Затонувшие памятники Иссык-Куля: проблема исследования и использования

В.М. Плоских,
академик НАН КР, доктор исторических наук, профессор,
заместитель начальника Международной
историко-археологической экспедиции, Кыргызстан

 

Юрий Николаевич Рерих оставил большое наследие во многих областях гуманитарных исследований. Он был историком, археологом, этнологом, лингвистом, буддологом и культурологом. Его исторические исследования обобщены в незавершенной «Истории Средней Азии», в издании которой приняли скромное участие и киргизские историки. Хронологически его труд в основном охватывает период с глубокой древности до XV столетия, а географически – всю Среднюю Азию, под которой он подразумевал обширную территорию от Кавказа на западе до Хингана на востоке, от Алтая на севере до Гималаев на юге. Не обойдена вниманием и высокогорная Тянь-Шаньская жемчужина – озеро Иссык-Куль. 13 раз автор упоминает озеро Иссык-Куль с его памятниками древности, которые вписываются в общую историческую концепцию Юрия Николаевича.

Подчеркивая заслуги известного исследователя древностей С.А.Теплоухова, работавшего в 1932 г. на Иссык-Куле в составе Сводной экспедиции Всесоюзной Академии наук, Ю.Н. Рерих отмечает около 30 курганных погребений, раскопанных археологом в окрестностях г. Пржевальска и в Джеты-Огузском ущелье. При этом ученый сетует, что «остается совершенно неисследованной в этом отношении богатая курганами степная и предгорная зона Джунгарии» [1,с.92]. А это – Тянь-Шаньский горный регион. К сожалению, в его время затонувшие памятники Иссык-Куля еще научно не исследовались. Первая такая научная экспедиция была снаряжена Киргизской Академией наук только в конце 50-х годов XX века, а регулярные экспедиционные работы по исследованию затонувших памятников ведутся только последнюю четверть столетия.

О наших исследованиях и открытии новых археологических артефактов на дне Иссык-Куля и хотелось бы рассказать в предлагаемой статье.

*   *   *

История исследования подводных археологических тайн Иссык-Куля в Кыргызско-Российском Славянском университете (КРСУ) началась буквально с момента открытия этого ВУЗа, в 1993 году. Причем, иссык-кульская историко-археологическая экспедиция нашей альма-матер стала наследницей аналогичной Академической экспедиции, включив в себя дополнительно задачу историко-археологической практики студентов.

Несмотря на многочисленные попытки историков и археологов разгадать все загадки, которые таят в себе глубины озера, оно продолжало оставаться одним из слабо изученных регионов республики. Но динамика современной жизни требует свое. В частности, развитие туризма нуждается в квалифицированном описании памятников. Что в суверенном Кыргызстане можно было делать только силами вузовской науки. Иссык-Куль привлекал и международный интерес своими тайнами, легендами и неожиданными раритетными находками – археологическими артефактами.

 

ИССЫК-КУЛЬ – ПУЛЬСИРУЮЩЕЕ СЕРДЦЕ ТЯНЬ-ШАНЯ

Общеизвестно, что Иссык-Куль, это «пульсирующее сердце» Евразии, находится в горах Центрального Тянь-Шаня. Его пики, как и незамерзающее соленое озеро, сравнительно «юны». Им всего каких-то 25-30 миллионов лет, а «кыргызской жемчужине» и того меньше – всего лишь 10 миллионов. Возраст, по геологическим меркам, небольшой. Первый же человек появился в этих краях приблизительно 800 тысячелетий тому назад, то есть очень и очень давно. Самым ранним из дошедших до нас каменных орудий исполнилось, по оценкам ученых, почти 300 тысяч лет. Притом кыргызы, как этнос и первое кыргызское государство, если верить письменным китайским источникам, появились лишь в III веке до нашей эры.

Словом, поколение сменялось поколением, разноязычные местные племена (саки, усуни, тюрки) постепенно сложились в кыргызскую народность. Этот процесс, начатый две с половиной тысячи лет тому назад, был завершен к XVI веку с участием других племен Центральной Азии (включая монголо-енисейские компоненты). В течение трех последних тысячелетий одна цивилизация трансформировалась в другую, оставляя для потомков памятники материальной и духовной культуры. Часть из них с течением времени оказалась под водами Иссык-Куля (по наблюдениям ученых, озеро, по крайней мере, четырежды претерпело периоды трансгрессии и регрессии).

Руины древних поселений на береговой линии озера Иссык-Куль известны давно. Однако ни один из серьезных источников прошлых столетий не мог объяснить историю появления и разрушения древних строений. Многочисленные легенды и китайские летописи свидетельствуют о существовании здесь древних цивилизаций, которые исчезли в волнах Иссык-Куля, причины их исчезновения до сих пор окончательно не ясны.

В результате исследований прошлых лет, в которых участвовал и автор этого материала, под водой было найдено более двадцати памятников, а на побережье Иссык-Куля – до сотни.

Нераскрытые тайны Иссык-Куля рождают множество легенд, пытаясь объяснить непознанное.

Легенда

Одно из таких сказаний – притча знаменитого средневекового географа Мухаммеда Казвини: «Однажды я проходил по улицам весьма древнего и удивительно многолюдного города, – повествовал седой мудрец, – и спросил у встретившегося жителя: “Давно ли основан этот город?” – “Действительно, это весьма древний город, – отвечал он, но мы не знаем, с какой поры он существует, да и наши предки ничего не знали об этом, по крайней мере, они нам ничего не могли сказать об этом”.

Пятьсот лет спустя я снова проходил по этому же самому месту и не заметил ни малейших следов когда-то бывшего здесь города. Я спросил у крестьянина, косившего траву на месте прежней столицы: “Давно ли она разрушена?” – “Чудной вопрос я слышу от тебя, старик, – отвечал он. – Эта земля никогда ничем не отличалась от той, какою ты ее теперь видишь”. – “Но разве прежде не было здесь когда-то большого и богатого города?” – сказал я. “Никогда, – отвечал он, – никаких городов здесь не было, по крайней мере, мы их не видели, да и отцы наши никогда нам об этом не говорили”.

Через пятьсот лет я снова возвратился на это место и нашел уже здесь море. На недалеком расстоянии от берега стояли разбросанные там и сям бедные и невзрачные рыбацкие хижины. Увидев на берегу толпу рыбаков, расправлявших свои неводы, я подошел к ним и спросил их: “Давно ли эта земля покрылась водой?” – “Тебе ли об этом спрашивать, – сказали они, – это место всегда было таким же морем, как и теперь”.

Спустя еще пять веков я снова пришел сюда же и опять нашел громадный цветущий город. Последний был еще многолюднее и еще богаче и роскошнее постройками, чем тот, который я видел в первый раз.

И когда осведомился о времени его происхождения, то жители его с нескрываемой гордостью и самодовольством отвечали: “Начало нашего города теряется в глубокой древности, так как мы сами не только не знаем, давно ли он существует, но и наши предки, так же как и мы, ровно ничего не знали об этом”» [2,с.3-4].

Увы, вплоть до середины XIX столетия интересующийся тем, что сокрыто в голубых глубинах озера, был вынужден довольствоваться лишь мифами. Люди не располагали техническими возможностями, позволяющими проверить, истинны ли народные сказания о древних несметных богатствах, хранящихся на дне озера.

Как стали исследовать Иссык-Куль

Первые попытки ученых приоткрыть завесу тайн Иссык-Куля начались после присоединения Туркестана к России. В конце 1860-х годов археологическими памятниками и подводными постройками заинтересовались местные представители военной администрации Российской империи. В частности, в 1869 году совершает поездку на Иссык-Куль военный губернатор Семиреченской области Г.А.Колпаковский. В 1870 году он опубликовал заметку в «Известиях РГО» о древних постройках на озере Иссык-Куль, описал археологические находки в урочище Койсары. Именно он стал автором идеи о подводных исследованиях на Иссык-Куле с помощью водолазов. В Центральном государственном архиве Республики Узбекистан хранится дело «Об археологических находках в озере Иссык-Куль, приобретении водолазного аппарата и найме водолазов для подводных исследований в Иссык-Куле. Описание скафандра». Но скромные финансы местной краевой администрации и тогда не позволили реализовать мечту о раскрытии подводных тайн Иссык-Куля.

Специальную поездку для осмотра древностей Средней Азии предпринял ученый-востоковед В.В.Бартольд в 1893-1894 годах. Он лично обследовал берега Иссык-Куля и в том числе Койсары. В числе участников этой экспедиции был художник С.М.Дудин. После осмотра с лодки акватории озера в местности Койсары Дудин заявил, что «подводные стены» – не что иное, как толщи сланцевой глины, размытой водой, то есть представляют собой типичное осадочное образование, чего, понятно, в глинобитных стенах ни в коем случае допустить нельзя. В.В.Бартольд не разделял точки зрения своего художника и был уверен, что озеро действительно хранит следы древней жизни. По размерам и форме найденных на дне озера кирпичей, фрагментам керамики он относил подводные развалины к послемонгольскому времени.

А в селе Преображенском (ныне с.Тюп) ученому показали большой медный котел на трех припаянных ножках, обнаруженный в пяти верстах от устья реки Тюп. Бартольд хотел купить котел, но за него запросили очень дорого (30 рублей), что было ему не по средствам, но зато он тут же приобрел медный нож, «похожий на древнесибирские медные орудия».

Прошло еще три десятилетия, прежде чем древности Иссык-Куля заинтересовали уже новое поколение – советских ученых.

Изыскания в 1-й половине XX века

Лишь через девять лет после Октябрьской революции возобновились научные изыскания на берегу «кыргызской жемчужины». В 1926-1927 годах обследованием подводных археологических памятников, а вместе с тем и памятников, расположенных в прибрежной и предгорной частях котловины, занимался будущий член-корреспондент АН СССР П.П.Иванов, результаты работ которого увидели свет только в 1957 году.

Этот ученый тщательно исследовал подводные развалины на юго-восточном побережье Иссык-Куля, близ урочища Койсары. Он составил схематические планы этого места, дабы, как он пишет, «будущие исследователи могли не тратить лишнее время на поиски интересующей их местности» [3,с.111]. В 1940 году археологические памятники Иссык-Куля стали объектом изучения Семиреченской археологической экспедиции, руководимой основателем археологической научной школы Кыргызстана А.Н.Бернштамом. Главным итогом работ экспедиции стало открытие области Верхний Барсхан и установление трассы древнего караванного пути. В 1949 году Тянь-шаньская археологическая экспедиция под руководством А.Н.Бернштама продолжала изучение памятников старины Иссык-Куля. На археологических картах, приведенных в работах А.Н.Бернштама «Археологический очерк Северной Киргизии» и «Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая», отмечено 11 поселений, расположенных на берегах озера Иссык-Куль. Но затонувшие памятники не привлекли его внимания, да и специального оборудования у археологов не было.

Подводные археологические исследования
начались лишь во второй половине XX века

Первое разведывательное обследование подводных археологических памятников озера Иссык-Куль было предпринято летом 1958 года группой сотрудников Киргизской археолого-этнографической экспедиции под руководством М.Т.Айтбаева. В работе экспедиции участвовали водолазы ДОСААФ Киргизской ССР А.Матиенко, Г.Прушинский, спортсмены-подводники – И.Жарков и В.Потоцкий и историки-археологи Киргизской Академии наук П.Н.Кожемяко и Д.Ф.Винник. Археологи-водолазы в ходе погружений изучили дно озера в районе сел Торуайгыр, Баетовка, Каменка (ныне Жаркынбаево), водолазам удалось поднять со дна бронзовый сосуд, ножку от бронзового котла, а в бронзовом сосуде были бронзовый нож и щипцы для кузнечных мелких работ. Там же было найдено два бронзовых наконечника копий.

На следующий год после экспедиции Институт истории АН Киргизской ССР организовал специальный отряд по исследованию подводных памятников озера Иссык-Куль. Для ведения работ отряд был оснащен специальной легководолазной аппаратурой: кислородными приборами ИСА-М-48 и аквалангами «Подводник-1». Начальником отряда был назначен археолог Д.Ф.Винник, который прошел специальную стажировку у одного из основателей и энтузиастов подводных археологических раскопок – профессора В.Д.Блаватского. В 1959 году Д.Ф.Винник приступил к планомерному археологическому обследованию подводных памятников Иссык-Куля, описал остатки затонувшего замка Тимура.

В результате работ 1960 года Иссык-Кульского археологического отряда по изучению древностей урочища Койсары, прилегающей к нему местности и дна озера этого района был открыт средневековой город на территории Койсары, занимавший всю площадь городища.

Увы, успешные археологические изыскания остановились более чем на четверть века. Следующий этап подводных исследований начался лишь летом 1985 года. Начальником Киргизской историко-археологической экспедиции стал доктор исторических наук В.М.Плоских. Руководил работой археологов кандидат исторических наук В.П.Мокрынин. Так, в 1985-м стартовали совместные исследования сотрудников Иссык-Кульского историко-археологического отряда и группы аквалангистов Московского института стали и сплавов. Ее возглавлял мастер спорта международного класса С.С.Прапор. С 1957 года он ежегодно участвовал в подводных экспедициях Академии наук СССР, Института археологии, Института водных проблем и других организаций, погружался во многих морях земного шара, провел под водой более пяти тысяч часов. Под стать этому знатоку подводных погружений был мастер спорта СССР А.Д.Курманенко. Оба были неразлучны в большинстве подводных экспедиций – в том числе и в поисках знаменитого «клада» Наполеона, и в работах за рубежом.

Третий участник экспедиции – опытнейший подводный археолог А.В.Блаватский. В 1956-м он участвовал в проходившей близ крымского города Керчи экспедиции сотрудников Института археологии Академии наук СССР – подводной разведке античных поселений. Творческое научное сотрудничество кыргызских и московских археологов в исследовании затонувших памятников Иссык-Куля продолжается и поныне. Будучи ее участниками в 2010 году, мы, работники КРСУ, совместно с Конфедерацией подводной деятельности России (КПДР) и Кыргызско-Российским Славянским университетом (КРСУ) творчески отметили свой юбилей – четверть века совместной деятельности.

Работы конца XX века

Первый этап совместных исследований ученых начался в 1985 году на южном побережье Тюпского залива Иссык-Куля и ознаменовался настоящим открытием. Были найдены под водой остатки античного города Чигу (или Чигучэн) – столицы усуньского государства рубежа до нашей и нашей эры. Город, известный ученым по китайским летописям, искали в разных местах Кыргызстана, но прямых следов его не могли обнаружить. Лишь специальные подводные исследования археологического отряда В.П.Мокрынина и группы аквалангистов С.С.Прапора (начальник общей историко-археологической экспедиции В.М.Плоских) вывели нас на подводные археологические артефакты, позволившие высказать сначала гипотезу, а затем уже и убедительные доказательства в пользу того, что мы действительно нашли затонувшие остатки некогда могущественной столицы усуньского кочевого государства Чигу.

Последующие подводные работы, с некоторыми перерывами, до 1993 года приносили все более интересные археологические артефакты, и научное заключение ученых вошло во все научные труды и учебники: город Чигу – затонувшая столица – находился на южном побережье Тюпского залива, которое позже ушло под воду. Учеными был сделан следующий вывод:

1. Город Чигу не был основан китайцами во II веке до н.э., как это представлялось ранее ученым, его истоки уходят в более глубокую древность – в сакские времена.

2. Чигу был не только городом-ставкой кочевого владыки, но и городом ремесленников и земледельцев.

3. Культура кочевого населения Прииссыккулья в I тысячелетии до н.э. была тесно связана с культурой оседло-земледельческой Ферганы [4,с.57].

Но это стало лишь началом широкомасштабных подводных археологических исследований Иссык-Кульской международной экспедиции Кыргызско-Российского Славянского университета и Конфедерации подводной деятельности России. Таковы первые подводные археологические артефакты, положившие начало формированию собственного историко-археологического музея КРСУ.

 

ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Теперь остановимся на наиболее значительных открытиях международной Иссык-Кульской историко-археологической экспедиции в хронологическом диапазоне.

Затонувшие памятники сакской кочевой эпохи

Арабо-персидский историк Абу Саид ибн Махмуд Гардизи приводит занимательную легенду со времен древней Персии об основании Александром Македонским города Барсхан на побережье Иссык-Куля. Дело обстояло так:

«Великий завоеватель, покорив в 329-324гг. до н.э. Персидскую державу Дария, взял в знатных семьях заложников, дабы предотвратить возможные мятежи. После борьбы с саками в Средней Азии, отправляясь в Индию, Александр, чтобы не быть обремененным в пути, оставил заложников на берегу Иссык-Куля.

Потеряв надежду вернуться домой, сыновья персидских вельмож построили здесь городок, которому дали название Барсхан. Часть города вскоре скрылась под водой, а часть осталась на возвышенном плато побережья» [3,с.4].

Название населенного пункта, «Барсхан», сохранилось до настоящего времени в кыргызском написании Барскоон. На берегу озера и под водой наша экспедиция, в которой кроме ученых были и студенты-практиканты КРСУ, обнаружили предметы быта, орудия труда и оружие сакского времени (вторая половина I тысячелетия до н.э.). Невдалеке в соседнем селе Дархан под водой на глубине 1,5 м подняли со дна так называемый «дарханский клад» сакских предметов, состоящий из двух акинаков (кинжалов), бронзового котелка и крупного обломка боковины большого котла, Один акинак отличался своим художественным навершием в виде двух головок горного козла с крутыми рогами. Несколько позже мы в том же месте нашли громадный бронзовый котел на коническом поддоне с двумя ручками под венчиком. Все эти предметы датируются VI-V веками до н.э. [5,с.85-86].

Другой примечательный объект, где исследователи получили немало ценного научного материала, – местечко Kapa-Ой, на северном побережье Иссык-Куля. Расположенное рядом с курортным центром Чолпон-Ата, это место привлекло наше внимание давно, но особенно «урожайным» оказался 2003 год. Археологические артефакты сакского периода, обнаруженные здесь, оказались поистине уникальными (сейчас они украшают музей КРСУ).

В 2003 году основной костяк экспедиции составляли: В.М.Плоских – руководитель экспедиции; Н.Лукашов – руководитель группы аквалангистов. Аквалангисты – все из Москвы, члены Конфедерации подводной деятельности России: С.Лукашова, С.Грушевский, В.Кирик и другие, а также А.Пырликов из Казахстана. Находясь в свободном поиске в 2,5 км от берега на глубине 5 м, С.Лукашова увидела кружок из светлого металла на дне. Как оказалось, это был нижний край поддона большого бронзового котла, который стоял устьем вниз, занесенный грунтом до нижнего края поддона. Раскопки и подъем котла были осуществлены с использованием лодки, катамарана и лебедки. Поднятый котел поразил своей полной сохранностью. На боках и поддоне бронза сияла цветами от лимонно-желтого до красновато-желтого. Высота котла с поддоном – 60 см, высота поддона – 17 см, диаметр устья – 53 см. Котел имеет 4 ручки: 2 горизонтальных и 2 вертикальных. Как были припаяны или приварены ручки котлов в то время – остается загадкой до сих пор.

Во время операции по подъему большого котла, буквально в 10 метрах от него, В.Кирик обнаружил второй котел меньшего размера, но на трех прямых ножках, концы которых «разрублены» на 4 части, в виде стилизованных птичьих лап.

Котел № 2 имеет высоту 28 см, диаметр устья 35,5 см. Котел также хорошей сохранности.

Здесь же найден небольшой керамический сосуд ручной лепки с округлым дном, высотой 11 см и множество фрагментов керамики.

Наиболее впечатляющей находкой сакского времени оказался найденный на дне озера в той же местности Kapa-Ой бронзовый литой псалий – настоящий предмет искусства прекрасной сохранности.

Псалии – это парные части узды, которые крепятся к удилам. Отливка выполнена в виде двух голов хищников, смотрящих в разные стороны (скорее всего, пантеры, если судить по круглым ушкам), челюсти хищников неестественно вытянуты, пасть раскрыта, верхняя губа как бы закручена вверх, а нижняя имеет как бы бороду, соединены челюсти стилизованными зубами. Можно предположить, что удлиненные челюсти держат голову барана, а стилизованные зубы выглядят одновременно глазами баранов. Несомненно, что данный псалий был частью парадной упряжи и является художественным изделием. Типично «скифский звериный стиль», по аналогии с псалиями, найденными на Алтае и Южном Урале, этот образец можно смело датировать VIII—IV веками до н.э.

Нельзя не сказать еще об одной уникальной нашей находке на дне залива Кара-Ой – золотом проволочном слитке весом около 100 граммов и рядом с ним маленькой золотой серьги. Чтобы увидеть их на глубине до 5 м среди песка и камней, невдалеке от ранее обнаруженных бронзовых сакских котлов, нужен не только острый взгляд археологов, но и интуиция, особое чутье. Тем не менее драгоценные предметы были подняты и определены как предшественники золотых денег, как эквивалент торговой валюты на самой ранней, сакской ступени развития кочевого общества. Находка была настолько драгоценна (не только материально, но и своей научной значимостью), настолько соблазнительна для различных любителей антиквариата, что мы решили не хранить ее у себя в музее, а как уникальный экспонат передать в экспозицию Музея денег Национального банка Киргизской Республики. Каково же было наше удивление, когда мы получили отказ и предложение сдать слиток как золотой лом по весовой цене.

Мы его оставили у себя. Теперь он будет украшением, дорогим экспонатом нашего университетского музея.

Много сакских предметов было поднято со дна озера в местности Жаркынбаево: бронзовые серпы и топорики, тесла, бронзовая ручка котла, сплющенный как под молотом небольшой котелок и другие фрагменты бронзовых изделий быта, орудий труда и оружия. Здесь их скопления столь обширны, что уместно поставить вопрос о развитом металлургическом производстве. Особое значение имеют во множестве поднятые со дна Иссык-Куля так называемые «каменные зернотерки», которые, как показали трассологические оценки, связаны с металлургией, и это, скорее, «рудотерки». Такую нашу точку зрения поддержали известные санкт-петербургские ученые Г.П.Коробкова и В.М.Массон. Спектральный анализ бронзовых изделий со дна Иссык-Куля в совокупности с другими показателями позволяет говорить о развитом металлургическом производстве и постановке вопроса о существовании городов-поселений ремесленного производства в сакское время, но для этого требуются дальнейшие комплексные исследования ученых.

Караханидские и тимуридские памятники Иссык-Куля

Большая коллекция археологических артефактов, выявленных экспедицией, относилась к средневековому периоду истории Кыргызстана, главным образом к караханидскому и тимуридскому периодам (IX-XIV вв.).

Многочисленные города и поселения, расположившиеся по трассе Великого Шелкового пути, памятники архитектуры и религиозные храмы, каменные изваяния и эпитафии на камнях со временем также оказались затопленными водами Иссык-Куля. Как правило, они располагались примерно в тех же местностях, что и предшествующие сако-усуньские поселения и курганы. Поэтому и размытые подводными течениями обнаженные стеги и отдельные бронзовые и керамические предметы попадались там же, где и более ранние артефакты. На Иссык-Куле экспедицией были обследованы средневековые городища у сел Тору-Айгыр, Курское, Койсу, Баетово, Kapa-Ой, Жаркынбаево, Курменты, Койсары, Дархан, Барскоон.

Еще средневековый историк Ибн Арабшах писал, что на острове озера Иссык-Куль полководец Тимур построил «небольшое жилище», где содержались пленники, захваченные им во время походов. По другой, более красочной легенде, записанной Мухаммедом Хайдаром в XVI веке, Тимур построил на острове шикарный замок. В нем он содержал прекрасных наложниц и отдыхал в перерывах между жестокими походами. Замок этот якобы находился в урочище Койсу [3,с.5], где действительно сохранились остатки средневекового поселения, которое обследовал в 1959-1960 годах Д.Ф.Винник. Продолжили исследования наши экспедиции совместно с учеными от Американского Географического общества в 2010-2012 годах. На фото были засняты остатки кирпичных стен, выложенная каменными плитами дорога, уходящая в глубь озера, подняты фрагменты цветной керамики, каменные рудотерки и другие археологические артефакты.

 

В ПОИСКАХ АРМЯНСКОГО ХРИСТИАНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Целое направление в Иссык-Кульской истории и археологии, которым занимается только КРСУ совместно с Конфедерацией подводной деятельности России – это подводная археология средневековья (под лозунгом поисков средневекового монастыря).

В начале была карта

Впервые озеро Иссык-Куль упоминается картографами в китайских и мусульманских источниках начиная с VII века. Однако нас заинтересовал атлас каталанско-майорской картографии, который в XIV веке существовал в высокоразвитой форме. Остров Майорка был важным центром торговли, находившимся под влиянием арабской, каталанской, итальянской и еврейской культур. Изготовленные на Майорке карты отличали высокий уровень исполнения, их называли «совершеннейшим мастерством».

Атлас был составлен в 1375 году картографом Крескесом, сыном Авраама. На 5 и 6 листах атласа появляется Азиатский континент, записи и легенды о Средней Азии, но они практически не содержали важной информации. Интересным исключением явилось озеро Иссык-Куль, имеющее на карте продолговатую форму и простирающееся с востока на запад, что соответствовало реальности. Более того, на берегу озера изображено здание. Пояснение гласило: «Это место называется Ysicol. В этой местности расположен монастырь армянских братьев, где, как говорят, находятся останки святого Апостола и Евангелиста Матфея» [3,с.16].

Следующий аргумент. Выполненная в форме круга другая Каталанская карта мира Эстензе из г. Феррары, созданная приблизительно в 1450 году. Карта содержит указания на монастырь, но при этом не упоминает Иссык-Куль, какое-либо другое озеро или место. Карта просто сообщает: «Этот монастырь принадлежит монахам, которые хранят останки св. Матиаса и являются армянами» [3,с.16]. Вероятно Эстензе и Крескес опирались на один и тот же источник.

Первые исследователи

В начале 1850-х годов русский путешественник П.П.Семенов видел карту Крескеса в Венеции. Он пишет, что на карте изображено озеро Иссык-Куль. На северной стороне его «монастырь несторианских христиан, бежавших, как известно, из стран Ближнего Востока (Сирии и т.д.) вглубь Азии и основавших в XII веке свой монастырь на берегу Иссык-Куля» [6,с.186-187]. Далее путешественник предположил, что монахи могли выбрать себе место на берегу одной из бухт Кунгея, защищенной от волнений озера и богатой рыбой. Побывав в 1856-1857 годах на Иссык-Куле, П.П.Семенов конкретизировал: «Под эти условия вполне подходит Курментинская бухта, но, к сожалению, я не нашел ни на ее берегу, ни в береговых наносах соседнего берега никаких предметов, оправдывающих мое предположение» [6,с.186-187]

Полвека спустя в этих местах был построен русский православный монастырь. К востоку от него академик В.В. Бартольд и художник Дудин на берегу озера осмотрели «развалины значительного укрепления, окруженного четырехугольным валом <...> площадь укрепления покрыта множеством небольших возвышенностей» [7,с.339-344].

Еще полвека спустя археолог А.Н.Бернштам провел на городище разведочные раскопки и сделал заключение о существовании городища в двух периодах: VIII-X веках и Х-ХП веках.

Еще полвека о монастыре и городище никто не вспоминал. Вообще, говоря о монастыре, мощах святого Матфея, средневековом городище, следует иметь в виду историческое, археологическое и теологическое преломление. Это – объекты, которые «читают» только специалисты-археологи. Объекты, которые лишь после раскопок, реставрации и консервации введут в научный оборот историки. И общую картину могут дополнить теологи.

В 2002 году митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир выпустил книгу «Земля потомков патриарха Тюрка», обобщив все теологические свидетельства о христианстве на территории современного Кыргызстана, в том числе и на Иссык-Куле.

Как пишет митрополит Владимир, «на киргизской земле нашло упокоение нетленное тело святого Апостола и Евангелиста Матфея. Как известно, мученическую кончину за Христа он принял в Сирии. Оттуда, по-видимому, еще во II или III веке бежавшими от древнеримских гонений христианами честные мощи Апостола были унесены в край, славившийся широкой веротерпимостью. Эта святыня хранилась в монастыре, расположенном на берегу озера Иссык-Куль, весь христианский мир узнал о ее местонахождении... Впоследствии город, где находилась древняя армянская обитель, был затоплен водами озера» [8,с.22-23].

Археологические исследования

Отталкиваясь от этих данных, мы начали поисковую работу как на побережье Иссык-Куля, так и под водой.

Наряду с российскими аквалангистами под руководством кандидатов наук Николая и Светланы Лукашовых в экспедиции принимали участие студенты и преподаватели КРСУ под руководством заместителя начальника экспедиции кандидата исторических наук В.В.Плоских.

В экспедиции один сезон принимали участие иеромонах Свято-Николо-Шартомского мужского монастыря из г. Иваново Матфей (Г.А.Самкулов) и доктор теологии и философии В.Я.Саврей из МГУ. Их специально прислали монастырские старцы для ознакомления с работой экспедиции.

Новый этап археологических исследований Курментинского городища начался с 2005 года, когда разведочная группа нашей экспедиции вышла на городище и аквалангисты спустились под воду в Курментинской бухте. Вся эта территория почитается у местных жителей святой. На полуострове Заячий – еще столетие назад это был остров – и сейчас находится оригинальный пещерный комплекс: катакомбы, келии. Столь близкое расположение подземного сооружения к памятнику средневековья и христианскому монастырю XIX века дало основание для нескольких вариантов его датировки. По сведениям старожилов, пещерный комплекс, протяженностью около 30 м, имеет два уровня. На нижнем этаже, доступном еще 40 лет назад, было некогда вырублено до тридцати келий. Сейчас вход в него завален. Для исследования комплекса требуется его укрепление и реставрация. По всей площади городища встречается большое количество средневековой керамики и жженых кирпичей. Собраны венчики крупных сосудов (хумов), а также венчики тонкостенной гончарной посуды. Обнаружен целый кувшин станковой работы, покрытый изнутри глазурью желтого цвета.

Аэрофотосъемочный материал городища Курменты показал квадратную планировку, по периметру чуть более километра. Городище с трех сторон защищено крутыми валами, образованными за счет затона и глубокого обрыва, огибающего городище с двух сторон. Южная стена привязана к рельефу местности – построена по географическому скосу в овраг. По углам городища есть возвышения, в восточной и западной стенах проемы. В южной части городища отмечен провал диаметром 2,5 м и глубиной 5-6 м.

Невдалеке в 2003 году была найдена серебряная амулетница с узором, выполненным по технологии скани в виде четырех крестиков.

Археологические артефакты, собранные до нас и нами на городище и в окрестностях Курменты: несколько бронзовых крестиков и перстень со свастикой, серебряный перстень с арабской надписью, бронзовый браслет с орнаментом, разноцветные бусы.

В настоящее время известно более двух десятков археологических находок нательных крестов, в основном из Чуйской долины и Прииссыккулья.

Накоплена также большая коллекция изображений крестов на надмогильных памятниках, кайраках, керамике и, что очень интересно, в виде петроглифов. Общее количество позволяет приступить не только к описанию, но и к классификации их на основе типологических рядов.

Вернемся к подводным артефактам. С глубины 5-7 м подняты большой фрагмент керамического сосуда с изображением «Звезды Давида» (северный берег), цельный керамический сосуд с процарапанной шестигранной звездой на боку, намогильные камни со знаком креста (по южному берегу). Со дна подняли фрагменты сильно окислившихся бронзовых зеркал, бронзовые нашивки тюркского пояса (даже с арабской надписью «баракат» – «благословление»). С глубины примерно в 7 м подняли целый бронзовый сосуд караханидского времени (XI—XII вв.).

В поисках армянского христианского монастыря

Все собранные и обработанные археологические материалы христианского толка позволили нам подойти к проблеме армянского монастыря на Иссык-Куле. Известно, что большую роль в распространении христианской религии в средние века играли армянские миссионеры, которые создавали в новых местах христианские общины, а также возводили культовые сооружения.

Армянские общины были и на территории современного Кыргызстана, о чем письменно свидетельствует Каталанская карта 1375 года. Армяно-сирийская надпись па кайраке из Пишпека подтверждает данные Каталанской карты. Армяне составляли единое целое с сирийской церковью. Ценный источник, свидетельствующий об армянах, это надпись на могильном памятнике – билингвическая эпитафия, датируемая 1323 годом. Эпитафия обнаружена на Пишпекском кладбище, составлена она по случаю смерти армянского епископа Иоанна (Ованнеса) и увековечивает память о нем на двух языках – армянском и сирийском. Это обстоятельство дает основание полагать, что в этих краях существовала более или менее значительная армянская колония. В самих сирийско-несторианских надписях встречаются имена в армянской форме (например, Погос).

Разведочные исследования, раскопки, сбор археологических артефактов, в том числе и с христианской символикой, записи легенд, бытующих в данной местности, позволяют предположить, что городище и катакомбы на полуострове – это единый комплекс средневекового монастыря. Дальнейшее изучение топографии полуострова позволило предположить, что и соседний холм архитектурно идентичен холму с катакомбами. Характерные провалы на его поверхности указывают на пустоты в лессовой структуре, что не исключает наличия катакомбных помещений внутри. Для подтверждения гипотезы необходимы новые комплексные археологические работы.

Атрибуция предметов христианского культа, найденных на Иссык-Куле, пока решается исследователями в основном на основе личного опыта и интуиции. Можно только приветствовать любые усилия по систематизации и классификации археологических артефактов и письменных источников, обоснований гипотез новыми фундаментальными историко-археологическими исследованиями.

Как уверены авторы этих строк, лишь стационарные археологические экспедиции, фундаментальные исторические исследования позволят решить загадки, которые оставило нам прошлое, подтвердить гипотезы, которые ученые выдвинули сегодня на основе разведочных работ и эпизодических локальных исследований. Но, к сожалению, из-за банальной нехватки средств, а то и пассивного противодействия некоторых представителей местной власти, косности и инертности бюрократии усилия по сохранению артефактов старины иной раз пропадают даром, уходят как вода в песок. В результате найденные нелегалами – так называемыми «черными» археологами-дайверами – многие уникальные исторические находки в лучшем случае уплывают из рук перекупщиков в частные коллекции, в основном зарубежных ценителей древностей. Нередок и худший вариант, когда изделия из благородных и редких цветных металлов отправляются на переплавку. Так мы теряем свидетельства своей истории.

Может быть, задумавшись о практической ценности сохранения отечественной истории, правительство примет превентивные меры и сделает страну более привлекательной с точки зрения привлечения инвесторов в развитие местной индустрии туризма...

Проведенный нами на базе экспедиции в Чолпон-Ата Международный круглый стол ученых-экспертов истории средневекового христианства по историко-археологическому комплексу «Ак-Булун» (Иссык-Кульский монастырь) вынес следующие заключения и рекомендации:

1. Курментинское городище является ценным памятником средневековья. Предположительно именно здесь находятся следы средневекового монастыря армянских братьев, о чем говорит множество косвенных аргументов.

2. Катакомбный комплекс, находящийся на полуострове в 500 метрах на восток от вышеназванного городища, возможно, был частью монастыря, его святилищем и хранилищем.

3. Курментинское городище необходимо планомерно раскрывать.

4. Пещерные сооружения под землей срочно требуют поддерживающей реставрации и охраны, так как памятник склонен к обрушению и опасен для посещений [9,с.7-8].

P.S. Когда статья находилась уже в печати, в средствах массовой информации появилось сообщение, что осенью 2013 г. На Иссык-Куль собирается выехать группа известных российских исследователей в составе Ф.Конюхова, В.Кирика, О.Золотарева, В.Агамирова для раскрытия тайн озера Иссык-Куль и поисков средневекового христианского монастыря на побережье и под водой. Будем надеяться, что общими усилиями задачу решим.

 

Литература

  1. Рерих Ю.Н. История Средней Азии. В 3 т. Т. 1. М.: МЦР, 2004.
  2. Плоских В.М. Иссык-Куль: путешествие в историю. Фрунзе, 1981.
  3. Иванов П.П. Материалы по археологии котловины Иссык-Куля // Труды Института истории АН Кирг. ССР. Вып. III. Фрунзе, 1957.
  4. Иссык-Куль: Затонувшие города // Мокрынин В.П., Плоских В.М. Археология и история Кыргызстана. Избранное. Бишкек, 2010.
  5. Мокрынин В., Плоских В. Клады в Кыргызстане: мифы и реальность. Бишкек, 1992.
  6. Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах. М., 1946.
  7. Бартольд В.В. Отчет о командировке в Среднюю Азию // Записки Восточного отделения Русского Археологического общества. Т. VIII. 1893-1894. СПб., 1894.
  8. Митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир. Земля потомков патриарха Тюрка: духовное наследие Киргизии и христианские аспекты этого наследия. М.: Изд-во Московской патриархии, 2002.
  9. «Ак-Булун. Диалог культур» – новый шаг в исследовании историко-культурного наследия Кыргызстана // Материалы Международного круглого стола ученых-экспертов истории средневекового христианства (Иссык-Куль, 2-5 мая 2006 г.). Бишкек, 2006.
  10. Klein Wassilios. Das nestorianische christentum an den handelswegen durch Kyrgyzstan bis zum. 14. Jh. Brepols, 2000.
  11. Владимир (Иким), Митрополит Тагикентский и Среднеазиатский. По стопам апостола Фомы. Христианство в Центральной Азии. М., 2011.
  12. Иванов П.П. Материалы по археологии котловины Иссык-Куля // Труды Института истории АН Киргизской ССР. Вып. 3. Фрунзе, 1957.
  13. Кляйн В. География религий Средней Азии между реальностью и фикцией в Каталанском атласе (1375 г.). Перев. с нем. // Проблемы политогенеза кыргызской государственности. Документы. Исследования. Материалы. Бишкек, 2003.
  14. Матфей (Самкулов Г.А.). Золото Иссык-Куля // Диалог цивилизаций. № 11. 2010.
  15. Мокрынин В.П., Плоских В.М. Иссык-Куль: затонувшие города. Фрунзе, 1988.
  16. Плоских В. «Атлантида» Центральной Азии – тайна Великого Шелкового пути. Бишкек, 2006.
  17. Плоских В.М., Плоских В.В. Подводные тайны Иссык-Куля. В поисках христианского монастыря и мощей святого Матфея, апостола и евангелиста. Бишкек: Илим, 2008.
  18. Плоских Василий. История и проблемы исследования затонувших памятников Иссык-Куля. Бишкек: КРСХ 2012.

 

Метки: Плоских В.М.

ПечатьE-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 36