Философско-мировоззренческие основы творчества и деятельности Юрия Николаевича Рериха

Ю.А. Шабанова,
заведующая кафедрой философии Днепропетровского
национального горного университета,
доктор философских наук, профессор, Украина

 

Многогранные и поливекторные философско-мировоззренческие представления Юрия Николаевича Рериха трудно уложить в одну систему, но можно с уверенностью сказать, что основу их составляет духовная направляющая всего творчества и деятельности ученого. Говоря о духовности, непременно столкнемся с разноаспектными толкованиями этого понятия в философском, этическом, социальном, культурологическом смысле. Палитра ускользающего от формализации феномена духовности многомерна и неохватна. Но, в связи со взглядами Юрия Николаевича, можно говорить о духовности как образе жизни, как практике построения жизненного мира по законам духа.

Юрий Николаевич, прожив большую часть сознательной жизни за границей, где сформировался как ученый-востоковед, лингвист, культуролог, всей душой всегда оставался в традициях славянской культуры и, прежде всего, культуры мышления, которую Иосиф Волоцкий очень точно характеризует как умение «думать духовно» [1,с.194]. Что бы ни делал Юрий Николаевич, какими бы исследованиями он ни занимался, вся его деятельность носила одухотворенный характер, то есть характер альтруизма, в виде умения служить идее, науке, людям, обществу. Зачастую, говоря о духовности, философы утверждают ее трансцендентный характер, ее сверхметафизическое бытие. Такая позиция продуктивна в формировании духовных целей и устремлений, но лишь в их теоретическом виде. В силу крайней теоретизации проблемы духовности в гуманитарных науках, теоретические изыскания живут автономным от человека бытием, а мир продолжает развиваться по прагматичным законам материи, где потребление управляет всеми социальными процессами. Юрий Николаевич Рерих – пример человека, положившего в основу своего мировидения практическую духовность, которая не на словах, а на деле, на принципах научных подходов и взаимоотношений с окружающим миром и природой содействует одухотворенному развитию человечества по пути эволюции.

Следует отметить, что Юрий Николаевич, сохранив генетическую память славянского менталитета, органично продолжает традиции русской философии, которая, в отличие от западноевропейских теоретических систем, всегда оставалась живым одухотворенным учением. Основные темы и проблемы русской философии, в отличие от западноевропейских размышлений о том, что первично – сознание или материя, вещь или идея, – были размышлением о человеке, мире, обществе, предполагая возможность изменения, преобразования материально-телесного начала началом духовным. Таким началом духовным считается внутренний человек. Именно духовная глубина Юрия Николаевича стала ориентиром в его научных изысканиях, в которых строгая научная методология совмещается с одухотворенными импульсами открытия глубинных смыслов существования азиатской культуры, восточного искусства, древних ведических текстов и буддийских традиций. Духовность как путеводитель в научной деятельности – вот тот ориентир Юрия Николаевича, который должен стать образом формирования науки XXI века. Науки, в которой не познание законов природы с целью их эгоцентричного потребления, а постижение глубинных закономерностей развития человека и мира будут служить космической эволюции.

Формирование философско-мировоззренческих взглядов Юрия Рериха, в основе которых лежит практическая духовность, проходило под влиянием нескольких факторов.

Концептуальное поле русской религиозной философии, в основу которой положен принцип одухотворенной интуиции и экзистенциального обретения истины, стало колыбелью мировоззренческой зрелости Юрия Николаевича Рериха. Отказавшись от сугубо европейской традиции разрешать объективные вопросы онтологического, гносеологического и социального порядка путем противопоставления материализма или идеализма, русская философия сконцентрировалась на проблеме внутреннего мира человека, обретения смысла жизненного целеполагания, экзистенциального проживания сущности человека через непосредственную бытийственность его самосвершения. Именно такой подход свойственен представителям русского космизма, которые аксиологические ценности бытия выявляют через эволюционное предназначение человека. Эту традицию наследует Юрий Николаевич, положивший в основу всех своих исторических, лингвистических, культурологических исследований конкретный опыт одухотворенного научного творчества. «Буддизм, будучи правильно воспринятым, – пишет Юрий Николаевич, – обнаруживает замечательное родство с современной мыслью. В сфере чисто философской мысли – это утверждение единства Сознания и Материи или Энергии и Материи, в сфере социальной этики – служение человечеству как единому целому и духовный подъем масс» [2,с.10]. Приведенный отрывок из работы Ю.Н. Рериха – яркое свидетельство современного миропонимания ученого, которое органично вписывается в идеи космизма, где сознание и энергия наделяются близким значением, а экзистенция служения определяется основополагающей в эволюционном процессе становления иерархической структуры мироздания.

Значительным, если не определяющим фактором в формировании философско-мировоззренческой позиции Юрия Рериха была духовная атмосфера семьи, в которой он вырос, сохранив на всю жизнь убеждения и взгляды своих родителей. Определяющим стало учение Живой Этики, которое явлено миру благодаря деятельности семьи Рерихов. Если говорить о философском принципе, который ученый положил в основу всей своей жизненной позиции и, в частности, научных исследований, то это, прежде всего, принцип синтеза, о котором неоднократно упоминает Елена Ивановна в учении Живой Этики. «Один принцип несомненен при определении Агни Йога – это принцип синтеза», – пишет Елена Ивановна в письме из Америки от 11 сентября 1929 г. [3,с.7].

Мы не можем говорить о специальных философских работах Юрия Рериха, но как методологическая основа всей его деятельности принцип синтеза стал особенностью творческого метода ученого. Принцип синтеза в творчестве Юрия Николаевича повлиял на формирование общекультурологического подхода в его исследованиях, в которых он не стремится расчленить знания на отдельные сферы, а, напротив, объединяет их в единое пространство культуры. Культурный синтез был не только целью научного творчества Юрия Николаевича, а и живым, нестатичным методом исследований, основанных на диалоге культур. В предисловии к сборнику статей «Буддизм. Культурное единство Азии» А.Л.Баркова, вскрывая этот принцип в исследованиях Юрия Рериха, пишет: «Так, история тибетского буддизма предстает перед нами как ряд последовательных культурных влияний – сначала Индия, Непал и Китай формируют духовный мир Тибета, а спустя несколько веков Тибет оказывается источником культуры для Монголии...» [2,с.10]. Культурологический подход, который отслеживается и в лингвистических, и в исторических работах Юрия Рериха, позволил вычленить из всех культурных фактов их глубинное содержание – духовный контекст. Так, в работе «Индия в долгу перед буддизмом» упор делается именно на содержательные основы буддизма, которые рассматриваются ученым как определяющая связка в идейном единстве Азии. Эта идея нашла продолжение в статье Юрия Рериха «Буддизм и культурное единство Азии», в которой на основе историко-аналитического подхода ученый выявляет единый идейно-религиозный контекст формирования культурного пространства Азии. «Не будет преувеличением сказать, – указывает ученый, – что в течение первого тысячелетия нашей эры буддизм создал культурное единство, которое дало возможность идеям свободно расцвести и вызвало замечательный рост искусства и литературы, определивший уникальную позицию Индии в истории азиатской культуры» [2,с.11]. Всеохватывающий взгляд Юрия Рериха не оставляет без внимания вопросы литературы и искусства, общесоциальные явления, историко-религиозные сведения, связывая весь спектр гуманитарного знания с глубинным анализом сущности буддизма и его проникновения в Тибет, о чем, опираясь на научные факты, говорит Юрий Рерих в работе «Тибетский буддизм». Такой духовный детерминизм в культурологическом синтезе Юрия Рериха позволяет увидеть не только научные факты, но и одухотворить их, связать в единый концептуальный контекст, не утратив при этом аксиологического предназначения научных изысканий.

Юрий Николаевич органично воспринял духовные принципы своей семьи, став достойным преемником духовных знаний о строении мироздания и духовном предназначении человека, которые легли в основу учения Живой Этики.

В молодости он входил в Кембриджский кружок, участники которого проявляли интерес к философским знаниям и духовной практике. В основу деятельности этого кружка было положено общение с Учителем Махатмой Мория, от которого в виде белого стиха приходили духовные послания о «символическом изображении пути восхождения». Позже записи кружка использовались при подготовке к изданию томов «Зов» и «Озарение» из Учения Живой Этики. В письме к своей семье от 23 января 1921 года из Нью-Йорка Юрий Рерих пишет об одном из контактов с «Руководителем»: «Были даны указания об энергии. Говорилось о психологической энергии, которая может переходить в энергию света или тепла» [4,с.30]. Юрий Рерих был последователь учения, которое стало основой творчества и деятельности его родителей. Из писем кембриджского периода можно сделать вывод о его принятии Иерархии и законов эволюции Вселенной, о глубинном понимании предназначения человека в коэволюционных процессах и путях духовного совершенствования.

Именно нравственная составляющая Живой Этики как необусловленной морали или естественного альтруизма в виде истинного Служения высшим целям человечества стала основой философско-мировоззренческих взглядов Юрия Рериха, который через свою неустанную деятельность реализовал на практике одухотворенной науки идеи Агни Йоги.

Юрий Рерих своей жизнью и деятельностью преподал пример для ученого XXI века, который от прагматичного целеполагания и отвлеченной работы с фактами и аналитикой должен перейти к работе над своим внутренними качествами и их духовным содержанием, вследствие чего наука сможет обрести новую методологию одухотворенного разума. Именно таким был ученый Юрий Рерих, о котором абсолютно точно писал Святослав Николаевич Рерих: «Юрий Николаевич – это образ истинного, вдохновенного ученого-мыслителя, человека исключительной духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самосовершенствовании личности, что, только постоянно работая над самим собой и развивая в себе качества, присущие человеку, стремящегося к более совершенной жизни, он мог всесторонне обогатить свою специальность и поднять ее над уровнем повседневности» [Цит. по: 4,с.23].

Показательным в формировании этического аспекта мировоззрения Юрия Рериха является его «Памятка служителю общего блага», в которой нашли отражение лучшие качества самого ученого в виде устремленности к знаниям и служения высшим целям, осознание и вдумчивое отношение к истине, толерантность и уважение к окружающим, практическая реализация духовных идеалов и обращение к психическим основам проживания действительности. При таком потенциале духовного содержания личности Юрий Николаевич оставался удивительно скромным человеком. Его ученица В.С.Дылыкова-Парфионович пишет о нем: «Я даже не могу найти слов, чтобы выразить, какое впечатление производил Юрий Николаевич на всех окружающих своими познаниями. При всем том ему были свойственны необычайная скромность, отсутствие каких-либо амбиций, чувства превосходства» [5,с.44-45].

Еще одним источником формирования философско-мировоззренческих взглядов Юрия Рериха было восточное мировоззрение, к которому ученый прибегал не теоретически, а через экзистенциальное проживание его глубинных основ. Он был лишен слепого поклонения или эмоционального очарования Востоком. Вдумчивое служение истине – вот особенность научного метода Юрия Рериха. «И что радостно, что не в молитвенном преклонении совершается подвиг Служения, – пишет молодой ученый В.А.Шибаеву, – а в неустанном труде, завершающем решение духовно принявшего весть о будущем веке» [4,с.39].

Юрий Николаевич практически стал первооткрывателем Тибета для археологии. Он сам признает, что «Тибет был и остается terra incognita для археологов» [2,с.50]. Юрий Николаевич открывает Тибет не только с позиции археологии, но и во всех спектрах многогранной культурологической палитры, проникая в символизм тибетских храмов и искусства фресок, богатой истории и древней письменности. Так, особенностью мировоззрения Юрия Николаевича, которое формировалось на основе восточного мировидения, открывающегося ученому не только через археологические факты, но и через непосредственное вживание в целостную картину миросозерцания Востока, можно считать метод феноменологической редукции духовного содержания всей культуры Тибета. Не случайно Юрий Николаевич обращается к переводам намтара («Жизнеописание Дхармасвамина») Чаг-лоцзавы, молодого тибетца, приехавшего учиться в Индию, часто упоминает на страницах своих работ имя китайского буддиста-паломника Сюань-цзана, пишет работу об индийском пандите Ванаратне, переводит Упанишады на русский язык, обращается к системе Калачакры, которая является основой философии ваджраяны. В своей работе «К изучению Калачакры» он исследует как историю становления и развития тантрического учения, так и глубинные концептуальные основы Калачакры и духовное значение Шамбалы. Этот интерес к духовным основам восточной культуры проявился у Юрия Рериха еще в молодости. Вот что пишет из Нью-Йорка девятнадцатилетний Юрий Рерих В.А.Шибаеву, секретарю своего отца: «За последнее время я много работал над переводом на русский язык некоторых Упанишад.... Занимаюсь также Тибетом, особенно психическими способностями ламайского духовенства» [4,с.35].

Знание языков и возможность непосредственного общения с носителями буддийской культуры, а также обращение к религиозным первоисточникам на языке оригинала позволили Юрию Николаевичу максимально приблизиться к феноменологическим состояниям восточной культуры и специфики духовного пространства Тибета. Так исследование значения санскрита для распространения буддизма в восточных культурах обретает не только лингвистическую ценность, а позволяет сделать заключения об идейной целостности Востока посредством этого древнего языка, подобно латыни выступающего лингвистической связкой всей культуры средневековой Европы. А междисциплинарный синтез позволяет ученому прийти к заключению не только об общекультурной, но и духовной трансформации под влиянием идей буддизма, о чем он пишет в четвертом варианте статьи «Тибетский буддизм» [2,с.32]. Такой подход позволяет увидеть целостность восточного мировоззрения, проследить культурные диалоги, а главное – сформировать единую картину земной эволюции в ее целостном движении. К таким культурным диалогам можно отнести и диалог культур Востока и Запада, что неизбежно ведет к новому качеству знаний и мировоззрению новой эпохи – эпохи космического мышления.

Немаловажным фактором, повлиявшим на формирование научного подхода и исследовательских способностей Юрия Николаевича, был опыт западного образования, который дополнил знание восточной культуры системным подходом. Исследовательские работы Юрия Рериха обращены к конкретным историческим фактам. Их отличает ясный дискурс и точная научная категориальность. Основу его исследовательского метода составляет логика обоснований и аргументированные выводы. Степень обобщений, которые выступают итогом скрупулезного сбора материала, достигает уровня философской абстракции. Не случайно одним из перспективных направлений в развитии востоковедения Юрий Николаевич видит написание обобщающих работ по культуре всех стран Востока. Об этом он обоснованно говорит в своей работе «Расцвет ориентализма». Такое влияние западного научного подхода, сформировавшегося у него еще в молодые годы научного становления, дало возможность переложить западный исследовательский опыт на восточную проблематику, что выразилось в продуктивном синтезе западной рациональности и восточной созерцательности.

Как уже отмечалось выше, особенностью Юрия Николаевича как исследователя было доскональное знание культуры народов Азии и Востока. При этом его подход отличался не отстраненным анализом исторических и археологических фактов, а глубинным проникновением в суть явлений. Это удавалось благодаря доскональному знанию многих восточных языков, в силу чего обращение к первоисточникам на оригинальных языках, непосредственное общение с носителями культуры и философско-религиозных учений позволило интерпретировать исследовательский материал не только с отстраненной объективной позиции, но и изнутри культурного контекста. В предисловии к изданию сборника статей Ю.Н. Рериха, посвященных исследованиям Тибета, М.Воробьева-Десятовская справедливо отмечает, что Юрий Николаевич был «единственный ученый среди собратьев по профессии знатоком письменных источников, языков и среды обитания народов, исследованию которых он посвятил свою жизнь» [6,с.5]. В этой связи Юрий Николаевич воплощает новый тип исследователя, который синтезирует в себе объективный подход к аналитическим обобщениям, сформированный на основе научного опыта Запада, и глубинное вживание в сам материал, проживание ментальной специфики, лингвистического своеобразия и мировоззренческих особенностей непосредственно.

Такая позиция Юрия Рериха разрешает методологическую проблему, которая возникает сегодня у исследователей духовных учений, национальных культур или религиозных направлений. Вопрос заключается в том, должен ли исследователь быть носителем традиции, которую изучает, или ему необходимо сохранять сугубо академический статус независимого аналитика. Проще говоря, нужно ли быть буддистом для того, чтобы досконально его исследовать? Или объективный взгляд на буддизм возможен только лишь в отстраненной позиции исследователя. Наиболее остро эта методологическая проблема стала в связи с исследованием эзотеризма, который занимал определенное место в философско-мировоззренческих взглядах ученого. Эзотеризм сегодня как специфическая, автономная область знаний вносит свои коррективы в современное миропонимание и призван примирить всех очарованных и разочарованных проектом Просвещения. То есть сегодня возникает потребность в формировании новой методологии познания, в которой иррациональное и рациональное, предмет веры и разума, мистического откровения и логического обоснования будут выступать не бинарными позициями, а взаимоинтегрирующими началами. Новая научная методология призвана найти разрешение противоречий между крайним академизмом и рафинированным субъективизмом, между критической аналитикой и затягиванием исследователя в материал и, как следствие, возникновением крайне субъективной восторженности. Исследования не могут разделяться на сугубо академические взгляды и личную вовлеченность исследователя. Юрий Николаевич органично приходит к срединному подходу, сохраняя все лучшие наработки западной науки, что выразилось в обширной доказательной базе, подробных и тщательных исследованиях фактического материала и теоретических источников культуры Востока, и в то же время используя в рамках исследовательского метода глубинных проживаний специфические особенности восточных учений через обращение не только к экзотерическим, но и эзотерическим знаниям, которые озаряли новыми смыслами универсалии культуры.

Юрий Николаевич высоко ценил значение адекватности переводов с учетом всех лингвистических нюансов этноса. Наиболее ярко это проявилось в исследовании тибетского буддизма. «Индийская шастра, прежде всего, выработала специфическую терминологию для концепций, которыми она оперирует, и установила четкие определения этих концепций, – пишет Юрий Рерих в статье «Приход Буддизма в Тибет», подчеркивая значимость утонченного понимания стилистики тибетских переводов для изучения буддизма. – Тибетцы, следовавшие индийской традиции, выполнили задачу точного определения значения терминов и довели ее до крайнего, почти художественного совершенства» [2,с.43].

Юрий Николаевич хорошо знал уровень исследований востоковедения и, в частности, тибетологии на Западе. Примером тому может служить подробный обзор западноевропейской исследовательской базы тибетской археологии, которую Юрий Николаевич представил в работе «Проблемы тибетской археологии», где ссылается на труды известных ученых в этой области, таких как А.Каннигхэм, К.Маркс, А.Франке, Э. фон Шлагинтвейт, В.Фильхнер, X. Ли Шутливорт и др. [2,с.51-53]. Юрий Николаевич досконально владел состоянием вопроса, что дало возможность, опираясь на европейский научный опыт, создать свою систему знаний и представлений о культуре Тибета в виде синтеза западного и восточного миропонимания. В этой связи изучение культуры Востока не со стороны (аналитический метод западной науки), а изнутри восточного менталитета, к которому он приобщился, непосредственно проживая опыт общения с его носителями и опираясь на вживание в состояния, которые феноменологически постигал на основе первичных текстов буддизма, позволило положить в основу научной методологии Юрия Рериха синтез Восточного и Западного миропонимания, объединяя системно-теоретический и интуитивно-созерцательный подходы.

Доскональное знание европейской культуры и философии в частности помогали ему проводить компаративистский анализ западно-восточного контекста. Так, исследуя сущность и историю становления буддизма, Юрий Рерих в работе «Буддизм и культурное единство Азии» отмечает знаковые параллели легендарных личностей Вдстока и Запада, указывая на единство их миссии. «Эпоха VI-V веков до н.э. явилась замечательным периодом в истории человеческой мысли. В эту эпоху появился Будда Гаутама в Индии, Гераклит Эфесский в Греции <...>, который дал одно из лучших определений диалектики, и, наконец, Лао-цзы, бессмертный философ Древнего Китая <...> Упомянуты одни лишь имена этих гигантов, чьи учения отличает несомненное родство мысли» [2,с.10].

Опираясь на представленные теоретические и практические источники становления мировоззренческой позиции в творческом методе Юрия Николаевича, можно отметить его характерные черты.

Междисциплинарность. Органичное владение разными спектрами гуманитарного знания и умение объединять их в единую систему взаимодополняемых аспектов единого культурного пространства сформировали междисциплинарный подход научных исследований, что позволяет обрести новое качество обобщенных знаний, актуализируемое современной потребностью науки, утратившей свою целостность. В результате такого подхода исследования культура Востока предстает в едином поле духовной проблематики, отвечая духовно-ценностным потребностям научного поиска.

Характерная для творческого метода Юрия Рериха междисциплинарность выразилась в продолжении идей Николая Рериха, который воспринимал мир через единое культурное поле. Именно эти влияния позволили Юрию Николаевичу свободно чувствовать себя в достаточно отдаленных областях знаний, которые представлены и лингвистической, и религиоведческой, и историко-археологической спецификой.

Научный холизм. Стремление к целостности, единству всех культурных процессов выразилось в выявлении уникального предназначения «общечеловеческой направленности» буддизма и его роли в объединении всего азиатского региона, в его эволюционном развитии. «Не будет преувеличением сказать, что в течение первого тысячелетия нашей эры буддизм создал культурное единство <...> в истории азиатской культуры... – пишет Юрий Николаевич. – В нашем мире борьбы и конфликтов будет мудрым помнить о том великом объединяющем влиянии, которое было осуществлено учением Будды Гаутамы» [2,с.11-12].

Культурологичность. Изучение распространения буддизма в Тибете Юрий Николаевич осуществляет исходя из методологической позиции целостного охватывания всех граней культуры, выразившихся через разноаспектные проявления искусства древности, в котором Юрий Николаевич разбирается не только с позиции историка, но и искусствоведа, великолепно владеющего эстетической стилистикой. Примером может служить исключительно профессиональное обращение к памятникам тибетского искусства: «Древние приемы, формы художественного выражения, давно угасшие в собственно Индии, до сих пор существуют в Тибете, например влияние и стойкая сила художественной традиции, из-за чего бронзовые изображения XIII-XIV веков могут быть с трудом отличимы от изображений XVII-XVIII столетий. Фрески тибетских храмов до сих пор напоминают шедевры Аджанты, а тибетская скульптура X-XI веков развивалась под влиянием искусства Палов, Магадхи и Бенгалии» [2,с.13].

Внутренняя религиозность. Религиозность взглядов Юрия Рериха выразилась не в догматичном следовании культам религии, не в слепом поклонении и косном понимании ортодоксии, а в видении в религии живого практического духовного учения. Юрий Рерих пронес через всю жизнь священное чувство сакральности Божественного и в интерпретациях религии в культурном единстве мирового развития открывал ее эволюционное предназначение. Об этом свидетельствует современное понимание значения буддизма, о котором в работе «Тибетский буддизм» Юрий Николаевич пишет: «Появление реформаторских движений есть знак того, что тибетский буддизм до сих пор является живой силой, ревниво охраняющей драгоценное наследие индийской культуры» [2,с.41].

Опираясь на анализ творческого метода Юрия Николаевича Рериха, можно сделать заключение о характерных чертах философско-мировоззренческой позиции ученого, которые на фоне философского постмодерна представляются продуктивной альтернативой современным тенденциям философии. Для философского постмодерна, растворившегося в плюрализме взглядов и направлений, во многом утратившего фундаментальность подходов и глобальность тем, характерна утрата антропологической проблематики, этических и ценностных ее аспектов. Современная философия, практически отказавшись от решения эволюционных задач человечества, сконцентрирована на игре нарративов и симулякров. В этой связи пресловутые «смерть субъекта», «смерть автора», «конец истории» и «идея постчеловека», как интеллектуальная игра в бисер, не несет человечеству смысловых ориентиров для выхода из кризисных состояний.

Философия сегодня живет своим автономным, обособленным бытием. Причем бытием достаточно инертным и мало кому известным не только в среде обывателей, но и в среде образованных людей. А, следовательно, не выполняет своей основной функции – формирования эволюционных концептов социального развития. В этой связи зачастую не философские системы, а живой опыт проживания действительности в энергиях одухотворенного разума, представленного прогрессивными людьми современности, способен представить образец новых парадигмальных ценностей и философских идей. Деятельность и творчество Юрия Николаевича Рериха, который не был профессиональным философом, но был истинным мудрецом, любомудром культурного космоса, несут в себе бесценный пример философского проживания культурного бытия. Его философско-мировоззренческая позиция основывается на востребованных современным сознанием, представленных ниже аспектах философского мышления:

– космизм;

– экзистенциальность;

– антропософичность;

– иррационально-рациональная амбивалентность;

– практическая духовность;

– феноменологический подход;

– экзотерический эзотеризм;

– аксиологичность;

– этизация.

Эти особенности позволили сформировать требования к ученому XXI века, эталоном которого является Юрий Рерих, воплощая своей индивидуальностью востребованные современностью характерные черты научной методологии будущего, которые заключаются в следующем:

– одухотворенная рациональность;

– синтез системно-теоретического и интуитивно-созерцательного подхода;

– духовная детерминанта в научном целеполагании;

– аксиологическая предзданность;

– этическая ответственность;

– целостность единой картины мироздания;

– включенность в эволюционные процессы совершенствования человека и мира.

Опора на жизненный опыт и философско-мировоззренческую позицию Юрия Николаевича Рериха позволит современной науке перейти на качественно новый уровень методологии и, как следствие, приведет человечество к духовному возрождению через практику социальной актуализации.

Литература

  1. Библиотека литературы Древней Руси Т.1 / РАН ИРЛИ; Под ред. Д.С.Лихачева, Л.А.Дмитриева, А.А.Алексеева, Н.В.Понырко. СПб.: Наука, 1997.
  2. Рерих Ю.Н. Буддизм и культурное единство Азии. М.: МЦР, 2002.
  3. Рерих Е.И. Письма. 1929 1938. Т.1. Минск: ПРАМЕБ, 1992.
  4. Рерих Ю.Н. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 2002.
  5. Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, 2002.
  6. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия: Статьи лекции переводы. Самара: Издательский дом «Агни», 1999.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 128