19. Е.И. Рерих – американским сотрудникам

4 февраля 1935 г.

Родные мои. Итак, мы подошли к черте великих событий, и, как Сказано, именно среди самых трудных переустройств можно напрячь строительство. Так и в этом осложнении между Японией и Китаем и т.д. можно видеть великие возможности. Потому примем спокойно надвигающиеся события. Давно было указано, что нужно радоваться каждому движению в Азии, ибо это есть приближение к Заповеданному. Много обернется совершенно неожиданно. Все великое свершается Путями Неисповедимыми. Истинно, «человек предполагает, а Бог располагает». Но могу представить себе, какое смятение умов царит в Мире сейчас! Воображаю, как напуган сейчас и Никодим! Кооператив стал уже ему поперек горла и душит его в ночных кошмарах!! Привожу Слова Владыки, снова и снова повторенные: «Галахад может все разрушить, если он обратится за деньгами к Чифу. Логван правильно поступает, обращаясь очень бережно и спокойно с Кооперативом, ибо при великом построении нужна и великая осторожность». – Теперь привожу Вам Волю Владыки относительно ближайших действий по Пакту. С этой миссией и посылается мой огненный Вестник. Привожу дословные Слова Владыки:

«Так мы продолжим давать Музею должное место в движении Пакта, ибо Лига Наций будет именно в Музее, ибо Музей начал это движение; и Музей должен занимать самое достойное Место, ибо Музей положил мощную основу и собрал первую Лигу Наций во Имя Нашего Знамени. Потому нужно очень, очень следить, чтобы не умаляли Наш Дом. Так, Мы будем укреплять Нашу Башню, ибо великие возможности идут именно к Музею. Потому Мы будем всячески украшать явленный доспех Нашего Дома. Так, Миссия, которая дана Нашему Дому, конечно, превышает роль других Учреждений. Так, если для канцелярии нужны меры Пан-Американского Союза, то Наш Музей и Постоянный Комитет остаются главными Инициаторами этого Мирового Движения, ибо иначе имя Пакта не войдет действенно в жизнь. Иначе вся великая работа по Охранению Культурных Ценностей будет приписана Пан-Американскому Союзу. Ведь этот Комитет состоялся под Моим Лучом, но нужно запомнить, что Комитет сохраняет, как было до сих пор, общение со всеми странами и Послами. Ведь имя Пакта вошло в жизнь лишь через Комитет Пакта, и Постоянный Комитет заложил мощный фундамент. Очень и очень прошу уследить, чтобы чужие руки не забрали власть и не заглушили имени. Все разовьется прекрасно, но пусть некоторые члены Круга [1] поймут все значение, данное Моим решением. Может быть непоправимый вред, если не уследить за этим движением. Так, прошу следить, чтобы не разрушилось великое задание. Так будем иметь в виду, что Пан-Американский Союз является официальною канцелярией и может тоже собирать подписи, но Наш Комитет есть главный Инициатор энд ремэнс ин фулл вигор энд power [2]. Так будем охранять наши права. Лишь Наше Имя Щит. Захват нельзя допустить, а это неминуемо, если не препятствовать. Когда Ояна свезет твою волю, то многое утвердится. Знаю и вижу недомыслие. Так важно не умалять Музейный Комитет по Продвижению Пакта, ибо враги будут всячески ухищряться, чтобы изъять Имя. Так нужно очень осторожно явить Пан-Американскому Союзу, что он не единственный Источник для подписей, нужно иметь в виду это, чтобы не антагонизировать Европейские страны. Невозможно, чтобы Пан-Американский Союз имел бы исключительное право собирать подписи. Именно рассылаемая бумага не должна производить впечатления, что Пан-Американский Союз имеет исключительное право – так будем охранять наши права. Пошлите телеграмму». Потому задача наша сейчас – «отстоять все права Комитета и, как Сказано, работать в этом направлении». Галахада нужно утвердить в осознании великого значения Комитета для его же положения. Так, родные мои, будем всячески охранять значение Нашего Комитета, ибо, как Сказано, «будущее его велико». Теперь, как достичь, чтобы подписи собирались не только Пан-Американским Союзом, но и нашим Комитетом; для этого придется, может быть, посоветоваться с международными авторитетами. Все эти международные тонкости мне не известны, одно знаю по нашему недавнему опыту, что им нужно давать свои [3] для сдвига и пояснения их сознания. Так, Воля и Указ Владыки, чтобы значение Комитета по Продвижению Пакта было всячески охранено. Так я хочу надеяться, родные, что Вы приложите все силы для выполнения этого Указа и Воли Владыки.

Также очень прошу явить самую большую осторожность с выступлениями в газетах против Харбинской галиматьи. Нужно очень тонко распознавать, как что принимать, где лучше промолчать, где принять шутливый тон и где сильно возразить. Но вызывать на расследование очень опасно, ввиду того, что в свое время нами не было обращено достаточного внимания на весь блеф и искажения «Аморка». Все эти нелепости и искажения, попадая на невежественную почву, конечно, расцветают своим махровым цветком, но тут и нужен спокойно-шутливый тон. Представление доказательств может разрастись в целое дело, раздуть которое очень на руку журналистам, но нам заниматься этим при всех наших неотложных строительных делах совершенно нет времени. Потому прошу быть крайне осмотрительными, чтобы не причинить большего вреда. Так, обращаюсь к Логвану с просьбой очень следить за всеми выступлениями и всех сотрудников прошу сообща обсудить каждое свое выступление, причем голос свой я передаю Президенту Логвану. Нам важно было сильно протестовать перед Японией. Родные, примите моего огненного человечка со всею теплотою сердца, и прошу Вас, не омрачите ничем ее краткого пребывания. Все должны понять, что мы проходим невероятно чувствительное и опасное время, и горе всем затруднившим чем-либо это великое строительство. Родные мои, прошу – не рвите нитей. Как Сказано, раздирание этих нитей отношений создает страшную язву, ничем не залечимую. Найдем в себе мужество разумного сотрудничества. Я знаю, что это нелегко, но не испортим своего же счастья, ведь мы уже стоим в преддверии. Итак, приложим весь огонь духа и понимание сердца, ибо иначе все может пойти по другим линиям и сужденное примет другой аспект и размеры. И право, невесело очутиться у разбитого корыта.

Потому предоставьте моему Огненному Вестнику свободу действия, ибо она имеет определенную миссию.

Также должна просить Модрочку принять сердцем следующие Слова Владыки: «Так, Модра должна принимать дословно твои Указания. Я вижу победу». Да, Модрочка, пришло время, когда мы должны осознать Иерархическую линию, если хотим продвинуться и приблизиться. Ведь я никогда не скажу ничего, что не было бы одобрено Владыкой. Я слишком хорошо понимаю все значение Указа и его точного и срочного выполнения, и, как бы ни было тяжело мне иногда выполнить Указ, я выполняю его, ибо знаю всю Мудрость его и всю гибель от небрежного выполнения. Давно Сказано, что Служение – «не орешки в сахаре». Потому, Модрочка, будем закалять свое сердце искоренением всяких призрачных и непризрачных обид, чтобы явиться лучшим исполнителем Высшей Воли. Всем бывает трудно, все чутки к настроениям своих окружающих. Наука, вернее, искусство человеческих отношений есть самое трудное достижение, но и самая необходимая дисциплина. Без этой дисциплины нет строительства, нет и продвижения на духовном плане. Знаю, что Модрочка моя проявит весь огонь сердца для чудесного проведения своей задачи и разумного сотрудничества со всеми членами Круга. Радость мне будет сознавать, что сердце Модрочки не закрылось для меня.

Теперь передаю Указ Владыки: «Чтобы собирались лишь раз в две недели с Софьей Михайловной». Также, родной Логван, «не следует приближать Розенталя, он, как Сказано, Вам не попутчик. Идет великий успех». Говоря о даянии и о том, что каждый сотрудник должен помнить, что собирать средства есть его прямая обязанность и кармический долг, Владыка добавил: «Так, Логван показал щедрость и огненное мужество, и еще раз Я много дам ему, и еще раз помощь придет через его руки». Шлю Вам, родной, пламенное устремление сердца моего в нашем совместном огненном построении чудесного моста, сердца, благодарного за многое...

Также хочу сказать моей Порумочке, как ценю я ее чудесные и обстоятельные письма. Во всем согласна с нею, за исключением чрезмерного возвеличения моей особы, трудно мне будет удержаться на той высоте, на которую вознесло меня ее горячее и нежное сердечко. Спасибо, родная моя, за все слова и действия любви. Таким единением мы сдвинем горы! Сердце мое полно любовью, также нежностью к деткам. Огненный человечек расскажет мне новые подробности о них.

Зиночку прошу явить огонь сердца и понимание всей опасности часа, но также и радость духа перед великими подвижками. Так, каждый пусть несет порученную ему миссию, выказывая солидарность при общих выступлениях. Чую, что сказочка моя кому-то не понравилась, но она должна жить в сердце, только тогда будет найдена великая радость данной возможности искупления. Хочу верить, что радость эта будет гореть пламенем высшего самоотвержения. Шлю мои нити сердца, пусть они будут приняты.

Родной мой Авирах, продолжайте Вашу линию изучения древних Писаний при свете Нового Учения, собирайте воинство духа из истинно горящих сердец, и вся радость придет. Еще раз повторяю, что Ваше отношение к сказочке явило всю чистоту сердца Вашего, потому такая радость живет в моем сердце, когда я думаю о Вас.

Надеюсь, что здоровье Софьи Михайловны окрепло, шлю ей все лучшие пожелания и мысли о внесении спокойствия, мира и самоотверженной любви в действия каждого дня.

В заключение еще раз обращаюсь с пламенной просьбой принять моего вестника и предоставить ей действовать согласно полученным ею Инструкциям. Не удивляйтесь, если она будет действовать большею частью с Логваном и Порумой. Аура их так сгармонизирована, и потому Лучу Владыки легче действовать через эту объединенную ауру. Примем Указ Владыки: ничем не помешать этому единению, именно, найдем радость в том, что явилась возможность такого объединения, ибо на таком единении многое может быть построено для дел и для общего благополучия. Несомненно, для каждого действия нужны соответствующие гармонические сочетания, и, когда время придет, каждая аура сыграет свою объединяющую роль. Но сейчас для миссии порученной нужна самая объединенная аура, именно ауры Логвана, Порумы и огненного человечка. Потому выполним Указ Владыки, повторяемый ежедневно, – «пусть не мешают». Итак, родные мои, услышьте мольбу сердца моего, так жаждущего скорее облегчить тяготы Ваши. Потому не помешайте мне в этом и окажите тонкое внимание, дискрешэн [4] и понимание значения миссии моего Вестника. Будем помнить о наших путешественниках, не отяжелим их пути, ведь каждое разъединение отражается на успешности плана. Каждое разъединение есть страшный вампиризм, в результате своем вызывающий кровавый пот на Челе и Руках Того, Кому мы всем обязаны.

Шлю, любимые, весь огонь сердца в этот грозный, но и полный возможностей великий час.

Закончу великими Словами:

«Так в радости духа и сердца будем творить. Так в радости духа и сердца будем ждать победы; так в радости духа и сердца Мы прокладываем мощный мост. Идут, идут, идут великие возможности. Год будет строительным и великим. Да, да, да!»

Духом и сердцем с Вами.

Е.Рерих


[1] Группа американских учеников Е.И.Рерих (Франсис Грант, Зинаида, Морис и Эстер Лихтманы, Луис и Нетти Хорш, Софья Шафран).

[2] And remains in full vigour and power (англ.) – и остается в полной силе и власти.

[3] Возможно, в тексте пропуск.

[4] Discretion (англ.) – осмотрительность, осторожность.

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter