увидел. (См. С.Нилус. Великое в малом. 2 изд. 102-105, 197-199 стр.). Поистине, для духовидящего и постигающего именно аура огненных сподвижников духа представляется красотой, превосходящей все сказочные красоты плотного мира...

Духовная индивидуальность – это существо, с полным и свободным сознанием идущее по коре своей планеты, сознательно настраивая себя, как струну в оркестре Вселенной. И все, что она творит, становится созиданием красоты, отблеском Божественного Творя беспрестанно себя, она не упускает из виду конечную цель: вручить себя как чудесное даяние Всевышнему.

Но «созидая Бога» в своей жизни, существуя и дыша дыханием Беспредельности, духовная индивидуальность стремится сознательно умножить также красоту всего мира. Познав, что основа Божественного плана эволюции есть объединение, она стремится сотрудничать с помыслом всевышнего, трудится на благо человечества и всего сущего. Вся ее жизнь есть высшее служение. Все ее устремления – великое таинство жертвы. Каждое ее чувство есть сострадание к человечеству. Сердце ее излучает любовь и питается любовью, «тем мощным источником, который превращает жизнь в явление красоты» (Мир Огненный, III. 171).

Духовная индивидуальность – это великий целитель, который лечит аритмичность человеческой жизни и культуры, который стремится везде культивировать гармонию, чтобы каждый индивидуум, как и он сам, стал вибрировать в чутком, возвышенном ритме Космоса. Она, можно сказать, является истинно огненным жизнедателем страны и народа, ибо вся ее сущность, ее светоносная аура, каждым прикасанием духа очищает, озаряет и насыщает все окружающее.

Но будучи кооператором всего человечества, духовная индивидуальность устремляется огненной мыслью своею в Дальние Миры, становится истинным «сотрудником Космических Сил. Приумножая своими действиями силы Космоса, украсив своими мыслями пространственную мысль, не есть ли он созидатель?» (Агни Йога. 649). Так духотворчество подвижника становится частью космического творчества. Ведь высший расцвет и завершение человеческого сознания – Архат – Богочеловек, несущий «силу Космического Магнита в сердце, истинно сам творит Космос, творит красоту Бытия» (Иерархия. 21)...

Если мы бесповоротно решили идти по пути эволюции, выросли в духе, тогда для нас нет большей опоры, как держать перед глазами Идеал Богочеловека и следовать за ним всем своим существом. Беспримерная красота Его жизни, светозарное величие Его духа даст нам побуждения, могущие стать для нас мощной силой, которые заставят нас активно взяться за самосовершенствование, граничащее с подвижничеством. Мы должны построить свой дух по Облику Того, кого несем в своем сердце, как самое сокровенное и как самое бесподобное в красоте; по Облику Того, кто проплыл все океаны, кто поднимался на все вершины, кто перестрадал все страдания и испытал все радости, и кому мы можем вполне довериться. И этим Выявителем космического ритма, Владыкою нашего сердца, как камертоном, нам нужно настраивать всю нашу жизнь на новый лад, свой дух и тело – на высшую и тончайшую вибрацию, пока наш ритм не будет в полном созвучии с самим Космическим Настроителем.

Тогда познаем мы, воистину, и глубины нашего сердца скажут: «Я знаю, Владыка, что истинная основа восхождения начинается лишь в Тебе и кончается в Тебе. Я знаю и постигаю, Владыка, что нет истинной красоты вне Тебя; все явления, всю/ Вселенную вижу утопающими и расцветающими в Зарнице Твоего Лика. И луч Твой, как радуга, обвил Мир чудотворным светом Благодати, и зажглось сердце мое как искра в Нем, дни и ночи озаряющем в непрестанное благословение»...

Воистину, Свет Иерархии и Его Огненного Фокуса – Владыки Мира, это красота и свет Солнца солнц, это та лучезарность Огня Духа, необъятная и невыразимая, даже мысль о которой заставляет наше сердце преклониться в истинном благословении и восхищении.

Именно, постоянное сердечное Общение, вся жизнь, как подвиг – молитва Всевышнему, и является огненным питанием духа, это общение есть тот луч, который зажигает нашу ауру в царственные цвета небесного пурпура, который несказанно возносит и преображает дух...

Такими подвижниками духа, творителями духовной красоты, строителями в сфере незыблемых ценностей, должны стать все люди, люди всех профессий, всех народностей, всех рас. Таким должен стать художник, чтобы ему было больно не только за несовершенство своей картины или стиха, но чтобы он, болел за несовершенство всего человечества, всего мира, и чтобы он хоть немного пытался устранить это, своими творениями пробуждая дух гармонии и подвига в человеке. Таким подвижником должен стать учитель-воспитатель, возвышенная цель которого: заставить вострепетать космические струны в душе ребенка. Таким должен стать и исследователь в лаборатории, чтобы свой аналитический труд претворить в созидание мирового синтеза и истины, чтобы свои открытия он не употреблял на братоубийственные войны и на разрушение человеческой культуры, но на высшее строительство Общего Блага. Таким должен быть и общественный деятель, чтобы он не переставал являть красоту взаимного понимания и человеколюбия. А далее – в сиянии духовной индивидуальности должен озариться и пахарь за плугом, и рабочий за фабричным станком, отец и мать, жена и муж, дабы они все свои взаимоотношения переплели в венок чудесной красоты, чтобы они и себя, и свою жизнь и окружающее возвысили в высшую ценность и смысл. Ведь истинно, если все люди станут сотрудниками в красоте, если все объединится в созидании красоты подвига, в тесном согласии с Божественным Учителем, вдохновляя друг друга, дополняя и одухотворяя таким образом всю природу и планету, – тогда, воистину, рай – царство Прекрасного возродится в сердце человечества...

 

Печать