Радость искусства

И. Фаустинелли
искусствовед, общество «Италия-Россия»,
Италия

Сегодня мне хотелось бы сказать несколько слов об истории развития термина «искусство» и о том, как его воспринимали в разные эпохи.

В самом широком смысле под словом «искусство» подразумевается набор правил, придуманных для управления любой человеческой деятельностью. Именно так Платон определял это понятие, он не устанавливал разницы между искусством и наукой. Для Платона рассуждение является искусством; сама философия в своей наивысшей стадии развития, то есть диалектика, – также искусство; поэзия – искусство; политика, война – искусство; медицина – искусство; взаимное уважение и справедливость, без которых людям невозможно жить в обществе, Платон считает тоже искусством. Царство знания в целом он подразделял на два вида искусств: искусство познания и искусство применения. Первое позволяет познавать, а второе использовать достигнутые познания для достижения цели. Таким образом, Платон подразумевал под искусством любую организованную человеческую деятельность, включая науку.

В свое время Аристотель намного сузил понятие «искусство». Прежде всего он отделил науку от искусства, утверждая, что наука занимается исключительно тем, что является нужным, то есть тем, что есть на самом деле.

Во-вторых он подразделял то, что не входит в понятие науки, то есть что является возможным, на то, что принадлежит к действию и что принадлежит к творению. Только то возможное, которое принадлежит к творению, есть объект искусства.

Таким образом, понятие искусства сильно сузилось. Риторика и поэтика, по Аристотелю – искусство в отличие от логики, чей объект является нужным; ремесла – искусство, медицина – искусство в отличие от физики и математики.

Настоящую науку Аристотель считал только теоретическим знанием, а не творением. Древние и средневековые поколения унаследовали это жесткое различие, данное Аристотелем: Плотин, например, приписывая науке сугубо теоретический характер, определяет отличие между разными видами искусства на основе их отношения к природе. Таким образом, он отделил архитектуру и ее аналоги, цель которых – создание нового объекта, от тех видов искусства, которые помогают в какой-то степени природе, такие как медицина и сельское хозяйство, и от таких особых видов искусства, как риторика и музыка, которые влияют на человека, делая его лучшим или худшим.

Начиная с первого века нашей эры возникла особая группа так называемых либеральных искусств (т.е. достойных свободного человека), которая включала девять дисциплин: грамматику, риторику, логику, арифметику, геометрию, астрономию, музыку, архитектуру и медицину. Все остальные виды искусств были отнесены к «рукотворным». Позже, в пятом веке, Марциан Капелла исключил из числа либеральных те дисциплины, которые он считал ненужными для настоящего ученого, – медицину и архитектуру, определив, таким образом, курс обучения, который оставался неизменным очень долгое время.

В Средневековье святой Фома Аквинский определил четкую разницу между либеральными и рукотворными видами искусств, отнеся к первым те, которые позволяют человеку работать душой, а ко вторым – телом. Эти последние считались уделом прислуги, так как в средневековом обществе полагали, что тело управляется душой и свобода человека зависит от свободы его души.

Позднее, в западной цивилизации, под словом «искусство» долгое время подразумевались не только либеральные искусства, но также и различные виды ремесел.

Иммануил Кант, отличая ремесло от искусства, утверждал, что действия или творения, необходимые для практического создания объекта, являются ремеслом. И в том случае, если непосредственная цель наших акций – достижение удовольствия, наше творение есть искусство.

В свою очередь, искусство является приятным, когда его цель есть удовольствие, приятное ощущение, и называется прекрасным, когда находит свою цель в себе, принося бескорыстное удовольствие.

Несмотря на то, что и сегодня под словом «искусство» подразумеваются различные виды организованной деятельности (искусство разговора, кулинарное искусство, спортивное искусство и так далее), обычно мы предпочитаем использовать его для обозначения изящных искусств. Мы располагаем и другими терминами для определения организованной человеческой деятельности, среди которых есть слово техника. Это слово происходит от древнегреческого техне, что означало искусство.

Рерих, хорошо знакомый с классической античностью, разделял воззрение Платона об искусстве, универсальности его ценностей и даже приписывал это воззрение эпохам, предыдущим золотой эпохе Афин. В одной из своих статей он писал: «Странно подумать, что, быть может, именно заветы каменного царства стоят ближе всего к исканиям нашего времени. То, что определило нам поворот культуры, то самое чисто и непосредственно, впервые вырастало в сознании человека древнейшего. Стремление обдумать всю свою жизнь, остро и строго оформить все ее детали, все, от монументальных строительных силуэтов, до ручных мелочей – все довести до строгой гармонии; эти искания нашего искусства, искания, полные боли, ближе другого напоминают любовные заботы древнего изо всего окружавшего сделать что-то обдуманное, изукрашенное, обласканное привычной рукою» [1].

Всей своей жизнью Рерих доказывал неправомерность разделения теории и практики. Его бесчисленные инициативы, среди которых можно отметить Общество поощрения художеств, Институт «Урусвати», – живые доказательства его убеждения в том, что без знания действовать бессмысленно; и, с другой стороны, что без действия знание оказывается неоправданным. Радость искусства – это радость единения разума и действия. В статье «К природе» он писал: «...Мы разводим леса, углубляем реки, удобряем землю, предотвращаем обвалы – все это требует усиленной работы и затрат. Но целесообразное пользование пейзажем, природою тоже ведь одно из существенных условий ее здоровья и притом для выполнения этого условия ничего не надо тратить, не надо трудиться, не надо делать, надо только наблюдать, чтобы и без того делаемое совершалось разумно. И для осуществления этой задачи, прежде всего, необходимо сознание, что самый тщательный кусок натурального пейзажа все же лучше даже вовсе не самого плохого создания рук человека. Всякий клочок природы, впервые подвергающийся обработке рукою человека, непременно должен вызывать чувство, похожее на впечатление потери чего-то невозвратимого» [2].

Удивительно, как актуально звучат эти слова. Все мы знаем, что Рерих проявлял свои многочисленные таланты в самых разных направлениях человеческой деятельности. Я считаю, что в основе любого его творения – будь то литература, художество, или археология – лежит непоколебимая вера в искусство как силу, объединяющую разум и действие для реализации идеальной гармонии в повседневной жизни.

В конце этой краткой истории о развитии понятия «искусство» мне хотелось бы привести вновь слова самого Николая Константиновича: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един. Искусство есть знамя грядущего синтеза. Искусство – для всех.

Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата «священного источника». Свет искусства озарит бесчисленные сердца новою любовью» [3].


 [1] Рерих Н.К. Об искусстве. М.: МЦР, 1994. С. 27.

 [2] Рерих Н.К. Человек и природа. М.: МЦР, 1994. С. 30.

 [3] Рерих Николай. Пути Благословения. Рига: Виеда, 1992. С. 149.

 

Метки: Фаустинелли И.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 116