Ю.Н. Рерих и военное дело

Е.В. Колобашкина,
кандидат филологических наук, преподаватель кафедры
лексикологии английского языка Московского государственного
лингвистического университета, Москва 

Вот истинное воинское обучение!

Господа офицеры, какой восторг!

А.В.Суворов

А.В.Суворов пишет в своей книге «Наука побеждать»: «Последнюю кампанию неприятель потерял счетных семьдесят пять тысяч, только что не сто: а мы и одной полной тысячи не потеряли. Вот, братцы, воинское обучение. Господа офицеры, какой восторг!» [1]. Эти слова как нельзя лучше выражают восторг по поводу победы благодаря обучению солдат мудрой стратегии и мужеству.

Этот дух, высокий и мужественный дух русской воинской славы жил и в сердце Юрия Николаевича Рериха.

Елена Ивановна в своих письмах говорит о врожденном таланте Юрия к стратегии [2,с.261]. Можно сказать о врожденном интересе Юрия к военному делу. Мне представляется, что нельзя понять облик и характер Юрия Николаевича, не обратившись к военной тематике.

В связи с этой темой остановимся на нескольких фактах из его жизни.

 

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО

Есть фотография [3,с.83], где изображен Юрий в детстве в одежде индейца: он стоит в боевой позе с натянутым луком. Как и многие дети, мальчик увлекался и зачитывался романами о жизни индейцев, живо представлял себе все приключения и изображал их в играх. Как пишет З.Г.Фосдик, такая игра была любимым занятием в детстве Елены Ивановны [4,с.81]. Не удивительно, что эта игра увлекла старшего сына. Потом, позже, в Америке Юрий побывает в тех местах, которые так красочно описал Фенимор Купер. Дорога из Нью-Йорка в Бостон, в местечко Кембридж, где находился Гарвардский университет, проходит вдоль знаменитых предгорий Аппалачей – здесь разворачивалось действие знаменитых романов. Об индейцах напоминают и названия американских штатов, сорок одни из пятидесяти которых пришли из индейских языков, а из них 25 – из языков североамериканских индейцев: Коннектикут, Массачусетс и другие.

Известен другой боевой снимок маленького Юрия. Фотография снята в Павловске, там Рерихи снимали дачу, и Юрий посещал отряд бойскаутов. Мы видим Юрия Рериха среди участников первого в России скаутского отряда. Scout – значит разведчик, следопыт. Организация походов, игры, развитие самодеятельности, навыков жизни на природе, внимательность, как у настоящих следопытов – все это воспитывало силу характера, чувство товарищества, верность и любовь к Родине. В России бойскаутство как метод воспитания был впервые применен штабс-капитаном Олегом Ивановичем Пантюховым в Павловске в 1909 году [5].

Вообще интересно, что значимо и само имя Юрий – Георгий, так как небесным покровителем Юрия Николаевича был Георгий Победоносец. Шестое мая – День Святого Георгия, Покровителя русских воинов считался раньше в России Днем русской армии. В этот день проходили парады, защитников Отечества награждали Георгиевскими крестами и другими наградами, в этот день вручали и освящали Знамена, посещали богослужения, поминали всех воинов, погибших за Россию.

По рассказам Юрия Николаевича (из воспоминаний скульптора Ариадны Арендт), его должны были назвать не Юрием, а Мстиславом, но родственники возражали, и по семейной традиции его готовили в кадетский корпус, как старшего сына. «Неужели Вы были бы военным?» – спросила Ариадна Арендт. «Отчего же нет? Конечно, я был бы военным... Первое время, конечно», – добавил Юрий [6,с.134].

Врожденный интерес Юрия Рериха к воинскому делу не был случайным, видимо, сказывались его скандинавское и монгольское происхождение. Своими корнями, по линии матери, он был связан с гениальным полководцем М.И.Голенищевым-Кутузовым. Елена Ивановна также писала о своей монгольской крови и особом качестве воинственности рода.

Не могу не привести слова Елены Ивановны: «Старший проявлял любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Страсть его к военному делу осталась до сих пор. Стратегия – его конек. Между прочим, талант этот у него врожденный и он очень гордится своим предком – фельдмаршалом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, героем войны 1812 года». И далее: «В детстве я очень следила за их наклонностями, вкусами и чтением. Никогда не давала им читать пошлейшие рассказы для детского возраста. Любимым чтением их были книги, популярно изложенные лучшими профессорами по всем отраслям знания... Старший проявляет любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Стратегия – его конек, кровь прадедов сказывается в нем. Он с детства воспитывался на лучших примерах Русского оружия и гордился своей родословной» [2,с.261].

Интересно отметить, что, поклоняясь русскому оружию, Юрий одновременно увлекался Наполеоном, французский полководец был кумиром многих людей России. И такое увлечение Бонапартом не удивительно. Известен огромный сдвиг в развитии военного искусства, который совершила полководческая деятельность императора Франции. Яркие образцы его военного творчества приводили французов к победам, отдали в их руки почти всю Западную Европу. Эти победы были признаны современниками венцом военного искусства Бонапарта, что не могло не привлечь Юрия и вызвало его поклонение и восторг.

Юрий изучал форму и вооружение, чины и уставы, военные действия, стратегию и тактику. Так, в 1913 г. в письме отцу в Кисловодск он пишет: «...мы были у Рыж[овых]. Дядя Илья спрашивал меня о войне с турками и Наполеоном. Потом еще спрашивал формы русской армии. Я в некоторых наврал, а зато он не знал форм русских солдат 12-го года» и тут же добавляет, что хотел бы «очень иметь черкеску без папахи, но с кинжалом и кушаком и с сапогами» [7,с.411].

Интересно письмо домашней учительницы маленького Юрия М.Кановецкой, косвенно подтверждающей восхищение мальчика баталиями и победами французского императора, которая в ноябре 1912 г. пишет своему воспитаннику поздравление и пожелание воспользоваться лучшими качествами этого полководца: «...надеюсь, что Ты не будешь ему (Наполеону) подражать в честолюбивом искании славы и власти, погубившей столько человеческих жизней. Если же заимствуешь его военный гений, то воспользуешься им, лишь если придется тебе встать на защиту родины своей» [8,с.79].

Елена Ивановна не раз упоминает об увлечении Юрия игрой в солдатики. История свидетельствует о большой популярности этой игры. Кто только не играл в детстве в солдатиков! Человечество играет в солдатиков уже не одну тысячу лет. Древнейшие фигурки солдат (около 2000 года до н. э.) были найдены в Египте, в могиле сына фараона Эмсаха. В Древней Греции и Риме ученые находили солдатиков, сделанных из камня, дерева, бронзы. В XVII веке в Европе самое крупное игрушечное войско было, несомненно, у Людовика XIV, чья армия, изготовленная из картона, состояла из 20 эскадронов и 10 батальонов. Имели свои коллекции Суворов и Наполеон, Кутузов и Франс, Гете, Конан Дойль, Стивенсон, Честертон, коллекция Ганса Христиана Андерсена, который увековечил оловянного солдатика в литературе, насчитывала 30 000 экземпляров.

Начиная с XVIII века в России оловянные солдатики жили в каждой дворянской семье, где подрастал наследник. Игра в солдатики была так же естественна, как и умение ездить верхом.

Андрей Белый, Александр Бенуа, Дмитрий Лихачев, Б.Б.Пиотровский... Это далеко не полный список русских поклонников оловянных солдатиков. Вот как описывает игру обладатель одной из самых интересных коллекций оловянных солдатиков доктор исторических наук, председатель Геральдического совета при Президенте РФ, заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Владимирович Вилинбахов, давно занимающийся военно-исторической миниатюрой: «И не только занимаюсь, но и до сих пор играю. Мне эту страсть передал отец, который всю жизнь собирал и играл в оловянных солдатиков. Мы расставляли их на столе в строгом боевом порядке. Начиналось сражение, которое шло по разработанным нами правилам. Азарт эти игры рождали такой, что забыть можно было обо всем на свете. Я и сейчас готов развернуть оловянное сражение на целый день. Безусловно, солдатик это игрушка. Можно даже сказать – совершенная игрушка! Мальчишкам солдатики дают безграничный простор для воображения и одновременно – возможность “разыгрывать” реальную жизнь, сражения, великую историю. А для взрослых солдатики представляют эпоху, жизнь общества, уровень его развития, быт, культуру, привычки» [9].

Конечно, любовь к военному делу побуждала Юрия изучать историю, великие битвы и войны, жизнеописания полководцев и героев, воспитывала любовь к препятствиям и преодолениям, к движению и познанию. Это увлечение закладывало в юную душу много чудесных вех, возвышало и устремляло ее к подвигу.

Известно, что через отца и мать Юрий с детства приобщился к Востоку. А ведь среди тех, кто изучал Восток, открывал неизведанные земли, было много военных:

Петр Петрович Семенов-Тянь-Шаньский окончил школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров;

Григорий Николаевич Потанин – окончил Омский кадетский корпус. С 1853 по 1858 годы был на военной службе в Семипалатинске.

Николай Михайлович Пржевальский служил унтер-офицером в Рязанском пехотном полку; получив офицерский чин, перешел в Полоцкий полк, затем поступил в школу Генерального штаба. Н.М.Пржевальский выработал эффективную технику исследовательской работы и технику безопасности экспедиционных исследований, которую изложил в своих трудах. В сложных и длительных экспедициях, которыми руководил Н.М.Пржевальский, не погиб ни один человек – феноменальное явление в истории мировых географических исследований. В составе всех экспедиций Н.М.Пржевальского были только люди, состоявшие на службе в Российской армии, что обеспечивало железную дисциплину, сплоченность и отличную боевую выучку экспедиционных отрядов. Ни один путешественник не проходил маршруты более протяженные, чем Н.М.Пржевальский.

Петр Кузьмич Козлов после случайной встречи в 1882 году с Н.М.Пржевальским получил от него предложение участвовать в 4-й Центрально-Азиатской экспедиции. Для этого Козлову пришлось поступить вольноопределяющимся в армию, поскольку Н.М.Пржевальский комплектовал свои экспедиции исключительно из военнослужащих. Это естественно, ведь такие походы объективно требовали от их участников дисциплины и единоначалия, так как они исследовали малоизученные и опасные для путешественников районы Азии, имевшие и в то время большое стратегическое и геополитическое значение.

В то время ни у кого не вызывало удивления, если офицер становился первооткрывателем, ученым и исследователем.

Следует отметить, что престиж русской армии и флота был очень высок. Русское офицерство относилось к научной и культурной элите, считалось одним из самых просвещенных и образованных слоев русского общества.

Юрий знал о войне не только по книгам. С началом Первой мировой войны вся семья следила за ее событиями, Юрий болезненно переживал воинские неудачи России и радовался ее победам.

Известно, что в 1914-1915 гг. в гимназии Мая, где учились мальчики, был устроен лазарет для раненых солдат – низших чинов. Н.К. Рерих входил в родительский комитет и участвовал в организации этого госпиталя, который был создан на пожертвования. Ученики гимназии приходили дежурить к раненым, водили их к врачам, прогуливали по двору, вязали шарфы и кисеты, шили наволочки. Дети отдавали свои сбережения солдатам, чтобы им было на что вернуться домой после выздоровления.

Особо тяжело переживал Юрий революционные времена в России. В своих юношеских эссе [10,с.15-25] он поразительно точно и ярко описывает ужасы войны между красными и белыми, которые он наблюдал в Финляндии. Пылкий и преданный России, в свои 17 лет он рвался на фронт, и Елена Ивановна с трудом его удерживала.

Затем, уже гораздо позже, будучи в Индии, во время Второй мировой войны Ю.Н. Рерих вместе с братом решили оставить свои научные занятия и художественное творчество, дважды отправляли в советское посольство в Лондоне письма с изъявлением готовности вступить добровольцами в Красную Армию и выполнять в полной мере свой долг перед Родиной.

 

ОБУЧЕНИЕ В ПАРИЖЕ

Другой эпизод из жизни Юрия Рериха связан с периодом его учебы в Париже. П.Ф.Беликов говорит о том, что в Париже Юрий Николаевич окончил специальную Офицерскую школу, что во время азийских экспедиций он организовывал их военную охрану по всем правилам и всю жизнь следил за всеми новинками тактики и стратегии воинского дела [11,с.491].

Безусловно, в силу своих интересов и в целях подготовки к Центрально-Азиатской экспедиции Юрий Рерих стремился получить самую современную военную подготовку.

Высшим военным учебным заведением на то время в Париже была Ecole Superieure de guerre – это большой ансамбль зданий в 7-м округе Париже с видом на Марсово поле, построенный знаменитым французским архитектором Анж-Жаком Габриэлем во время правления Людовика XV. С 1878 года здесь была размещена Высшая военная школа, которая с 1911 года является центром военных исследований. Не ясно, мог ли Юрий Николаевич посещать Ecole Superieure de guerre. Представляется, что вряд ли, так как система обучения кадетов требовала проживания в казармах, но по этому вопросу пока нет определенности.

Можно предположить, что Ю.Н. Рерих прослушал курсы лекций Н.Н.Головина во время обучения в Сорбонне в 1922-1923 годах. Мы знаем, что в 20-е годы Николай Николаевич Головин преподавал во французской Военной Академии историю Первой мировой войны и был профессором Русского историко-филологического факультета при Парижском университете.

Николай Николаевич Головин – военный теоретик, педагог, историк, человек редкой судьбы и талантливый мыслитель. Автор более 30 монографий и около 100 публикаций на 8 языках мира Головин стал известным военным ученым еще до Первой мировой войны, а после революции занял место ведущего военного теоретика русского зарубежья.

В период пребывания Ю.Н. Рериха в Париже Н.Н.Головин создавал в столице Франции кружки по военному образованию для русских эмигрантов, и Юрий вполне мог посещать их. Эти кружки, по инициативе Н.Н.Головина, в конце 1920-х – в начале 1930-х гг. были объединены в зарубежные высшие военно-научные курсы, имевшие целью выполнить в эмиграции роль русской военной академии. Позже при них в Париже был создан Институт по исследованию войны и мира, а в Белграде Русский военно-научный институт.

Конечно, такое общение с выдающимся военным теоретиком и педагогом для Юрия Рериха было бы уникальным шансом. Безусловно, что личность и работы Головина могли повлиять и обогатили молодого Ю. Рериха.

Что могло составлять содержание лекций Н.Н.Головина?

Головин хорошо знал русскую военную историю – его первый труд – «1812 год. Отечественная война и ее герои» является одной из известных работ, посвященных А.В.Суворову. Все это было близко Юрию Николаевичу.

Н.Н.Головин обращал свои работы прежде всего к молодежи и поэтому глубоко и основательно старался раскрыть сущность и особенности суворовской школы. «Основой Суворовского учения, или как он назвал его свойственным ему метким словом – “Наука побеждать”, является признание господства духа над материей. Поэтому и ключ к победе Суворов усматривает, прежде всего, в правильном воспитании и обучении войск» [12], – так Н.Н.Головин развивает принципы полководца Суворова. В войне при использовании любой техники центральная роль отведена человеку. О чем подробно пишет Головин в работе «Исследование деятельности и свойств человека как бойца», которая и сегодня читается как современная. Автор по-новому раскрывает роль человека, выступая в качестве яркого представителя «русской психологической школы» [13].

Интересен тот факт, что именно Головин первым понял, что военной науки как науки о войне не существует. Есть наука о ведении войны, но науки о войне как состоянии общества, ее месте в содержании и динамике исторического процесса нет. В середине 30-х годов он призвал мировую научную общественность разработать такую науку, выдвинул новые взгляды на роль танков и авиации в будущих войнах, стал одним из основоположников специальной сферы социологических знаний – социологии войны. Ему принадлежит работа по этой теме – «О социальном изучении войны» [14].

Можно предположить, что все свои идеи Н.Н.Головин пытался донести до слушателей курсов.

Есть описание занятий на курсах, которые проводились уже позже – в 1930-х годах, но думается, что нечто похожее было на парижском курсе Головина. Занятия проводились в виде лекций, бесед, семинаров и военной игры. Программа курсов в целом делилась на 3 класса: младший, старший и дополнительный, а программа каждого класса была рассчитана на полтора года.

Главным предметом в младшем классе было изучение тактик всех родов войск, устройство тыла и снабжения, современное вооружение, организация вооруженных сил, военная психология и военная топография. К концу занятий слушатель проходил поверочные испытания.

В старшем классе главными предметами были: общая тактика, военная история, служба генерального штаба, оборона государств. В завершение занятий на старшем курсе проводилась военная игра. По окончании игры начинался общий разбор ее с указанием сделанных промахов. Слушатели должны были защищать свои решения или признать сделанные ошибки. Прошедшие все этапы испытаний старшего класса слушатели, по оценке учебного комитета, переводились в дополнительный класс, целью которого было дать слушателям высшее военное образование.

Мы можем предположить, что Юрий Рерих знакомится и с чисто практическими вопросами, нужными ему для Центрально-Азиатской экспедиции: это охрана конвоев, сторожевая служба, топографические работы. Топографией Юрий начал заниматься еще в Америке – Американское географическое общество проводило обучение практическим геодезическим работам, у Юрия был их буклет и, возможно, посещал эти занятия. Как мы знаем, Юрий Николаевич хорошо знал картографию, сам чертил карты и составлял маршруты.

В его библиотеке в Наггаре находились различные книги Н.Н.Головина: «Тихоокеанская проблема в XX столетии», «Танки в минувшую войну и в будущую, «Мысли об устройстве будущей Российской Вооруженной силы. Общие основания» и др.

Однако относительно курса у Головина также пока нет полной определенности: то ли это было в стенах Сорбонны, то ли на курсах для эмигрантов – бывших военных.

Из воспоминаний Бориса Алексеевича Смирнова-Русецкого всплыл еще один интересный факт. В разговоре с ним Юрий Николаевич сказал, что посещал Специальную военную школу в Сен-Сире, где он занимался верховой ездой [15]. Сен-Сир – очень интересное историческое место, оно расположено рядом с Версалем, в здании пансионата для девиц дворянского сословия, основанного в 1686 году мадам де Ментенон. Школа в Сен-Сир (Ecole speciale militaire de Saint-Cyr) – высшее учебное заведение, занимающееся подготовкой кадров для французского офицерства и жандармерии. Училище было основано в 1802 году Наполеоном Бонапартом в Фонтенбло взамен Королевской военной школы, распущенной во время революции, а свое название военная академия получила после того, как была переведена в 1806 году в этот парижский пригород. Среди выпускников Сен-Сира – 11 маршалов Франции, 6 членов Французской академии и три главы государства (Мак-Магон, Петен, де Голль), а также блаженный Шарль Фуко и убийца Пушкина – Жорж Дантес. После поражения Франции в войне с Германией школа была эвакуирована на юг Франции, в Экс-ан-Прованс, а в 1942 году и вовсе прекратила свое существование. Ее прежние здания в Сен-Сире были разрушены бомбардировками союзников. В 1945 году школа была возобновлена де Голлем в городке Гер в Бретани.

Можно предположить, что Юрий Рерих ездил в Версаль и профессионально занимался верховой ездой. Мы знаем, что он был великолепным наездником и умел обучать лошадей. Широко известны фотографии Юрия Николаевича с военной выправкой верхом на великолепной лошади, на которых он выглядит очень собранно и целеустремленно.

Юрий Николаевич Рерих пронес интерес к военному делу через всю жизнь, выписывал специальные журналы и книги, был в курсе всех достижений в области военной науки и вооружения. Ныне ждет более пристального изучения роль Ю.Н. Рериха как военного специалиста в деле Центрально-Азиатской и Маньчжурской экспедиций Николая Рериха. Совершенно очевидно, что блестящее знание военного дела, оружия, картографии было бесценно для успеха на экспедиционных маршрутах.

В послесловии к книге Ю.Н. Рериха «По тропам Срединной Азии» известный советский писатель Николай Тихонов так характеризует Юрия Николаевича: «Кто как не он знал все маршруты высокогорного Тибета, трудности и особенности пребывания в этой стране, где он вместе с Николаем Константиновичем столько пережил и столько видел в своих путешествиях по местам, где не ступала нога европейца» [16,с.286]. Невзирая на молодость Юрия, Николай Константинович доверил ему жизнь людей, участников каравана и судьбу экспедиции. Мы также знаем, что Юрий Николаевич отвечал за безопасность экспедиции, он организовывал ее оборону от набегов разбойников и принимал личное участие в боевых столкновениях. Когда, пересекая пустыню Гоби, они шли по местам, где орудовали грабители, и караван неожиданно оказался прямо перед крепостью разбойника Дже-ламы, одно имя которого наводило ужас на местное население, то Юрий Николаевич лично провел разведку и вошел в нее первым, в сопровождении только одного участника экспедиции [17].

В своей книге «По тропам Срединной Азии» Ю.Н. Рерих подробно описывает опасности и трудности экспедиции, беспредел, творившийся в регионах Центральной Азии, и постоянные нападения вооруженных банд на проходящие караваны. Мы можем только догадываться, сколько потребовалось находчивости, мужества и стойкости со стороны ответственного за безопасность экспедиции, чтобы преодолеть все эти угрозы и препятствия на эволюционном пути каравана, проходившего в начале XX века по беспокойным землям Азии.

 

Литература

  1. Цит. по: Данилин П. Пропаганда с древнейших времен до Первой мировой войны. Часть вторая // www.liberty.ru/columns/Professiya-propagandist/Propaganda-s-drevnejshih-vremen-do-Pervoj-mirovoj-vojny.-CHast-II.
  2. Рерих Е.И. Письма. Т.9. М.: МЦР, 2009.
  3. Вестник Ариаварты. 2004. № 1-2.
  4. Попов Д. Североамериканские индейцы в жизни и творчестве Н.К. Рериха // Вестник Ариаварты. № 1-2. 2004.
  5. Мельников В.Л. «И всюду там мы ходили, любовались...» (Рерихи в Павловске) // www.roerich.spb.ru.
  6. Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2002.
  7. Рерих Ю.Н. Письмо Н.К. Рериху от 24.06.1913 // Н.К. Рерих. Лада – Письма к Е.И.Рерих. 1900-1913. М.: РАССАНТА, Государственный Музей Востока, 2011.
  8. Благово Никита. Семья Рерихов в гимназии К.И.Мая. СПб.: ООО «Анатолия», 2009.
  9. История игрушек: оловянный солдатик // www.liveinternet.ru/users/astrahanka/post 136072717/.
  10. Юрий Рерих: Юношеские Эссе. 1920-1921 // Вестник Ариаварты. 2008. № 10.
  11. Непрерывное восхождение. Сборник, посвященный 90-летию со дня рождения П.Ф.Беликова. В 2 т. Т.1. М.: МЦР, 2001.
  12. Головин Н.Н. Суворов и его «Наука побеждать» // http://sbiblio.com/biblio/ archive/goloin_suvorov/
  13. Головин Н.Н. Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца // vrazvedka.ru/main/learning/vopros-ob/golovin-01.html
  14. Головин Николай Николаевич // Исторический словарь. http://enc-dic.com/history/Golovin-Nikolaj-Nikolaevich-11040/
  15. Смирнов-Русецкий Б.А. Семья Рерихов. Воспоминания. Одесса: Одесский Дом-Музей им. Н.К. Рериха, 1997.
  16. Тихонов Н. Послесловие // Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. [Хабаровск]: Хабаровское книжное изд-во, 1982.
  17. Ольховая Ольга. Будем неутомимо трудиться на Указанном Пути // Восход. 2012. № 8 (220). Август.

 

Печать E-mail

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Просмотров: 143