Ключников С.Ю. Психоэнергетическая защита

Отрывок из книги Дион Форчун «Психическая самозащита»

Личность, подозреваемая в вампиризме, всегда была популярной фигурой в таинственных и. фантастических историях. Существует значительная литература об их проделках, от знаменитой повести «Дракула» до средневековых исследований о средневековых процессах над ведьмами, ссылки на которые даны в конце данной книги. Однако на этих страницах я не хотела бы опираться ни на подтверждения из вторых рук, ни на случаи, имевшие место в другие века и в первобытных условиях, так как тогда могут возразить, что с исчезновением этих условий в нашей среде проблема вампиризма, подобно проблеме сыпного тифа, ушла в прошлое и о ней нечего беспокоиться. Однако, согласно моему собственному опыту, я считаю, что это не так, и что специфическое явление, которое в древности называли вампиризмом, может объяснить определенные разновидности психического расстройства и связанные с ним физические недомогания.

Когда в Англии впервые появился психоанализ, я взялась за его изучение и стала студенткой, а потом лектором в клинике, учрежденной в Лондоне. Мы, студенты, вскоре были поражены тем, что лечение некоторых больных сильно выматывает (истощает, изнуряет). Дело было не в том, что с ними было много хлопот, а просто в том, что они изматывали нас и мы после приема чувствовали себя как выжатые тряпки. Кто-то упомянул случайно об этом факте при одной медсестре, служившей в отделе электрических процедур, и она сообщила нам, что те же самые пациенты> «выматывали» также и электрические машины и что они, глазом не моргнув, могли поглощать удивительное количество напряжения.

В том же месте, в ходе своей психоаналитической работы, я столкнулась с рядом случаев патологической привязанности между двумя людьми, чаще всего матерью и дочерью, или двумя женщинами-подругами: иногда также между матерью и сыном: а в одном случае в обществе – между мужчиной и женщиной. На лечение всегда приходили негативные члены этих пар; мы были способны оказать им существенную помощь психотерапевтическими средствами. У них всегда обнаруживался один и тот же симптом – бледный цвет лица, истощенный и болезненный вид, ощущение слабости и легкая утомляемость. Они также неизменно были очень сильно внушаемы, поэтому с ними было легко работать. Вследствие этого мы обычно могли в таких случаях достаточно быстро добиться хороших результатов.

Однако любопытным моментом было то, что разрыв патологической связи вызывал заметное расстройство и даже полуколлапс у доминирующего партнера такого союза. Мы обнаружили, что для эффективного излечения было необходимо настаивать на разделении партнеров, а это разделение неизменно вызывало активный протест со стороны доминирующего партнера.

В то время я все объясняла в терминах фрейдистской психологии, но даже так я не могла понять странное действие, которое оказывало разделение на личность, которая не считалась больной, и тот факт, что когда одному становилось лучше, то другому – хуже.

Я придерживалась мнения, что то, что Фрейд называл эдиповым комплексом, отнюдь не является односторонним явлением, и что «душа» родителя также черпает психическую жизненную силу ребенка. Любопытно, что больные эдиповым комплексом всегда выглядят старше своих лет, и в детстве они выглядят стариками и старухами. У них не было нормального детства, они всегда выглядят умственно зрелыми для своих лет. Я требовала от различных пациентов показывать мне их детские фотографии и была сильно поражена пожилым, озабоченным выражением их детских лиц, как будто они уже познали все проблемы и тяготы жизни.

Если привлечь известные нам сведения о телепатии и магнетической ауре, то мне не кажется неразумным предположить, что каким-то способом, который мы еще не вполне понимаем, негативный партнер в таком контакте «закорачивается» на позитивного партнера. Тогда происходит утечка жизненной силы и доминирующий партнер более или менее сознательно поглощает, а то и прямо высасывает ее.

Такие случаи ни в коем случае не являются исключительными и сразу вскрываются, когда жертву отделяют от вампира. Всякий раз, когда имеется свидетельство о тесной и доминирующей связи между двумя людьми, причем один из них лишается жизненной силы, с уверенностью можно рекомендовать разделить их на время и проследить результаты.

Однако такие случаи правильно характеризовать как паразитизм, а не вампиризм. Такой психический паразитизм очень широко распространен и объясняет многие психологические проблемы. Мы не будем рассматривать это явление в данной книге, так как оно выходит за рамки данного исследования и упомянуто здесь лишь ради иллюстрации. Вампиризм – так, как его обычно понимают,– это нечто совершенно иное, и мы лучше прибережем этот термин для тех случаев, когда имеет место намеренное нападение, а термин «паразитизм» сохраним для тех случаев, когда он бессознателен и непроизволен.

По моему мнению, настоящий вампиризм не может иметь места, если нет способности проектировать ( направлять, посылать) эфирный дубль. Все имеющиеся свидетельства о вампиризме говорят о чем-то гораздо более материализованном, чем приведения. Случаи вампиризма в Западной Европе сейчас сравнительно редки, но в Восточной Европе и в неразвитых странах они не являются редкостью, и в книгах путешественников описано много хороших удостоверенных случаев. Командор Гоулд в своей чрезвычайно интересной книге «Странные случаи» дает отчет о вампиризме среди берберленгов на Филиппинах. Его отчет основан на статье, опубликованной в «Журнале Азиатского Общества», том 65, 1896 г. Согласно м-ру Скертчли, автору цитируемой Гоулдом статьи, эти неприятные люди «являются упырями и вынуждены иногда есть человеческую плоть, иначе они умрут. Когда они чувствуют жажду по человеческой плоти, они удаляются и траву, тщательно маскируют свое тело, задерживают дыхание и впадают в транс. Тогда их астральное тело высвобождается. Они улетают, пробираются в какой-нибудь дом, забираются в тело одного из его обитателей и пожирают его внутренности. Приближение берберлинга можно услышать, так как они производят стонущие звуки, которые громко слышны на расстоянии и затихают до еле слышимого стона, когда они приблизились. Когда они находятся около вас, вы можете слышать шум их крыльев и видеть мерцание глаз, которые пляшут как светляки во тьме.»

М-р Скертчли заявляет, что он сам видел и слышал пролетавших мимо берберлингов, а когда на следующий день посетил дом, куда они залетали, нашел обитателя этого дома мертвым без каких-либо внешних признаков насилия.

Сравните отчет м-ра Скертчли о берберлингах, ложащихся в высокую траву и приводящих себя в состояние транса, с отчетом м-ра Мульдона «Проекция астрального тела», с которым должен познакомиться каждый студент оккультизма, так как это, возможно, классическое произведение оккультной литературы, содержащее практический отчет об оккультном опыте и детальные инструкции о том, как сделать то же самое.

Однако вернемся к нашей теме. В курсе своего опыта в малоисследованных областях человеческой психики, который по роду моей работы был обширным и своеобразным (подобно знанию Лондона Сэмом Уэллером), я встретила только один случай подлинного вампиризма – в том смысле, в каком я использую этот термин,– причем это не был случай из моей практики, хотя я знала вовлеченных в него лиц, а случай, с которым имел дело мой самый первый учитель, которого я уже упоминала в связи со случаем доброй леди, которая гонялась за мной с ножом. Фактическую сторону этого случая я использовала в качестве сюжета для одного рассказа сб. «Секреты д-ра Тавернера», однако подлинные факты были таковы, что они не годились для сочинения, ставящего в первую очередь развлекательную цель.

В то время я руководила занятиями по психопатологии в клинике, о которой я уже говорила, и наблюдала за работой других студентов; одна из них посоветовалась со мной по поводу случая, который встретился ей в ее частной практике,– это был случай юноши лет двадцати, одного из тех вырождающихся, но интеллектуальных и социально презентабельных типов, которые нередко попадаются в старых семьях, чья кровь слишком уж голубая, чтобы быть здоровой.

Этот парень жил пансионером в квартире, которую студентка делила с другой женщиной, и их вскоре начали беспокоить странные явления. Приблизительно в одно и то же время каждый вечер собаки по соседству начинали яростно лаять и завывать, а через несколько секунд французское окно, выходящее на веранду, открывалось. Сколько раз они ни вызывали слесаря и сколько ни баррикадировали его, оно все равно открывалось в установленное время и по квартире тянулся холодный сквозняк.

Этот феномен произошел однажды в присутствии адепта 3., и он заявил, что это входит нежелательная невидимая сущность. Они выключили свет и смогли увидеть в углу тусклое свечение, на которое он указал, и когда они погрузили руки в это свечение, то ощутили пощипывание, такое ощущается, если опустить руки в заряженную электричеством воду.

Они стали охотиться за призраком по всей квартире и в конце концов загнали его в угол и расправились с ним в ванной В своем рассказе я описываю этот инцидент более красочно, одна ко не искажая сущности бытия. Результатом уничтожения этой сущности было заметное улучшение состояния мальчика-пациента: кроме того, обнаружилось следующее. Этот мальчик, которого мы будем называть Д., имел привычку навещать кузена, который вернулся из Франции больным, якобы пострадав от контузии Этот молодой человек тоже был отпрыском чахнущего генеалогического дерева; стало известно, что его поймали с поличным на отвратительном извращении, называемом некрофилией. По сообщению родителей Д., этот порок, а также нападения на раненых нередко встречаются в некоторых частях фронта. Власти предприняли сильные меры, чтобы замять это дело. Под давлением семьи кузен Д. избежал заключения в военную тюрьму и был отдан на попечение семьи как душевнобольной: они отдали его под при смотр специально нанятого человека. Именно когда тот был свободен от своих обязанностей, несчастный молодой Д. сидел с кузеном, что было неправильно. Обнаружилось также, что отношения между Д. и его кузеном носили порочный характер, а однажды он укусил мальчика за шею, сразу под ухом, и фактически высасывал его кровь.

У Д. всегда создавалось впечатление, что какой-то «дух нападал на него во время его кризисов, однако он не решался рассказывать об этом, боясь, что его примут за сумасшедшего.

Каков тут был точный процент невротического заболевания, порока и психического нападения, трудно сказать, также не легко решить, какова была предрасполагающая причина, которая дала начало всей этой неприятной истории, но одно ясно для всех очевидцев, а именно, что с уничтожением психического гостя HI только немедленно улучшилось состояние Д., но и после короткого резкого сдвига выздоровел также и кузен. Метод уничтожения, использованный адептом 3., состоит в том, чтобы загнать сущность в магический круг, откуда она уже не может выбраться а затем впитать ее в себя посредством сочувствия. Когда он за вершил эту операцию, он упал на спину без сознания. Фактически это был тот же самый метод, который мне посоветовали применить к оборотню, но это гораздо более трудная задача – поглотить и трансмутировать проекцию другого человека, чем поглотить свою собственную, что можно совершить лишь будучи посвященным очень высокого разряда, каковым 3. несомненно был.

По поводу этого случая он придерживался мнения (хотя было невозможно получить независимое подтверждение этому), что на Западный фронт были переброшены некоторые части восточноевропейских войск, а среди них были индивиды, обладающие традиционными знаниями Черной Магии,– в этом отношении Восточная Европа пользуется дурной репутацией среди оккультистов. Эти люди, будучи убиты, знали, как избежать Второй Смерти, то есть распада Астрального Тела, и поддерживали свое существование в эфирном дубле, вампиризируя раненых. А вампиризм заразителен; вампиризируемая личность, лишаясь жизненной силы, становится вакуумом, который у каждого встречного поглощает жизненную силу для восполнения своих истощенных запасов. Вскоре он на опыте обучается всем приемам вампира, не осознавая их значения, и незаметно для самого себя становится сам законченным вампиром, вампиризирующим других. Прикованная к земной сфере душа вампира иногда постоянно присоединяется к какому-то одному индивиду, если она успешно делает из него самого вампира, и систематически извлекает из него эфирное питание, поскольку тот в свою очередь снабжается за счет других и поэтому не умирает от истощения, как это происходит с обычными жертвами вампира.

3. считал, что сам кузен Д. был не исходным вампиром, а жертвой. Будучи морально неустойчивым молодым человеком, он быстро освоил приемы вампира, а привязанная к Земле душа какого-то венгерского мага эксплуатировала его. Посредством укушения и сосания крови из шеи эта сущность стала передаваться молодому Д., предпочитая заменить новым пастбищем истощенные ресурсы своей предыдущей жертвы. По-видимому, она чередовала их обоих, так как она не была постоянно с Д.

Что в точности делал 3. мы не знаем, так как он держит свои методы в большом секрете, но в свете последующих знаний я представляю себе, что он поглотил эфирную энергию этой души, привязанной к земной сфере, и тем самым лишил ее средств сопротивления Второй Смерти. Просто вытеснить сопротивляющуюся душу в Зал Суда Секриса значило бы оставить астральный труп, который в течение некоторого времени продолжал бы причинять неприятности.

В связи с этим случаем интересно отметить, что во время пребывания мисс П. в оккультном колледже в Хемпшире произошли некоторые довольно любопытные происшествия. Среди нас произошла вспышка чрезвычайно плохих «москитных укусов». Сами по себе укусы не были ядовитыми, но ранки обильно кровоточили. Я помню, как встав однажды утром, обнаружила на подушке пятно крови величиной с ладонь; очевидно, она натекла из небольшого прокола сразу за краем челюсти. Некоторые другие испытали то же самое. Я никогда ничего подобного не видела ни до, ни после отъезда мисс Л.

В то время я не рассказала об этом адепту 3., а позднее, когда мне напомнили об инциденте и я рассказала о нем, возможность исследования уже была упущена. Он высказал мнение, что это была работа вампира, и привел сходные случаи, с которыми он встретился в своей практике. Он сказал, что он видел в Африке такие случаи, когда жертва становилась такой обескровленной, что было трудно взять кровь для анализа, так как было трудно заставить ее течь из тканей. Медицина в таких случаях была бессильна. Они постепенно умирали, и все же не было признаков никакого, органического заболевания. Тем не менее они выглядели как лица, страдающие от частых кровотечений.

Если есть подозрения в вампиризме, необходимо с помощью увеличительного стекла тщательно дюйм за дюймом обследовать тело человека, и поиск наверняка будет вознагражден нахождением многочисленных мелких проколов, таких мелких, что их нельзя обнаружить невооруженным глазом, пока они не выявятся сами, когда в них попадает инфекция и они начнут гноиться, но тогда их ошибочно принимают за укусы насекомых. Места, где следует искать,– вокруг шеи, особенно под ушами, в нижней части предплечий с внутренней стороны, на мочках ушей, кончиках пальцев ног и – у женщин – на грудях.

Говорят, что у личности с вампирическими наклонностями развиваются ненормальные длинные и острые клыки, и я сама видела один такой случай, это любопытное зрелище. Два клыка, расположенные между резцами и коренными зубами, были наполовину длиннее остальных зубов и .заканчивались иглоподобными остриями.

Настоящий вампиризм в Западной Европе редок, однако 3. считает, что многие темные случаи тропической слабости, в которых заметную роль играет малокровие, могут быть приписаны этой причине.

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter