Елена Рерих: истоки и Ренессанс

Чандра Локеш,
доктор философии, профессор,
директор Международной академии индийской культуры,
Нью-Дели, Индия

Целостное видение

Елена Рерих создает связки концептуальных структур в простых повествованиях и притчах, дабы преобразить наше сознание. Для нее все наши действия, с одной стороны, уходят корнями в историю, с другой – обусловлены современностью. Взаимодействие физической, материальной, ментальной и духовной составляющих являет собой синтез жизни, гармоничное сочетание, всеобъемлющую философию бытия. Елена Рерих представляет нам целостное видение человека в мире. Она продолжает традиции мыслителей эпохи пост-Ренессанса, которые воспринимали эзотерическую традицию как плодородную почву для зарождения новых научных гипотез. Например, Ньютон и Лейбниц были тайными алхимиками, хотя и выступали против эзотерики публично. Независимо от картезианского дуализма, субъективного и объективного, Елена Рерих является мистиком орфической традиции, представляющей собой путь от состояния человека, глаза которого закрыты туманом непонимания, к состоянию посвященного, провидца, чьи глаза открыты. Подобно Нобелевскому лауреату Ричарду Фейнману [1], она обеспокоена ослаблением развития духовных ценностей. Однако стремительное развитие естественных наук и повсеместное признание ценности и эффективности медитативных практик свидетельствуют о том, что время, предсказанное Еленой Рерих, наступает. Связь между макрокосмом и микрокосмом на физическом плане и метакосмом на духовном была подтверждена осуществленной Еленой Рерих интеграцией познавательной и моральной доминант.

 

Йог Миларепа

Елена Рерих раскрыла неисчерпаемость нашего повседневного существования. В этой обыденности происходит познание человеческой судьбы, где каждодневная реальность, воспринимаемая нами через опыт, становится самим очарованием жизни. Одна из притч в «Криптограммах Востока» повествует о том, что неподалеку от обители тибетского поэта и йога Миларепы [2] жили пчелы, муравьи, попугаи и обезьяна, которая научилась сидеть так же, как Учитель. Однажды, погрозив обезьяне пальцем, он сказал: «Ты разрушил муравьиные строения и похитил чужой мед. Может быть, решился стать правителем?» [3, с. 96]. Эта басня кажется простой, но в ее символике «обезьяна – муравей – воровство – власть» раскрывается структура подсознательного. Ведь в результате филогенеза люди унаследовали многие животные инстинкты, которые продолжают оказывать влияние на принимаемые нами решения. Советские экономические догмы, разрушительные процессы, затрагивающие человеческую жизнь, главенство коммунистической идеологии, поддерживаемой аппаратом чиновников, – все это было комбинацией многочисленных ментальных процессов, и их кульминация проявилась в физическом насилии. Рерихи покинули Россию незадолго до революционных событий 1917 года, и в отношении их притча Миларепы полна глубокого значения и в социальном, и в политическом смысле. Таким образом, миф обладает ценностью с точки зрения морали и теряет свое значение, будучи вырван из контекста. Елена Рерих использует целый ряд культурных контекстов для создания умозрительных моделей, чтобы из преемственности опыта рождались необходимые для жизни ценности. Зло – это продукт ограниченных человеческих устремлений. Его можно преодолеть, раскрывая скрытые силы, присущие человеку.

 

Елена Рерих и универсализм славянофилов

Елена и Николай Рерихи родились в XIX столетии, в котором зародился спор между славянофилами и западниками. В то время как славянофилы утверждали уникальность и превосходство православной церкви и других аспектов русской культуры, западники верили в прогресс на основе западных технологий и либеральных идей. Рерихи знали, что их предки славяне смешались с тюрко­татарами, германцами, монголами, греками и испытывали влияние скифов, готов, варваров и аваров. Наиболее влиятельным из ранних славянских государств была Киевская Русь, которая пришла в упадок к концу XII века. Известно также, что славяне унаследовали мифы и легенды языческих племен, которые поклонялись загадочным силам природы во главе с богом грозы и грома Перуном (санскр. Парджанья). Многие языческие верования сохранились в фольклорной традиции и как часть православных обрядов. Классицизм греков, православная традиция, глубоко уходящая корнями в историю, фрагменты языческих обрядов в крестьянской среде на Руси, сострадание и мудрость буддизма, мистицизм теософии стали катализаторами для мыслей, размышлений, отразившихся в трудах Елены Рерих.

 

«Солнечный факел» и свежесть весны

Возможность заглянуть в глубины божественной мудрости и понять ее жизненную ценность дают параллели, проводимые Еленой Рерих. Она напоминает о хождении Аполлония Тианского в Индию, когда он посетил Гандхару, Кашмир и Северные горы. Чтобы по-настоящему оценить ее рассказ, необходимо знать, что Аполлоний был заметной фигурой в религиозной истории. В древних сказаниях говорится, что он был сыном Зевса. Он был рожден на лугу, и хор лебедей воспевал его рождение. Повзрослев, он стал учеником Пифагора, отказался от мяса и вина, ходил босиком и никогда не носил одежды, сделанной из шкур животных, а только рубаху из льна. После посещения храмов в Антиохии, городе, упомянутом в Махабхарате как Антакши, Аполлоний решил отправиться в Индию. Проводник привел его в Таксилу, откуда Аполлоний через долины Ганга добрался до монастыря, в котором мудрецы поделились с ним тайными знаниями. Он был неопифагорейцем – вегетарианцем, аскетом, универсалистом и гуманитарием, изучал медицину, поклонялся Гелиосу. Его образ жизни и мышления близок гуманитарному универсализму Елены Рерих, а его божество – Гелиос, Солнце, напоминает нам о происхождении имени Елена от греческого helene, что означает «солнечный факел». И то и другое говорит о внутреннем свечении, которое мы можем наблюдать, когда, углубившись в себя посредством концентрации, отвлекаемся от соблазнительных внешних образов и сознание светится естественным светом за пределами господства майи. В притче Елены Рерих Аполлоний входит в пещеру, чтобы «принять чашу Апологета» [3, с. 70]. Пещера – это утроба Света, где хранятся сокровища священных знаний. Гуха, или пещера, являет глубину бытия, которая увлекает дух и притягивает глаз. Завораживая читателя описанием игры таинственных отблесков и знаков, Елена дает возможность ощутить свежесть приближающейся весны и вознестись на крыльях в мир возвышенных понятий.

 

Да здравствует Родина­-Мать

Притчи и литературные сборники Елены Рерих заключают в себе многие парадигмы, которые выходят за пределы настоящего времени. Парадигма, в моем понимании, – это «поиск за пределами видимого» (от греч. deiknumi – «я вижу»). Одна из них – огромная любовь к родине. Территориальный императив является фундаментальным для жизни, как показывают естественные науки. Таинственный поток энергии, как проявление высшей воли, определяет бытие территории. Святость родной земли включает в себя духовную универсальность. Она происходит от возделывания почвы, что подразумевает интенсивный труд на земле. Таким образом, сельское хозяйство, должно быть, и является общим для многих миром, который соответственно определяется местоимением мы, в отличие от отдельных избранных личностей в моноцентричных религиях. Простое русское имя Дмитрий означает «сын Деметры», богини земледелия в греческой мифологии (санскр. dha + matri). Птолемей называл славян Venedae. Плиний в своей «Естественной истории» – Venedi. Германские племена использовали слово Wend, оно происходит от санскритского корня vand – «воздавать почести, поклоняться, боготворить» – и свидетельствует о том, что славяне воспринимали честь, поклонение, благородство как главные ценности. Трудам Елены Рерих присущи самые благородные мысли, что соответствует ее происхождению. Поляки говорят, что чем большим националистом проявляет себя Шопен в своей музыке, тем большим интернационалистом он становится. Также и Елена Рерих: чем сильнее ее преданность России, тем сильнее ее приверженность универсальным ценностям. Она породнилась с семьей, представители многих поколений которой проявили себя как доблестные воины, возглавлявшие армии Швеции и России, а среди ее предков был генерал, победивший Наполеона. Поэтому в ее сознании всегда звучал призыв «Да здравствует Родина­Мать!». Мы чувствуем эти огромные духовные накопления, когда она приводит слова Преподобного Сергия: «Помоги земле Русской» [3, с. 74], сказанные им святителю, затем крестьянину и, наконец, представителю власти. В словах Сергия мы слышим голос святой земли. Елена благоговейно дарит небесный поцелуй Принцу, очарованному духовным универсализмом, идущим из глубин ее Родины – Матери России.

 

Матерь Мира, облаченная в пламенный плат, – «наша крепость, наше устремление»

«На самой высокой горе сияет Матерь Мира. Она тьму поразить вышла. <...> Она одела пламенный плат и окружилась стеною огня. Она наша крепость и устремление!» – пишет Елена Рерих [3, с. 63]. Для нее огонь обладает небесными атрибутами и положительным значением.

Мы должны избегать нравственной и духовной нечистоты с помощью искренних устремлений, поскольку наши сердца укрепляются огнем преданности. Известен исторический пример: в 479 году до н.э. Евхид из Платей бегал к алтарю Аполлона в Дельфах, чтобы взять с него и разжечь чистое пламя в местах, где прежний огонь был осквернен персидскими варварами. В ведической традиции Агни является связующим звеном между богами и людьми. Огонь поднимается от головы Будды на статуях в Шри-Ланке и Таиланде. Огненный покров Матери Мира – это просвещенное сознание глубин нашего я. Авестийское слово raoxshna – «светящийся, яркий» – стало основой для прекрасного женского имени Рухсана, или Роксана. Это имя носила дочь правителя Согдианы, которую взял в жены Александр Великий в 327 г. до н.э., чтобы закрепить мир с северными народами. Буддийские мандалы окружены огнем – он призван сжечь невежество, рассеять тьму ошибок и привести к Просветлению, к которому мы стремимся.

 

От Елены к Дипе, Богине света

Имя Елена – «солнечная, факел» – вибрирует в утонченных мыслях Рерихов как преображение в сияние и истину. Елена освещает своими лучами горизонты мысли. Она как очаг чистого огня и света, Агни, устремляющий к великой глубине и великой высоте, чтобы люди могли достичь бесконечности и реализации своего бытия. Елена Рерих разработала философию Агни Йоги, чтобы прийти к высшей цели, где даже отрицатели могли бы обрести Божественное, сокрытое в самой сердцевине любого разрушительного действия. Агни Йога была гимном внутренней наполненности, освещающей разнообразные стороны жизни в тишине непознанного и непознаваемого. Это был глубокий и проникновенный мыслительный опыт, опыт души и тела, который вылился в действия, творческие в своем покое и энергичные в неподвижности. На картине Николая Рериха «Агни Йога» изображена высокая сущность, которая стоит на скале и держит в руках лампаду, чтобы нам больше не приходилось идти на ощупь и спотыкаться в темноте. Это полотно напоминает нам о Дипе – богине Света, одной из четырех богинь, которых воспевают буддийские мандалы. Дипа – это чистота и свет мудрости, она трансформирует темноту и нечи­стоту в «пять очей»: мудрости, пространства, Дхармы, духовного тела и материального тела. Обычно ее изображают в виде апсары (небесной девы) или ангела.

 

Орифламма: чистая энергия культуры

Вероятно, именно Елена Рерих вдохновила Николая Рериха на создание Орифламмы – символа Pax Cultura. Орифламма была старинным боевым знаменем королей Франции, знаменем Святого Дионисия Парижского [4], означавшим «золотое пламя». Уничтожение культурного наследия огнем разрушения должно было быть остановлено духовными центрами огненной трансмутации. Агни Йога наполнена воинственными образами, поощряю­щими такие воинские доблести, как храбрость и зоркость. Нет ничего удивительного, что знамя сражений преобразуется в представление об Орифламме, так как Елена была воплощением огня знания в сочетании мысли и чистой энергии.

 

Агни Йога, или Пламя Божественной Воли

Агни Йога – это воплощение идеального огня, чье пламя воспламеняет энергию индивидуального сознания и оживляет уже застывшие границы бытия. Это новая социология конечных целей. Это ренессанс многочисленных центров ценностей и значений. Божественный центр вездесущ, и в каждом из нас присутствует человеческое и божественное начало. Агни Йога являет собой глубочайшую заботу о сердце, сознании и духе в соприкосновении с жизнью. Это зона сопряжения с вневременным и космическим, не приказ, но пробужденное знание, не идеология, но идеи. В Ригведе говорится об Агни как о светлом хранителе Истины [5, V:1.1.8.], как о Воле Всевидящего. Он претворяет сознание феноменального многообразия в сознание фундаментального единства. Агни – это пламя Божественной Воли, осуществленной в мире. Агни – это Вайшванара (санскр. Vaishvanara) – универсальная сила, которая охватывает божественное и мирское,чтобы, преодолев раздробленность, собрать единое целое.

В мантраяне, или эзотерическом буддизме, Агни сжигает нечистоту кармы, сжигает привязанности, чтобы освободить изначальную чистоту (а не первородный грех) всех дхарм. Слог RAM означает«незапятнанная чистота» и в то же время является сокращением от raksha raksha –«сохрани меня, защити меня» от всякого зла. В японском буддизме хомасадхака (ученик) отождествляет свои мысли с Огнем Знания. Агни – один из богов восьми направлений, который сжигает невежество и страсти и олицетворяет мудрость.

 

Майтрейя сангха и героическая юность Майтрейи

Агни Йога отличается от большинства духовных (как и от религиозных) учений тем, что призывает не к смирению и непротивлению злу, а, наоборот, к борьбе. Это учение исполнено воинственных образов, в которых присутствует оружие и говорится о воинских качествах. Елена Рерих пишет: «Не судите много, но действуйте. Не сидите в раздумье, но творите, но находите» [6, 17 июля 1922 г.]. Майтрейя сангха – это община для изучения Агни Йоги. Майтрейю также называют Аджита (санскр. Ajita) – «Непобедимый». Елена Рерих правильно выбрала имя Майтрейя для названия общины будущего (сангхи), поскольку это имя связано с победой и неуязвимостью. Майтрейе поклонялся японский принц Шотоку, чем обеспечил себе победу над антибуддийским кланом Мононобе.

В период Трех Королевств и объединенной династии Силла в Корее существовала организация молодых людей хваранг (hwarang). Майтрейя проявляет себя в мире как хваранг. Эта организация играла большую роль в военных и государственных делах Силлы. К VI веку группа попала под контроль двора и стала частью вооруженных сил. Пять правил, сформулированных в VI веке буддийским монахом Вонг Вангом, звучали следующим образом: честно служить королю, уважать родителей и отдавать им сыновний долг, разделять с друзьями искренние дружеские чувства, бороться не отступая, никогда не отбирать чужую жизнь без причины. После того как группа получила официальный статус, она была преобразована в формирования воен­ного типа, чьи войска насчитывали около тысячи человек. Все это происходило по мере того, как буддизм проникал в культуру государства. Культ Майтрейи практиковался при дворе Силла группой молодых военных аристократов, которые сформировали братство, известное как хваранг «Благоухающие Последователи Цветка Дракона». Это название указывает на Дерево Цветка Дракона (nagapuspa), под которым Бодхисаттва Майтрейя обрел просветление.

 

Елена Рерих и буддизм

Елена и Николай Рерихи были хорошо знакомы с восточной мыслью, с первоисточниками трудов по буддизму. Николай Рерих был активным членом комитета по строительству буддийского храма в Санкт-Петербурге. Для него и его семьи Будда явился «с мечом, в львином дерзновении, во всеоружии всех энергий в мировом строительстве, в космическом устремлении» [7, с. 30]. Чтобы открыть новые аспекты и новые горизонты буддизма, он приводит слова буддийского философа Асанги:

«Две прекрасные подробности буддизма: “Подобно льву, не устрашенному шумами. Подобно ветру, не уловимому сетью. Подобно листу лотоса, не проницаемому водою. Подобно носорогу, иди в одиночестве”.

“Изучение и проявление энергии во всех ее видах. Энергия вооружения. Энергия приложения в действии. Энергия неудовлетворения, рождающая вечное устремление, вводящее человека в ритм космического потока” – так говорит Асанга» [7, с. 30].

В простой и емкой работе Елены Рерих «Основы буддизма» есть удивительные прозрения, например: «Великий Гаутама дал миру законченное учение совершенного строения жизни» [8, с. 5]. Это было первое учение о законах сущности и эволюции мира. Для Елены Рерих буддизм – это прогрессивный процесс освобождения человека от догм, абсолютизма, принципов диссонанса и дисгармонии, свойственных теоцентрическим религиям. Буддизму присуще разнообразие функций, которые дополняют друг друга «во взаимозависимом происхождении» (пратитья-самутпада). Люди больше не живут только в физической или теократической Вселенной, но в символической – с ее разнообразными нитями, из которых сплетается густая сеть человеческого опыта. Физическая реальность должна быть насыщена символической активностью, чтобы новые открытия могли устранить заторы сознания, а факты и духовные прививки наполняли его, как вода наполняет сосуд.

 

Истоки Рерихов

Елена и Николай Рерихи имели глубокую связь со своими национальными корнями в России, с таинственным символизмом Агни Йоги и теософией. Их художественная чувствительность к прославленной в веках жизни России, их интерес к богатым традициям российской науки в области изучения буддизма нашли отражение в огромном объеме опубликованных ими трудов. Они любили Древнюю Русь. Сам Николай Рерих происходил из рода Рюриков*, основателей русской государственности. Своего первого сына Рерихи назвали Юрием в честь Игоря, сына Рюрика, а второго – Святославом в честь внука Рюрика.

 

Елена Рерих, теософия и Шамбала

Елена и Николай Рерихи испытали влияние философии Елены Петровны Блаватской. «Разоблаченная Изида» Блаватской привлекла их внимание к тайнам Тибета, Монголии, Центральной Азии и Гималаев. Для них Монголия и Тибет были странами, где обитает множество мистиков, святых и невидимых существ, которые являют собой зарю нового мира духовности. Их интерес к запредельному, сокровенным знакам и символам, стремление к всеобъемлющему единству и миру во всем мире был направлен на поддержание и продолжение традиций и развитие исторических и научных знаний. Разрушение культуры в большевистский период русской истории трагически отразилось на судьбах многих писателей, поэтов, художников и ученых.

Елена и Николай Рерихи и двое их сыновей были увлечены многовековой буддийской традицией с ее упором на красоту и благодать человеческой жизни. Находясь в Индии, они продолжили изучение санскрита и буддизма, тибетской культуры. Они были хранителями сокровенного знания, а также богатых традиций российской науки.

Русские легенды о прекрасном Беловодье вызывали живой интерес среди верующих; начиная с XVII века они искали Беловодье в Центральной Азии, Монголии, Тибете и даже в Индии. Рерихи провели аналогию между этой легендой и тибетско-монгольской легендой о Шамбале. Они искали сокровища знания, и эти искания оказали влияние на многих. Мой отец, профессор Рагху Вира, хорошо знал семью Рерихов и восхищался их творчеством.

 

Из глубин русской славы

Елена и Николай Рерихи являются символами национальной славы и универсального разума. Они усилили динамику нарождающихся культурных парадигм России, которые будут способствовать ее дальнейшему прогрессу и обеспечат уникальное положение в сообществе государств. Мы в Индии воспринимаем их как космический ритм, который приходит из глубин русской СЛАВЫ.


* Гипотеза Л.Чандры. Документами не подтверждена. – Ред.

 

Литература и примечания

[1] См.: Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции по физике. В 9 т. М., 1965.

[2] Джецюн Миларепа (1052–1135) – учитель тибетского буддизма, знаменитый йог­практик, поэт, автор многих песен и баллад, до сих пор популярных в Тибете, один из основателей школы кагью.

[3] Криптограммы Востока. Рига: Угунс, 1992.

[4] Дионисий Парижский – христианский святой III века, первый епископ Парижа, священномученик.

[5] Ригведа.

[6] Живая Этика. Листы Сада Мории. Книга первая. Зов.

[7] Рерих Н. Алтай – Гималаи: Путевой дневник. Рига: Виеда, 1992.

[8] Рокотова Наталия (Е.И.Рерих). Основы буддизма. Рига–Москва: Угунс, 2002.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 454