Дети и Учение Махатм

Память

72. Не говори: “Не помню”, но скажи: “Не сумел наблюсти”. Не клевещи на память, но оглянись на неуменье наблюдать. Люди легче упадут с лестницы, нежели осмотрят ступени.

Не говори: “Не знаю”, но скажи: “Еще не успел узнать”. Ни возраст, ни состояние здоровья, ни условия жизни не оправдывают гробовое “не знаю”. Задор жизни наполняет признание готовности узнать.

73. Часто мы знаем слово и не можем произнести его. В глубине вращается понятие и не выносится на поверхность. В это мгновение лучше всего ощущается глубина сознания. Не извилины мозга, но какое-то другое хранилище будет складывать запасы памяти, конечно, это – Чаша.

Можно напомнить наблюдения, когда Чаша была физически повреждена, тотчас прилив воспоминания прекращался. Наоборот, при повреждении мозга мгновенно проносилась вся прошлая жизнь, как бы всплывая из глубин. Так, при расширении сознания познается сотрудничество центров. Познается, что можно получить из каналов мозга и что почерпается из глубин Чаши. Несказуемые сокровища складываются в Чаше. Чаша едина для воплощений. Свойства мозга будут подвержены наследственности телесной, но качество Чаши сложены самодеятельностью.

В Чаше лежит крылатый ребенок – так напоминала древняя мудрость о начале сознания.

74. Можно наблюдать много примитивных методов для вызывания событий в памяти. Можно читать, как один правитель наклонял голову до колен, чтобы перемена кровообращения способствовала пробуждению спящей памяти. Известно, что отшельники били себя в грудь, чтобы воздействовать на Чашу. Уявление многих примеров показывает, что физическое кровообращение связано с психическими функциями. Тем более нужно уважать науку, которая рассматривает физическую сторону жизни, но тем самым открывает новую связь, духовную, присущую всему Бытию.

75. Житель природы, когда хочет припомнить что-либо, непременно встряхнет головой. В этом движении сокрыта древняя мысль о вещественности идей. Чтобы вызвать наружу сокрытое воспоминание, требуется даже физическое движение; точно бы нужно передвинуть уложенные предметы. Теперь, когда знаем о разных кристаллических отложениях инстинкт явленный считается не странным; наоборот, нужно изучать движения первобытных народов, среди них найдем не только выражения ритма космического, но и явления, связанные с пониманием нервных центров, – так человек в сущности своей знает многое, что ушло из первого слоя памяти. К тому же пробуждению памяти служат путешествия и перемены мест жизни; как калейдоскоп рождает новые сочетания, так пробуждаются в памяти многие малые зерна; содержащие великий потенциал. Так движение может дать свидетельство совершенной, утонченной вещественности.

76. Так же, как существуют разные состояния тела, так же имеются разные слои мышления и памяти. Если посылка затронула слой тонкой памяти, то весьма нелегко перевести ее в слои земные. Можно даже произнести эти слова, но они все-таки немедленно улетучатся. Они останутся в складке памяти тонкой, но проявятся лишь в особых сочетаниях токов.

77. Смотрите на два камня: они первобытны, они холодны, они застыли в малой жизни, но даже они дают искры огня. Сердце человека не хуже камня. Мысль человека даже в малом проявлении выше минерала. Говорю это к тому, что поучительно наблюдать, как мысль вызывает искры огня из сокровенной памяти. Самая случайная мысль вызывает из хранилища памяти целые образы, целые эпохи, участниками которых мы были. Этот процесс определенно огненного содержания. Именно искра может отделять от сохраняемых сокровищ с мгновенной быстротой соответствующие части. Нужно поражаться, как сохранно лежат сокровища в Чаше, всегда готовые к извлечению. Только огненная энергия может действовать так утонченно и быстро.

78. Многие сетуют, почему нужно иметь память закрытую? Но они не представляют себе весь ужас, если человечество будет всегда помнить о своих прежних существованиях. Поистине, получился бы какой-то хор диссонансов, и при таком хоре невозможно было бы продвигаться. Мудр закон, который отсеивает все, что неполезно для совершенствования.

... Послушайте, мог ли бы человек теперь, в век механизации, окунуться в психологию давно прошедших времен? Такое приобщение лишь загромоздило бы путь. Можно изучать культуру древности, можно справедливо оценить решение прежних проблем, но нельзя очутиться в коже прародителей! И вовсе такие ныряния не нужны. Теперь век самых поразительных открытий, и человек должен приспособляться не к прошлому, но к будущему, чтобы применить психическую энергию разумно.

79. ... Синтетическая память есть следствие больших накоплений. Первоначально деятельность накопляет множество сведений, потом при расширении сознания эти сведения группируются в познание целых явлений. Наконец, отпадают многие сухие листья и остается кристалл понимания совершенствования человечества.

Процесс такого преобразования памяти иногда может показаться как бы утерею ее, но это будет неверно, ибо множество сведений претворилось в новое понимание. У человека нетвердого в сознании нужно показать, насколько синтез может быстрей довести к мудрому обобщению. При самых значительных открытиях можно наблюдать, насколько ум исследователя превращается в синтетическое обобщение. Такие часы справедливо называются вдохновением, при этом отпадают нагромождения сведений, и стрела стремится к цели. Особенно такой синтез обозначается при мышлении о Надземном, потому будем всегда готовы полететь мыслью к самому главному; оно является целью земного существования. Научимся понимать, что превыше всех наук есть познание Надземного.

80. ... Люди принимают разные механические меры для сохранения памяти. Люди изобрели особую науку – мнемонику. Люди разделили память на многие виды и предлагают заучивать многие страницы, чтобы развить мускульную мозговую крепость. Но они забывают о самом главном, которое преображает сознание людей, они позабыли, что неослабная память о самом любимом оказывается наиболее верным средством. Нужды нет, что мелкие факты не будут отягощать сознание, прежде всего нужно помнить о самом главном, что избрано человеком как ведущее понятие.

Когда человек научится постоянно помнить о своем конечном устремлении, он получит и лучший вид памяти, который назовем синтетическим. Такое средство обострит и нервные центры.

81. ... Потеря памяти есть явление мнимое. Память, как таковая, не может теряться, но могут быть причины, влияющие на нее. Во-первых, человек может устремлять память на нечто особое, чаще всего на прошлое, чем будет затемнять текущую жизнь. Во-вторых, могут быть сильные внешние воздействия, могущие затруднить естественное течение памяти. В-третьих, явление расстройства мозга повреждает функции памяти, но сама память, также как и центр Чаши, – невредима.

Когда человек как бы теряет память, его спрашивают о том, на что он не может отвечать. Никогда не спросят, что он помнит? Ответ мог бы оказаться самым неожиданным. Человек может рассказать о бывших жизнях или о надземных чувствованиях, но о таких предметах врачи и не спрашивают. Так пропускается одна из самых существенных тайн жизни.

Нужно уже в школах развивать память преоборением трех указанных обстоятельств. Также можно разъяснить, что внешние нападения не могут повлиять на память. Мы живем в опасности, зная о них, Мы готовы сохранить ясное мышление. Человек опускается без опасностей и без напряжений. Наконец, человек дисциплинируется и не позволит, чтобы беспорядочные мысли могли затемнить его память.

Люди могут убедиться, что в самые неожиданные мгновения вспыхивают отдельные воспоминания. Значит, они хранятся в сознании, но не всегда могут найти выход из хранилища. Пусть они нуждаются в особых толчках для выявления, но они существуют.

 

Справочный указатель

72. Агни-Йога, § 44

73. Агни-Йога, § 627

74. Аум, § 2%

75. Сердце, § 512

76. Братство, § 363

77. Мир Огненный, ч. 2, § 167

78. Надземное, § 643

79. Надземное, § 747

80. Надземное, § 451

81. Надземное, § 313

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 210