12. Е.И. Рерих – американским сотрудникам

23 января 1935 г.

Родные наши, на этой неделе было много радостных вестей. Телеграмма от Фуямы, затем обещание Олд Хауса известить все Правительства о ратификации Пакта и, наконец, о внесении имени в Договор. Все это – огромные победы. Приношу мою самую пламенную благодарность всем положившим свои старания к достижению этих нужных ступеней для великого будущего. Но нужно, чтобы Друг проследил, чтобы оповещения эти были действительно посланы и в надлежащих выражениях. Будем надеяться, что он это сделает. Действуя твердо и настойчиво, он всюду преуспеет. Проявленная твердость вызывает уважение и опаску у сослуживцев и вообще у людей. Также и дело с Кооперативом неописуемой важности, но и здесь сужден успех, если действовать в полной уверенности. Может быть, кто-то сейчас не совсем отдает себе отчет, в какой мере это упрочит и его личное положение, но со временем и это понимание придет. А пока приложим все усилия в указанном нам направлении, ибо возможности великие идут.

Родная Модрочка, ценю каждую кооперацию, каждое устремление ее искупить ошибки доходит до моего сердца, и оно шлет горячую благодарность. Я сурова, когда искажаются Указы, но сердце мое знает всю признательность за каждое устремление к облегчению тяжкой Ноши. Так можно передать и Другу.

Теперь о клеветнических выпадах. Как я уже писала, ничего худого в статье Лидина не усмотрела, именно, неплох стиль высмеивания, ибо нельзя же принимать всерьез всю эту галиматью. Все происшедшее есть наше оружие против японцев, допустивших эту мерзость в своих газетах. Что же касается до отношения к этому разложившихся слоев эмиграции, то это нужно принимать совершенно спокойно, – нам с ними не по пути, и мы не будем призывать их к культурному строительству. Чем скорее все лики будут явлены, тем лучше. Идет великий отбор, только близорукие не замечают этого просеивания. Заметка, посланная Вами в эту же газету, неплоха. Также и письмо к ... [1] Думаю, что не ответит, замолчит. Гребенщиков завозился, ибо его самого затронули. Также одобряю ответ Франсис о помещении статьи «Пусть процветут пустыни», все это чрезвычайно характерно.

Сердечное спасибо Фосдику за его постоянные заботы об «Урусвати». Это более чем трогательно. Сейчас мы проходим такое трудное время, и последняя присылка уйдет на расходы по отъезду ламы Мингиюра. Отъезд этот тоже будет облегчением. Если бы не ужасная дань полковнику Ману, которую приходится нести, то ведь расходы по «Урусвати» были бы так ничтожны!

Теперь о Клопове. Асеев писал о нем и пересылал мне копии его писем, так же как и других своих корреспондентов. В свое время по моему указанию Яруя писал Асееву, чтобы он связал Клопова с Шклявером для всех сведений по продвижению Пакта, ибо это гораздо проще и обмен писем скорее. Что же касается до открытия Общества имени Рериха, то с этим нужно быть очень осторожными. Потому прошу Радночку переслать мне его письмо. Нужно хорошо разузнать, что за личность сам Клопов. Можно ответить, что сейчас разрабатывается новый устав для Обществ вне Америки, который и будет выслан для сведения нашему Представителю Европейского Центра в Париже. Асеев еще неопытен и в своем рвении и при некоторой доле самоутверждения слишком яро берется рекламировать книги и т.д., но в людях еще не разбирается. Лично думаю, что сам Клопов неплох, но нужно еще посмотреть, как они наладят Комитет по Пакту. Также прошу Радну не давать Асееву никакой лишней информации, также и о передвижениях ... [2] Можно сообщать, прежде всего, все сведения о продвижении Пакта и хорошо посылать иногда программу наших лекций, такая деятельность всегда очень импонирует людям. Можно послать ему две книги Просидингс для Болгарского Комитета и для него.

Теперь хочу сказать Авираху, как тронута была я его письмом от 26 декабря. Я знала, что именно его чистое сердце откликнется на сказочку и примет ее в том духе, как она писалась. Я люблю Вас, милый Авирах, и так хочу порадовать Вас.

Знайте, мои родные, что не будет мне счастья, если до моего ухода я не увижу Вас всех счастливыми и освобожденными от бремени борьбы за существование. Конечно, будут другие заботы и тягости, но по крайней мере это бремя будет снято. Также мечтаю, что и все доверившие получат свои деньги. Так хотелось бы дать этим беднягам проблеск надежды! Радость победы омрачается для меня скорбью за доверивших ... [3]

Теперь еще раз обращаюсь к Вам, родные, с просьбою сердца. Примите моего человечка, несущего Волю Владыки и мою. Предоставьте ей действовать, не затрудните ничем ее краткого пребывания среди Вас. Она будет действовать по полученным Инструкциям. Так и примите и не омрачите ничем строительства Владыки. Самую горячую признательность пошлю тем, кто исполнит эту мою просьбу сердца. Так важно полное сотрудничество, не омраченное никакими обидами, но насыщенное обоюдным доверием. Сейчас протекает самая чувствительная полоса плана. Много зависит от той атмосферы, которая будет создана нами и среди нас самих. Поверьте, родные, сердцу моему, оно вмещает всех Вас и так признательно за каждое выполнение Указания. Сказано и повторено столько раз, что все придет через сердце и из рук Урусвати, и я это знаю. Потому, родные, прошу Вас, исполните мою мольбу и окажите полное сотрудничество моему Вестнику. Проявите всю чуткость и ничем не помешайте ей выполнить ее задание. Родные, помогите мне построить и все Ваше счастье!

Родной Логван, примите мою радость Вашей находчивости и мудрым решениям. Моей нежной Порумочке шлю нежность и так ценю тактичность ее. Деткам – мою ласку. Посылаю маленькие памятки. Лисицы были посланы Светиком. В этом году у нас полное оскудение, нет хороших мехов, не приносят и вещиц. Тибетцы обычно проходят наши места в апреле и мае, да и то ввиду наших дешевых цен они не стремятся заходить в наши места.

Шлю весь пламень сердца в напутствии на новую ступень к Великому Будущему, но лишь полным сотрудничеством достигнем Сужденного. Самое страшное, как Сказано, это внутреннее разъединение, оно создает отталкивающую атмосферу, и ничто не может приблизиться и удержаться. Так, хотя бы на краткое время удержимся от обид, этого разъедающего яда. Шлю мою любовь и веру в Ваше устремление, родные мои.

Духом и сердцем с Вами.

 

Как обстоит дело с Гетнером и принял ли он наши издания в частичную уплату долга?

Just received the joyous cable about the Old House having sent out the important letters which they have promised to send out, and we have sent to you a cable to this effect. In addition to this cable sent to you, I must add the following Indication: «Let us have in mind that the Pan American Union can also gather signatures, but Our Permanent Committee is the chief initiator and remains in full vigour and power». All other details and the rest of the Indication will be brought by Oyana. We must be open and expect that perhaps the big countries of Europe may prefer to deposit in Europe their signatures.

Is not the delayed letter of the Old House informing about the ratification the result of fright caused by the investigation about the contents of their cables sent – you know where and about whom... [4]


[1] Фамилия зачеркнута.

[2] В тексте пропуск.

[3] Слово неразборчиво.

[4] ПЕРЕВОД:

Только что получили радостную телеграмму о том, что Олд Хаус рассылает важные обещанные ими письма, и в связи с этим отправили Вам телеграмму. В дополнение к ней я должна добавить следующее Указание: «Будем иметь в виду, что Пан-Американский Союз также может собирать подписи, но Наш Постоянный Комитет является главным инициатором и остается в полной силе и власти». Все другие подробности и оставшуюся часть Указания привезет Ояна. Мы должны быть открыты и ожидать, что, возможно, крупные европейские державы предпочтут поставить свои подписи в Европе.

Разве не является запоздавшее письмо Олд Хауса, сообщающее о ратификации, следствием страха перед расследованием содержания посланных ими телеграмм – Вы знаете куда и о ком... (англ.).

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter