Латвийское общество Рериха и новая Россия

Г.Р. Рудзите
искусствовед,
Рига

С самого начала у Латвийского общества Рериха была особая задача – помогать становлению Новой России Рериха, той будущей России, чей прообраз уже живет во многих русских сердцах. Новая Россия – это часть той Новой Страны, которой, в представлении Учителей и Рериха, должен стать весь преобразованный мир.

«Помогите строить Мою Страну. <...> Что же лучше омоет дух, как мысль о благе других» [1].

Основы Латвийского общества Рериха [2] были заложены уже в 1919-1920 годах, когда рижанин Владимир Анатольевич Шибаев (1898-1975) встречается в Лондоне с Рерихами и проникается их идеями. Долгие вечера проводит он в беседах с Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем, и вскоре сам начинает получать Указания от Восточного Учителя, с которым Рерихи лично познакомились в Лондоне.

В самых первых Указаниях, о которых нам известно, уже говорится о России:

«Учись счастливо и восходи. Разве желание твое остынет под ливнем препятствий? Закат будет восходом. Тьма станет светом. И Россия сыграет большую роль. Ашрам – соединение душ. (Указания 1919-1920 гг.).

Уже в конце 50-х годов Ю.Н.Рерих объяснял нам суть Новой России. Он говорил, что государства – это живые организмы, и у них тоже бывают периоды становления, зрелости и угасания. Многие развитые страны, считал он, такие как Англия, Германия, Франция, Япония, Китай, в своем развитии достигли вершины, и, хотя они сейчас выше многих менее развитых стран, там происходит незаметный процесс угасания. A Россия, с Сибирью и Алтаем, а также Монголия, хотя им еще далеко до европейских стран, поднимаются в гору, они таят потенциал, и расцвет их еще впереди. Рерихи верили в Новую Россию будущего.

После отъезда Рерихов в Америку Шибаев возвращается в Ригу и создает кружок друзей для изучения и воплощения в жизнь указаний Учителя. Н.К.Рериха радует его инициатива, его активность: «Ваши планы о кружке в Риге – приветствую. Всюду должны собираться жизненные ученики и вносить свет в жизнь. Но именно в жизнь». Одобряет и Учитель: «Суждено Яруе (Шибаеву. – Г.Р.) стать учеником Моих детей (Рерихов. – Г.Р.). Будет Моим учеником» (Письмо от 29.04.1922).

Латвия многому может послужить, она ведь рядом с Россией. Учитель повторяет: «Я избрал Россию».

Н.К.Рерих пишет Шибаеву: «Россия принята Им. Россия будет стражем мира. И значит Его ложа будет средоточием Его Указаний и действий, и потому стойте крепко. А если трудно, то всем сейчас трудно» (Письмо от 30.04.1922).

Сами Рерихи также являются членами Латвийского кружка, или ложи. Н.К.Рерих пишет 30.04.1922: «Посылаем Вам 16 долларов – в счет наших членских взносов». И напоминает слова Учителя: «Предстоит большая работа России».

«Как Сказал – лучше с оборванными, нежели лицемерами. Привыкайте видеть огонь духа в глазах».

Н.К.Рерих старается помочь разоренной России послереволюционных лет чем только может. Он пишет в 1921 году Владимиру Анатольевичу: «В Берлине только что вышла в пользу голодающих в России моя книга – "Цветы Мории"».

Учитель и в трудные советские годы учит верить России: «Разве новая Россия под управлением Учителя может препятствовать ищущим?» (11.10.1922). Но и с болью замечает: «Русские, – когда кончите клевету!» (17.09.1922).

Много сердечных слов Он адресует своим ученикам: «Произнесший Красота – спасен будет. И врата нашей ложи должны быть вознесены Красотою и Знанием».

Также первая книга Указаний Учителя должна была выйти в Риге. Николай Константинович пишет В.А.Шибаеву 31.05.1922: «Вчера нам было Указано издать Его message (послания) отдельной книгой «Листы Сада Мории» и сделать это через Вас в Риге (по финансовым соображениям книга все-таки выходит в Париже. – Г.Р.), где книга ляжет в основу Ложи имени Нашего Мастера». Книга должна выйти на русском. «С особым трепетом мы услышали, что это – первая весть на Россию» (22.06.1922).

Книга «Листы Сада Мории» (I ч.) начинается словами:

«В Новую Россию Моя первая весть».

Юрий Николаевич Рерих 10.06.1924 года пишет В.А.Шибаеву из Дарджилинга: «Теперь перехожу к поручению отца. Следует начать распространение Книги («Листы Сада Мории» – Г.Р.) путем раздачи, не ожидая покупателей. Напишите об этом в Литву и пошлите в Ревель (Таллинн. – Г.Р.). Конечно, раздавать следует только лицам, которые духовно приблизились. Главное требование – в жизнь».

Книга посылается также родным и друзьям в Россию. Переписка с братом Борисом Константиновичем, со Степаном Митусовым и архитектором Щусевым тоже ведется через Ригу, так надежнее. Чтобы не вмешивалась цензура, в письмах к Шибаеву Н.К.Рерих называет Россию то Швецией, то попросту Новой Страной.

Когда в мае 1928 года Н.К.Рерих уже из Нагара вызывает Шибаева телеграммой к себе в Кулу секретарем, руководство кружком в Риге переходит к известному врачу-гомеопату Феликсу Денисовичу Лукину (1875-1934). По просьбе Рерихов он переиздает «Листы Сада Мории», I и II ч., так как парижское издание было весьма некачественным. «Листы Сада Мории», обе части, вышли также на латышском языке, и редактировать перевод пригласили поэта Рихарда Яковлевича Рудзитиса (1898-I960), который был известен переводами поэзии Рабиндраната Тагора и других восточных авторов. Так он и пришел в общество.

После встречи с Н.К. и Ю.Н. Рерихами летом в Париже в октябре 1930 года Ф.Д.Лукин уже официально регистрирует Латвийское общество Рериха. Елена Ивановна просит Латвийское общество взять шефство над всей Прибалтикой. Это означало, что, если в Прибалтийских странах кто-то хотел основать общество или другую организацию, связанную с именем Рериха, он должен был обратиться за разрешением к Латвийскому обществу Рериха (Письмо от 9.11.1934).

Постепенно вся издательская работа ложится на плечи Р.Я.Рудзитиса. По просьбе Елены Ивановны ему приходится взять на себя ответственность за общество после преждевременного ухода из жизни Ф.Д.Лукина 28.03.1934 года.

Рерихи постепенно отправляют в Ригу для печатания все рукописи книг Живой Этики, дневники Николая Константиновича, труды Е.И. и Ю.Н. Рерихов. Здесь, в Риге, издаются письма Елены Ивановны в Европу и Америку, «Тайная Доктрина» Е.П.Блаватской в переводе Е.И.Рерих, прекрасный альбом-монография, посвященный Н.К.Рериху. Всего было издано около 50 книг. В делах книжного оформления Рерихи целиком положились на вкус Р.Я.Рудзитиса. В большинстве своем книги выходили на языке оригинала, русском, и лишь потом делались переводы на латышский и выходили издания на английском языке.

Большая часть книг, а иногда и весь тираж, отсылалась в адрес деятелей культуры и культурных учреждений Латвии и других стран. По просьбе Рерихов экземпляры каждой впервые изданной книги посылаются на их родину.

Например, 30 июня 1936 года выходит книга Н.К.Рериха «Врата в будущее», в июле ее рассылают по рериховским учреждениям. А рукопись сборника «Нерушимое» уже ждет своей очереди.

Многие свои работы Р.Я.Рудзитис печатает именно в русских периодических изданиях Латвии, таких, например, как газета «Сегодня», «Сегодня вечером», «Голос народа». Даже свою книгу-эссе «Сознание красоты спасет» Рихард Яковлевич сперва пишет по-русски: «Все время занят своей работой о культуре красоты на русском языке, дополняю, исправляю. Хочу выпустить брошюрой». И только потом книга выходит также и на латышском языке.

Прочтя книгу Р.Я.Рудзитиса «Сознание красоты спасет», Елена Ивановна назвала ее «огненным гимном красоте». «С восторгом вчитывались в эти одухотворенные строки, – пишет она Рихарду Яковлевичу. – Сколько в них сердечного огня! Сколько Света, бодрости и радости! Книга эта должна найти место на столе правителей, в школах и обиходе каждого. Ведь она говорит о самом насущном, о том, чем жив человек. Хотелось бы, чтобы она проникла и туда, где начинают мечтать о внесении красоты в жизнь» (выделено мною. — Г.Р.).

Рерихи хотят видеть напечатанной по-русски также и главу из книги Рудзитиса на латышском языке «Н.К.Рерих – водитель культуры». Елена Ивановна пишет в сентябре 1936 года: «Вчера пришла глава "Культура" из Вашей книги. Прочли мы ее с полным восторгом, ибо это именно то, что сейчас так важно подчеркнуть. Ввиду этой важности, мы очень просим Вас напечатать эту главу по-русски в виде отдельной брошюрки. Она будет крайне нужна. Напечатать ее следует как можно дешевле. Ведь много замечательного совершается и нужно бросить лучшие зерна в вспаханную почву». Через месяц, в письме от 23.10.1936, она повторит: «Сейчас так важны подобные книги. Нужно будет найти и возможность распространения их в Шв.» (России. – Г.Р.).

Особенно одобряют Рерихи начатую Рихардом Яковлевичем книгу о Белом Братстве как самую необходимую и своевременную. И она впервые выйдет на русском языке.

Труднее всего было добиться, чтобы книги доходили до русского адресата. Привожу несколько фрагментов из дневника Р.Я.Рудзитиса:

7.09.1936. «В пятницу получил письмо от Н.Рериха. Он озабочен, что не получил сообщение о том, можно ли посылать книги в музеи его родины».

7.10.1936. «Получил также несколько журналов, которые надо переслать на родину Николая Константиновича. Об этом мы очень много размышляли, так же как и над тем, каким образом внедрить туда идею Пакта Мира. Получили образцы нового каталога наших книг, много думаем о распространении книг за рубежом. Как бы там ни было, все надо делать спешно. Ведь теперь каждый день равен целому году».

12.10.36. «В пятницу Буцен был на приеме у советского
консула, чтобы обсудить вопрос о рассылке книг в русские учреждения. Вначале, конечно, его приняли холодно, но потом они повели разговор по душам. Буцен ознакомил консула с Пактом Мира. У нас сейчас проблема, сказал Буцен, каким образом рассылать книги. В конце концов решили делать это официально, от имени Общества. <...> Ведь наш девиз – Культура, а тот, кто очерняет носителей Культуры, людей, самозабвенно несущих свет сознания человечеству, тот сам себя зачисляет в полчища тьмы».

13.10.36. «Вчера отослали журнал "Урусвати". Т. III, в Московскую Публичную библиотеку. Вместе с сопроводительным письмом на бланке Общества с моей подписью. Потом в Москву – в редакции "Нового Мира" и "Литературной газеты" отправил свою статью о Пакте Мира. Неизвестно, как примет это русская пресса... Но доброе дело имеет огненный магнит. Знаю, как это важно – привнести магнит Пакта Мира в сознание русского человека. Пусть эти статьи так и останутся в ящиках редакционных столов, хоть кто-то с ними все-таки ознакомится. ...Тоска по духу опять должна занять центральное место в сознании русского народа».

9.11.36. «В субботу вернулась из Москвы моя первая ласточка, моя книга о Прекрасном, которую я послал в Музей Толстого. На бандероли напечатано: Non admis... [3] Как бы в соответствии с законом международной почты. Так для Красоты духа пока закрыты врата на русской земле. Будем пытаться послать и "Культуру", и "Нерушимое". По крайней мере, журналы "Урусвати" к нам не вернулись. Теперь "Нерушимое" пошлем с сопроводительным письмом». Так книги посылались снова и снова.

7 11.38. «Кто поймет великую духовную миссию Николая Рериха? У меня дома лежат четыре посылки с моими книгами на русском языке, которые я послал в Россию и которые вернулись назад со словами: "Non admis". Та же судьба постигла большинство книг Николая Рериха. Но разве русское сознание не нуждается в духовной красоте?»

Сколько труда было положено, чтобы в Россию попал большой и прекрасный альбом-монография «Рерих» (Рига, 1939). «Поэтому-то и взяли мы для текстовой части книги советских – Всеволода Никаноровича Иванова и Эриха Голлербаха. Несколько экземпляров было подарено русскому полпредству в Латвии».

24.04.39. «Блументаль и Гаральд нашли новый путь для распространения монографии. В Музее Общества недавно появился торгпред, и теперь через него наш магазин сможет обменять монографии на книги из России. Это будет большим событием, потому что монографии мы должны распространять главным образом на Родине Николая Рериха. <...> Ранее мы многократно пытались посылать книги Н.Рериха учреждениям России, но большая часть их пришла назад. Послали также "Общину", и без адреса отправителя, так что обратно она не поступила».

После оккупации Латвии советскими войсками 17 июля 1940 года Латвийское общество Рериха, как и все другие общества Латвии, было ликвидировано, часть его членов репрессировали. В 1941 году журналист Ф.А.Буцен и в 1942 году писатель А.И.Клизовский были расстреляны. В ссылке умерли Ольга Мисинь и мать искусствоведа Татьяны Качаловой.

Перелистывая дневник Р.Рудзитиса военных лет, можно видеть, как скорбит он вместе с русским народом, как глубоко переживает его боль.

Сразу после войны Рихард Яковлевич отправляет письма Рерихам в Индию и Зинаиде Фосдик в Америку, но эти письма они не получили. Бывшие члены Общества продолжают встречаться, делиться мнениями.

Летом 1947 года Р.Рудзитис посылает в Москву Екатерину Яковлевну Драудзинь (1886-1969) с книгами Рерихов и Живой Этикой. «Драудзинь исполнила свою миссию на все сто процентов», – пишет Рудзитис в дневнике 1947 года. И еще:

«Те три теософки, с которыми она познакомилась и которым отвезла книги, хотя и седовласые, однако приняли ее с восхищением и радостно говорили об Учении. Также и инженер N, который долгие годы придерживался совсем иного мировоззрения, тоже пытается переориентироваться. Они понимают, что "Тайная Доктрина" и Живая Этика исходят из одного Источника! Семя брошено, и это главное. Будут и другие, придет новое поколение. Именно в Москве должно взойти новое священное семя. Именно там, где сейчас фокус русского народа, должны засиять лучи Учения. Так будет!

И еще достижения: Катерина была также у Щусева [4]. Подарила книги. Было и письмо к нему. Он указал на Бабенчикова [5], который, кажется, переписывается с Николаем Рерихом. Катерине удалось увидеться и с ним. Он любезно рассказал, что Н.Рерих был на научной конференции в Индии, где разговаривал с одним ученым о визах для приезда в Россию. ...Катерина нам рассказывала еще и о нынешней жизни в России, о том, как трудно там колхозникам, как мало еще порядка. Одно направление вверх, к подвигу, другое – все еще на разрушение».

Когда книги привезли в Москву во второй раз, в квартире теософов той ночью был обыск, и чемодан с книгами нашли. Начались аресты и в Риге. Первым в апреле 1948 года был взят Р.Я.Рудзитис, потом еще около 30 других рериховцев, осужденных от 10 до 25 лет лишения свободы в лагерях строгого режима.

Когда при Н.С.Хрущеве начали пересматривать дела осужденных, рериховцы были реабилитированы одними из первых. Однако книги оставались под запретом.

В дневнике Р.Я.Рудзитис пишет:

«При всем хаосе в верхах в сознании части народа поворот большой. В направленности много верного, была бы только человечность и свобода духа. Пусть бы заботились о том, чтобы в Большой Семье все голодные телом и духом были бы сыты. Теперь же, чтобы насытить дух, приходится читать и собираться тайком, как в средневековье».

«Как могло у русских со столь широкой душою появиться такое узкое сектантство... Больше нет хода "аполитичным", даже немарксистским вещам, кто мыслит хоть немного иначе, тот отстранен от культурной работы».

После лагерей круг друзей, интересующихся Живой Этикой, расширился, а книг не было. При арестах были уничтожены почти все книги Рерихов, Е.П.Блаватской, Живой Этики.

Были сожжены или перемолоты на бумагу прекрасные библиотеки многих представителей интеллигенции, в том числе и уникальная библиотека, которая принадлежала Р.Я.Рудзитису.

Но люди не унывали, они переписывали оставшиеся книги от руки, снимали на фотопленки. Старый член Общества Мета Яновна Пормале на старенькой пишущей машинке, устроенной на подушке, чтобы не слишком стучала (все еще жили под страхом), переписала много книг, а также рукописи Рихарда Яковлевича, чтобы они тоже пришли к людям. Ее муж, садовник Карлуша, переписывал от руки в толстые тетради книги Н.К.Рериха для москвичей. Сколько таких книг ушло к друзьям в Россию!

В семидесятые годы, когда появилась ксерокопия, Гаральд Феликсович Лукин (1906—1991) с молодежной группой наладил печатание книг Учения этим способом. Книги печатались тайком, затем с любовью переплетались в надлежащие цвета и расходились по всему Союзу. Все знали, на что идут. Еще в начале 80-х годов в СССР были политические заключенные. Но тяга к духовной жизни у людей была так велика! На самодельные издания с едва различимым текстом было просто больно смотреть.

Осенью 1988 года общество было официально возобновлено. Тогда же вышел и первый номер журнала «Угунс» («Огонь»). Пусть в нем было четыре страницы, но издан он был красиво и официально! Помню выражение лица Святослава Николаевича Рериха, когда он держал в руках первую изданную нами книгу «Листы Сада Мории». Пусть на газетной бумаге, со шрифтом, который только и нашелся в маленькой провинциальной типографии. Он держал ее в руках, как величайшее чудо мира, – это первое послевоенное официальное издание Учения Живой Этики для отцовской России, для Новой России.

С тех пор прошло уже восемь лет. Давно нет в живых ни Рихарда Яковлевича Рудзитиса, ни Гаральда Феликсовича Лукина. Но издательство с названием «Угунс» (Огонь, Агни) окрепло и работает.

И хотя оно издает книги и журналы на разных языках для рериховских организаций Америки и Германии, Польши, Латвии, однако большинство книг выходит на русском во имя Новой России.


[1] Листы Сада Мории. Озарение, IX, 6.

[2] Такое название для общества в Латвии предложил в конце 30-х годов сам Н.К.Рерих. Ведь его имя в то время стало уже символом определенного мира идей.

[3] Не принят (лат.)

[4] Алексей Викторович Щусев (1873-1949) – архитектор, друг Н.К.Рериха.

[5] Михаил Бабенчиков (1890-1957) – искусствовед.

 

Метки: Рудзите Г.Р.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 136