Роль Центрально-Азиатской экспедиции в формировании культурно-исторической концепции Н.К. Рериха

В.Г. Соколов,
кандидат философских наук,
Харьковское областное объединение
«Культурный Центр имени Н.К.Рериха»,
Харьков, Украина

При изучении творческого пути Николая Константиновича Рериха можно выделить следующие основные, глубоко взаимосвязанные факторы формирования его культурно-исторической концепции.

Во-первых, это историко-художественные наработки, в которых гармонично синтезировались исторические исследования ученого (научное знание) и интуитивные прозрения художника (искусство), что позволяло проникать в суть тех процессов, которые происходили в прошлом. Здесь можно назвать археологическую практику и художественную работу Н.К.Рериха в петербургский период жизни и творчества и научно-художественную деятельность после проведения Центрально-Азиатской экспедиции, осуществлявшуюся в индийских Гималаях. Немаловажная роль принадлежит также путешествию Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов по древним русским городам (1903–1904), во время которого было обращено особое внимание на синтетический характер русской культуры, и тогда же начала формироваться идея действенной защиты культурных ценностей.

Второе – это философская система Живой Этики, в которой представлена новая концепция сути исторического процесса как космического явления. Эта концепция основывается на рассмотрении человека и планеты в их неотъемлемости от энергокосмических влияний, от воздействия миров иных состояний материи, которые протекают в русле единых космических законов. Другими словами, на страницах данной философской системы исторический процесс понимается намного шире, чем это делает традиционная наука, так как в нем, помимо внешней стороны существует еще и внутренний контекст, обладающий качеством причинности. На этом внутреннем процессе истории, существующем на планете, по словам Н.К.Рериха, «помимо историков», и сконцентрировал особое внимание Николай Константинович. Кроме того, Живая Этика содержит основы нового понимания культуры, которую также необходимо рассматривать в рамках единых эволюционных механизмов космической реальности. Главное место здесь отведено осмыслению роли и природы духа человека как энергетической системы, задействованной в данных механизмах.

И, в-третьих, это сама Центрально-Азиатская экспедиция (1924–1928), которая сыграла особую роль в становлении рассматриваемой концепции, и на которой мы сконцентрируем внимание. Вместе с тем еще раз подчеркнем, что все эти факторы взаимосвязаны и, по существу, неотъемлемы друг от друга. Но прежде всего, надо хотя бы кратко сказать о тех методах, которые были положены Н.К.Рерихом в основу историко-культурных исследований.

Первое – это синтез, который ярко проявлялся в любой области творчества и изысканий Николая Константиновича (о его научно-художественной работе уже было сказано выше), и который стоял в основе целостного подхода к изучаемым явлениям. Он проявлялся и в самих способах запечатления его открытий и результатов исследований: наряду с очерками ценная научная информация может быть почерпнута из художественных полотен, при создании которых особенно ярко проявилось плодотворное взаимодействие научного и метанаучного способов познания. В этом – причина особой убедительности картин прошлого, которые запечатлены и на холсте, и на страницах его книг и очерков. Также, изучая на маршруте экспедиции древние памятники и другие важные свидетельства культуры Востока, Н.К.Рерих рассматривал ее с точки зрения эволюционной роли в мировой истории. Это и влияние восточных духовных учений на культуру Запада, это и та роль, которую сыграли переселенцы с Востока – целые народные общности – в этногенезе народов Европы, в развитии их верований и обычаев. Это и изучение многослойной русской культуры как цельного явления и т.д. Синтез – это свойство внутреннего мира человека, важнейший результат его многогранного развития, и он был ярко выражен у Николая Константиновича.

С этим подходом связан другой принцип, или метод, Н.К.Рериха – пристальное внимание к искусству того времени, которое он анализировал. На этом ставит акцент акад. Л.В.Шапошникова в своем исследовании «Ученый, мыслитель, художник» [1]. Язык духотворчества любой эпохи может быть ощутим особо чуткими сердцами нашего времени и, соответственно, через творчество прошлого можно получать новые данные об изучаемом периоде. Это уже метанаучный способ познания, основанный на познавательных способностях духа.

Также, среди тех методов, которые были положены Николаем Константиновичем в основу историко-культурных исследований, был метод широкого охвата при изучении тех или иных явлений. Ученый концентрировал внимание на культурно-исторической эволюции в целом и анализировал суть тех механизмов, которые способствовали ее продвижению. Об «уровне исторического обзора» Н.К.Рериха впервые пишет Л.В.Шапошникова в своем уникальном труде «Мастер»: «Среди прочих уровней, с которых можно рассматривать и исследовать историю человечества, Рерих выбрал культурно-историческую эволюцию» [2, с. 308].

В этом плане его особое внимание привлекали великие переселения народов, у которых была своя эволюционная роль в культурном развитии человечества и с которыми связаны три важных момента. Это – проблема единства человечества, преемственность культур во времени (которая в принципе сама по себе является достаточно широкой) и проблема причины этих грандиозных народных сдвигов. Конечно, здесь можно назвать еще ряд важных проблем, но мы кратко остановимся именно на этих, так как они имеют непосредственное отношение к заявленной теме.

С великими переселениями были связаны очень многие случаи сходства в культуре разных народов, которые свидетельствовали о былом культурном единстве древних народных общностей. Эти народы многие века назад были участниками великих переселений и оставили знаки культурного единства на огромных пространствах Евразии. Они были выявлены на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции в наскальных изображениях, специфическом стиле в орнаментах и убранстве оружия, мегалитических памятниках, погребениях, вооружении, антропологических сопоставлениях, лингвистических параллелях, легендах кочевников, танцах, песнях, священных изображениях, особенностях архитектуры и др. Эти знаки своим подобием объединяли очень удаленные и, на первый взгляд, не связанные между собой области евразийского материка.

В целом же, кочевые племена были мощным фактором культурного единства, которое не ограничено древней эпохой, но будет иметь развитие в будущем. Сужденный синтез и единство человечества, которые должны сложиться в будущем, зарождаются постепенно, о чем и свидетельствует далекое прошлое. Вот на это прошлое, где действовали переселенцы-кочевники, и обратил особое внимание Николай Константинович.

Он отмечал, что переселенцы на своем пути создавали «великие стили искусства и жизни», подкрепляя этот вывод рядом примеров [3, с. 83]. Ученый обращал внимание на наследие аланских племен, на романский стиль. В частности, на древние развалины храмов Кашмира, очень напоминавших типовые основы аланских построек, которые развились в формах романского стиля. Николай Константинович приводит сообщение об иноземных строителях кашмирских храмов, при этом здесь обнаруживаются знаки, указывающие на готов [4, с. 185]. Он вспоминал характер монастырей как славянских, так и азиатских. Обнаруживал сходство рукоятий мечей и фибул Гималайских нагорий, Кавказа, южно-русских степей, многих районов Европы [3, с. 83]. Николай Рерих фиксировал те моменты, которые свидетельствуют о глубинном единстве культур Востока и Запада, что, в частности, отражалось в искусстве, в духовных, нравственных основах. Например, идея общины в учениях Христа, Будды и Конфуция, о чем писал ученый в своем путевом дневнике [5]. «Лучшие импульсы человечества, импульсы творческой эволюции», как отмечал Николай Константинович, не могут быть разделяемы «искусственными стенами» [3, с. 67]. Это относится к Востоку и Западу. Синтез будущего зарождался в прошлом.

Поиск общего приводил не только к новым результатам в изучении путей и источника великих переселений народов, особенно это касается индо-европейской общности (в данной работе мы не раскрываем эту отдельную и достаточно объемную тему), но и подводил к тем основам, которые обусловливали сам механизм культурной преемственности. Это вторая из тех проблем, которые были названы выше. В этой преемственности ключевую роль играли такие явления, как, например, героизм, принцип общего блага, творческие вековые накопления и другие, то есть то, что относится к непреходящим ценностям. Последние имеют отношение к высокой энергетике сердца и духа человека, которая сама по себе неуничтожима и может выступать основой преемственности, проходящей через века. Поэтому одна из основных идей концепции культуры Николая Рериха заключается в следующем: связь времен прошлого, настоящего, будущего, которая необходима для устойчивого развития социума, обеспечивается, прежде всего, культурной преемственностью, базирующейся на непреходящих общечеловеческих ценностях.

Наконец, о причинах переселений народов. Исторический (а значит и культурный) процесс Н.К.Рерих рассматривал как явление космическое; в нем определенную роль играют механизмы энергетического обмена, общего для всех процессов в Космосе. Здесь многое зависит от природы человека, который является носителем высокой энергетики духа, связанного с космическими процессами. Такие культурно-исторические события, как переселения народов, рассматривались ученым неотъемлемо от движения космических энергий, то есть эти переселения происходят в ритме космической эволюции и связаны с энергообменными процессами, которые содействуют дальнейшему развитию человеческих общностей. Переселенцы несли с собой новую энергетику, необходимую для нового этапа в развитии культуры и цивилизации какой-либо исторической области.

Все, о чем было сказано выше, подкреплялось другим методом культурно-исторических исследований Николая Рериха. Этот метод проявился в честном и непредубежденном изучении встречаемых фактов. Немаловажно то, что в экспедиции Николай Константинович оказывался непосредственным свидетелем того явления, которое подвергалось анализу. Это давало особую убедительность сюжетам, отображаемым ученым в своих очерках и картинах. Этот метод «истинных впечатлений действительности» (как писал сам Н.К.Рерих), тех впечатлений, которые и создают убедительность, впервые был раскрыт Л.В.Шапошниковой [2, с. 305–306].

Именно факты, собранные Николаем Рерихом без предубеждения, подводили к более глубокому осмыслению явления культуры: не в русле понимания ее как обычаев, верований и прочих выявлений внутреннего мира человека, а с той позиции, что при всей их значимости, они все же являются следствием более глубинных процессов, происходящих в человеке. Эти процессы связаны с духом человека, они происходят в его энергетическом поле и проявляются через сердце, язык которого понятен всем народам. В этом – объединительная основа культуры. И это было показано в многочисленных свидетельствах, собранных Николаем Константиновичем не только в Азии, но и в других частях света.

Изучая на практике культуры Востока и Запада, Н.К.Рерих пришел к выводу, что, даже вне зависимости от наличия каких-либо контактов между ними, в их поле действуют одни и те же механизмы развития духа, или культуры, связанные с духовными качествами человека и его устремлениями. Можно вспомнить, как Николай Рерих отмечал трогательное действо, совершаемое каждодневно индийскими женщинами, по украшению порога своего дома новым узором благополучия и счастья, и тут же вспоминал узоры, вышитые женщинами Запада для спасения тех, кто дорог их сердцу. Также он приводил пример индийской женщины на Ганге и ее светочей во спасение семьи и сопоставлял с обычаем, дорогим всем славянам – венками на реке под Троицын день [3, с. 57]). Николай Константинович также отмечал случай, когда несколько человек разного вероисповедания и национальности исследовали знак креста, и каждый искал его значение в свою пользу, «но с тем же всеобъединяющим смыслом» [3, с. 58]. Вспоминался восточный обычай, когда ламы с высокой горы разбрасывают изображения коней для спасения неведомых путников, и тут же появлялась запись о Прокопии Праведном, который молился на высоком берегу Двины за неведомых плавающих (см.: [6, с. 189]).

Эти и еще многие другие подобные примеры можно отнести к одному из определенных доказательств реальности творческого духа – основы эволюционного развития человека, независимо от того, в какой части света он живет и какие культурные контакты имеет. Творчество – есть особый язык человечества, имеющий основу в сердце, и сила этого языка в его объединяющем потенциале. Само же духовное сердце человека связано с высшими основами, которые выступают истинным объединителем. Это и было показано Николаем Константиновичем в собранных им фактах. Важнейшее место здесь принадлежит осмыслению творчества, так как оно является одной из главных основ культуры, основой, которая ведет к постижению духа – средоточия эволюции человека как микрокосма. Дух человека как реальное энергетическое явление, всегда связанное с высшими космическими структурами, по существу, и есть культура, что составляет основу концепции Рерихов относительно ее природы. Культура есть энергетическая, самоорганизующаяся система, которая развивается по единым космическим законам. И Николай Константинович уловил это единство развития, причем вне зависимости от контактов между какими-либо регионами.

Многочисленные собранные Н.К.Рерихом факты подводили к осмыслению того, что в самом человеке присутствует некое объединяющее начало, общечеловеческое, понятное всем, то творческое начало, которое и названо термином «дух» и которое понимается как культура. По другую сторону от нее стоят разъединение, вражда, непонимание, что указывает на недостаток культуры. Николай Рерих записывал: «Разве не прекрасная задача для нашего поколения – решить проблему непонимания, если мы чувствуем всеединство Великой Энергии? Импульс улучшения, духовного подъема, творчества является одним и тем же для всего человечества» [6, с. 194]. Дух, или культуру, необходимо осознать как реальность, постоянно действующую в человеке согласно единым для всех космических структур законам и предоставляющую ему огромные возможности на пути самосовершенствования и раскрытия своего потенциала. В одной из книг Живой Этики есть такие слова: «Трепет крыльев и постоянное восхождение непосильно, где отвергнута ценность духа» [7, 464].

Если мы обратимся к Живой Этике, то в ней как раз утверждается общечеловеческий аспект понимания культуры. Необходимо обратить внимание на новый, более глубокий к ней подход, отличный от того, который распространен в современной науке о культуре. В одной из книг этой философской системы сказано: «...состояние, которое вы называете культурою, – общечеловечно. Могут быть многообразия в обычаях, верованиях и языках, но каждое культурное действие будет общим для всего человечества. Такое обобщение мира есть первая ступень к преображению всей жизни. Могут вам возразить, что каждый народ имеет свою культуру. Но вы можете легко ответить, ибо под таким возражением скрывается не культура, но обычаи. Могут указать на различие письменности в разных странах. Но Мы говорим не о глифах или способах выражений, а о сущности намерений и заданий. Сравните все лучшие произведения разных народов, и вы увидите, что задания будут общечеловечны. Так Мы утверждаем, что и среди разъединения можно найти общечеловеческую устремленность каждый человек уже несет в себе частицу общечеловечности» [8, 373]. Именно эта общечеловеческая природа культуры особенно интересовала Н.К.Рериха, отмечавшего многие факты, доказывающие справедливость выше-приведенного фрагмента из Живой Этики.

Если в концепции, которую развивал Николай Рерих, культура неотъемлема от духа, этой мощной и тонкой энергии, то и все творческие запечатления этого духа не могли проходить бесследно. Они присутствовали не только в разнообразных артефактах древней культуры, но и имели особое, невидимое глазу бытие. Это были те самые наслоения энергетики духа, которые давали реальную почву для будущего развития культуры и цивилизации какого-либо региона планеты, что подтверждалось исследованиями, проводимыми Николаем Константиновичем на маршруте экспедиции. Маршрут этот прошел через места значительных духовных накоплений и запечатлений, сложенных веками. Вспомним, как Николай Рерих писал о Тибете, где, с одной стороны, во время прохождения экспедиции была крайне тяжелая ситуация по многим направлениям жизни. Но, с другой, – Николай Константинович был твердо уверен в будущем Тибета. При этом он опирался на два момента: первое – это достижения культуры в прошлом (это и деятельность Далай-Ламы Пятого, это и, как он писал, «просветительные памятники» целого ряда Таши-Лам и многое другое), а второе – это те лучшие качества, которые были живы в самом народе, в конкретных людях. Центрально-Азиатская экспедиция показала, что именно накопления энергетики культуры прошлого являются основанием и причиной развития будущих цивилизаций. Почти сразу после экспедиции Николай Константинович записывал: «...на местах самых древних достижений растут новые цветы человеческих знаний. Даже с хладнокровной научной точки зрения мы уже привыкли говорить о токах, лучах и эманациях. Эти эманации Культуры удобряют почву, и, кто знает, вероятно, они обеспечат реальный подъем конструктивного духа» [6, с. 196]. И даже само первоначальное возникновение очага культуры не происходило случайно, что также было подмечено Николаем Рерихом. Будучи в Сиккиме в 1924 году, он записывал, что если кто задастся целью увидеть прекрасное место, пусть поинтересуется какое место в данном районе является самым древним. «Умели эти незапамятные люди, – заключает Николай Константинович, – выбирать самые лучшие места» [5, с. 53].

В этих наблюдениях содержится очень важная мысль. Сама красота местности как бы притягивала человека. Красота, как и культура, не абстрактна, за ней стоит особая энергетика, а энергия – это магнит, притягивающий к себе подобное по качеству. В данном случае дух человека притягивался энергетикой красоты в особые места, где протекало дальнейшее духотворчество. Здесь творчество Природы как бы продолжалось новыми творческими наслоениями человека, ибо окружающий мир объединен законами энергообмена. В сущности, можно сказать, что мир в целом объединен в красоте. Согласно концепции культуры Николая Рериха, дух человека развивается и гармонизируется по законам красоты и, в то же время, этот дух как энергосистема, или культура, сам является источником и создателем этой красоты.

Сказанное выше имеет отношение к одной из важнейших идей рассматриваемой концепции. Речь идет о явлениях культуры и цивилизации, за которыми стоит опять же энергетика, причем, разных уровней, ибо духо-материя, которая наполняет эти явления, различна по своему состоянию. А Николай Константинович полагал, что материя и дух есть энергия, о чем он писал в своих работах [6, с. 194]. Он утверждал, что культура и цивилизация – это по своей сути разные явления, у них различное назначение, но, в то же время, они представляют собой целостную структуру, в которой приоритет принадлежит культуре. Она как высокого вида энергетика неуничтожима и накапливается человеком, будучи запечатленной его духом, в определенных исторических регионах. В таких местах складывались возможности для будущего нового расцвета культуры и формирования новых цивилизаций.

И, наконец, еще один момент, о котором необходимо сказать в связи со становлением рассматриваемой концепции и роли в этой экспедиции. Его без преувеличения можно назвать ключевым. Экспедиционный опыт дал огромный фактический материал для осмысления роли Учителей человечества в культурной эволюции, а можно также сказать – во внутренней, невидимой истории планеты. Эта роль оказалась ключевой. Все это явилось главной базовой основой концепции культуры Н.К.Рериха, раскрывающей роль Высшего в механизме развития культуры в глубинах космической природы человека, а также, в целом, в формировании новых культур. В данном случае Высшее отобразилось в важнейшем космическом законе Иерархии, имеющем, как и все законы Мироздания, воплощение на Земле. Особенно ярко он нашел отзвук в сердцах жителей Востока, что и фиксировал Николай Константинович. «Не только в Индии, – записывал он, – но и по всему Востоку мы встречали все ту же идею Учителя» [6, с. 206]. Н.К.Рерих считал, что культура есть «глубочайший устой жизни, скрепленный высшими серебряными нитями с Иерархией Эволюции» [9, с. 101]. Здесь «высшими серебряными нитями» представлен процесс связи, или энергообмена, с Высшим, что является основой развития культуры, или самоорганизации духа человека. Через этот дух, который, как уже отмечалось, является реальной энергетической системой и творческой силой человека, через явление целостности Мироздания, в энергетической жизни которого дух играет эволюционную роль, а также через осознание роли Высшего, в частности, Великих Учителей в космической эволюции человечества, раскрывается космическая природа культуры. Рерихи были первыми учеными, давшими миру такую концепцию, в которой культура рассматривается в контексте эволюционного процесса, протекающего в целостной структурированной системе Мироздания, а также раскрываются конкретные механизмы этого процесса.

Сам Николай Константинович был сотрудником Высшего, Учителей человечества, благодаря которым космическая эволюция осуществляет свое творчество на нашей планете. И если мы говорим о Центрально-Азиатской экспедиции, то необходимо учитывать, что Н.К.Рерих был участником этого космического творчества, связанного с эволюционным энергетическим действием, получившим название «закладка магнитов». Суть этого важнейшего с точки зрения земной истории метаисторического события была раскрыта в работах Л.В.Шапошниковой (например, «Основные особенности Живой Этики», «Н.К.Рерих как мыслитель и историк культуры»). Это событие «помимо историков», связанное с заложением основы для начала нового периода в истории, с формированием в пространстве и времени новых культур, конечно, оказало большое влияние на идею Николая Константиновича об историческом процессе как космическом явлении. И если речь идет о космической составляющей этого процесса, иными словами о творчестве Высшего, то в этом, судя по всему, и состоит важнейший смысл внутреннего потока истории планеты.

Итак, можно утверждать, что Центрально-Азиатская экспедиция сыграла ключевую роль в формировании культурно-исторической концепции Н.К.Рериха. Учитывая, что теория и практика у Николая Константиновича были неотъемлемы одна от другой, об этой роли также свидетельствует ряд действий, которые он предпринимает сразу после этой экспедиции. В 1929 году Н.К.Рерих возобновляет деятельность в области международной охраны культурных ценностей, публикует проект специального Пакта, предлагает соответствующий отличительный флаг. В 1930-е годы, в основном в 1930–1932 годах, Николай Константинович пишет ряд очерков [9], в которых многогранно раскрывается его оригинальная концепция культуры. Идеи, заложенные в этих очерках, касались как настоящего, так и во многом были нацелены в будущее, на понимание нашего всеобщего единства, основанного на осознании эволюционного значения и самой природы культуры, ее объединяющей и строительной сущности, понятной всем народам, независимо от языка, веры и обычаев.

 

ЛИТЕРАТУРА

[1] Шапошникова Л.В. Ученый, мыслитель, художник. М.: МЦР, 2006.

[2] Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3-х кн. Кн. 1: Мастер. М.: МЦР, 1998.

[3] Рерих Н.К. Восток – Запад. М.: МЦР, 1994.

[4] Рерих Н.К. Твердыня пламенная. Рига: Виеда, 1991.

[5] Рерих Н.К. Алтай – Гималаи: Путевой дневник. Рига: Виеда, 1992.

[6] Рерих Н.К. Шамбала. М.: МЦР, 2000.

[7] Живая Этика. Сердце.

[8] Живая Этика. Надземное.

[9] Рерих Н.К. Культура и цивилизация. М.: МЦР, 1997.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 260