Блонский. Антология гуманной педагогики

Павел Петрович Блонский

Павел Петрович Блонский. Это имя в 20-е годы было известно всем педагогам, учителям и людям, имеющим отношение к народному образованию. Вклад П.П.Блонского в развитие отечественной педагогики и психологии трудно переоценить. Он был незаурядным ученым и удивительным человеком, который, по воспоминаниям современников, пользовался заслуженным уважением и любовью учителей, студентов, коллег и всех, кому довелось общаться с ним. П.П.Блонский был самым известным советским педагогом на Западе, его называли советским Песталоции. Он оказал большое влияние на формирование образа новой советской школы, педагогической науки первых десятилетий нашего века, а также молодой науки педологии. Он обладал колоссальной эрудицией и не меньшей работоспособностью. Блонский прекрасно знал творчество Я.Коменского, И.Песталоцци, Б.Спинозы, Г.Лейбница, И.Канга, Гегеля, Ф.Фребеля и других педагогов, психологов, философов, к работам которых он обращался. Его перу принадлежат учебники и учебные книги для школы, он – автор учебников по педагогике, педологии, им написано более двухсот педагогических, психологических, педологических, философских работ, в которых содержатся идеи, созвучные поискам современной школы и педагогической науки.

Как П.П.Блонский пришел в педагогику? Что повлияло на его выбор жизненного пути, какие условия позволили проявиться всем его талантам? В начале века было престижно заниматься философией, психологией, педагогикой, и возможно поэтому будущий ученый решил посвятить себя наукам о человеке. Кроме того, ответ на эти вопросы в определенной мере может дать обращение к его биографии, детству, семье.

Павел Петрович родился 14 мая 1884 г. в Киеве. В семье Блонских было два сына и приемная дочь, трое других детей умерли малолетними. Особенно запомнились маленькому Павлу страдания матери, связанные со смертью шестилетней сестры, которую все признавали чрезвычайно одаренным ребенком. Любовь и терпимость к окружающим будущий педагог, безусловно, унаследовал от бабушки. Она была для него не только воспитателем, но и другом, помощником, который всегда может понять, помочь найти выход из затруднительного положения. Брат был на тринадцать лет старше его, и поэтому, по воспоминаниям самого П.П.Блонского, тесной связи между ними не было. Но брат помогал ему выбрать книги, которые необходимо было прочитать, специально выписывал для Павла журналы. Сам Павел Петрович рос болезненным ребенком, часто пропускал занятия в гимназии и поэтому вынужден был самостоятельно осваивать учебный материал. С детства он проявлял незаурядную одаренность, его отличали острая наблюдательность, желание познать тайны окружающего мира, стремление реализовать свой творческий потенциал. В этом ему помогала богатая домашняя библиотека. Блонский называл своим воспитателем Л.Н.Толстого, книги которого с ранних лет стали его любимыми. С не меньшим увлечением он читал «Героя нашего времени» М.Ю.Лермонтова, размышляя над вечными проблемами добра и зла. Уже в детстве он начал писать стихи, и когда ему было 15 лет, они были опубликованы в одной из киевских газет.

П.П.Блонский успешно заканчивает гимназию и в 1902 г. поступает в Киевский университет на историко-филологический факультет. В университете он встретился со многими интересными преподавателями, но особый интерес у студента Блонского вызывали лекции по философии и психологии, которые в то время начали развиваться в России бурными темпами. Психологию в университете читал Г.И.Челпанов – впоследствии один из основателей Психологического института. Павел Петрович становится участником его семинара, для чего сдает специальный экзамен, дававший право принадлежать к интеллектуальной аристократии студенчества. Уже тогда, наблюдая за работой Г.И.Челпанова, начинающий исследователь сделал вывод о том, что педагог должен быть не только ученым, но и хорошим организатором.

В 1907 г. Г.И.Челпанов переезжает в Москву, и Блонский, не сдав выпускных экзаменов, по приглашению учителя уезжает вслед за ним, тем более что ему грозил арест за революционную деятельность, которую он проводил, будучи до 1917 г. членом партии эсеров. В Москве П.П.Блонского ожидала интересная исследовательская работа и полуголодное существование ввиду отсутствия средств. Он зарабатывает рецензиями, а затем, получив диплом, начинает преподавать в московских учебных заведениях, где читал и лингвистику, и логику, и философию, и психологию, и педагогику. Работая с учительской аудиторией, Блонский заметил повышенный интерес к психологическим знаниям, о чем впоследствии писал в своей автобиографии: «Психологическая часть возбуждала у учителей буквально энтузиазм, притом как раз у самых лучших. Педагогические выводы, которые у меня были, правда, очень скудные, их далеко не так затрагивали. Только самая отсталая часть учительства, по моим наблюдениям, интересовалась ими. В силу таких обстоятельств я имел возможность вместо педагогики читать педагогическую психологию, да и ту сводить, собственно говоря, к психологию. Я долго не понимал, почему лучшая часть учительства так жадно бросалась на психологию. Зато сейчас я ото отлично понимаю. Сейчас я быстро разгадываю, что за педагог предо мной, смотря по тому, говорит ли он со мной о детях и их психологии, или же говорит он о программах, требованиях начальства, методиках и т.п. В своих учениках я всегда любил видеть людей, а не просто существа, усваивающие такой-то пункт программы по педагогике» [1].

Именно в этот период П.П.Блонский начинает всерьез заниматься педагогикой. С 1914 г. появляются его работы, посвященные педагогическим проблемам. Новизна подхода привлекла внимание педагогической общественности к работам молодого автора. «Введение в дошкольное воспитание», «Курс педагогики», «Задачи и методы народной школы» и другие работы написаны живым языком, а идеи, изложенные в них, вызывают интерес современного читателя, поскольку содержат вневременные представления о школе и учителе.

Почему сегодня мы вновь и вновь обращаемся к истории педагогики, к мыслям великих педагогов прошлого, в частности, к идеям П.П.Блонского? Вероятно, потому, что во все времена и у всех народов реализовывалось стремление ответить на одни и те же вопросы: как лучше воспитать ребенка, чему его необходимо научить? Почему одни и те же педагогические действия в разных условиях дают разные результаты? П.П.Блонский как раз один из тех педагогов, которые искали и находили ответы на эти и другие вопросы. Причем ответы эти не устарели и сегодня и, видимо, не устареют никогда. Его статьи и выступления пронизаны безграничной любовью к ребенку, стремлением понять его, объяснить те трудности с которыми сталкиваются и ребенок, и учитель, постоянным поиском таких средств обучения, которые давали бы желаемый результат.

Вся научная и педагогическая деятельность П.П.Блонского проходила под лозунгом «Вернуть детям детство». Еще учась в гимназии, он поражался нелепостям существовавшей системы образования и поэтому с увлечением занимался созданием новой школы, в которой на первом месте должен быть ребенок. Многие его работы посвящены разъяснению принципов трудовой школы, создающей условия для проявления активности каждого ребенка. «Школа должна стать школой любви к человечеству, школой добрых, и только добрых дел. И если к доброму человеческому сердцу ребенка, к его зрячим к человеческой жизни глазам и к его умелым любящим рукам присоединяется еще чуткая, истинно человеческая (а не специфическая или партийная) совесть и свободный, смело идущий своей самостоятельной дорогой ум, дело воспитания ребенка будет доведено до своего полного конца. И сейчас мы особенно нуждаемся в такой школе человечности и добрых дел, потому что сейчас мы слишком много граждане и слишком мало люди, – все, все, почти без исключения» [2]. Разве не те же мысли посещают нас сегодня, разве не об этом болит душа у каждого сегодняшнего учителя?

Гуманистическая направленность идей П.П.Блонского проявляется прежде всего в его отношении к детству, которое он рассматривает не просто как определенную ступеньку в развитии человека, а как особый феномен, определяющий всю его дальнейшую жизнь. Недопустимо лишать ребенка детства или сокращать его. «Иметь короткое детство – значит иметь мало времени для развития», – писал он в одной из своих работ. В связи с этим П.П.Блонский в первую очередь решает проблемы, чему и как учить ребенка, создания оптимальных условий для его развития.

Каким он видел содержание образования в новой гуманной по отношению к ребенку школе? Ребенок, считал он, должен изучать в школе не фрагменты знаний по отдельным школьным дисциплинам, а конкретные явления окружающей жизни. Обучение ребенка будет более продуктивным, если будет постепенно расширяться его собственный опыт, связанный на первом этапе с изучением культуры, экономики, социальной жизни его ближайшего окружения, той микросреды, в которой он живет. В дальнейшем должен осуществляться переход к изучению района, города, области, а затем и всей страны.

Изменить процесс обучения в нужном направлении должен трудовой метод, распространенный в то время как в отечественной, так и в зарубежной педагогике. Этот метод, мнению П.П.Блонского, как нельзя лучше соответствует задаче воспитания активного, творчески мыслящего человека, так как дает возможность ребенку научиться самостоятельно получать ответы на интересующие его вопросы, видеть связь теоретических знаний с практической деятельностью.

П.П.Блонский называет новую школу «ярко гуманитарной», школой человечности. Ее задача создать условия для развития человеческого в ребенке, который хочет и умеет жить в сообществе других людей. «Ребенок есть существо развивающееся, и воспитание есть развитие. Развитие – определенный процесс, имеющий исходную точку и цель... Обучать ребенка – это значит не давать ему нашей истины, но развивать его собственную истину до нашей, иными словами, не навязывать ему нашего мира, созданного нашей мыслью, но помогать ему перерабатывать мыслью непосредственно очевидный чувственный мир» [3]. Разрабатывая образ новой школы, средства воспитания, П.П.Блонский опирается на генетический принцип, согласно которому ребенок в своем развитии повторяет все этапы, пройденные человечеством на пути к цивилизации и современному обществу. В наиболее целостном виде представлении ученого о школе были изложены им в книге «Трудовая школа» (1918 г.).

В 1922 г. Н.К.Крупская пригласила П.П.Блонского принять участие в работе научно-педагогической секции ГУСа (Государственного ученого совета), которая занималась разработкой программ и других материалов, обеспечивающих работу новой трудовой школы. В 1923 г. первый вариант этих программ был создан. Это были не предметные, а комплексные программы, центральное место в которых занимало изучение трудовой деятельности людей. Многие идеи Блонского, касающиеся содержания образования, методов обучения и воспитания, роли и места учителя в новой школе, нашли в них свое отражение.

Он стремился сделать школу соответствующей современному уровню развития науки и техники, т.е. индустриальной, дать ей самые совершенные станки и оборудование. Изучаемое в школе должно опережать время, а не плестись за тем, что давно устарело. Школа, по мнению П.П.Блонского, должна давать не только и не столько знания но отдельным предметам, сколько развивать умение мыслить, формировать целостное мировосприятие.

В начале 20-х годов П.П.Блонский много сил отдал тому, чтобы создать новые школьные учебники, соответствующие концептуальным подходам, заложенным в гусовских программах. Учебник должен быть интересен детям; открывая его, школьник обнаружит новые идеи, взгляды, представления, соответствующие уровню его восприятия, его возможностям. Учебник должен расширять кругозор ребят, вывести их за пределы узкого личного опыта и обыденных представлений микросреды, в мир науки, техники, культуры и искусства. Учебный материал должен не только развивать интеллект, он должен быть обращен и к эмоциональной сфере ребенка.

Свои методологические и теоретические положения П.П.Блонский реализовал в учебнике для начальной школы «Красная зорька». Каждый раздел этого учебника завершался специально разработанными вопросами и заданиями, которые ориентировали ребенка не только на применение знаний в практической деятельности, но и на самостоятельную, творческую работу, поиск ответов на вопросы в дополнительных источниках. К учебнику должна была прилагаться целая серия специальных книжек, раскрывающих поставленные перед учеником проблемы. В «Красной зорьке» было много стихов, отрывков из произведений Л.Н.Толстого. К.Д.Ушинского и др. Блонский прекрасно понимал, какую колоссальную роль играет в процессе обучения хороший учебник, который может быть источником не только полезной информации, но и развития всех сфер личности ребенка.

Заслуга П.П.Блонского прежде всего заключается в том, что он осуществил переход от общих методологических и теоретических установок о том, как делать учебник, к конкретному воплощению замысла в «Красной зорьке». Впервые в истории отечественной педагогики была реализована идея «погружения» мысли ребенка в окружающую действительность, ее критическою осмысления и обогащения своего личностного опыта; создана модель комплекса учебных книг для школы, которая и сегодня не менее актуальна, чем в 20-е годы.

В своей научной и педагогической деятельности П.П.Блонский стремился уйти от педагогики рецептов, от педагогики «добрых советов» и найти универсальные ответы на вечные вопросы воспитания: как научить учителя видеть и понимать индивидуальные и возрастные особенности ребенка? Как создать ему условия для успешной работы с детьми и как детям создать условия для интересной и радостной учебы, для преодоления все новых и новых ступенек познания окружающей жизни? Продолжая традиции Я.А.Коменского, И.Ф.Песталоцци, К.Д.Ушинского и других великих педагогов, он делал все, чтобы создать универсальную науку «учить всех всему». Реализацию основных своих идей Блонский связывал с молодой наукой педологией, которая, всесторонне изучив ребенка и синтезировав полученные знания, должна была дать в руки учителя обоснованные рекомендации по воспитанию и обучению каждого ученика. Наряду с разработкой программ для школы, ученый много времени и сил отдает педологическим исследования.

Почему нужен целостный подход к изучению ребенка? Ведь он является объектом изучения физиологии, педиатрии, психологии и других наук. Павел Петрович отвечает на этот вопрос следующим образом: учитель не может увидеть и понять все без исключения причины плохой успеваемости ребенка, объяснить его замкнутость или безудержную резвость и решить множество других проблем, носящих комплексный характер. На такого рода вопросы как раз и должна найти ответы педология, а педолог в школе должен помочь учителю, научить его наблюдать за ребенком, интерпретировать результаты своих наблюдений, видеть и научно прогнозировать изменения, происходящие с ребенком, создавать условия для позитивных изменений.

Однако следует четко развести те положения и идеи, которые отстаивал и реализовывал в своей деятельности Блонский, и то, что происходило в массовой школьной практике. В педологию пришло много неквалифицированных людей, основным увлечением которых стали различного рода тесты, причем составленные не всегда профессионально, а по результатом такого тестирования ребенку могли вынести любой диагноз, вплоть до дефективности. П.П.Блонский категорически протестовал против такого использования педологических знаний. Свидетельством этого является его статья «О так называемой моральной дефективности», в которой он обрушивается с яростной критикой на тех, кто ставит диагноз «морально дефективный» вполне нормальному ребенку, лишенному воспитания.

Блонский был одним из продолжателей антропологической традиции в России и свято верил в то, что развить, воспитать peбенка можно только тогда, когда всесторонне изучишь его. Но педологическая практика конца 20-х годов была такова, что результаты обследования детей оказывались прямо противоположными тому, что учителя-практики видели на опыте. Часто в неспособные полагали дети, которые всего лишь невнимательно отвечали на вопросы тестов. Павел Петрович не мог с этим смириться и не уставал в своих выступлениях и статьях показывать истинное значение педологии для школы. Так, в статье «О некоторых встречающихся у педологов ошибках», напечатанной в 1931 г. в журнале «На путях к новой школе», он пытается на конкретных примерах продемонстрировать практическую пользу педологических знаний. Ученый показывает теснейшую связь между развитием ребенка и средой, в которой оно происходит. Отсюда, по его мнению, вытекает необходимость изучения ребенка в связи со средой, а не изолированно от нее, так как то, каким ребенок приходит в школу, зависит от многих факторов, в частности даже от того, как он питается. И прежде чем измерять уровень умственного развития ребенка, необходимо выяснить, не голодает ли он.

Задача создания целостного научного знания о ребенке, закономерностях и индивидуальных особенностях его развития сегодня, когда школа пытается повернуться лицом к ученику, так же как и во времена Блонского, остается одной из наиболее значимых. Как соединить философские, психологические, физиологические и другие знания о ребенке в одно целое? Ведь ребенок един и неделим в своих проявлениях. Какие критерии могут стать основой такого объединения? Ответы на эти и многие другие вопросы искал П.П.Блонский, стремясь выявить причинно-следственные связи в развитии ребенка. В основе поисков ученого лежало устойчивое стремление перейти с житейского уровня осмысления фактов и явлений в педагогике к их подлинно научному анализу, выделению строго логических связей и зависимостей. В выявлении этих зависимостей педагогика не может не опираться на достижения смежных наук о человеке. Отсюда то огромное значение, которое Блонский придавая философии, педиатрии, психологии и другим наукам. Он постоянно стремился к выявлению интегральных возрастных характеристик, гак как биологическое и психологическое в процессе развития ребенка тесно связаны между собой.

Необходимо отметить, что самому П.П.Блонскому не удалось найти такие интегральные характеристики, которые легли бы в основу возрастной периодизации. Он расчленяет детство на три фазы: беззубое, молочнозубое, постояннозубое, которое, в свою очередь, делит на три стадии: предпубертальное (отрочество), полового созревания (подростничество) и пубертальное (юность, половая зрелость). Такая классификация позволяет ученому выделить наиболее типичные черты (симптомокомплексы) каждого возрастного периода во всех их связях и закономерностях и в зависимости от социальных условий их развития.

Основной задачей педологии как комплексной науки о ребенке Блонский считал исследование механизмов его развития. Ее задачей он считал решение проблемы взаимодействия ребенка и среды, влияния среды на все проявления ребенка. Эта проблема и до настоящего времени остается одной из наименее разработанных и сложных в педагогике. В своих рассуждениях Блонский опирался на следующие положения: среду следует понимать не как окружающую ребенка природную обстановку, а гораздо шире, как общественно-исторические условия; среда не остается неизменной, она постоянно преобразуется в результате деятельности людей; ребенок не пассивный продукт среды, а активный ее деятель [4]. Перечисленные идеи о среде и ее роли в становлении ребенка как субъекта воспитания и сегодня могут служить отправной тонкой в поисках механизмов взаимодействия и взаимовлияния социальных и биологических факторов в развитии ребенка. Кроме того, Блонский одним из первых указал на необходимость изучения таких сложных явлений, как лидерство, кооперация детей, школьный класс как социальное объединение, группа и др.

Не менее важное значение для современного педагогического знания могут иметь и высказывания П.П.Блонского по поводу объективных методов исследования, используемых в теории и практике воспитания, так как они являются одним из показателей уровня развития науки. В настоящее время трудно назвать школу или другое образовательное учреждение, где не проводилась бы в том или ином виде диагностика уровня развития учеников. И нередко результаты таких исследований, констатирующие тот или иной факт, не позволяют выяснить причины отставания или опережения в развитии, например, памяти или мышления, а следовательно, и не могут в достаточной степени указать пути развития той или иной сферы ребенка.

Совершенно иначе ставил и решал проблему методов педагогического исследования П.П.Блонский. Он не делал фетиша ни из одного из существующих методов и постоянно подчеркивал, что каждый учитель должен владеть наиболее доступными из них, такими, как наблюдение, анкетирование, уметь объяснять поведение учащихся, понимать причины и мотивы тех или иных поступков. Вместе с тем без предварительной, тщательной научнопедагогической подготовки педагог не вправе использовать такие сложные методы, как тестирование или эксперимент, а тем более по своему усмотрению или с точки зрения здравого смысла интерпретировать результаты таких исследований. В реальном педагогическом процессе главное – умение учителя вовремя увидеть те или иные трудности ученика, понять, как влияют на него различные социальные условия, анализировать, какие методы обучения дают наилучший результат. Сегодня же, как и в 30-е годы, в практике школы можно встретить чрезмерное увлечение разного рода тестами и экспериментами, причем без всестороннего научного и методического осмысления, ради чего это делается.

До настоящего времени подходы П.П.Блонского к изучению ребенка могут служить образцами как для ученых-теоретиков, так и для учителей-практиков. Примером гуманного отношения к ребенку может служить книга «Педология в школе 1 ступени». Даже названия глав говорят сами за себя: «Почему дети плохо пишут и читают?» или «Почему ребенку трудна арифметика?». Выявляя наиболее типичные трудности, автор, в первую очередь, указывает на трудности, связанные с особенностями самого учебного предмета, а затем – с возрастными особенностями детей и их социальным опытом. Кроме того, Блонский дает в руки учителя доступную методику, с помощью которой легко можно определить степень продвижения детей, учесть ошибки и наметить план дальнейшей работы. Но самое главное, ученый разрабатывает общие принципы поиска трудностей и формулирования диагностических заданий. В указанной книге и ряде других исследований Блонскому удалось реализовать те требования, которые он сам предъявил к подлинно научным исследованиям: всесторонне изучить ребенка, особенности его восприятия, а затем, с учетом результатов, осуществлять процесс обучения. При изучении арифметики, например, он выделяет три стадии в «арифметическом развитии ребенка»: 1) овладение десятичной системой счисления, 2) стадия счета, 3) стадия измерения. Каждая из них отличается от другой, и в основе этих различий – глубочайшее знание ребенка. Не меньший интерес представляет и типология причин, по которым дети плохо решают задачи: «1) плохое общее умственное развитие, 2) плохое умение читать про себя, 3) непонимание специфических терминов и выражений наших задачников и 4) недостаточный опыт в понимании «постановки» вопроса. Гораздо более редкие причины: 1) незнание мер, 2) плохая техника вычислений, 3) незнание, с какими действиями связывать описанные в задачах отношения, 4) запутанный абстрактный текст задачи (необразный язык) и словесный (не графический) метод анализа задач, 5) отсутствие интереса. Развитой, хорошо читающий про себя ребенок, знакомый с терминами задачника и освоенный с тем, как ставить вопросы, почти всегда будет хорошо решать задачи» [5]. Трудно не согласиться с П.П.Блонским.

Наличие типологии, в отличие от простого изложения фактов, характеризует достаточно высокий уровень разработки гой или иной области научного знания. Научный подход к изучению любых педагогических явлений, сторонником которого был Блонский, давал ему возможность классифицировать исследуемые факты действительности и на основе этого создавать типологии учащихся, учителей или трудностей обучения. Так, отвечая на вопрос о том, почему в школе есть хорошие и ленивые ученики, он выделяет несколько типов ленивых учеников, указывая на причины, по которым они таковыми стали. Учителю, прежде всего, необходимо изучить, к какому типу относится тот или иной ученик, а затем устранять причину его плохой успеваемости: лечить, если ребенок болен; перевести в подходящий класс; развивать интерес к учебе; удовлетворять потребности в движении или использовать другие педагогические средства.

Особое внимание уделяет П.П.Блонский тому, как на практике составлялись и использовались детские характеристики, которые являются результатом изучения ребенка. Его мысли и сегодня звучат как нельзя более актуально в связи с диагностической работой, проводимой психологами в современной школе. «Педагоги справедливо жалуются, что подобные характеристики чисто описательные и ничего им не дают, так как они и без них настолько же знают ребенка. Педагоги правы. Задача научно составленной характеристики – сделать понятным ход развития данного ребенка, установить тенденции его развития в ближайшем будущем при данных условиях развития и, самое главное, как можно и должно изменить эти условия, чтобы расширить возможности развития данного ребенка. Тогда характеристика будет не моментальной фотографией, а научным анализом истории жизни ребенка, и даст теоретически и практически педагогу то, чего он не знал» [6].

Размышляя над тем, что дает наиболее объективные знания о ребенке: наблюдение, тестирование или эксперимент, Блонский подчеркивает правомерность разумного применения любого научно обоснованного метода. «Я не поклонник тестовой эпидемии. Заставляют ребенка вычеркивать из текста определенные буквы и думают, что так узнают его внимание, тогда как, по-моему, так узнают лишь производительность его работы по вычеркиванию букв. Проведите ребенка-середняка по различным «тестам на внимание», и вы получите различные результаты, а ведь на основании этих тестов дается безоговорочная абсолютная характеристика внимания в целом... Я не говорю уже о том, как тестируют: педолог иногда превращается в своего рода тестирующую машину, даже не смотрящую на живого ребенка. Нельзя быть стопроцентным сторонником или отрицателем наблюдения или тестов, и суть не в этом, как и не в том, по какой схеме характеризовать ребенка. Сейчас спрос на эти схемы жадный, но все схемы опасны: они схематизируют характеристику ребенка и обезличивают ее до неузнаваемости, тогда как задача характеристики подчеркнуть, выявить именно характерное, понять живого ребенка, а не дать безличную схему» [7]. Читая эти строки, невозможно не соотнести их с диагностической работой в современной школе. Остается только удивляться – насколько история повторяется. Таким образом, не важно, какой метод или какая схема исследования используется, важно выявить, подчеркнуть в ребенке самое характерное, понять его, а не дать обезличенную схему.

П.П.Блонский яростно протестовал против тех карательных мер, которые предлагали педологи и педагоги для детей, получивших по результатом тестирования тот или иной «безнадежный» диагноз. Он считал, что только гуманный подход к личности ребенка, бережное отношение к его внутреннему миру, попытка понять и объяснить поведение ребенка в разных ситуациях могут дать желаемый результат, стать опорой для воспитания свободного, уважающего себя и других человека.

Особое внимание уделял П.П.Блонский необходимости учитывать в учебном процессе возможности детей, уровень их развития, возрастные особенности. Только в таком случае воспитание создает условия для развития интеллектуальных задатков, творческих способностей учеников в различных видах деятельности. Этот подход наиболее ярко проявился в его учебнике «Педология» (1934 г.), в котором предпринята попытка свести в единое целое все знания о ребенке, начиная с рождения и заканчивая подростковым возрастом. С антропологических позиций Блонский анализирует жизнедеятельность ребенка во всех его проявлениях и взаимодействиях. Достаточно в качестве примера привести фрагмент оглавления раздела учебника, посвященного младшему дошкольному возрасту: «Две стадии дошкольного возраста. Труд в раннем дошкольном возрасте. Игра в раннем дошкольном возрасте. Развитие повседневных бытовых навыков. Еда. Отношение маленького дошкольника к людям. Познание пространства. Рисунки маленького дошкольника. Восприятие в раннем дошкольном возрасте. Время ребенка. Мышление в раннем дошкольном возрасте. Речь маленького ребенка».

Это фундаментальное исследование до настоящего времени остается одним из лучших образцов научно-педагогической литературы о ребенке и особенностях его развития, воспитания и обучения. К сожалению, эту книгу постигла трагическая судьба. После постановления 1936 г. «О педологических извращениях в системе Наркомпросов» она была изъята из обращения и полностью не переиздавалась до настоящего времени. Знаком с ней лишь узкий круг специалистов.

С начала 30-х годов П.П.Блонский наряду с педологическими исследованиями занимается решением чисто психологических проблем. В 1935 г. выходят его работы «Память и мышление», «Развитие мышления школьника», которые посвящены всестороннему анализу важнейших психологических процессов. Это были практически последние прижизненные публикации ученого. В связи с гонениями, обрушившимися на педологию и педологов, к числу которых он принадлежал, его идеи и работы были преданы анафеме, а затем и многолетнему забвению. Лишь в 1940 г. вышла его маленькая работа «Психологический анализ припоминания».

В связи с событиями 30-х годов, запрещением педологии П.П.Блонский высказывал опасение, что в ближайшие 10-20 лет ребенок не будет объектом целостного изучения в отечественной педагогике. Его опасения оправдались: ребенка с помощью объективных методов не изучали вплоть до 80-х годов. И только в последние годы мы вновь пытаемся возродить антропологическую традицию в психолого-педагогической науке, в развитие которой П.П.Блонский внес не менее существенный вклад, чем его предшественники: это постановка проблемы научности педагогического знания, определение предмета педагогики, систематизация и развитие представлений о методах научного исследования, создание типологии школьников, а также разработка методологических подходов к изучению универсальных характеристик детского развития и многое другое.

П.П.Блонский был не только блестящим ученым-теоретиком, но и исключительно талантливым руководителем, организатором и педагогом-практиком. Он преподавал в 1-м и 2-м Московских университетах, а также в Московском пединституте, был одним из создателей, руководителем и профессором Академии коммунистического воспитания (1919-1931), работал заведующим школой № 5 (35) Хамовнического района (1924-1929).

К числу несомненных заслуг П.П.Блонского можно отнести его идеи в области подготовки учителя. Хорошая школа для детей невозможна без хорошего учителя. Еще в начале своего творческого пути он называет одну из глав своей работы «Учитель, стань человеком!», пытаясь таким образом провести идею гуманистической направленности деятельности педагога, его огромной роли в личностном росте ребенка. Почему одни и те же дети хороню ведут себя на уроках одного учителя и плохо – на уроках другого? Потому, отвечает Блонский, что первый учитель не задевает негативными замечаниями личность ребенка, понимает психологию детей, спокойно и уравновешенно предъявляет детям определенные, ясные для них, посильные задания, и наоборот, учитель, который не считается с интересами детей, нервный сам и нервирующий детей, сегодня требующий одно, завтра – другое, послезавтра – ничего не требующий, сильно дезорганизует детей. Во множестве своих статей, говоря о проблемах школы, он постоянно обращает внимание на ту огромную роль, которую играет личность учителя: «Для многих детей он – идеал, и в своих ответах на вопрос, «кем они хотят быть?» – маленькие школьники часто отвечают: «Учителем». Еще чаще они называют учителя, если их просят назвать самого красивого человека, самого умного или самого хорошего. По учитель пользуется у детей не только сильным влиянием, но и продолжительным, притом в исключительно благоприятных для воздействия условиях: он ежедневно несколько часов находится в центре детского внимания, притом в качестве воспитывающего авторитета. Совершенно ясно, что личность и педагогическое искусство учителя имеют исключительное значение для воспитания детей» [8].

Для П.П.Блонского учитель – внимательный, думающий, умеющий наблюдать исследователь, который опирается во всех своих действиях, главным образом, на научные знания, а не на рецепты или советы другого: «а я в таком случае поступаю так-то...» Учитель – это, в первую очередь, образованный человек, но это далеко не означает, что он должен выучить все тома энциклопедического словаря. «Знание, наука не есть спелое яблоко, которое нужно только скушать. Образование есть не готовый продукт, но процесс, как и нравственность есть не нравственное самодовольство («Я уже достиг идеала!»), но самый процесс нравственной жизни. Как настоящая, подлинная нравственность есть стремление к нравственности, так и образование есть стремление к образованности, непрерывная, упорная и горячая работа над своим образованием. И только такой человек, а не всезнайка. и есть образованный человек. Настоящий учитель не энциклопедический словарь, но Сократ» [9]. Разве не такой учитель нужен и современной школе?

П.П.Блонский вне всяких сомнений принадлежит к числу педагогов-гуманистов, для которых на первом месте всегда стоял ребенок с его интересами, потребностями, индивидуальными и возрастными особенностями развития. Весь свой талант этот замечательный ученый отдал созданию такой педагогической науки, которая помогала бы учителю отбирать средства воспитания и обучения, способствующие развитию всех сторон личности каждого ученика.

Отражением многогранного таланта Павла Петровича, безусловно, стали его многочисленные работы, которые могут дать внимательному читателю много поводов для размышления, так как не потеряли своей актуальности и сегодня. Всякое очередное или новое прочтение произведений таких педагогов, каким был П.П.Блонский, побуждает нашу мысль вновь и вновь задумываться над вечными проблемами воспитания, сомневаться, стремиться к ускользающей Истине, стремиться быть учителями-Сократами.

Л.И.Богомолова


[1] Блонский П.П. Автобиография // Блонский П.П. Избранные пед.соч. – М., 1961. – С. 39-40.

[2] Блонский П.П. Гражданское или человеческое воспитание //Свободное воспитание и свободная школа. – 1918. – № 4-5. – С. 87.

[3] Блонский П.П. Задачи и методы новой народной школы // Блонский П.П. Избранные пед.произв. – М., 1951. – С. 126.

[4] Блонский П.П. Педология. – М., 1936. – С. 44-46.

[5] Блонский П.П. Педология в массовой школе первой ступени. – М., 1925. – С. 45.

[6] Блонский П.П. О некоторых встречающихся у педологов ошибках // На путях к новой школе. – 1931. – № 6. – С. 49.

[7] Блонский П.П. О некоторых встречающихся у педологов ошибках // На путях к новой школе. – 1931. – № 6. – С. 50.

[8] Блонский П.П. Значение среды и учителя дня учения ребенка // Избр.пед.произв. – М, 1961. – С. 466.

[9] Блонский П.П. Учитель трудовой школы // Там же. – С. 618.

 

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 284