Образ Христа в творчестве Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов периода Центрально-Азиатской экспедиции

Н.В. Сергеева-Тютюгина,
кандидат искусствоведения,
старший научный сотрудник
Башкирского государственного художественного
музея им. М.В.Нестерова,
Уфа

Не в далеких лабораториях,

не в кельях, но в жизни вы будете

собирать правдивые записи, где Христос

не в складках хитона, но в красоте

труда собирает ищущих свободу духа.

Листы Сада Мории. Озарение

В период Центрально-Азиатской экспедиции (1923–1928) одной из научных задач, которая стояла перед Рерихами, являлся сбор материала, свидетельствующего о пребывании Иисуса Христа на Востоке.

В XIX веке европейской науке подобные сведения были впервые предоставлены российским журналистом и путешественником Николаем Александровичем Нотовичем. В 1893 году во Франции ему удалось опубликовать текст так называемого Тибетского Евангелия в переводе на французский язык под названием «Жизнь Святого Иссы, наилучшего из Сынов Человеческих». В 1895 году этот текст был издан на английском языке, а в 1910 году – на русском в Санкт-Петербурге. В Тибетском Евангелии, помимо известных канонических событий, повествуется о неизвестном периоде жизни Иисуса с 14 до 29 лет, который, как говорится в Тибетском Евангелии, Он провел в Индии и Гималаях, проповедуя среди индуистов [1].

Рерихи были следующими европейскими учеными, которые подтвердили подлинность рукописи, найденной Н.А.Нотовичем. Путешественники так же посетили в 1925 году Ладакх и расположенный в этой горной области монастырь Хемис, где в 1887 году Н.А.Нотович обнаружил рукопись. О том, что Тибетское Евангелие действительно существует, Николай Константинович Рерих записал в своем путевом дневнике следующее: «Буддийский монастырь хранит учение Иисуса, и ламы отдают почтение Иисусу, здесь прошедшему и учившему. Если кто-либо будет слишком сомневаться о существовании таких документов о жизни Христа в Азии, то, значит, он не представляет себе, как широко были распространены в свое время несториане [2] и сколько так называемых апокрифических легенд ими было распространено в древнейшие времена. И сколько правды хранят апокрифы!» [3, с. 81–82]. Н.К.Рерих связал эту рукопись с несторианскими источниками и датировал ее пятым веком [3, с. 82].

Позднее Елена Ивановна Рерих в письме к Р.Я.Рудзитису 1938 года также особо отметит текст, опубликованный в свое время Н.А.Нотовичем, и те исследования, которые продолжали проводить ученые в этом направлении: «Также пошлем Вам, как только получим, копии журнала “Кайзер-и-Хинд”, в котором сейчас помещается серия статей “Жил ли Иисус Хр[истос] на Земле?” и “Индусские рекорды о жизни Христа”. Автор этих статей – доктор философии Артур Р.С.Рой, председатель Общества Веданты в Нью-Йорке. Статьи эти еще тем интересны, что они подтверждают книгу Нотовича “О жизни Христа в Индии и Тибете”, которая является переводом манускрипта-книги, найденного Нотовичем в Ладаке, в монастыре Хеми. Книга Нотовича, как Вы, вероятно, знаете, была запрещена и объявлена высшими духовными властями (Папой) мошеннической подделкой. Нотович подвергся гонениям, и говорят, что будто бы на смертном одре его заставили отречься от этой книги. Теперь же Артур Рой сообщает, что доктор философии Саратх Кумар Саркар в своей статье в Бомбейском еженедельнике пишет, что Свами Абхедананда (известный ученик Рамакришны) говорил ему, что он сам видел в тибетской копии книгу, с которой Нотович сделал свой перевод, и оригинал этой книги написан на пали и находится в Марбуре (местечке или же монастыре) в Тибете. И будто бы сам Абхедананда частично перевел этот манускрипт. Затем Артур Рой приводит из статьи Кумар Саркара сжатый перевод 224 стихов из 14 глав книги, находящейся в монастыре Хеми в Ладаке. Кроме того, он утверждает, что существует описание жизни Ии[суса] Хр[иста] в Индии в редком манускрипте, называемом “Натх Намавали”, который находится сейчас во владении секты садху, называемых Натх Йоги, обитающих на холмах Виндхья (на сев[ере] от Бомбея). Вам будет особенно интересно прочесть эти статьи, ибо я уже выслала Вам страницы из жизни Великого Путника, или И[исуса] Хр[иста] <…> Я не сомневаюсь, вернее, знаю, что Хр[истос] был в Индии, но ученые-востоковеды, поддержанные представителями церкви, яро отрицают эту возможность. Потому так интересны эти новые расследования» [4, с. 30–31].

В своем путевом дневнике Николай Константинович приводит обширные выдержки из публикации Н.А.Нотовича [5]. Обратимся к тем фрагментам, на которые особо обращает внимание ученый и художник. Дело в том, что одну из главных задач современной эпохи Н.К.Рерих видел в очищении древних Учений от позднейших наслоений. В своем дневнике он в одном ряду приводит фрагменты из Учений Будды, Конфуция, Христа, которые со всей очевидностью раскрывают единство взглядов Великих Учителей человечества. По мнению Н.К.Рериха, воззрения Великих Учителей являются единым Учением об Общине: «Такой высокий и близкий всем народам облик Иисуса сохраняют буддисты в своих горных монастырях. И не то диво, что учения Христа и Будды сводят все народы в одну семью, но диво то, что светлая идея общины выражена так ясно. И кто будет против этой идеи? Кто умалит простейшее и красивейшее решение жизни? И община земная так легко и научно вливается в великую Общину всех миров. Заветы Иисуса и Будды лежат на одной полке. И знаки древнего санскрита и пали объединяют искания» [3, с. 85]. В этой связи в Тибетском Евангелии Николай Константинович отмечает особо тот факт, что Христос, как и Будда, проповедовал в Индии не среди религиозной элиты браминов и светской власти кшатриев, а среди самой униженной части населения – вайшьев и шудр. «Но Исса не слушал речей браминов и ходил к шудрам проповедовать против браминов и кшатриев. Он сильно восставал против того, что человек присваивает себе право лишать своих ближних человеческого достоинства», – цитирует Н.К.Рерих древний апокриф [3, с. 82]. Затем исследователь выделяет фрагменты проповедей Иссы в Непале и Гималайских горах. Обращает на себя внимание Н.К.Рериха и высказывание Иссы о Святом Духе, который, как запечатлено в Тибетском Евангелии со слов Христа, проявляет себя через сердечную энергию. «Исса учил не стараться видеть своими собственными глазами Вечного Духа, но чувствовать его сердцем, и стать душой чистой и достойной…» [3, с. 83].

Далее Николай Константинович цитирует фрагмент, где сказано, что Исса прибыл вновь в Израиль в возрасте 29 лет. Особо в Тибетском Евангелии Н.К.Рерих подчеркивает точку зрения о том, что Иссу «убил не еврейский народ, но представители римского правительства». «Империя и богатые – капиталисты – убили Великого Общинника, несшего свет и трудящимся и бедным. Путь подвига света!» [3, с. 82]. Во фрагментах, которые цитирует исследователь, Исса предстает как Учитель, утверждающий древние законы эволюции в их истинном первоначальном смысле. «Законы Моисея я старался восстановить в сердцах людей. И вам говорю, что вы не разумеете их истинного смысла, ибо не мести, но прощению они учат, но значение этих законов извращено» [3, с. 84].

В дневнике Н.К.Рерих также полностью приводит слова Христа, которые являются гимном женщине: «Почитайте женщину, мать вселенной; в ней лежит истина творения. Она – основание всего доброго и прекрасного. Она – источник жизни и смерти. От нее зависит существование человека, ибо она опора в его трудах. Она вас рождает в муках. Она следит за вашим ростом. До самой ее смерти вы причиняете ей томление. Благословляйте ее. Чтите ее. Она ваш единственный друг и опора на земле. Почитайте ее. Защищайте ее. Любите ваших жен и уважайте их, ведь они завтра матерями будут, а позднее – праматерями всего рода. Любовь их делает человека благородным, смягчает ожесточенные сердца и укрощает зверя. Жена и мать – неоценимое сокровище, они украшение вселенной. От них родится все, что населяет мир. Как свет отделяется от тьмы, так женщина владеет даром отделять в человеке добрые намерения от злых мыслей. Ваши лучшие мысли должны принадлежать женщине. Черпайте в них ваши нравственные силы, необходимые вам, чтобы помогать ближнему. Не подвергайте ее унижениям, этим вы унизите только самих себя. Этим вы потеряете то чувство любви, без которого ничего здесь на земле не существует. Принесите почитание жене, и она защитит вас. Все, что сделаете матери, жене, вдове или другой женщине в скорби – сделаете для духа» [3, с. 84].

Здесь необходимо заметить, что образ Матери Мира, проявленный на земле в Великих Женских обликах, изначально волновал художника в творчестве. В 1914 году Н.К.Рерих создал Ее образ в росписи Храма Святого Духа во Фленове под Смоленском, а в 1924 го-ду в одноименной иконе в Индии. Малейшие следы в древних культурах, которые напоминали о единстве почитания всеми народами Великого Женского Начала, отмечались Н.К.Рерихом на протяжении всего маршрута экспедиции. В этой связи обширная цитата из древнего апокрифа, где Исса возвеличивает женщину как «украшение вселенной», естественно вплетается в канву путевых размышлений Николая Константиновича. «Язык Матери Мира одинаков для всех колыбелей, – писал исследователь. – …И еще подробность, связующая Восток и Запад. Помните ли Турфанскую Матерь Мира с младенцем? Среди Азии, может быть, несториане или манихеи оставили этот облик. Или, вернее, этот облик остался претворенным от времен гораздо более древних. Кали или Гуаньинь – кто знает, сколько им веков? За ними скрывается жена и змий. Древность этого символа уже неисчислима. Не к библейской странице, не к символам каббалы ведет этот облик. Несуществующие материки уже сложили красоту Матери Мира – этой светоносной материи. Только невежество толкует о незнании древности» [3, с. 45; с. 75].

Позднее Елена Ивановна Рерих также запишет в своем дневнике неизвестное ранее Свидетельство Учителя о Матери Христа, которое затем войдет в книгу Живой Этики – «Надземное»: «Мало знает история о Матери Великого Путника, которая была не менее великой, нежели Сын. Матерь была из великого рода и собрала в себе утонченность и возвышенность духа. Она прибегла к первому пути, чтобы обезопасить ребенка. Она заложила в Сына первые высшие думы и всегда была оплотом подвига. Она знала несколько наречий и тем облегчила путь сыну. Она не только не препятствовала хождениям дальним, но собирала все нужное для облегчения странствий. Она пела колыбельную песнь, в которой провидела все чудесное будущее. Она обращала внимание на народ и знала, что он может сохранить сокровище Учения. Она поняла величие завершения и ободряла даже мужей, впавших в малодушие и отречение. Она была готова пережить тот же подвиг, и Ей Сын поведал решение свое, укрепленное Заветами Учителей. Именно Матерь знала о тайне хождений. Не нужно признавать местные обычаи, чтобы понять основание жизни великой Матери. Не обычаи, но утверждение будущего вело волю Матери. О ней, поистине, мало известно, но, говоря о Великом Путнике, прежде всего следует сказать о Той, которая незримо вела его по высотам» [6, 147].

К образу Матери Христа Николай Константинович будет обращаться и после завершения экспедиции. Так, в 1931 году художник запечатлеет искреннее народное предание об отношениях Иисуса и Богоматери в картине «Madonna Laboris». «Трогательно и проникновенно посвящает христианство Богоматери следующую легенду, – пишет художник. – Обеспокоился Апостол Петр, ключарь Рая. Сказывает Господу: “Весь день берегу врата, никого не пускаю, а наутро новые люди в Раю”.

И сказал Господь: “Пойдем, Петр, ночным дозором”.

Пошли ночью и видят: Пресвятая Богоматерь опустила за стену Рая белоснежный шарф Свой и принимает по нему какие-то души.

Возревновал Петр и вмешаться хотел, но Господь шепнул: “Шш! Не мешай!”» [7, с. 34–35].

Подводя итоги спорам о Тибетском Евангелии, в 1926 году в Омске Николай Константинович в своем дневнике отметит: «В газетах пишут о том, что мы “нашли” манускрипт об Иссе. Откуда идет эта формула? Как могли мы найти то, что известно давно. Но мы нашли большее. Можно было установить, что формула Иссы-Учителя воспринята и живет на всем Востоке. И на границах Бутана, и в Тибете, и на холмах Сиккима, и на вершинах Ладака, и в хошунах монгольских, и в улусах калмыцких живет текст манускрипта. Живет не как сенсация праздничных газет, но как твердое, спокойное сознание. То, что для Запада – сенсация, то для Востока – давнее сведение. Пройдя Азию, можно убедиться, как мыслят народы» [3, с. 277].

В экспедиционном дневнике Н.К.Рерих приводит также фрагменты из источника, который, как он пишет, «менее известный». Из него, в частности, следует, что Иисус учился в храме около Лхасы у восточного мудреца по имени Минг-Сте: «И Минг-Сте и все учителя широко открыли врата и приветствовали еврейского мудреца. Часто Минг-Сте беседовал с Иисусом о грядущем веке и священной обязанности, принятой народом этого века» [3, с. 85]. В апокрифе, который впервые приводит Н.К.Рерих в своем дневнике в переводе на русский язык, также говорится о том, что по прошествии какого-то времени Иисус проповедовал в Ладакхе среди простого народа. Здесь приводится свидетельство и о воскрешении из мертвых. Этот факт также известен по текстам канонических Евангелий, разница лишь в том, что в неизвестном науке источнике воскрешение Христом младенца совершается не в Израиле, а в Гималаях. В созвучии с каноническими Евангелиями звучат в апокрифе и слова Христа о том, что Он пришел, чтобы помочь осознать людям свое Божественное предназначение: «Я пришел показать человеческие возможности. Творимое мною все люди могут творить. И то, что я есть, все люди будут. Эти дары принадлежат народам всех стран – это вода и хлеб жизни» [3, с. 86].

Во фрагментах апокрифа, приведенных Н.К.Рерихом, также представлено утверждение Иисуса о перевоплощении души, как естественном законе эволюции: «Сказал Иисус об искусных певцах: «Откуда их таланты и эта сила? За одну короткую жизнь, конечно, они не могли накопить и качество голоса, и знание законов созвучий. Чудеса ли это? Нет, ибо все вещи происходят из естественных законов. Многие тысячи лет назад эти люди уже складывали свою гармонию и качества. И они приходят опять еще учиться от всяких проявлений» [3, с. 86].

Для Николая Константиновича, как и для Елены Ивановны, эволюционный закон о перевоплощении, известный человечеству с незапамятных времен, стал непреложностью еще в ранний период творчества. Так, в 1906 году в литературном эссе «Марфа Посадница» Николай Константинович писал по поводу идеи перевоплощения: «Уже не смеемся, а только не доверяем перевоплощению. С недоумением подбираем “странные” случаи. Иногда страшимся их. Уже не бросаем их в кучу, огулом. То, что четверть века назад было только смешно, теперь наполняется особым значением» [8, с. 263]. Исследования, опубликованные Еленой Петровной Блаватской – истинным апологетом древней мудрости Востока, а также книги Рамакришны, Вивекананды, произведение древнеиндийского эпоса «Бхагавад-Гита», в которых закон перевоплощения является основополагающим, находились в библиотеке Рерихов еще в России. Елена Ивановна по этому поводу писала: «Теперь должна сказать, что Н[иколай] К[онстантинович] предпочитает первоисточники и хорошо знаком с восточной мыслью и теми трудами, из которых черпала свои сведения и Е[лена] П[етровна] Б[лаватская] Также и я могу сказать про себя, что моими первыми земными учителями были книги Рамакришны, Вивекананды, Бхагават Гита, книги по буддизму, Ламрин Цзон-ка-па и т.д…» [9, т. 2, с. 224–225]. В 1918 году свою повесть «Пламя» Н.К.Рерих также заключает словами из Бхагавад-Гиты о вечной жизни: «Знай, что то, которым проникнуто все сущее, неразрушимо. Никто не может привести к уничтожению то Единое, незыблемое.

Преходящи лишь формы этого Воплощенного, который вечен, неразрушим и необъятен.

Поэтому сражайся» [10, с. 88].

В период пребывания Рерихов в Ладакхе в 1925 году в Париже под их руководством вышла книга Учения Живой Этики – «Озарение», где также сказано о законе непрерывности жизни: «Велико знание отсутствия смерти. Все забыли – иначе жили бы»; «Вы заметили, что каждый Великий Учитель говорил о непрерывности жизни. Также можно заметить, как именно это указание из каждого учения истреблено, ибо материализм должен защищаться. На Земле это условие особо значительное К чему сотня воплощений, если десятью можно перешагнуть порог. Как можно вспомнить последнего Великого Учителя, принявшего позорную смерть за то, что казалось уже давно известным человечеству!»; «Признак отношения к смерти очень важен для характера Учения, в нем заключается понимание перевоплощения» [11, 4.2, IV, 12; V, 13; 4.3, V, 13].

На страницах экспедиционного дневника Николай Константинович отдает дань памяти и Оригену (ок. 185–253/254), который один из последних христианских философов открыто утверждал идею предсуществования и перевоплощения души, за что церковь в 543 году объявила его учение ересью. «Хороши были соборы, которые могли говорить против бесконечного, космического смысла материи!», – восклицает по этому поводу Н.К.Рерих [3, с. 87].

Впоследствии Елена Ивановна посвятит этой проблеме не одну страницу своих писем, где на конкретных примерах из канонических Евангелий ею доказывается знание закона эволюции первыми христианами, закона, который был отвергнут официальной церковью в 553 году на Втором Константинопольском Соборе. «В Евангелиях, в словах самого Христа, мы имеем достаточно свидетельств о знании евреями этого закона. Так, в Евангелии от Матвея, гл. 17, стих 10–13: “И спросили ученики Его: «Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?». Иисус сказал им в ответ: «Правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его и поступили с ним, как хотели; так и Сын человеческий пострадает от них». Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе”.

Евангелие от Иоанна, гл. 9, ст. 1–3: “И проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?». Иисус отвечал: «Не согрешил ни он, ни родители его, но для того, чтобы на нем явились дела Божии…». Действительно, как мог слепой от рождения быть наказан за свои грехи, если бы не существовал закон перевоплощения?», – писала Е.И.Рерих [9, т. 1, с. 157–158].

На русском языке свой экспедиционный дневник, где представлены фактические свидетельства почитания Великого Учителя Христа в Азии, Николай Константинович опубликует в 1929 году, через год после завершения экспедиции. В том же году Елена Ивановна Рерих издаст свод неизвестных науке апокрифических сказаний под названием «Криптограммы Востока», в котором, в том числе, повествуется о событиях из жизни Христа. Эти сказания были записаны ею под руководством Учителя во время экспедиции и частично были представлены в ранее изданной книге «Озарение» [11, 4.1, IV, 13; V, 5; 4.2, VII, 3–4]. «Мы знали многое, Он же мог все. Послужить Его Учению решили мы тогда», – записала Елена Ивановна о Христе слова Свидетеля [12, с. 29].

В «Криптограммах Востока» описывается Рождество Христово, которое, по сути, не противоречит Евангельской традиции, но представляет такие детали события, которые остались вне поля зрения канонических текстов. «Что это за Звезда, которая вела магов? Конечно, это Указ Братства, чтобы приветствовать Иисуса и сохранить и передать бедной семье некоторые средства», – сказано в тексте [12, с. 28]. Звучат в апокрифах и слова самого Христа: «Не тем люди живут. Как могу прекратить губительную бурю? Как могу открыть небо людям?

Почему они оторваны от Бытия вечного, которому принадлежат?» [12, с. 29].

В «Криптограммах» повествуется также о том, что Христу после прибытия на Восток пришлось ждать три года, прежде чем Ему было указано отправляться в путь для дальнейшего постижения духовных знаний. Обучение Христос проходил у последователя Будды. «Так ждали мы три года каждый день, и свет Звезды над нами сиял <…> Мне также указано было проводить Его, куда я сам не мог еще войти.

На белом верблюде выехали мы ночью и ночными переходами дошли до Лагора, где нашли, казалось, ждавшего нас последователя Будды.

Никогда не видел такой решимости, ибо были в пути три года. И три года пробыл Он там, куда я не мог войти», – свидетельствует Учитель Рерихов – Рассул М[ория] [12, с. 30].

В «Криптограммах Востока» Христос предстает как Великий Дух, устремленный к подвигу во имя человечества, который прошел труднейшие испытания, чтобы получить Знание на Востоке. «Надо помнить день конца самого безрадостного приношения. Христос, который только давал, не приняв ничего. Эта решимость с ранних лет провела Его через распаленную пустыню, и ноги Его горели так же, как у простого погонщика», – сказано в апокрифе [12, с. 30].

В текстах «Криптограмм» запечатлен облик Христа-человека, который своей жизнью во плоти – руками и ногами человеческими – утверждал Духовный Путь. Этот Путь, по словам Христа, должен пройти каждый человек, раскрывший в себе цветок духа. «Когда ногами человеческими и руками человеческими будет построен храм, где процветет заложенный Мною пестик, пусть Моим путем пройдут строители. Почему ждем пути, когда он перед нами?» [12, с. 31]; «Истинно, научаемся видеть рукою и ногою. Будет ли знать сущность недвижный? Как сложится убеждение наше, если не приложим руки? Дух наш на земле переносится ступнями», – говорил Учитель Иисус [12, с. 34].

Впоследствии Елена Ивановна не раз поясняла своим ученикам истинное понимание воскресения человека, которое утверждал Христос: «Так, я не боюсь никакой анафемы, и вряд ли кто из истинно преданных Учению и эволюции духа может бояться ее. Так, никогда не буду отрицать моих взглядов, что я верю в неизреченное Божественное начало, равно пребывающее в каждом человеческом существе, и в рождение Христа в человеке на его пути к совершенствованию. Тем более, что каждый образованный человек знает значение термина Крестос или Кристос (Христос) и что он был заимствован из языческого словаря <…> Словом Крестос обозначался ученик-Неофит, находившийся на испытании, кандидат на Иерофанта. И после того, как ученик прошел все испытания и через ряд страданий, он был “помазан” при последнем ритуале посвящения и становился на языке мистерий Христом, т.е., “очищенным”, и это означало, что его преходящая личность слилась с нерушимою индивидуальностью его и стала Бессмертным Ego. Ведь именно у первых христиан Крестос или Христос был синонимом нашего Высшего Я. И в этом смысле надо понимать, что Христос является искупителем грехов. Искупление за личные грехи совершается душою, проводником или носительницей Христа, непрестанно, в целом ряде земных жизней нашего индивидуального Ego» [9, т. 2, с. 8–9].

Самостоятельное место в «Криптограммах Востока» занимает также рассказ Марии Магдалины, в котором она описывает встречи с Христом, определившие ее судьбу. «Путь Его был пуст, ибо народ, получив от Него дар, поспешно разбегался. И желал Он возложить руки, и пусто было.

Фурии срама неслись за Ним и притворно махали ветвями, когда Он уже был осужден. Цена разбойника явилась достойной толпы.

Разбил цепи воистину, ибо дал знание, не приняв мзды» [12, с. 32].

Образ Марии Магдалины в религиозной традиции получил неоднозначную оценку: от опровержения того, что она первоначально была той самой грешницей, в которую Иисус предложил присутствующим бросить камень, если они безгрешны, до утверждения, что Мария Магдалина являлась женой Христа [13]. В Свидетельствах, опубликованных Еленой Ивановной, Мария Магдалина предстает женщиной, образ жизни которой до встречи с Христом выразили ее слова: «<…> когда по ночам нас знали и днем отворачивались» [12, с. 32]. Но сущность Магдалины при приближении к Христу мгновенно преобразилась «…Он не осудил меня, но лишь взвесил мои цепи, и цепи позора разлетелись пылью», – рассказывает Магдалина [12, с. 32]. «Дар сердца сияет во тьме», – сказал о ней Христос [12, с. 33]. Те же слова можно прочесть и в каноническом Евангелии: «А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит» (Лука, 7:47). «Да, Любовь – самый мощный двигатель и рычаг, – писала Елена Ивановна. – Любовь, истинно, покрывает и прощает многое. Как сказал Иис[ус] Хр[истос] о Магдалине – “она много любила, и поэтому ей многое простится”. Да, Путь Вел[икого] Христа Иисуса – Путь Любви Самоотверженной, путь кратчайший, возносящий дух к Красоте Беспредельной» [14, с. 432]. Преображение любовью сделало Марию Магдалину верной ученицей и позволило ей в течение одиннадцати лет, как свидетельствует гностическая традиция, принимать и записывать послания Христа человечеству после Его Воскресения. Елена Ивановна в этой связи отмечала: «Из книг Безант [15], конечно, лучшая – “Эзот[ерическое] Христианство”. Пусть читающие обратят внимание на утверждение гностиков, приведенное Безант, о том, что Христос в течение 11 лет после своего воскресения в тонком теле поучал Марию Магдалину тайнам Надземного Мира. Так оно и было. Записи Марии Магдалины почти все исчезли, остались лишь обрывки, и сейчас можно найти их в гностической литературе. Точно так же “Евангелие от Иоанна” записано было Марией Магдалиной, она одна была высокообразованной ученицей среди последователей Христа. Если бы не Мария Магдалина, вряд ли что дошло бы до нас из подлинных слов Христа» [14, с. 341][16].

Во время Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рерих создал также образ Христа в живописных полотнах.

Так, в 1924 году в картине «Знаки Христа» художник запечатлел Свидетельство Великого Учителя, записанное Еленой Ивановной Рерих в своем дневнике и затем опубликованное в книгах «Озарение» и «Криптограммы Востока». «Звезда Аллахабада указала путь, и так Мы посетили Сарнат и Гайю. Везде нашли поношение религий. На обратном пути, в полнолуние, произошло памятное изречение Христа. Во время ночного перехода проводник потерял путь. Я нашел после поисков Христа, сидящего на песчаном холме и смотрящего на пески, залитые луною. Я сказал: “Мы потеряли путь, надо дождаться звездного положения”. – “Расул Мориа, что Нам путь, когда вся земля ждет Нас!” Взяв бамбуковую трость, Он очертил квадрат вокруг отпечатка Его следа, прибавив: “Истинно говорю – ногою человеческою». Потом, отпечатав ладонь, также заключил ее в квадрат: «Истинно Говорю – рукою человеческою”. Между квадратами Он начертил подобие колонны и покрыл как бы полусферой. Он говорил: “О, как Аум проникнет в сознание человеческое! Вот, Я сделал пестик и над ним дугу и заложил основание на четыре стороны. Когда ногами человеческими и руками человеческими будет построен Храм, где процветет заложенный Мною пестик, пусть Моим путем пройдут Строители. Почему ждем пути, когда он перед Нами?” – И, встав, тростью смешал начертанное. “Когда Имя Храма произнесено будет, тогда выступит начертание. Запомнив Мое созвездие, квадрат и девять звезд засияют над Храмом. Знаки ступни и руки будут начертаны над камнем краеугольным”. – Так это Сам сказал накануне новолуния. Жар пустыни был велик», – сказано в Учении [11, 4.1, V, 5]. На полотне нет ни лиц, ни ликов: Иисус представлен со спины, а его спутник склонил голову. Главными в картине становятся не люди, а знаки, обозначенные на песке Великим Путником, лик которого в картине сокрыт для нас под покровом прошедших столетий. В этой необычной композиции Н.К.Рерих запечатлел ощущение непрерывного потока жизни – и в движении волн золотого песка, и в уходящей глубине синего пространства, и в материальной недолговечности знаковых начертаний. В Учении дан комментарий этому событию: «“И тростью смешал все начертания на песке” – в этом движении вся щедрость Учителя, все Его богатство, все забвение прошлого и стремление в будущее. Но люди, как Сказал, из всего делают обычное: не только личное, не только государственное, даже духовное не может быть продолжено со всем энтузиазмом. Но ежедневная работа, освященная Именем Учителя, не будет обычною или томительною. Если же забудем, для чего трудимся, то скука покроет нас саваном разложения и все шуты мира не вызовут улыбки. Как напомнить о каждодневной работе Учителя, когда Его творчество разметается в пространство и вихри уносят начертания? Но с улыбкою смешивает знаки Учитель, ибо Он не утомится рассыпать искры подвига» [17, 467].

В отношении полотен, созданных Н.К.Рерихом, важно, на наш взгляд, напомнить творческую особенность художника, которая проявилась в его искусстве с самых ранних лет, – это умение в буквальном смысле видеть прошлое и будущее и запечатлевать его в своих произведениях. «В марте 1914 года я заключил серию картин, в которых была предчувствована великая война» [7, с. 97]. «Были заклятия. Были знамения. Остались сны. Сны, которые сбываются», – отмечал Н.К.Рерих около 1916 года свои, все более проявляющиеся, духовные возможности [18, с. 58]. В экспедиционном дневнике Николай Константинович также приводит факт точного изображения в своей картине «Сжигание тьмы» (1924) глетчера около Эвереста, который оказался известен не только альпинистам, но и самому художнику, хотя Н.К.Рерих и не совершал буквального восхождения на вершину [3, с. 37]. Подобное же предвидение в период экспедиции проявилось и в картине Н.К.Рериха «Ригден-Джапо – Владыка Шамбалы» (1927). Во время поднесения картины в дар Монгольскому правительству один из присутствующих обратился к Николаю Константиновичу с вопросом: «Могу я спросить вас, как, созидая эту картину, вы могли знать о видении, которое имел один из наших наиболее уважаемых лам несколько месяцев тому назад <…> В описании ламы величественный всадник был подобен всаднику на вашей картине» [10, с. 240–241]. В этой связи картина «Знаки Христа» не является собственно иллюстрацией к тексту апокрифа. Полотно представляет собой запечатленное Н.К.Рерихом видение, которое возникло в его сознании при соприкосновении с Высоким Духовным источником знания, каковым являлся для мастера Учитель Мориа. Созвучие Мужского и Женского Начал, проявленное в сотворчестве Николая Константиновича и Елены Ивановны, позволяло каждому из них слышать Свидетельства Духовного Наставника и иметь Высокие видéния, индивидуально воплощая их в своем творчестве. Елена Ивановна в одном из писем отмечала индивидуальность вúдения Николая Константиновича, в частности образа Матери Мира, запечатленного им в 1924 году, в котором лишь один из вариантов картины отчасти представлял увиденное Еленой Ивановной: «В 24-ом году Н.К. написал несколько вариантов своей картины “Матерь Мира”. Они были выставлены в музее в Нью-Йорке и произвели громадное впечатление. Воспроизведение с одной, которая была написана отчасти на основании моего видения, получило самое широкое распространение» [9, т. 2, с. 200].

Современный исследователь творческого наследия Рерихов Л.В.Шапошникова в этой связи отмечала: «Николай Константинович Рерих, будучи сам Высокой сущностью, был не только чуток к “внушениям благодатного наставника”, роль которого играла Елена Ивановна, но и был как бы ее сотворцом в путешествии к Нездешним мирам. Поэтому он не только точно переносил на полотно увиденное его женой, но и передавал тот дух, запечатлевал ту тонкую энергетику, с которыми взаимодействовал и сам <…> Ибо каждый из них был свидетелем другого. Поэтому их совместное творчество и оказалось высочайшим образцом духовного и образного проникновения в глубины энергетических процессов Космической эволюции человека» [19, с. 27, 30]. В Живой Этике по этому поводу также сказано: «Для важных поручений Мы соединяем гармоничных людей – их батарея особо сильна» [20, 20.08.1921]; «Космическое творчество может проявиться только в двух Началах» [21, 341]. «Также слышала о Женском и Мужском Началах, когда они соединены духовным чувством, батарея замыкается, и возможно претворение Высших Сил на земном плане», – записала Елена Ивановна в своем дневнике слова Учителя [14, с. 117].

Подтверждением особого духовного вúдения, которым обладал Н.К.Рерих, может служить и картина «Священный Дар» (1924), созданная художником в Сиккиме. В картине явлен Христос с фигурами четырех предстоящих – женщина и трое мужчин. Облик Христа повторяет изображение, запечатленное Н.К.Рерихом еще в 1922 году на полотне «И Мы видим». Христос в «Священном Даре» держит сосуд – символ наполненности человеческого естества энергией духа – «духовности полный сосуд», в руках предстоящих ларец – «запечатанный дар». Картина почти монохромна по цвету, лики намечены лишь общими контурами. Но в этой сдержанной манере живописи есть особое ощущение дистанции между зрителем и изображением, которое в своей суровости и лаконичности передает торжественность представленного события.

На полотне отразились размышления мастера о Христе, о духовных знаках, связанных с Его образом, которые проявились достаточно рано в жизни художника: символы ларца, сосуда, тема лова. Еще в 1917 году Н.К.Рерих запишет стихотворение «Не открою», где предстает образ запечатанного ларца:

Усмешку оставь, мой приятель.

Ты ведь не знаешь, что у меня

здесь сокрыто. Ведь без тебя

я наполнил этот ларец [10, с. 18].

Затем 15 апреля 1921 года в Чикаго Николай Константинович запишет поэму «Наставление ловцу, входящему в лес», в которой центральной становится тема лова, и здесь звучит имя Учителя Рерихов:

Дал ли Рерих из России

– примите.

Дал ли Аллал-Минг-

Шри-Ишвара из Тибета

– примите.

Я – С НИМ [10, с. 46].

В письме к В.А.Шибаеву от 25 июля 1921 года Н.К.Рерих сообщал: «Вы уже знаете, что Аллал-Минг – это мастер Мория. Он руководит мною и моей семьей» [22, с. 16]. «Наставление…» заключалось словами:

Радуйся! Радуйся! Радуйся!

Ловец!

Трижды позванный [10, с. 52].

А 22 июня 1921 года Елена Ивановна запишет слова Учителя, которые затем войдут в книгу «Зов»: «Ловя сердца пылающие, принесете дар Нам» [20, 22.06.1921]. Затем в следующем, 1922 году Николай Константинович развивает тему лова в полотне «И Мы ловим рыбу» [23], запечатлевшем Евангельскую историю. Своим ученикам, которые были простыми рыбаками, Христос говорил: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Матфей, 4:19); «Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон» (Матфей, 13:47–48). Затем в том же 1922 году художник записывает стихотворение «Дар», где в поэтической форме продолжает ту же тему лова:

Мутны волны и бурно море.

Неужели здесь должен быть

наш улов? И здесь должны

мы закинуть сеть нашу.

Иначе лишимся пропитания

нашего. В желтые волны

бросили мы нашу сеть.

Вес ее стал отягчаться.

Ах, сколько ила и грязи

соберет наша бедная пряжа.

С трудом извлекаем наш

тяжелый улов. Усмешка судьбы!

Она бросила нам все ненужные

вещи. Звезды морские и мертвые

крабы для еды непригодные.

Но среди хлама мелькнул

блеск чешуи. Господи, даже

среди мутного моря все же

послал нам золотую

рыбку. Но мало того, среди

грязи мы находим

запечатанный ящик. Дома,

только там за порогом

мы раскроем его. Сладость

какая нести запечатанный

дар [24, с. 178–179].

Павел Федорович Беликов по поводу этого стихотворения Н.К.Рериха писал: «Каждый дух, обладающий даже самыми высокими достижениями в прошлом, обречен на блуждание в текущем воплощении, ибо велик разрыв между мирами. И, погружаясь в океан человеческого общества, Рерих знал, что в нем он найдет тех, кто ждет его и сразу примет слова Истины, как и тех, кто примет это слово через преломление временно существующих общественных формаций. О том, что везде ждет “улов”, так как нет на земле места, куда бы не проникала мысль и воля Владыки, Рерих говорит в неопубликованном стихотворении “Дар”, написанном в Америке 22 января 1922 года» [24, с. 178].

«Запечатанный дар», изображенный художником в картине «Священный Дар», Рерихи действительно получили по почте в Париже в 1923 году: таким способом был отправлен Учителем древний ларец, где хранился Великий Космический Магнит, осколок метеорита – дар Ориона, о котором мир слагал легенды с незапамятных времен [25, с. 88–91]. Елена Ивановна со слов Учителя запишет достаточно много сведений о камне, которые затем войдут в книги Живой Этики: «Знаменательным терафимом Братства является камень дальних миров. Много написано об этом камне. Часть его совершает путь вестника по миру, появляясь в руках избранных. Люди называли камень Граалем и многими другими именами. Предания всех веков хранят частицу сведений о значении камня, но главное значение не упомянуто. Камень содержит некое вещество, помогающее хранить вибрации с дальними мирами. Также и частица камня служит соединением с Братством. Таким образом, снова получается научная химическая основа в обстоятельстве, вошедшем в историю человечества. Мы особенно подтверждаем эту научность, ибо невежды готовы все сущее повергнуть в мрак предрассудков. Урусвати знает этот камень Нашей Обители. Мы храним его в особом помещении, чтобы тем способствовать сохранению вибраций.

Надо заметить, что метеоры не подвергаются исследованию в отношении вибраций. Некоторые из них содержат части замечательных металлов. Они малы, но все-таки могут быть наблюдаемы. Только ум исследователя должен не ограничиваться старыми методами.

Могут спросить об обстоятельствах нахождения камня. Именно место появления и легло в основание Шамбалы, усугубляя химическое значение Обители» [6, 134].

Отдельное исследование этому феномену в жизни Рерихов посвятила Л.В.Шапошникова [26]. В этой связи она пишет: «Таинственный Камень из созвездия Орион, обладавший ритмами творящего Космического Магнита, и сам являлся мощным магнитом. Этот магнит принимал участие не только в эволюционном действии на планете Земля, но и в формировании исторического процесса, энергетика которого была тесно связана с особенностями космической эволюции.

Центрально-Азиатская экспедиция, помимо обычных задач, которые стоят перед любой такого рода экспедицией: сбор коллекций, изучение исторических памятников, знакомство с обычаями и традициями народов, встречаемых на маршруте и т.д., имела то, что можно назвать эволюционной нагрузкой. Экспедиция должна была выполнить историческое действие, которое называется “закладыванием магнитов”. Иными словами, сформировать с помощью магнитов нужное энергетическое поле в указанном пространстве. Такими магнитами являлись Камень, а также высокая энергетика Елены Ивановны Рерих» [27, с. 770]. Таким образом, сила Космического Магнита, каковым является Камень, связывала с образом Христа, а также с этим Священным Даром, представленном в одноименной картине художника, всех членов семьи Рерихов, каждый из которых выполнял индивидуальную миссию в общем замысле эволюции нашей планеты. В картине «Священный Дар» соединилось далекое прошлое и таинственное будущее, запечатлелись реальные события настоящего из жизни семьи Рерихов. Впоследствии Николай Константинович вновь вернется к этой теме встречи Христа с учениками (Иоанн, 21:1–8) и Его беседы о лове в картине «Лов. Генисаретское озеро» (1935–1936).

Во время экспедиции Николай Константинович тщательно собирал сведения, касающиеся чудесного Камня: «Много других удивительных событий было рассказано образованными бурятами и монголами. Они знали о таинственном свете над хотанским субурганом. Они говорили о будущем нахождении утраченной Чаши Будды. Много внимания уделялось чудесному камню, упавшему с далекой звезды, который появляется в различных странах перед большими событиями. Великий Тимур, говорится, владел камнем. Камень обычно приносится совершенно неизвестными неожиданными людьми. Тем же неожиданным путем в должное время камень исчезает. Чтобы опять появиться в сужденный срок в совершенно другой стране. Главная часть этого камня находится в Шамбале. Лишь небольшой кусок его выдан и блуждает по всей земле, сохраняя магнитную связь с главным камнем. Бесконечные сказания щедро рассыпаны об этом камне. Говорится также, что царь Соломон и император Акбар владели им. Эти предания невольно напоминали Лапис ексилис – Блуждающий камень, воспетый знаменитым мейстерзингером Вольфрамом фон Эшенбах, заключившим свою песню словами: “И этот камень называется Грааль”» [10, с. 241].

После завершения Центрально-Азиатской экспедиции Елена Ивановна сделает значительные записи о жизни и Учении Христа, которые войдут затем в книгу Живой Этики – «Надземное». Среди этих записей есть и описание внешнего облика Иисуса как исторической личности, который представлен, в том числе, в картинах Николая Константиновича периода Центрально-Азиатской экспедиции. «Урусвати может передать черты Великого Путника художнику, склонному к изображению человеческих ликов; хотя бы в общих чертах можно запечатлеть Изображение. Напомним еще раз черты Его: волосы светлорусые и, действительно, довольно длинные, концы их несколько темнее, слегка волнистые, мелкими извивами, но пряди остаются заметны. Лоб светлый и широкий, но не видно морщин; брови несколько темнее волос, но невелики, глаза синие и подняты в углах, ресницы дают глазам глубину. Немного заметны скулы, нос небольшой и довольно мягкий, небольшой рот, но губы довольно полные. Усы небольшие, не закрывающие рта. Также борода небольшая и слегка раздвоенная на подбородке. Такие черты побуждали любить Учителя. Не столько красота, сколько выражение делало учителя запоминаемым», – сказано в Живой Этике [6, 159]. Об облике Иисуса Христа Елена Ивановна сообщала позднее также в письме к Р.Я.Рудзитису: «С особым волнением прочла я <…> описание наружности Хр[иста], сделанное Его современником римлянином Лентулом в его докладе Римскому Сенату. По существующим предположениям, этот Лентул мог быть Пилатом. Описание это так близко к тому, которое я ношу в сердце. Перечтите в “Крипторамм[ах] В[остока]” “Приход Хр[иста]”, начиная с тринадцатой строки» [4, с. 31].

В настоящее время новейшие компьютерные исследования Туринской плащаницы, запечатлевшей обнаженное тело, предположительно Христа, неизвестным науке способом, в определенной степени подтверждают тот облик Великого Путника, который представлен и в Живой Этике. «Американские ученые при помощи новейших компьютерных технологий по отпечатку с плащаницы высчитали все параметры тела Христа. А затем вылепили по ним гипсовую модель. Ее можно назвать точнейшим слепком с фигуры и лица Иисуса. Христос был высоким, стройным и очень красивым мужчиной. По расчетам специалистов, его рост был 182 сантиметра, а вес не превышал 79,4 килограмма. Он был выше своих современников на целую голову. Когда Иисус шел среди учеников, его было видно отовсюду. И даже сидящий Христос был выше остальных», – сказано в Интернет-сообщении [28]. Загадку Туринской плащаницы, вероятно, можно объяснить и записью, сделанной Еленой Ивановной Рерих в 1924 году о Воскресении Христа: «…Христос уничтожил свое тело воздействием Духа. Дух Христа своим приказом разложил свое тело на атомы. Это было замечательное достижение Христа» [15, с. 144].

В период Центрально-Азиатской экспедиции Николай Константинович создал также картину «Чаша» (1924) [29], запечатлевшую тайну Космического действа, совершенного Христом в Гефсиманском саду. Глубокая синева ночного пространства почти полностью объяла коленопреклоненную и устремленную к звездному мерцанию Космоса фигуру Иисуса: лишь сияние, исходящее от Него самого, рассеивает ночную завесу. Художник запечатлел действо, в котором Христос принимает жертвенную Чашу во имя Общего Блага, во имя духовной эволюции человечества. «Разве Христос распятый думал о спасении Своей Души?», – сказано в «Зове» [20, 25.07.1922]. «Радостно трепещет воздух предрассветного часа, часа, когда Будда постиг величие Космоса и Владыка Х[ристос] молился за мир в саду Гефсиманском», – записала Елена Ивановна слова Учителя о Христе, вошедшие затем в книгу «Озарение» [11, 4.2, X, 3]. «О Богочеловеке так много говорят, стремясь к обоготворению. Сколько есть памятных записей, указующих на Образы устремленных к высшим Мирам. Но как тускло представлены они в сознании людском! Богочеловек, только ушедший в иные миры! Но Мы, Братья человечества, – ищем и утверждаем Богочеловека на Земле. Все Образы Мы чтим, но особенно Облик Богочеловека, который несет в сердце полную Чашу, готовый к полету, но несущий на Земле Чашу», – также запишет в своем дневнике в 1924 году Елена Ивановна [14, с. 229].

В картинах, созданных во время экспедиции и посвященных образу Христа, Николай Константинович тщательно фиксирует исторические пространства, связанные непосредственно с присутствием Великого Путника на Востоке, в том числе в тех местах, в которых предание сохранило и присутствие Будды. Так были созданы работы «Перекресток путей Христа и Будды» (1925) (вариант – «Ступа. Ше (Перекресток)», 1937), «Конь счастья (ступа на окраине Ле)» (1925), «Пруд Иссы» (1925). Впервые эту творческую особенность мастера отметила Л.В.Шапошникова, которая побывала в тех местах, где проходила экспедиция Рерихов: она запечатлела в своих фотографиях поразительную историческую достоверность в изображении местности, которой следовал Н.К.Рерих в живописи [30].

В дневнике Николай Константинович писал: «Лэ – место замечательное. Здесь предание соединило пути Будды и Христа. Будда шел через Лэ на север. Исса беседовал здесь с народом по пути из Тибета. Тайно и тщательно хранимые предания. Трудно нащупать их, ибо ламы умеют молчать лучше всех людей» [3, с. 106]; «В один день три сведения о рукописи об Иисусе. Индус говорит: “Я слыхал от одного из ладакских официальных лиц со слов бывшего настоятеля монастыря Хеми, что в Лэ было дерево и маленький пруд, около которого Иисус учил” (какая новая версия о дереве и пруде, ранее не слышанная)» [3, с. 104]. По этому же поводу Елена Ивановна в своем дневнике записывала для книги «Озарение»: «Простота, Красота и Бесстрашие – Христос и Будда ничто иное не говорили. И благо, если дух трепещет этими заветами»; «Тускло горит связь Христа с Буддою в понимании людском» [11, 4.2, IV, 5, 17].

В 1926 году в Турфане Н.К.Рерих запишет легенду, послужившую позднее сюжетом картины «Исса и голова Великанова» (1932): «Как шел Исса по странствиям. Увидел Исса голову великую. Лежит у дороги мертвая голова человеческая. Думает Исса: великая голова принадлежит великому человеку. И решает Исса сделать доброе и воскресить эту голову великую. Вот обрастает голова кожею. И наполнились глаза. Вот растет тело великое. И потекла кровь. И наполнилось сердце. И встал сильный богатырь. И благодарил Иссу за воскрешение на пользу роду людскому» [3, с. 204]. Здесь необходимо напомнить, что представления Николая Константиновича об эволюции человечества тесно связаны с концепцией, изложенной Е.П.Блаватской в «Тайной Доктрине», в которой великаны, описанные в сказках народов мира, являются исторической реальностью. С другой стороны, великан в притче, отмеченной Н.К.Рерихом, являет образ внутреннего достоинства человека, оживотворенного Силой Духа Христа.

После окончания Центрально-Азиатской экспедиции художник не раз в своем творчестве будет возвращаться к образу Христа из древних сказаний Азии. В этом ряду стоят картины: «Тень Учителя» (1932), «Христос в пустыне» (1933), «Искушение Христа» (1933), «Сошествие во ад» (1933), «Путь» (1936).

На сюжет апокрифа, сохранившегося в Азии, была создана картина «Тень Учителя», о которой Николай Константинович сообщал своему корреспонденту: «“Тень Учителя” относится к апокрифам о Христе, когда говорилось, что при прохождении Его следы тени Его не исчезали, а запечатлевались» [31, с. 264].

В картине «Христос в пустыне» облик Учителя обрамлен ниспадающим каскадом света, тончайшими сочетаниями золотистых, лиловых, голубых оттенков, передающих силу мысли и духа Великого Путника. «Каждый носит при себе мерило своего духовного достижения. На изображениях святых мы видим сияние, т.е. стилизацию общечеловеческой ауры, особо выраженной у высокодуховных организмов <…> Человек носит вечное цветное одеяние духа. Человек помыслами сам окрашивает свою драгоценную одежду в избранные им самим цвета», – писал Николай Константинович [10, с. 98–99].

При всей каноничности сюжета, представленного на полотне «Искушение Христа», индивидуальность восприятия Н.К.Рерихом здесь проявляется в немногословности композиции, в неподражаемой гармонии сочетаний синих, бирюзовых, изумрудных оттенков. Соответствие фигуры дьявола и града земного подобным изображениям в работах известных мастеров [32] свидетельствует лишь о том, что духовный опыт художников разных веков совпадает благодаря их устремлению к Единому Свету, каковым был для них и для Н.К.Рериха в ХХ столетии образ Христа.

Картина Н.К.Рериха «Сошествие во ад» также представляет индивидуальное вúдение мастером события, описанного в апокрифическом Евангелии от Никодима. «Золотое сияние, подобное солнечному» обрамляет фигуру Христа. Словно выточенный из монолита, Иисус медленно спускается с вершины скалы, навстречу Ему в огненных языках пламени устремляются чудовищные рыбы, среди которых серой тенью является фигура демона. Невероятное напряжение момента художнику удается передать особой цветовой тональностью, в которой глубокая синева и золотое сияние, словно кольцом, сжимают оранжевые языки пламени и дымные абрисы чудовищ. Вот как это событие описано в апокрифе со слов сыновей первосвященника, которые вместе с Адамом были выведены Иисусом из ада: «Когда мы пребывали с нашими отцами в глубине мрака, вдруг мы были облечены золотистым сиянием, подобным солнечному, и озарил нас свет царственный. И вот Адам, отец рода человеческого, содрогнулся от радости и все патриархи и пророки с ним, и воскликнули они: ”Этот свет – есть источник света вечного, которым обещано передать нам свет Бесконечный!”» [33, с. 349]. Сказано о Сошествии во ад Христа и в записях Елены Ивановны периода Центрально-Азиатской экспедиции, которые затем вошли в книгу «Озарение»: «Почему легенда о cхождении Христа в ад? Учитель обратился в низших слоях астрального мира и сказал: “Почему мыслями о Земле вечно себя к Земле привязываете?”. И многие возмутились и воспрянули выше» [11, 4.2, VIII, 2].

В картине «Путь» (1936) Николай Константинович создает образ Путника, одиноко устремленного по горной тропе. «Среди нагромождений синих обрывистых скал бурлит, прыгая на черных валунах, горная река. Вдоль обрывистого и высокого ее берега вьется еле приметная тропа. И по этой тропе, рискуя каждый раз сорваться, идет человек. Он один в этой каменной пустыне, и силы его, кажется на исходе. Но человек упорно стремится вперед, поднимаясь куда-то вверх по опасной и ненадежной тропе. У человека каштановые волосы, спадающие на плечи, и белое длинное одеяние. “Белый холст покрывал Его”, – сказано в апокрифе», – напишет о картине Л.В.Шапошникова [34, с. 364].

В период Центрально-Азиатской экспедиции Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи собрали уникальный материал, связанный с пребыванием Иисуса Христа на Востоке и почитанием Его в Азии. Они записали целый ряд апокрифических сказаний, опубликовав их затем в Учении Живой Этики, в книге «Криптограммы Востока», запечатлев в живописных полотнах. Переданные Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной сведения о Христе не противоречат текстам канонических Евангелий, но вносят новое понимание жизни Великого Путника, представляя неизвестный период Его пребывания в Гималаях. В восточных анналах, запечатленных Рерихами, Христос предстает, прежде всего, как человек, который воспринял свое Божественное Начало, свою Великую Духовную Природу через самоотверженный Путь устремленного Труженика: как свидетельствуют восточные источники, только через преодоление реальных жизненных препятствий Он смог принести Свою Духовную Силу на служение человечеству. В этой связи Елена Ивановна Рерих писала: «Именем Христа совершались великие преступления, потому ныне Христос облекается в иные одежды. Надо очистить все приукрашенное» [11, 4.2, V, 2].

 

Литература и примечания

[1] Лазарев Е. Тибетское сказание об Иисусе // Наука и религия. 1989. №7–8.; Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 2. По маршруту Мастера. М.: МЦР, Благотворительный фонд им. Е.И.Рерих, Мастер-Банк, 1999; Неизвестная Жизнь Иисуса Христа: Подлинник труда Николая Нотовича, включающий «Жизнь Святого Иссы» // http://www.occ.pyramidin.com/#A18.

[2] Несторианство – течение в христианстве, основанное в Византии Несторием – Константинопольским патриархом в 428–431 гг., утверждавшим, что Иисус Христос, будучи рожден человеком, лишь впоследствии стал сыном Божиим (мессией). Несторианство было осуждено как ересь на Эфесском соборе 431 года. Несторианство пользовалось значительным влиянием вплоть до XIII века в Иране и от Ср. Азии до Китая. В настоящее время несториане проживают в Иране, Ираке, Сирии.

[3] Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. Путевой дневник. Рига: Виеда, 1992.

[4] Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2006. Т. 6.

[5] «Когда в Париже вышло первое издание книги Нотовича, вокруг нее поднялся большой скандал, – пишет Л.В.Шапошникова. – Клерикальные круги признали ее еретической, а Нотовича – клеветником. Книга явно нарушала установившуюся церковную традицию и подрывала основы христианской идеологии. И этого Нотовичу не простили. Потом о книге и тибетской рукописи забыли. И, пожалуй, Николай Константинович Рерих был одним из немногих, который процитировал, после долгого молчания, куски рукописи в экспедиционном дневнике. Он обратился к этому сюжету потому, что сведения, полученные им в Ладакхе, подтверждали то, о чем писал Нотович. Однако, судя по всему, увидеть рукопись об Иссе воочию Рериху не удалось». См.: Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 2. По маршруту Мастера. М.: МЦР, Благотворительный фонд им. Е.И.Рерих, Мастер-Банк, 1999.

Е.Лазарев предполагает, что Рерихи переводили непосредственно с первоисточника. «Рерих приводит пространные цитаты из “Тибетского Евангелия”. Их сравнение с переведенным Нотовичем текстом показывает, что Рерих пересказывает то же самое содержание иными словами; иногда у него встречается иная разбивка. Но пользовался ли он петербургским изданием 1910 года? Вряд ли. Рядом с ним был его сын – востоковед Ю.Н.Рерих, который свободно владел тибетским. По всей видимости, он и переводил для отца рукопись (или корректировал по ней текст Нотовича)». См.: Лазарев Е. Тибетское сказание об Иисусе.1989.

Судя по тому, что фрагменты, цитируемые Н.К.Рерихом, записаны в дневнике еще до посещения монастыря в Хемисе, то, скорее всего, они переводятся по опубликованному варианту. Возможно, Рерихи имели на руках публикацию на иностранном языке (французском или англий-ском), так как текст цитат лишь приблизительно совпадает с первым русским изданием рукописи 1910 года.

[6] Живая Этика. Надземное.

[7] Рерих Н.К. Держава Света. Священный Дозор. Рига: Виеда, 1992.

[8] Рерих Н.К. Марфа Посадница // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР; Благотворительный фонд им. Е.И.Рерих, 1999.

[9] Письма Елены Рерих. В 2 т. Минск: Белорусский фонд Рерихов, ПРАМЕБ, 1992.

[10] Рерих Н. Цветы Мории. Пути Благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992.

[11] Живая Этика. Листы Сада Мории. Озарение.

[12] Сент-Илер Ж. Криптограммы Востока. М.: МЦР, 1993. В 1929 году Елена Ивановна Рерих опубликовала тексты под псевдонимом Ж.Сент-Илер.

[13] Православная традиция, в отличие от католической, не отождествляет Марию Магдалину с блудницей. «Многие принимали Магдалину за великую грешницу, которая описывается в VII главе Ев. Луки <…> или за Марию, сестру Лазареву <…>. И первое мнение не основательно, и последнее еще более», – утверждал православный священник в XIX веке. Цит. по: Последние дни земной жизни Господа Нашего Иисуса Христа. Одесса: типография П.Францова, 1857. Репринт, 1991. С. 138–139. См. также: Толковая Библия. В 3 т. Петербург, 1911–1913. Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм, 1987. Т. 3. С. 178. Издавна бытующая в Европе версия о Марии Магдалине как о жене Христа рассматривается в современном романе Д.Брауна «Код да Винчи», в котором низводятся до массового сознания многие высокие понятия и образы. См. также: http://www.ru.wikipedia.org/wiki/Мария_Магдалина.

[14] Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2000.

[15] Безант Анни (1847–1933) – деятельница теософского движения, председатель Теософского Общества с 1907 года.

[16] См.: Евангелие от Марии // Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты, комментарии / Под ред. А.Ф.Окулова. М.: Мысль, 1989.

[17] Живая Этика. Агни Йога.

[18] Рерих Н.К. Сон // Рерих Н.К. Сказки. Л.: Андреев и сыновья, 1991.

[19] Шапошникова Л.В. Сокровищница духа // Утренняя звезда. Научно-художественный иллюстрированный альманах Международного Центра Рерихов. 1993–1997, М.: МЦР, Мастер-Банк. 1997. №2–3.

[20] Живая Этика. Листы Сада Мории. Зов.

[21] Живая Этика. Беспредельность.

[22] Цит.по: Шапошникова Л.В. Учителя // Утренняя Звезда. МЦР. 1993. № 1.

[23] Фосдик З.Г. описала момент, когда у Н.К.Рериха зародилась идея картины «И Мы ловим рыбу» на острове Монхиган. «Вчера вечером мы все пошли гулять и видели со скал дивный закат, – писала в своем дневнике Зинаида Григорьевна 21.07.1922 г. – Было довольно трудно подойти к берегу, и мы хорошо попрыгали по мокрой земле и скалам, но, наконец, пришли почти к самой воде и стали наблюдать закат, причем Н.К. набрасывал рисунок на листе бумаги». – Фосдик З.Г. Мои Учителя: Встречи с Рерихами: По страницам дневника. 1922–1934. М.: Сфера, 1998. С. 71.

[24] Беликов П.Ф. Рерих: Опыт духовной биографии. Новосибирск: ИЧП «Лазарев В.В. и О», 1994.

[25] См.: Шапошникова Л.В. Веления Космоса. М.: МЦР, БИСАН--ОАЗИС. 1995.

[26] См.: Шапошникова Л.В. Веления Космоса. М.: МЦР, БИСАН--ОАЗИС. 1995.; Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 3. Вселенная Мастера. М.: МЦР, Мастер-Банк. 2005.

[27] Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 3. Вселенная Мастера. М.: МЦР, Мастер-Банк. 2005.

[28] http://orthodoxia.org/rus/pt/44/989.aspx; topnews.ru/photo_id_2205_1.html; www.regions.ru/новости_федерации/Христос.

[29] В некоторых источниках картина «Чаша» предстает под названием «Чаша Христа» и датируется 1925 годом. Опираясь на дневниковые записи Н.К.Рериха, можно с большой долей уверенности датировать это произведение 1924 годом и утверждать, что авторское название картины – «Чаша». Так, в экспедиционном дневнике в Пир-Панджале Н.К.Рерих записывает, что они прибыли туда весной 1925 года («Красные и желтые яблоки и сдобные лепешки предлагаются сидящим на весенней траве». – Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. 1992. С. 67–68.) и в это время у него сложилась серия «Знамена Востока», некоторые картины из которой, в том числе «Чаша», уже находятся в Музее [Н.К.Рериха в Нью-Йорке] (См. там же, с. 74).

[30] См.: Шапошникова Л.В. От Алтая до Гималаев: По маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха. М.: Планета, 1987. С. 103–104, 118–119; Шапошникова Л.В. От Алтая до Гималаев. По маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха. М.: МЦР, Мастер-Банк, 1998. С. 112–113,126–127; Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 2. По маршруту Мастера. М.: МЦР, Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих, Мастер-Банк, 1999. С. 353–364.

[31] См.: Булгаков Валентин. Встречи с художниками. Л.: Художник РСФСР, 1969.

[32] Многочисленные аналогии творчества Н.К.Рериха с произведениями других живописцев подробно рассматриваются в исследованиях Е.П.Маточкина. В частности, им приводится сравнение картины Н.К.Рериха «Искушение Христа» с произведением Дуччо «Искушение (третье) Христа в пустыне» (1308–1311). См.: Маточкин Е.П. Образ Иисуса Христа. Серия «Николай Рерих: Вестник Красоты». Самара: Изд. дом «Агни», 2007. С. 16–17.

[33] Евангелие от Никодима // Книга апокрифов. Ветхий и Новый Завет / Комментарии П.В.Берснева, С.А.Ершова. СПб.: Амфора, 2005.

[34] Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 2. По маршруту Мастера. М.: МЦР, Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих, Мастер-Банк, 1999.

 

Метки: Сергеева-­Тютюгина Н.В.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 173